Эндрю НОРТОН
ЗВЕЗДНАЯ СТРАЖА


НАЕМНИКИ

Когда господствующая раса одной из девяти планет, вращающихся вокруг
желтой звезды, известной как Солнце и размещенной вблизи края Галактики,
приобрела знания о космических полетах и появилась на наших трассах,
возникла проблема, которую предстояло решить Центральному Контролю и
решить быстро. Этих "людей", как они себя называют, объединяет
любопытство, отвага, техническое искусство с недоверием к остальным расам
и видам и врожденной склонностью к конфликтам. Их реакция на любую
проблему агрессивна. Если бы это их свойство не было сразу понято и
направлено в нужное русло, возможно, их влияние уничтожило бы мир на
межзвездных линиях и вовлекло бы весь сектор в войну.
Но немедленно были приняты соответствующие меры и землянам была
предоставлена роль, которая не только соответствовала их природе, но
давала благополучный выход для воинственных представителей системы,
образующих нашу великую конфедерацию.
После тщательного изучения и оценки психотехниками Центрального
Контроля землянам была отведена роль наемников Галактики, пока эти слишком
независимые и агрессивные существа не станут менее опасными.
Так появились "орды" и "легионы", которые мы снова и снова встречаем
в истории различных планет этого периода. Орды, состоящие из "арчей", и
легионы "мехов" были к услугам любого правителя планеты, который с их
помощью мог усилить свое влияние.
Арчи, составляющие орды, предназначались для несения службы на
примитивных планетах. Они вооружены ручным оружием и сражаются в
единоборствах. Мехи вооружены боевой техникой, но относятся к войне, как к
игре, задача которой вынуждать противника признать себя побежденным без
сражения.
Новорожденные "люди" благодаря специальным тестам, делятся на арчей и
мехов. После усиленного обучения они получают назначение к одному из
полевых командиров. Часть платы, получаемой командиром от нанимателя,
переводится на Землю. Иными словами, Земля стала экспортером солдат и
военных материалов. Через несколько поколений земляне признали эту
обязанность без всякого вопроса.
Триста лет (прошу всех студентов обратиться к тому 6, колонка 2, дата
3956, год соответствует земному летоисчислению, мы используем ее,
поскольку изложение основано, главным образом, на записях самих
землян)небольшая орда была нанята восставшим туземным правителем на
Фронне, и изменила историю своей расы, а может, и всей Галактики. Пока еще
не ясно, приведет ли это изменение к добру для всех нас.

Из лекции по Галактической истории,
прочитанной в Галактическом университете
Закона в 4130 году по земному летоисчислению.


1. МЕЧНИК. ТРЕТИЙ КЛАСС

Поскольку он никогда не был в Прайме, Кану Карру, мечнику третьего
класса, арчу, больше всего хотелось оставить свое узкое сидение и смотреть
в иллюминатор на башне, возносившейся в бледно-голубое утреннее небо. Но
сделать это - значит проявить себя зеленым новичком, и ему пришлось
удовлетвориться беглыми взглядами на привлекавшие его картины. Больше чем
когда-либо негодовал он на судьбу: он явился в штаб-квартиру на месяц
позже своего класса и был, вероятно, единственным новичком среди ожидавших
назначения в Зале Найма.
Само пребывание в Прайме действовало возбуждающе. Это была цель, к
которой их направляли упорными тренировками целых десять лет. Кана Карр
опустил походный мешок и вытер влажные руки о ткань брюк; хотя стоял
прохладный день ранней весны, он потел. Жесткий воротник новой
зелено-серой куртки резал горло, бока шлема терли, а личное снаряжение
весило больше, чем когда-либо раньше.
Он остро сознавал обнаженность ремней, скрещивающихся у него на
плечах, и то, что шлем его был еще без верхушки. Его окружали ветераны, на
куртках которых блистали многочисленные знаки отличия за успешно
выполненные операции.
"Что ж, - про себя в который раз повторял он, - достичь такого
положения - лишь вопрос времени. Каждая из этих ныне сверкающих наградами
ветеранских фигур когда-то тоже была неуверенным новичком и без всяких
отличий..."
Внимание Каны привлек неожиданный цвет, ослепительно яркий среди волн
серо-зеленого и серебряного. Губы его сжались, голубые глаза, поразительно
живые на смуглом лице, приобрели холодное выражение. У входа в здание
приземлился мобиль. Из него выбрался приземистый человек, закутанный в
ярко-алый плащ. За ним - еще двое в черном и белом одеянии. Их прибытие
словно послужило сигналом: солдаты-земляне расступились, образуя широкий
проход к двери.
"Но это не почетный караул", - подумал Кана Карр. Земляне на своей
планете не оказывали почестей галактическим агентам, разве что в таком
стиле, который подчеркивал их неприязнь. Обязательно наступит время,
когда...
Сжимая кулаки, следил он, как красный плащ и сопровождавшие его
галактические патрульные исчезли в Зале Найма. Кана прежде не общался
непосредственно с агентом. Негуманоидные существа, которые были его
инструкторами, после того, как выяснилось, что он способен усвоить чуждые
знания, принадлежали совсем к другим классам.. Может, потому, что они были
негуманоидами, он никогда не думал о них, как о членах Центрального
Контроля, которые несколько поколений назад так жизнерадостно назвали
обитателей Солнечной системы "варварами", не пригодными для галактического
гражданства, за исключением предоставленных им узких обязанностей. Он
сознавал, что вовсе не все его товарищи так же негодуют из-за этого, как
он. Большинство его соучеников, напротив, были вполне довольны уготованной
им судьбой. Открытое неповиновение означало рабочие лагеря и никаких
шансов на выход в космос. Только солдат, обученный военному делу, имел
возможность отправиться к звездам. И как только Кана уяснил себе это, он
решил стать образцовым арчем и даже находил в обучении утешение, которое
смягчало его жгучую ненависть к тем, кто мешал ему занять достойное место
среди звезд.
Резкий звук военного свистка вернул его к насущным проблемам. Кана
надел на плечи мешок и поднялся по ступеням, по которым только что прошел
агент. Оставив мешок на полке у двери, он занял место в ряду ожидающих.
