:::: БИБЛИОТЕКА SE@RCHER
:::: БИБЛИОТЕКА SE@RCHER


Максим Калашников
Вперед, в СССР-2!

 

 

 

 


Аннотация

 

Всех землян ждут суровые и жестокие испытания. Впереди – череда бурных десятилетий. В этом мире должна погибнуть бессильная, наспех слепленная «Россияния» образца 1991 года. Но в этом историческом шторме для русских парадоксально открывается неожиданный шанс: создать СССР-2.


Максим Калашников

Вперед, в СССР-2!

 

 

Страны под названием «СССР» нет на карте вот уже второй десяток лет. Казалось бы, это навсегда закрытая страница истории.

Но не тут-то было! Падение Советского Союза в 1991-м активизировало зловещие мировые процессы. Вслед за коммунизмом начинает гибнуть и «государство всеобщего благоденствия» Запада. На наших глазах испаряется гуманность западного мира, глобализация несет раскол и разложение даже в богатые страны. Парадоксальным образом история словно возвращается к началу XX века, к досоветской эпохе, и мы снова видим и захватнические войны, и ожесточенный передел мира, и нарастание эксплуатации, и расцвет нового рабства. Планета вступает в кровавую и мучительную пору крушения индустриальной эры и перехода в нечто совершенно новое.

Всех землян ждут суровые и жестокие испытания. Впереди – череда бурных десятилетий. В этом мире должна погибнуть бессильная, наспех слепленная «Россияния» образца 1991 года. Но в этом историческом шторме для русских парадоксально открывается неожиданный шанс: создать СССР-2.

 

 

Книга посвящена возможному будущему. Я делан вывод о том, что глобализация по-американски либо получится, либо провалится. В первом случае мир превратится в мрачное место. Придет неофеодально-фашистский строй с разделением всего населения мира на 20 процентов «рентабельных» людей и 80 процентов нищих аутсайдеров. Причем это разделение произойдет и США, и в Европе.

Во втором случае (антиглобалистском) мир ждет возрождение националистических режимов и очень опасный кризис умирания индустриального общества (своеобразные «новые 1930-е годы»). И в том, и в другом случае Западу предстоит разбираться с «другим человечеством» – Большим Китаем, который идет своим курсом, не давая морочить себе голову.

И в том, и в другом случае нынешняя бело-сине-красная Россияния обречена. Она не способна жить в изменяющемся мире по многим причинам. Выход я вижу в построении параллельного государства в России, в создании русского закрытого общества (Братства), в технологической революции (ставка на технологии, которым нет аналогов в мире) создании расы всечеловеков – людей, овладевших всеми ресурсами его сознания. Все это, вместе взятое, позволит нам построить необычную империю – мир миров, СССР-2.

 

 

ГЛАВА 1

Отречемся от старого мира

 

Желание узнать будущее – вот одна из самых сильных страстей рода человеческого. Не зря процветают мастера гадальных дел, всевозможные провидцы и прорицатели.

Чтобы знать, как жить-быть русским дальше, нужно заглянуть в весьма вероятное будущее всего мира. Ведь, согласитесь, довольно глупо заготавливать пляжные шорты и купальники накануне наступления ледникового периода. Или, наоборот, шить меховые шапки накануне великой жары.

Так что же ждет наш мир в обозримом будущем? В каком «климате» придется жить и сражаться России?

Мое мнение, читатель, таково: нам придется жить в совершенно изменившемся мире. В совсем-совсем другом. Да еще таком, по сравнению с которым страхи времен Брежнева и Рейгана покажутся пустяками.

В декабре 1991 года многие миллионы двуногих, безучастно наблюдавшие за спуском красного флага СССР над Кремлем, даже помыслить не могли о том, что присутствуют отнюдь не при конце «коммунистического эксперимента» или «тюрьмы народов», а при начале конца привычного мира. Всего. На всей планете.

Картина мира в мозгах советского (и россиянского) обывателя была замечательно проста, как космография Козьмы Индикоплова или старика Хоттабыча. На поверхности земного диска есть свой рай – это распрекрасный и расчудесный Запад, который состоит из великолепной Америки и очень уютной Европы. Это – края молочных рек и кисельных берегов, свобод и полных прилавков, секса, кекса, джинсов и жвачки в неограниченных количествах, огромных зарплат и всяческих соблазнов. «Капитализм загнивает, но с каким ароматом!» – твердил совково-россиянский организм, мечтательно закрывая глаза. К раю относилась немного незападная, но вельми чудная и богатая Япония.

Раю в сознании дурного совка противостоял ад земной – свой же СССР, скопище всех мыслимых бед и недостатков, ненавистный Совок, страна хамства, нищеты, тоталитаризма, отсталости, дефицита «эт цетера».

Ну а между раем и адом были какие-то межземелья вроде Африки, Азии и Латинской Америки, где, конечно, было хуже, чем на Западе, но все же (как считал обыватель) лучше, чем в Совке. Потому что даже в бедном Афганистане на прилавках были магнитофоны «Панасоник». Обыватель хлопал в ладоши, когда крушили СССР, и думал, что вот сейчас он попадет в рай.

В юности, в самом конце 1970-х, автор этой книги жил в Одессе, откуда много народу давало тягу за кордон. Причем одесские евреи, не будь дураками, ехали не в полусоциалистический воюющий Израиль, а всеми правдами и неправдами прорывались в Штаты. Оттуда они присылали письма оставшимся с красочными фотографиями: вот, мол, я, работая простым сварщиком, позирую на фоне своего дома и своего автомобиля. И совки облизывались, глядя на это. Повезло: попал знакомый в рай!

Но вот этот мир, такой стройный и логичный в своей завершенности, нынче тает и распадается. И старый Запад тоже исчезает. И это с особенной ясностью видится после 11 сентября 2001 года…

 

* * *

 

Ну, не будем требовать от обывателя слишком многого. В конце концов, никто не добивается от обезьяны участия в чемпионате мира по шахматам.

Но для нас с вами, читатель, картина уходящего теперь мира выстраивается иначе. Да, в нем была особая цивилизация – Советская. Социалистическая. Первая в истории, которая решила построить общество без огромного разрыва между нищетой и богатством, без организованной преступности, растления малолетних, экономических кризисов и безработицы. Общество высокой культуры, всеобщего образования и величайшей техники.

Этот эксперимент шел далеко не гладко, но тем не менее в СССР сформировался свой отлаженный порядок жизни. И дома строились, и заводы возникали, и развитие худо-бедно, но шло.

Помимо социалистического мира существовал мир… «Капитализма!» – скажете вы. Да не совсем! Скорее то был мир индустриально развитых стран, но уже не капитализма в его классическом виде, а «общества всеобщего благосостояния» или «социально ориентированной экономики». В этих странах, вопреки законам капитализма, капиталисты согласились платить наемным работникам огромные зарплаты, оплачивать им всякие социальные гарантии и отчислять в казну очень большие налоги. Почему? Потому что приходилось бороться с влиянием Советского Союза, не допуская того, чтобы свое простонародье глядело на СССР с завистью. Добиться этого можно было только одним: сделав жизнь обывателя в западных странах очень богатой в материальном плане, создав общество потребления. И это удалось. «Лучше поступиться частью прибылей и поделиться ими с быдлом – но сохранить главные богатства» – так думала западная элита.

Пока существовал СССР, существовали и государства всеобщего благосостояния. Но как только Союз погиб, стал умирать и этот западный потребительский рай.

 

* * *

 

В начале 2000 года газета «Вашингтон таймс» выступила со скандальной статьей, которая рассказала об ошеломительных итогах исследования китайской стратегии на будущее, которое провело Министерство обороны США. Янки пришли к выводу, что хитрые и коварные азиаты разрабатывают метод разгрома более сильной Америки, надеясь не только на военные, но и на другие способы. Такие, как пропаганда, дезинформация и компьютерные атаки. Китайцы не собираются тратить слишком много сил на гонку вооружений, чтобы не надорваться экономически и не повторить судьбу Советского Союза. Янки сделали сенсационный вывод: Китай рассчитывает на развал Соединенных Штатов! Упадок Америки ожидается где-то к 2030 году. А до той поры Пекин постарается избежать конфронтации с нею. Он намерен нанести удар уже слабому противнику.

Китайцы не дураки. Их расчеты не с потолка взяты.

Те счастливые картинки западного счастья без границ, которыми нас прельщали еще при раннем Ельцине, – это сцены Запада дня позавчерашнего. Так называемого государства всеобщего благосостояния или «Великого общества» по-американски. Это когда у простого рабочего зарплата в три тысячи долларов, куча всяких социальных гарантий, по две машины, дом, полно тряпок и вещей и холодильник полон. И когда пенсии огромны, и когда одиноким матерям платят хорошие пособия, и когда пособия по безработице – приличные. И когда есть сильный медицинский сектор за государственный счет, и есть обучение в вузах с оплатой из казны, и служба в армии с мороженым да всеми удобствами. И вообще – почти коммунизм со множеством удовольствий.

Дошло до того, что в Америке создался многомиллионный слой граждан, которые не работали долгие годы вполне сознательно, живя на «вэлфэр» – государственные пособия. Именно в государстве всеобщего благосостояния и расцвел многочисленный средний класс – людей с большими зарплатами. Помнится, во времена моей молодости, при Горбачеве, «Литературная газета» так и писала: в Америке, мол, и построен самый настоящий социализм.

Так вот, читатель, сей райский рынок-капитализм существовал далеко не всегда.

 

* * *

 

Еще в начале XX века жизнь американского рабочего была каторгой. Если не верите – почитайте «Мартина Идена» бессмертного Джека Лондона. Или американские новеллы того времени. Не было тогда ни пенсионного обеспечения, ни пособий по безработице, ни страхования на случай увечья. Сама мысль о существовании таких благ еще в 1910-х годах казалась американским рабочим сладкой сказкой. Эпоха была очень жестокой, по рабочим демонстрациям и забастовщикам войска открывали огонь на поражение. Сегодня это кажется немыслимым, но в начале XX века в США существовала мощная Социалистическая партия.

Период относительного благополучия двадцатых сменился страшным экономическим кризисом 1929-го – первой половины 1930-х, который Запад в холодном поту вспоминает и в наши дни. То было время безработицы, мизерных зарплат, адского труда. Время, когда свирепствовала болезнь бедных – туберкулез. Да и сам американский рабочий тогда не слишком отличался от советского: та же убогая одежонка, то же скверное жилье с минимумом удобств, те же унылые рабочие кварталы в городах. Питание американского работяги было скудным и однообразным: никаких фруктовых соков и тостов по утрам. Люди если овсяную кашу, макароны, немного мяса, овсяные лепешки с кленовым сиропом…

Тогда Америка бурлила. Толпы людей громили банки и призывали сделать так, как в Советской России. Пришедший к власти президент Франклин Рузвельт (правил в 1933–1945 гг.) ради спасения страны от краха выстроил нерыночную экономику, похожую не столько на сталинскую, сколько на гитлеровскую. Тут были и планы производства, и раздача заданий предприятиям, и регулирование цен, и огромные расходы из бюджета. И гигантские государственные предприятия. И миллион людей в военизированной форме, которые работали на строительстве дорог всего за доллар в день и казенную еду, – Корпус гражданской реконструкции. И печатный станок без устали выбрасывал порции долларов… Глядя на советских, американская элита тоже вводит большие социальные гарантии для наемных работников, устанавливает им большие зарплаты.

В США появляется типично фашистский лидер: Хью Лонг. Его простая и понятная миллионам избирателей экономическая программа словно списана с гитлеровской, национал-социалистической. И вот уже армия его приверженцев огромна, он должен победить на выборах 1937 года, опережая Рузвельта по всем рейтингам и опросам. Но Лонга внезапно убивают, и это убийство – загадка по сей день.

Америку тогда спасла Вторая мировая война. США не знали оккупации или невообразимых разрушений, которые буквально развалили экономику Японии, Германии, Франции и Британии. Впрочем, и нашу тоже. Зато янки здорово нажились на военных поставках всей антигитлеровской коалиции. Все золото мира хлынуло в США. Даже нам пришлось возвращать деньги за поставленные в Союз танки, самолеты, автомобили и тушенку.

В конце 1940-1950-х наступает межвременье, пора складывания того порядка, в котором Запад жил в привычные нам 1960-1980-е годы. Америка богатеет, ее рабочие живут все лучше, а доллар становится мировой валютой, заработать которую жаждут все. Понимая, что без их экономической помощи Сталин проглотит всю Западную Европу, янки дают ей громадные займы на восстановление промышленности. Америка становится донором всего Запада и Японии, открывая для их товаров свой богатый внутриамериканский рынок. За это США сгоняют западноевропейцев в свой мощный военный блок НАТО, направленный против нашей Империи.

Да, в этот момент простой американец живет уже намного лучше советского, вынужденного надрываться и на восстановлении своей страны, и на гонке вооружений с богатым врагом. Но картина меняется, если перенестись в Западную Европу 1950-х. Особенно если посмотреть фильмы об Англии тех лет или почитать литературу. Схожесть быта британского и русского работяг поразительна. Даже чисто внешне они походят друг на друга: одни и те же пиджаки из грубой ткани унылых цветов, те же неизменные пролетарские кепки. Продовольственные и товарные карточки сохранялись в Британии на восемь лет больше, чем у нас, – до 1955 года. Грязные, замусоренные улицы, хамящие, грубые продавщицы в магазинах. Человек, имеющий телевизор, не говоря уж о личном автомобиле, считается богачом.

Тем, кто рыдает над горькой долей угнетенных коммунизмом и забитых нищетой советских рабочих, советую посмотреть старые английские и американские фильмы. Там тоже был труд с семи лет, черные зевы примитивных шахт, рубка угля вручную, зарплата в три шиллинга за неделю, очень дорогое образование. Именно поэтому в 1940-х годах многие западные рабочие действительно смотрели на Советский Союз как на возможного освободителя.

 

* * *

 

«Золотой век» Запада начинается в шестидесятые. В 1964-м президент США Линдон Джонсон выдвигает программу «Великого общества». Именно тогда и формируется окончательно государство всеобщего благосостояния – с высокими зарплатами работяг, с огромными социальными льготами и с очень большими налогами на предпринимателей, которыми все это и оплачивалось. Расцветает какое-то помешательство на правах человека. Постепенно Запад все больше и больше заботится о тех, кого в старые добрые времена считали опасными изгоями: о половых извращенцах и преступниках. Впервые появляются молодежные моды, музыкальная культура молодых, разнеженно-потребительское движение хиппи, катится сексуальная революция. Дома, машины, бытовая электроника становятся общедоступными. Расцветает «японское чудо». Картины именно этого рая и соблазнили советского обывателя.

В 1960– е все эти процессы на Западе здорово ускоряются молодежными бунтами 1968 года. Ведь тогда миллионы студентов действительно выходили на улицы с портретами Мао, Ленина и Че Гевары, обуянные жаждой социалистической революции. Из песни, как говорится, слова не выкинешь.

Отметим: именно в это время на Западе и складывается огромный средний класс, опора стабильности и демократии, о формировании которого в нынешней Россиянин так долго говорят наши «демократы». Однако этот «миддл клэсс» возник не в силу развития свободного рынка, а благодаря государству, которое заставило предпринимателей-капиталистов поделиться своими богатствами с массой. Средний класс возник потому, что государство заставило капиталистов вкладывать деньги в науку и образование, в программы вооружений. Или просто драло с них налоги, финансируя государственные программы. Тогда казалось, что сей порядок будет вечным. Что Маркса и Ленина, которые предсказывали будущее капитализма как бескрайнее обогащение верхушки и беспредельное обнищание низов, можно навсегда списать в архив.

Но уже в 1970-х этот рай начал портиться. Пришел могильщик рая – Дьявол Глобализации.

 

* * *

 

Самым счастливым годом Эры всеобщего благоденствия стал 1972-й. В тот год реальные доходы западных рабочих и среднего класса достигли своего пика. Но уже в 1973-м грянул энергетический кризис, и цены на нефть, газ и электричество взлетели в несколько раз.

Кризис 1973–1975 годов еще не добил государства всеобщего потребления. Запад даже сумел резко увеличить экономичность своего производства. Однако 70-е стали порой бешеной – по западным меркам – инфляции, роста цен, сопряженного со спадом производства.

Если познакомиться с кино и литературой той поры, то почти вся она полна предчувствий ядерной или прочей катастрофы, упадка Америки. Массовой манией снова становится строительство частных убежищ, разгорается движение сервайелистов – тех, кто хочет выжить, копя в своих убежищах оружие и продовольствие. Запад со страхом глядит на Восток, на нашу Империю. Хотя ею управляет явно впавшее в маразм и апатию руководство из стариков, западники жутко боятся того, что к власти в Советском Союзе могут прийти энергичные молодые силы. И если они смогут высвободить накопившуюся в Империи энергию рывка, то Западу придется туго.

Одновременно в самом конце 1970-х наступает первый серьезный кризис общества всеобщего достатка, который только будет нарастать в восьмидесятые. Брезжит заря Великой Глобализации. Развитие бизнеса и технологий, появление всемирных электронных сетей в банковском деле и торговле приводят к тому, что начинается стремительный экономический рост Азиатско-Тихоокеанских стран. Теперь с помощью компьютера можно, сидя в уютном офисе в любом городе мира, не сходя с места, найти нужный товар в любом уголке света по самой низкой цене и так же, не выходя из офиса, его купить, отправив платеж по электронной почте. Теперь можно управлять своим бизнесом или купленным за тридевять земель предприятием за тысячи миль. И пусть предприятие это находится в Таиланде – с помощью глобальных сетей металл для него можно купить в Европе, а микросхемы – в Сингапуре, причем гораздо дешевле, чем в самом Таиланде. Теперь уже необязательно строить предприятие у источников угля и металла, необязательно ставить штаб-квартиру фирмы прямо у заводских цехов.

Поэтому западные и японские капиталисты начинают переводить туда свои производства и даже финансы. Их прельщают мягкий климат тропических стран, баснословная дешевизна рабочих тех краев, очень низкие тамошние налоги. Ведь азиат требует на полсотни выходных дней в год меньше западного рабочего, ему неведомы двухнедельные рождественские каникулы и ежегодный оплачиваемый отпуск, к которым привык западный трудящийся. Азиат может вкалывать по 10–11 часов в сутки, почти не уступая по качеству труда западному рабочему, зато получая зарплату в десять раз меньше. Да и правительства в Азии берут куда меньшие налоги с бизнеса: ведь им не надо вести тяжелую гонку вооружений, платить большие пенсии старикам и обеспечивать громадные социальные льготы. О таких вещах, как пособие по безработице в 80 процентов заработка или рождественская месячная надбавка к жалованью, в большинстве стран Азии и слыхом не слыхивали. Стремительно взлетает экономика Южной Кореи, и теперь ее товары, как когда-то японские, завоевывают американский и европейский рынки. В 1978-м начинаются реформы в Китае, и он врывается на мировой рынок с многосотмиллионной массой квалифицированной рабсилы и теплым климатом.

 

* * *

 

Оказывается, Маркс и Ленин были правы. Век назад они предсказывали, что западный капитализм превратится в мрачный Метрополис: кучка сверхбогачей-диктаторов, живущих в роскошных дворцах на одном полюсе, а на другом – миллионы и миллионы бесправных, нищих людей, вынужденных работать на фабриках-казармах за жалкие гроши. Маркс и Ленин думали, что в такой мрачный мир превратятся Европа и Америка, что год от года богатые будут становиться богаче, а бедные – беднее. Они только не предвидели такого вот процесса глобализации рынка и того, что беднейшие массы пролетариата-трудящихся будут образовываться не в самих западных странах, а за их пределами, в Третьем мире. Что участь рабочего, нищего стада отведут азиатским странам, тогда как страны Европы и США превратятся как бы в гигантские управляющие конторы, а их население – в конторских служащих. В белых воротничков с хорошими зарплатами, которые свысока смотрят на чумазых работяг-азиатов. Маркс и Ленин не знали, что в последней четверти XX века западные рабочие перестанут быть рабочими в обычном смысле, превратившись в этакий нижний класс получателей доходов от жестокой эксплуатации работяг из жарких стран, что западным «пролетариям» установят неоправданно большие зарплаты за счет доходов от западных предприятий, построенных в Третьем мире. Они не знали того, что на сборке электроники в жаркой Малайзии женщины будут работать в цехах совершенно нагими (ради чистоты производства) всего за сорок долларов в месяц, тогда как западную бабу на такую работу придется вести под конвоем. Даже за тысячу долларов.

Парадоксально, но сейчас рабочие Азии или Мексики, вкалывая на фабриках транснациональных корпораций в своих странах, довольствуются такой же зарплатой, что и американский рабочий XIX столетия. И янки-сталелитейщик из Питтсбурга 1880-х годов, и мексиканка на заводе «Ай-Би-Эм» 2000-х годов получают одну и ту же зарплату в 40 долларов в месяц. Только вот доллар 1880-х годов равен как минимум двадцати нынешним долларам.

Но, оказывается, начатый Западом процесс глобализации обращается против самого Запада. Где его исток? В конце 1940-х. После страшной Второй мировой войны самой сильной экономической державой света оказались Штаты. В экономике Западной Европы царили хаос и запустение. Британская империя разваливалась. И очень многим тогда казалось, что империя русских поглотит обессиленную войной и разрухой Западную Европу. Мир окажется поделенным между тремя гигантами – США-Океанией, СССР-Евразией и воссоединившимся под рукой Мао Китаем-Остазией. Так, во всяком случае, видел в те годы будущее Оруэлл в романе «1984-й».

Но США спасли и Запад, и Японию, открыв для них свой богатый внутренний рынок, позволив разбогатеть на себе. Потом янки повторили этот рецепт с Азией: дабы она не потянулась к русским, американский рынок открыли для китайцев и таиландцев, Индонезии и Малайзии…

Да, они смогли преградить путь русской экспансии. Но и расплата за глобализацию рынка оказалась тяжелой. Появились электронные сети – и теперь не надо везти деньги через границы вагонами. Ни Форд, ни Крупп, ни Путилов или какие-нибудь другие «полубоги» эпохи легендарного капитализма Угля и Стали не могли в несколько минут вытащить свои миллионы из дымных громад своих суперфабрик и в мгновение ока перевести их за тридевять земель. Компьютеры сделали это возможным, и деньги потекли из государств «всеобщего благоденствия» с их высокими налогами в жаркие страны, где рабочая сила дешева, а налоги – низки.

Это раньше какому-нибудь американскому магнату приходилось строить свой машиностроительный завод на родине, поближе к источникам американских угля и руды. В эпоху глобализации завод гораздо выгоднее построить на морском берегу тропической страны, у вечно незамерзающего моря. Металл, горючее, всякое сырье с помощью электронных торгов можно купить в любом конце света – по самым низким ценам. Архидешевый морской транспорт быстро и надежно перебросит сырье к комбинату. А работать на нем будут бессловесные и неприхотливые азиаты. Местное же правительство может вообще освободить американского инвестора от всяких налогов.

Все это уже к началу 1980-х приводит к тому, что в Европе и США начинает расти безработица, закрываются производства, и государствам теперь все труднее обеспечивать высокие зарплаты, пенсии и льготы. Корпорации подумали: а зачем нам делиться своими прибылями со своими «рабочими» в Европе и Америке? Лучше взять все сливки себе. И вот теперь постепенно исчезают рабочие места в промышленности, им на смену идут простейшие места в сфере услуг по типу «пожарь гамбургер», «подай-принеси», «подмети-вымой» с гораздо меньшими зарплатами.

1980– е годы. Момент выбора будущего. Траектория развития мира может лечь и так и этак. Западу все труднее соревноваться с нашей Империей по части вооружений. Наши «экономисты» все еще продолжают сравнивать производительность труда русских рабочих с американскими, хотя предмет сравнения исчезает на глазах. Оказывается, бытовой электроники США не делают. Текстильная промышленность уехала в Пакистан и Индию, сборка компьютеров – в Азию, производство огнестрельного оружия – в Мексику, металлургия – в Латинскую Америку. Даже символ Америки, автомобиль, теперь идет в основном из Японии и Кореи. Тогда как русские делают все это сами, хоть и похуже качеством.

Но если вы посмотрите фильмы тех лет, обращая внимание на бытовой антураж, и (если вам сегодня за тридцать) припомните конец 1970-х, то получится вот что: наши бытовые товары не сильно-то отличались от западных. Те же квадратные телевизоры на транзисторах, те же телефоны, те же микрокалькуляторы и электронные часы, появившиеся на прилавках в 1978-м. Те же приемники, проигрыватели и магнитофоны. К середине 1980-х даже наши персональные компьютеры почти не отличались от американских. Хотя их и меньше было. (Советую посмотреть фильм «Данди-крокодил» 1986 года, обратив внимание на персоналки в редакции нью-йоркской газеты. Они – точь-в-точь наши «корветы» или компьютеры из Болгарии, которая тогда работала на нас.)

Уже в 1981 году стало ясно, что привычному порядку на Западе долго не протянуть. Чтобы обеспечивать своим простым гражданам привычную сладкую жизнь, приходилось влезать в государственные долги, занимать все больше денег у частников. В один прекрасный день финансы стран Запада могли просто-напросто рухнуть, как это было в Россиянии 17 августа 1998 года.

 

* * *

 

Янки делали вид, что все идет по плану. Мол, они вступают в постиндустриальное общество. Пусть заводы и фабрики уходят из Америки – сами американцы будут зарабатывать на спекуляциях с валютами и ценными бумагами, на производстве компьютеров, программного обеспечения и спутников, разрабатывать новые технологии и материалы. Но они явно лукавили: нация не может состоять только из банкиров, брокеров, ученых, инженеров и программистов. Их не может быть больше 10 миллионов душ из 200-миллионного населения США. А остальным что делать? А что делать Западной Европе, намного отставшей от США по части космоса и вычислительной техники?

Какие бы там умные лица ни делали янки, а и тут глобализация рынка грозила им развалом США. Очень скоро оказалось, что и валютой спекулировать лучше из Азии, регистрируя там свои банки и фирмы. Оказалось, что там гораздо дешевле содержать технополисы и исследовательские центры. И вот уже знаменитая «Тексас Инструменте» проектирует самые сложные микросхемы в Индии. Телекоммуникационная «Моторола» открывает центры проектирования оборудования в Индии и Китае. Оказалось, что индийские, китайские и прочие специалисты могут писать программы ничуть не хуже американцев, требуя за это денег в несколько раз меньше. Более того, оказалось, что азиатские школы и университеты готовят гораздо более образованных людей, нежели американские «храмы науки». Что янки выпускают слишком много управленцев, юристов и финансистов, зато слишком мало – инженеров и техников. Что азиатские ученые не менее гениальны, чем американские, зато запросы у них скромнее.

А еще был великий Советский Союз, который мог «сняться с тормоза» и выбросить на мировой рынок свои спутники, перспективные материалы и услуги космических телекоммуникаций, свои компьютерные программы и прочее. И вот тогда Западу приходил полный конец.

 

* * *

 

США в начале 1980-х прекрасно поняли: надо во что бы то ни стало развалить империю русских. И тогда, как рассчитывали властители Америки, поток дешевого сырья с обломков Советского Союза и вал не менее дешевых плодов работы русских ученых смогут оживить умирающий организм западных государств. Разлетится на клочья могучая славяно-тюркская страна – и тогда Западу не придется напрягаться в военном соревновании с нею, получая столь нужную передышку перед лицом своего цивилизационного кризиса, оттягивая момент экономической катастрофы.

Надо отдать должное американцам: они рискнули и выиграли. Они пошли на принцип «либо пан, либо пропал» и своего добились. Они просчитали действия впавшего в маразм и тупость Кремля, как хитрый охотник предвидит действия безмозглого, неповоротливого ящера, загоняя его в замаскированную яму-ловушку. Зная о том, что советская верхушка давно плюнула на технологическое развитие страны и рассчитывает по большей части на доллары от продажи сырья, янки вместе с Саудовской Аравией обвалили мировые цены на нефть и газ – почти втрое за 1983–1986 годы. Вместе с этим США нарастили помощь афганским бандитам, вынуждая нас еще больше тратить на Афганскую войну. Ну и еще кое-что нам устроили. И Кремль развалил нашу страну.

Между тем мы в этой ситуации могли разыграть свою выигрышную партию. Об этом говорится во всех наших книгах. Разве у нас не было своих методов нажима на Запад? Да были же, черт подери! Русским стоило на весь мир объявить о создании новых систем вооружений, которые поражают воображение простецов. Стратегические крылатые ракеты, которым нипочем никакая противоракетная оборона – получите! Воздушно-космические штурмовики – вот они. Самолеты – носители боевых лазеров? Мы их построим. И ведь какой информационно-пропагандистский удар получался! Особенно если делать все это вместо бессмысленного клепания тысяч танков в год.

Поворотной точкой истории мог стать 1991 год. Если бы тогда Москва поддержала Ирак, отправив ему на помощь самое современное оружие, тысячи советников и добровольцев! Победа над Западом в Персидском заливе «через посредника», как бы разряжая громадный военный потенциал русских, накопленный к 1991 году, наносила Америке поистине смертельный удар. В руках Багдада, отныне накрепко повязанного с нами, оказывались громадные запасы нефти. Удар получался и экономический, и геополитический, и моральный. Пустить насмарку двадцатилетние труды янки в области новейших вооружений – такая игра стоила свеч. Втягивания в новый виток гонки вооружений против немногочисленных, но страшных по эффективности нападения русских новинок Америка уже не выдерживала. Государство всеобщего благосостояния рушилось.

Если бы советские вожди хотя бы только сохранили Империю – то СССР имел все шансы сплясать победный танец на костях Запада. И уж тем более добивала его Империя-Корпорация, Орденское государство, которое мы нарисовали в книге «Битва за небеса». Если допустить, что где-то в параллельной вселенной есть вторая Земля, то на ней Советский Союз живет и в 2000-х годах и бурно развивается, напоминая нынешний Китай: рыночная экономика внизу, крупные научно-промышленные корпорации вверху – и все это под алым стягом с серпом и молотом. Вместе с авианосными соединениями в океанах и сильной военно-космической группировкой.

Но в нашем мире врагу удалось сокрушить СССР. На какое-то время кровь и плоть растерзанной сверхдержавы действительно оттянули час гибели старого мира. Но очень скоро распад и деградация на руинах СССР стали оказывать обратный эффект. Процесс исчезновения старого мира, столь милого сердцу обывателя, оказался подстегнутым сотнею плетей.

Оказалось вдруг, что с гибелью Советского Союза ласковый, прекрасный капитализм на Западе распадается и на его место идет очень жестокое и страшное. То, что напоминает мрачную картину, нарисованную когда-то Джеком Лондоном в повести «Железная пята». Кажется, будто мы снова вернулись в начало XX века.

 

ГЛАВА 2

Карл Маркс, ты был прав!

 

Знаешь, читатель, если бы 21 августа 1991 года нашим соотечественникам показали, какая участь ждет их лично и их детушек в следующее десятилетие, то к баррикадам у Белого дома сбежалось бы несколько тысяч москвичей. Ох и отметелили бы они защитников демократии! Может статься, разметали бы и баррикады и Ельцина бы выволокли прямо по ступенькам большого здания…

К чему я это? Да вот вспомнилось, как ликовали толпы народа на Западе, когда рушилась Берлинская стена. Как кричали! Едва лужи под себя от восторга не пускали! Но если бы они знали, что ждет их в результате этого «стеноломания», то, боюсь, толпы могли кинуться эту стену наращивать и укреплять до размеров Великой Китайской.

А все потому, что приходит новая Жестокая эпоха.

 

* * *

 

Как это ни парадоксально, но для понимания нынешнего времени нужно читать Карла Маркса. Бородатый пророк коммунизма оказался прав.

Во второй половине XX века Маркс заявил: развитие капитализма ведет к падению реальной зарплаты наемных работников. В конце концов, учил бородатый Мавр, капитал будет платить трудящимся ровно столько, чтобы не помереть с голоду и произвести на свет потомство. В то же время сами капиталисты уменьшатся в числе, став кастой сверхбогачей, и от остального народа их отделит пропасть.

В XX веке над этими пророчествами Маркса смеялись. И действительно, прошлое столетие, казалось, год за годом опровергало Маркса. Благосостояние западных рабочих действительно росло, особенно во второй половине столетия. Учение Маркса стали считать бреднями. Западный капитализм стал смахивать на заботливого старого дядюшку.

Но люди, зубоскаля по сему поводу, не задумывались: а почему так происходит? И лишь очень немногие видели истинную причину этого Золотого века западных рабочих. 1917-й и революция в России – вот что насмерть перепугало капитал. Нужно было противостоять Советам, нужно было доказать, что капитализм способен дать работникам лучшую жизнь. А тут еще СССР стал поистине отдельной планетой, со своей, самодостаточной экономикой, со своей, отдельной денежной системой. Лежал себе огромный Красный Медведь на одной шестой части планетарной суши, обнимая лапами земную ось, и громадное тело его разрывало мировое пространство, делая глобализацию неполной. Именно поэтому западногерманский рабочий получал за свой труд 45 марок в час. Именно поэтому существование Советского Союза вызвало к жизни немыслимое для времен Маркса явление – многомиллионный средний класс, превратившийся в большинство на Западе.

Но вот СССР не стало, и на мировом рынке появились орды новых нищих, согласных на любую работу. И тогда западный капитализм сбросил маску доброго дядюшки, из-под которой выглянула жестокая и зубастая морда акулы. И оказалось вдруг, что «звериный оскал империализма» – отнюдь не выдумка советской пропаганды.

Начался новый этап истории, при котором средний класс на Западе стал гибнуть, в основном опускаясь ниже по социальной лестнице. Заработки стали падать, безработица – свирепствовать. И очень скоро выяснилось, что это – отнюдь не временное явление. Что мир возвращается к Марксову сценарию: расколу общества на маленькую клику сверхбогатых, на подавляющее большинство нищих и на небольшое число нового среднего класса.

Некоторые интеллектуалы вдруг вспомнили, что общество, в котором каждый имеет право голоса, где люди считают государство обязанным заботиться о благосостоянии граждан, – это всего лишь маленький эпизод в истории капиталистического мира. Что на протяжении большей части эпохи капитализма богатые жестоко эксплуатировали бедных, и эти бедные были предоставлены только самим себе.

«Эпизодическая вспышка на экране истории экономики» – так охарактеризовал пору государства всеобщего благоденствия футуролог Джон Нэсбитт.

Теперь западным капиталистам незачем заигрывать со своими работниками. Теперь им нечего бояться того, что трудящиеся Запада выйдут на демонстрации под красными флагами, требуя, сделать так, как в Советской России, – за исчезновением последней.

 

* * *

 

Нагляднее всего нынешние процессы ожесточения порядков проявляются в Европе. Именно в ней элементы социализма были сильнее всего. Немцы катались как сыр в масле. В Швеции бизнес платил громадные налоги, чтобы обеспечить народу бесплатное образование и медицинское обслуживание. Но вдруг капитал решил с этим покончить.

Зачем, в самом деле, держать предприятия в Европе, где рабочие так дороги и капризны? Ведь теперь можно основать заводы и фабрики там, где рабочие согласны вкалывать за гроши, не требуя никаких социальных гарантий, соглашаясь получать в месяц столько же, сколько европейский рабочий получает за день. Можно перенести производство в Китай, в Малайзию, в земли бывшего соцлагеря. Прибыли от этого только вырастут, зато высокие европейские налоги платить уже не придется. Ибо что остается в Европе? Всего лишь головные конторы корпораций, а уж они-то смогут замаскировать прибыли сотнями разных ухищрений. Если же государство станет качать права, то и конторы можно перенести в более сговорчивые страны, где налог на прибыль мал или вовсе отсутствует. А можно вообще обойтись без налогов, если разместить свой офис на собственном гигантском корабле. И отнюдь не случайно то, что проекты создания гигантских кораблей-офисов особенно активно стали рождаться как раз после падения СССР.

Промышленность стремительно побежала прочь из Европы. Китайцы принялись деловито разбирать металлургические заводы в Германии и перевозить их к себе домой. Остатки промышленности в Старом Свете превращаются скорее в сборочные производства: все части и комплектующие производятся в бедных странах, странах-батраках. А то и в южных штатах Америки – в США вообще налоги меньше. Европейские капиталисты открыто издеваются над своими государствами. Ах, вы требуете от нас, чтобы рабочий получал не меньше трех тысяч евро в месяц? Мы эту норму соблюдем. Только рабочих у нас теперь будет в десять раз меньше. И для этого мы уволим со своих заводов миллионы…

Европейские товары стали терять рынок. Они слишком дороги, и потребитель намного охотнее покупает сапоги, кошельки и брюки известных европейских марок, но сделанные где-нибудь в Азии.

И вот на наших глазах погиб «шведский социализм», мечта советских идиотов, интеллигентов и Горбачева. И вот в Европе нарастает безработица, а число рабочих мест сокращается. И вот теперь европейцы согласны ради сохранения работы на то, что им урежут и заработок, и социальные гарантии. В нашумевшей книге Ганса-Петера Мартина и Харальда Шуманна «Западня глобализации: атака на процветание и демократию» (русское издание – «Альпина», Москва, 2001 г.) эти процессы показаны во всей красе. В Германии социальное государство терпит полный крах. Мало того что немцам приходится гробить миллиарды в модернизацию бывшей ГДР, – им уже нечем затыкать 50-миллиардную дыру в бюджете.

 

* * *

 

Но уход производства из старой Европы в другие страны – это только полбеды. Другой напастью для изнеженных западников стал технический прогресс. Хотя он и не носит революционного характера, все равно он очень повысил производительность труда. И не только фабричного. Прогресс Интернета, информационных технологий и мультимедиа, электронных денег и банкоматов привел к массовому сокращению рабочих мест в банках и управленческих конторах корпораций, в страховом бизнесе и торговле. Уже не нужно столько «белых воротничков» в туристическом бизнесе и авиакомпаниях.

В начале семидесятых годов журнал «Техника – молодежи» опубликовал комикс знаменитого карикатуриста-коммуниста Херлуфа Бидструпа. Одержимый изобретатель придумывает автомат для производства обуви. Он предлагает чудо-машину лысому толстосуму с сигарой, и тот ставит роботизированную технику у себя на заводе, выкидывая за ворота рабочих. И вот мы видим витрины магазинов, уставленные самой разнообразной обувью, но по улице ходят босые люди. Они – безработные…

Тридцать лет назад, глядя на этот комикс, мы ухмылялись. Жизнь шла явно не по Бидструпу, хотя производство на Западе действительно автоматизировалось. Но теперь все оборачивается именно так, как в том старом комиксе. Воспетое Тоффлером в «Метаморфозах власти» (1990 г.) мелкое компьютеризованное производство, которое может молниеносно выбрасывать на рынок партии товаров на любой вкус, делает ненужными миллионы рабочих рук. Но Тоффлер еще думал, будто такое производство останется только в Европе и США. Он ошибался: оно тоже побежало в «узкоглазые» страны.

Внезапно оказалось, что Европе не нужны триста миллионов населения, что для насыщения рынка всеми благами нужно не больше 20 процентов ныне живущих европейцев. А остальные, получается, шлак, балласт, лишняя биомасса, содержать которую слишком уж накладно.

 

* * *

 

Конкуренция дешевой рабочей силы из незападных стран и технологический прогресс уничтожают Европу. «…Мартин Бангеманн, отвечающий в комиссии Европейского союза за экономику, полагает, что при сохранении заработков на высоком уровне у массового производства в Западной Европе нет будущего: „Китай и Вьетнам уже наготове как конкуренты, чьи расходы по зарплате низки настолько, что превзойти их в этом отношении вряд ли возможно“. А газета менеджеров „Уолл-стрит джорнэл“ отмечает, что „конкуренция в жестокой глобальной экономике создает глобальный рынок труда. Надежных рабочих мест больше нет“…

…Премьер – министр земли Саксония…обнаружил аж «целую гору эгоистических интересов», которую надо «взорвать». Вот эти интересы: выплата зарплаты по больничным, денежные пособия на детей, защита от необоснованного увольнения, пособия по безработице, предоставление работы государством, пятидневная рабочая неделя, ежегодный тридцатидневный отпуск и многое другое, что издавна входит в социальную составляющую рыночной экономики Германии… В свете глобальной конкуренции социальные достижения превратились в эгоистические интересы», – пишут Мартин и Шуманн.

 

* * *

 

Те же самые процессы, читатель, идут и в Соединенных Штатах. Уже невооруженным глазом видно, как с 1973 года падает реальная зарплата среднего класса, а гарантированная занятость сменяется системой найма по краткосрочным контрактам. Фактически возрождается система труда поденщиков. Компании сокращают свои производственные подразделения, нанимая для выполнения тех же работ мелкие фирмы со стороны, и в этих мелких фирмах царит самый дикий капитализм с потогонной системой, где работникам платят мало, но дрючат их по полной программе.

Опасная болезнь США – это разложение и расслоение собственной нации. Да такое, которое грозит покончить с привычной нам американской демократией.

С начала 1950-х и аж до 1973 года янки растили свой средний класс и все время уменьшали разницу в доходах между ним и богатой верхушкой страны. А затем сей процесс развернулся в обратную сторону.

Если вы думаете, что обнищание образованных людей – только россиянская черта, вы ошибаетесь. Мы все хорошо знаем и о другом россиянском феномене: когда богачи, глубоко презирая честных людей, начинают создавать «новый феодализм». То есть селиться в особых поселках за высокими заборами, под охраной наемных головорезов-«секьюрити», заводить свои частные полицию, школы, детские сады, клиники. Но, оказывается, то же самое происходит и в США.

Обнищание среднего класса в США объясняется все той же глобализацией: у американских инженеров, фирменных управляющих, врачей и квалифицированных рабочих появились обученные конкуренты в азиатско-тропических странах, которые, будучи тренированы ничем не хуже американских специалистов, при сем согласны получать гораздо меньшие зарплаты. И по неумолимому закону мирового рынка американские заработки стали падать.

Профессор Туроу в книге «Будущее капитализма», вышедшей в 1997 году, приводит интересные данные. Оказывается, с 1973 по 1993 год средний заработок полноценно работающих (черных и белых) мужчин в США упал с 34 тысяч долларов в год до 30,4 тысячи. Хотя за это время ВВП США увеличился на 29 процентов! Если же брать белых мужчин, то их заработки за 20 лет упали на 14 процентов. Но особенно пострадали белые мужики в возрасте 45–54 лет, имеющие высшее образование на уровне колледжа: их зарплаты рухнули вниз почти на треть. Но и тем, кому 25–34 года, тоже несладко: у них доходы уменьшились на четверть.

А куда же тогда делись прибавка ВВП, рост экономики? Оказывается, они ушли высшим 10 процентам населения. Богатые стали богаче, а бедные – беднее.

 

* * *

 

Глобализация, которая привела к закрытию многих промышленных предприятий в США (в станкостроении, судостроении, автопроме и сталелитейной индустрии), выплеснула в ряды безработных или на более низкооплачиваемые места в сфере услуг миллионы белых рабочих средней квалификации, которые еще в 1950-1960-е годы блаженствовали. Штаты стали люмпенизироваться. Самым ярким примером Туроу считает бездомных, чья армия стала расти с конца 1970-х, достигнув 600 тысяч в США и 600–800 тысяч, например, во Франции.

Другой вид американских люмпенов (5,8 миллиона душ) – это мужики трудоспособного возраста, которые в прошлом потеряли работу, не обучаются, не имеют права на пенсию по старости и живут без всякого видимого источника средств на существование. Они не голосуют на выборах, не обращаются в полицию, не всегда посылают своих детей в школу. И даже телефона у таких особей, как правило, нет. Этих людей называют «Третьим миром» в недрах США, сравнивая с босяками из жалких африканских стран. Скоро этот «внутренний Третий мир» вберет в себя десятки миллионов американцев.

Начала развиваться «культура трущоб» – появление массы необразованных, не обученных никакому ремеслу стад городской молодежи. Воспитанное телевизором, агрессивное и склонное к насилию, это стадо двуногих недочеловеков обильно питает преступность, страдает наркоманией и хочет жить хорошо, но зарабатывать не может.

 

* * *

 

Одновременно идет обособление богатых. «Богатые будут оплачивать из своих все более высоких доходов охраняющую их безопасность частную стражу, тогда как средний класс должен будет довольствоваться опасными улицами, плохими школами, неубранным мусором и ухудшающимся транспортом…» «В наши дни сообщества, обнесенные стенами с запертыми воротами и охраняемые частной полицией, опять стали расти. Если считать многоквартирные дома с частной охраной, то теперь 28 миллионов американцев живут в таких сообществах, и число это, как ожидают, удвоится в ближайшее десятилетие…В Калифорнии есть сообщество со стеной, крепостным рвом, подъемным мостом и устройством „боллард“, которое выстреливает трехфутовый металлический цилиндр в днище машины, которую не захотят пропустить. Само слово „боллард“ происходит из Темных веков. И хотя это крайний случай, но есть тридцать тысяч сообществ, где индивиды, как в Средние века, отделяют себя от внешнего мира стенами, и охраной…

…Очень скоро оказывается, что эти обнесенные стенами и охраняемые сообщества начинают требовать скидок со своих налогов, так как они не пользуются местными службами, и устраивают налоговые мятежи, требуя сокращения их местных налогов – чем лишают других граждан общественных служб, сохраняя свои хорошо обеспеченные, частные…»

Так пишет Туроу, сравнивая эти процессы с распадом Римской империи, где власть «приватизировалась», а города приходили в упадок.

Отсюда – и весьма зримая перспектива краха американского демократического государства, его принципа «один человек – один голос». Глобализация снова выдвигает на повестку дня принцип «выживает лишь сильнейший». Если ты не богат – ты не человек. А это значит, что богатые, обладая реальной властью, произведут ба-альшие перемены в американских политических порядках…

Уже в начале 2000-го специалисты американского Института изучения экономической политики имени Томаса Роу заявили, что за последнее десятилетие бедные в США становились все беднее, а богатые – все богаче. Оказывается, доходы 10 процентов самых бедных семей выросли только на 110 долларов, достигнув 12 900 долларов в год, тогда как прибытки 10 «верхних» возросли на 17 870 долларов – до 137 480 долларов в год.

 

* * *

 

Наконец, добавим к списку еще несколько опасных болезней Америки. Например, перспективу 2015 года, когда число белых граждан США станет меньше числа негров, азиатов и латиносов. Что означает преобладание плохо образованных, бедных, пораженных преступностью и наркоманией этносов – смотри расовый бунт в Лос-Анджелесе 1992 года, когда на подавление негров, грабивших магазины, пришлось бросить армейские части с боевыми вертолетами.

Есть проблема распада семьи и падения рождаемости. Туроу пишет, что глобализированный капитализм в США делает невыгодным ни деторождение, ни совместную жизнь. (Наводнение Западной Европы неграми, арабами и турками в 2030-х годах – опасность уже всем очевидная.)

Есть проблема повальной наркотизации населения США, проблема ужасающе низкого уровня школьного образования и превращения американских общедоступных школ в сборища юной шпаны…

Как говорится, лыко в строку. В газете «Дуэль» (№ 5 за 2000 г.) я наткнулся на перепечатку статьи из швейцарской газеты «Матэн». Некий Бернар Раппа пишет, что США в XXI веке могут прийти в упадок. «Поглотив XX век, сцапает ли Америка и XXI? На первый взгляд, нет причин в этом сомневаться…», но… усилившись благодаря революции в Интернете, укрепившись с расчленением СССР, получая «подпитку» благодаря «быкам Уолл-стрит» (финансовым спекулянтам с Нью-Йоркской фондовой биржи), «американское опьянение, судя по всему, не имеет границ». Хотя янки имеют преимущества в экономическом, технологическом и дипломатическом плане и еще в поп-культуре да в кулинарии быстрого питания («Макдональдсы»). Теперь янки пытаются «конвертировать весь мир в глобализацию», глубоко уверенные в своей победе в борьбе за рынки будущего.

Однако швейцарец предупреждает: тотальной американской победы в XXI веке может и не быть. Возможна настоящая битва между западным и восточным берегами Атлантики. Разъедаемые гангреной насилия, разрушением социальной сети и пропастью, растущей между богачами и «списанными со счетов» людьми, США могут быть вовлечены в спираль упадка с удивительной быстротой. XX век показал, что европейцы могут постоять за себя. Например, в области биотехнологий американские корпорации полагали, что смогут навязать миру свои генетически модифицированные семена без всяких споров. Однако европейцы вынудили их отступить. Да и во время сессии ВТО (Всемирной торговой организации) в Сиэтле в ноябре 1999 года, когда США пытались навязать глобальную экономику всему миру, были мощные демонстрации протеста. Все это говорит, по мнению Раппы, о трещинах в могуществе Америки, которое уже достигло своих пределов.

Мы не разделяем оптимизма швейцарца ни по поводу достижения предела американской власти, ни по поводу способностей скурвившейся Европы. Но показательны признаки упадка, которые он замечает в Америке…

 

* * *

 

Конечно, если смотреть нынешнее россиянское телевидение, то в мире как бы и не происходит ничего, кроме свадеб голливудских кинозвезд, показов мод и сексуальных скандалов с американскими президентами. Но многие ли знают о том, что в США уже возникла целая культура «гражданской милиции» – десятков тысяч белых мужчин с оружием, сплоченных в отряды? А ведь эти люди во весь голос говорят о своем недовольстве политикой вашингтонского правительства, которое делает белых изгоями в собственной стране, открывая пути для черных, половых извращенцев и наркоманов. Эти люди исполнены ненависти к евреям, которые, по их мнению, захватили власть, финансы и средства массовых коммуникаций в США и теперь уничтожают белую расу, открывая путь для засилья варварской негритянской культуры. Они хотят возврата к идеалам XIX столетия.

У них есть собственная стройная система представлений о том, что Вашингтон приносит Америку в жертву Новому мировому порядку, и потому правительство (которое они называют ZOG – сионистское оккупационное правительство) давно держит тайные концентрационные лагеря, посылая в полеты странные вертолеты – черные, без опознавательных знаков. У гражданской милиции давно есть свои газеты и журналы. И плевать на то, что их взгляды могут быть большим заблуждением, – главное, их исповедуют люди с оружием в руках.

Эти люди уже дали о себе знать. В 1994-м властям США пришлось штурмом брать поселок одной из группировок гражданской милиции, секты «Ветвь Давидова». Во вспыхнувшем пожаре погибло много людей, и в отместку сочувствовавшие секте белые ребята в 1995-м взорвали здание федеральных властей в Оклахома-Сити. А если вы посмотрите нынешние американские кинобоевики, то увидите, как во многих из них подобные белые экстремисты, ненавидящие федеральные власти, то пытаются захватить ядерные боеголовки, то завладеть бактериологическим оружием, то Белый дом взорвать…

Недовольство белого населения нынешним засильем цветных вызывает к жизни страх новой гражданской войны в США. В 1997-м на американские экраны вышел довольно-таки посредственный фильм, который так и назывался – «Вторая гражданская война» (вторая – после первой, 1861–1865 гг.). Но интересна его фабула. Между Индией и Пакистаном вспыхивает война, и по Исламабаду наносится ядерный удар. Масса пакистанских беженцев устремляется в США, президент коих решает расселить их в южной части страны. Но губернатор Техаса заявляет: нет! Мы, белые, не хотим на свои деньги содержать этих чернозадых, кормить их и поить. И вообще мы не хотим, чтобы они занимали нашу землю, отбирая рабочие места и бюджетные деньги у коренных американцев. Техасцы мобилизуют национальную гвардию, вооружаются – и вспыхивают бои с федеральной армией…

Ох и трудно же придется Штатам на стремнине глобализации!

 

* * *

 

И вот уже в США с тревогой отмечается обнищание рабочих. Экономист Центра стратегических и международных исследований Эдвард Луттвак утверждает, что глобальная конкуренция пропускает «людей через мясорубку» и уничтожает сплоченность общества (Г.П. Мартин, X. Шуманн. Западня глобализации. Москва, «Альпина», 2001 г., стр. 167),

Забастовки не помогают: капиталисты ставят рабочих на колени, переводя производство в Азию, где забастовок нет. А рабочая сила покорна.

Объединение Европы в одну Еврозону, маниакальное стремление Запада расширять ВТО только ускоряют процесс крушения прежнего, благополучного мира достатка, демократии и «прав человека».

Старик Маркс, глядя на происходящее с того света, довольно улыбается в густую бороду. Умерев в 1883 году, он точно предвидел будущее. Просто появление Советского государства на век задержало воплощение его теории.

 

ГЛАВА 3

Лишь один из пяти, или Вечер в Вечном рейхе

 

Ума не приложу, что двигало европейскими и американскими политиками, когда они последовательно вели дело именно к такому финалу. Чем они думали, когда ломали экономические границы между странами, мастерили ВТО, разбирали механизмы государственного регулирования экономики и даже когда торопливо сколачивали Евросоюз, объединяя в нем высокооплачиваемых немцев с дешевыми рабочими из Португалии и теперь уже даже из Литвы. Хотя загадки, наверное, не получится: все же власть на Западе сосредоточена в руках капиталистов, а им нынешние процессы по душе.

Но что делать той же Европе? Если производство отчасти уйдет из нее, а отчасти сосредоточится на малолюдных предприятиях, то что делать двумстам миллионам «лишних» людей? Ни туристическая индустрия, ни дома моделей, ни бордели им рабочих мест не обеспечат. Сельское хозяйство? Оно и так обеспечивает Европу продовольствием выше головы, его некуда девать.

Может быть, европейцы (и американцы тоже) превратятся в миллионы изобретателей, научных гениев и конструкторов? А их эпохальные изобретения будут затем тиражировать фабрики в Азии и Латинской Америке, отдавая львиную долю прибыли создателям чудес? Вряд ли, читатель. Ведь для этого потребны колоссальные вложения в построение системы образования высшего класса. Но, во-первых, нынешние правительства просто не в силах обеспечить такие вложения: капитал не позволит обложить себя большими налогами. А во-вторых, образование в Европе и США находится в кризисе, оно деградирует. Со времен студенческих бунтов 1968 года, когда молодежь вышла воевать против капитализма с красными знаменами, с именами Мао, Ленина и Че Гевары на устах, властители Запада сильно изменили образование. Оно стало «кусочным», «мозаичным», не дающим целостной картины мира. Такое образование плодит корыстолюбивых болванов-потребителей с кругозором муравья, идеальных людей-винтиков для встраивания в большие системы. Такое образование предотвращает бунтарство и обеспечивает власть капиталу, но не превращает людей в творцов и гениев.

 

* * *

 

Какое же будущее предуготовано западному миру? Оказывается, его элита уже имеет свой план. Еще в сентябре 1995 года фонд Горбачева созвал представительный шабаш западной аристократии в сан-францисском отеле «Фермонт». Тут были и медиамагнаты, и «жрецы» из Стэнфорда, Оксфорда и Гарварда, и капитаны крупных корпораций. Именно там делается ошеломительный вывод: для функционирования мировой экономики в XXI веке понадобится не больше 20 процентов нынешнего населения. Именно такая часть в условиях глобализации окажется рентабельной. Только один из каждых пяти землян. Эти 20 процентов в любой стране мира останутся полноценным населением, которое сможет участвовать в жизни общества, зарабатывать деньги и потреблять.

А вот остальные 80 процентов людей ожидает очень трудная, полная лишений и страданий жизнь. Они по большому счету не нужны. Их, конечно, не станут сгонять в лагеря смерти. Но их придется держать в покорности, обеспечивая постепенное вымирание «нерентабельного» населения. В общем, западная элита во «Фермонте» изложила тот же план Пятой мировой войны, что и М. Калашников с Ю. Крупновым в книге «Гнев орка».

Для 80 процентов мировых неудачников, обреченных глобализацией на нищету и неполноценность, на той фермонтской конференции американский интеллектуал Збигнев Бжезинский предложил политику «титтитейнмента» (tittytainment), что на русский язык можно перевести как «сиськовение». (Бжезинский образовал свой термин из двух слов: titties – сиськи, титьки, entertainment – развлечение.) То есть лишнему населению предложат «титьку» в виде пропитания, достаточного для поддержания жизнедеятельности, и еще развлечения, которые послужат «информационным наркотиком», который скрасит безрадостное существование. Далеко за примером ходить не надо: сиськовение применяется в нынешней Россиянии, где нищим россиянцам преподносится букет развлечений по телевидению. Но теперь это будущее готовится уже не для несчастных русских, а для тех, кто еще недавно считал себя «белой костью», – для американцев, немцев, англичан, французов и вообще европейцев! И то, что случилось с гражданами СССР, – это, оказывается, было генеральной репетицией глобального процесса. Фермонтские мудрецы всерьез считают, что большинство населения западных стран согласится подметать улицы городов почти задаром или работать помощниками в домашнем хозяйстве за жалкие гроши.

Вот та «столбовая дорога развития мировой цивилизации», ради возвращения на которую толпы кретинов разгромили Советский Союз. Вот то будущее, от которого нас хранила великая империя. Души красноармейцев и всех тех, кто положил свою жизнь в борьбе за укрепление и победы СССР, могут успокоиться: они дрались за будущее, которое было намного лучше.

 

* * *

 

Значит, сам собой напрашивается вывод: в первой трети этого века западный мир будет расколот и расслоен. На очень бедных, просто бедных – и богатых. Ах, если бы это расслоение шло между странами! Если бы, скажем, рядом с богатыми Францией и Германией влачили жалкое существование Греция или Португалия, а рядом с Соединенными Штатами – голодраная Мексика. Так нет же! Зоны невероятной бедности и кричащего богатства образуются внутри этих государств, еще вчера служивших олицетворением всеобщего достатка.

В недалеком будущем, путешествуя по США или Франции, наблюдатель за какой-нибудь день пути увидит много миров. Он встретит и сверкающие технополисы вместе с глобальными финансовыми центрами, и картины мертвых, ржавых заводов, очень похожие на пейзажи русской промышленной катастрофы 1990-х. Он встретит огороженные высокими стенами от всего мира поселения богатых людей – хорошие дома, центры развлечений, частные школы и службы безопасности, аккуратные лужайки, автономные электростанции, свои источники чистой воды. Вертолетные площадки. Детки гуляют с гувернерами. Никто деток без сопровождения за пределы поселения не выпустит. Дома преуспевающей касты европейцев и американцев представляются просто чудесами: полная компьютеризация, связанность жилищ друг с другом через информационные сети, микроклимат и чудеса энергосберегающей технологии, узлы связи, возможность погружаться в виртуальные миры и вести бизнес, не выходя из своей виллы. Тут будут отличные фитнес-центры и клиники.

Но по периметру этих «островков рая» – вооруженные автоматами охранники с натасканными собаками, минные поля и колючая проволока, электронные системы слежения. И это неудивительно: ведь за стенами колонии лежит мир нищеты, мир неудачников, наркоманов, беспризорников и преступников. Будем откровенными: предтечи таких поселений благополучного класса уже есть и в Бразилии, и в России, и в США.

Путешественник проедет дальше – и увидит пришедшие в упадок города, заселенные выходцами из Африки и Азии. Он словно попадет на остров Востока в сердце Европы. Голосят с минаретов муэдзины. Смуглокожие и курчавые обитатели трущоб будут жить словно у себя на родине – большими семьями, кланами-тейпами, по своим законам, где нет ни полиции, ни западных судов. Тут вам будет и шариат, и многоженство, и кровная месть. И никакого вам западного гражданского общества. В общем, сегодня уже целые района Марселя живут почти так же.

Путешественник встретит и бедные города, населенные остатками белых европейцев, теперь тоже весьма и весьма небогатых. Тут будут места под властью уголовных банд и территории власти бритоголовых. Он увидит заброшенные шахты, поросшие деревьями и бурьяном, запустевшие шахтерские городки. Он увидит депрессивные регионы, столь знакомые ему по Россиянии 1990-х годов. Встретятся ему и относительно благополучные общины, сумевшие вписаться в глобальный рынок. Но, отъехав всего на десяток километров, наблюдатель попадет в бывший промышленный район, поразится картинам мертвых фабрик и заводов. А после он въедет в уцелевший мегаполис, где еще есть средний класс, а муниципалитет как-то ухитряется поддерживать порядок.

 

* * *

 

Наверное, бывший западный мир станет созвездием процветающих общин, окруженных миром нищеты, но связанных между собой информационно-финансовыми сетями и линиями скоростных транспортных коммуникаций. С одной стороны, такими «островами благополучия» станут поселения богатых, торгово-денежные центры и технополисы, с другой – общины вокруг морских и воздушных гаваней, где сложатся и центры компактных сверхэффективных производств. Тут же расположатся нефтебазы и новейшие производства по переработке углеводородов. С третьей – «верхний мир» образуют центры удовольствий и пороков, с четвертой – курорты морские и горнолыжные. Наверное, в особые острова благополучия выделятся центры подготовки элиты, университеты, которые превратятся в подобия крупных средневековых монастырей, со своими деловыми сетями и производствами, бизнес-инкубаторами и технопарками, электростанциями и клиниками. В общем, получится что-то вроде того университета, который описан в нашумевшем романе «Пурпурные реки».

Этот «верхний мир» будет интернациональным по образу и подобию класса феодалов в классическом Средневековье, когда не было патриотизма в понимании XX века и когда рыцари из Испании, Франции и Германии, например, ощущали себя какой-то особой расой господ (пусть и разноязычной), и эта раса была для них бесконечно далекой от подлого люда, черни, ремесленников и крестьян. В Средние века французский феодал ощущал себя стократ ближе к английскому аристократу, нежели к немытому Жаку-земледельцу, хотя последний и говорил на одном с рыцарем языке.

В мире глобализации аналогом средневековых феодалов станут те самые 20 процентов людей, которые впишутся в мировой рынок и получат жизненные блага высшего качества. Ну а те, кто не вписался и оказался «нерентабельным» и «нерыночным» населением (смотри книгу М. Калашникова и Ю.Крупнова «Гнев орка»), станут той самой массой «подлой черни», которая за людей-то считаться не будет.

Странствуя по Европе победившей глобализации, путешественник увидит процветающие сельские хозяйства, расположенные вокруг процветающих общин господ и успешных городов. Но за пределами этой аграрной периферии «мира процветания» наш исследователь узрит и очень бедные, полунатуральные крестьянские общины, и какие-нибудь коммуны-поселения из остатков антиглобалистов, неонацистов (разной степени успешности), которые смогут выживать лишь на пределе своих душевных и физических сил. А кое-где он наткнется просто на целые селения выходцев из Азии.

Скорее всего, политическая карта Европы будет выглядеть как лоскутное одеяло, как пестрая мозаика из самоуправляющихся (исключительно богачами) муниципалитетов, «торговых республик» (с правом голоса лишь для бизнесменов), глобальных концернов, корпораций и консорциумов, изолированных колоний процветающего класса, полудохлых автономий и множества почти номинальных «государств», всяческих нижних силезий и верхних богемий.

Соответственно разломится и социум. Гражданского общества, по которому сходят с ума россиянские интеллигенты, больше не станет. Раса господ образует свой Рейх, свою сетевую общность. Там будут собственные бароны и графы, епископы и кардиналы. Эта каста породит собственные законы жизни и политики. Поскольку богатый класс сможет воспользоваться самыми последними достижениями компьютеризации, медицины, генной инженерии и технологий расширения сознания, поскольку его образ жизни и питания станет разительно отличаться от остальной массы, то господа действительно превратятся в отдельную расу, которая и психической организацией, и силой, и внешним обликом резко выделится на фоне нищих.

Нищим же предстоит деградация, очень похожую на ту, которую претерпела основная масса советского среднего класса при Горбачеве и Ельцине. Они дебилизируются с помощью масс-медиа, станут питаться очень нездорово, они окажутся отлученными от достижений цивилизации и от нормального образования – потому что все это будет им не по карману.

Скорее всего, власть высших в таком прекрасном новом мире будет поддерживаться с помощью высокоэффективных технологий манипуляции сознанием черни. Дешевые цифровые телевизоры будут даже в жалких лачугах. Индустрия дебилизации, всяческих ток-, садомазо – и кровавых шоу, голливудской продукции, сериалов, «за стеклом» и «последних героев», виртуальной реальности и фантоматики достигнет совершенства, воздействуя прямо на подсознание. Это будет чистой воды «титтитейнмент»-сиськовение по Бжезинскому.

Конечно, так удастся править не всеми. Часть нищих все равно будет сбиваться в банды, чтобы промышлять грабежом, чтобы выходить на большие дороги. Будут группы заговорщиков, тайные общества, группировки коммунистов, религиозных сектантов и нацистов, мечтающих о построении своих счастливых и справедливых миров. Скорее всего, в Европе распространится и радикальный ислам, ряды которого пополнят не только эмигранты с Востока, но и молодые европейцы, привлеченные боевитостью мусульманских радикалов, их призывами отомстить богатым. Мы увидим ваххабитов-французов, моджахедов-немцев, услышим призывы к газавату (священной войне) на итальянском языке. Но фантастические достижения в области скрытого психозондирования, спутникового и воздушного контроля позволят касте господ быстро обнаруживать центры сплочения бунтарей, проникать в них и уничтожать бунт в зародыше!

Порядок будут поддерживать войска США, расположенные в нескольких важных базах, и целая система частных армий, действующих по контрактам и подрядам. Последние, например, смогут патрулировать торговые пути, автострады, монорельсовые дороги и нефтепроводы летучимиотрядами, уничтожая мелкие банды любителей пограбить. В тесном переплетении с армейскими структурами станет действовать сеть доведенных до совершенства спецслужб.

Американская военная система, оснащенная воздушно-космическим, высокоточным, климатическим, биологическим, психотронным и ядерным оружием избирательного воздействия, обладающая сонмами боевых роботов и «кибернасекомых», сможет защитить такой неофеодальный мир от возможной экспансии армий с китайского и мусульманского Востока. (Если, конечно, единый Китай вообще сохранится.) Гиперзвуковые бомбардировщики глобального радиуса действия с гиперзвуковыми крылатыми ракетами смогут уничтожить любую сухопутную армию, сосредоточивающуюся для вторжения в Европу и Северную Америку, перетопят любой флот, готовящийся перебросить дивизии Китая через океан.

 

* * *

 

Необычной станет и экономика этого мира. Ее нельзя считать чисто рыночной. Скорее она превратится в многоярусную. На самом верху окажется «экономика посвященных», «экономика доступа». Здесь соберутся такие технологии, пользоваться которыми дозволят лишь узкому кругу господ, посвященных, индоктринированных. Здесь будут технологии управления сознанием, создания совершенных человеческих существ, предвидения будущего и технологии комбинирования любых вещей из атомов. Никакой непосвященный, пусть он окажется и трижды Рокфеллером, ни за какие деньги подобные блага не получит, пока не пройдет все степени приобщения к высшей касте.

В этом ярусе будет царствовать коммунизм для господ.

Ниже расположится ярус метакапитализма, технологий производства технологий, организационного оружия, высший уровень финансового дела. Еще ниже – царство «хай тек» и «хай хьюм», высоких и гуманитарных технологий, ядерного комплекса, авиакосмоса и военного производства. На этих уровнях воцарится социализм, плановое хозяйство. И только под ними ляжет ярус рынка, где все меряется на деньги.

Но еще ниже расположатся слои феодальной, рабовладельческой и первобытно-натуральной экономик, которые образуются в толще париев, нищих слоев населения.

И, конечно, в этом мире отойдут полностью в область преданий и легенд всякие пенсии и социальные пособия.

 

* * *

 

Наконец, этот мир будет существовать при жестокой нехватке энергоносителей, нефти и газа. Их распределение попадет в руки касты господ, в руки тех, кто будет контролировать последние крупные запасы углеводородов в Персидском заливе, на Каспии, в дельте Оби и на востоке Сибири. А может быть – и в Антарктиде.

Никакого рынка в распределении нефти и газа в будущем не будет. Будет только план.

 

* * *
 

Наше досье

 

 

Политком. ру

 

Чтобы достичь западного уровня жизни, население России нужно сократить на 85 %.

 

Только 5 % экономически активного населения в России относятся к категории специалистов высшей квалификации. Остальным можно сказать: спасибо, все свободны.

Замечательно утопические предположения о возможности прыжка России в постиндустриальную стадию развития разбиваются о реальную действительность. Министерство труда и социального развития РФ предупреждает о резком падении уровня квалификации рабочей силы в России и производительности труда.

По сведениям Минтруда, только пять процентов экономически активного населения в России относятся к категории специалистов высшей квалификации. В ФРГ этот показатель составляет сейчас 56 процентов, а в США – 43 процента. Ситуация на российском рынке труда характеризуется чрезмерным уровнем занятости. В период с 1990 по 1998 год объем ВВП сократился в России на 42,5 процента, в то время как численность занятых уменьшилась только на 15 процентов. Эти данные указывают на значительное падение производительности труда в стране.

Можно возразить, что огромное количество людей из сферы производства перешло в сферу предпринимательской деятельности и в сектор услуг. Многие считают это одним из признаков постиндустриальной стадии развития. Однако в сферу каких именно услуг перешли эти люди, каким именно предпринимательством они занялись? В России в подавляющем большинстве случаев речь идет о торговом и посредническом бизнесе. Вот там и надо искать большую часть людей, выпавших из производства, а отнюдь не среди ученых, программистов, микробиологов, специалистов по высоким технологиям. Эти отрасли ощущают острейший кадровый голод.

Квалификация падает, потребительские настроения растут. Этот процесс начался отнюдь не с началом перестройки. Корни его лежат в советском времени, когда и расцвел культ халявного безделья на базе некой якобы имевшей место исключительности по классовому признаку. Тогда же начала развиваться и революция потребительских запросов, не обоснованных реальным трудовым вкладом. Но именно в 90-х годах эти настроения получили идеологическую опору и достигли наивысшего развития.

В социуме благодаря образам массовой культуры складывается ложное впечатление о том, что какие-то безумные химики со вздыбленными волосами, замороченные программисты и подпольные хакеры могут обеспечить процветание страны. Рассуждая о Западе, следует трезво отдавать себе отчет в том, что его постиндустриальное устройство возможно лишь благодаря наличию остального индустриального и доиндустриального мира, откуда берется сырье и энергия, куда переносятся производства, где существуют огромные массы дешевой (гораздо более дешевой, чем в России) рабочей силы.

Между прочим, и издержки производства там куда ниже российских. Постиндустриальный Запад де-факто управляет миром и, как и любой хозяин или даже управляющий, получает за это самые большие деньги. Это несомненный успех западной цивилизации. У России таких возможностей нет и в ближайшей исторической перспективе не предвидится. И уж что точно не грозит России, так это скачок в постиндустриальную эпоху через разруху и бездорожье.

Точнее говоря, подобный скачок теоретически возможен в одном случае – если количество населения страны сократится как раз до тех пяти процентов, которые имеют высокую квалификацию, плюс тех, кто занимается добычей, переработкой и транспортировкой экспортного сырья (пока оно будет оставаться), а также тех, кто будет управлять этими людьми и обслуживать инфраструктуру. Вряд ли речь здесь может идти более чем о 15 процентах населения. Остальным следует в очередной раз сказать «извините». Причем в их числе будут и те, кто сейчас считает себя чуть ли не солью новой российской земли.

Трудно сказать, осознают ли это авторы теорий подобного «скачка». Важно, чтобы это осознавали те, кому эти теории адресованы. В первую очередь речь идет о власти, так как политическая подоплека появления этих разговоров очевидна. Российское руководство, осознавая наличие целого ряда очень серьезных, почти неразрешимых проблем, активно ищет выход. В том числе речь идет и о публичных сигналах для общества в предвыборный период. Власть интуитивно дистанцируется от неудач прошлых лет, пытаясь выглядеть оптимистично, и таинственно намекает на то, что она этот выход знает. Обслуживающий интеллектуальный аппарат тут же предлагает различные варианты, один другого интереснее. Вполне в соответствии с псевдонациональной, лубочной традицией выход предлагается чудесный – лихо скакнуть от лопающихся труб и переполненных сортиров в мир белых халатов, компьютеров и космической связи. Предпосылки для этого якобы имеются. Тем, кто попроще, предлагается помечтать о том, как Россия в скором времени станет делать топливо из воды и завалит им весь мир, или о домах, стоящих копейки и собирающихся за три минуты. Однако мифы имеют свойство рассеиваться.

 

Сергей Михеев, обозреватель «Политком. ру».

 

* * *

 

Такой строй уже нельзя назвать капитализмом. Это что-то совсем иное, что-то из мира мрачной фантастики. Действительно, ведь исчезает массовый платежеспособный потребитель, какой был в привычном нам мире.

Такой прогноз кажется мрачным, но он все ближе к реальности. Современный турбокапитализм с его ВТО и полной свободой уничтожает рабочие места на Западе. Мартин и Шуманн в уже цитированной книге приводят пример прозрения некогда одного из самых ярых адептов неограниченного капитализма и безудержного повышения эффективности производства, главного экономиста банка «Морган Стэнли» Стивена Роуча. В 1996 году тот публично сравнил реструктуризацию американской экономики, сокращение реальной зарплаты и массовые увольнения рабочих с примитивной подсечно-огневой системой земледелия, при которой варварски вырубались и выжигались леса. «Истощение почвы» неизбежно.

Прозревший Роуч понимает: изменен сам тип развития западного мира. Теперь его господа хотят не приращивать общее богатство, а оставить его на прежнем уровне, но лишить большинство живущих доступа к нему. Они не хотят создавать ничего действительно нового в науке и технике, предпочитая экономить.

Теперь понятно, от какого «счастья» хранил всю планету Советский Союз, наша дорогая «империя зла». Будь он сегодня на карте мира – и фермонтский сценарий развития человечества никогда не мог появиться. Равно, впрочем, как не могло случиться и 11 сентября 2001 года. Теперь понятно, что разрушение Берлинской стены и Беловежская пуща открыли дорогу не к свету – они выпустили наружу силы ада.

Но нашей рабоче-крестьянской империи больше нет, и аристократия западного мира неутомимо толкает историю именно в сторону раскола мира на 20 процентов «чистых» и 80 процентов «нечистых». Парадоксально, но именно капитаны западного капитализма становятся могильщиками последнего, создавая нечто новое. Что это?

Это – Вечный рейх.

 

* * *

 

Именно этим словом мы в книгах «Третий проект» (Сергей Кугушев и Максим Калашников) и «Гнев орка» (Максим Калашников и Юрий Крупнов) назвали тот строй, который должен родиться в результате окончательного решения «русского вопроса», в результате завершения глобализации и окончания Пятой мировой войны, начавшейся в сентябре 2001 года. Это – строй власти 20 процентов «рентабельного» населения (расы господ) над 80 процентами рабов.

Как все эти авторы и считали, Пятую мировую ведут не США, не сионисты и не масоны, а нечто гораздо более страшное – новое сообщество человеческих мутантов, носителей духа «добывания трофеев», античеловеков. Мы, используя термин еврейского банкира Жака Аттали, считаем их новыми кочевниками, космополитической сетью игроков с историей. Это – крупнейшие финансовые спекулянты и владельцы массмедиа, которые делают своей силовой базой Соединенные Штаты. Сам Аттали, создавая термин «новые кочевники», всецело их поддерживает и вообще глядит с восхищением на эту новую расу. Мы же считаем, что с этой нечистью придется вступить в смертельную схватку.

Но уже не одни мы видим новых господ планеты. Уже появляются и другие термины для их описания – глобалы, космократы, мондиалисты. Но, в общем, это – одно и то же и относится к нашим создателям глобального кастового общества, Вечного рейха.

Дело в том, читатель, что в их мировом порядке Россия и русские (смотри «Гнев орка») обречены на уничтожение. А меня, читатель, это совсем не устраивает. Но об этом – после. Давайте продолжим познавать то будущее, в котором русским придется сражаться за свою жизнь.

 

 

ОКНО В БУДУЩЕЕ: ДЕЖА-ВЮ ВЕК СПУСТЯ

 

Есть такой психологический термин – «дежа-вю». Обозначает он явление, с которым каждый из нас не раз сталкивался в жизни. Иной раз, попадая в ту или иную ситуацию, мы вдруг застываем от изумления: нам кажется, что мы когда-то это уже видели, уже переживали такой же момент. Нам кажется, что были те же лица, те же разговоры и точно такая же коллизия. Только где мы это видели – во сне или наяву?

Природы этого явления не знает никто. Может быть, и вправду наша душа может совершать путешествия в будущее. Однако когда я, историк по образованию, наблюдаю коллизии в мире 2000-х годов и тенденции его развития, то испытываю свое «дежа-вю». Такое складывается впечатление, что история вернулась в 1900-е годы…

 

* * *

 

Как – то в редакцию газеты, в которой работал я, пришел бомжеватого вида еврей с полумавританской внешностью, представлявший очередной «аналитический центр», каких наша интеллигентщина в изобилии наплодила в последние годы. «Мавр» принес статью с каким-то немыслимым заголовком, суть которой сводилась к избитому тезису о том, что в 1917 году проклятый Владимир Ленин увлек Россию куда-то в сторону, с траектории общемирового развития и заставил описать 70-летнюю загогулину. А вот теперь пришел другой Владимир (Путин), который возвращает нас на общечеловеческую магистраль…

Эти взгляды очень распространены. Современный обыватель, в сущности, очень глуп. Он думает, что если бы не 1917-й, то жить России в очень красивом капитализме с человеческим лицом, в стране всеобщего благоденствия.

Но теперь мы уверены, что этот самый красивый, филантропический капитализм возник благодаря двум факторам: победе русских коммунистов и приходу к власти национал-социалистов в Германии. И первое и второе было реакцией на самые гнусные черты капитализма первой трети XX века. И в первом, и во втором случае за революционерами последовали десятки миллионов людей. Однако нацизм быстро подавили, и главным фактором отклонения истории от прежней траектории стал Советский Союз. Именно существование СССР заставило капиталистов прекратить расстреливать рабочие демонстрации и поступаться частью прибылей ради обеспечения народа и работой, и хорошими заработками.

Но как только СССР погиб, капитализм очень быстро стал возвращаться к практике начала XX века. Что мы видим сегодня? Те же войны за передел мира, хотя и под новыми предлогами. Опять войны служат быстрому перераспределению богатств в пользу крупного бизнеса. Мы становимся свидетелями той же монополизации бизнеса и захвата корпорациями безраздельного господства над целыми сегментами рынка. Мы снова видим схватку за источники важнейшего сырья. У власти становятся откровенные ставленники большого капитала. Даже разница между богатыми и бедными растет, даже средний класс погибает.

Конечно, все это происходит на более высоком технологическом уровне и в очень изменившемся мире. Таков уж закон отрицания отрицания, выведенный еще Гегелем, его знаменитая спираль развития. Но тем не менее в нынешнем мире опять создаются те же предпосылки, которые в свое время породили мировые войны, сильное коммунистическое движение, национал-социализм и фашизм. Дежа-вю, господа, форменное дежа-вю.

И вот в таком-то мире предстоит жить России завтрашнего дня. Нам нужно готовиться к войнам и потрясениям. Ведь капитализму предстоит не то чтобы умереть – его ждет очень мучительное и кровавое перерождение в нечто совсем иное.

 

ГЛАВА 4

Фашизм и нацизм как светлое будущее

 

Когда мы с Сергеем Кугушевым писали «Третий проект», то сделали уязвивший души многих вывод: фашизм и национал-социализм, а также сталинский строй стали прообразами будущего людей в XXI столетии. Просто эти попытки, по нашему разумению, были преждевременными и стояли на неподобающей технологической базе. 1945 год на полвека как бы заморозил историю, но после падения СССР наступила оттепель, и история эта опять понеслась вскачь. К светлому будущему. К нацизму и фашизму. И что люди еще долго станут вспоминать 1950– 1980-е годы как потерянный рай.

В самом деле, читатель, в среде россиянских интеллектуальных уродов принято называть семьдесят лет советской власти отступлением от столбовой дороги развития цивилизации или историческим вывихом. Но, по здравом размышлении, таким вывихом нужно считать историю всего мира во второй части XX века. И Запада тоже. Потому что большинство своей истории человечество жило по законам, совершенно непохожим на то, что было создано в XX веке европейцами и американцами.

Большую часть своей истории люди не знали, что такое «права человека». Большую часть истории они не стеснялись подавлять свободу слова, отправлять на казнь политических оппонентов, расстреливать забастовки работников, объявлять одну религию господствующей, регулировать цены государственными установлениями, вводить диктаторские системы правления, грабить побежденных. Они не давали избирательных прав женщинам и бедным, они бы никогда не поняли, почему непослушных детей нельзя наказывать розгой, а преступников – вешать. Они убивали гомосексуалистов и лесбиянок, презирали пацифистов и «косящих» от армии, считали актеров и певцов париями общества, не любили людей другого цвета кожи и, в общем, делали все то, что во второй половине XX века стало считаться плохим.

И вот теперь XX век действительно кончился. И снова фашизм да нацизм претендуют на роль светлого будущего для всего человечества.

 

* * *

 

Прошу понять меня правильно: фашизм и национал-социализм – это не одно и то же. Более того, это разные явления. Гитлер вопреки идеологическим штампам никогда не был фашистом и наверняка оскорблялся, когда его так обзывали. Просто советская пропаганда не любила употреблять слово «национал-социализм» из-за второй его части. Получалось, что мы, строители социализма, сражаемся с другими строителями социализма. Хоть они при этом еще и «национал-», однако в бой идут тоже под красным знаменем, хотя и со свастикой. А тут, если покопаться в архивах, можно было найти предложение 1918 года нашивать на рукава и буденовки красноармейцев не пятиконечные звезды, а свастики (не помню уж, кто предлагал, но эскизные рисунки сам видел).

Так чем же фашизм отличается от национал-социализма (нацизма)? Тем, как они делят людей на касты или сорта. (Демократия, кстати, их тоже делит – по толщине кошельков, хотя и не признается в этом.) Итак, для нациста есть высшая раса (его народ), союзные его расе братские народы (например, для Гитлера это британцы, скандинавы, фламандцы и другие носители языков с древнегерманскими корнями, романские народы плюс кельты, иранцы, индусы и финны). И есть низшие расы. В случае Гитлера – это негры, евреи-семиты, славяне (окромя онемеченных чехов и хорватов) и др. С точки зрения нациста, принадлежность к высшим расам сразу же делает человека существом высшего порядка. Самым ранним примером нацизма служит крайний сионизм, экстремальный еврейский национализм, который объявлял единственными людьми на свете евреев, «богоизбранный народ», а всех остальных – гоями.

Так вот, с точки зрения национал-социалиста Гитлера, например, немец, даже самый последний забулдыга, – это высшая раса, и он по определению выше еврея или русского, будь они хоть трижды гениями. Потому как еврей и русский – это люди низших рас.

Национал – социализм существовал в Германии при Гитлере. А еще в Израиле в его классический период, когда запрещались браки между евреями и неевреями, а местные арабы были лишены гражданских прав.

Фашизм же плевать хотел на национальность человека. Он интернационален. Фашизм делит людей на сорта независимо от их крови. Например, классический европейский фашизм возрождал средневековое деление: на священников, воинов, тружеников и рабов. В одной касте воинов (очень уважаемых фашистами) могут оказаться и немец, и еврей, и русский. И в касте священников, и среди рабов.

Нацист смотрит на национальность человека. Фашист – на то, кто перед ним по своему духу и способностям.

Но бывает и такой фашизм, который кладет в основу деления людей на сорта не способность сражаться за идею, а совсем другие качества.

 

* * *

 

То, что должно родиться в результате глобализации новых кочевников, – это глобальный фашизм. Тот, в котором 20 процентов господ правят 80 процентами быдла. В данном случае в господствующую касту попадает тот, кто безжалостен в конкуренции, кто умеет добывать деньги, не гнушаясь никакими средствами.

Передел мира и расслоение человечества на 20 процентов «чистых» и 80 процентов «нечистых» – это цель Пятой мировой войны, которую Антицивилизация новых кочевников начала в 2001 году. И об этой войне мы написали в «Гневе орка». Какой же мир должен возникнуть после победы врагов рода человеческого?

…Представьте себе планету-сад, мир-заповедник. Почти идеальная экологическая чистота. Раса господ живет в россыпи прекрасных поселений в местах с самым уютным климатом, под сильной охраной. Все эти колонии господ связаны между собой сетью телекоммуникаций, уже Экстранетом, а не примитивным Интернетом. Здесь свободно циркулируют капиталы. Скорее всего, новые кочевники, сосредоточив в своих руках монополию на передовые медицинские знания, психотехнологии и генную инженерию, сделают из себя биологически улучшенную, новую расу. Впервые в истории господа на деле, а не на словах будут биологически отличаться от подвластного населения.

Такой вариант становится единственно возможным для Золотого интернационала неокочевников. Уже в XX веке выяснилось, что даже межпланетные путешествия, не говоря уж о межзвездных перелетах, – это чудовищно дорогая вещь, к тому же весьма неблизкая в перспективе. А это значит, что еще не один век нам придется жить на Земле, ресурсы которой иссякают слишком быстро. Переселение людей в океанские глубины или в громадные города – орбитальные станции – тоже предстало как экстравагантный вариант, нерентабельный и неимоверно дорогой. Стало быть, главари мирового капитализма решили, что в таких условиях лучше немного изменить модель развития своего строя так, чтобы получилась нынешняя глобализация по принципу «20 на 80».