Мехи в своих серо-синих комбинезонах и пузырчатых шлемах превосходили
по численности арчей в этой части зала. И немногие арчи поблизости от Каны
были ветеранами. Поэтому, даже окруженный своими, Кана чувствовал себя
здесь таким же одиноким, как и на улице.
- Они пытались прикрыть крышку, но Фальфа отказался от назначения для
своего легиона, - говорил слева от него мех, человек лет тридцати, с
десятью почетными нашивками, не заботясь о том, чтобы приглушить свой
громкий голос.
- Его занесут в черный список за отказ, - с сомнением ответил его
собеседник. - В конце концов, не всегда ему будет везти.
- Везти? Два легиона не вернулись с этого задания, а ты говоришь о
везении! Я слышал, что начато расследование. Знаешь ли ты, сколько
легионов вычеркнуты за последние пять лет из состава? Двадцать! И похоже
ли это на простое везение?
Кана чуть не повторил изумленное восклицание слушателя. Двадцать
легионов, пропавших за последние пять лет, - это уже слишком много. Если
современные, вооруженные новейшими средствами легионы, действующие только
на цивилизованных планетах, так уничтожаются, то что сказать об ордах,
которые служат лишь на варварских мирах? Неужели и их "удача" столь же
перспективна? Неудивительно, что в последнее время велись разговоры о том,
что плата, которую Земля отдает Центральному Контролю, слишком уж велика.
Человек перед ним неожиданно подвинулся, и Кана торопливо закрыл
образовавшийся пробел. Они стояли у самого барьера. Кана подготовил свой
браслет, чтобы показать его ожидавшему дежурному. Эта полоска гибкого
металла, вставленная в щель рекордера, автоматически сообщит всю
необходимую информацию относительно Кана Карра, австрало-малайско -
гавайского происхождения, 18 лет и 4 месяца, подготовка - базисная,
предыдущая служба - "нет". И когда полоска окажется в рекордере, возврата
не будет. Дежурный взял браслет, взглянул на него с выражением тусклой
скуки и пропустил Кана.
Внутри было множество пустых сидений - для мехов слева, для арчей
справа. Он занял ближайшее и решил оглядеться. Прямо перед ним
располагалось информационное табло, на котором все время загорались
номера, и хотя Кана знал, что его номер не может появиться так быстро, он
с напряжением всматривался в бегающие огоньки. Вызванные вставали и
уходили в дальний конец зала.
Арчи - Кана наклонился вперед, чтобы сосчитать людей на своей
стороне. По крайней мере, двадцать мечников первого класса, среди них даже
два мастера. И пятьдесят или больше солдат второго класса. Но - его глаза
тщетно искали другие шлемы без крестов - он был один представитель
третьего класса. Новобранцы, которые вместе с ним заканчивали обучение,
должно быть, уже получили свои назначения. Минуточку... красный цвет.
Двое солдат второго класса встали, одергивая мундиры и подтягивая
пояса. Но прежде, чем они успели пройти в проход, произошло
непредвиденное. Табло вспыхнуло белым цветом и совсем выключилось, когда
на платформе в центре зала появилась небольшая группа людей. Вперед
выступил офицер без скрещенных плечевых поясов полевого образца, но с
четырьмя звездами на груди. Рядом с ним стоял галактический агент в
красном плаще и патрульные. Кана узнал всех троих. Агент был с Веги-3,
патрульные с Капеллы-2. Об этом безошибочно свидетельствовала длина их
ног.
- Солдаты! - прозвучал натренированный на парадах голос офицера.
Наступила тишина. - Недавние события делают необходимым это объявление. Мы
провели расследование с помощью средств Центрального Контроля происшествия
на Неверзе. Установлено, что наше поражение там - результат местных
обстоятельств. Слухи об этом происшествии не должны повторяться никем в
корпусе под угрозой применения Главного Кодекса.
Во имя неба! Удивление Кана, возможно, и не отразилось открыто на
маскоподобном лице, унаследованном от малайских предков, но мозг его
напряженно работал. Сделать подобное объявление - значит, просто
напрашиваться на неприятности! Неужели офицер не понимает этого? Хмурое
выражение лица галактического агента свидетельствовала о его
неудовольствии. Происшествие на Неверзе - он впервые слышал об этом. Но он
был готов заложить половину своей первой зарплаты, если через десять минут
все в этом зале не будут усиленно выяснять, что это за слухи, которые так
яростно опровергаются. Слухи будут распространяться, как масло по реке.
Похоже, что агент не соглашался с офицером. Но он мог лишь советовать, а
не отдавать прямые приказы. Да и поздно уже что-нибудь предпринимать. Если
офицер хотел уменьшить напряжение, то он, наоборот, усилил его.
С решительным жестом офицер двинулся по проходу, остальные
последовали за ним. Снова на табло вспыхнули огни. Но как только двери за
патрульными закрылись, в зале поднялся настоящий гвалт.
Кана вовремя успел взглянуть на табло. На его стороне зала встали еще
три человека, и следом за их номерами появилась знакомая комбинация, на
которую он отзывался последние десять лет и ставшая для него более
привычной, чем имя, данное ему родителями.
За дверью он пошел медленно, скромно держась за солдатами,
ответившими на тот же вызов. Третий класс есть третий класс, ниже его
разве что кадет, еще не закончивший обучения. Он самый младший из всех.
Кана, не торопясь, вошел в лифт вслед за одним из ветеранов.
Ветеран, судя по чертам лица, был афро-арабом, может быть, с
небольшой примесью европейской крови от той горстки беглецов, что спаслись
на юге от атомных войн. Он был очень высок, а на его безбородом темном
лице виднелись старые шрамы. Множество знаков отличия сверкало на его
шлеме и поясе, и среди них - Кана прищурился, чтобы разглядеть - не менее
шести высшего ранга. А ведь ему не может быть больше тридцати лет.
Арчи, ответившие на вызов, выстроились в линию в верхнем зале.
Ветераны являли собой блестящее зрелище. Арчи и мехи привыкли носить все
знаки отличия. Успешно выполненное здание означало еще одну драгоценность,
усаженную на пояс или вделанную в шлем. В плохие времена эти драгоценности
можно было продать или заложить. Такова была форма сбережений на всех
планетах Галактики.