В то же время перед Вечным рейхом встала очень трудная, критическая для него задача: нужно во что бы то ни стало остановить развитие огромной части человечества. Время идет очень быстро, и то, что было верхом технологических чудес в 1945 году, становится обыденностью к концу XX столетия. Уже и не самые развитые страны способны производить ядерные бомбы и баллистические ракеты, используя завезенное из других стран гражданское оборудование. А уж о прогрессе современной биологической науки даже говорить не надо. А что будет дальше? И волосы западных властителей зашевелились на их головах: они ясно увидели перспективу мира, в котором ядерное и бактериологическое оружие есть у сотен владельцев – уже не только государств, но даже религиозных сообществ и подпольных организаций. Особенно из той части человечества, которую обрекают на сокращение, на зачисление в те самые 80 процентов.

И план начал приводиться в действие.

Как вы понимаете, если план, обрисованный в отеле «Фермонт», будет воплощен, в странах Запада установится настоящий фашизм. Никакой демократии в странах, в которых 80 процентов жителей обрекаются на звание «лишних людей», быть не может. Западный бизнес уже начинает говорить о том, что все эти выборы, политика, толкотня разных партий мешают ему делать дела. И если глобализация будет полной, то демократия на Западе уйдет в прошлое. 80 процентов быдла нужно подавлять и держать в покорности.

Конечно, такой фашизм, выросший из неограниченной свободы рынка, будет очень не похож на те представления о фашизме, которые бытовали полвека назад. Глобализированный фашизм Вечного рейха получится тоньше, технологически намного оснащеннее. Быть может, правители даже оставят внешнюю мишуру всяких выборов и парламентов. Развитые технологии управления сознанием масс плюс умелый «подсчет голосов» всегда приведут к власти тех, кого надо. Дебилизированные массы истребляемого населения будут свято верить в то, что они сами выбрали себе своих президентов. Согласитесь, что все это нам, русским, очень хорошо знакомо.

 

* * *

 

Ну, с картиной господских колоний все ясно. А что будет существовать вокруг этих анклавов Вечного рейха? Скорее всего, то будет масса новых независимых государств. Всяких – монархий, республик, ханств и каганатов. Все они будут ничтожными, совершенно безвредными для новых кочевников обломками сегодняшних стран. В общем, то будет сонмище больших и малых албаний. В них не останется ни исследовательских центров, ни настоящих университетов, ни современной промышленности. Они будут поставлять на мировой рынок только сырье, местные сувениры, красивых женщин и детей. Задача остановки развития и тотальной деградации тем самым прекрасно решится. Режимы этих «государств» будут в состоянии только собирать налоги с подданных, содержать слабые полицейские армии и проводить экономическую политику, скопированную с рекомендаций МВФ (либерализация, либерализация и еще раз либерализация вместе с отсутствием границ для движения капиталов и максимальной «прозрачностью»). Одно лишь это обеспечит полную экономическую разруху.

Впрочем, неизбежно возникновение карликовых режимов с родоплеменными националистами во главе. Будут нам всяческие бурдистаны, масконии и габардино-архарии во главе со своими дуче и «баши» под знаменами с крылатыми львами и пятиглавыми орлами. Эти вожди станут писать очередные «книгу-книг-намэ», где докажут жуткую древность и мудрость своих племен. Вот уж кому-кому, а именно их подданным придется жить в криминально-националистическом аду.

Но разве это огорчит Вечный рейх? Нисколько! Ведь тем легче объявить о том, что в очередном Татарстане нарушаются права человека, там окопался экстремизм и международный терроризм, которые нужно искоренить. Борьба с терроризмом станет прямо-таки чудесным оружием. Под предлогом оной можно разрушить любые ростки полноценной экономики, остановить любое развитие. Стоит объявить какую-либо страну гнездом террора (нарушения прав человека, экстремизма, криминала) – и душить ее можно на полностью законных основаниях. Ах, вы хотите закупать современные прецизионные станки? Вы явно собираетесь производить оружие массового поражения! Строите АЭС? Это для обзаведения ядерным оружием! Вы завозите биохимические субстанции и оборудование для производства лекарств? Да вы под этим соусом занимаетесь накоплением биологического оружия! Кадры химиков готовите? Значит, делаете топливо для баллистических ракет и боевые газы. На всех основаниях вы подвергаетесь бомбово-ракетным налетам нашего воздушно-космического флота!

Прекрасная политика, которая не позволит появиться ни одному реактору, ни одной модели современного самолета или образцу космической техники, неподконтрольным Вечному рейху. Лишенные поля для приложения своих способностей, из этих мелкотравчатых государств будут вовсю уезжать мало-мальски талантливые ученые, пополняя собой лаборатории Вечного рейха.

Насчет экстремизма и терроризма даже слишком уж лгать не придется. Если 80 процентов землян обречены на участь нищих «излишков» населения, то они неминуемо возмутятся, став питательной средой для всех означенных явлений. А уж ненависть к евреям как усилится, учитывая национальную принадлежность финансистов и медиамагнатов глобализированной эпохи!

А дальше – больше. Абсолютная власть всегда развращает. У Вечного рейха не будет никакого противовеса или контролера. Разве он остановит развитие биологического оружия? Появление искусственно выведенных смертельных болезней, которые могут поражать миллиарды людей, – дело практически завершенное. Мор может косить огромные массы населения, и им будет нечем защищаться – ведь вакцины от неведомых болезней окажутся только у создателей этой напасти: в колониях избранных, в твердынях господ. Точно так же есть возможность поражать избирательно лишь строго определенные расы или этнические группы. И никто не сможет пресечь такую войну. Прямо-таки идеальный способ для очищения планеты от излишнего населения.

Скопище мелких государств будет очень легко отлучить от скудеющих источников нефти и газа, переведя их на потребление древесного спирта и угля.

 

* * *

 

И не стоит, друзья мои, недооценивать «раздробительного» сценария. В одной лишь старушке Европе тлеет множество очагов сепаратизма и раскола. Фламандцы и валлоны в Бельгии, сторонники независимости Бретани и Корсики во Франции, несколько очагов национализма в Испании, где баски – это лишь самый яркий пример. Не забудем Италию, где есть сторонники отделения Падании, севера страны. Об Азии, Африке и Латинской Америке даже говорить не приходится! На горьком опыте нашей родины – СССР мы прекрасно знаем, как легко можно раздуть сепаратизм и поссорить людей, еще вчера живших в мире и согласии, особенно в сытом обществе. Немного усилий – и вот те, кто еще намедни женил своих сыновей на дочерях из другого народа, сегодня превращается в озверелую толпу погромщиков.

А терроризм – это ведь прекрасно моделируемое явление. Тот, кто держит в руках мировые телесети и самые сильные спецслужбы, может устраивать самые впечатляющие теракты и катастрофы тогда, когда это необходимо по сценарию. Это мы с вами тоже проходили. Можно имитировать «естественный исторический процесс» и всякие «случайности» уже на современном технологическом уровне. То-то еще будет!

 

* * *

 

«А где же нацизм?» – спросите вы меня. А это, читатель, – другая возможная траектория развития «цивилизованного мира». Все больше умных людей говорит о том, что глобализация провалится и что на самом деле мир ожидает деглобализация – эпоха, в которой страны и целые блоки государств опять отгородятся друг от друга таможенными тарифами и всевозможными преградами на пути свободного течения капиталов, начав политику «экономического национализма».

Давайте допустим вариант, при котором американцы, французы, немцы и прочие граждане западного мира не захотят становиться лишним населением. Давайте посмотрим, что ждет мир, если сами западники пошлют глобализацию на три буквы, а ВТО просто-напросто развалится.

Но если это случится, то рая не наступит. В этом случае Западу тоже будет очень больно. По очень простой причине: части производств он уже лишился и будет вынужден налаживать их заново. Все окажутся похожими на слепых котят, которые попали в новый, неведомый мир – очень жестокий и нестабильный, напичканный разными проблемами и дефицитами. Народу в США и Европе придется отвыкать от дешевых товаров из жарких стран, приучаясь жить более скромно. То есть придется больше работать и меньше потреблять. Нужно будет привыкать к экономии нефти – потому что станет ощущаться ее нехватка и дороговизна. Запад окажется перед необходимостью тратить больше денег на обучение инженеров и ученых, чем на помощь инвалидам и половым извращенцам, – потому что понадобится переходить на новые технологии, возрождая для этого и образование, и науку. Иначе просто нельзя подготовиться к жизни в «мире-без-нефти». Ну а миллионам людей в странах заходящего солнца придется коренным образом ломать свою жизнь, осваивая новые профессии. Ведь старые их навыки окажутся невостребованными в новом мире. Все придется создавать заново – и государственные институты, и внешнюю политику, и экономику, претерпевая лишения перехода в новую эпоху, которая сменяет собой индустриальную эру.

И вот тут-то западники приходят прямиком к нацизму. Потому что в этом варианте будущего и США, и европейские страны сталкиваются с громадными проблемами, которые демократическая модель общества решить не в состоянии.

 

* * *

 

Среди американцев и европейцев довольно-таки много людей, в той или иной степени склонных к нацизму. Скажем, в США миллионы белых работящих мужиков недовольны тем, что их предприятия закрываются и переводятся в Мексику с ее дешевой рабсилой, что им, белым американцам, приходится терпеть падение заработков и конкурировать за рабочие места с пришлыми латиносами и прочими иммигрантами. Им не нравится политкорректность, и они уверены в том, что негры обнаглели, что они живут теперь за счет белых. Аналогичные настроения есть и в Европе – с той только разницей, что ненависть обращается не на негров и мексиканцев, а на пришлых турок, арабов, курдов, иммигрантов из Юго-Восточной Азии и из бывшего советского блока. Австрийцы уже голосовали за Йорга Хайдера, признававшегося в любви к экономической политике Третьего рейха. И во Франции позиции националистов очень сильны. И в Германии они усиливаются.

Нацизм есть в культурно-психологическом коде европейцев. Экономический национализм подобен цепной реакции. Стоит лишь начать – и переход к национализму политическому предопределен. Очень скоро западные страны в деглобализированном мире столкнутся с проблемой старения собственных народов, с тем, что у них не хватает молодых людей белой расы. Следовательно, нужно будет перейти к политике а) стимулирования рождаемости, б) беспощадной борьбы с наркотиками и прочими уничтожителями жизненной энергии. Опыт показывает, что с этими задачами либеральный капитализм справиться не в силах, что лучше всего для этого предназначен национал-социализм. Только он – и не надо ахать – может обеспечить реальные блага и льготы многодетным молодым семьям белых людей. И этот же строй лучше всего обеспечивает и контроль за бизнесом, и мобилизацию средств на технологическое развитие, и борьбу с наплывом эмигрантов из афро-азиатских стран, и предоставление работы тем, кто остался без оной. Наконец, только очень жесткий режим способен сломить эгоистические устремления капиталистов, которые сегодня не хотят закрывать целые отрасли старой экономики ради перехода на новые технологии. Скажем, разве владельцы огромных теплоэлектростанций на газе и угле захотят массового распространения новых источников электричества, компактных, установленных у каждого потребителя? Ведь это обесценивает их капиталовложения в громадные станции, отбивает у них рынок. Так что и тут понадобится помощь диктаторов.

Уже был период, когда нацизм воцарялся в Германии и Австрии, когда он чуть не пробился к власти в Британии. В 1920-1930-е годы почти вся Европа оказалась под властью совершенно недемократических режимов, когда авторитарно-националистические (а также нацистские и фашистские) правители «володели» Испанией и Португалией, Австрией (до 1938 г.) и Польшей, Румынией, Болгарией и Венгрией – не считая, собственно, Италии с Германией. А история на новом витке своем вновь приближается к похожей стадии, к «новым 1930-м годам».

Зародыши нацизма есть среди многих антиглобалистских и экологических движений в Европе. Разве нельзя допустить, что кризис и обнищание не выведут все это на поверхность?

Однако, покончив с глобализацией и порвав с ВТО, европейцы, например, вряд ли сохранят единую Европу с единой валютой. Все равно произойдет размежевание на суверенные государства. Вряд ли шведскому работнику захочется понижать свой заработок (28 евро в час в 2002 г.) до уровня португальца (8 евро в час в 2002 г.) или литовца (4 евро). Скорее всего, европейцы объединятся в военном плане и в проведении совместных научно-технических проектов.

Но и в Европе, и в США националистские режимы натолкнутся на необходимость решать проклятые вопросы современности, причем отнюдь не демократическими методами.

 

* * *

 

Возьмем, например, необходимость взять в ежовые рукавицы собственный бизнес. Ведь ему очень нравится возможность свободно перемещать деньги по всему свету, пользоваться дешевыми иностранными рабочими и бегать от налогов. Только сила заставит бизнес снова открывать производства в западных странах, опить платить рабочим высокую зарплату, раскошеливаться на налоги. Совершить подобное может лишь диктаторская власть с развитой машиной секретных служб.

При этом, загнав бизнес домой, такая власть будет вынуждена подавлять и рабочее движение, обеспечив капиталистам выгоду хотя бы в этом. Скорее всего, западным рабочим объяснят: «Для сохранения нормальной работы вам придется поступиться и свободами, и частью заработка. Вы будете получать намного больше китайцев, но все же не так много, как в 1970-е годы». Соответственно получат дубинкой по башке и «зеленые»: чтобы не мешали промышленникам.

Нацистской Европе и националистическим США придется мобилизовать большие средства на крупные экономические и научно-технические проекты. Ведь грядет эра иссякания нефти, и надо сохранять конкурентоспособность. А это значит, что нужны обширные государственные программы в области авиации, космоса, ядерной энергии, в сфере освоения новых видов топлива и энергии, громадные вложения в возрождение образования. Кому это по силам? Только тоталитарным режимам.

Одновременно нужно пресечь наплыв в свои страны некоренных, пришельцев из Африки, Азии, Латинской Америки и с обломков соцлагеря. Стало быть, нужно стрелять на поражение, устраивать массовые депортации, держать концлагеря, тянуть колючую проволоку по границам, а в своих городах держать специальные службы по выявлению лиц «без прописки». Опять-таки придется строить тоталитарный режим.

 

* * *

 

Но самая трудная работа для вероятных антиглобалистских режимов в США и Европе предстоит с собственным белым населением.

Первая проблема – это вопрос стариков. Поскольку белые западники не хотят рожать детей, то их страны стареют. Через пару десятилетий пенсии и пособии стариков станут поглощать громадные средства, отбирая у государства всякую возможность поддерживать оборону, высокотехнологичный сектор, науку, образование и самое главное – молодежь. Поэтому придется насильно лишать стариков права голоса, урезать им пенсии до голодного минимума (заодно поощряя нынешнюю молодежь рожать детей – единственную опору в преклонных годах).

Одновременно придется волевым порядком оказывать помощь молодежи, производящей на свет двоих и более отпрысков, давая таким семьям жилье, льготные ссуды и прочие блага. Ну а такую политику способен проводить лишь национал-социалистический режим.

Но поскольку для исправления положения потребуются минимум два десятилетия, то антиглобалистским режимам придется вести вполне нацистскую политику по ввозу в страну этнически приемлемых иммигрантов – белых специалистов и квалифицированных рабочих, которые могут влиться в местную культуру, не вызывая раздражения у местного населения.

 

* * *

 

Ну а там, где национализм, – там и милитаризация общества, поощрение его воинственности. Это, впрочем, тоже неудивительно. Ведь что быстрее всего развивает технологии и поднимает производство? Гонка вооружений. Что позволит радикально решить проблему затопления Европы выходцами из стран Азии и Африки? Да только применение генетически сконструированного биологического оружия, приспособленного для высокоточного поражения строго определенных рас и народов. (Таковое оружие способны применить лишь очень решительные правители а-ля фюрер.) Одновременно новые технологии, которые делают лишними множество рабочих рук, заставят режимы будущего искать способ занять безработную молодежь. И вот тут опыт Третьего рейха может оказаться весьма соблазнительным. Армии разных видов – вот прекрасный аккумулятор для буйной юности.

 

* * *

 

Тяжелая борьба предстоит на культурном фронте. Антиглобалистским и националистическим властям понадобится восстанавливать этику накопления и труда, а не потребления. Придется заставлять народ больше работать и откладывать деньги, чем развлекаться. А для этого нужно покончить с нынешней «телевизионной культурой», которая, собственно говоря, и разрушает этику труда.

Профессор Лестер Туроу в книге «Будущее капитализма» (1997 г.) считает, что разрушается та мораль, которая и подняла Америку к вершинам могущества: трудиться и копить деньги, соблюдая при этом законы. Телевизор, сотни его викторин или игр типа «Колеса удачи» учат совсем другому. Счастье – немедленно. Нет, нет, нет, мы хотим сегодня… «Индивидуальное потребление прославляется как единственный предмет личного честолюбия, индивидуальное достижение – как единственная законная цель. Для телевизионного героя нет смерти и ограничений реального мира. Нет долга и жертвы, нет общественной обязанности, нет общего блага. Любое поведение считается законным: ценности воплощаются не в действиях людей, а в их чувствах. Чувствуйте, но не думайте. Общайтесь, но не обещайте. Воспитывается цинизм, поскольку все герои в конечном счете изображаются как глупцы…

Под давлением средств массинформа, не верящих, что готовность ждать имеет какую-либо ценность, процент людей, верящих в ценность упорного труда, за последние десять лет упал с 60 до 44 процентов. Разрушение прошлого и устранение социальных механизмов, которые связывают личный опыт человека с опытом прошлых поколений, представляет жуткое явление конца XX века.

В нынешнем мире сосед, которого чаще всего приглашают в гости, – это нереальный сосед. Это телевизионная семья, которая гораздо (примерно вчетверо) богаче реальной средней американской семьи. Она оставляет у настоящей американской семьи крайне преувеличенное, ошибочное представление о том, насколько богат средний американец. Сравнивая себя с этой мифической семьей, все испытывают в конечном счете чувство ущербности.

В мире «средств» никто никогда не работает, кроме полицейских и торговцев наркотиками. Мир телевидения – это мир потребления без производства. В прошлом, если верить телевидению, ничего не надо было делать, чтобы обеспечить хорошую жизнь в настоящем. И в настоящем ничего не надо делать, чтобы обеспечить потребление в будущем. Инвестиций в будущее просто не бывает. Но капиталистическая экономика должна делать инвестиции в будущее, если ей суждено выжить.

Капиталистическая культура и телевизионная культура превосходно подходят друг к другу, поскольку обе заинтересованы в деньгах. Но их ценности несовместимы. Первая должна иметь в виду будущее, вторая же не видит никакого будущего, если это будущее требует жертв… Трудно даже представить себе возбуждающий телевизионный спектакль о людях, терпеливо откладывающих потребление для того, чтобы инвестировать в будущее…»

Это очень важно. Туроу все время твердит о том, что США для выживания надо гораздо больше денег тратить на образование, высокие технологии, на воспитание молодежи. То есть жрать и роскошествовать поменьше, побольше сберегая. Но мешает телевизор. «…Официально он поет гимны капитализму, но неофициально прививает целый ряд антипродуктивных ценностей. Имя этой игры – потребление. Никто не должен откладывать немедленное удовлетворение своих желаний. В стране телевидения примечательным образом отсутствуют творцы и строители. Временные кругозоры становятся все короче и вследствие идеологии телепрограмм, и ввиду способов подачи материала – все более быстрых переходов от одной сцены к другой. Поставьте хронометр во время вечерней программы новостей и измерьте, сколько времени телевизор отводит любому сколь угодно важному предмету.

Может ли деятель телевидения делать инвестиции и реформы, важные для будущего?…Он – крайний потребитель в настоящем. Откуда ему взять ценности для поддержания необходимых вложений в образование, научно-исследовательские работы и инфраструктуру? Что же случится, если их не будет?»

В общем, в таком варианте Западу придется покончить с нынешним раздольем гедонизма и вернуться к пуританской морали образца советской и американской 1910-1950-х годов.

 

* * *

 

Так что, читатель, будущее мира колеблется между фашизмом и национализмом, переходящим в национал-социализм. Вот почему мы сделали шокирующий вывод о том, что в 1945 году история была «заморожена» и вот теперь, после гибели СССР, этот лед растаял.

Нам придется жить в очень жестоком мире.

Быть может, вариант деглобализированного мира со взлетом национализма станет отнюдь не самым худшим для русских. Во всяком случае, нам будет легче разговаривать с европейцами, которые станут отчаянно нуждаться в наших энергоресурсах. Их агрессивные устремления можно будет погасить угрозой ядерного уничтожения. Кроме того, Европе в этом сценарии будущего будет не до экспансии – слишком много сил поглотит процесс внутреннего переустройства старого континента. Куда более актуальными для Европы окажутся задачи обороны от проникновения в нее мусульман. Да и память о неудачных вторжениях в Россию прошлых двух веков скорее всего удержит наших соседей от повторения этих попыток. Зато возникают предпосылки для формирования союза против Америки. Но тут уж многое будет зависеть от того, насколько успешно мы сами справимся с укреплением своего Русского мира.

 

ГЛАВА 5

Столкновение с «другим человечеством»

 

Планета – сад. Планета-заповедник. По сравнению с концом XX века население сократилось в несколько раз. Не дымят трубы огромных промышленных районов.

По планете рассеяны «созвездия» фешенебельных поселков. Там живет раса господ. В этом редконаселенном мире свободно обращаются капиталы…

Такова мечта нашего врага. Но в борьбе за ее воплощение Вечному рейху придется столкнуться с «другим человечеством» – с Китаем и той частью человечества, на которую он отбрасывает свою гигантскую культурную тень. По сути дела, это – «второе человечество», которое разительно отличается и от западников, и от русских, и от мусульман.

 

* * *

 

Уже в 2000-х годах Москва по сравнению с Пекином производила впечатление провинции. Попадая в столицу Китая, ты поражаешься зрелищу огромных башен деловых центров. Эти «плазы» закрывают горизонт, они растут то здесь, то там. Бродя по стерильно чистым улицам Пекина, ты чувствуешь биение мощного делового пульса, по сравнению с которым московский – все равно что трепыхание старческого сердца на фоне сильного кардиоритма молодого атлета. Здесь, в Пекине, буквально кожей ощущаешь, что в Китай вкладываются десятки миллиардов долларов. Что эти инвестиции идут в дело, крепя китайскую силу.

 

* * *

 

Китай сегодня играет огромную роль в огромном Тихоокеанском мире. Даже в странах, которые демонстрируют свою независимость от Пекина, китайский капитал на самом деле играет первую скрипку. В Малайзии или Индонезии, граждане которых отнюдь не все узкоглазы и желтокожи, китайская община контролирует практически всю деловую жизнь.

Именно этот мир серьезно поднялся на глобализации. Именно он стал перетягивать к себе те рабочие места и производства, которые исчезают на Западе. На этом поприще его успехи огромны. Зрелище суперсовременных производств и сверкающих небоскребов потрясает всех нас.

У азиатских «драконов» имеются свои козыри для прорыва. Во-первых, плевать они хотели на демократию. Авторитарные режимы обеспечивают стабильность и то, что громадные деньги не отвлекаются на выборные балаганы раз в четыре года. Жесткая власть пресекает всякие попытки рабочих забастовать. Впрочем, здешнее население совершенно не избаловано социальными льготами, оно давно приучено к покорности и прилежанию в труде. Оно действительно может работать очень аккуратно и квалифицированно за мизерные, с точки зрения западника, деньги. А кое-где государство в этих странах-«драконах» идет на применение и полуфеодального труда. Например, в середине 1990-х отделение концерна «Сименс» в Индонезии своих работниц из местных заставляло вкалывать по шесть-семь дней в неделю, запирая их на ночь в общежитии. При том что месячная зарплата их равнялась дневному заработку на такой же работе в Германии. (В этом случае до мелочей повторяется опыт японских корпораций начала XX века, которые тоже запирали работниц на ночь в охраняемых казармах.)

Эти страны можно назвать «человеческими муравейниками», страшными своей целеустремленностью и организованностью.

 

* * *

 

Дешевая рабочая сила по-прежнему манит в эти страны крупные корпорации. Но есть у азиатов и второй козырь.

Чихать они хотели на каноны либерального монетаризма, по которым целиком строится экономическая жизнь в деградирующей Россиянии и во многом – уже в самих странах Запада. С точки зрения азиатов, только полные болваны могут добиваться абсолютного неучастия государства в экономике. Восток очень прагматичен. Если нужно построить электростанцию – на Востоке потратят на это деньги из государственного бюджета, нимало не смущаясь тем, что это «нерыночно». Пусть идиоты из России или Мексики рвутся в мировой рынок любой ценой, превращая в руины свою экономику – для азиатов интеграция в этот рынок служит не целью, а лишь средством для своего усиления.

Если надо – они защищают свою промышленность высокими таможенными пошлинами. Если успешно идет экспорт тех или иных товаров, их государства поддерживают экспортеров налоговыми льготами, бесплатно предоставляют им инфраструктуру. Они добиваются того, чтобы местные фирмы включались в состав местных филиалов транснациональных корпораций – дабы свои ребята набирались передового опыта. Если эти корпорации налаживают у них, скажем, производство автомобилей, то азиаты добиваются железной нормы: чтобы 70 процентов частей этой машины производились здесь же. Малайзия с Индонезией подобно СССР вот уже много лет живут по пятилетним планам развития, и первая к 2020 году по уровню ВВП на душу населения догонит США. До 37 процентов ее бюджета вкладывается в новые производства, тогда как Россияния весь бюджет проедает или отдает за долги на Запад. Малайзия уже вышла на третье место по производству электроники, уступая только США и Японии.

В Китае сохраняется прекрасная система мобилизации и вложения средств в самые важные направления технологических прорывов. Есть могущественная и таинственная организация – Комиссия КНР по науке, технике и оборонной промышленности. Она проводит громадную работу (целую череду специальных операций!) по получению всякими способами новейших западных технологий двойного назначения, которые внедряются затем в китайскую экономику, обеспечивая ей стремительное развитие. Об этой комиссии ходят самые невероятные слухи. Якобы она добывает валюту для покупки, подкупа западных фирмачей и промышленного шпионажа, получив под контроль огромные коммерческие предприятия, на которых трудятся рабы-заключенные. Что эта комиссия, дескать, наладила экспорт ценного сырья и даже биологических материалов, полученных из тел младенцев. Бог с ними, с этими слухами – важен сам принцип мобилизации. Миллиарды долларов, заработанных на сырье, текут не в карманы кучки олигархического отребья, а служат развитию огромной страны, вкладываются в ее будущее.

В 1986 году китайцы приняли «Программу 863» – грандиозный план развития науки и техники. Было это в том же году, в котором Горбач объявил аналогичную программу ускорения. Но если у россиянцев все закончилось крахом, то китайцы уже заняли сильные позиции в микроэлектронике и оптоволоконной технике, в космической отрасли, в биотехнологии и в энергосберегающих технологиях. В 1988 году Пекин принял программу «Факел», по которой стремительно коммерциализирует новейшие разработки, в том числе – которые выкачивает из умирающей России или крадет в США.

Плоды такой мобилизации уже налицо. Возьмем одну из самых перспективных на сегодня отраслей – биотехнологию. Специалисту-микробиологу или генному инженеру в ранге младшего научного сотрудника, которые едут работать из России в США, платят по 18–24 тысячи долларов в год. Если такие ученые уезжают в Еврозону, то получают где-то 15 тысяч. Китайцы, вербуя наших биологов, кладут им жалованье в 30 тысяч долларов. Они в момент написания этой книги готовили первый пилотируемый полет в космос на китайском корабле, почти скопированном с советского «Союза». У них в стране действуют 120 технопарков и зон развития высоких технологий. В них финансирование работ на 40 процентов обеспечивает бюджет государства, а остальное берут на себя частные инвесторы.

Наконец, азиаты огромные деньги вкладывают в создание передовой системы образования.

Именно эта часть землян совсем не желает быть лишь материалом для творцов Вечного рейха. Именно азиатские страны и народы бросают вызов новым кочевникам, рассчитывая сбросить Запад с вершин мирового первенства.

 

* * *

 

Нам могут сказать, что на самом деле азиатские «драконы» уступают Западу интеллектуально. Дескать, они только тиражируют изделия высоких технологий, которые разрабатываются на Западе. А главные прибыли в сегодняшнем мире получают создатели высоких технологий и, более того, владельцы «технологий для производства технологий». Что с того, что предприятия по производству кремниевых микросхем расположены в Азии, если сами микросхемы проектируются в западных краях? Нам говорят и о том, что система образования «драконов» готовит отменных, нечеловечески аккуратных инженеров, но зато не умеет готовить дерзких разумом изобретателей. Что у азиатов много хороших научных работников, но слишком мало ученых исследователей. Мол, по природе своей азиаты неспособны к тому же творчеству, что и белый человек.

Все это так, читатель. Но ведь нельзя не видеть того, как система образования на Западе ухудшается и скользит вниз. (Это – тема отдельной книги, и потому мы упоминаем об этом лишь мимоходом.) США уже вынуждены завозить себе ученых из Индии и Китая. Так что положение вскоре изменится. И «драконы» смогут порождать свои технологические прорывы.

Конечно, Китай и его культурные спутники пока могут лишь мечтать о советских возможностях 1985 года в области космической техники, авиастроения, ядерного комплекса и оборонной промышленности. Их научно-исследовательская база гораздо слабее, чем в СССР двадцатилетней давности. Они еще не могут строить суперкомпьютеры. Но они идут в этом направлении и движутся очень упорно, с великой целеустремленностью! Они овладеют и этими орудиями мировой силы.

А это значит, что «другое человечество» неминуемо столкнется в жестокой схватке за будущее с Вечным рейхом.

 

* * *

 

Сделаем парадоксальный для многих вывод. В XXI веке победу в борьбе за власть над миром одержит тот, кто сможет пойти путем, совершенно отличным от западного. Тот, кто сможет развить самые современные технологии и космическую технику, но одновременно оградит своих людей от западной скверны. Тот, кто силой остановит экспансию телевизионной мерзости, но зато даст народу множество полезных книг, сохранив культуру чтения и мышления.

Страна, которая совместит строительство храмов и ядерных центров, которая сумеет сохранить крепость семьи и любовь к детишкам – с экспансией в ближний космос. Иными словами, победа будет за теми, кто сможет скрестить многовековые традиции с научно-техническим прогрессом. Словно собранный, мускулистый хищник, такая страна ворвется в глобализированный мир, такой нестабильный и расколотый, в котором 80 процентов «низов» ненавидят 20 процентов «верхов». Такой хищник к чертовой матери разорвет все сети Вечного рейха и начнет пожирать новых кочевников.

Такая страна-победитель должна сурово, вплоть до применения своеобразной инквизиции, уничтожать все попытки навязать себе «масскультуру» американского образца, размягчающий «гуманизм», дурацкую «демократию». Такая страна должна иметь если не монархическую, то диктаторскую власть, которая опирается на мощный свод обычаев и традиций империи. Тот, кому суждено повергнуть Запад во прах, обязан большие деньги тратить на подготовку имперской молодежи в многочисленных школах воинов, технических клубах, кадетских корпусах, создавая расу сильных, здоровых, храбрых людей.

Такой победитель не сможет полностью закрыться от влияний внешнего мира – один Интернет чего стоит! – но зато он способен создать конкурирующие с западной культуру, музыку, стиль жизни, которые закалятся в непрерывной борьбе с силами разложения. Он должен добиться того, чтобы молодежь такой «консервативно-революционной» страны с презрением и превосходством смотрела на своих западных сверстников. Глядите: мы – мускулисты, умны и образованны, нас любят женщины, мы не знаем наркотиков, а эти западники по сравнению с нами – просто тупые обезьяны. В конце концов, идеал коротко стриженного воина, например, в рубашке с закатанными рукавами, открывающими сильные руки, сексуально притягательного, подтянутого, забьет образ сутулого тщедушного существа с лохмами, крашенных анилиновыми красками волос, одетого в клоунские шаровары и ботинки с развязанными шнурками. Это западные девочки будут мастурбировать в постелях, представляя людей из расы господ.

Я очень хотел бы, чтоб это были наши ребята, широкоскулые славяне и стройные тюрки! Но, увы, пока нас опережают китайцы.

Такая страна-победитель оградит себя от дьявольской глобализации, сохранив отечественные промышленность и крестьянство, научив свой народ довольствоваться только своим.

Вы скажете, что без демократии не будет развиваться экономика, остановится технический прогресс? Об этом нам твердят господа либералы. Один мне заявил по Интернету: «Это что же – опять за каменный забор с пулеметам прятаться? Отстанем от всего мира». Но внимательное изучение величайших технических прорывов XX века говорит о том, что они достигнуты в пору самую что ни на есть нелиберальную, под крылом жестких режимов. Или же в нелиберальных системах были заложены основы таких прорывов. Реактивная авиация создана гитлеровцами. Ракетно-космическая техника, прорыв в околоземье, освоение мирной ядерной энергии – заслуга сталинского СССР. Современная химическая промышленность создана в кайзеровской Германии. Ядерное оружие и компьютер появились в нелиберальных США 1940-х, которые тогда были страной людей с квадратными подбородками и стрижками «ежиком». А наиболее впечатляющие примеры экономического роста после Второй мировой (кроме Германии) дали авторитарные режимы Азии. Только Ли Куанью в Сингапуре и Дэн Сяопин в Китае чего стоят.

Изучение биографий наших великих конструкторов 1910-х годов рождения говорит о том, что эти люди, обеспечившие нам титанический прорыв в 1950-1960-е годы, выросли без телевидения или Интернета, на одних лишь книгах. Да еще какими людьми стали – до сих пор плоды их умов вывозят на Запад. Развитие современной техники до сих пор идет на идеях, рожденных полвека назад. Интеллектуальная мощь людей, воспитанных на книжной, а не на видеокультуре, многократно превосходит умственные способности нынешних генераций. Ведь и противоракетная оборона, и космические корабли-челноки, и генная инженерия, и сами информационно-компьютерные сети – все было задумано в 1940– 1950-е годы.

Даст ли такую же «золотую россыпь» идей поколение тупых «нажимателей кнопок», не вылезающих из Интернета? Генерация зрителей современного телевидения, которое брызжет идиотизмом и сиюминутностью? Сильно в этом сомневаюсь. Хотя и не отрицаю, что немногим гениям Интернет действительно может помочь. Изучение же образцов техники, созданных в недрах русского ВПК к началу 1990-х годов (но погубленных нашими либералами), вообще излечивает от комплекса неполноценности перед Западом.

Между прочим, закрытое общество может с успехом закупать на мировом рынке самые современные технологии (а также красть их или получать за взятки), не тратя при этом уйму денег на всякую чушь собачью. Но это общество становится непобедимым, если осмеливается на превращение своей страны в мощный военно-экономический механизм, закрытый от мерзостей глобализации броневым панцирем. Рецептом победы становится создание особого мира со своими культурой, системой цен, человеческими условиями жизни для народа. Держава-корпорация, которая вторгается на мировой рынок как единая сила, вонзая в окружающее пространство «стрелы» своих дочерних фирм, переливая доходы от сырья в высокотехнологичные проекты, захватывая перспективные рынки сбыта.

Советскому Союзу достаточно было даже просто продержаться двадцать лет, хотя бы не снижая достигнутого к 1985 году уровня. А если б мы еще и развились, и провели необходимое сосредоточение империи… Тогда в начале 2000-х годов русские могли бы собирать международные конференции на тему: что нам делать с обанкротившимся, разваливающимся американским государством, в котором власть над ядерным оружием вот-вот достанется чернокожим гангстерам? А вскоре мы могли вообще возглавить многонациональную операцию по взятию под контроль ядерного оружия бывших Соединенных Штатов и оккупации опасной территории на Североамериканском континенте…

Мы этот путь прохлопали. Теперь по нему идут лидеры Азиатско-Тихоокеанского мира – китайцы.

Новые кочевники постараются сделать все, чтобы расколоть Китай на несколько государств так, как был разломлен Советский Союз. Если вы помните 1989 год, то знаете, что эти попытки предпринимались по отношению к нашим империям почти синхронно. В тот год молодые студенты в Пекине устроили грандиозную манифестацию с требованиями демократии. И если бы тогда они добились своего, то Китай наверняка ждал бы распад на Север, Юг, Тибет и Синцьзян – вместе с жестокими межрелигиозными распрями и очень кровавым переделом собственности. В том же 1989-м в СССР начинают бурлить сепаратизмом Прибалтика и Закавказье. Однако китайские вожди не побоялись пресечь угрозу хаоса в стране, бросив на сторонников демократии танки. В Москве этого побоялись, и Красная империя умерла.

Что ж, теперь Вечный рейх просто обязан повторить попытку взрыва Китайской империи изнутри. Без уничтожения китайского единства все планы глобализации, все чертежи раздела человечества на касты господ и рабов можно будет выкидывать на свалку.

Но дело в том, что Китай об этом прекрасно знает и будет до конца сражаться за свое единство.

 

* * *

 

Китай – это очень сложная система, которая гораздо прочнее и устойчивее Советского Союза… Эта империя состоит не только из государства – в ней есть и могучая диаспора, щупальца которой простираются на большую часть мира, и закрытые общества, которые, в отличие от государства, думают больше о грядущем, нежели о дне сегодняшнем. В Китае есть и правящая партия, которая впитала в себя опыт не только тоталитарных машин XX века, но и тысячелетний опыт властителей Поднебесной. Китай нельзя назвать государством в западном, слишком плоском смысле этого слова. В Китае соединяются вещи и явления, сочетание которых способно свести с ума любого западника. Но чем станет Китай завтра?

«Демократическая республика Свободный Китай не была ни демократической, ни свободной. Не была даже республикой. И тем не менее это был, несомненно, Китай, вернувшийся к древним традициям независимой нации. Самая большая политическая единица с единым языком, составляющая две пятых населения Земли, вероятно, производила больше всех остальных стран валового национального продукта. Но никаких официальных данных на сей счет не существовало – китайская экономика была закрыта для посторонних, поскольку правящие классы исповедовали политику протекционизма…

Ко всему прочему, Свободный Китай стал еще и самым большим мегаполисом на планете. Непрерывная цепь плотно расположенных кварталов протянулась полумесяцем от Шеньяна на северо-востоке через Пекин и затем на юг к Суйчжоу и Нанкину, чтобы встретиться со вторым обширным полумесяцем, исходящим из Шанхая. Между ними располагались многочисленные поселения, все это связывали вместе ленточки коммуникаций, которые выросли вдоль рек, каналов и магистралей. Но даже самые плотные скопления высотных башен никогда не были удалены от областей интенсивного сельского хозяйства…

Свободный Китай стал бесконечным пригородом, «страной-муравейником» (этот термин вышел из теории сложных систем, когда один и тот же шаблон повторялся миллиард раз: на каждом уличном перекрестке, в каждом правительственном учреждении, на каждом вокзале, в каждом уличном продавце с самодельной тележкой). Грубо говоря, Китай представлял собой структуру, в которой лишь незначительное число субъектов жило впроголодь, а организованная преступность никогда не была достаточно организованной, чтобы представлять серьезную угрозу, и это способствовало укреплению государства…»

Так написали в своем фантастастическо-футуристическом романе «Колесники» Иэн Стюарт и Джек Коэн. По-моему, очень мудрое провидение!

 

* * *

 

Главной схваткой начавшейся Пятой мировой войны, которой мы с Юрием Крупновым посвятили книгу «Гнев орка», станет великая битва между силами Азии во главе с Китаем и Вечного рейха.

Но вот вопрос: а что в этой беспощадной сече ждет Россиянию)? (Подчеркну: Россиянию), ибо Россия распалась в 1991 году.)

Ничего хорошего. Оба противника смотрят на нас без всякой жалости и сантиментов. Сентиментальность вообще не присуща мировой политике. Для Вечного рейха мы – только «прокладка», только расходный материал и «пушечное мясо», которым можно воевать с Китаем. Я не верю в мифическое «единство белой расы», ради которого стоило бы, забыв обо всем, становиться под знамена Запада. Весь опыт нашей новейшей истории разрушает надежды на то, что с Запада к нам придут инвестиции и новейшие технологии.

Но не верю я и тем, кто призывает, широко открыв глаза от восхищения, искать «сердечного согласия» с китайцами. Для великой империи Востока мы – только жизненное пространство, источник энергоносителей. Пекин не верит в возможность союза с Россиянией. Какой вообще альянс возможен с вымирающей, спивающейся страной, которая устаревает и деградирует на глазах, которой правит лживая и непостоянная верхушка, на весь мир «прославившаяся» и трусостью и вороватостью? Для китайцев мы еще представляем некоторый интерес как склад унаследованных от Советского Союза технологий и научных находок, которыми нужно завладеть, покуда они не устарели окончательно. Потому что, по мнению китайцев, РФ в ее теперешнем виде больше не будет центром научно-технического творчества в советских масштабах.

В общем, невеселая перспектива у страны Эр-Эф в ее нынешнем виде. Ожесточенность будущей схватки копится подобно тому, как нарастает заряд атмосферного электричества в грозовом фронте. Чтобы уцелеть, русским нужно стать самостоятельной силой. Только в этом случае мы обретем возможность творить союзы. Лишь тогда мы сможем создавать большие совместные проекты с азиатами, используя для осуществления своих задумок промышленные возможности Азии. Мне лично по душе альянс неоимперской России с Китаем, Индией, Ираном, Малайзией и другими незападными странами с большими перспективами. Но навязывать это мнение вам, читатель, я не хочу.

 

ГЛАВА 6

О страшном звере пицзеци

 

 

…Учитель спросил:

– А велико ли было животное?

– Оно было размером с лошадь, но высотой с собаку! – ответил Мэн Да.

– Уху! – воскликнул учитель с тревогой. – Это был зверь пицзеци. Его появление в мире всегда предвещает суровую эпоху Куй. А столь большие пицзеци приходят лишь накануне наступления самых ужасных потрясений!

«Лунь Юй». Глава XXII. «Шао мае»

(цитируем по Хольму ван Зайчику, «Дело о полку Игореве»)

 

«Судя по всему, распада Российской Федерации избежать не удастся. Рано или поздно отделятся Сибирь и Дальний Восток. Распад еще должен дойти до своей крайней точки. А потом, может, быть, произойдет новое объединение на основе уже нового проекта. Но он будет уже наднациональным, тем, который примут не только в России, но и в Индонезии…»

Так в самом исходе 2001 года говорил Гейдар Джемаль, председатель Исламского комитета. И слова эти жгли наше сердце, хотя во многом и совпадали с теми выводами, к которым мы пришли и сами. «Африканская» экономика, которая разворачивается в нашей стране сейчас, действительно не в состоянии соединить огромные территории.

Увы, все течение событий в стране Эр-Эф ведет именно к такому печальному для нас исходу.

 

* * *

 

Знаете, почему «новая русская» знать медленно, но верно следует к своему самоубийству? Из-за своей политики.

Эти ребята свершили небывалое: Россия стала первой в мире страной, которую «добыватели трофеев» и мародеры превратили в огромное игровое поле. У нас создалась какая-то антицивилизация непрерывной игры, площадка для новых кочевников.

На этом поле наши кочевые «элитарии» устроили невиданную игру: они не создают ничего нового, ничего того, что может производить, – но зато они заняты вечными «разводками», «заточками» и провокациями, информационными операциями против друг друга, интригами, выборами и рекламными кампаниями. Ну и еще периодическими убийствами соперников. Целые армии дорогих специалистов заняты вечным одурачиванием электората и власти. Россию превратили в огромный игральный стол, на котором вертится громадная, бесплодная и бессмысленная рулетка. Выборы, скандалы, сливы «компроматов» друг на друга, вечная борьба за перехват пакетов акций друг у друга, трескучие кампании в прессе и на телевидении – все сливается в одну обрыдлую суету. Все давно превращено в сплошной театр, в вечное шоу. Одни и те же «денежные мешки» снабжают средствами и либеральные партии, и коммунистов-зюгановцев – это давно уже как негласное Министерство оппозиции, главная задача которого – занимать место «совести народной», держать протестующих под контролем, душить всех действительно пылких и превращать недовольство народа в пустую говорильню. И – воровство, воровство, воровство на каждом шагу…

Сегодня к компании игроков добавилась «новая волна» – встроившиеся в «реформы» гэбэшники, вчерашние чекисты. Дюже спесивые, но совершенно лишенные опыта работы в реальной экономике и до ужаса циничные. Эдакий, знаете, плод разложения советской системы, когда в разведку с контрразведкой косяком пошли расчетливые парни, которые умели лицемерить и картинно клясться в верности идеям марксизма-ленинизма, но которые при этом вожделенно взирали на Запад, презирали собственную страну.

В конце концов именно такие гэбэшники сделали все, чтобы наша империя рухнула. Нельзя сказать, чтобы они были совсем уж новыми игроками – в девяностые они наловчились прислуживать новым хозяевам, пристроившись при банках и финансовых группах. Просто сейчас многие из них выдвинулись на первые роли. Но сущность их ничуточки не изменилась: все прежние приемы, все навыки «грязной работенки», которые прежде применялись на вражеской земле, они теперь с успехом применяют на родных просторах. Все те же «разводки», «подлянки», «подставки» и провокации. При этом они серы и невыразительны, нарочито безлики. Их правление метко назвали триумфом моли – моли блеклой и бесцветной. Тусклые герои блеклого времени, они очень прозападны и очень быстро умеют менять хозяев. Да и кто сказал, что люди, которых когда-то учили грязным разведывательным и контрразведывательным приемам, могут вдруг оказаться патриотами, умелыми администраторами, промышленниками и финансистами?

Конечно, в спецслужбах есть настоящие русские, истинные патриоты. Но они разрозненны. Им хотелось бы служить державе верой и правдой. Но ведь нет сейчас ни веры, ни правды, ни, честно говоря, державы. Из громадного механизма советских спецслужб выдернули стержень, и они превратились в громадное количество изверившихся профессионалов. А вот из их среды выделились самые циничные, которые полезли во власть.

Они несут в себе «психологию наемного вояки», который готов продать свой меч тому, кто в данный момент сильнее и богаче других. И если вчера они отчитывались перед Политбюро в Москве, то теперь так же рапортуют хозяевам за Атлантикой. А завтра они пойдут на службу хоть самому Сатане – лишь бы он гарантировал неприкосновенность их зарубежных счетов и безопасность их чад, учащихся в забугорных университетах. Какие уж тут национальные интересы во внешней политике? Любые договоры вопреки самым очевидным нуждам России будут подписаны на техасском ранчо, они оттолкнут от себя и китайцев, и иранцев, и индусов – лишь бы снискать милость Запада и неприкосновенность своих «загашников». Что им до того, что США, например, никогда не купят у русских ни ядерных реакторов, ни самолетов, ни суперкомпьютеров, тогда как Иран – купит. Они вопреки всему будут снабжать дешевым газом откровенно антирусские режимы в Тбилиси, Кишиневе и Киеве, но станут отталкивать от себя Белоруссию и драть с нее три шкуры – ибо так приказано за Атлантикой. Наемник же всегда выполняет волю нанимателя. Потому что шкурные интересы для неокочевника – превыше всего.

 

* * *

 

Все же это, вместе взятое, и составило неокочевую «цивилизацию игры» в России. Но игра не может продолжаться вечно. Всякой игре надобно свое игровое поле, и если оно исчезнет – наступит весьма печальный финал. Причем печальный не только для нашего народа, превращенного в игровые юниты, но и для самих играющих. А игровое поле, в которое превратилась наша страна, уже подает тревожные признаки.

Дело в том, что страна (игровое поле в данном случае) наша пусть кое-как, но все-таки еще держится на таких вещах, как энергетика, транспортная сеть и вооруженные силы. Иначе в индустриальной системе и быть не может. Все это нужно вовремя укреплять, обновлять, чинить. А «игровая цивилизация» на это неспособна изначально. Игроки могут лишь использовать то, что создали и построили до них, торгуя собственной страной и гоняя ее организм на износ. Игроки – это самый чистый вид новых кочевников. Игроки-«трофейщики» не умеют думать даже о завтрашнем дне, не говоря уж о послезавтрашнем.

Ими можно даже иногда восхищаться. Это ж надо – держаться у власти в стране, хотя их ненавидит большинство граждан России, независимо от степени личного благосостояния! Можно десятилетиями писать исследования о том, как в нынешней России поведением целых территорий управляют, используя террор – электрический или газовый, угрожая вымерзанием целым городам и регионам. Да вот незадача: ни электростанции, ни газовые трубы не вырезаны из алмаза, который износу не подвержен.

И вот в России все ее системы индустриального жизнеобеспечения, все ее скрепы и связи начинают крошиться от ветхости. Сначала рвется там, где тонко: в трубопроводном транспорте, авиации, энергетике, в ветхой «коммуналке». Потом начнется и во всем остальном. Разваливаются и слабеют на глазах вооруженные силы.

Росфедерация на глазах становится страной металлолома, промышленность – скопищем рухляди. Нельзя же вечно использовать все на износ, ничего не добавляя к советскому наследству!

«Если в 1990 г. станки и другое оборудование не старше 5 лет составляло 29,4 % промышленного оборудования, то в 2000 г. – 4,7 %. В то же время доля оборудования старше 20 лет выросла с 15 % до 38,2 %. Средний возраст промышленного оборудования вырос с 1985 г. по 1990 г. с 10,1 до 10,8 лет, а с 1999 г. по 2000 г. – только за один год – с 17,9 до 18,7 лет.

В условиях такого состояния основных фондов промышленных предприятий рост производства не может быть бесконечным. Российская промышленность попала в заколдованный круг: чем больше будет расти производство, тем быстрее пойдет износ. В то же время медленный рост производства также не гарантирует от его остановки: производственные мощности сокращаются каждый год. Наиболее наглядно это сокращение мощностей при росте производства в 1999–2002 годах представлено в таблице.

Как видим, при сохранении темпов прироста промышленного производства на уровне 1999–2001 годов рост прекратится примерно в 2007 году. И это будет самый страшный кризис российской экономики, потому что после него правительство будет бороться уже не за рост производства, а за его сохранение на имеющемся уровне. По данным Центра экономической конъюнктуры при правительстве РФ, сейчас промышленное производство находится на уровне 50 % от уровня января 1990 года, а уровень 2007 года составит скорее всего 75 % от уровня 1990 года. То есть сохранение уровня промышленного производства в 75 % от показателей 1990 года станет пределом мечтаний нашего правительства к 2007 году», – написал Михаил Тульский в «Независимом обозрении» 15 мая 2002 года.

А это значит, что поле, на котором идет игра, уже идет трещинами. Неровен час – некоторые обломки страны-поля рассыплются, некоторые – под воду уйдут. Игроки, которые сидели за большим, зеленого сукна столом, вдруг обнаружат, что он развалился. И тогда наступит конец. Играть станет не на чем. Как может развалиться стол?

Да так и этак.

 

* * *

 

Нетрудно увидеть то, чем закончится приступ небывало истеричного либерализма в экономике, который постиг россиянскую власть в 2000–2001 годах.

Любой человек с мало-мальски развитым воображением способен стать предсказателем не хуже Кассандры или Ванги, стоит лишь ему подумать самому и отрешиться от потоков словесного поноса, хлещущего с экранов и газетных полос.

Возьмем самое простое: жилищно-коммунальную реформу. Ту самую, которая грозит поломать хребет всей нынешней власти и привести Россию на грань распада.

В нашей несчастной стране есть более полумиллиона многоквартирных домов, начиная от «хрущоб» и заканчивая новыми десятиэтажками. Это – колоссальное хозяйство, которое нужно снабжать горячей и холодной водой, электричеством и газом, для которого существуют громадные канализационные сети. При этом все гигантское коммунальное хозяйство, ничего не производя, поедает каждый год миллионы тонн мазута и угля, моря пресной воды, миллиарды кубометров газа и уйму электроэнергии, требуя содержания целой армии коммунальных работников.

Все осложняется тем, что Россия – страна чертовски холодная, и потому только обогрев жилищ требует прорвы топлива. Есть и другое обстоятельство: в советские времена, когда все это строилось, мало думали об экономии, и потому вышло все это весьма прожорливым. К тому же за годы хаоса и развала сие хозяйство пришло в упадок: трубы прохудились и текут, масса тепла уходит в атмосферу и т. д.

Но жильцы российских домов за все эти блага платят всего лишь треть стоимости. Остальное доплачивается из бюджетов областей и городов, поглощая более пятнадцати миллиардов долларов ежегодно. Однако денег у регионов и городов давно не хватает, накопились огромные объемы долгов. И теперь строители капитализма в Россиянии решили: обитатели квартир пусть платят за все по полной стоимости. И…

 

* * *

 

Вот есть рабочий Иванов, который может жить где угодно: в Бийске, Архангельске или Урюпинске. Он обитает еще в советской квартире на зарплату, равную жалкой сотне долларов в месяц. Он не живет, а существует, и ему едва хватает денег на то, чтобы питаться нездоровой пищей, покупать самую дешевую одежку и кое-как содержать единственного ребенка.

На заводе или фабрике ему платят сущие гроши, и это неудивительно: все остальное отбирает новый хозяин производства, который эти бабки пускает даже не на развитие собственного завода, а на покупку роскошных машин для самого себя, на свой ежегодный отдых на Средиземноморье, на сладкую жизнь для своих деток, на драгоценности своей жене и на подарки любовнице. Ну, еще и на содержание своих многочисленных слуг – мордатых охранников, бухгалтеров и адвокатов. Еще часть надо раздать в виде взяток рати чинуш разных мастей и рангов. Остальное уходит в довольно тяжелые налоги, которое бессмысленное государство-урод сдирает со всех для того, чтобы отчасти разворовать, отчасти – отправить за границу в уплату долгов за разворованные некогда кредиты.

Государство ему даже не пытается в этом мешать – оно полностью устранилось из взаимоотношений работника и хозяина, наплевав на то обстоятельство, что зарплаты в стране должны обеспечивать хотя бы элементарную жизнь, хотя бы способность отца кормить-поить двоих детей.

Само собой, что жизнь Иванова идет на грани физического выживания. Уехать к морю в отпуск? Неосуществимая мечта. У него нет денег на хорошую медицину. Заболеть для него – настоящая катастрофа, потому что в больницу надо покупать лекарства и даже еду. Зуб вылечить – настоящее разорение. А надо бы еще чаду школьные учебники купить и проездной на городской транспорт. Мобильный телефон, компьютер с доступом в Интернет, пластиковые карточки и прочие предметы принадлежности к современному миру ему даже и не снятся. Иванов выброшен не только из будущего – он вычеркнут даже из настоящего.

Из таких Ивановых состоит большая часть народа России. В такую вот жалкую массу он превратился при Ельцине. А сотня долларов в месяц – это как раз средняя зарплата по стране в 2001 году, году невиданного экономического роста в Россиянии. Интересно, сколько же она составит тогда, когда наступит спад – неизбежный, периодический спутник любой рыночной экономики?

А если упадут мировые цены на нефть?…

 

* * *

 

Ельцин ушел, и пришла новая власть – энергичных питерцев-реформаторов. На Иванова обрушиваются новые реформы. Вот тебе, Ваня, для начала советский гимн – мы теперь в Москве все записными патриотами стали. А вот – и новые реформы. Поскольку все в стране сгнило и разваливается, ты теперь будешь из своей нищенской зарплаты платить втрое, а то и впятеро больше за свое унылое жилье, за свет и газ, за воду и тепло. Потому что иначе, Ваня, развалятся все наши старые теплосети, котельные и электростанции, а газа в плите на кухне просто не будет. Трубы, по которым к твоему дому, Ваня, идут тепло и вода, уже истлели и прохудились. Нужно их чинить и перекладывать. И всю электроэнергетику переоснащать тоже. Вот мы ее в частные руки отдали – а частник себе в убыток работать не станет. Плати – а то свет отключит.

Высокоумные московские чиновники поведают Иванову, что у государства просто нет денег на все это. Они, конечно, тактично умолчат о том, что денег нет именно из-за того, что колоссальные богатства нашего народа были расхищены, обильные источники доходов – за гроши розданы новым хозяевам, а остатки бурным потоком утекают за рубеж в уплату за старые, бесследно исчезнувшие кредиты. Поэтому, Ваня, платить за все будешь ты. Ты говоришь, что это слишком дорого? Тогда, Ваня, устанавливай у себя дома теплоизоляцию, стеклопакеты на окна, ставь новейшие радиаторы отопления с регуляторами температуры, врезай в трубы счетчики тепла, газа и воды. Все это, правда, стоит несколько тысяч долларов, но ты, Ваня, плати за все это сам.

Да, ты еще при этом должен откладывать себе на пенсию, раскошеливаться за здравоохранение, за учебу своего ребенка, мириться с подорожанием транспорта – как на Западе, где зарплаты в тридцать раз выше.

 

* * *

 

Так думают питерские интеллектуалы. Но в жизни получится иначе. Ведь денег у десятков миллионов Ивановых в России просто нет. Нет и никаких перспектив того, что их зарплаты вырастут. Почему? Потому что наши «послеельцинские» реформаторы затеяли все эти реформы без налоговой революции, без грандиозной операции «Бабки – на базу». И потому как Иванов жил на жалкие медяки – так ему и придется жить.

Ваня тихо охренеет. Он и так едва тянул на издевательские заработки – а тут отдай половину только за квартиру, да и голодай после этого, в рванье и лохмотьях ходи. Тогда Иванов перестает платить за жилье и коммунальные услуги, которые вздорожали в несколько раз. Города, населенные Ивановыми, лишаются средств на ремонт всего жилищного хозяйства, им не на что закупить топливо на зиму, их отключает Чубайс за долги электростанциям.

Нынешняя Москва, одуревшая от либерализма, сделает вид, будто ее все это не касается, что это – проблемы губерний. Пусть, мол, власти регионов занимаются тем, что ставят в домах все эти чудеса энергосберегающей техники. То, что все это стоит десятки миллиардов долларов, московская публика промолчит. Не заикнется она и о том, что Западной Германии для переоснащения коммунального хозяйства маленькой Восточной Германии в 1990-е годы пришлось истратить из бюджета государства сотни миллиардов марок. У Москвы средств нет – вот и весь сказ. Ей приходится отдавать западным заимодавцам то 14 миллиардов долларов в год, то все 19. Главное для нынешней Москвы сегодня – милых сердцу западных бюргеров и фермеров не обидеть, а уж миллионы ивановых, петренко, юсуповых да ибрагимовых как-нибудь обойдутся.

Но и губернаторы тоже разведут руками. У нас, мол, тоже в кармане – вошь на аркане. Бюджетов территорий едва-едва хватает на то, чтобы раздать жалованье своим врачам, учителям и дворникам, чтобы мазут с углем на зиму закупить, с «Единой энергосистемой» рассчитаться. В общем, придется нам просто вздувать тарифы. И как только это произойдет, миллионы семей в России прекратят платить за свои жилища.

Тогда власть заговорит по-иному. К Иванову в дом придут чиновники со слесарями и за долги отрежут у несчастного батареи отопления, перекроют газ, снимут газовые плиты. А может – и электропроводку перережут. Кое-кто, конечно, постарается самочинно восстановить подачу газа, и на воздух в России взлетит немало домов – потому что прогремят взрывы из-за неизбежных утечек. Но денег от этого у людей больше не станет.

Голодный и замерзший Иванов найдет на помойке газету с выступлениями президента и крупных чиновников. Оттуда он, может быть, вычитает о том, что Россия торжественно вступает в ВТО, полностью открывая свой рынок для импорта, и что теперь ему, имеющему зарплату в сотню долларов ежемесячно, придется конкурировать с рабочими из тех стран, где платят сорок долларов в день. И еще о том, что состояние газовой индустрии, электроэнергетики и железнодорожного транспорта уже столь плачевно, что цены на газ, электричество и перевозки придется поднимать раза в два-три. И что Москва с гордостью рапортует о том, что в этом году отдаст половину бюджета страны Парижскому клубу кредиторов.

Что за этим последует, долго думать не надо. От повышения всех тарифов производство в стране испытает жуткий удар. Поток более дешевых импортных товаров закроет множество предприятий по всей России, выбросив на улицы миллионы безработных. И если прежде Иванов зарабатывал хотя бы сотню долларов в месяц, то теперь и вовсе может их лишиться.

 

* * *

 

Понятно, что миллионы Ивановых в тысячах городов и поселков России не платят за газ, свет и квартиру и дальше, потому что им просто нечем платить. Понятно, что теперь целые регионы зимой остаются без света и тепла и огромные деньги вылетают на то, чтобы ликвидировать последствия аварий. Понятно, что развал всего трубного, отапливающего, канализационно-очистного хозяйства в России 2000-х идет на всех парах. Только крайняя апатия населения и распад общества спасают страну от того, что толпы разъяренных людей, оставленных без тепла, электричества и элементарных удобств, не идут громить здания администраций, магазины и банки. Хотя кто его знает, как станут реагировать даже наши покорные всему люди, если их массой ввергнут в этакий ад…

Пытаясь что-то сделать, власть должна отбирать у неплательщиков квартиры, переселяя их куда-нибудь в бараки или в коммунальные квартиры в домах-развалюхах: ютитесь тут, нищие, по несколько человек в одной комнате. Вообще для проведения жилищно-коммунальной реформы, каковой ее мыслят ныне, по всей стране надо строить нечто среднее между гетто и концлагерями, для того чтобы выселять в них людей, которые не вписались в россиянский рынок и просто не могут содержать свои жилища.

Что будет дальше? После первой же волны выселений в стране начнется нечто неописуемое. Ненависть масс обрушится на тех, кто рядом, – на губернаторов. Чтобы уцелеть, те откажутся платить налоги Москве: ведь надо как-то спасать свое население. Снова разгорятся национал-сепаратистские настроения в Поволжье и Сибири: какого черта нам нужна Москва с ее людоедской политикой? Начнется тот же самый страшный процесс, который привел к развалу Советского Союза, когда республики в 1990-м отказались переводить налоги Москве.

Что останется делать Москве? Вовремя отменить выборность губернаторов, упразднить национальные республики и поставить только на голое насилие. Но этого хватит ненадолго: экономика уже низведена до такого африканского уровня, что не способна обеспечить содержание даже полицейской армии для подавления недовольных. Это лишь ненамного оттянет катастрофу.

Просто отказаться проводить коммунальную реформу? Хрен редьки не слаще – тогда развалится громадное жилищно-коммунальное хозяйство тысяч населенных пунктов Россиянии. Ведь ему все равно нужна уйма денег для того, чтобы только не рухнуть. Если Москва погрязнет в бездействии, то Россия все одно затрещит по швам: местные власти тоже начнут оставлять у себя деньги для спасения своих сограждан, чтобы оплатить из региональных бюджетов и электричество, и тепло, и ремонт всяческих сетей.

Как ни крути, а для того, чтобы страна не осталась без мазута, нефти и газа, без железных магистралей, вагонов и локомотивов, все тарифы придется поднимать. И заработать нынешней Россиянии просто не на чем: даже начатки «новой экономики», экономики Третьей волны, которые были в позднем СССР, уже разгромлены. Все: и новое авиастроение, и производство спутниковых систем, и космический флот, и биотехнологическая индустрия, и радиоэлектроника. Все 1990-е годы, которые государство должно было потратить на внедрение в жизнь страны энергосберегающих технологий и революционных видов энергоснабжения, оказались потерянными, прожитыми в угаре бездумного потребления…

 

* * *

 

…Мы не знаем, понимает ли Путин, его окружение и вообще наша правящая верхушка то, в какой западне они оказались? Осознают ли то, что все запущено так, что на все нужно повышать цены, и не на проценты, а в разы? Но в сегодняшней России делать ставку на ту либеральную политику, которая полностью провалилась в 1998 году, – это безумие. Но планированием именно этого безумия и занята нынешняя наша знать.

Снова программы для новой власти составляет все тот же Гайдар. Снова в ход пускаются полностью обанкротившиеся рецепты. Зрелище нынешних придворных «экономистов» и «реформаторов» способно вызвать лишь омерзение и мысли о пользе принудительного лечения в психиатрических клиниках. Невежество «экономистов» сражает наповал: они, брызжа слюной от энтузиазма, пылко несут самую несусветную чушь. Например, они всерьез голосят о том, что Россию ждут десять лет сплошного экономического роста. Это при рынке-то? Это при том, что уже два века назад экономисты знали о циклических кризисах в рыночной экономике, которые приходят каждые несколько лет?

Эти же деятели умудрились своими «рыночными реформами» растоптать самые святые принципы рынка. Какой, к черту, рынок может быть в стране, где основная масса людей зарабатывает в месяц ровно столько, чтобы не голодать? Какой капитализм может развиваться, если большая доля наших граждан не может покупать ни автомобили, ни новое жилье, ни сложные товары, ни даже жилье свое содержать? Где она, почва для развития реального сектора, для бизнеса, для инвестиций?

Нужно понять и другое: нынешнее государство неспособно предотвратить сползание к такому повороту событий. Набросанный нами сценарий может растянуться во времени или ускориться. Мы не рискуем указать точные сроки. Но, в общем, получится именно так – потому что в хромой развалине, в которую превратили некогда могучую страну, уже нет ни воли, ни капиталов, ни власти для того, чтобы развернуть программу массового перехода на новые технологии.

Правящая верхушка России поражена глупостью во всем, что не касается привычных ей игр. Единственное спасение для нас сегодня состоит именно в том, чтобы первыми в мире, не оглядываясь ни на кого, заменить громоздкие технические системы установками закрывающих технологий, чтобы насытить ими то же коммунальное хозяйство, навсегда отказавшись от централизованных водопроводов, парового отопления и прочего наследия индустриализма. Каждый дом должен получить компактные системы обогрева, выработки электричества и очистки воды – в том и спасение наше.

Но никто в Москве об этом думать не хочет. А за всем этим может следовать только одно: нынешняя «элита» (плод отбора худших из худших, подлейших из подлых) потеряет власть над Росфедерацией. То есть и территория и ресурсы нашей страны перейдут кому-то иному. К тем, кто более способен, умен, кто обладает волей и силой. Природа не терпит пустоты, и потому нынешнюю Росфедерацию в лучшем случае поделят соседи. В худшем – передерутся за ее куски. Но и в том, и в другом случае ничего хорошего не светит ни нынешним хозяевам России, ни ее населению. С первыми никто не станет церемониться, вторых – кормить и содержать себе в убыток.

Россия или расколется, или ее нарежут на «зоны ответственности» разные силы. А особняки, поселки и фирмы «новых русских», поди ты, никак не могут существовать отдельно, автономно от этой немытой и нецивилизованной России. Ну хоть тресни – не могут.

Да ведь есть еще и другой ограничитель: сокращение русского населения и его старение. Черт возьми, ведь игрокам нужен платежеспособный электорат, у которого можно что-то отнимать, а не миллионы нищих стариков. Тут уж сам объект манипуляций тает чуть ли не на глазах.

 

* * *

 

Россиянских вельмож и деловых королей мучат кошмары. Они осознают простую вещь: если они доведут страну «до ручки» и банкротства, то лишатся кормушки. И придет неизбежная расплата. Нет, не в виде грузовиков с революционными рабочими-путиловцами, которые мчатся сквозь ночь, и в кузовах их колышется стальная щетина штыков. В восстание пролетариата уже давно никто не верит. Нет, расплата придет со стороны. Банкрота всегда ждет внешнее управление и переход в руки нового хозяина.

Внешне этот страх «элиты» невидим. Самые очевидные вещи в России «элита» научилась хорошо скрывать. На людей напускают дурман из тысяч и миллионов гипнотизирующих слов об инвестициях, экономическом росте, профессионализме правительства и т. п. Этот дурман сегодня действует даже на мозги тех, кто его же и напускает. Но стоит лишь непредвзято задуматься – и пелена спадает.

А что будет дальше? Мы с вами, читатель, уже поняли: сами по себе «новые русские» в мире останутся беззащитными. Как мафия без Сицилии. Без сильной России за спиной они почти наверняка обрекаются на роль жертв для последней скотобойни. Западу рано или поздно понадобится очередное «эльдорадо», и за неимением России, дважды до нитки ограбленной в XX столетии, он решит выпотрошить «новых русских». В случае распада РФ придется как-то поддерживать стабильность на ее пространстве, обеспечивая миллионам душ хотя бы лагерные пайки. Это недешево. И деньги на это Запад возьмет не из своего кармана, а выжмет из «новых русских». Уж будьте уверены!

Все больше наших игроков начинают понимать простую вещь: они нужны Западу лишь до тех пор, пока еще существует Росфедерация с какими-никакими ядерными силами. А вот без нее…

Какими бы деньгами ни располагали российские богатеи, в глазах Запада они – пораженцы в Третьей мировой, а пораженцев на Западе презирают и за людей не считают. Они всему миру представляются как самые наглые воры, обманщики и «кидалы», с которыми приличным людям вести дела зазорно. Множество скандалов вокруг «новых русских» только укрепляет их репутацию. Выходцы с самого дна советского общества, многие из наших богачей заляпаны кровью, да и действительно выглядят как помесь из самых худших черт итальянских мафиози 1920-х, латиноамериканских наркодельцов и черномазых бандитов из Южного Бронкса.

За любым из деловых воротил нынешнего мира стоит то или иное сильное государство, а то и сообщество таковых. За немецкими, французскими или английскими сверхбогачами есть Германия, Франция и Британия, а еще – и все Европейское сообщество. За янки – США, за японскими «денежными мешками» – Япония. Евреев прикрывают Израиль и США, в которых без разрешения еврейской общины президент и чихнуть не решится. А что будут делать русские богачи, если за ними не останется России? Неужели они рассчитывают на то, что смогут сами по себе выйти на большую дорогу и рыскать по глобализированному миру в поисках добычи? Как бы не так!

Защищать их станет некому, да и незачем. Если Россия разрушится, то наши скоробогачи не смогут играть на чужих полях, в том самом глобализированном мире. Там есть свои мастера «разводок», одурачивания электората и отнимания чужих богатств, и конкурентов они не потерпят. В любой момент могущественные метагруппы смогут облить нашу «знать» ушатами грязи, объявив их деньги насквозь преступными, наворованными, украденными у честных американцев, которые давали этой России большие кредиты. Ну и где, мол, все эти кредиты? Вечному рейху неминуемо понадобится очередной объект грабежа для нового наращивания силы. Так было всегда. Разграбление ацтеков с инками обеспечило зарождение капитализма на Западе. Грабеж Индии дал средства на индустриализацию Британии. Дикое разграбление России в начале XX столетия обеспечило развитие западного потребительского общества, а наше «раскулачивание» в конце XX века подпитало западный постиндустриализм. Понятное дело, приходит время поиска новой жертвы, грабеж которой будет безопасным и легким делом. И лучший кандидат на такую роль – бестолковое и беззащитное, разобщенное и во многом варварское сообщество «новорусских».

Вопрос конфискации богатств «новорусских» станет лишь делом техники. Как? О, вариантов множество: от прямого отбирания с арестами – до полного раздевания в процессе «честной конкуренции». В каждом конкретном случае коварный враг применит то, что лучше всего подходит. Мысль о том, что наши доморощенные «олигархи» способны этому противостоять, просто смешна. Не хватит ни денег, ни мощности частных спецслужб, ни технологий. У метагрупп Вечного рейха всего этого куда как больше, и у них за спиной – колоссальная американская мощь, жирно чавкающий насос глобальной Долларовой системы. За ними – неизмеримая, безбрежная мощь мировых массмедиа, великого гипнотизера и настоящей Империи лжи, на фоне которой все «независимые телевидения» «новых русских» смотрятся жалко и беспомощно. За ними – чудовищно развитые технологии фантоматики и виртуалистики. Как говорится, не садись кушать кашу вместе с дьяволом – у него все равно ложка и объемистей, и длиннее. В нынешнем мире верховодит тот, кто обладает лучшими знаниями и технологиями, кто идет впереди всех в их наработке. А наши игроки тут выглядят бледно. Они лишь пользуются американскими находками в лучшем случае вчерашнего дня.

Наши игроки оправдываются тем, что, мол, на Западе правящие круги тоже играют по-крупному. Но при этом они забывают о сущей безделице: у западных игроков в распоряжении есть Доллар, который тянет ресурсы со всего мира и с лихвой покрывает затраты на затейливые игры новых кочевников. А вот у наших игроков такой системы нет. У западных игроков имеются пятнадцать авианосцев и высокоточное оружие, а у наших всего этого нет и в помине.

Заступится ли кто-нибудь за наших богачей? Нет. Они – чужаки для всех. Они не входили ни в масонские ложи, ни в закрытую сеть США, ни в китайские триады. Они, конечно, изо всех сил своих детушек рожают в развитом мире и распихивают их по всяким западным школам и университетам, надеясь: «Если уж не мы – то хоть они пусть станут там своими». Да только надежды на это пусты: ни запаса времени уже нет, ни благожелательности тех, кто там, в стенах ненаших учебных заведений, отбор людей ведет. Лишь немногие ему по вкусу.

В общем, если говорить словами талантливого Хольма ван Зайчика, который цитирует не дошедшие до нас записи бесед с Конфуцием, все это напоминает пришествие страшного зверя пицзеци, который имеет обыкновение подкрадываться незаметно. Исключительно сзади, со спины…

 

* * *

 

Надо сказать, что кое-кто из наших игроков сие уже понимает. Но ребятки никак не могут найти правильного выхода, суетливо нынче мечась. Роковое «Что делать?» нависает, и по ночам снятся нары в закордонных тюрьмах. Понятное дело, от беды можно было б уйти, занимайся наши игроки страной в приснопамятные годы девяностые. А теперь остается только локти кусать – поезд-то уже исчез за горизонтом. Поздно пить боржоми, когда почки уже отказали. Чудесные, революционные технологии? Про них наши игроки либо слыхом не слыхивали, либо всерьез их воспринять не могут. Сказывается «импортное» мышление: мы, мол, все тут – варвары, и глядеть на Запад надо. А ежель на Западе дископланы не летают и малые кубы нефть не перегоняют – значит, и нам сие ни к чему. В общем, невдомек им то, о чем мы свои книги пишем.

Вот и засуетились ребятки-игроки. Сперва решили было Запад снова припугнуть, дабы заставить себя уважать. Полуразложившийся Ельцин на закате своего царствования вдруг проревел о том, что, дескать, мы еще ядерная держава – как раз после того, как в 1999-м в США поднялся скандал о невероятных деньгах, перекачанных из России через «Бэнк оф Нью-Йорк», как раз после того, как вся заморская пресса принялась на все лады кричать о том, что в России царит сказочное по размаху воровство и наглое присвоение зарубежных кредитов. Но рык получился не страшным, а смешным. Никто россиян, успешно разваливших свою военную мощь, уже не боится. Никто не верит в то, что власть игроков-грабителей сможет применить ядерное оружие. Все знают, что за свою шкуру в России ныне трясутся.

Попробовали наши игроки было начать вторую, уже победоносную войну в Чечне. Но и тут в головах засвербила неприятная мыслишка: а как, если мы начнем воевать с сепаратистами всерьез, нас возьмут да объявят злостными попирателями «прав человека»? Да потом еще отловят и посадят на скамью западного трибунала, как Милошевича? И вообще с нами на Западе знаться больше не пожелают, что для нас – пуще смерти? Россиянская «элита» до колик в животе трусит: она боится заработать западный ярлык «военных преступников».

В итоге «маленькая победоносная война» зашла в тупик, и бравурные марши уродливо захрипели и заревели, словно старая виниловая пластинка на проигрывателе, который выключили из сети. И бандиты, смеясь русским солдатам в лицо, вполне легально осели в чеченских городах и селах, обзаведясь документами о том, что они – представители «законной власти».

Теперь Москва маниакально борется за завоевание «свободы действий в Чечне» на берегах Потомака и Гудзона. Странная это, однако, вещь – такая «свобода действий». Ради нее Москва согласилась на то, чтобы звездно-полосатый флаг взвился над Средней Азией, признала разрыв договора о противоракетной обороне, сдала свои позиции в Ираке. Интересно, чего потребует эта «свобода действий в Чечне» дальше? Признания независимости Сибири и Приморья? Вступления в НАТО Украины? Полной разделки русских баллистических ракет?

 

* * *

 

Может статься, все дело в том, что наша «знать» уцепилась за предложенный американцами план: построить тут, в Россиянин, жесткий, почти диктаторский режим. Но при этом сия власть должна ласково лизать американскую руку. Под ее прикрытием нужно, мол, провести либеральные реформы и заняться наконец нормальным капитализмом.

Задумано – сделано. Полусгнившего Ельцина отправили в отставку, придав Россиянии новое, динамичное лицо. Принялись ластиться к США, уступая тем все, что те пожелают. А тут и высокие мировые цены на нефть подоспели, создав видимость экономического подъема.

Но и тут, как выяснилось, уйти от страшного зверя пицзеци никак не получается, а страна по-прежнему трещит по швам. Выяснилось, что климат у нас суров и нерыночен, требуя от производства больших-пребольших затрат. Что некогда богатые месторождения нефти и газа в освоенных еще СССР районах иссякают, а новые чудовищно дороги для разработки. Что экономика «африканского образца», которую создают насквозь некомпетентные и неумелые либералы, никак не обеспечивает целостности РФ. Что состояние страны настолько запущено и нужно вкладывать в нее столько, что, как говорил незабвенный Виктор Степанович Черномырдин, уже не только руки опускаются. Что старый бизнес по распродаже советского оружия и военно-промышленных разработок подходит к концу, советские образцы и разработки устаревают – а для новых нужны вложения в миллиарды и миллиарды долларов. Иначе рынки окажутся потерянными.

Создать новый сектор «экономикизнаний»? Тоже страшно дорого. Да и не ясен реальный эффект. Ведь отечественных технологий и революционных изобретений наша «знать» замечать не желает, а западные новейшие технологии жутко дороги. Ожидания того, что вот придут сюда европейцы, деньги вложат и все обустроят, оказались мечтами идиотов. И вообще наблюдается «эффект накопления пицзеци»: чем дальше от развала СССР – тем больше падает качество образования молодежи, тем тупее становятся выпускники школ, тем ужаснее состояние техносферы, тем меньше остается здоровых и работоспособных людей, тем больше падает квалификация рабочей силы. И никак не растет инвестиционная привлекательность страны, хоть в Москве и принимают множество всяких либеральных законов.

Стало до боли ясно, что для поддержания Россиянии даже в ее нынешнем полуживом состоянии нужны громадные средства – хотя бы на то, чтобы чинить и латать худую инфраструктуру. На сохранение хотя бы минимальной конкурентоспособности тоже изволь раскошеливаться. А то все развалится к чертовой бабушке. А где же тогда денежки-то брать? Вот и получается, что ради выживания часть российской «знати» должна, заручившись помощью Запада, слопать и выпотрошить другую часть своих собратьев-игроков. А кого, скажите на милость? Никто ведь не хочет становиться источником финансов, все кричат: «Только не я!» А момент выбора все ближе и ближе, и когда-нибудь проамериканский режим «крепкой руки» на это пойдет.

Да и Запад любезный тоже свинью подложил. Кредиторы оттуда стоят у Кремля и протягивают долговые расписки: мол, возвращайте подобру-поздорову те кредиты, которые вы набрали при Горбачеве и Ельцине. Заикаются в Москве о списании – а на Западе об этом и слышать не желают. Гони монету – и точка!

 

* * *

 

Тут наша «неокочевая аристократия» крепко затосковала-закручинилась. Денежки-то те давно пропиты и по личным карманам рассованы. А свои деньги отдавать ой как неохота! А не отдавать – тоже страшно. Запад, как победитель в Третьей мировой, по праву сильного церемониться не станет. Почти все деньги нашей «элиты» – за границей России, у них там всякой собственности – на немереные «бабки». А как, если за отказ платить большие западные дяди все это за долги опишут и конфискуют? И потому наша «знать» тотчас стала перед Западом навытяжку: будем, ваше благородие, долги отдавать в срок иточно, без всяких отсрочек и прощений, не сумлевайтесь!

Стало быть, теперь нужно заставить платить по долгам Россию.

И тут опять слышатся за спиной крадущиеся шаги страшного зверя пицзеци. Россия и так превращена в еле живую клячу и может попросту упасть от такой гонки возврата долгов. В тот момент, когда страна отчаянно нуждается в бюджетных вложениях в новую авиацию, в перевооружение армии, в обновление инфраструктуры, деньги, которые могли бы пойти на это, уходят за долги ударными темпами. Такой гонки наша кляча просто не сдюжит и падет замертво. Как говорится, заплатил долги – и спи спокойно. Под могильной плитой.

Ну деградируем мы, допрыгаемся до физического развала инфраструктуры – и что тогда? А тогда – то самое крушение «игрового» поля, полное банкротство Россиянин и приход новых хозяев, который так страшит наших правителей.

Нет, наши нынешние «аристократы» уже давно не боятся ни русского народа, ни коммунистов с серпами и молотами. Тут-то они всем управляют. А вот тех, кто придет требовать расплаты из-за рубежа, «новые русские» и олигархи опасаются до дрожи в коленках.

А что делать – наша «элита» просто не знает.

 

* * *

 

Этот страх правящей верхушки России тщательно скрывается за бодрыми сообщениями СМИ, за уверенным басом правительства, за блестящими презентациями и награждениями друг друга всякими орденами и премиями.

Но страх есть. Иногда поведение «знати» «бело-сине-красной России» до чертиков напоминает умственные метания гитлеровской верхушки, обложенной русскими войсками в берлинском бункере. Ну, когда приступы отчаяния вдруг сменялись периодами лихорадочных надежд на чудо.

– Мой фюрер! Звезды благоволят нам. Рузвельт умер, и теперь американцы наверняка передерутся с русскими…

– Мой фюрер, армия Вэнка на подходе к Берлину. Она отбросит русских!

В 2001 году россиянская верхушка на весь мир затрубила о том, что в стране – небывалый экономический рост. В октябре в Москве даже собрали «мини-Давос». Но попали пальцем в небо. В это время весь мир уже испытывал спад, переходящий в экономический кризис. Западники, послушав это, заявили: «Ах, у нас спад, а у вас – рост? Вот и платите нам старые горбачевские и ельцинские долги сполна!» Хмурые немцы заявили, что у них концы с концами в бюджете аж на 50 миллиардов долларов не сходятся, так что ни марки они России прощать не будут. Так что гоните нам миллиарды, и поскорее! А тут и падение мировых цен на нефть подоспело.

Конфуз вышел превеликий. Второй приступ радужных надежд случился после «самолетопада» на Нью-Йорк в сентябре того же года. Россиянцы с вытаращенными глазами восторгались: ах, мы вовремя стали под знамена США! Ах, теперь нам будут инвестиции! Ах, теперь нас даже в НАТО примут! Ах, они теперь замолчали о чудовищном размахе воровства и коррупции в России! Они позволят нам смелее действовать в Чечне!

Но очень быстро оказалось, что за американскими улыбками не стоит никаких выгодных для России договоров, никаких прощений долгов или инвестиций. Нас всемирно опозорили, разорвав договор 1972 года о запрете широкомасштабной ПРО. С наших атомщиков никто не снял санкций. Мы заработали презрение Китая и мусульманского мира, потеряв репутацию надежного партнера. (Кому захочется иметь дело со страной, которая готова свернуть любое сотрудничество по первому окрику из Вашингтона?) И вот опять нас стали пенять Чечней, и опять заговорили о связи русских спецслужб с террористами и криминалитетом, передавая в Москву справки о переброске десятков тонн героина из Афганистана и Таджикистана в Европу через Косово, указывая имена и клички кадровых работников ГРУ Генштаба. И получилось, что попытка слиться в объятиях с американцами завершилась позорищем, унижением России, подрывом остатков ее авторитета.

В конце 2001-го власть снова решила искать национальную идею, зазвала в Кремль академиков-историков и попросила их ту самую идею поискать. Даже эта власть уразумела, что нужно хоть какое-то идеологическое оправдание ее правлению, что ни повышение рейтинга, ни борьба за передел собственности, ни примитивная драка за саму власть не могут стать смыслом жизни страны. Что ради этого народ жить и страдать не желает.

И при этом наблюдаются все те же конвульсии, бессмысленные метания, гляденье в прошлое. Никак не могут в Кремле понять, что нет больше прежней России. Что нельзя создать национальную идею в стране с шизофренической политикой и вечными шараханиями, которую вопреки всему маниакально пытаются сделать частью Запада, заставляя действовать в чужих интересах. Что в стране, «элита» которой прославилась тем, что еще недавно с упоением уничтожала свою же Родину, по-другому никак не получится. Национальные идеи рождают львы, а как ни сбивай в стаю хоть тысячу шакалов, из них никогда не получится даже плохонького льва. Что на куске территории, захваченном «добывателями трофеев», на котором уже нет ни общества, ни народа, никакой национальной идеи быть просто не может. Ну ищите, ищите…

 

* * *

 

Будущее бело-сине-красной Россиянии при сохранении нынешних тенденций до боли ясно. Поезжайте на Юг – и вы увидите, как из республик Северного Кавказа вытесняют русских, ставших ненужными и беззащитными в экономике «добывания трофеев». Узрите молодую поросль изображающих из себя мусульман, пылающих страстью повелевать и брать от жизни все с автоматом в руках. Садись на коня, Саид, и бери от жизни все, что захочешь. А эти русские – сплошь пьяницы и проститутки, лишь ненужная обуза.