В 12 часов 2 минуты Кана Карр вступил в помещение офицера, ведающего
назначением. Это был мастер-мечник с пластиковой рукой, объяснявшей его
нынешнее занятие. Кана доложил:
- Кана Карр, мечник, третий класс, первое назначение, сэр.
- Нет опыта... - пластиковые пальцы отбивали нетерпеливую дробь на
столе, - но высшая степень подготовки - класс Х-3. Далеко ли вы
продвинулись?
- Четвертый уровень, контакты с чужими культурами, сэр. - Кана
гордился этим. Он единственный в своей группе достиг этого уровня.
- Четвертый уровень, - повторил мастер. Тон его свидетельствовал, что
на него сей факт не произвел впечатления. - Что ж, это уже кое-что. Мы
набираем людей для орды Йорка. Полицейская акция на планете Фронн. Обычные
условия. Сегодня вечером вылетите на базу Секундуса, оттуда на Фронн. В
пути около месяца. Условия найма сохраняются на протяжении всей акции.
Можете отказаться - это первый выбор, - он произнес официальную формулу
усталым голосом, как человек, произносивший ее уже много раз.
Кана знал, что ему позволено отказаться дважды, но делать это без
достаточно веской причины - значило заработать черную отметку. И
полицейская акция - хотя эти слова могли означать что угодно - была
отличным способом приобрести опыт.
- Я принимаю назначение, сэр! - он вторично снял браслет и смотрел,
как мастер вложил его в блок перед собой и нажал клавишу. Когда он получит
его обратно, на нем появится звездочка, означавшая успешное выполнение
задания.
- Корабль стартует в пятом блоке в семнадцать часов. Свободны!
Кана отсалютовал и вышел. Он хотел есть. Столовая была открыта, и так
как он теперь находился на службе, то мог позволить себе больше, чем
обычный рацион. Но нежелание тратить еще не заработанные деньги заставило
его заказать обычную для арча пищу. Он склонился над едой, вслушиваясь в
обрывки разговоров. Как он и ожидал, объявление в Зале найма породило
немало невероятных историй.
- Потеряно пятьдесят легионов за пять лет! - провозглашал мастер-мех.
- Нам больше не говорят правды. Я слышал, что Лонгмид и Грот отказались от
назначения.
- Шишки суетятся, - подхватил мастер-мечник. - Видели, как
разговаривал с нами старый Поалкен? Он с радостью вызвал бы патруль и
прикончил бы всех. Говорю вам, что нам нужно делать: заняться планетой,
которую я мог бы назвать. Это помогло бы... - наступило мгновение тишины.
Говорящему не нужно было называть свою цель. Вся ненависть человечества к
Центральному Контролю лежала за этим взрывом.
Кана не мог оставаться дольше. Он покинул гудящую столовую. Орда
Йорка была небольшой воинской частью. Фитч Йорк, начальник лезвия, был
молод и командиром стал всего четыре года назад. Но при молодом командире
легче выдвинуться. Фронн - этот мир Кану не известен. Но это легко
исправить. Кана проделал через множество коридоров путь к тихой комнате с
рядами будок у стены. В конце комнаты находился контрольный щит с рядами
кнопок. Он набрал нужную комбинацию и подождал запись. Катушка оказалась
небольшой. Немного известно о Фронне. Кана прошел в ближайшую будку,
вложил катушку в ожидающую машину и снял шлем, чтобы приладить к вискам
ленту передачи образов. Секунду спустя он погрузился в сон, а информация
из катушки стала поступать в клетки его памяти.
Четверть часа спустя он очнулся. Так вот каков Фронн - не особенно
гостеприимный мир. В катушке были только основные данные. Но он теперь
обладал всеми знаниями, которые хранились в архиве.
Кана вздохнул - предстоит провести месяц пути в камере давления.
Офицер, нанявший его, не упоминал об этом. Камера давления и водная
акклиматизация. Впрочем, какая разница? Кана надеялся лишь, что выдержит
все и не заболеет.
Возвращая катушку, Кана встретил стоящего у селектора меха - тот
нетерпеливо насвистывал что-то сквозь зубы, поигрывая рукоятью своего
бластера. Он был ненамного старше Кана, но держал себя с надменным
высокомерием человека, выполнившего не менее двух заданий - у настоящих
ветеранов такого высокомерия не было.
Кана оглянулся на будки. Он был единственным посетителем. Чего же
ждал мех? Кана положил катушку и пошел, но, выходя, увидел в полированной
двери странное зрелище: мех схватил катушку с информацией о Фронне, прежде
чем она исчезла в щели.
Фронн - примитивный мир, планета пятого класса. Согласно правилам ЦК,
здесь могут применяться только орды арчей, обученных для так называемой
рукопашной: самое сильное их оружие - обычное ружье. На Фронне
механизированный отряд с бластерами, краулерами, скутерами - вне закона.
Зачем же меху сведения об этой планете? Пустое любопытство относительно
планет, на которых никогда не придется служить, не было распространено
среди наемников. Требовалась лишь та информация, которую действительно
можно было использовать.
Теперь Кана жалел, что не бросил более пристального взгляда на тонкое
лицо, затененное пузырчатым шлемом. Удивленный и слегка встревоженный, он
отправился добывать предметы личного снаряжения, какие предсказывали его
новые сведения о Фронне. Он задумчиво осмотрел спальный мешок из шелка
озакланского паука, выложенный особым мехом, и отказался от него. А также
от перчаток из кожи караба, которые пытался всучить ему торговец. Такая
роскошь для ветеранов, у которых на поясе достаточно драгоценностей, чтобы
позволить себе шикарные покупки. Кана расчетливо отобрал второсортный
камбирийский спальный мешок, короткую куртку из шерсти састи, отороченную
мехом, с капюшоном и прикрепленными перчатками - все очень скромное и
легкое и без труда поместится в его тощем походном ранце. И, когда
заплатил за все это, у него оставалось еще четыре кредита.
Торговец небрежно завернул его покупки.
- Похоже, парень, ты направляешься в холодные края, - заметил он.
- На Фронн.
- Никогда не слышал о таком месте. Для меня все равно, что никуда.
Смотри, чтобы в тебя не метнули копье из-за куста. Парни в таких далеких
местах неласковы. Но и вы тоже, не так ли? - он задумчиво взглянул на
мундир Кана. - Да уж, я предпочитаю бластер и форму меха.
- Но тогда вам противостоять будет противник, тоже вооруженный
бластером, - Кана взялся за пакет.
- Пусть будет по-твоему, приятель, - торговец утратил к Кане всякий
интерес, приближался сверкающий драгоценностями ветеран.
Кана узнал в нем человека, который перед ним вошел в помещение
офицера по найму. Неужели он тоже получил назначение в орду Йорка на
Фронн? Когда на прилавке распростерся спальный мешок, сверкая паучьим
шелком, и другие вещи, аналогичные выбранным Кана, но более роскошные, он
понял, что его догадка верна.
В 16.30 новобранец стоял со своим багажом в секции ожидания пятого
дока. Пока он был один, если не считать какого-то капрала в центре и двух
космонавтов в дальнем конце, занятых работой. Прийти так рано, значит,
проявить себя зеленым новичком, но он был слишком возбужден, чтобы ждать
где-то в другом месте. Без двадцати пять начали появляться его будущие
товарищи по отряду. Еще десять минут спустя они заполнили подвижные
платформы, которые доставили их на грузовой корабль. Сверившись со
списком, судовой офицер пропустил Кана. Через пять минут он уже был в
двухместной каюте, раздумывая, которая же койка принадлежит ему. За ним
глухо прозвучало:
- Эй! Полезай вверх или оставайся внизу! Не время спать на часах,
рекрут! Никогда не летал прежде?
Кана прижался к стене, торопливо убирая свой вещевой мешок с дороги
входящего.
- Тогда вверх! - с нетерпеливым фырканьем его сосед по каюте забросил
вещмешок Кана на верхнюю койку. - Убери свои вещи в шкаф! Вон туда! - и
коричневый палец указал на стену каюты.
Кана всмотрелся в стену. Конечно, вот маленькая кнопка. Кана нажал
ее: отодвинулась секция стены, а за ней оказалось углубление. Здесь будут
лежать его вещи. Глубокий звук гонга прервал его исследования. По этому
сигналу ветеран снял шлем и пояс, отложив их в сторону. Кана торопливо
последовал его примеру. Гонг - первое предупреждение...
Он растянулся на койке и занялся пряжками крепления. Под его весом
матрас поддался. Он знал, как переносить ускорение - то был первый тест,
которому подвергались рекруты на тренировках. И он был на полевых маневрах
на Марсе и на Луне. Но это его первый выход в глубокий космос. Он
разгладил мундир и стал ждать третьего гонга, за которым следует взлет.
Уже давно земляне вышли в космос. Триста лет назад состоялся первый
зарегистрированный полет в Галактику. Но существовали легенды о кораблях,
задолго до этого улетевших от атомной войны и последовавших за ней веков
политического и социального смятения. Они были либо очень отчаянными, либо
очень смелыми, эти первые исследователи, посылая корабли в неведомое, сами
спали, замороженные, и у них был, вероятно, один шанс из тысячи
проснуться, когда корабль приблизится к другой планете. С использованием
галактического овердрайва такой риск перестал быть необходимым. Но не
слишком ли высокую цену заплатили люди за быстрые перелеты от звезды к
звезде.
Хотя солдат не обсуждает открыто действий властей или существующего
положения, Кана знал, что не он один недоволен ролью, отведенной землянам.
Что было бы с его расой, если бы ее представители в первом историческом
полете не встретились с устойчивой высшей силой Центрального Контроля? В
соответствии с решением хозяев Галактики, мозг, тело и темперамент землян
соответствовал лишь одной роли в тщательно организованной структуре мира.
Появляющиеся на свет с врожденным стремлением к борьбе, люди должны были
поставлять наемников на другие планеты. Психотехники ЦК считали, что
земляне наилучшим образом подходят для схватки, и поэтому Земля была
обречена на войны. И земляне приняли эту роль из-за обещания ЦК -
исполнение которого отодвигалось с каждым годом - что, когда земляне будут
готовы к вступлению в галактическое гражданство, то оно будет им
предоставлено.
Но что если бы ЦК не существовал? Неужели повторяющиеся утверждения
агентов оказались бы справедливыми? Неужели земляне, никем не
остановленные, захватывали бы планету за планетой в своей ожесточенной
борьбе за власть? Кана был уверен, что это ложь. Но сейчас, если землянин
хотел увидеть звезды, если в нем горело стремление к новому и
неизведанному, у него был только один путь - меч солдата.
Вдруг словно огромная рука прижала его грудную клетку к
сопротивляющимся легким. Кана забыл все в отчаянной борьбе за глоток
воздуха. Они стартовали.


2. ПЕРВОЕ ИСПЫТАНИЕ

Должно быть, Кана потерял сознание, потому что, когда он вновь
осознал свое положение, спутник по каюте уже прикреплял "космические
ноги", приспособленные к низкому тяготению жилых секций корабля. Без
шлема, в полураспахнутой тунике, обнажавшей широкую грудь, ветеран утратил
часть своего пугающего ореола. Теперь он мог бы быть одним из тех
жестколицых инструкторов, которых Кана знал большую половину своей
короткой жизни.
Космический загар на естественно смуглой коже делал его почти черным.
Короткие волосы были пострижены кружком, как предпочитало большинство
землян. Он двигался с кошачьей легкостью, и Кана решил, что не стоит
скрещивать с ним мечи в схватке. Вдруг ветеран повернулся, как будто
почувствовал на себе взгляд Кана.
- Ваше первое назначение? - спросил он.
Кана с трудом выбрался из ремней, удерживающих его на койке, и
перебросил ноги через край, прежде чем ответил:
- Да, сэр. Я только что закончил обучение...
- Боже, каких молодых теперь посылают, - заметил ветеран. - Имя и
ранг...
- Кана Карр, сэр, мечник, третий класс.