Поглядите на большие города России. Там уже шествуют ватаги молодых бритоголовых – в куртках без воротников, в высоких армейских ботинках, с цепями и арматурой в руках. Клич «Бей мусульман!» витает над ними. И нити финансирования их вождей, их музыкальных студий и журналов тянутся в коридоры Высоких Администраций. Бритоголовых становится все больше – поскольку в жизнь вступает новое поколение. У него нет навыка жизни в многонациональной мирной стране. У этого поколения, выросшего в крови, мерзости и насилии, нет места под солнцем и «жизненного пространства»: все уже схвачено и переделено вплоть до мест на городских рынках. Нет будущего, нет перспектив. Кто хочет идти на работу в «новой России», в которой зарплат хватит лишь на хлеб да воду? А жить-то хочется. Остались только драка за кусок добычи, который уменьшается год от года, да еще вписывание в преступность, которая может дать кой-какой кусок хлеба. Готовится, готовится горючий материал. Тащат хворост, складывают в кучи, поливают его бензином…

Айн – цвай-драй – и две волны сталкиваются между собой в нищей стране с деградирующей экономикой. Сталкиваются во взаимной ненависти, аннигилируя друг друга, ломая жизни и души. И кровавые трещины бегут по телу того, что сейчас называется «Российской Федерацией». Одни возводят эфемерные бандитские «халифаты» и «эмираты», стоящие на наркотиках и работорговле, другие – бродят среди руин промышленности и некогда славных космических центров с топорами, изо всех сил пытаясь доказать, что они – «белая высшая раса»…

Куда ни кинь – всюду клин. Не знают наши нынешние вожди, что делать. Не знает и оппозиция. Вот и шарахаются из стороны в сторону, как в горячке.

«Нужен наднациональный проект, – говорил нам Джемаль, – Он должен стать религиозным. В мире идет ожесточенная схватка богатых и бедных, Верха и Низа. Наше место – на стороне Низа…»

В этих словах – большой резон.

Но без технологических прорывов и инноваций, без чудесных технологий на основе передовой промышленности, науки и образования пыл бордов с мировыми грабителями и отрядами новых кочевников не станет религиозным. Идеология войны с Античеловечеством понятна всем – и в Подмосковье, и в Индонезии. Но она станет слепой, если вместе с отпором новым кочевникам мы не осуществим прорыв в новый мир, где нет места «добывателям трофеев», где назначенная бедность побеждена – вот наше знамя, за которым можно увлечь миллиарды людей во всем мире.

Мы очень не хотим распада нашей Родины. Мы слишком хорошо знаем, что ее обломки могут и не воссоединиться ни под каким новым проектом, пусть даже самым умным и прекрасным. «Африканизация» русской жизни и экономики предопределяет дальнейший развал. Что дальше? Страшное вымирание нашего народа пойдет в европейской части РФ: ведь там нет спасительных залежей и месторождений сырья, а производимый тут ширпотреб на мировом рынке никому не нужен.

Альтернатива же здесь только одна: создать новую цивилизацию, совместив в ней силу, богатство и знания. В ней можно создать мир чудесных технологий, показав всем «новым русским»: вот он, выход. Вот он, прекрасный способ обойтись минимумом капиталов, став при этом сказочно богатыми. Да еще и повести за собой других, вернув России священную миссию – спасение всего человечества от черной напасти и объединение всех созидательных сил на решение мировых проблем.

Нам предстоит очень рискованная работа. Нужно, друзья, очень точно вычислить момент, в который «корабль» прежней России, в последний раз хлебнув воды сквозь дырявое днище, пойдет ко дну. И в отпущенное время нам жизненно важно собрать на палубе тонущей посудины космический корабль.

И тогда построим мы новый прекрасный дом на одной шестой части света, и знамена с православным крестом в нем будут шелестеть рядом с полотнищами, на которых будет мусульманский полумесяц…

Сделай так – и отступит, ворча, страшный зверь пицзеци.

 

ГЛАВА 7

Деградация, господа присяжные заседатели, деградация…

 

Наверное, мы живем в пору, которую можно считать моментом истины. Все чаще Россию за спиной называют конченой, безнадежной страной, прикидывая на глаз: а какой же гроб придется мастерить для больного медведя, когда он сдохнет?

У нас в стране практически нет средств массовой информации. То, что называется «российским телевидением» и печатью, на самом деле представляет собой машину по затемнению народного сознания и банальный агитпроп. «Новостные» (слово-то какое уродливое, нерусское!) программы выродились в набор пустых видеоклипов, а все остальное заняли игры и пустопорожние ток-шоу. Россиянец более слеп, чем советский человек, потому что во времена СССР нам все же сообщали новости. Какие? Да хоть те же международные. Раз в неделю выходила серьезная «Международная панорама», четырежды в день – программа «Сегодня в мире», а уж программа «Время» занимала добрый час. Мы хотя бы понимали логику событий.

Нынешний россиянец из всех международных проблем знает только то, что в Израиле замятня, что проходят показы мод, а зарубежные столицы с ликованием встречают очередного россиянского президента с огромным рейтингом (Ельцина, Путина – нужное подчеркнуть). Все неприятное для властей предержащих замалчивается. А если же посмотреть на то, что о нас пишут за рубежом, то картина получится удручающей. Почитай доклады мощных аналитических центров вроде знаменитой РЭНД-корпорации и редакционные статьи крупнейших западных газет – и узришь Россию как несчастную, полуразбитую страну, во главе которой стоят гангстеры и мафиози, и страна эта неуклонно катится к тотальному банкротству, и вообще пора думать о том, как избежать хаоса и катастроф при окончательном распаде Эр-Эф.

Сегодня мы представляем странное, сюрреалистическое для стороннего наблюдателя зрелище. По нищете, жлобским нравам политической и деловой «элиты», величине бюджета – мы смотримся как типичная отсталая страна Третьего мира. Но по некоторым атрибутам (ядерное оружие, космос, флот, ВПК) мы – вроде бы великая держава. Но уже по инерции. На самом деле все эти принадлежности – наследие Советского Союза, доставшееся в руки его непрошеным наследникам. Все эти дивизии ядерных субмарин, космодромы, реакторы смотрятся нынче как одежды богатыря, которые напялили на себя жалкие недомерки.

Давайте, читатель, признаем одну очень неприятную вещь: по сравнению с Советским Союзом мы жутко опустились, мы деградировали. Возьми любого инопланетянина, покажи ему картинки 1985-го и 2000-х годов – и он скажет вам, что вы показали ему в обратном порядке. Больно уж огромна разница.

 

* * *

 

Если при Горбачеве всем аналитикам было ясно: мы слишком много своих нефтедолларов пускаем на закупки продовольствия, одежды и обуви, фактически проедая страну, то россиянские «экономические гении» бросились прожирать всю валюту, принявшись закупать еще и тазики, и расчески, и шоколад, и презервативы. Помним, как в 1999-м и 2000-м правительство РФ проводило несколько заседаний по проблеме русского экспорта. Каждый раз ставилась цель: довести долю машин и оборудования в экспорте России хотя бы до уровня 1985 года, хотя бы до 40 процентов. Теперь уже не Японию догонять хочется – уже Советский Союз пятнадцатилетней давности видится как золотая, почти недостижимая мечта.

В самом конце 1990-х к власти рванулась пестрая толпа «демократов» – полоумных интеллигентов, отвратительной «диссиды», откровенных бандитов и чиновников, которые в советские времена никогда бы не поднялись выше пятых-шестых ролей в союзной табели о рангах. Все они обещали нам разрушить советское варварство и построить здесь рай, привести страну к экономическому процветанию. Все они поносили СССР как сырьевой придаток Запада и обещали: вот при нас будет такой рывок, что все закачаются!

И что же случилось после десяти с гаком лет правления этой публики? До сих пор мы живем не просто в сырьевой, а уже в гиперсырьевой экономике. Но даже здесь «реформаторы» допустили полный провал. Если СССР добывал свыше 600 миллионов тонн нефти в год, то РФ – 320 миллионов тонн в 2000 году. У нас осталась опустошенная Западная Сибирь, но зато отпали нефтегазоносные, относительно удобные для разработки месторождения Казахстана и Северного Каспия. Ушла Туркмения с 4,5-миллионным населением, которая, до последнего не желая выходить из Советского Союза, давала стране до 90 миллиардов кубометров великолепного природного газа, шедшего на экспорт. Что в пересчете на цены 2000-го дает свыше семи миллиардов долларов в год!

Нам осталась Восточная Сибирь, в которой, конечно, есть нефть. Однако расположена она в таких таежных глухоманях и буреломах, в таких скованных вечной мерзлотой местах, так далеко от удобных гаваней и существующих нефтепроводов, что для ее разработки и переброски придется потратить денег больше, нежели удастся выручить за счет ее продажи. Понятное дело, что в рыночной экономике никто ее добывать не будет.

 

* * *

 

При этом промышленность России 2000-х годов примерно в 1,3 раза энергопрожорливее индустрии СССР 1985 года. То бишь на единицу выпускаемого товара Россияния тратит на 30 процентов энергии больше, нежели советская индустрия. РФ 2000 года стала еще менее конкурентоспособной на мировом рынке, нежели СССР пятнадцатилетней давности. При одновременном чудовищном росте армии ни черта не производящих бюрократов, налоговых чинов, посредников и политиков, при раздувании численности милиции и всякого рода охранников на душу населения.

Рухнули мечты 1980-х о том, что мы свернем с гибельного пути экстенсивного развития, при котором для наращивания производства добывалось все больше нефти, газа и руды, выплавлялось все больше стали и строились все новые и новые заводы. Растаяли наши грезы о том, что мы перейдем на высокие технологии, экономичные, требующие меньше энергии и металла, которые прирастят нашу экономику при том же уровне добычи сырья.

При Горбачеве мы тешили себя надеждами на то, что в стране возникнут сотни тысяч малых частных предприятий, которые будут делать мебель, колбасу, обувь, всякие потребительские товары и даже кое-какую технику. Что будут миллионы тех, кто станет разводить скот и поставлять на рынок мясо и молоко. Что таким образом получат работу и приличные заработки еще миллионы наемных работников.

Ну, где это все? Производительный малый бизнес в России раздавлен. А то, что мы сегодня понимаем под этим словом, – это торговля импортными товарами. В лучшем случае – сфера услуг. Но для того чтобы покупать или пользоваться услугами, нужно что-то производить, нужно иметь в стране подавляющее большинство народа, который имеет хорошо оплачиваемую работу. А этого, увы, нет.

Так что давайте-ка, как говорил незабвенной памяти крошка Кириенко, будем предельно откровенными. Эксперимент под названием «либерально-демократические реформы» в нашей стране потерпел сокрушительный, полный и окончательный провал. Да, еще в начале 1990-х миллионы людей действительно верили в то, что трудности и мизерные зарплаты – временны, что вот-вот все наладится и пойдет в гору. Сегодня настроения совершенно иные. Все поняли, что вот эта тусклая, нищая и полная мерзости жизнь не собирается кончаться. Что те миллионы простаков, которые пошли за бело-сине-красными тряпками, с пеной у рта и именем Ельцина на устах, оказались просто лохами и теперь обречены на прозябание и умирание.

И так – везде. На Украине и в Киргизии, в Узбекистане и Туркмении, в Молдавии и Таджикистане, в Грузии и Армении.

«Энергичный» Путин даже за короткое время успел многое. При нем оказалась добитой программа пилотируемой космонавтики. Мы практически потеряли гражданское авиастроение, помощь которому утопили в словоблудии. Мы уже теряем военное авиастроение, безнадежно отставая в создании истребителя 5-го поколения. Понятно, что тают надежды на выпуск интеллектуального, высокоточного оружия. Сворачивается финансирование работ по ядерному оружию нового поколения, а кадры оружейников теряются так стремительно, что к 2010 году мы сможем выпускать лишь примитивные бомбы. Застопорились попытки добиться прорыва в атомной промышленности.

 

* * *

 

Ну и для полноты картины добавим несколько неразрешимых для нынешней власти задачек. Таких же неразрешимых, как квадратура круга.

Все знают, что для подъема экономики нужно в несколько раз снизить налоги. Но Москва не это пойти не может, потому как останется без денег на несколько лет, вызвав хаос и распад страны. Решением могло бы стать создание «денежного мешка» на переходный период в виде 160–100 миллиардов долларов, отобранных у самых крупных воров России. Тратишь эти деньги – и дожидаешься, пока экономика не развернется и в казну не хлынут новые налоги. Но пойти на создание такого «мешка» нынешняя «элита» никогда не сможет. А значит – налоговая реформа провалится.

Вторая «квадратура круга» – это жилищно-коммунальная реформа. Никто не знает, как радикально повысить зарплаты работающим, чтобы они могли платить 100 процентов «бабок» за свет, газ и жилищные услуги. Ведь для этого придется принимать драконовские меры к хозяевам заводов, оставляя в их распоряжении не более 5 процентов прибыли, принуждая их делиться с работниками. А еще придется закрывать экономику России от импортных товаров – потому как отечественные товары сразу же станут дороже заграничных. Ни на то, ни на другое эта власть не решится. Слишком уж слаба и продажна.

Третья неразрешимая задача – энергетическая катастрофа. Чтобы заменить стареющие советские мощности, нужны громадные капиталовложения. Уже большинству умных людей ясно, что план Чубайса – это бред, что никакой инвестор строить тут станции не станет. Разве что у самых границ – чтобы гнать ток на экспорт. Но взамен фантазий Чубайса нужны государственные инвестиции. А их при этом режиме нет и быть не может.

Четвертая задачка – чеченско-кавказская. Все вопят, что военного решения проблемы нет, но почему-то молчат о том, что нет и политического решения тоже. Что война в этом регионе не закончится с выводом русских войск, а только разгорится с новой силой, распространяясь дальше на север и на соседние земли.

Наконец, есть проблема насквозь гнилого, чудовищно отупевшего за 1990-е годы, наглого и криминального чиновничества. Даже если президент вдруг станет диктатором, ему придется строить жесткую вертикаль власти вот из такого материала. Системы для отбора нормальных людей во власть у Москвы нет. Чем кончится диктатура чиновников россиянского образца – говорить не надо. Президент Путин уже притча во языцех: он слабо контролирует даже премьер-министра.

В общем, при продолжении нынешнего вихляющего и нерешительного курса любой президент РФ 2010-х годов будет президентом руин, царем развалин.

Да, пока никто в мире к распаду России не готов. Однако процессы нарастания русского кризиса налицо. От отчаянности положения США даже готовы поддержать установление у нас железной диктатуры. Это совпадает с чаяниями большинства исстрадавшихся, ненавидящих «демократию» граждан России. Увы, само по себе введение тоталитарного режима и появление нашего российского Пиночета страну не спасет.

Потому что, читатель, сегодня с точки зрения Запада мы – совершенно лишняя на мировом рынке страна. Мы для него – никто, «конченая» страна, ни богу свечка, ни черту кочерга. И не тычьте нам в лицо заполонившими наши прилавки компьютерами, пейджерами и мобильными телефонами: они ведь не в России сделаны.

Сегодня Россия тоже подошла к своей точке бифуркации, выбора вариантов своего будущего. Прежний курс экстенсивного, а затем и чисто сырьевого развития экономики исчерпан.

 

* * *

 

Уже в конце XX столетия было совершенно ясно, что государство Российская Федерация, это порождение нашего разгрома в Холодной войне с Западом, никакого будущего не имеет. Бессильное и вялое, словно медуза, образование, внутри которого хаотически и бесполезно для развития страны циркулируют денежные потоки, которое ежегодно теряет из-за своих безволия и «дырявости» десятки миллиардов долларов, – это недогосударство обречено. Так называемую Российскую Федерацию изначально мастерили так, чтобы она держала русских в полузадушенном состоянии, не давая им подняться, заставляя их отдавать свои финансовые «соки» западным господам.

Вот уже более десяти, лет мы топчемся на месте и не развиваемся. В конце концов, есть угроза того, что нас используют в своих финансовых играх воротилы США и мы станем площадкой для «постановки» серии техногенных, военных и этнических катастроф – ради подрыва позиций конкурирующих с американской валют. Есть угроза того, что в финале мы станем мишенью для применения новых видов оружия: климатически-геологического, трансгенно-биологического, информационного и психотронного. Обороняться и отвечать Россия к этому моменту будет абсолютно неспособна.

Такова цена нашей деградации.

 

ГЛАВА 8

Миф о «первоначальном накоплении»

 

Не было реформ, господа присяжные заседатели. Была деградация, одичание. Никакого капитализма «реформаторы» не построили, потому что на самом деле получился строй развитого мародерства. Массы лохов сочли, что капитализм – это когда все за деньги и когда прилавки полны разным товаром. Лохи облизывались, глядя на афганские лавки-духаны, уставленные японскими магнитофонами, и не хотели замечать того, что за это изобилие афганцам приходится расплачиваться нищетой, болезнями, недоступностью образования, отсутствием социальной помощи. Лохи и разрушили СССР, устроив вместо него духан. Время от времени они тщатся изобразить прогресс, указывая на компьютеры, Интернет и мобильные телефоны, но не любят говорить о том, что все это сделано не в России. Советский Союз с большим основанием мог считаться капиталистической страной – в нем не разрушался собственно капитал, который есть не деньги, а средства производства и все, что с ними связано: оборудование, промышленные машины, технологии, квалифицированные работники и система их подготовки.

 

* * *

 

Хитрые мерзавцы у власти дали лохам хитрое объяснение: мол, все это – издержки первоначального накопления капитала. Мол, потерпите – а потом все будет хорошо. Ельцин – наш президент! Голосуй, а то проиграешь! За нами – Путин и Сталинград!

Ну, лохи Маркса не читали, а то бы знали, что именно он дал до сих пор признанное во всем мире понятие первоначального накопления. Так вот, первоначальное накопление – это не сгребание «бабок» в кучу, а прежде всего отрыв работников от средств производства, превращение их в наемную рабочую силу. Маркс в 21-й главе «Капитала» исследовал первоначальное накопление на примере Англии. Там этим кровавым и грязным делом занялась аристократия. Но она не разваливала свою страну на шесть независимых государств и не топила ее военный флот. Нет, прежде всего она сгоняла крестьян с земель, превращая поместья в рентабельные пастбища для овец и в интенсивные, рыночные хозяйства. Крестьяне, лишенные земли, превратились в пауперов-нищих, согласных работать на капиталистических предприятиях за гроши, лишь бы не сдохнуть с голоду. Тех, кто не хотел работать на новых хозяев и продолжал бродяжничать, казнили безжалостно. Англичане в пору первоначального накопления вешали детей за украденную булку, посылая тысячи людей в свой ГУЛАГ – работные дома с принудительным трудом. А попытки работников бастовать подавлялись военной силой.

В результате всего этого первоначального накопления родилась капиталистическая экономика, экономика прибыльного и рационального ведения дела. А на костях, крови и поте наемных рабочих поднялась самая передовая на тот момент промышленность планеты, индустрия паровых машин, механических станков и огромных верфей.

Так вот: первоначальное накопление в нашей стране началось в XIX столетии и продолжалось до 1929–1936 годов. Тотальное и очень жестокое первоначальное накопление провел Сталин, назвав это «коллективизацией» и «индустриализацией», всего за несколько лет совершив то, на что у англичан ушло больше века. Но благодаря этому сталинскому накоплению возник крупный научно-промышленный капитал нашей страны. Пусть и в форме государственно-бюрократического капитализма.

Запад опасался, что реформы в Союзе будут настоящими и пойдут так, как они идут в Китае. То есть советские вожди, установив в стране жесткую диктатуру, разрешат мелкое и среднее частное предпринимательство на селе и в городах, но при этом превратят советские Минхимпром, Миннефтегаз, Минавиапром, Минэлектронпром, Минсредмаш (атом) и Минобщемаш (космическая техника) в капиталистические сверхкорпорации, которые двинут на внешние рынки с неукротимой мощью, как танки «Иосиф Сталин-2», подминая под себя западных конкурентов, скупая западные предприятия, захватывая быстро растущие рынки Азиатско-Тихоокеанского региона и Южной Америки. Они ждали, что русские начнут предлагать миру множество технически сложных вещей по ценам ниже западных. И, как мы теперь знаем, СССР умел делать не только оружие, но и самолеты, и спутники разных назначений, авиадвигатели, космические запуски, корабли, энергетические машины, атомные энергоблоки, строительную и сельскохозяйственную технику, специальные автомобили, электронику, станки с программным управлением и гибкие роботизированные линии. Это – как минимум.

Именно такой процесс реформ был бы логическим увенчанием процесса, начатого Сталиным.

 

* * *

 

Но Запад вздохнул облегченно. Именно капитал в нашей стране и был разрушен в 1985–2000 годах. Именно тогда орда «реформаторов» разгромила и в клочья разорвала научно-индустриальные корпорации. И это было отнюдь не «первоначальным накоплением», а элементарным грабежом и варваризацией собственной страны. Подавляющее большинство нынешней «элиты» пустило в распыл труды не только советской поры, но – если брать науку, культуру и геополитические завоевания – даже плоды усилий русских царей, начиная с 1654 года, с года воссоединения Великороссии и Украины.

Если считать нашу «элиту» капиталистической, то давайте объявим капиталистами гуннов Аттилы и монгольских завоевателей: они ведь тоже награбили несметные сокровища, разрушая целые культуры и цивилизации на своем пути, превращая в пепел города и храмы. Давайте тогда считать капиталистами тупую испанскую солдатню, которая уничтожила высокую культуру ацтеков и инков, уничтожив плоды их мудрости, переплавив произведения американского искусства в безликие золотые бруски.

Орда грабителей, разрушив Россию, не капитализм строила – она перекачивала богатства на Запад, укрепляя тамошний сверхкапитализм. Пока она неутомимо переносит русские жизненные соки на Запад, «новые русские» нужны хозяевам «цивилизованного мира». Но поток скудеет, превращаясь из реки в речушку, а потом – и в ручей. Когда перекачивать станет нечего, «новые русские» станут ненужными и потому подвергнутся утилизации.

Таков смысл нынешнего «первоначального накопления», которое на самом деле есть тотальное разрушение России, русской цивилизации, самой основы нашей жизни.

Все это кончится в 2020-х годах, когда деградировавшая экономика уже не сможет поддерживать территориальное единство РФ…

 

ГЛАВА 9

Будущее, которого нужно избежать

 

Коль наша Россия-матушка продолжит катиться по той же колее, что и сегодня, то будущее ее незавидно. Попробуем его обрисовать.

К 2020– м годам наша экономика будет состоять из грубых и примитивных отраслей. Тут будут добыча сырья и производства первого передела – металлургия, которая производит большие слитки черных и цветных металлов, первичная переработка нефти, заготовка бревен. Все это будет работать в основном на экспорт. Нужды туземного населения обеспечит сектор местной промышленности: ликероводочной, табачной, хлебопекарной. От сложной промышленности останутся лишь островки. Мы перестанем производить свои корабли, скажем, или самолеты, в лучшем случае делая только какие-то части и узлы для машин зарубежного производства. «Экономика знаний» в России будет едва-едва теплиться, потому что к тому времени скажется упадок образования, скверное качество поколений 1980–1990 годов рождения. «Образование» этих людей окажется достаточным только для добычи полезных ископаемых и для заворачивания гамбургеров.

Самое же печальное будет в том, что такая экспортно-сырьевая экономика не может быть единой. Она неминуемо распадется на отдельные анклавы. Один анклав станет работать на китайскую экономику, другой – на европейскую, третий – на североамериканскую. В общем, наша экономика развалится на несколько подсистем чужих экономик, и поставщик леса из Карелии в Финляндию, например, окажется совершенно не связанным с компанией ЮКОС, которая гонит нефть в Китай. Пожалуй, объединит их только одно: неприятная обязанность зачем-то платить налоги вороватой федеральной верхушке там, в Москве. И сырьевые короли попробуют отделаться от этой обязанности. А некоторые решат, что вообще Москва больше не нужна и лучше завести себе «карманное», намного более скромное правительство, скажем, в Омске или в Красноярске.

Добавим к этой нерадостной картине окончательный упадок советской инфраструктуры всех видов, будь то электростанции, ядерные реакторы или железные дороги. От всего этого останутся только «острова», нужные сырьевым олигархам. И эти острова окажутся совершенно изолированными от экономики остальной Эр-Эф.

 

* * *

 

Фактический распад экономики Эр-Эф на несколько придатков чужих экономик совместится с демографическими бедами. К 2020-м годам скажется физическое вымирание русских и падение их качества в чисто биологическом смысле этого слова.

В 2020– х годах придет пора тех, кто родился в 1990-х годах. Именно это поколение должно будет воевать, поднимать экономику и рожать детей в 2020-е. Но детей у русских в 1990-е рождалось до ужаса мало. Множество детей этого поколения просто погибли или стали неполноценными из-за наркотиков, пьянства, токсикомании. Огромная доля этой молодежи окажется изуродованной в тюрьмах и лагерях уже «демократической России», которые превращены в настоящие фабрики смерти – рассадники туберкулеза. Состояние здоровья детей 1990-х годов рождения уже вызывает ужас у врачей. И вот это больное и малочисленное поколение в 2020-х годах должно будет тащить на себе страну. Понятное дело, что оно надорвется. Детей оно родит очень мало, даже не воспроизведя свою численность, закладывая еще более страшный демографический провал 2030-2040-х годов.

Но уже в 2020-х мы получим поколение «детей Ельцина» очень скверного качества, с разрушенным сознанием, с никудышным образованием и низкой квалификацией, физически нездоровых, патологически лживых и распутных. Это будут плохие работники и скверные солдаты. В этом поколении окажется погашенной вековая способность русских творить, изобретать.

Но эта демографическая беда повлечет за собой другую: в пустеющую страну хлынут потоки эмигрантов – но не русских из бывших республик СССР, а темных, невежественных и нищих детей Азии, бесконечно далеких от русских по психологии и ценностям. Вымирающее русское население вступит в жестокие конфликты с пришлым элементом. Вспыхнет война между мусульманами и исчезающими православными. Среди русской молодежи невиданно распространится «бритоглавость», а в среде исламской молодежи – что-то вроде обновленного ваххабизма, и обе волны столкнутся в жестоком взаимоистреблении.

Упадок и примитивизация экономики Эр-Эф вызовет новую волну сепаратизма автономных республик, потому что среди их коренного населения станет нарастать волна презрения к русским – этим нищим неудачникам, которые плодят толпы пьяниц и проституток, которые давно утратили статус повелителей машин и творцов научно-технических чудес.

 

* * *

 

Для полноты картины добавим еще одну неприятную перспективу: столкновение с исламским миром. Впрочем, благодаря старым ослам из Политбюро оно началось еще в декабре 1979 года, с вводом войск в Афганистан.

Я, знаете ли, отношусь довольно скептически к тем, кто рисует сцены мировой войны между миром пророка Магомета и странами Запада. Надо обладать ненаучным воображением, чтобы представить себе волны мусульманской пехоты (а также конницы и танков), которые пытаются ворваться в Европу через Причерноморье, переправляются через Босфор или Гибралтарский пролив. Это невозможно. Во-первых, в силу разобщенности исламского мира, которая пока не дает возможности появления нового фюрера под зеленым знаменем пророка. Во-вторых, даже если такая армия и будет создана, то она подвергнется жесточайшему разгрому с помощью вооруженных сил нового типа – с их спутниками, высокоточными ракетно-бомбовыми ударами, беспилотными ударными самолетами, боевыми информационными сетями и прочими принадлежностями воздушно-космической силы.

Конечно, господь отнял у европейцев разум, и они в 1998–1999 годах помогли американцам создать гнездо албанского разбоя на юге Европы, которое можно считать форпостом исламского экстремизма на континенте. Однако этот очаг все-таки можно заблокировать, окружив санитарным кордоном.

Так называемая война ислама с Западом сведется к постоянному просачиванию мусульман в Европу, которую они постараются постепенно заселить. В их среде возможны всплески терроризма, однако их легко подавят. Ну, в случае крушения глобализации и конца либерального капитализма в Европе придут к власти националисты, которые эти процессы пресекут довольно быстро. Ну а потом не исключено радикальное решение вопроса.

Если же все пойдет по другому пути и глобализаторы восторжествуют, то приток исламского народа ускорит гибель среднего класса в Европе и превращение оной в «лоскутное одеяло», в почти феодальную мозаику из разных миров, общин, вольных городов и анклавов. Привлекательность Европы уменьшится, однако даже в этом случае она покажется выходцам с Востока лучше, чем их родные «Палестины». В этом случае возникает опасность криминально-партизанской войны, которая может вспыхнуть в городах, приходящих в упадок. Может быть, в Европе даже возникнет несколько ее очагов, на манер Чечни. Это, конечно, хуже для коренного населения Европы, однако нельзя недооценивать прогресса техники спецслужб, противопартизанской войны и средств управления психикой масс. Худо-бедно, но привилегированные жители Европы смогут удержать проблему в неких рамках. Ну а в дальнейшем Вечный рейх может сильно сократить мусульманское население стран бывшего Запада с помощью генно-инженерного биологического оружия (расового оружия), применив боевые вирусы, убивающие исключительно арабов, берберов, курдов, турок и негров.

А вот на землях бывшей России сценарий полноценной войны с исламом вполне реален. Наша страна при продолжении нынешних тенденций останется без боеспособной армии и дееспособного государства. Технический уровень Эр-Эф докатится до африканских показателей. Остатки некогда великого русского народа деградируют до стадии разобщенной массы стариков, больных, наркоманов, алкоголиков и психически нездоровых особей. Зато у мусульманских экстремистов окажутся в руках целые республики с этнически однородным госаппаратом, с относительно развитой инфраструктурой, со своими вооруженными формированиями. В их руках окажутся и крупные города. Скажем, та же Москва, в которой они уже взяли изрядную долю экономической власти и в которой завтра насадят своих в прокуратуре, милиции, в чиновничьем аппарате. Так называемые россияне сегодня уже лишены и чести, и совести, и элементарного чувства национального самосохранения, будучи готовыми ради пачки евро/долларов на все. И завтра мусульмане просто купят власть в мегаполисах.

В образовавшиеся анклавы мусульманского преобладания хлынут буйные пришельцы из других мусульманских стран и регионов. Так, как пошел в Чечню поток боевиков-добровольцев из арабских стран, Пакистана, Синьцзяна и Турции. Вот тогда-то у нас и возникнут очаги нескольких войн наподобие теперешней Кавказской. Надо сказать, здесь исламским экстремистам разгуляться стократ легче, чем в Европе, а тем более – в Америке. Тут, получается, режешь и взрываешь неверных собак, пропитанных тленом западного разврата и потребительства – а рискуешь намного меньше.

И тогда может запылать не только Северный Кавказ, но и Поволжье.

 

* * *

 

В этом будущем возможны разные сценарии нашего конца. В одном случае Запад добивается контролируемого развала Эр-Эф на несколько марионеточных государств под протекторатом США. В этих «бантустанах» и «хоумлендах» начнется умело направляемый процесс «бархатного геноцида» с сокращением нерентабельного и нерыночного населения.

Скорее всего, нам помогут распасться на несколько государств в результате крупной гуманитарной операции, когда иностранные войска вступят на территорию РФ для предотвращения техногенных катастроф, для охраны ядерных арсеналов и опасных производств, для того, чтобы оружие массового поражения не попало в руки террористов с экстремистами. Скорее всего, поводом для такой операции послужат один-два новых Чернобыля, которые не обойдутся без помощи иностранных спецслужб.

В другом случае то же самое будет сделано после показательной военной расправы над зоной тотальной коррупции и преступности, когда Россию, подобно нынешнему Ираку, объявят незаконным производителем оружия массового поражения, которым мы, мол, снабжаем международный терроризм и латиноамериканскую наркомафию. Моментально найдутся свидетельства того, что русские поставляют колумбийцам миниатюрные подлодки для перевозок героина в Америку, а мусульманам – биологические материалы. Нам скажут, что мы – пособники международного терроризма, гнездо мировой коррупции и криминала, источники экологической угрозы. И что надо ввести на нашу территорию войска, чтобы решить проблему. Так же, как в Косово в 1999-м или в Ирак в 2003-м.

Хотите знать возможный список поводов для военного вторжения в Россию через пятнадцать лет? Извольте. Откроем нашумевший доклад РЭНД-корпорации «Заключение о степени упадка России: тенденции и последствия для США и ВВС Соединенных Штатов» (январь 2003 года):

1. Применение РФ военной силы против соседних государств.

2. Похищение террористами русского ядерного оружия.

3. Гражданская война в РФ и применение в ее ходе оружия массового поражения, от ядерного до химического.

4. Этнические погромы армян, грузин, азербайджанцев на юге РФ.

5. Гражданская война, которая поставит под угрозу безопасность нефтепроводов, по которым каспийская нефть гонится на Запад.

6. Крупномасштабная экологическая катастрофа (особенно на АЭС).

А два момента выделим особо:

7. Криминализация экономики РФ может превратить ее в убежище для международных преступных и террористических организаций, которые могут угрожать США, Европе и странам Азии.

8. Попадание военных техники и технологий из России в руки «агрессивных режимов или террористических групп».

Нас уже обвиняют. США в ходе первых боев в Ираке весной 2003-го завопили о том, что у иракцев есть наша аппаратура постановки помех высокоточному оружию. Ну а завтра нас начнут бомбить под предлогом того, что филиалы «Аль-Каиды» найдены в Москве и в Тюмени.

Возможен и еще один вариант, в котором нам сначала перебьют с воздуха остатки военного потенциала, а потом превратят Эр-Эф в яблоко раздора, в новый Верден для европейской, мусульманской и китайской цивилизаций. Пусть, мол, столкнутся друг с другом в драке за русское наследие, истощая свои силы, – во благо США и их истинных хозяев. (Тех, кого мы в «Третьем проекте» и «Гневе орка» назвали Вечным рейхом.) В этом случае США прочно удержат в руках последние нефтяные резервуары земли в Персидском заливе, на Каспии и в русской Арктике.

 

* * *

 

Таково будущее Эр-Эф (намеренно не называю эту страну Россией) при продолжении нынешнего курса слабости и нерешительности. Но не более радостным вытанцовывается и будущее Украины, например. Она тоже несет в себе те же экономические, техногенные и демографические «бомбы». Она тоже может распасться на три части (Восток, Запад и Крымское ханство), и в ней тоже начнется война вымирающих славян и прибывающих мусульман.

Наверное, именно такой судьбы-планиды нам надо избежать.

 

ГЛАВА 10

Пути, которых у нас нет

 

То, что России очень плохо и что демократический эксперимент 1990-х провалился, сегодня признает большинство тех, кто еще не утратил способности мыслить. Это сделали даже «околопутинские» аналитики, подписавшие так называемый «Серафимовский манифест» в начале 2003 года.

Но что делать? От того, что мы в тысячный раз расскажем о том, как нам плохо, ничего не изменится. Как выкарабкаться из этой ямы?

На сегодняшнем интеллектуальном рынке ходит несколько главных рецептов спасения. Но, увы, ни один из них не подходит.

 

* * *

 

Назовем первый главный рецепт либерально-западническим. Его приверженцы пытаются доказать, что путь-то в 1991 году избрали верный, только вот реформы повели в неправильной, извращенной форме. В общем, зеркальное отражение горбачевских коммунистов, которые вопили о «нарушении ленинских норм» при строительстве коммунизма.

Давайте смоделируем этот путь. Давайте доведем ситуацию до логического венца, почти до абсурда. Давайте представим, что коммунистов более нет, что парламент состоит только из назначенных президентом людей, которые проголосуют за все, что бы он ни приказал. Хоть за закон о повышении зимней температуры за Полярным кругом. Пусть эти депутаты принадлежат к одной-единственной Партии президента и без всяких споров принимают все законопроекты, написанные Грефом или его заместителем, влажногубым юношей Дворковичем. Вводим полную свободу купли-продажи, земли, архильготные условия для иностранных инвесторов, полностью отменяем систему государственных пенсий, заставляем народ платить за все и жить на корку хлеба в день. Что это изменит?

Да ровным счетом ничего. Как мы были в тупике, так в нем и пребудем.

Чтобы выжить в наступающем веке, русским мало установить у себя жесткий монетаристский режим. Нужно во что бы то ни стало запустить инновационную экономику, процесс бурного освоения промышленностью новых технологий, а главное – эти новые технологии создавать, преодолев последствия десятилетнего разгрома нашей науки.

Мало кто из живущих в России, пожалуй, хочет того, чтобы она оставалась в нынешнем виде. Все – по крайней мере на словах – хотят видеть ее сильной и процветающей.

Но как прийти к такому состоянию? Увы, читатель, привычного пути к такому счастью у нас нет. Мы не можем перенять «один к одному» ни один из имеющихся на сегодня рецептов экономического успеха – ни немецкого, ни корейского, ни японского. Даже китайский опыт нам не подходит для полного копирования. А потому все равно придется искать свой путь.

 

* * *

 

Капитализм бывает разным. И США, и Германия, и Пакистан, и Колумбия – это капиталистические страны, но как они при этом отличаются друг от друга! Строя ультрарыночную экономику, куда попадем мы?

В то, что из России можно сотворить вторую Америку, не верят даже ослы. Ведь для этого нужно сделать рублевую систему такой же сильной, как и долларовая. Но для этого нужно вернуться в 1894 год и переиграть заново весь XX век.

Не светит нам и европейский путь – с развитием машиностроения, авиационной, кораблестроительной промышленности и т. п. И не только потому, что национальный характер русских, наш культурно-психологический «генотип» коренным образом отличается от европейского. Вся развитая индустрия, которая существовала в СССР, подорвана. Для ее спасения нужны меры, которые идут вразрез с либерализмом и демократией европейского пошиба. Тут нужна диктатура, перераспределение прибылей и протекционизм. Нужны вожди вроде Сталина или Гитлера, чтобы наше машиностроение снова развернулось и пошло на рынки Азии и Латинской Америки, – потому что только очень жесткие режимы с сильными армиями способны пресечь попытки западных корпораций уничтожить непрошеного конкурента. Разве «Боинг» и «Эрбас» смирятся с тем, что индусы и китайцы вдруг станут покупать новые «Илы» и «Ту»?

Так что в рамках либерализма и такой путь нам заказан.

 

* * *

 

Может быть, тогда нам стоит превратиться в чисто сырьевую страну и зазывать сюда варягов добывать наши природные ресурсы? Отметаем его сразу: сырье у нас прокормит не более 50 миллионов человек. Остальным ста придется вымереть.

Но это – в лучшем случае. Ведь Россия за мизерным исключением не может предложить мировому рынку какого-нибудь особого сырья, которое будет либо дешевле, чем у других, либо выше качеством. Нефть выгоднее добывать на Ближнем Востоке, на шельфе Вьетнама, в Гвинейском заливе и в Венесуэле. Чем вбухивать десятки миллиардов долларов в разработку русского неудобья, лучше за несколько сотен миллионов совершить переворот в Венесуэле и завладеть тамошними нефтяными промыслами.

В Восточную Сибирь инвесторы всерьез придут лишь тогда, когда в этих, более удобных районах планеты нефть исчерпается. Даже если весьма сомнительное потепление климата превратит Сибирь в край довольно жаркий, процесс ускорится мало – вступят в силу факторы дороговизны перебросок нефти на мировые рынки. Нам придется делать это по суше – тогда как арабы или вьетнамцы способны использовать гораздо более дешевый морской транспорт. Им-то что? Подогнал танкер прямо к терминалу у самых буровых – и заливай в него товар. А нам до тех терминалов придется гнать «черное золото» по трубам тысячи верст, что очень дорого. Да и что-то не чувствуется глобального потепления вопреки всем воплям о нем. У нас морозы как трещали, так и трещат.

Но удобные для разработки месторождения исчерпаются не ранее 2025 года. До того срока мы богу душу отдать успеем. К тому же развитые страны весьма мало наращивают потребление нефти. Если же западная экономика и «азиатские тигры» в начале третьего тысячелетия резко убыстрят темп инноваций в производстве, то будут найдены альтернативные источники энергии и произведены еще более экономичные двигатели, отчего потребление нефти на планете резко упадет. Она сильно подешевеет, следом за ней упадет в цене газ – и мы обанкротимся.

Лес нас тоже не спасет: он у нас не того качества и слишком малопродуктивен, чтобы вытянуть всю страну. На внешнем рынке нас забивают теперь и США: у них климат помягче, лес растет быстрее и не таежных пород. К тому же у них полно искусственных, промышленных монолесов: не будешь их рубить – вредители сожрут. Рыбные ресурсы? Ситуация чуть лучше. Но они при сегодняшних способах добычи способны обеспечить жизнь лишь Дальнему Востоку России.

Ориентация на чисто сырьевой путь развития – это крах. Это – совершенно обеспеченное впадение в нищету, приход массовых неграмотности, эпидемий и межнациональных конфликтов. Сырье дает гораздо меньше доходов, чем промышленные товары, и сущий мизер – по сравнению с производством программного обеспечения, спутников и самолетов. Те, кто вздыхает: «Да ведь у России столько природных богатств!» – либо наивные люди, либо дураки.

 

* * *

 

Путь второй – старосоветский. Его предлагают нам и коммунисты старого закала, и многие другие оппозиционеры.

По сути дела, это вторая индустриализация России. Предположим, что президент-диктатор со своей единственной партией решил сделать упор на тяжелое машиностроение, крупнотоннажную химию, на производство энергии, на индустриализированное, высокопроизводительное сельское хозяйство.

«Да! Да! – восклицает тоталитарный читатель. – Именно так! И тогда русские смогут сделать то, о чем вы сказали вначале: снова стать сверхдержавой и прорваться на растущие рынки Востока!»

Но погашу горящий взор патриота. И этот путь для нас закрыт, запечатан наглухо историческим обвалом. И тому есть несколько причин.

Прежде всего, этот путь неимоверно труден и запредельно дорог. Техническая культура Советского Союза, как у всякой иной великой страны, хрупка. Господство варваров, длившееся с 1991 года, прошлось по ней смерчем разрушений, сапогами вандалов. Оказались разорванными множество производственных цепей, в запустение пришли многие заводы и фабрики, утрачены сотни технологий, потеряны навыки и знания миллионов человек. Чтобы восстановить все это, нужно полтора триллиона долларов и много лет работы без прибыли. Придется закупать огромное количество нового оборудования, вновь готовить миллионы рабочих и инженеров.

Нам не хватит ни денег, ни времени. У нас уже нет больших запасов минеральных ресурсов, выгодных для разработки, легкодоступных. Все «сливки» в виде обильных месторождений либо сняты за прошлые годы, либо оказались за рубежом с расчленением СССР. Сельское хозяйство русских развалено: надо очень много в него вложить, чтобы обеспечить хотя бы собственные нужды. К тому же сельское хозяйство в России нерентабельно по мировым меркам: мы не можем снимать четыре урожая в год, как во Вьетнаме или Южном Китае. Или даже два, как в Южной Корее. Сельское хозяйство Америки, Южной Канады (на широте Узбекистана), даже Германии и Франции – гораздо продуктивнее нашего в силу более мягкого климата. На мировой рынок, и так переполненный продовольствием, нам уже не выйти.