- А я Триг Хансу, - объявлять свой ранг ему не было нужды: двойная
звезда мастера-мечника сверкала на тунике. - Назначены к Йорку?
- Да, сэр.
- Верите в трудное начало, а? - Хансу извлек из стенного углубления
пружинное сидение и сел. - Фронн - не райский сад.
- Это начало, сэр, - коротко ответил Кана и встал на пол, не отпуская
край койки.
Хансу сардонически улыбнулся.
- Ну, мы все герои, когда заканчиваем обучение. Пришлось позубрить,
чтобы попасть к Йорку, а?
У Кана был наготове ответ.
- Офицер по найму искал добровольцев, сэр.
- Это может означать несколько вещей, юноша, и ни одна из них не в
вашу пользу. Ну, например, мечник третьего класса обходится гораздо
дешевле первого или второго. Впрочем, не следует разрушать иллюзии
молодых. Звонок на обед. Пошли?
Кана был рад, что ветеран пригласил его, потому что маленькая
столовая была буквально заполнена сверкающими знаками отличия высших
рангов. Тяготение было вполне достаточно для того, чтобы сидеть и есть
цивилизованно, но желудок Кана совсем не радовался пище. "А скоро это
ощущение станет еще хуже, - подумал он угрюмо, - когда придется проходить
адаптацию к условиям Фронна перед посадкой." С растущим отчаянием
рассматривал он собравшихся.
Орда делилась на отряды, а отряды - на пары. Если человек сам не
находил себе пару, а ему назначал напарника командир - немногие
удовольствия и удобства полевой службы становились сомнительными и даже
опасными. Твой напарник играет, сражается и живет рядом с тобой. Часто
твоя жизнь зависит от его искусства и храбрости - и точно так же, как его
- от твоей. Пары служили совместно годами, переходя из одной орды в
другую. А кто в этой сверкающей толпе выберет в напарники себе зеленого
новичка? Очевидно, дело кончится тем, что его придадут ветерану, который
будет недоволен его неопытностью и неумелостью, и начало у него будет
действительно трудным. Уф, да у него появилась космическая хандра! Надо
подумать о чем-нибудь другом.
Но неуверенность и беспокойство, преследовавшие его весь день, долгий
и полный событиями, сохранились и дошли до предела в странном пугающем
сне: он бежал изо всех сил по сумеречной местности, стараясь спастись от
красного луча бластера меха. Кана проснулся со сжимающимся сердцем и,
вспотев, лежал в темной каюте.
Его преследовал мех - но мехи не воюют с арчами. Но все же... прошло
немало времени, прежде чем он снова сумел заснуть.
Свет искусственного корабельного дня разбудил его поздно. Хансу не
было, содержимое его полевого мешка валялось на пустой койке. Внимание
Каны привлек игольный нож в ножнах, гладко отполированный от многолетних
прикосновений к гладкой коже владельца. Его простая ручка была удобна в
работе. А присутствие его среди вещей означало, что Кана делит каюту с
человеком, владеющим самой смертоносной формой рукопашной схватки. Кана
хотел взять оружие, взвесить его в руках, примерить к себе. Но он знал,
что нельзя прикасаться к личному оружию без разрешения владельца. Это
прямое оскорбление, ведущее к "встрече", с которой один из них не
вернется. Кана слышал достаточно рассказов инструкторов, чтобы быть
знакомым с неписанным кодексом.
Он опоздал в столовую и с виноватой быстротой ел под нетерпеливыми
взглядами стюардов. Потом прошел на прогулочную палубу, где проводили
время солдаты. Здесь играли в карты, и обычная толпа нетерпеливых игроков
окружала доску. Но Триг Хансу не включился ни в одну из групп. Он сидел на
матрасе, скрестив ноги и держа портативный аппарат для чтения, внимательно
всматривался в проекцию.
Заинтересованный Кана миновал игроков, чтобы взглянуть на маленький
экран. Он успел разглядеть какую-то местность, угрюмую, темную: поперек
экрана двигались вьючные животные. Хансу, не поворачивая головы, сказал:
- Если интересно, садись, новичок.
Покраснев, Кана хотел смешаться с толпой, но Хансу на самом деле
подвинулся и дал ему место.
- Видишь, наше будущее, - он ткнул пальцем в экран, когда Кана
опустился рядом с ним. - Это - Фронн.
Вьючные животные Фроннианских равнин были четвероногими, их длинные
ноги, казалось, состояли из обтянутых кожей костей. С обеих сторон их
чешуйчатые спин свисали тюки, костистая растительность покрывала все их
тело, из черепа торчали рога.
- Караван гуенов, - узнал Кана. - Должно быть, западные береговые
равнины.
Хансу нажал кнопку, и экран погас...
- Вы специально изучали Фронн?
- В архиве, сэр.
- Молодость полна энтузиазма. Вы ведь только что из обучения?
Специализация - нож, ружье?
- Всего понемногу, сэр. Но специализация Х-3. В основном, связь с
чужими культурами...
- Гм. Это объясняет ваше присутствие здесь, - Хансу говорил не очень
ясно. - Х-3... Интересно, чем они теперь вас начиняют... - и он быстро
разразился целой серией вопросов, очень похожих на те, что слышал Кана,
прежде чем получил знак своей специальности. Когда он ответил на них,
стараясь изо всех сил - откровенно говоря, ему не раз приходилось
отвечать: "Не знаю, сэр". - Хансу кивнул.
- Неплохо. Как только большая часть теории вылетит из вашей головы, а
опыт научит тому, что действительно необходимо знать об этой игре, вы
оправдаете, по крайней мере, половину своего жалования...
- Вы сказали, что специализация Х-3 объясняет мое назначение, сэр?..
Но ветеран, по-видимому, потерял интерес к разговору. Игра явно
кончилась шумным и не очень добродушным спором, и Хансу хлопнул по плечу
другой ветеран такого же ранга и увел в группу, образовавшуюся для нового
кона. Не получив ответа на свой вопрос, Кана начал внимательно
всматриваться в окружающих его людей. Здесь были не только ветераны, но и
старослужащие, с большим количеством звезд. В разговорах упоминались
знаменитые командиры орд.
Но Фитч Йорк был сравнительно новичком, не обладающим достаточной
известностью, чтобы привлечь этих людей. Не нормальнее было бы, если они
отказались от назначения? К чему такая концентрация опыта и искусства в
небольшой орде на неизвестной планете? Кана, например, был уверен, что
Хансу сам выдающийся Х-3 специалист.
Но в течении следующих дней он редко видел ветерана, и посадка на
Секундус после скуки путешествия наступила не скоро.
В качестве временного помещения орде Йорка назначили длинный зал, в
одном конце которого размещалась столовая, а в другом расставили койки. И
сотня мужчин, перетаскивающих свои пожитки и личное вооружение,
приветствующих старых друзей, делящихся солдатскими слухами и новостями,
превратили зал в ураган шума и смятения. Кана, не зная куда идти, пошел за
Хансу вдоль зала. Но когда мастер-мечник подошел к сверкающему кругу своих
товарищей, новичок был предоставлен себе и отправился в темный угол,
соответствующий его неопытности и общей зелености.
Особенного выбора у него не было. Третий класс располагался в самом
неудобном месте у двери. И с чувством облегчения Кана заметил несколько
мундиров, так же лишенных украшения, как и его собственный.
Бросив мешок на койку, он показал, что занимает ее.
- Видал, кто нанялся? - спросил один из его соседей.
- Триг Хансу.
Низкий удивленный свист был ответом на его слова.
- Но он ведь высший класс. Что он делает в этой части? Он вполне мог
бы наняться к Загрену Осмину или Франлану. Йорк из сил должен был
выбиться, чтобы заполучить его хотя бы на один день!
- Да? Но я кое-что о нем слышал. Он готов отказаться от самого
выгодного назначения, чтобы уйти с регулярных линий и попасть в новый мир.
Давно мог иметь и собственную орду, если бы не выкидывал свои штучки. А не
заметил ли ты, братец, кое-что странное в этой толпе? Здесь не только
Хансу! - тут говорящий заметил мешок Кана и быстро повернулся, чтобы
осмотреть его владельца. - Ага, кое-что новое на ракетном хвосте.
Хорошенький новичок готов поймать удачу или умереть на поле славы. Как
тебя зовут, новичок? - в его словах не было сарказма, да и сам говоривший
немного превосходил Кана возрастом и службой.
- Кана Карр, третий класс...
- Мик Хамет, третий класс... а этот разиня, что там раскинул ноги,
Рей Каласси, тоже нашего низшего ранга. Первое назначение?
Кана кивнул. Темно-рыжие волосы Мика Хамета были коротко подстрижены,
а его кожа скорее покраснела, чем потемнела от загара, а вокруг плоского
носа разбегалась паутина веснушек. Его друг расправил свои длинные ноги и
оказался ростом не менее шести футов и двух дюймов. Лицо у него было
сонное, но в маленьких серых глазках светился юмор и интерес.
- Нам не повезло. Пришлось отказаться от назначения в орду Остерберга
четыре месяца назад. Так что мы с радостью согласились, хотя офицер,
ведающий назначениями, смотрел на нас так, будто мы мучные черви.
- У вас есть пара, Карр? - хриплым голосом спросил Каласси.
- Нет, я задержался с окончанием обучения. А все, кто летел со мной с
Прайма, были ветераны...
- Это плохо, - Мик перестал улыбаться. - Большинство из нас, третий
класс, уже имеют пары, а тебе не захочется иметь парой Крософа или
кого-либо еще.
- Я слышал, если приедешь в одиночку, то Йорк даст в пару ветерана, -
вмешался Рей. - У него теория, что новичков надо перемежать с
ветеранами...
- А это очень плохо, - продолжал его товарищ. - Не следует вступать в
пару с кем-нибудь, пока не узнаешь его. На твоем месте, Карр, я как можно
дольше оставался бы один. Если повезет, найдешь себе хорошего парня в
партнеры. Держись с нами, пока не отыщешь себе пару...
- Хорошая возможность держаться подальше от этих разукрашенных... -
Рей кивнул в сторону ветеранов. Он надел шлем и застегнул ремень. - До
утра ничего не произойдет, можем провести ночь в городе. Ты не видел,
парень, настоящего веселья, если не побывал в Секундусе.
Кана радовался, пока не вспомнил о своем тощем кошельке. Четырех
кредитов даже не хватит на хороший обед... он был в этом уверен. Но когда
он покачал головой, пальцы Мика сомкнулись на его руке.
- Не волнуйся, парень. Мы долго пробыли в захолустье и совсем не
хотим улететь, зажав кредиты в пальцах. Заплатим за тебя, а когда получишь
первую звезду, ответишь нам тем же. А теперь быстрее, пока кому-нибудь не
пришло в голову засадить молодое поколение за работу для блага его души.
За пределами казарм начинался типичный портовый город. Таверны, кафе,
игорные дома, рассчитанные на все ранги и цены, от мастеров-лезвия и
мастеров-мечников до новобранцев. Жмуря глаза от яркого света рекламы,
Кана еще раз подумал, что сюда нечего соваться с четырьмя кредитами.
К его смущению, намерения его проводников были отнюдь не скромными.
Они миновали кафе, которое бы выбрал Кана, и втащили его в широкую дверь.
Башмаки их погрузились в толстый четырехдюймовый ковер, который мог быть
соткан только на Саке. Стены были покрыты гобеленами с Сансифара. Кана
замешкался.
- Слишком роскошно - запротестовал он. Но хватка Мика не ослабла, а
Рей захихикал.
- Вне поля не существует рангов, - сардонически напомнил Мик. -
Третий класс и мастер лезвия - все мы в одной шкуре. Только штатские
заботятся об искусственных различиях.
- Конечно. Солдат имеет право идти куда ему угодно. А нам угодно идти
сюда. - Рей принюхался к ароматному ветерку, шевелившему и словно дающему
жизнь странным нарисованным фигурам на занавесях. - Клянусь раздвоенным
хвостом Бламанда, я бы все отдал, чтобы оказаться за одной из этих
занавес. А вот и официант.
К ним приближалась скелетоподобная большеголовая фигура туземца с
Вульфа-2. Он приветствовал их профессиональной улыбкой, обнажив двойной
ряд клыков, отчего земляне слегка занервничали.