Новой индустриализации понадобится много энергии. Но электроэнергетика изношена: она не выдержит резкого роста энергопотребления. Примем мы реформу по Чубайсу или нет – все равно нужно вложить десятки миллиардов долларов в ее спасение.

Да и не успеваем уже к сроку. Пока мы будем поднимать новые индустриальные гиганты, сидя на хлебе и воде, Китай уже развернется со своими машиностроением и металлургией.

Есть тут и вторая причина. Она – в том, что индустриальная эпоха уходит в прошлое. Пытаясь воспроизвести 1930-е годы в 2000-х, мы неминуемо проиграем странам, которые развивают наукоемкое производство, индустрию будущего. Оно гораздо прибыльнее тяжелой индустрии. Мы, конечно, должны перевооружить унаследованные от СССР и еще работающие производственные комплексы. Но нельзя кидаться в прошлое, когда нужно прорываться в грядущее.

Стало быть, и советский экономический путь невозможен.

Тогда возьмем вариант третий – японо-корейско-китайский (по нему еще идут, например, Бразилия, Индия или Вьетнам).

Начинаем с массового производства товаров, которые не относятся к наукоемким. Иными словами, начинаем шить трусы и лифчики, штаны и рубашки, клепать кастрюли и миксеры, собирать видеомагнитофоны и автомобили (из импортных частей). Развернемся на ниве бытовой электроники. Все это поставляем на внешний рынок и зарабатываем деньги, укрепляем свои промышленные корпорации.

Переходим на позиции развивающихся промышленных стран Второго мира. Постепенно начинаем развивать малотоннажную химию, микроэлектронику, биотехнологию, производство компьютеров. И только потом совершаем рывок в Первый мир – в экономику производства высочайших технологий, идей, ноу-хау, становимся одним из мировых игроков на финансовых рынках.

Вроде бы вот – наш путь. Даже военная диктатура в сию схему ложится: как в Чили, так и в Южной Корее. Греет даже пример Китая: тот, намного отставая от Россиянин по части свободы слова, приватизации и акционирования, не имея никакой частной собственности на землю и «свободных выборов», только за счет жесткого, обеспечивающего порядок режима привлекает в свою экономику в десятки раз больше частных инвестиций, нежели либерально-демократическая Россияния.

Идею пути в Первый мир через Второй можно отыскать даже в экономической программе центра Германа Грефа. Сам Греф публично говорил, что мечтает о превращении России в подобие Бразилии. Если же продраться сквозь три сотни страниц его программы, то в общем замысел ясен: к станции «Вторая Америка» (лет через 100–200) – через промежуточную станцию «Бразилия».

Хорошо – то хорошо – да только такой путь русским заказан начисто.

 

* * *

 

Чтобы стать страной нового индустриального мира, последовав по догоняющей траектории, по уже старому индустриальному пути, России нужно соответствовать сразу нескольким факторам.

Помимо жесткой власти, которая обеспечит единство и страны, и действующих на ее территории законов; еще надо иметь:

1. Дешевую и квалифицированную рабочую силу, способную довольствоваться малыми деньгами, но делать вещи на мировом уровне качества.

2. Дешевые и доступные природные ресурсы.

3. Мягкий климат, который позволит не тратить сумасшедшие деньги на отопление цехов и на разгребание снега.

4. Удобную транспортную инфраструктуру: так, чтобы товары и комплектующие не пришлось перебрасывать по суше более чем на две-три тысячи верст, незамерзающие гавани, чтобы эти товары по свету на кораблях развозить.

Что мы из этого имеем? Ничего.

Дешевая рабочая сила в России? Да, она дешевая – но она дороже, чем у стран-конкурентов. Ведь при поставках массового товара на мировой рынок нам придется соревноваться с такими государствами, как Индия, Китай, Бразилия, Вьетнам, Пакистан, Мексика, Таиланд и Тайвань, Малайзия и Филиппины. Знаете, как иногда эти страны называют? Странами «тропического капитализма». Сколько там рабочие получают? Как американские сто лет назад – по сорок пятьдесят долларов в месяц. Сотня долларов в месяц считается очень приличным заработком. И неудивительно: в тех странах работягам не нужны ни валенки, ни шапка, ни телогрейка. Им можно жить в картонно-фанерных домиках, не тратя ни цента на отопление дома – там зимы-то нет. Побывайте в Пекине, в этом сравнительно северном, по азиатским меркам, городе. Там зимой пару раз, бывает, снежок легкий порошит – так там в большинстве домов просто нет центрального отопления. А у нас сотня долларов с носа улетит только за жилищно-коммунальные услуги.

При этом, читатель, в промышленности южных стран используется самая экономичная техника, самое современное западное оборудование. То же самое, на которое может рассчитывать и Россия, вздумай она пойти по пути Китая или Тайваня.

Однажды мы беседовали с вице-президентом «Газпрома» Петром Родионовым. С человеком, так сказать, реального дела, а не с оторванным от жизни кабинетным «экономистом». Родионов показал расчеты, сделанные специалистами Академии наук. Оказывается, самая холодная страна западного мира – это Канада. Однако если в России завести такую же передовую технику, как и в Канаде, если так же экономно расходовать тепло – все равно затраты на преодоление тяжелого климата у русских окажутся в полтора раза выше, нежели у канадцев. Почему? Потому что вся масса народа, промышленности и сельского хозяйства Канады сосредоточена в южных штатах, на широтах Узбекистана и южной Украины. И то Канаде приходится на мировом рынке туговато: промышленность там развивается плохо.

В этом случае (техника – та же и издержки – те же) нам придется тоже платить своим рабочим не выше сорока долларов в месяц – не больше, чем в Азии. Потому что если мы сделаем зарплату больше – то наши рубашки, видеомагнитофоны или электрочайники на мировом рынке получатся дороже китайских или бразильских. Их никто покупать не будет. О советских иллюзиях насчет того, что путевки, отпуска, лечение в поликлиниках может оплачивать не рабочий, а его предприятие, можно забыть. Ведь это тоже ложится на себестоимость выпускаемого товара. Если мы, идучи во Второй мир, положим нашим работникам зарплату выше, чем в странах «тропического капитализма», то все выпущенные вещи сможем продавать в лучшем случае лишь у себя дома за рубли. Никто их в мире не возьмет.

Пример – налицо. В России 2000-х годов, как и в Китае, производится масса товаров под западными марками: шампуней, сигарет, автомобилей на сборочных заводах, электротоваров, кроссовок и ботинок. Да вот только они в России же и продаются. На мировой рынок они выйти неспособны. Хозяева предприятий продают эти «иностранные» товары на Руси, меняют заработанные рубли на доллары – и доллары эти вывозят прочь. А вот в Китае и Социалистической Республике Вьетнам товары, выпускаемые под западными марками, идут прежде всего на вывоз, принося стране валюту. Доллары не утекают из их стран, а, наоборот, в них приливают. И еще в каких количествах! Побывайте во Вьетнаме – там просто в глазах рябит от массы новых фабрик под вывесками «Дэу», «Рибок», «Панасоник». Вкладывают акулы мирового капитализма в социалистический Вьетнам, не боятся. У них под Ханоем уже технопарк для высокотехнологичного и информационного производства создан – а у нас в Москве только супермаркеты открывают.

Можно ли прожить в России на зарплату «тропического рабочего»? Невозможно. Вьетнамец у себя проживет – ему трусов, майки да соломенной шляпы на весь год хватит. Он еще при этом и детишек плодит. А что у нас на 40 долларов в месяц сделать можно? Даже на еду, курево и на проезд общественным транспортом не хватит. О покупке одежды на период полугодовых холодов мы уж не говорим. О медицинском обслуживании, рождении и воспитании детей – тоже. А ведь надо еще оплачивать отопление квартиры, которое за три месяца зимы влетит в годовую зарплату азиатского рабочего. Чтобы продавать массовые товары на внешнем рынке не хуже конкурентов из тропических стран, русским придется отказаться от отопления жилищ, оставить дома от силу пару лампочек, забыть об отпусках, больничных и пенсиях (у азиатских рабочих этого нет).

То есть мы можем, конечно, воспользоваться диктаторским режимом, установить такие зарплаты и даже кое-чего продать на мировом рынке. Да вот только через несколько лет Россия завалится: у нас вообще народ детей рожать перестанет. А бывшее в 70-е годы советское качество жизни всем покажется сразу действительным и подлинным коммунизмом.

 

* * *

 

А потом – так ли уж квалифицированна нынче наша рабочая сила, чтобы выигрывать у вьетнамских, китайских или мексиканских работников? В 1985-м или даже в 1991-м в Советском Союзе такие вышколенные рабочие имелись. Да вот только с тех пор были десятилетний развал, огрубление и опрощение производства и даже полная остановка целых отраслей промышленности. За эти годы люди, потеряв работу, поумирали, состарились, растеряли навыки, поспивались. Квалификация рабочих в России сильно упала. Не в лучшем положении оказались и профессионально-технические училища и техникумы – кузницы рабочих кадров.

Так что можно сколько угодно мечтать о новой Бразилии среди родных елей да осин, уповая на повторение Россией тайваньского варианта. Да вот только губу закатать придется. И нечего кивать на пример России начала XX века. Мол, тогда у нас была дешевая рабсила и к нам шел западный инвестор. Полноте, господа! В начале XX столетия Россия действительно была индустриальной страной с самой недорогой квалифицированной рабочей силой. Но только с тех пор к индустриальному и постиндустриальному миру добавились Тайвань и Китай, Мексика и Малайзия. Они пальму первенства взяли.

Не говоря уже о том, что та, начала XX века, Россия закончилась 1917 годом.

 

* * *

 

Итак, дешевой рабочей силы у нас нет. Как с остальными факторами успеха?

По климату мы сразу проигрываем – ни в одной стране Второго мира такого холодного климата нет. Мы только на громадных отопительных расходах и на строительстве капитальных, защищающих от мороза зданий сразу теряем привлекательность для мировых инвесторов по сравнению с Малайзией или Китаем. Это блестяще доказал Андрей Паршев в своем уже классическом труде «Почему Россия не Америка?».

Дешевые и доступные ресурсы? Мы их уже исчерпали, остались лишь ресурсы трудные. Это прежде нам доставался газ Ямала, а теперь придется добывать его со дна Баренцева моря и вложить для этого втрое больше средств, чем вкладывал СССР в свои ударные стройки (об этом мы уже поговорили раньше). Удобная транспортная инфраструктура? У нас ее тоже нет.

 

* * *

 

Честно говоря, выше всех наших «политологов от экономики» я ставлю крестьянина-монархиста Ивана Солоневича, ярого антисоветчика, умершего в 1950 году. В конце 1940-х вышла в свет его замечательная «Народная монархия», где Солоневич самым выразительным языком описал перспективы краха России от вхождения в мировой рынок по нашим «реформаторам». Вот цитата:

«…Территория САСШ (Северо-Американские Соединенные Штаты, старое написание США. – М.К.) охраняется от всякого нашествия двумя океанами. Она представляет собой опрокинутый треугольник «Миссисипи – Миссури со всеми его притоками». САСШ не имеют ни одной замерзающей гавани. Их северная граница имеет среднюю температуру Киевской губернии. Их естественные богатства огромны и расположены в самых старых областях страны.

Россия ни от каких нашествий не охранена ничем. Ее реки упираются или в Ледовитый океан, или в Каспийский тупик, или в днепровские пороги. Россия не имеет, собственно, ни одной незамерзающей гавани – единственное государство мира, отрезанное от морей не только географией и историей, но даже и климатом. (Единственная незамерзающая гавань России – это труднодоступный Мурманск, ловящий последние струи теплого Гольфстрима. – М.К.) Замерзающие реки и моря заставляли русский торговый флот бездействовать в течение трех – шести месяцев в году – и одно это уже ставило наш морской и речной транспорт в чрезвычайно невыгодные условия по сравнению со ВСЕМИ остальными странами мира. Половина территории России (48 процентов) находится в области вечной мерзлоты. (Солоневич писал о настоящей России – империи, Советском Союзе. Сейчас в урезанной и кастрированной Россиянии на долю венной мерзлоты приходится все 70 процентов территории. – Прим. ред.) Естественные богатства России, как и ее реки, расположены, так сказать, издевательски: в центре страны нет вообще ничего. Там, где есть уголь, – нет руды, и где есть руда – там нет угля. В Кривом Роге есть руда, но нет угля, в Кузбассе есть уголь, но нет руды. Пока Урал работал на древесном угле, Россия вывозила лучшее в мире железо. Когда истребление лесов и прогресс техники потребовали соседства угля и руды, то русская промышленность оказалась в заколдованном круге. Для того чтобы «освободить» Донбасс, нужно было покончить с кочевниками. Когда с ними было покончено – нужны были железные дороги, чтобы возить руду в Донбасс или уголь – в Кривой Рог. Для железных дорог нужно железо. Для железа нужны железные дороги. Эта проблема до сих пор не решена экономически: да, можно возить руду с Урала в Кузбасс и – встречными маршрутами – уголь из Кузбасса на Урал, но сколько это стоит?

Золото, нефть, уголь и руда разбросаны у нас по окраинам страны. В ее центре нет, собственно, ничего. В Германии, Англии и Соединенных Штатах все это расположено в центрах и рядом. Рур, Пенсильвания, Бирмингем. Для транспорта всего этого имеются незамерзающие реки и незамерзающие порты. Есть и незамерзающая земля: строительный сезон в средней Германии равен десяти месяцам в году, а в Южной России – пяти-шести месяцам, и в северной – только трем. Советы пытались удлинить этот сезон так называемыми «тепляками», дощатыми футлярами над строящимися зданиями. Технически это оказалось выполнимо, экономически – не под силу.

И даже в нашем сельском хозяйстве, традиционном промысле Святой Руси, не все обстоит благополучно: чернозем страдает от засухи, достаточное количество влаги получает только северный суглинок. Отсюда еще одно парадоксальное обстоятельство: на нашем тощем Севере сельское хозяйство оказывается рентабельнее, чем на нашем жирном Юге.

Исходное ядро русской государственности выросло в географических условиях, которые не давали абсолютно никаких предпосылок для какого бы то ни было роста. Москва не имела никаких «естественных богатств», если не считать леса, который давал пушнину и в котором можно было кое-как спрятаться от татарских орд… Москва не имела даже и пахотной земли: хлеб доставлялся из-за Оки, из «Дикого поля», уже совершенно открытого кочевым набегам.

История Америки повествует о благоговейном изумлении, которое охватило первых переселенцев… Джон Смит писал: «Никогда еще и небо и земля не были так согласны в создании места для человеческого жительства». Действительно: мягкий климат, плодородная земля, обилие леса и дичи, незамерзающее море с обилием рыбы, возможность почти любой сельскохозяйственной культуры умеренного климата, лесные промыслы, которые давали сырье для судостроения, гавани… И никаких нашествий. Индейцы без боя отступали в глубь страны, поставляя оттуда меха для дальнейшего товарооборота. Это была действительно «господа бога собственная страна». Что было в Москве? Тощий суглинок, маленькая Москва-река, суровый климат, ближайшие моря отрезаны со всех сторон, и из-за Оки, с «Дикого поля», – непрерывная, всегдашняя, вечно нависающая угроза смертоносного татарского набега.

Если в Северной Америке «небо и земля» действительно как будто сговорились в «создании места для человеческого жительства», то в России и небо, и земля, и климат, и география, и история, и политика как будто сговорились, чтобы поставить народ в, казалось бы, совершенно безвыходное положение: а ну-ка, попробуйте!

Попробуйте выжить…

Россия 2000-х годов – это лишь остаток Великой России 1991-го. В тот год наша территория сократилась до пределов, которые мы имели в XVI–XVII веках. Потеряны самые благодатные земли Украины, Новороссии, Таврии, Закавказья, Южного Урала и Казахстана, Средней Азии… Мы остались на самых неудобных с точки зрения глобализированного рынка, самых холодных землях мира. Теперь нам, живущим на этой земле, предлагают свободно конкурировать на мировом рынке с землями, где круглый год – лето. Нам предлагают соревноваться с Америкой, север которой – это наша Кубань, а юг лежит в субтропиках.

«На северо-востоке Руси – в Волго-Окском междуречье, в Поволжье, в глухих заволжских лесах природа гораздо беднее, чем в княжествах Черной, Белой, Малой – Западной или Юго-Западной Руси. Дольше и злее зима, короче лето. В Закарпатье безморозный период длится 230–240 дней в году. В Московской области – только 170.

Приходится гораздо серьезнее готовиться к зиме. Чтобы жить на северо-востоке, необходимы и гораздо более основательные дома, и больше теплой одежды, и хорошая пища. Голодный человек рискует не выдержать морозов, даже если он хорошо одет…

На Северо-Востоке природа очень небогата. Урожайность одних и тех же культур в Волго-Окском междуречье и на Киевщине различается в несколько раз. Чтобы получить такое же количество зерна, нужно больше земли…

Вторая важнейшая особенность Северо-Востока – континентальность. Чем дальше на восток, дальше от океанов, тем короче осень и весна. В Северной Франции зима длится всего три месяца. Сельскохозяйственный год соответственно девять месяцев в году. Но при этом весна длится два месяца, и столько же осень. Тепло и наступает, и отступает медленно, постепенно. Не зря же именно из Франции идет демисезонная одежда. Демисезонная – от слова «деми-сезон» – «между сезонами». Одежда на то время года, когда нет ни зимы, ни лета…

На северо-востоке Руси зима продолжается добрых полгода, на севере даже дольше, а весна и осень так коротки, что возникает реальная опасность не успеть с посевом хлебов или с уборкой урожая. Значит, работа на рывок. Тем более тяжкая работа, что вывозить на поля нужно больше зерна, а вспахать и засеять нужно большие площади, чем в любом уголке славянского мира…

Складывается традиция работы на рывок, бешеной «вкалки» без сна и еды, до седьмого пота. Отчаянной гонки за просыхающей землей, за стремительно надвигающимся, наступающим на пятки летом. Лето ведь короткое, и, если опоздать с посевом, можно не получить урожая… Такой же аврал – и при уборке урожая…

И это тоже отражается на народном характере. Те, кто организует сельскохозяйственный год в режиме труда «на рывок», с большей вероятностью так же построят и собственную жизнь, и жизнь общества. Вообще всякое бытие видится человеку как соединение рывков, сверхусилий, когда «рваться из сил, изо всех сухожилий» не только правильный, а единственно возможный способ действовать…»

Это цитата из труда «Россия, которой не било» современного историка Андрея Буровского, который откровенно неприязненно относится к великороссам-московитам, обитателям Северо-Восточной Руси, Московии. Он совершенно прав: до 1950-х мы были преимущественно крестьянской страной, и наш национальный характер столетиями ковался именно в такой жизни «вопреки всему». То, что русские смогли создать государство на таких землях и простоять почти тысячу лет, – это единственный в истории Земли подвиг такого рода.

Вы скажете, что живут как-то скандинавы и датчане? У них климат мягче, читатель, – их омывает теплое течение Гольфстрим. Вы укажете на Северный Кавказ? Между прочим, Ростовская область – самая северная зона виноградарства в мире, а вся территория США лежит в зоне гораздо более благоприятной климатически, нежели наша Кубань. Есть у нас и благодатный Кавказ, да только там – царство жутких межнациональных страстей, очаги множества войн.

 

* * *

 

Можно представить вовсе небывалый сценарий: что президент решительно превратит страну в закрытую корпорацию, закроет границы для ввоза импортных готовых товаров и установит внутри РФ низкие цены на энергию – чтобы компенсировать огромные расстояния и холодный климат. Но это можно только представить, и весьма ненадолго: потому что никто ему этого сделать не даст. Его заживо съедят и Запад (который держит в руках валютные вклады россиянской «элиты»), и сама «элита», которая живет на импорте и растранжиривании нефтедолларов.

 

* * *

 

«А вступление в ВТО? – спросит иной продвинутый читатель. – Вот что сделает брэнд России более привлекательным, что подхлестнет наше развитие».

Подхлестнет. Эпоха глобализации вообще похоронит ныне уже отсталую нефтегазосырьевую Россию, превратив ее в последнее захолустье мира. Вы задумывались, читатель, над этим модным словечком – «глобализация»? Вы представляете себе, что она несет каждому русскому?

Глобализация – это порядок, при котором бизнесмен, сидя в Лондоне и Париже, способен с помощью компьютера и информационных сетей в считанные минуты найти нужный товар в любой точке планеты и моментально его купить по самой выгодной цене. Те же сети позволяют ему так же молниеносно перевести продавцу деньги.

Догадываетесь, чем это пахнет? Это значит, что деньги покупателей всего развитого мира побегут только к самым эффективным производителям картошки, нефти, зерна, металла, трусов, автомобилей, ботинок – да всего на свете. И в этом мире Россия, у которой разгромлен высокотехнологичный комплекс, неминуемо проиграет.

Почему? Да потому что цены на сырьевые и простейшие товары в глобализированной экономике будет диктовать тот, у кого нет астрономических затрат на отопление и разгребание снега, тот, у кого, черт возьми, работяги вкалывают в трусах и майках круглый год, довольствуясь сорока долларами в месяц, у кого урожай можно снимать не раз в год, как у нас, а трижды-четырежды! Вы представьте себе на миг, что в Бразилии с ее сотнями рек, каждая из которых превосходит по мощи стока сибирские, построят мощные ГЭС и алюминиевые заводы и что вся эта индустрия выбросит на рынок металл намного более дешевый, чем тот, который идет из Красноярска и Братска. Вы представьте себе момент, когда рано или поздно хлынет на рынки дешевая иракская нефть с месторождений в Курне и Румейле, когда начнется разработка «черного золота» в Гвинейском и Тонкинском заливах и когда мир получит нефть, которая дешевле сибирской в разы. Что нас ждет в таком случае?

 

* * *

 

В глобализированном мире будет хорошо жить тому, кто делает вещи, которые можно продавать с наценками в десятки и сотни процентов. То есть процветание ждет изготовителей спутников и телесистем, компьютерной техники и программного обеспечения, хозяев суперсовременной медицины и производителей лекарств. Ну еще и авиастроителей, и микроэлектронщиков. Где все это в нынешней России, читатель? Уже сейчас Индия производит в десятки раз больше программного продукта, чем русские, продавая его на мировом рынке в объеме до полутора миллиардов долларов ежегодно.

Но и тут климат нас сдерживает. Уже сейчас программисты в Индии дешевле, чем в нищей России. Потому что индус может работать за 25–40 долларов в час, тогда как у нас даже в провинции программист требует 50-100 долларов. В мягком индийском климате воздвигнуты тринадцать технополисов, целые городки-кампусы с удобными домиками для программистов, с оздоровительными центрами и бассейнами на открытом воздухе. Нам все это обойдется гораздо дороже.

 

* * *

 

Что из всего этого вытекает? То, что обычный, индустриальный путь спасения нынче для России закрыт наглухо. Запечатан на веки вечные.

Россия – страна уникальная по своим природно-географическим и климатическим условиям. Страна, по определению «нерентабельная» и «высокозатратная», по меркам нынешнего мирового рынка. Поэтому драма наша заключается еще и в том, что русские при всем желании не могут воспользоваться ни одним из рецептов экономического подъема, известным на сегодня. Ни китайский, ни немецкий, ни корейский опыт нам не подходят – за исключением лишь некоторых элементов.

Это очень неприятный для нашей интеллигенции вывод. Русская, а потом советская образованщина никогда не любила жить своим умом. Ей всегда хотелось схватиться за новомодную западную (восточную) теорию и приложить ее к России. Это ведь так удобно: мозги не напрягаются, всегда можно пригласить умных зарубежных советников. Знаменитый современный историк Андрей Фурсов эту страсть отечественной «элиты» хорошо сравнил со вкусами тех, кто фотографируется у курортных фотографов начала XX века. Если помните, то тогда было модно совать голову в дырки больших холстов, на которых рисовали разные картины и пейзажи. Сунул голову – и вот ты предстаешь в образе кавказского абрека, русалки или циркового силача, и фотограф запечатлевает тебя в понравившемся образе.

Нежелание думать, лень в поисках национального пути приняли размеры всероссийского бедствия. Я, например, готов смертным боем лупить либералов за то, что они сделали с моей страной. Именно на их совести лежит деградация моей страны, отбрасывание ее в восемнадцатый век. Но я не разделяю и лозунгов твердолобых коммунистов брежневского покроя, которые хотят отбросить страну в середину XX века. Они призывают к национализации устаревшей, изношенной промышленности – что может быть глупее? В этом случае приватизаторы скроются за рубежом с выжатыми из советских заводов миллиардами, а государству останутся груды металлолома. И придется искать новые миллиарды долларов, чтобы вкладывать и вкладывать в это мертвое царство.

Обе силы – и либералы, и твердолобые коммунисты – тянут нас в прошлое. Коммунисты, конечно, намного прогрессивнее «демшизы», потому что зовут вернуться ко временам паровозов и пулеметов, а не кремневых мушкетов, как эти, с трехцветным флагом. Но и те и другие обрекают нас на поражение в мире микрочипов, информационных сетей, спутников и сверхгибких производств на революционных технологиях. Нет ничего дурнее попытки возродить экономику фабричных труб и конвейеров в мире, где индустриальный порядок умирает.

Нет уж, господа-товарищи, мы пойдем другим путем. Очень смелым и необычным – потому что обычных путей спасения у России больше нет. Нет – и все тут. И если спасти русских может только чудо, нужно совершить чудо. Нам нужно быть сегодня безумными, буйными фантазерами. Такими же безумцами, какими были те, кто в пору парусов и весел мечтал о пароходах и о летающих машинах. Или как те русские, которые, хлебая морковный чай среди тифа и разрухи Гражданской войны, создавали план электрификации страны, набрасывали чертежи скоростных самолетов и космических ракет.

«Кларк установил, как сделать великое открытие или эпохальное изобретение. Выясни, что, по общему мнению самых авторитетных специалистов, невозможно осуществить, – и осуществи это». Так еще в 1980 году написал в своем романе «Число Зверя» великий фантаст Роберт Хайнлайн. Мудрые слова. А потому – к черту все авторитетные мнения толстозадых экономистов, на свалку все бредни от МВФ, Гайдаров, Грефов и прочих! Нужно сделать что-то безумное, на что в мире еще никто не решился.

Терять – то нам все равно нечего…

 

ЭССЕ ОБ ИНВЕСТИЦИЯХ

 

«Из России идут только хорошие новости. Владимир Путин остановил финансовое падение страны, наполнил государственный бюджет нефтедолларами и продолжает осуществлять контроль над постоянно растущей национальной экономикой. Он поставил у власти либерально настроенных профессионалов, реформировал налоговую систему и планирует более полно узаконить права частной собственности. Каркас рыночной экономики создан. Дальше России требуются лишь иностранные инвестиции. Но почему-то Запад остается весьма скептически настроенным и не торопится аплодировать этим позитивным изменениям…»

Так говорил Александр Рар из Немецкого общества по внешней политики. И было это на конференции «Россия в системе международных отношений», которую в феврале 2001 года проводил Национальный совет по разведке США. Впрочем, подобных речей на ту же тему произнесли (и еще произнесут!) тьму-тьмущую. Автор этой книги помнит, как в конце 1994 года тогдашний вице-премьер Александр Шохин вел переговоры с депутатами Европарламента. Он тоже жаловался: мол, не жалели сил на рыночные реформы, все сделали, как на Западе, – а инвесторы с Запада к нам все не идут и не идут. По своей работе мне лично приходилось еженедельно присутствовать на заседаниях правительств Черномырдина, Кириенко, Примакова, Степашина, Путина и Касьянова в 1994–2001 годах. Господи, сколько же говорилось о привлечении иностранных инвестиций за все это время. Мол, вот-вот, еще немного – и они придут.

Но годы текут один за другим, а инвесторы с гигантскими вложениями не идут. И придут ли вообще когда-нибудь?

По моему глубокому убеждению – никогда.

 

* * *

 

Вот тот же А. Рар находит «гениальное» объяснение: реальная власть при Путине попала в руки бывших сотрудников КГБ, а они, дескать, принялись строить рыночную экономику без гражданского общества и без настоящей демократии. На конференции 2001 года к подобным объяснениям прибегали часто, приплетая сюда и то, что Путин, мол, давит свободу слова и независимое телевидение. Подобные объяснения умиляют меня до глубины души. Призывы к России поправить экономику за счет углубления демократии, соблюдения прав человека и обеспечения свободы слова звучат на международных толковищах так же часто, как когда-то на пленумах КПСС раздавались призывы добиваться экономического роста за счет неукоснительного следования заветам Владимира Ильича Ленина.

Интересно, а почему в таком случае по части привлечения иностранных инвестиций лидирует красный Китай, в котором и свободы слова нет, и гражданского общества в западном понимании этого слова, и демократия не ночевала? Хотя в нем и частная собственность не настолько защищена законодательно, как в РФ, и огромный госсектор в экономике есть? Почему это гораздо больше России инвесторов привлекают авторитарные и почти диктаторские режимы азиатско-тихоокеанских стран с их мощными полицейскими машинами подавления всякой демократии?

Ответ прост: в том же Китае есть железная власть, которая не занята предвыборной метушней каждые четыре года, которая обладает внятным представлением о том, какая политика ей нужна, и проводит эту политику умно и неуклонно, гарантируя инвесторам соблюдение подписанных с ними договоров.

Понятное дело, что подобных условий россиянское государство обеспечить инвесторам не может органически, хоть рассади во все правительственные кресла исключительно полковников КГБ. (Занимаясь экономической журналистикой, я знаю, что во многих случаях бывшие «спецслужбовцы» оказываются еще большими циниками и взяточниками, чем простые чиновники.) В Россиянии нет элиты, одержимой национальным идеалом, одним образом русского будущего, ради которого она могла бы повести за собой народ – на труд и подвиги.

Но и последовать совету Рара (и ему подобных западных умников) мы тоже не можем. Ведь они нам что рекомендуют? Сделать из России Запад. А это, как мы знаем, невозможно. Сам национально-психологический «код» русских разительно отличается от такого же «кода» западноевропейцев и американцев. Мы об этом подробно пишем в «Третьем проекте», а здесь скажем вкратце: русские – это действительно народ белой расы, индоевропейского (арийского) языка. Но при этом мы совершенно не европейцы и не азиаты. Мы русские. Мы совершенно особым образом относимся к богу, к природе, деятельности, времени, обществу и к государству, и это отношение не похоже ни на западное, ни на восточное.

Поэтому даже в самом лучшем случае у нас не будет того, что на Западе назовут «демократией» и «гражданским обществом». Но и лучшего случая у нас тоже нет.

Можно миллион раз говорить о формировании гражданского общества в России, но это не изменит самого ужасного: у нас и просто общества уже нет. Оно распалось и разложилось. Мы теперь намного дальше от самого понятия «общество», чем в Советском Союзе 1980-х годов. В стране, которую сегодня называют «Россия», победил самый худший вид идеологии: идеология «добывания трофеев». У наших людей больше нет общей цели и общего созидательного дела. Россияне живут по нескольким принципам: «Обогащайся любой ценой», «Позволено все», «Государство – мой худший враг», «Умри ты сегодня – а я завтра», «После нас – хоть потоп», «Какой мерзавец – а добился и богатства и власти».

Это уже не общество. Это – банка со скорпионами, которые норовят сожрать друг друга. Существа, обуреваемые духом «добывания трофеев», уничтожают собственную страну, собственный народ и его будущее. Русские «россиянского образца» уже разобщены и не соответствуют понятию «единая нация», они уже лишены чувства элементарного самосохранения и способности драться за будущее собственных детей. Верить в то, что в ТАКОЙ России можно построить гражданское общество, может лишь клинический оптимист.

 

* * *

 

Сами же представители зарубежного бизнеса говорят более толковые вещи: они не хотят идти в РФ со своими капиталами потому, что в России нет нормальной судебной системы, принятые законы не выполняются, налоговая политика непредсказуема, а чиновничество дико коррумпировано.

Но может ли побороть эти недостатки «страна Эр-Эф»? Нет. За последние пятнадцать (а по большому счету – и все тридцать) лет в государственный аппарат страны был произведен такой «антиотбор» человеческого отребья, подонков и патологических воров, что государство стало безнадежным. Эта клоака проросла связями, она воспроизводит себя и отторгает честных людей. Ну кто еще может идти в аппарат, численность которого настолько велика, а зарплаты в нем настолько низки? В этой зловонной массе утонут любые реформы и реорганизации. Наверное, предел такой системы – это стабильность именно путинского образца. Сиречь деградировавшая, примитивная экономика нефтяной трубы и газовой задвижки, спокойствие смертельно уставшего люда и всевластие чиновничества, которое своим жирным седалищем давит любую инициативу, политическую, социальную и экономическую. И еще – стабильность сговора, сговора крупных грабителей, сырьевых магнатов, которые смотрят на население РФ как на бесполезную биомассу, с коей зачем-то нужно делиться нефтедолларами, платить ей какие-то пенсии и зарплаты.

Такое государство может только деградировать и слабеть. Оно не может быть сильным по определению. В нем никогда не будут исполняться законы, никогда не будет настоящего суда. Такое государство не поддается реформированию, потому что из гнили, раковых метастаз и отбросов невозможно ничего построить. Коррупция давно стала нормальным «обменом веществ» в этом чудовищном организме, и без нее не могут жить ни чиновники, ни олигархи.

Поэтому я уверен: Эр-Эф всегда будет пугалом для иностранных инвесторов.

 

ГЛАВА 11

Где ты, империя-корпорация?

 

Наверное, многие припомнят мне книгу «Битва за небеса», в которой ваш покорный слуга нарисовал впечатляющую картину превращения страны в одну гигантскую корпорацию, в которой мощь больших денег скрещена с силой спецслужб.

«Неужели нельзя сразу же, не мешкая, перейти к этому сценарию?» – спрашивают меня нетерпеливые.

 

* * *

 

Конечно, можно представить себе, что президент решительно превратит страну в единую корпорацию, закроет границы для ввоза импортных готовых товаров и установит внутри РФ низкие цены на энергию – чтобы компенсировать огромные расстояния и холодный климат. Заработанные же на экспорте сырья миллиарды (через разные механизмы) будут вложены, как в Китае или Малайзии, в самые перспективные проекты…

Но это можно только представить, и то ненадолго. Никто россиянскому президенту этого сделать не даст. Его заживо съедят и Запад (который держит в руках валютные вклады россиянской «элиты»), и сама «элита», которая живет на импорте и растранжиривании нефтедолларов. На что способна «элита» Эр-Эф, если она держит свои денежки за кордоном? Она будет предавать интересы русских на каждом шагу, лишь бы Запад не тронул их кровные пять (десять, двадцать) миллионов (миллиардов) долларов. Пример Горбачева ее обнадеживает: будь хорошим мальчиком – и тебя оставят в покое, дав бочку варенья и корзину печенья. Никакой империи-корпорации эта «элита» строить не собирается. Ведь в этом случае придется работать денно и нощно, отвечать за порученные участки государственного бизнеса.

Воспользоваться имеющимся государством для очищения страны от дерьма и превращения России в развитую державу, как мы уже знаем, невозможно. Хотя бы потому, что для этого нужны смелые действия, до последнего скрытые от западников, которые требуют мобилизации денег и ресурсов. Но официально в распоряжении президента есть только куцый государственный бюджет, траты которого расписаны по статьям. Из года в год наш бюджет однотипен: львиная доля денег уходит за рубеж в счет возврата разворованных верхушкой кредитов, очень большая часть – на содержание огромного полицейского аппарата, на псов, которые должны охранять власть правящих существ, и еще часть – на всякие непроизводительные стройки и чеченскую войну-«восстановление», дабы было что воровать чиновникам.

Ну и остатки денег уходят на чистое проедание на зарплаты и пособия.

Мы можем только мечтать о бюджете Ирландии, в котором пятая часть уходит на поддержку высокотехнологических проектов на паях с частным бизнесом. Мы только горестно вздыхаем, когда узнаем, что в стремительно развивающейся Малайзии почти треть бюджета уходит на инвестиции в перспективные промышленные предприятия и на сооружение громадного Кибергорода (Киберджайи). Что огромные доходы от экспорта нефти в Норвегии и Саудовской Аравии инвестируются государством в отрасли завтрашнего дня. Что множество стран из своей казны страхуют частные вложения, дают гарантии по кредитам, поддерживают выгодные экспортные сделки своих промышленников и даже платят проценты по кредитам, которые берут успешные предприятия. Ничего этого в деградирующей Эр-Эф нет и в помине. Но именно эти рычаги как воздух нужны для воскрешения нашей страны.

И ни олигархи, ни властители Запада никогда не позволят нам принять нормальный бюджет, в котором все это будет. Любой президент РФ обречен на то, чтобы оставаться беспомощным капитаном корабля, лишенного хода. Корабля, у которого гниют борта и разваливается ходовая машина. Любая попытка что-то изменить в формировании бюджета будет моментально вскрыта нашими врагами через тысячи утечек информации в чиновничьем аппарате, загодя саботирована и утоплена в продажном парламенте, где целые фракции куплены олигархами. И то же самое ждет любую попытку использовать официальное государство для наступления на особо крупных воров, для попытки вернуть украденное у страны или поставить под контроль дикие барыши от использования русских недр.

Но есть и вторая причина, по которой сегодняшнюю Россию нельзя превратить в страну-корпорацию, – это сам президент Путин.

 

* * *

 

Еще в 2000 году многим казалось, что Путин претворяет в жизнь идею страны-корпорации, обрисованную в «Битве за небеса». Нужно взять под контроль финансовые потоки в крупных компаниях национального масштаба и естественных монополиях? И вот Путин усаживает в руководящие кресла «Газпрома», МПС и предприятий Минатома своих ставленников. Но очень быстро терпит полное поражение в борьбе за крупный нефтяной бизнес, даже не пытаясь проникнуть в вотчину Чубайса, РАО «ЕЭС».

Однако и там, где уселись путинцы, все кончилось полным провалом. «Газпром» оказался на грани финансового краха, по уши увязнув в долгах иностранным банкам. В МПС его ставленников отодвинули от денег, в системе Минатома они показали полную непригодность и некомпетентность. Более того, путинцы потащили в экономическую власть своих 20-летних любовников-педерастов, рассаживая их в кресла вице-президентов, доверяя им сбыт товара на миллиарды долларов. А потом все увидели, что на самом деле власть в России принадлежит все тому же ельцинскому клану, который вертит путинцами так, как пожелает.

Изумленные зрители увидели, что никакой путинской команды нет, а есть разные питерские группировки, ожесточенно грызущиеся друг с другом за «кусок пирога». Никакой идеи за путинцами нет – а есть лишь голод мелких чиновников, которые пришли хапать то, что не успели растащить и приватизировать крупные акулы в 1990-е годы. Да и мы знаем людей, которые слышали подобные речи из уст молодых хлыщей в одном пропутинском политдвижении. И что на самом деле все эти хваленые «чекисты» есть не что иное, как заурядные сотрудники шестого ранга в бывшем КГБ, которые не прославились ни одной успешной операцией на ниве разведки-контрразведки.

И что сам Путин – это вполне ординарный, маленький человек, каких в стране – миллионы. В том и заключалось иезуитское коварство ельцинской Семьи: оставшись у власти де-факто, посадить на трон заурядную личность. Пусть, мол, работает номинальным правителем. Власть Путину подарили, он не шел к ней, горя какой-то идеей, подбирая верных соратников и теряя их в борьбе.

Он изначально не знал, куда вести Россию, потому что у него нет и не могло быть образа будущего – настолько пленительного, что он мог бы увлечь за собой миллионы русских. Он не мог сказать стране: «У меня есть мечта!»

Он не умеет вести за собой людей, потому что всю жизнь был ведомым и подчиненным, всего лишь покорным и педантичным исполнителем, а не волевым генератором идей. Он пока неспособен к решительным действиям, поскольку стал заложником своего высокого рейтинга и смертельно боится потерять популярность. Как язвительно заметил один из западных аналитиков, путинская политика выродилась в непрерывную избирательную кампанию, в ходе которой В.В. пытается понравиться и угодить всем, не решаясь на серьезные реформы. Ведь заниматься всерьез решением русских проблем – это очень тяжелая и не всегда благодарная работа. Уверен, что на Семью при отборе Путина в преемники Ельцина работали хорошие психологи.

Сама серенькая, в общем-то, жизнь нынешнего президента не могла дать ему достаточного кругозора и фантазии, которые дают возможность предпринимать победоносные политические ходы или строить гроссмейстерские комбинации. Чтобы понять это, достаточно сравнить жизненный путь нынешнего президента РФ с биографиями самых выдающихся политических лидеров XX века: Сталина, Франклина Делано Рузвельта и Гитлера. Наш президент не воевал, он не имел опыта реальной политики, он не был вершителем судьбы крупных корпораций. Он всегда был ведомым, он всегда кому-нибудь подчинялся. С таким же успехом на трон в Москве можно усадить хотя б и нас с вами. Может, мы бы даже лучше с делом справились.

Но дело еще в том, что Путин – это во многом номинальный правитель. Он сносит самые оскорбительные для него шаги своих «подчиненных» вроде премьера или начальника своей администрации. Страной откровенно правит Роман Абрамович или «Альфа-групп» Авена – Фридмана. Захотелось им взять «Славнефть» – и они взяли ее, совершенно нагло получив предпочтение перед конкурентами, которые были готовы заплатить на полтора миллиарда долларов больше. Надо – и в США с визитом едет глава президентской администрации, ставленник Семьи. Вы можете себе представить, чтобы начальник аппарата Сталина вот так мотался бы за рубеж и вел какие-то переговоры с Рузвельтом или Черчиллем? А Путин покорно сносит такой плевок в лицо.

Любой мало-мальски разумный наблюдатель скажет, что все почины нынешнего президента провалились. Ему не удалось обуздать ни региональных царьков, ни войны в Чечне выиграть, ни хваленую президентскую вертикаль власти построить. Олигархи как были всевластными при Ельцине, так и остались таковыми. Как воровали чиновые хари – так и воруют. Более того, из наших оперативных сведений мы знаем, что воровать и брать взятки стали даже больше, чем при ЕБН. Пропрезидентская партия «Единство» превратилась в сборище откровенной серости, его ближайшие соратники производят впечатление редкостного паноптикума в стиле Барнума и Бейли. Особенно хорош один – с какими-то вороватыми и неуверенными телодвижениями, с вечно небритым лицом-квашней и редкой способностью садиться в лужу при каждой попытке совершить какой-нибудь политический шаг. А ведь каков поп – таков и приход, и вообще короля делает свита.

Более того, при Путине отмечается массовый наплыв в государственный аппарат двадцатилетних еврейских юношей. Они, не имея ни малейшего опыта реального дела, не зная толком страны, в которой живут, оставаясь еще сопляками, получают посты заместителей и советников министров, принимаются сочинять прогнозы на десять лет вперед, стратегические планы развития и делить бюджетные деньги.

В общем, читатель, такой властитель и такая его команда органически неспособны создать «Россию инкорпорейтед», аналог суперкорпорации «Красная звезда», о которой мы, вслед за Норманом Спинрадом, мечтали на страницах «Битвы за небеса». Чтобы строить государство будущего, нужно знать, что строить и ради чего тратить силы. Нынешние «вожди» этого не знают. И если представить хотя бы на миг, что такой власти свалится в руки сотня сверхплановых миллиардов в твердой валюте, то она просто растеряется. А куда их тратить? На какие приоритеты? Эти деньги окажутся бездарно спущенными в канализацию.

Судя по выступлениям главы государства Эр-Эф, он мыслит достаточно шаблонно и предсказуемо для Запада. В экономике он – забубенный гайдаровец. В политике – демонстративный антимусульманин, который втягивает русских в безнадежно проигрышный конфликт с исламским миром. Он советуется по вопросам наведения порядка и борьбы с коррупцией с олигархами – с теми, кто, собственно, породил и хаос и продажность.

Но ничем не лучше и олигархическая группировка. Ждать от нее построения страны-сверхкорпорации? Ненаучная фантастика! Это же варвары, чистая порода новых кочевников, «добывателей трофеев». Огромное богатство просто свалилось в их руки задаром. Им ничего не нужно. Ни по происхождению своему, ни по воспитанию, ни по образованию они не готовы ни к такому богатству, ни к роли вершителей русских судеб (среди них-то и русских не сыщешь). Они похожи на обезьян, которые разобрали сложнейший организм Советского Союза, который по сложности своей напоминал ядерный реактор, и наспех склепали на его месте примитивный паровой котел. А все прочие материалы и приборы бывшего реактора (назначения которых они напрочь не понимали) эти существа превратили в металлический лом на продажу. Наверное, точно так же австралийские дикари – найди они в своих равнинах брошенный звездолет – сделали бы из филигранно отшлифованных линз, из золотых проводников и цветных микросхем обычные дикарские бирюльки.

С точки зрения науки начала XX века большинство наших олигархов несет множество печатей чисто биологического вырождения. Особенно один из них, с по-обезьяньи выступающими вперед челюстями (прогнатизм), плюгавый и маленький, вечно покрытый трехдневной щетиной.

Этим людям сильная страна без надобности. Им не нужен богатый, невымирающий народ, потому что основные рынки сбыта их – за рубежом, и население России им кажется лишь бесполезным балластом, с которым приходится делиться экспортными доходами. Они совершенно тупы и в научно-технологическом смысле. Мозги наших олигархов даже не работают в этом направлении – ведь они продолжают цепляться за старую и грязную экономику позавчерашнего дня. И они же содержат соответствующих «интеллектуалов».

«Российское общество впало в апатию. Именно сейчас, когда нужно умело использовать раскрепощение общественных сил, элита скована губительным равнодушием. Интеллектуалы сетуют, что опять все получилось не так, многие крупные предприниматели (видимо, под грузом слишком быстро сколоченных состояний) не видят больше для себя никаких амбициозных задач, чиновники поглощены мздоимством и казнокрадством. Порожденная катастрофой, российская элита способна лишь воспроизводить ситуацию катастрофы», – сетуют авторы Серафимовского манифеста в 2003 году, придворные журналисты и аналитики, которых, в отличие от автора этой книги, очень трудно обвинить в «красно-коричневых» воззрениях.

 

* * *

 

Построить сверхкорпорацию таким государством и руками такой «элиты»? Это немыслимо.

Однако их можно использовать как материал для построения новой России. Например, олигархи – это ходячие склады денег, и можно заставить их тратить капиталы так, как выгодно русским. Нужно только подчинить себе их волю и заставить их действовать в тех направлениях, которые обеспечат развитие страны, а не ее проедание.

Путин? Он все же, может быть, небезнадежен. Несмотря на отсутствие качеств вождя, он прекрасно понимает, что подвергается унижениям и у себя дома, и на мировой арене. Он осознает, что оказался королем без власти. При этом Путин педантичен и злопамятен, он болезненно самолюбив, как всякий человек небольшого роста. Как выходец из первого главного управления КГБ, подбиравшегося исключительно из восточных славян, он не может питать особой любви к большинству наших олигархов. Не исключено то, что Путин, увидев реальный путь построения другого механизма власти, все же решится вступить на него. Так что нужно решить нелегкую задачку: использовать имеющийся материал для создания новой России.

Это очень трудная задача.

 

ГЛАВА 12

Национальная идея, или Направление главного удара

 

«Что же вы все-таки предлагаете для России? – спросят меня. – Мы отлично поняли вашу мысль о том, что привычных путей спасения у нашей страны нет. Что наше государство и олигархи – это дрянь. Честно говоря, вы нарисовали прямо-таки безнадежную картину».

Ну что ж, повторение – мать учения, и потому сформулируем-ка главный замысел, который есть и в других наших книгах. Проще говоря, нашу новую национальную идею.

Главной бедой России было то, что много веков мы жили в мире, законы которого писали не мы. Нам все время приходилось насиловать себя, примеряясь к этим чужим законам. Нам все время приходилось кому-то подражать – то Константинополю, то Древнему Риму, то Парижу, то Америке. Поэтому мы всегда проигрывали. И если посмотреть на русскую историю без пропагандистских шор, то нельзя не заметить того, что нас все время кто-то использовал в своих интересах. (В книге «Третий проект» об этом мы расскажем самым подробным образом.)

Поэтому последние века русских использовали, например, в роли штрафного батальона истории, в роли пушечного мяса для чужих сил. Нам приходилось воевать не за свои интересы, а за интересы то Британии, то Австро-Венгрии, то Франции, то США. Получалось так, что мы становились союзниками своих настоящих врагов и смертельными противниками потенциальных друзей. С другой стороны, нас использовали для того, чтобы направить события в нужную для мировых лидеров сторону. С третьей – мы все время лишались огромных национальных богатств, которые утекали за рубеж, ускоряя развитие Запада. Все это кончилось жуткими национальными катастрофами 1917 и 1991 годов.

И отсюда рождается наш главный замысел: нам нужно воспользоваться тем, что в наши дни привычный нам индустриальный мир разлагается, и в этот переломный момент первыми ворваться в совершенно новый мир. В мир сознания, в эпоху невиданного расширения возможностей человеческой психики, в мир революционных технологий, которые окончательно похоронят индустриализм. Более того, русские должны сами создать этот новый мир и стать его законодателями, впервые в своей истории навязав правила игры всем остальным.

То есть теперь все остальные должны будут подражать русским обычаям, нашим модам и стилям, нашим порядкам, нашим изобретениям и технологиям. И нужно сделать этот бросок в новый мир совершенно сознательно, всеми имеющимися силами, пока остальные цивилизации планеты не успели этого осознать, пока они только пытаются угадать очертания будущего. А мы это будущее можем просто создать.

Мы, читатель, совершенно не зря назвали книгу «Вперед, в СССР». Поймите нас правильно – мы вовсе не хотим возвращения ни брежневской летаргии, ни партийного маразма, ни кумачовых транспарантов и трудовых лагерей. Я, друзья мои, и сам часами могу рассказывать о пороках и недостатках погибшего СССР-1. И вообще я люблю не тот Советский Союз, который был, а тот, которым он мог стать. Хотя, читатель, даже поздний СССР стоял намного выше нынешней РФ в экономическом, социальном, военном, научном плане. Если он где-то и проигрывал Россиянии, то только по части всяческого потребления, которое нынче наблюдается у какой-то толики московско-питерского населения – да и то не преобладающей.

Мне лично важен сам принцип – принцип рывка из болота безнадежности к вершинам могущества вопреки всем «объективным обстоятельствам». Давайте вспомним: после кровавой Первой мировой и еще более ужасной Гражданской войны Россия, казалось, обречена. Американцы всерьез думали над тем, что наша страна превратится в нищую, полуразложенную массу, в какую превратился, например, Китай 1890-х годов. В 1921 году они считали, что над Россией придется брать такой же протекторат, как и над китайцами тех лет. То есть месторождения ценного сырья и транспортные магистрали в России отойдут в концессию западному капиталу, на нашей территории возникнет множество аналогов Шанхая – экстерриториальные поселения европейцев, не подчиняющиеся туземным властям, прикрытые чужестранными военными базами. Все это, вместе взятое, позволит выкачивать из бессильной России огромные прибыли и держать ее в полузадушенном состоянии.

Но сталинский рывок породил совсем другую Россию – очень сильную, научно-техническую, с огромным потенциалом развития. Да, с огромными жертвами. Но все же…

Второй раз подобные планы американцы лелеяли на наш счет после Второй мировой войны, думая, будто русские не смогут самостоятельно поднять страну из руин. А мы не только поднялись, но и стали ядерной, ракетно-космической державой.

Теперь наступает время сделать третий рывок из лап смерти и запустения. Только уже без миллионов заключенных и НКВД, уже не ценой голода и демографических потерь. И в этом нам должны помочь и необычные технологии, и дерзкие проекты, и сама атмосфера в нынешнем мире, а котором снова проявляются мерзости глобокапитализма. Отбросим глупые надежды тех оппозиционеров, которые благодушествуют, считая, будто можно выиграть схватку старыми способами, посадив народ на карточную систему, уповая на то, что даже в обчищенной стране останутся и нефть, и газ, и атомная бомба. Мы пойдем, господа-товарищи, другим путем. Очень высокотехнологичным.

В результате мы должны очутиться в очень сильной стране-цивилизации, в которой даже небольшое население обладает таким качеством, что способно удерживать огромные территории. И эта страна станет как экономической, так и военной сверхдержавой, цивилизационным лидером планеты.

Лишь такая обновленная Россия (СССР-2) сможет не только выстоять и победить в ожесточающемся на глазах мире, но и повести за собой другие народы, построив свой планетарный порядок. Тот, в котором ей будет хорошо и удобно. В любом случае мы ничего не теряем. Если мировая история пойдет по сценарию новых кочевников и мир станет делиться на господ да рабов, если и Запад ждет расслоение, то в таком мире наша обновленная держава превратится в мускулистого и очень опасного противника, которому по силам завоевать господство в расколотом и ослабленном окружении. Если же история пойдет по антиглобалистской траектории и мы увидим ренессанс националистических государств, то среди них наш СССР-2 будет более чем уместен.

Наша цель – это революция нового типа, революция-реванш для творцов, созидателей и технократов, их победа над проклятой породой грабителей, мародеров, «добывателей трофеев» и чиновников.

И путь русских к этой цели лежит через семь чудес…

 

ГЛАВА 13

Семь русских чудес (СССР-2)

 

Наверное, многих это погрузит в уныние, однако мы должны сказать честно: спасти русских в этом веке может только чудо. Вернее, целая гамма чудес. Совершить же эти чудеса должен не какой-то бог, царь или герой со стороны, а мы сами.

Давайте – ка посмотрим, какие чудеса нам необходимы. Попробуем перечислить их, поднимаясь от простых к сложным.

 

* * *

 

Итак, первым мы поставим чудо финансовое. Чтобы не лишиться конкурентоспособности русской техники и уйти от инфраструктурной катастрофы, русским нельзя тупо выплачивать внешние долги из своего бюджета. Из казны или стабилизационного фонда при Минфине – не суть важно. Глупо создавать специальный фонд, который наполняется отчислениями от торговли нефтью, но тратить его для возврата горбачевско-ельцинских долгов. Такие фонды создаются прежде всего для создания будущего, для подготовки к тем временам, когда нефти больше не будет. Эти деньги нормальный народ должен пускать на развертывание производств. Невозможно вытащить Россию из цивилизационного (а отнюдь не только экономического) кризиса, ежегодно отдавая на Запад деньги, которых хватило бы на постройку трех-четырех суперавианосцев с ядерными двигателями.

То есть нам необходимо как-то уничтожить сегодняшний внешний долг страны, разом пополнив ее бюджет на 10–14 миллиардов долларов в год. Эти суммы и могут стать для нас заветной палочкой-выручалочкой. Умелое вложение этих денег может стать архимедовым рычагом для устойчивого экономического роста страны.

Возможность такого чуда мы детально обрисуем в книгах «Третий проект» и «Оседлай молнию». Пока же скажем вкратце: речь идет о том, чтобы выдвинуть встречный иск к западным странам за то золото, которое они, во-первых, получили в счет оплаты военных заказов царской России в Первую мировую войну, но оных не выполнили, так и не вернув деньги. Мы можем подавать такие иски вплоть до 2014–2017 годов. (Эту идею разрабатывает профессор Владлен Сироткин, обладатель уникального досье по вывезенным из России в те времена богатствам.) Во-вторых, возможны иски за золото, которое было просто украдено иностранцами в смуту 1918–1920 годов. С третьей стороны, наша страна в принципе может потребовать возврата выкраденных из России миллиардов в 1990-х годах, объявив крупных чиновников ельцинской поры преступниками.

Но финансовое чудо не исчерпывается сбрасыванием долгового ярма. Нужно идти дальше и превращать Россию в перехватчика мировых финансовых потоков. Понимаю, что это звучит фантастически, однако твердо убежден в возможности совершения такого чуда. Это можно сделать, опираясь на русские разработки в области прогнозирующих систем, психотехнологий и передовой математической теории – синергетики. И если эти мои утверждения вас заинтриговали, читатель, то вам стоит почитать нашу книгу «Третий проект». Там вы найдете подробные выкладки, пересказывать которые скороговоркой мне не хочется.

Совершив же финансовый прорыв, русские получат решение множества проблем, порожденных недостатком средств. Они смогут решить задачу, которая сегодня кажется просто неразрешимой: снизить налоговое бремя, при этом увеличивая бюджет государства. Надеюсь, что благодаря финансовому чуду Россия получит возможность поступать как Китай или Малайзия – развивать технополисы и «зоны будущего», вкладывая в них государственные деньги на паях с частным капиталом.

 

* * *

 

Параллельно с финансовым нам придется совершить чудо научно-техническое. В жестокий и бурный мир нового тысячелетия Россия должна войти с техникой, технологиями и товарами, которые вообще не имеют мировых аналогов. И никак не иначе! Мы должны стать монополистами по части новой технологической революции.

В этом смысле нам нужно пойти «перпендикулярно» к главному потоку нынешнего технического прогресса, занимаясь тем, чем никто не занимается. Вы хотите, чтобы я перечислил примеры такого развития? Ну, если очень конспективно, то речь идет о «закрывающих» технологиях, которые списывают в архив целые отрасли старой, индустриальной эпохи также, как когда-то изобретение двигателя внутреннего сгорания, например, отправило в музей паровозы. К таким мы относим, скажем, новые агротехнологии, которые радикально повышают продуктивность растений при столь же впечатляющем снижении расхода энергии, химии и удобрений, причем без всякой помощи генной инженерии. Или, к примеру, освоение новых видов топлива, которые будут намного дешевле и чище нефтяного. Отнесем сюда технологии управления климатом, технологии расширения возможностей человеческой психики и вообще наших природных возможностей, децентрализованную, свободную энергетику и т. п.

Такое чудо позволит нам одним прыжком занять место в голове мировой гонки, занимаясь не заведомо провальным наверстыванием лидеров, а стратегией опережения. Новые технологии позволят русским разорвать природно-климатическую «петлю Паршева», дать нам возможность стать мировыми монополистами в сфере товаров и услуг будущего, продавая их с наценкой в сотни процентов. И эта же научно-техническая революция на русский лад уничтожит сегодняшние смертельные проблемы. Такие, например, как реформа жилищно-коммунального хозяйства или кризис электроэнергетики.

 

* * *

 

Третьим чудом, которое вбирает в себя дна предыдущих, должно стать чудо экономическое.

Благодаря ему мы должны получить страну с самыми низкими в мире налогами, после чего Россия превратится в желанную гавань для частных капиталов планеты и продемонстрирует невиданные темпы экономического роста. При этом в России возникнет многоярусная экономика, в которой будут и сектор будущего с его «экономикой избранных», и ультралиберальная рыночная сфера, и социалистически-плановый уклад, и замкнутые хозяйства. В этом мире-России каждый – и коммунист, и либерал – найдет свое поле применения творческих способностей. Без финансового и технологического прорывов такая цель просто недостижима. Что ж, детально на сей счет мы пишем в книге «Третий проект».

 

* * *

 

Чудо четвертое – это чудо военное.

Для этого русские обязаны создать уникальную боевую организацию, которая при минимуме затрат и максимуме эффекта сможет противостоять любым попыткам разгромить нашу страну. Такие вооруженные силы должны годиться для успешной войны и с аэрокосмическим противником (США), и с многомиллионными мотомеханизированными ратями индустриальных государств Востока, и с летучими ватагами боевиков.

Теорию такой оборонительной системы мы исследуем в книгах «Оседлай молнию» и «Крещение огнем».

 

* * *

 

Но придется совершить еще и чудо культурно-идеологическое.

Россия, отличаясь и от Запада, и от Востока, не должна стать врагом всех и вся. Наоборот, нашу страну нужно сделать привлекательной носительницей новых идей, союзником всех противников Вечного рейха. Новая идеология творческого развития, а не грабежа, насилия и обмана – вот наш светоч. Она позволит нам избежать самоубийственного столкновения с силами исламской и китайской цивилизаций. И мы не зря посвятили проекту такой Китеж-идеологии столько страниц и в «Гневе орка», и в «Оседлай молнию», и в «Третьем проекте».

Такое чудо позволит нам строить немыслимые сегодня альянсы. Например, с Саудовской Аравией.

 

* * *

 

Параллельно с остальными нужно взяться за чудо этногенетическое.

И мне, и вам, читатель, уже понятно, что с нынешним народом Россию нам не удержать. Прежний русский народ, покорно согласившийся стать россиянами, генетически почти исчерпан. Он лишился чувства самосохранения. Он болен физически и вымирает в прямом смысле этого слова. Это уже не живой огонь – это остывающий пепел.

Времена Ельцина в определенных кругах было модно сравнивать с периодом Веймарской республики, который кончился тем, что к власти пришел Гитлер. Людей запугивали (и продолжают запугивать до сих пор) жупелом «русского фашизма». Однако сравниваются в данном случае дне совершенно несопоставимые ситуации. При некотором внешнем сходстве между ними есть одно принципиальное различие, которое начисто исключает явление «русского Гитлера».

Различие это заключается в том, что, тогда как у немецкого народа после поражения в Первой мировой войне еще оставался огромный ресурс жизненной энергии, у русского народа этот ресурс сегодня почти совершенно иссяк.

Бессмысленно навязывать какие-то «национальные идеи» народу, у которого сегодня атрофирован не только национальный и государственный инстинкт, но даже инстинкт самосохранения. Никакой «русский бунт» больше не возможен, а возможны лишь жалкие акты отчаяния вроде голодовок ради получения зарплаты. Все это симптомы безнадежной и необратимой деградации. И нечего тешить себя воспоминаниями о том, как Россия раньше возрождалась после смут. Это все равно что говорить 70-летнему больному человеку: «Полно, старина! Помнишь, когда тебе было 30 лет, ты тоже тяжело болел, однако выкарабкался!» На этот раз России не выкарабкаться. «Государство, именуемое ныне Российской Федерацией, перестанет существовать», – написал Анатолий Иванов в своем пессимистическом эссе «Вот приедет барин».

Стало быть, необходимо из массы слабеющих и отгорающих россиян отобрать зерна нового русского народа, который станет тем самым этносом, который победит врагов не количеством, а качеством. Нужен народ (а фактически – новая раса), которая сможет удержать огромные пространства России и еще выйти победителем в соперничестве с другими этносами.

Но мы не разделяем безоговорочно идею «генетического социализма» Авдеева, который все сводит к проблеме расовой гигиены, к созданию евгенических судов, призванных разрешать браки только между генетически полноценными русскими и стерилизовать дегенератов, половых извращенцев, психически ненормальных и преступников. Мы больше рассчитываем на объединение уцелевших энергичных русских под знаменем общего дела и на то, что новую расу можно породить, развивая психические возможности человека с помощью отечественных технологий. В итоге должен получиться всечеловек, хомо креатор, метагом, люден. Мы должны стать страной гениев и сверхтворцов.

 

* * *

 

Наконец, нужно совершить чудо организационное.

Для осуществления всех чудес нужна стратегия, которую мы называем и неаналитической, и чудесной, и молниеносной. То есть такая стратегия, которая позволяет добиться успеха с минимумом затрат и жертв, стратегия безумно смелых и нетривиальных действий, которая приводит к победе вопреки всем аналитическим раскладам и подавляющему превосходству врага. Теорию такой стратегии мы излагаем в книге «Оседлай молнию».

Но, увы, нынешнее государство РФ на роль чудотворца не годится. Тому есть множество причин. Оно не готово к этому ни организационно, ни психологически. Помимо всего прочего, оно состоит из людских отбросов, из худшего человеческого материала, который к тому же управляется Вечным рейхом.

Поэтому стратегию чудес может осуществить только параллельная государству структура: Братство, некий аналог масонерии, сионистской системы или Закрытой сети США. Естественно, в русском варианте. Братство должно стать сетевым организмом с чертами партии, армии и спецслужбы, мафии, своеобразной церкви и делового сообщества. Братство должно существовать помимо государства, не враждуя с последним открыто. Именно Братство займется задачами развития новых технологий, что, на взгляд тупого чиновника, страшно далеко от политики. Но на самом деле это и есть самая настоящая политика, которая приведет новый русский народ к истинной власти.

Процесс создания новой и подлинной России вместо умирающей бело-сине-красной Эр-Эф пойдет стократ быстрее, если Братство заключит стратегический союз с президентом страны. Конечно, если допустить, что такой президент окажется достаточно честолюбивым и умным настолько, чтобы понять: сам по себе он никогда не сладит с аморфным, враждебным всякому развитию и безобразным чудовищем под названием «российское государство». Добавлю еще, что принципы построения Братства очень пространно исследуются в «Третьем проекте».

Да, читатель, это очень рискованный и непростой путь. Но я буду рад, если вы покажете мне иную (и при этом реальную) возможность сохранить Россию.

Только не надо твердить о «столбовой дороге рыночных реформ» и повторять, что лет через пятьдесят мы наконец станем походить на западную страну. У нас больше нет этих пятидесяти лет.

 

ОКНО В БУДУЩЕЕ: ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ УЖЕ СЕГОДНЯ

 

«Для примера давайте возьмем только одну-единственную „закрывающую“ технологию. Даже если осуществить только ее одну, Россия сделает колоссальный рывок вперед. Итак…

Может ли Россия превратить свое отставание в телекоммуникационных сетях в громадное преимущество? Телефонов у нас в стране на душу населения в несколько раз меньше, чем в развитых странах. А ведь телефон в наступающей информационной эпохе – это буквально окно в мир. Через эти двери в виртуальное пространство можно подключаться к компьютерным сетям всей планеты.

Сейчас мир входит в эпоху развития не просто привычных, аналоговых телефонных систем, а уже цифровой связи. А вот в России… Люди наши слишком бедны для того, чтобы устанавливать себе даже устаревшие аналоговые телефонные номера, выкладывая за это несколько сотен долларов. Развитие телефонных сетей требует огромных затрат на прокладку кабелей связи (волоконно-оптических и медных), на строительство коммутаторов и АТС. Денег же в России мало.

Тупик? Россия оказывается безнадежно задвинутой на задворки информационной эпохи? Нет. Голь на выдумки хитра, и есть у нас поистине революционная технология, которая дает стране уникальный шанс.

…Чудо отечественной телефонии скромно притулилось на боковом стенде выставки, проходившей в Доме правительства России 2–4 августа 2000 года. Небольшой, с половину домашнего холодильника, ящик, увенчанный компьютерным монитором. Это – компактная автоматическая телефонная станция. Вернее, ЭАТС-10. Рядом – шкафчик со стеклянными дверцами, величиной с полку в ванной комнате, миниатюрный выносной коммутатор. И, наконец, домовой распределительный ящик – выносной абонентский мультиплексор. Ничего фантастического на первый взгляд нет. Загляни внутрь ЭАТС-10 – и увидишь обычный промышленный компьютер с платами, собранными в Зеленограде и Белоруссии. Удивишься тому, что шкаф ее полупуст и его можно заполнить дополнительной аппаратурой.

И все – таки данные этой аппаратуры потрясают. Это – сплошь цифровая связь, которой неведомы трески и помехи в трубке, столь привычные прежней, аналоговой. Вот эти «полхолодильника», способные разместиться в комнатке любого почтового отделения самого заштатного местечка, легко обеспечивают 1500 телефонных номеров из АТС десятитысячной емкости. А если постараться – то и больше. Архитектура системы, как говорится, открытая. Установка каждого номера станции обойдется клиенту всего в 120 долларов. Еще примерно в 30–40 долларов обойдется покупка цифрового телефонного аппарата отечественного производства. Да какого! На уровне лучших образцов, со скоростью передачи информации в 32 килобита ежесекундно.

Одно из огромных преимуществ системы – то, что ей нужно в тридцать раз меньше кабеля, чем обычным системам. Обычно для того, чтобы обеспечить связью шестьдесят абонентов в жилом доме, к нему от станции приходится тянуть шестьдесят пар проводков, свитых в кабеле. Здесь же для того же самого достаточно протянуть всего две пары проводов, установив в доме один распределительный «ящик». Переведи нашу телефонную сеть на эту технику – и из земли можно выкапывать тысячи тонн дефицитных цветных металлов, ушедших на старые линии связи.

Мой провожатый выдергивает из мини-коммутатора проводок. На его срезе горит красный «светлячок». Это – оптико-волоконный провод. Вместе с металлическими проводами в ЭАТС-10 можно использовать и световодные. Малые размеры аппаратуры позволяют высвободить громадные площади в зданиях, занимаемых старыми телефонными узлами и АТС.

При этом везде, где ЭАТС-10 установлен, люди получают самую современную, цифровую связь, которой даже на Западе обладают всего 3–4 процента абонентов. Жители казачьей станицы, промышленного городка, рудника или нефтепромысла, горного аула или среднего города России, установив у себя такую аппаратуру, получают связь не хуже, чем у жителя Токио или Нью-Йорка. А уж о наших мегаполисах и говорить не приходится. Поскольку телефония цифровая, каждый абонент ее может безо всякого модема входить в мировую компьютерную сеть Интернет. Там, где Запад использует для цифровизации связи дорогие, напичканные всяческими функциями и микросхемами телефонные аппараты (фактически – мини-станции, стоящие по две-три тысячи долларов), здесь достаточно простого аппарата с кнопочным набором, себестоимостью всего в 12 долларов. Почему? Просто русские конструкторы сделали телефонный аппарат лишь терминалом для ввода и получения информации, а всю «навороченную технику» вынесли в центральную аппаратуру, в общее пользование. Поэтому вышло все куда дешевле и эффективнее западных систем.

Отставание России по части телефонизации парадоксальным образом может обернуться впечатляющим рывком, выводящим ее на самые передовые рубежи информатизации. Эта техника позволяет нам не догонять Запад, а сразу же встать в голове мировой гонки. Да это уже не просто техника – это поистине новая философия телефонной связи, которая дает каждому абоненту выход в громадный мир глобальных потоков информации. Это уже не просто телефонные – это интегрированные интеллектуальные сети.

Беседуем с главным конструктором этого чуда, Виктором Пушкиным. Оказывается, сама философия ЭАТС-10 была создана еще в СССР. Тогда Коммунистическая партия поставила цель: телефонизировать страну до среднезападного уровня. Но когда в Госплане и Минсвязи подсчитали, сколько для этого потребуется обычной техники, медного кабеля и новых АТС, то поняли: невозможно. Даже богатому Советскому Союзу не хватило бы ни денег, ни цветных металлов. И тогда на помощь пришли ученые, революционные разработки которых позднесоветский режим хоть и отмечал премиями да орденами, но все равно складывал на полку. Отечественные специалисты указали выход из тупика: системы, которые требуют проводов тридцатикратно меньше. Системы, в которых функции громадных центральных АТС рассредоточены по небольшим станциям и коммутаторам. Они предложили сделать современную сетевую, децентрализованную структуру, выгодную для экономики, весьма защищенную от несанкционированного доступа и от внешнего воздействия конкурентов и возможного противника.

Тогда многое удалось сделать. Первые ЭАГС, сделанные еще на старой элементной базе, перед самой гибелью Советского Союза были развернуты в Витебске и Днепропетровске. Опыт был настолько удачным, что можно было начинать революцию в телефонной связи. Но – случилась Беловежская пуща, грянул катастрофический 1992 год. На долгие годы нашей «элите» стало не до науки и техники.

Пушкин и его соратники тем временем создали новую фирму – «Телесофт», затем превратившуюся в «Интегральные интеллектуальные сети». Работа над совершенствованием революционной системы не остановилась. Ученые верили в то, что когда-нибудь страна опомнится от спекулятивно-сырьевого угара и обратится к своим технологическим сокровищам. К 1997 году были созданы те самые «полхолодильника». Сейчас же есть возможность «впихнуть» АТС в промышленный ноутбук – переносной компьютер величиной с чемоданчик. Найдены способы сочетания системы с основными системами спутниковой связи, совмещения ее со всеми типами старых телефонных систем, с АТС аналогового, шагового, электронного и квазиэлектронного типа.

Наметился новый прорыв – новые системы могут нести множество функций. Здесь вам и встроенная сигнализация, охранная и пожарная, и возможность размещения голосовых «почтовых ящиков», переадресовки звонков, проведения одновременного разговора трех и более абонентов – настоящей телеконференции. Оказалось, что новые линии можно сделать основой для микросотовой мобильной связи в окружении сотового телевидения. Приемное устройство позволяет создавать в населенных пунктах «эфирное пятно» радиусом в несколько километров, в котором можно принимать десятки ТВ-каналов.

Можно совершить настоящую революцию в компьютерной связи, создав «асимметричный Интернет». Ведь пока он – вещь весьма хаотичная и нерациональная. Скажем, мы с вами, посылая запрос, например, из Питера в базу данных где-нибудь в Германии, отправляем небольшую порцию информации сквозь телефонные сети нескольких стран. В ответ нам идет целый поток данных – опять-таки через множество промежуточных звеньев, перегружая сети связи. Все усугубляется тем, что мы с вами имеем вход в Интернет не прямо, а через абонентов-провайдеров, до которых надо сначала дозвониться. Стоит одному провайдеру чуть снизить цену услуги – как до него начинают дозваниваться тысячи владельцев компьютеров, чудовищно перегружая телефонную сеть.

ЭАТС – 10 позволяет посылать в базы данных через провайдеров лишь краткие запросы на получение информации. Ответы же с их массами данных идут прямо на ЭАТС абонента, минуя всяких провайдеров и разгружая телефонные линии – через спутник и ближайшую станцию спутниковой связи. Это резко увеличивает доступ в Интернет и удешевляет его.

Сейчас «Интегральные интеллектуальные сети» имеют сильную поддержку в Минсвязи РФ. Для производства не имеющих аналога в мире интеллектуальных интегрированных сетей уже создан своеобразный концерн. В него входят Солнечногорский электромеханический завод, Минский приборостроительный и Витебский телевизионный заводы, «Интеграл» и предприятия Зеленограда. Уже действует опытная зона новой телефонии в подмосковном районе. Большой спрос на новую дешевую технику выказывают директоры крупных заводов, которые уже научились считать деньги. Ведутся переговоры с военными: их прельщает возможность развертывания отличных полевых узлов связи.

А как же крупные города? Увы, крупные телефонные сети-монополисты предпочитают по старинке использовать технику вчерашнего дня, громоздить новые здания АТС и все время повышать тарифы на обслуживание. Они охотно берут связанные кредиты, по которым иностранцы поставляют им оборудование вчерашнего дня. Например, московская телефонная сеть на 350 миллионов долларов кредита купила у «Сименса» рухлядь – старые аналоговые АТС образца аж 1984 года. Кто-то, поди, положил себе в карман громадную взятку от немцев, ловко надувших этих русских идиотов. Вот и не спешат телефонные монополисты замечать пророков в своем Отечестве.

Но все же времена, кажется, меняются. Дай бог, новая, интегрированно-интеллектуальная связь придет в наши дома. А какие экспортные возможности получит здесь Россия-матушка? Одна Юго-Восточная Азия в роли рынка сбыта – целина необъятная. Были б на то разум и воля.

Знаешь, читатель, есть у нас такой парадоксальный девиз: «Это хорошо, что нам сегодня так плохо». А вот – наглядное тому подтверждение.

В стране, в которой разрушено или разрушается все, уже нет настолько мощных кланово-корпоративных интересов, которые душат новое. Или же это сопротивление сломить намного легче. Тем более что скоро в России жареный петух в задницу клюнет, и сама жизнь заставит обратиться к новому…

А он, черт возьми, скоро клюнет! Знаешь, читатель, тот, кто пришел на смену Ельцину, обладает сейчас невероятными возможностями. Главное – чтобы он это осознал, увидел открывшиеся горизонты. В молодежном движении 1960-х был великолепный девиз: «Воображение – к власти!» Сегодня эти слова актуальны в России, как никогда прежде…»

 

Отрывок из книги «Третий проект»,

запись 2000 года

 

СТАВКА НА ЧУДО: СТОИТ ЛИ СПАСАТЬ СТАРУЮ РОССИЮ?

 

В последнее время в Москве сформировался негласный круг финансистов и бизнесменов, которые убеждены в том, что нынешняя Россия под трехцветным флагом обречена и экономически, и демографически. Как сказал нам один из членов этого круга, нынешняя РФ – это довольно уродливое детище Беловежской пущи 1991 года, которое создавалось как хронически отсталый организм, изначально не способный к развитию, и в мировом разделении труда XXI века РФ нет места. Она – уже классическая «конченая» страна. А о программе Грефа отозвался так: «Здесь не критика нужна, а медицинская помощь».

Но эти люди отнюдь не собираются бежать с тонущего корабля, а пытаются начать процесс создания совершенно новой России. Взгляды некоторых из этих деловых людей крайне интересны.

 

НА ПОРОГЕ ГЛОБАЛЬНОГО КРИЗИСА

 

Они почти единодушны во мнении: мировая экономика находится на грани срыва в многолетнюю нестабильность. Слишком далеко завел ее неверный путь. Основные моменты глобального кризиса уже видны.

Прежде всего, явно сыплется долларовая система, которая слишком увлеклась бесплодными финансовыми спекуляциями, не сумев подкрепить себя настоящими технологическими прорывами в базовых отраслях промышленности. Девальвация доллара – вопрос лишь примени, а вслед за нею очень серьезные трудности постигнут тех, чья экономика нацелена на добывание долларов. То есть Китай, Японию, всю Юго-Восточную Азию, Латинскую Америку, РФ и даже Западную Европу.

Уже наступил кризис американского фондового рынка – курс акций падает. «Интернет-революция» оказалась дутым пропагандистским пузырем, который уже лопнул. Интернет стал самодовлеющей сферой, которая не сделала производство более экономичным, не сократила удельный расход топлива, не сделала промышленное оборудование более легким или экологически чистым. Поэтому так пал американский индекс НАСДАК – курс акций Интернет-компаний, и эксперты говорят о наступлении «постинтернетной» эпохи.

Увы, перед Россией встают весьма неприятные перспективы. Девальвация доллара может подорвать доходы нашей сырьевой экономики. Это же плюс коллапс американского фондово-спекулятивного «пузыря» грозит деньгам «новых русских» и остаткам нашей банковской системы. К этому добавляется угроза разрушения до предела изношенной, истощенной без инвестиций техносферы. Сегодня в России в огромных вложениях нуждается все: электроэнергетика, железные дороги, трубопроводная система, водопроводы и система газоснабжения, «нефтянка», промышленное оборудование. Обстановка складывается так, что с 2003 года России понадобятся десятки миллиардов долларов в год на спасение своей инфраструктуры. И при этом ей придется отдавать по 17–19 миллиардов долларов по внешним долгам ежегодно.

Мировой кризис неизбежен. Но конца цивилизации и пролетарской революции, по мнению наших героев, не наступит. Страны и корпорации начнут лихорадочно искать ответ на вызов времени, начнется бурное развитие самых необычных технологий – так же, как это было в 1973 году, когда западная экономика испытала страшный удар в виде «космического» взлета цен на нефть и вышла из кризиса лишь окрепшей, ресурсосберегающей и более конкурентоспособной.

Что же делать России? Ответ однозначен: рывком переходить на траекторию развития совершенно новых, почти чудесных технологий. Тех, которые способны стать не только новыми источниками дохода, но и заменить собой огромные заводы на старых технологиях. Тот, кто сможет предложить миру такие технологии, сорвет главный куш. Такую стратегию прорыва можно смело назвать именем сказочной птицы Феникс, возрождающейся из пепла.

 

«ЭТО ХОРОШО, ЧТО НАМ ТАК ПЛОХО»

 

С таким парадоксальным тезисом выступает глава Межрегионального инвестиционного банка Сергей Кугушев. По его мнению, иллюзий строить не следует: России не найти почти один триллион долларов, нужный для сохранения старого промышленного потенциала, унаследованного от СССР. Он обречен. Однако мы способны превратить грядущий кризис в очистительный огонь, расчищающий место для совершенно новой экономики, Мир идет уже не к постиндустриальному, а к «после-постиндустриальному» укладу. США только ставят задачей закрытие отраслей XX века. У нас ничего закрывать не придется: наш индустриальный уклад умрет сам собой.

«Теперь мы должны использовать до сих пор неиспользованные технологии, созданные советской и российской наукой. Потенциально они сверхприбыльны и способны окупиться за три-четыре года, чем не может похвалиться ни одна отрасль в современной России, – убежден финансист. – Нам играют на руку национальные особенности советского технологического пути. Ведь наши ученые и конструкторы, сконцентрированные в основном в военно-промышленном комплексе, вынуждены были работать в условиях 50-летнего отрыва от мирового разделения труда и в условиях нехватки средств (ведь конкурировать приходилось со сверхбогатыми США). Поэтому сегодня есть три „кита“ возможного экономического прорыва нашей страны…»

 

ТРИ «КИТА» РУССКОГО ЧУДА

 

Итак, «кит» первый – технологии, которые ведут к закрытию целых отраслей старой промышленности («закрывающие» технологии). «Под сукном» в России их накоплено вполне достаточно. Банкир приводит два примера. Скажем, «нефтяной куб», который на деньги «Рособоронэкспорта» строится в Электростали. По сути дела, это небольшой нефтеперерабатывающий завод на уникальных каталитическо-электромагнитных технологиях и абсорбентах, который заменяет собой огромные, энергопрожорливые НПЗ, занимающие десятки гектаров земли и требующие гигантских перегонных аппаратов-колонн. Затраты на производство снижаются в несколько раз, возникает прекрасная страховка на случай падения мировых цен на нефть.

К сожалению, ни одна из отечественных нефтекомпаний этим кубом пока не заинтересовалась. Зато он нашел спрос в Кувейте, который покупает оружие у «Рособоронэкспорта» и требует офсетных сделок (покупка оружия в обмен на вложения продавца в гражданский сектор). Национальный институт нефти Кувейта технологию опробовал и дал самое положительное заключение. (Эта информация есть в департаменте офсетных сделок «Рособоронэкспорта».)

Другой пример – принципиально новое оборудование, позволяющее радикально удешевить процесс получения алюминия, делающее ненужными гиганты вроде Красноярского или Братского заводов.

По мнению банкира, «закрывающие» технологии не находили спроса в СССР, поскольку грозили революционной ломкой прежней экономики и перераспределением власти в бюрократической верхушке. Не находят они спроса и на нынешнем Западе, потому что способны разорить отрасли прежней экономики, что не по нраву ни их богатым и влиятельным акционерам, ни армиям занятых в них рабочих. Другое дело – Россия, где, например, нефтеперерабатывающие и алюминиевые заводы умирают естественной смертью, где их физический износ достигает 60 процентов. И здесь мы получаем неожиданный шанс опередить весь мир.

Второй «кит» – это так называемый «хай хьюм», высокие гуманитарные технологии. Сюда относятся методы усиления творческих способностей человека, новые методы обучения («человекостроение»), создание интегрального интеллекта – человеко-компьютерных систем. Здесь Россия имеет неоспоримое лидерство, например, благодаря работам Игоря Смирнова, создавшего уникальную систему «человек-машина», расширяющую способности личности – «семантический резонатор». (Мы рассказали об этом в мартовском номере нашей газеты.)

Наконец, третьим «китом» можно считать подкрепляющие инновации, которые резко усиливают прибыльность старых отраслей. К примеру, аэродинамические мельницы, освоенные на Воткинском заводе, способны любой материал перемалывать на мельчайшие наночастицы. Хочешь – мели ими зерно. Хочешь – уголь, после чего он смешивается с водой и превращается в дешевое топливо для электростанций. Но создатели мельниц нашли самое прибыльное применение своему детищу. Низкосортный цемент марки «250» они превращают в фортификационный, высшей марки «500». Затраты растут только на 8 процентов, зато выручка – на все семьдесят.

Таким образом, Россия способна создать действительно «новую экономику». Мы способны вообще вырваться вперед, не имея никаких конкурентов.

 

СНЯТЬ ГРЕБЕНЬ НОВОЙ ВОЛНЫ!

 

Но как реализовать этот фантастический, до сих пор нетронутый резерв русского роста? Сергей Кугушев твердо убежден: тот, кто первым ворвется на рынок «чудесных технологий», снимет верхушку набегающей волны, получит самые большие прибыли – как посчастливилось озолотиться тем, кто в середине 1990-х вкладывал средства в «Интернет-революцию».

«Деньги нам надо зарабатывать там, где они есть. А они есть прежде всего на Западе. Куда пойдет его „новая экономика“ после горького разочарования в Интернете? По нашим исследованиям, ради выхода из кризиса Запад сделает ставку на „хай хьюм“, на новые биотехнологии, на новые энергетические технологии и создание передовых материалов. „Интернет-революцию“ мы проворонили, хотя с нашими кадрами математиков и программистов имели все шансы сорвать банк. Пожалуй, из-за того, что слишком увлеклись приватизацией и переделом собственности. Давайте же не упустим того шанса, который выпадает ныне!»

В России очень многое удалось сохранить благодаря нашим человеческим, школьным и студенческим связям. Знаете, когда в компании друзей один – умный, а остальные – коммерсанты? Богатые друзья, подчас даже из криминальной «братвы», помогли друзьям юности сохранить заделы.

Но теперь нужна новая фаза – стадия изготовления опытно-промышленных образцов, куда нужно вкладывать уже не десятки тысяч, а миллионы долларов. Необходимы уже специальные, венчурные структуры.