- Ничего чрезвычайного, - сказал Мик. - Мы завтра улетаем. Обойдемся
сами, Фрихпальт. Не беспокойся...
Волчий оскал стал еще шире, официант отошел. Когда они прошли в
следующее помещение, Кана заметил:
- Вы здесь не впервые?
- Да. Знакомы с Фрихпальтом. Он вовсе неплохой, старина-волк. Давайте
поедим.
Они провели Кана через анфиладу роскошных помещений с экзотической
обстановкой, чрезвычайно отличающейся друг от друга, и, наконец, пришли в
комнату, вид которой вызвал у него удивленное восклицание. Они как-будто
вошли в джунгли. Огромные папоротники возвышались по сторонам, опуская у
них над головами длинные листья, но не закрывая золотистое освещение,
которое окутывало мягкие сидения и резные столики. Среди зелени порхали
разноцветные огненные пятна, которые могли быть только легендарными
кротандами с острова внутреннего мира Цефаса. Кана, встретив ожившие
рассказы путешественников, ошеломленно уселся рядом с товарищами на
скамью.
- Кротанды? Но как?..
Костяшки пальцев Мика ударились о ствол ближайшего папоротника, и в
ответ послышался металлический звук. Кана протянул руку, она, вместо
грубой коры, встретила гладкую металлическую поверхность. Все это было
искусственной иллюзией.
- Все делается при помощи зеркал, - пояснил Мик. - Но это одна из
лучших выдумок Слонала. За всем присматривает Фрихпальт, но придумал все
его хозяин. А вот и еда.
На столе появились тарелки. Кана осторожно попробовал и принялся
есть.
- Не скоро мы еще раз отведаем такую еду, - заметил Рей. - Я слышал,
Фронн не очень приятная планета.
- Климат для нас холодный, а туземная культура на феодальном уровне,
- пояснил Кана.
- "Полицейская акция", - протянул Мик. - Полицейские акции не вяжутся
с феодальным правительством. Кто там наверху - короли? Императоры?
- Короли - они называют их гатанусы - правят небольшими нациями. Но
право наследства передается по женской линии. Наследником гатануса
является сын его старшей сестры, а не собственный. Родственные связи с
матерью и сестрами гораздо ближе, чем с отцом и братьями.
- Ты, должно быть, изучал все это...
- Я воспользовался записью на Прайме.
Рей казался довольным.
- Похоже ты неплохое приобретение. Мик, нам нужно держать его в
лапах.
Мик проглотил огромный кусок.
- Конечно. Мне почему-то кажется, что этот перелет будет нелегким, и,
чем больше мы знаем, тем лучше для нас.
Кана перевел взгляд с одного на другого, уловив тень беспокойства.
- Что случилось?
Мик покачал головой, а Рей пожал плечами.
- Пусть меня сожжет бластер, если я знаю. Но если побродить по свету
и познакомиться поближе с "человеком", каким бы странным он ни был,
начинаешь чувствовать. И мы чувствуем...
- Йорк?
Моральный дух любой орды зависит от характера ее мастера лезвия. Если
Йорк не сумел внушить уверенность своим последователям...
Мик нахмурился.
- Нет, дело не во Фитче Йорке. По всем меркам он командир, что надо.
Много блестящих парней, кроме Хансу, подписали назначение - уже это
говорит о том, как ценится мастер лезвия. Какое-то чувство... что-то
неопределенное... внутри... - большой рот Мика изогнулся в улыбке,
нацеленной в самого себя. - Неплохие мы гадальщики, а? Читайте наше
будущее - гадание в кредит! Фронн не хуже многих планет, которые мне
известны. Покончим с этим? И покажем новичку тайну Фрихпальта.
Единственный случай, когда старый волк проявил воображение. И, клянусь
космическими летучими мышами, дело этого стоит!
Полет воображения Фрихпальта оказался игорным механизмом, который
собрал вокруг себя большую группу солдат. В полу комнаты находился
бассейн, разделенный на секции, окружающие центральную арену. В каждом из
небольших, заполненных водой участков находилась рыба около пяти дюймов
длиной, две трети ее тела занимала пасть, усаженная острыми зубами. К ее
хвостовому плавнику был прикреплен ярлычок. Рыбы были разного цвета. Они
яростно кружили в клетках. Игроки собирались вокруг бассейна, изучая
пленников. Когда двое или трое избирали своих бойцов и опускали кредитные
фишки в щель у борта, открывались дверцы клеток, выпуская рыб на арену.
Далее следовала жестокая схватка, прекращавшаяся лишь тогда, когда только
один боец оставался в живых. И ставивший на победителя собирал плату с
тех, кто ставил на побежденного. Невозможно было придумать более
привлекательную игру, чтобы вытягивать у солдат кредиты.
Кана внимательно разглядывал плавающих бойцов, пока не выбрал
дуэлянта с мощными челюстями и зеленым хвостом. Он купил у держателя банка
кредитную фишку и наклонился, чтобы опустить ее в щель.
Мощная волосатая лапа опустилась на его плечо, и он с трудом
удержался от падения в бассейн.
- Вон отсюда, мальчишка! Это мужская забава...
- Что та... - Кана захлебнулся кашлем, и Мик кулаком ударил его в
спину, а кто-то еще легко оттащил его от бассейна и от человека, занявшего
его место. Тот злобно усмехнулся. Затем, утратив всякий интерес к новичку,
повернулся к бассейну. Боец, освобожденный фишкой Кана, выплыл на арену.
Хорошее настроение Кана улетучилось. Рей старательно отводил взгляд,
в то же время держа Кана хваткой, известной в борьбе без оружия. Кана
знал, что против нее лучше не бороться.
- Уходим... немедленно... - сказал Мик.
- Что такое? - снова начал Кана. - Почему...
- Парень, ты чуть не выкопал себе здесь могилу. Это Богат, Запан
Богат. У него на мече двадцать дуэльных зарубок... он ест новичков на
завтрак, когда может их заполучить, - Мик говорил шутя, но голос его
звучал серьезно.
- Вы думаете, я испугался? - вспылил Кана.
- Слушай парень, можно быть гордым и все же знать марсианскую
песчаную крысу и не пинать ее в зубы. После этого героического поступка ты
проживешь недолго. Ты слишком умен, чтобы связаться с Богатом.
Когда-нибудь кто-то из больших - Хансу, Дик Миллз или еще кто-то -
рассердится на Богата. И тогда - о, парни! - тогда вы сможете продать свое
место возле схватки и будете миллионерами! Богат - это внезапная и
болезненная смерть на двух согнутых ногах.
- Кроме того, он лучший разведчик, когда-либо вынюхивающий след, -
вмешался Рей. - Богат в игре и Богат на поле - это два разных человека.
Мастера лезвия терпят одного ради другого.
Кана понял, что они правы. Было бы глупо возвращаться и задевать
Богата. Но он еще протестовал, пока его не прервал Хансу. Ветеран в
сопровождении двух полицейских подошел к ним.
- Люди Йорка? - спросил он.
- Да, сэр.
- Возвращайтесь в казармы и побыстрее. Получен приказ о взлете... - и
он прошел мимо, направляясь к следующей группе.
Троица быстрым шагом устремилась к казармам.
- Что теперь? - хотел знать Трот. - Я же слышал, что мы отправимся
завтра в полдень. Из-за чего эта спешка?
- Я тебе говорил, - заявил Мик, - что все это пахнет... не очень
приятно. Мы только что пообедали... а тут взлет и камера повышенного
давления! Мы очень пожалеем, что ели, очень!
Все еще слыша это ужасное пророчество, Кана взял с койки, которую он
так и не успел испытать, свой мешок и вместе с Миком и Реем занял место на
платформе, которая должна была отвезти их к транспорту. Когда их разделили
на четверки, Кана обнаружил, что делит камеру давления со своими новыми
знакомыми и солдатом, которому было явно скучно в молодежной компании. Они
разделись до трусов и получили целый набор уколов. После этого не
оставалось ничего иного, как лечь на койки и терпеливо переносить
неприятные ощущения.
Следующие несколько дней были чем угодно, только не приятным время
препровождением. Их тела заставляли медленно привыкать к условиям Фронна,
так как планета не собиралась привыкать к ним. Это был болезненный
процесс. Но когда они высадились в холодном мире, то были готовы к
действиям.
Кана по-прежнему не имел пары. Он держался Мика и Рея, как они и
советовали, но знал, что рано или поздно их троица будет разбита, и он
должен будет назвать своего партнера. Он сторонился ветеранов, а три или
четыре солдата третьего класса, еще не имевшие пар, совсем ему не
нравились. Это в большинстве были старослужащие с огромным опытом, но чье
неисправимое поведение держало их в низшем ранге. Умелые в поле, они были
источниками беспокойства в казармах и переходили их одной орды в другую и
в конце каждого назначения их отпускали со вздохом облегчения. Кана
продолжал надеяться, то ему не придется быть парой одного из них.
Вид Фронна оказался для землян обескураживающим. Они высадились в
сумерках и, поскольку Фронн не имел спутников, в темноте прошли к
приземистому каменному зданию, которое должно было служить им временной
казармой. В длинном помещении совсем не было мебели, и троица уселась на
свои мешки, раздумывая, доставать ли им спальные принадлежности или
подождать указаний.
Длинный нос Рея сморщился в отвращении, когда он передвинул башмаки с
подозрительного пятна на грязном полу.
- Я бы сказал, что нас поместили во второсортные условия.
- Второй сорт? - переспросил Мик. - Скорее, пятый. А раньше
обитателями этого дома были животные. Это фроннианский коровник, если нос
меня не обманывает.
И вот прозвучал приказ, которого больше всего боялся Кана: у стола
мастера-мечника в дальнем конце помещения началась регистрация пар. Рей и
Мик, сказав ему что-то одобрительное, встали в очередь. Кана колебался, не
зная, что делать, когда услышал звук нового голоса. От него поблизости
стоял Богат и еще один солдат того же типа. А третий их партнер улыбался
рядом с Богатом.
- Вот и новичок не знает, что ему делать. Бедный маленький новичок.
Иди, Сим, и возьми его за руку. Ему нужна нянька...
Кана ощетинился. Подбадриваемый Богатом, Сим двинулся к нему, его
грубое лицо было искажено подобием улыбки.
- Бедный маленький новичок, - повторил Богат, и половина очереди
обернулась, чтобы посмотреть, что происходит. - Сим присмотрит за ним,
верно?
- Конечно, Зап. Пошли, новичок, - и его волосатая рука ухватила Кана
за рукав.
Последующее было чисто рефлекторным действием со стороны Кана.
Отвращение, которое он ощутил при этом прикосновении, заставило его
отодвинуться. Кана резко выдернул руку, и Сим пошатнулся. Богат вышел из
очереди, его маленькие глазки сверкали садистской яростью.
- Похоже, ты не понравился новичку, Сим. Что мы делаем с новичками,
которые не понимают своего счастья?
Кана считал, что он настороже, но Сим все же застал его врасплох.
Кана не думал, что Сим станет следовать казарменному кодексу. Удар по лицу
был так силен, что Кана чуть не упал, а в глазах его появились слезы боли.
Стараясь восстановить положение, Кана размышлял. Казарменная дуэль -
именно этого хотят забияки - вещь настолько законная, что остальные не
вмешивались.
У него было единственное преимущество. Они ожидали, что он изберет
обычное оружие - мечи с закрытыми остриями. Но благодаря особенностям
своего земного обучения, у него была возможность избежать отвратительного
избиения.
Теперь их с Симом окружала толпа ожидающих зрителей. Кана ощутил вкус
крови на губах.
- Встреча? - он автоматически задал соответствующий вопрос.
- Встреча.
- Дай мне твой меч, Сим. Я прикрою его кончик, - громко сказал Богат.
- Не так быстро, - Кана обрадовался, что его голос звучит спокойно. -
Я не говорил о мечах.
- Ружья запрещены, мы не в поле, новичок, - глаза Богата сузились.
- Я выбираю дубину, - ответил Кана.
Наступило молчание.

дальше