Сегодня у нас есть первые ласточки. Например, фирмы «Каскол» и «Новые концепции и проекты», работающие в ВПК. Бывший алюминиевый магнат Лев Черной удачно вложил деньги в поддержку совершенно новой энергетики, разрабатываемой группой академика В. Накорякова в Новосибирске, – и теперь пожинает первые плоды. Однако мощи этих фирм хватит лишь на то, чтобы стронуть «паровоз» с места, а вот для его уверенного хода нужны все-таки внешние источники. Кроме западных стран, этими источниками для «чудесных технологий» способны стать новые индустриальные государства Азиатско-Тихоокеанского региона, арабский мир, ТЭК и металлургия внутри самой России. Но дело того стоит. Сегодня в Россию пытаются вернуть беглые деньги «новых русских», но прибыльных проектов для их вложения в стране пока нет. Развертывание «новой экономики» создаст выгодные объекты для инвестиций…

 

НА РАЗВАЛИНАХ ИНДУСТРИАЛЬНОЙ РОССИИ

 

Время решительного выбора будущего России наступило и на взгляд профессора Сергея Симаранова, президента фирмы «Техноконсалт», занятой продвижением отечественных высоких технологий за границей.

Экономический цикл каждого товара очень прост: «идея – научно-исследовательские работы – опытно-конструкторский, полупромышленный образец – массовое производство на новой технологии». США и СССР когда-то вбирали в себя все стадии. Японцы в 1960-х годах сделали ставку на покупку чужих идей и технологий, разбогатев на массовом производстве новых товаров. Но японцы до сих пор не имеют достаточной базы для производства идей и исследований.

Теперь ситуация меняется. США концентрируют силы на создании идей, научных работах и постройке опытных образцов, а массовое производство выносят в новые индустриальные страны Азии. Производство становится уделом отстающих стран. То же самое, но с меньшим успехом стараются делать европейцы и японцы. России нечего рассчитывать на роль базы для поточного производства: Россия никогда не сможет конкурировать с Китаем, Индонезией, Индией, Мексикой и им подобными по части низких издержек производства. Рабочая сила в России уже дороже, чем в тех государствах, а огромные расстояния и суровый климат раздувают затраты настолько, что обессмысливают любую попытку конкуренции с тропическими и теплыми странами. Стало быть, и нам следует заняться прежде всего идеями и опытными разработками, которые приносят прибылей гораздо больше, нежели конвейер.

Россия остро нуждается в создании особой инфраструктуры, способной четко улавливать потребности мирового рынка, доводить идеи до опытных, коммерчески завершенных образцов и удачно ими торговать. По словам С. Симаранова, в новых промышленных странах заказчика интересует наличие самой новой технологии, которая не улучшает звенья технологии старой, а выступает как радикально новая. Образно говоря, им больше интересен не новый комбайн для уборки хлеба, а способ, который позволяет получать зерно вообще без комбайна при радикальном снижении затрат на производство (то есть «закрывающие» технологии). И, конечно, покупатель всегда требует работающую опытную модель. Безошибочный путь при этом – ориентация исключительно на запросы рынка.

Уже есть отличный опыт работы России в Китае, где был создан центр российских высоких технологий в провинции Шаньдун. Китайцы просили разработать 84 технологии, и наши ученые блестяще справились с 63 заданиями.

 

ПРОРЫВ БЕЗ ПОДДЕРЖКИ

 

Но может ли все это превратиться в новую стратегию государства? Здесь бизнесмены от науки и техники иллюзий не питают. Хотя о необходимости особых форм поддержки высокотехнологичного предпринимательства говорится много лет, фактически такой политики в России нет. Все силы государства уходят на балансировку бюджета, на выплаты внешних долгов, пенсий и зарплат бюджетникам. Масса сил власти тратится на получение кредитов и займов, но не было сделано ни одной попытки вывести страну на мировой рынок венчурного капитала. Мы можем только мечтать о том, что делает для поддержки своего «хай тек» правительство Индии. Сегодня Россия не думает о своем развитии. Трудно назвать разумной экономику, в которой полтора миллиарда «газовых» долларов (три годовых бюджета Российского космического агентства 1997 года!) вкачиваются в непроизводительную телекомпанию. Тогда как использование чисто административного ресурса могло бы дать колоссальный ускорительный эффект для всей экономики. Например, сегодня нефтяники буквально лопаются от денег, не зная, куда их вложить. Внедрение же новых перерабатывающих мини-заводов только в государственной «Роснефти» стало бы детонатором взрывного прогресса во всей отрасли.

Красноречивый факт: единственное решение правительства РФ по поддержке инновационных проектов № 374 приняли в марте 1998 года, поручив Минфину пускать на это благое дело часть зарубежных кредитов – начиная с 1999 года. Это накануне-то дефолта! Понятное дело, что все кончилось пшиком. Все решения правительства последних лет в инновационной области носят чисто «порученческий», необязательный характер: «изучить вопрос», «подготовить предложения».

Однако заниматься этим все же придется. Слишком близок надвигающийся экономический ураган. Один из участников семинара в разговоре с нами поведал: есть планы создания влиятельного союза инноваторов и бизнесменов в научно-технической отрасли. Нынешний Российский союз промышленников и предпринимателей занят старой, «тяжелой» экономикой. Если же творцы «новой экономики» объединятся, то смогут лучше отстаивать свои интересы, оказывая помощь изнемогающему в борьбе за каждодневное существование государству. Тем более что в большинстве случаев никакой поддержки из бюджета и не требуется…»

(Одна из статей автора книги, 2001 г.)

В поле зрения Шестого управления (научно-техническая разведка) КГБ СССР изобретатель Григорий Коломейцев попал еще в 1984 году. Тогда человек из центра инженерных разработок «Лидар» при союзной Академии наук потряс экспертов, продемонстрировав совершенно фантастические агротехнологии.

И вот, восемнадцать лет спустя, Коломейцев оказывается совершенно ненужным России.

 

«ЗДРАВСТВУЙТЕ, ЛЮДИ-X!» ХЛЕБ

 

Нас познакомил бывший заместитель начальника 6-го управления КГБ генерал-майор Николай Шам, который и сегодня не теряет связи со своими подопечными.

«В 1984– м мы увидели то ли мечту, то ли сказку. Коломейцев работал с помощью ЭМО – принципиально весьма простых аппаратов электромагнитных воздействий, подвергая обработке семена растений и поля. Каким-то образом эта обработка активизировала силы, заключенные в самих растениях. Без всяких изменений в генетике урожайность поднималась на 20–30 процентов, качество выращенного росло, а расход дорогих удобрений падал в десятки раз. Практически полностью отпадала надобность в обработке поля ядохимикатами», – рассказывает генерал.

В результате опытов получалась пшеница крупных размеров, с мощной корневой системой, которая уходила в глубь почвы на три метра, добираясь до водоносных слоев. Она выдерживала даже самые сильные морозы и засухи, и специалистов особо впечатляло зрелище высоких колосьев на потрескавшейся от жара земле. В общем, получалось то, в чем страшно нуждался Советский Союз, – технология дешевого, экологически чистого растениеводства с высокой урожайностью, идеально приспособленная для России с ее холодными зимами и засушливыми летами.

Действенность новой технологии очевидна, Вот, например, акт работ, которые фирма Коломейцева «Альтернативные технологии» проводила на 3708 гектарах хлебных полей в хозяйстве «Новопластуновское» на Краснодарщине год назад. Поля были заражены и мучнистой росой, и так называемой ржавчиной, и клоп-черепашка их портил, и тли заедали. С 15 мая до 15 июня 2001 года работа всего одного прибора остановила болезни растений, и насекомые-вредители сократились в поголовье до «единичных экземпляров, значительно ниже порога вредоносности». Тогда же, в «Новопластуновском», прекрасные результаты дала борьба с вредителями и болезнями на посевах сахарной свеклы, а электромагнитная обработка озимой пшеницы, ячменя и сахарной свеклы на полях ликвидировала недостаток азота в листьях растений.

 

КОЛХОЗЫ ПЛАТИЛИ ПО ДВА МИЛЛИОНА…

 

Для Георгия Семеновича 1980-е годы стали, пожалуй, самой счастливой и удачной порой. Чиновники советского Агропрома Г. Коломейцевапросто не замечали. На словах, конечно, все выступали горячими сторонниками технологии, но на деле все упиралось в невидимую стену. Обещал помощь и первый премьер-министр уже ельцинской России, Иван Силаев. Однако тогда в стране экономика уже кончилась – началась чистая политика пополам с откровенным грабежом.

Но зато электромагнитного кудесника с распростертыми объятиями встречали советские дельцы «теневой экономики» и главы колхозов-совхозов. Они творили весьма и весьма полезное для страны дело: производили сверхплановую, нигде не учтенную продукцию, которую продавали на нашем же внутреннем рынке. (При этом, заметим, они не переводили свои барыши за рубеж.) Для них Коломейцев оказался сущим кладом. Ведь он позволял им увеличить излишки продукции, экономя при этом самые дефицитные удобрения и химикаты, уменьшая потери при хранении выращенного, обеспечивая экологичекую чистоту товара! И специалисты Коломейцева поехали в хозяйства, работая по два-три человека в каждом.

«Колхозы и „теневики“ платили нам по два миллиона рублей за сезон», – вспоминает изобретатель. Еще тех рублей. К 1991 году Коломейцеву «со товарищи» удалось накопить на своих счетах сумму, равную примерно 20 миллионам долларов. Именно этот запас позволил выжить и доработать технологические процессы.

Но вот разразился 1992 год, и на Руси, как нас уверяют, вновь воцарился капитализм. При капитализме, говорят, хозяева предприятий в лепешку готовы разбиться, лишь бы снизить себестоимость производства и увеличить свой прибыли. Но в России вышло с точностью «до наоборот». Поток импортного продовольствия удовлетворил заказчиков.

 

КОВАРСТВО «САХАРНЫХ КОРОЛЕЙ»

 

Но вот, казалось, новые господа жизни утолили первый голод на богатство, грянул 1998 год, и пришла пора заниматься производством. И тогда Григорий Коломейцев вместе с генерал-майором Шамом решили прийти на помощь отечественным сахарозаводчикам. Тем паче что фирма «Продимекс-холдинг» во главе с Алексеем Поляковым сама вышла на изобретателя и решила попробовать его аппаратуру на двух своих заводах в Ольховатке (Воронежская область).

Отечественная сахарная промышленность по большей части работает на оборудовании, которое давно превратилось в металлолом. Производство крайне грязное и несовершенное: заводы то и дело встают. Чтобы запасенная свекла не гнила в кучах-кагатах, ее, словно трупы в моргах, приходится обрабатывать формалином. Чтобы сахар приобрел товарный белый цвет, в ход пускается хлор и другие химические реагенты. В общем, получается нечто такое полезное для здоровья, что хоть всех святых выноси.

«С капиталистом Поляковым договорились так: мы уменьшаем потери свеклы в кучах-кагатах, исключаем из производства ядовитый формалин, уменьшаем потери сахара. От этого образуется эффект в виде сверхпланового, так сказать, сахара. 27 процентов этого эффекта – отдайте нам в оплату работ».

В Ольховатке работали вчетвером со все теми же ЭМО, которые умещаются в обычную хозяйственную сумку-авоську. Работа шла с 5 октября 2001 года до самых новогодних праздников. Подмороженная, заляпанная грязью свекла, которая разлагалась в заготовленных кучах-кагатах, гнить перестала. Потери ее снизились в полтора-два раза на разных пунктах хранения, что сэкономило заводчанам более пяти тысяч тонн сырья. Соответственно выросло и производство, дав 1420 тонн сахара сверх плана. Мы ничего не придумываем, а глядим в акт выполненных работ, подписанный директором ЗАО «Ольховатский сахарный завод» Г. Колодием. Здесь же стоят подписи всего заводского олимпа: главного технолога, начальника производства, ведущего инженера-технолога…

На этом успехи и кончились. Хозяин «Проди-мекс-холдинга» рассчитываться с Коломейцевым и его людьми отказался. Выплатил какие-то сто тысяч рубликов – и с приветом. Почему? Мы долго дозванивались до господина Полякова. Только через несколько дней нас соединили. Во встрече нам этот господин отказал. И вообще складывалось впечатление, будто мы говорим с автоответчиком.

«Метод интересный, но до стадии технологии он не доведен. Нужны фундаментальные его исследования. Пока мы не можем судить об эффективности его применения», – несколько раз, словно заученную формулу, повторил нам россиянский «капиталист».

А вот сам Коломейцев рассказал нам, что господин Поляков лично приезжал на заводы смотреть на чудо, да вот только даже познакомиться с процессом производства так и не удосужился…»

(Одна из статей автора книги, 2002 г.)

Представьте себе детей, которые видят, хотя их глаза закрыты светонепроницаемыми масками, – картина эта потрясает. Дети читают книги, документы на экране компьютера, играют в шахматы и даже ведут бой по правилам каратэ, будучи «слепыми» в нашем смысле этого слова. Но на самом деле слепые – это мы. Потому что дети эти – предвестники новой расы, у которых умение видеть без помощи глаз является всего лишь одной из многих невероятных способностей.

Вячеслав Бронников в начале 1990-х явил миру свой метод в тихой Феодосии, стронул с места воистину тектонический процесс. Мы даже представить еще не можем всех его последствий.

 

ПРИВЫЧНАЯ СЕНСАЦИЯ

 

«Методик, аналогичных моей, – говорит Бронников, – очень и очень много. Одни развивают „третий глаз“, другие развивают медитацию… Но, как мне думается, в них до сих пор не отработаны „правила дорожного движения“, которые четко определяют, где вымысел, а где – правда. Шаг в теории и шаг в практике – вот что очень важно. Один говорит о многих всяких вещах, а практически ничего не может сделать, – значит, он отклонился в одну сторону. Другой делает потрясающие вещи на практике, но не может объяснить ничего – значит, в другую сторону ушел… Не пора ли нам догнать упущенные возможности и дать каждому те элементарные качества, которые мы потеряли?»

О чудесах, которые творят Бронников и его последователи, за восемь лет написано много. Уже сняты фильмы и телепередачи. Кстати, последний раз радарное зрение (прямое или альтернативное видение) демонстрировал Кирилл Набутов в своем репортаже из питерского Института мозга в июле этого года. Правда, так и не упомянув о том, кто является автором этого метода. Но все же вкратце скажем, о чем идет речь.

Есть на свете люди с необычными способностями, но их не так уж и много. Применяя метод Бронникова, сегодня можно развить их практически у любого человека. И метод этот доступен каждому – и ребенку, и взрослому. Прямое видение, например, позволит обрести способность видеть человеку, у которого отсутствуют глазные яблоки! Некоторые из тех, кто прошел подготовку по методу Бронникова, обнаруживают злокачественные образования ничтожной величины в организме других людей, которые не определяются традиционной медицинской диагностикой, иные видят – да, да! – даже радиационное излучение. Сегодня уже подтверждено официальной наукой, что люди с такими способностями воспринимают мир непосредственно мозгом. Причем некоторые из них могут обозревать на 360 градусов! Как далеко можно видеть радарным зрением? Так же, как мы видим обычными глазами. Но можно «наработать» способность, и тогда видишь хоть до горизонта. Куда там орлу! Можно, кстати, развить способность «заглядывать» в будущее, чтобы спланировать свои действия или «проявить» дремлющие в каждом из нас телепатические способности. Занятия не требуют отрыва от семьи и работы. Каждый, кто занимается по методу Бронникова, обязательно находит в нем то, что ему необходимо. Все достигается внешне очень простыми занятиями, разделенными на три ступени, на каждой из которых человек учится вызывать и управлять способностями, заключенными в нем самом. Мир – это всего лишь совокупность потоков энергии-информации, и каждый может обрести способность пользоваться ими. Тут вам и способность обходиться без глаз, и управлять состоянием своего организма, и врачевать других. Слепые обретают альтернативное зрение, глухие – альтернативный слух, парализованные начинают двигаться и обслуживать себя, больные сахарным диабетом останавливают развитие болезни и даже избавляются от инсулиновой зависимости. И прочее, прочее, прочее…

Мы сами встречались с человеком, который, пройдя только первую ступень, мог видеть с закрытыми глазами. Он, не прикасаясь, сидя в полуметре, вызвал ощущение тепла у одного автора этих строк в колене, а потом этим же потоком энергии сделал так, что не проходил сигнал на наш мобильный телефон.

Один из учеников Бронникова, Саша Левит, родился с дефектом зрения: единственное, что он различал, – это свет и тень. В его внешности обращали на себя внимание глаза: мертвые, с хорошо заметной катарактой на правом глазе. Катаракта появилась у него после тяжелого сотрясения мозга в пятилетнем возрасте. Жизненный недуг наложил сильный отпечаток на его психическое здоровье. У него не было боязни людей, но чувство неуверенности перед ними преобладало. Порою движения его несколько неуклюжи, словно он сомневается, все ли правильно делает, Учился мальчик в школе-интернате для слепых и слабовидящих детей. Но надежда на прозрение не покидала его. Уже через три месяца лечения мальчик развил в себе альтернативное видение, т. е. внутреннее видение (совершенно аналогично тому, что человек видит глазами). В нем появилось непреодолимое желание победить слепоту, он поставил перед собой задачу полностью восстановить зрение без операционного метода.

Пройдя три ступени обучения, мальчик стал обучаться по медицинской программе и изучать физиологию и анатомию человека. Это сильно помогло ему в лечении.

«Когда я работаю над своими глазами, я создаю некий спутник. Проникаю в него и оттуда вижу строение своего глаза. На левой части моего „внутреннего монитора“ находится левый глаз, на правой – правый с катарактой. Там я нахожу нарушения и стараюсь лечить их. Мне удается делать это разными способами. Например: лучами своей энергии, направляя их в больной участок; „наложением“ – это накладка здорового участка, здоровой программы того или иного органа на больной; работа на клеточном уровне, т. е. детальный обзор каждой клетки».

Саша увеличил остроту зрения левого глаза более чем в 20 раз. Правый глаз труднее поддавался лечению из-за катаракты и не выздоровел полностью до сих пор. Однако Саша верит в свои возможности и убежден в том, что и эту проблему он сможет когда-то победить.

И так далее, читатель. Вплоть до того, что некоторые из тех, кто прошел подготовку по методу Бронникова, способны предвидеть ход событий. Пока еще ненамного. На несколько минут. Но и это – великое дело. Зафиксирован и случай, когда ученица Бронникова считывала информацию из мозга другого человека. И даже пустила эту способность в ход на школьном экзамене.

 

ПОДТВЕРЖДЕНО НАУКОЙ

 

Подлинность этих эффектов подтверждается классической наукой. Бронников давно работает с питерским Институтом мозга. Есть отчеты, данные беспристрастных испытаний. Наконец, есть статьи академика Натальи Бехтеревой.

«…Сижу вместе с Ларисой за большим „заседательским“ столом. На мне – подаренное сыном ярко-красное шерстяное мохеровое пончо. „Лариса, какого цвета моя одежда?“ – „Красная, – спокойно отвечает Лариса и на мое ошеломленное молчание начинает сомневаться: – А может быть, синяя?“ Под пончо у меня темно-синее платье. „Да, – говорит далее Лариса, – я еще Не всегда могу четко определить цвет и форму, надо еще потренироваться“. Позади несколько месяцев очень напряженного труда Ларисы и ее учителей – Вячеслава Михайловича Бронникова, его сотрудницы врача Любови Юрьевны и время от времени – красавицы-дочери Бронникова, 22-летней Наташи. Она тоже это умеет… Все они учили Ларису видеть. Я присутствовала почти на каждом сеансе обучения видению абсолютно слепой Ларисы, лишившейся глаз в восьмилетнем возрасте, – а сейчас ей 26! Слепая девочка-девушка адаптировалась к жизни, и, конечно, прежде всего благодаря своему немыслимо заботливому отцу. И потому, что она, наверное, очень старалась, ведь злая судьба, казалось, не оставила ей выбора.

Когда ей рассказали о возможности видеть после специального обучения по методике В.М. Бронникова, ни она, ни мы не представляли себе трудность, трудоемкость учения как плату за желаемый результат.

Какая хорошенькая сейчас Лариса! Как распрямилась, повеселела, как она верит в новое для нее будущее… Даже страшно! Ведь она еще не дошла до того удивительного умения видеть без помощи глаз, которое нам демонстрируют более «старые» ученики Бронникова. Но она уже очень многому научилась, и об этом нужен специальный рассказ», – написала именитая ученая.

Исследования бронниковского метода шли в НИИ традиционных методов лечения и в Институте высшей нервной деятельности и нейрофизиологии. Не утомляя читателя подробностями, скажем: здесь отметили повышение активности правого полушария мозга испытуемых до 80–90 процентов, тогда как в обычном состоянии человек использует его мощность всего на 3–4 процента. (Именно правое полушарие мозга и отвечает за необычные способности человека.) Никаких патологических изменений мозга у людей с «радарным зрением» не отметили, зато выяснили, что у них наблюдаются высокие показатели кратко – и долговременной памяти, более высокий по сравнению с окружающими уровень психической устойчивости. Они более бодры и энергичны на фоне общей массы.

В 1995–1996 годах проверку метода проводили на кафедре глазных болезней Тверского мединститута и на базе многопрофильного санатория «Прометей». В последнем случае занятия велись с тридцатью ребятишками от 7 до 14 лет от роду с самыми разными патологиями – миопией, косоглазием, вторичной глаукомой из-за сахарного диабета. А в институте шла работа со взрослыми диабетиками, больными церебральным параличом, страдающими близорукостью и вегетососудистой дистонией (сужением сосудов). Результаты – самые прекрасные.

Большего пока сказать нельзя – не в том положении находится сегодня наша официальная наука, чтобы вести серьезные фундаментальные исследования метода. Банальная причина – нет денег. Государству подобные знания как будто не нужны. А ведь зря.

 

ПРИШЕСТВИЕ ЛЮДЕНОВ, ИЛИ ЛЮДЕЙ-X

 

При всей важности и милосердности работы со слепыми и больными людьми прежде всего этот метод нужен здоровым. По сути дела, мы столкнулись с превращением обычного «человека разумного» в «человека сознательного». Если говорить языком братьев Стругацких – в людена. А языком современной молодежи – в людей-X.

Этого давно ждали. Одни – с надеждой, другие – со страхом. Представьте себе мир, где священники, судьи, ученые, врачи, следователи и воины наделены подобными способностями. В этом мире невозможна ложь – она тут же разоблачается. Любое преступление раскрывается. Болезни побеждаются безо всяких лекарств. Представьте себе страну, которая первой стала воспитывать X-людей тысячами, десятками тысяч, где первые «люди сознательные» берутся готовить себе подобных. И вот в мир приходит новая раса.

Представьте себе, как X-брокер приходит на биржу. Обладая способностью предвидеть ход событий, он из ста тысяч долларов может сделать миллион в первый же день. X-человек в кабине истребителя станет асом из асов, безо всякой электроники творя чудеса. X-ученый совершит потрясающие открытия. X-изобретатель даст миру технику, которая кардинально изменит ход человеческой истории. X-политик развяжет самые головоломные узлы мировой политики. Тот, кто первым получит племя людей-X в своей стране, выиграет наступивший век.

Те, кто многого достиг по методу Бронникова, говорили нам: обретая сверхспособности, становишься мудрее и добрее. Осознание силы вызывает потребность поделиться ею с другими. Потому что, помогая другим, помогаешь и себе. Уходят прочь низкие страсти. Хочется творить, а не отбирать блага у других. Это действительно совсем иное состояние души. Может быть, в этом – наше вознаграждение за все страшные потери XX века.

Но только никто там, на российских «верхах», замечать этого не желает. Там заняты совсем иными делами. И – будем реалистами – никогда по своей воле и не заметят. Потому что развитие такой технологии и появление человека нового типа становится смертельной угрозой всему укладу жизни российского чиновничества. Потому что X-человека нельзя обмануть дешевым PR, дебильной рекламой или политическими манипуляциями. Потому что новая раса может серьезно потеснить старую медицину химии и скальпеля, которые требуют закупки гор дорогих импортных лекарств. Потому что сами люди-X составят сильнейшую конкуренцию прежним «новым русским» на экономическом поле.

 

САМОРАСПРОСТРАНЕНИЕ

 

 

Все идет через адептов «метода Бронникова». Они сами образуют свою субкультуру, свои сети приверженцев, школ и кружков.

Бронников поступил мудро, щедро поделившись своим методом с учениками и сподвижниками. А среди них есть люди, которые уже прошли школу рынка, которые знают, как упаковывать необычные методы в современные, привлекательные «обертки». Они прекрасно представляют себе то, что нужно самим идти к потребителям, искать деньги там, где их много. И вот создаются фирмы в Европе, ведутся деловые переговоры в Америке и Азии. Учитываются особенности косной и тупой российской бюрократии, которая привыкла молиться на все иностранное. Если метод завоюет признание на богатом Западе, то он не только обретет ресурсы для развития, но с триумфом вернется в Россию. Уже готова программа «Альтернативное зрение. Развитие навыков видения без помощи глаз», самим Бронниковым, например, готовится «Технология делового успеха». Один из таких «прагматиков» рассказал нам о том, что некие деловые круги выказали готовность вкладывать серьезные деньги в проект по подготовке биржевого спекулянта с даром предвидения ситуации. Комментарии, как говорится, излишни…»

(Из работ автора книги, 2002 г.)

 

 

* * *

 

Я специально привел здесь эти четыре отрывка, читатель, чтобы показать: технологическая революция служит одним из самых важных ключей к нашей победе. Это посильнее всякой политики будет. Стоит нам обратить пытливый взор в глубь собственной страны и наконец заметить необычные изобретения у себя дома – и при умелой политике Россия обретет невиданную силу.

Наша смерть отступает: больше не нужно искать триллион долларов на модернизацию страны – потому что необычные технологии (которые мы в «Третьем проекте» называем «закрывающими», восстанавливающими и миростроительными) недороги. Они уничтожают власть денег, вырывая русских из ловушек Вечного рейха. Они позволяют нам наплевать на слишком трудные природно-географические условия страны, навсегда победив их. Они дают нам первостатейные экспортные товары, аналогов которым в мире нет и которые мы сможем продавать с наценкой в сотни процентов. Они освобождают огромные ресурсы в экономике, позволяя русским бросить больше сил на постройку воздушного флота или на космическую экспансию. Наконец, эти технологии окончательно уничтожают мир, созданный Вечным рейхом.

Вы только представьте себе страну, в которой миллионы людей освобождены от необходимости вкалывать в поте лица лишь для того, чтобы оплатить громадные счета за тепло и электричество. В этой стране не надо вкладывать миллиарды долларов в новые нефтепромыслы, потому что ей не нужно больше столько мазута или солярки. Эта страна умеет обходиться без миллионов тонн химических удобрений и при этом получать прекрасные, экологически чистые урожаи, навсегда разорвав зависимость от импортного продовольствия. Жители этой страны живут в прекрасных трехэтажных особняках, которые возводятся за считанные часы.

Я вижу новую страну, в которой предприниматели и финансисты фантастически успешны, пожиная на мировых рынках немыслимые прибыли. И в эту страну бегут, словно в гостеприимную гавань, все непризнанные гении мира, неся с собой самые смелые изобретения.

И что же в итоге? Подумайте сами, читатель: если народу не нужно тратить столько сил и денег на то, чтобы прокормить и обогреть себя, чтобы вырвать энергоносители из-под вечной мерзлоты, – то начнется развитие совершенно новых отраслей производства-творчества. Господи, неужели еще недавно в отчаянии мы кусали локти, не зная, где взять деньги на космическую технику, на перевооружение своей армии, на поддержку передовых научных разработок и университетов, на поощрение рождаемости и еще сотни неотложных нужд? Теперь этих проблем нет. Нам хватает на все.

И происходит уже качественный скачок…

 

ГЛАВА 14

Звездный марш

 

…Подполковник Пугачев, отделенный от космической пустоты бронестеклом кабины, играл струями двигателей ориентации, сближаясь с американским орбитальным аппаратом метеоразведки. Он не собирался его сбивать – задание предусматривало только пролет «впритирку». Как хорошее доказательство того, что у русских есть свои воздушно-космические асы. «Молния», будучи дешевым авиакосмопланом, сама могла выводить на орбиту мирные грузы. Но в военном варианте несла пушку и ракеты в особом контейнере. Русский пилот сумел нагнать блестящий цилиндр американского аппарата и, «завалив» свой корабль на одно крыло, прошел мимо в двадцати метрах. Теперь оставалась вторая часть задания: войти в атмосферу и имитировать атаку наземного объекта.

«Молния» погрузилась в воздушный океан над южным Причерноморьем. На высоте 25 километров она превратилась в боевой самолет. Поймав в радиоприцел старый тральщик, выведенный из Севастополя в море, она выпустила в него крылатую ракету. Развернувшись, «Молния» Пугачевапошла на аэродром в Ахтубинске. Не обладая мотором, русский космоплан только на инерции своей способен пролететь две с половиной тысячи километров – как скоростной планер…

 

* * *

 

– Это серьезный вызов, сэр! – слова помощника по национальной безопасности долетали до мозга президента США как сквозь легкий туман.

Он давно все знал и так. Запустив свой космоплан, русские сделали сильный ход. Они фактически закрывают старую, одноразово-ракетную космонавтику. Их новой системе не нужны дорогие космодромы и огромные поля отчуждения. Самолет-носитель с заправленной системой может прибыть в любую удобную точку запуска над морем или океаном. Русские сбросили цену запуска до двух тысяч долларов за килограмм полезной нагрузки, и никакой американский «челнок» не в силах соперничать с ними. У него-то цена вывода – 18 тысяч долларов за кило. Русские прекрасно поняли: мир стоит на пороге взрывного расширения космического рынка, десятки стран и сотни фирм желают запускать свои спутники – но сдерживают их высокие цены запусков. Теперь этот барьер пал.

Проклятие! Один и тот же русский космоплан «Молния» может служить и коммерческим извозчиком, и стаскивать старые спутники с орбиты для ремонта. И те же аппараты с минимальным переоснащением становятся стратегическими разведчиками, истребителями чужих космических аппаратов, штурмовиками-бомбардировщиками, способными нанести страшный точечный удар по самой защищенной цели в любой точке мира. Даже американское морское господство теперь уже не то: русские способны уничтожить любой авианосец атакой из космоса. И при этом, черт подери, их аппараты неуязвимы для зенитных ракет или истребителей США! Они нашли достойный ответ на американскую программу космической противоракетной обороны.

Но, боже праведный, – откуда у них взялись деньги?

– Сэр?

– Продолжайте, Левин… Я весь – внимание…

– По данным из русской открытой печати, Москва намерена сформировать международный консорциум для использования своих легких многоразовых систем. В него могут войти европейцы, у которых нет своих космодромов и для которых русская система воздушного старта – это спасение. В него приглашены и крупные арабские страны. Все это позволит русским наладить на этом очень большой бизнес. Он окупится уже при темпах запуска в двадцать выводов в год. Русские здорово используют антиамериканские настроения в мире…

Президент США с хрустом сцепил пальцы в замок…

 

* * *

 

В салоне огромного президентского «Ил-96», летящего в заоблачной морозной выси, Верховный правитель России предавался своим размышлениям. Первый всечеловек, человек-X на троне огромной страны, сегодня он одержал великую победу.

Россия снова вырвалась вперед. Космическая авиация – это то, чего нет ни у кого в мире. Теперь снова заживут полноценной жизнью центры высоких технологий, и рабочие места получат сотни тысяч людей. Россия станет соучредителем десятков спутниковых фирм, развернет свою систему «Ростелесат». Нация уже воспрянула и обрела веру в свою способность творить чудеса.

Он торжествующе улыбнулся. Комбинация была беспрецедентной. И вовсе не космическая техника стала в ней главным козырем. Сколько на это потребовалось? Да, миллиарды долларов. И где же русские их взяли? С американского финансового рынка.

С чего все началось? Всего лишь пять лет назад, с уже успевшей пожелтеть записки, озаглавленной просто и загадочно: «Проект-96».

Как она там начиналась? Вспомнились первые строчки плана:

«Человек в своей деятельности использует пока четыре процента клеток мозга (установленный наукой факт).

Через пять-семь лет подавляющая часть производственного потенциала российской промышленности (прежде всего ее высокотехнологический сектор) придет в негодность. И мы увидим страну-банкрота, продукция которой никому не нужна, а оборудование – годится лишь на свалку. Останутся только газ и нефть. Да и то вопрос – у кого останутся. Для технического переоснащения российской промышленности потребуются сотни миллиардов долларов, которых стране никто не даст.

Но выход из этой безвыходной ситуации тем не менее есть. Наибольшие прибыли, объемы капитализации и темпы наращивания денежных потоков характерны сегодня (и тем более завтра) для так называемой новой экономики: информационной индустрии, телекоммуникаций, Internet – бизнеса, высоких технологий, экономики зрелищ и тому подобного. Именно сюда все больше сверхдоходов перемещается из традиционной экономики, именно тут наблюдается взрывное формирование капиталов. Из ста самых богатых людей планеты 78 принадлежат к новой экономике. Из списка трехсот самых динамичных компании США 282 относятся к новой экономике.

Россия, имея все необходимое для успехов в новой экономике, по сути дела, еще не приступала к серьезной коммерциализации своего научного и культурного потенциала. Бизнес продолжает сосредоточивать активность на менее прибыльных, но более привычных отраслях традиционной экономики, пытаясь максимально использовать напоследок деградирующий производственный потенциал. Наш бизнес туп и лишен фантазии.

В связи с этим три года назад нами начат «Проект-96» – отбор наиболее интересных разработок в прорывных отраслях новой экономики, доведение их до потребительской стадии с последующей коммерциализацией и капитализацией. Сегодня можно подвести промежуточные итоги и определить конкретные задачи на ближайшую перспективу…»

То, чего не могли понять ограниченные россиянские чиновники, на лету схватил всечеловек, представитель новой расы. Несколько лет назад Верховный сделал ставку на создание «машины богатства» – уникальной компьютерной системы, способной предсказывать колебания на всех финансовых рынках мира. И она появилась. Располагая ею, подконтрольные Москве спекулянты в сотнях фирм успешно играли в финансовые игры по всей планете, и добытые ими деньги по множеству каналов стекались в его, Верховного, руки. Из них и была профинансирована программа многоразовой авиакосмической системы – этот последний шанс русской космонавтики.

Разве это много – четыре миллиарда? Уникальная «машина для производства богатств» принесла нам больше. Намного больше. И запуск космоплана стал лишь первым чудом из длинной вереницы чудес, которые явит миру могучая Новая империя. Подождите: сейчас подоспеет первый выпуск его питомцев, новых вожаков страны – волна самых талантливых и умных всечеловеков. Они уже готовятся там, в густых лесах под Владимиром. А «машина богатства» и дальше продолжит снабжать наши центры будущего все новыми и новыми миллиардами долларов, этими сладкими пенками, снятыми с богатейших рынков планеты…

 

* * *

 

Это – по большей части наша фантазия, читатель. Но и строки письма о «Проекте-96», и машина для производства богатств, читатель, – вовсе не фантастика. У нас есть такая технология, такой сплав «хай тек» и «хай хьюм», которому нет аналогов нигде в нашем мире. И называется все это действительно «Проектом-96»…

 

* * *

 

Знаете, читатель, какова самая заветная, самая сокровенная мечта любого финансиста? Знать будущее. Знать, сколько будут стоить акций, скажем, «Майкрософт» или «Оракл» завтра и послезавтра, как качнется курс той или иной валюты, тех или других облигаций на рынке. Ведь, обладая таким знанием, можно сказочно разбогатеть. Купи сегодня бумаги одной корпорации, которые стоят 10 долларов за штуку, – и продай завтра, твердо зная, что они подскочат в цене до пятнадцати.

Таким точным знанием сейчас не владеет никто. Даже «новая ракетная наука» Запада, предсказывающая колебания на фондовых рынках с помощью методов синергетики и знания динамики хаотических процессов, все-таки дает лишь приблизительные данные. Пожалуй, только высшие иерархи метагрупп Вечного рейха могут этим похвалиться, поскольку сами управляют будущим, определяя судьбу ценных бумаг и курсов валют.

Но кто предскажет действия самих верхушек метагрупп? Если такая информационная технология появится, то сразу же станет волшебством наших дней, позволяющим разделаться со всевластием новых кочевников.

Такое магическое средство тем не менее создается у нас, в России. Да-да, тот самый «Проект-96»…

 

* * *

 

Нет ничего более доходного, чем программы, которые позволяют резко повысить прибыльность торговли на фондовом и финансовом рынках.

Они – вожделенный предмет финансового шпионажа крупнейших инвестиционных институтов.

Огромный интерес представляет и рынок массовых финансовых программ. Платежеспособный спрос на них за рубежом практически безграничен. Только в США в 1999 году и только индивидуальным инвесторам было продано программных продуктов для финансового рынка на 1,7 миллиарда долларов.

В дни нынешние решающую роль для разработки финансового программного обеспечения играет уровень математики. Как известно, советская математическая школа признана лучшей в мире, особенно в области нелинейной динамики, которая наиболее интересна для финансового моделирования. Итак, что мы имеем?

1. Русская универсальная торговая система «Форекс». Совершенно законченный программный продукт, созданный на основе оригинальной математики, синтезирующей динамическую модель неравновесных процессов с программированием на основе нейронных сетей.

Полгода она испытывалась в режиме реального времени. Ежемесячные показатели доходности – в зависимости от выбранной стратегии – составили от 30 до 90 процентов.

Она не должна коммерциализироваться через продажу программного продукта. Ее секрет во что бы то ни стало должен остаться у России.

2. Компьютерная торговая фондовая система (КФТС). Ее делал один из ведущих русских гениев в области физики (фамилию мы по понятным причинам опускаем).

Успех – налицо. Бета-версия КФТС уже с высокой степенью вероятности позволяет прогнозировать крахи рынка либо резкое падение акций компаний. Целый год система показывала очень хорошие результаты в прогнозировании американского индекса NASDAQ) (индекс акций высокотехнологических компаний).

3. Автоматическая система управления трейдом (АСУТ), созданная в лаборатории одного из академических институтов.

Русские сумели использовать оригинальные алгоритмы для определения моментов изменения смены тенденций финансовых индексов и принятия на этой основе решений о входах и выходах из сделок на куплю-продажу. Говоря проще, с ее помощью вы знаете, куда вложить свои деньги и когда их срочно вывести, оставшись при этом с прибылью. Можно сказать, что это – воплощенная мечта любого спекулянта, игрока на финансовых рынках мира.

Испытания системы на российском фондовом рынке в 1997–2000 годах тоже показали ее высокую эффективность. В 2000 году система была опробована для европейского и американского фондового рынка «голубых фишек» (компаний, чьими акциями в основном торгуют на Нью-Йоркской фондовой бирже и других ведущих биржах планеты). И здесь она подтвердила свою работоспособность!

4. Система «Фортел Трейд» – разработка для игры на фьючерсных рынках индексов и ценных бумаг. Делали ее на основе специальных алгоритмов самообучения самых передовых компьютерных технологий – нейронных сетей.

Она тоже выдержала проверку на американском и российском фондовом рынках. С 1998 по 2000 год при торговле на фьючерс индекса S and P-500 «Фортел Трейд» устойчиво давала 20 процентов среднемесячной доходности. Программа имеет зарубежные аналоги, но показывает лучшие результаты за счет использования более совершенных алгоритмов обучения нейропрограмм.

 

* * *

 

Идут еще более впечатляющие работы – по созданию комплексной прогнозно-торговой системы для финансовых рынков мира (КПТС), которая синтезирует все четыре предыдущие системы.

Предварительный анализ подтверждает: они взаимно дополняют друг друга, вполне совместимы и поддаются интеграции в рамках единой прогнозно-аналитической и торговой системы. Сей комплекс, будучи скрещен со специальными системами анализа новостей и информации, по своим математическим основаниям, методическим подходам и программным решениям не будет в ближайшие годы иметь конкурентов на рынке программных финансовых инструментов.

Ни одного конкурента!

Заметим, читатель, что на доведение всех этих чудесных программных комплексов до ума потребовалась сумма и вовсе смешная. Но тот, кто получит это оружие финансовой инженерии, сможет стать богатейшим человеком мира. Однако и это еще не все…

 

* * *

 

Но есть технологии и более высокой ступени – ситуационные центры.

Это – уже комплексы прогнозно-аналитических программ, сведенные в так называемые ситуационные, или проблемные, центры. И здесь у русских открываются захватывающие дух перспективы. Ведь, по мнению ведущих мировых авторитетов, наша наука занимает первоклассные, зачастую – приоритетные позиции как раз в тех сферах, которые наиболее важны для создания проблемных центров. Мы крайне сильны в деле создания интеллектуальных программ, в нелинейной математике, когнитивной психологии и системном анализе.

Мы знаем о том, что рынок нуждается в недорогом и эффективном проблемном центре, позволяющем анализировать и прогнозировать реальные ситуации в реальном времени. В центре, удобном для конечного пользователя, который имеет широкие возможности для дальнейшего наращивания и развития. Такой идеальный центр должен быть совместим с основными информационными потоками, системами управления производством, базами данных и знаний.

В 1998 году в России были спроектированы требования к проблемному центру нового поколения – PSNG, его основные функции и составные части. За это время уже учтены все российские программные продукты и группы их разработчиков и среди них выделены те, которые превосходят зарубежные аналоги или вообще не имеют конкурентов. Те, что могут быть использованы как составные части PSNG – после соответствующей доработки и системной интеграции. Параллельно очерчен круг тех команд профессионалов, которые успешно работают в таких областях, как кризисное управление, концептуальное проектирование и организационное оружие, рефлексивное управление. Теперь проводится технологизация приемов и методик их работы, перевод их в программную форму.

Главное – удалось разработать принципиально новую программную архитектуру проблемного центра, базирующуюся на системе моделей, составляющих ноу-хау системы. Именно они обеспечивают ее высокую эффективность и удобство для пользователя.

Идет работа по доводке блока системного конфликт-анализа и превентивного прогнозирования – сердцевины русского ситуационного суперцентра PSNG.

Наши уже приступили к обеспечению системной интеграции составных частей в единый программно-аппаратный комплекс на базе новой программной архитектуры. Самые передовые подходы в деле управления, планирования и организации дорабатываются и технологизируются поистине стахановскими темпами. Благодаря этим подходам решение, принятое в центре после анализа и прогноза, превратится в систему интерактивных, динамично изменяющихся планов и программ. Они учтут и нестабильность среды, и противодействие противника, и меры по безусловному выполнению плана. При этом наши разработчики делают все ради обеспечения способности PSNG использовать все богатство информационных возможностей, предоставляемых мировой сетью Интернет, средствами массовой информации, открытыми и закрытыми базами данных. Причем, дорогой читатель, обязательно в виде, удобном для пользователя, настроенном под его индивидуальные задачи.

 

* * *

 

Друзья! Здесь мы говорим о совершенно реальных проектах и только о реальных людях. Ничего вымышленного здесь просто нет.

А потому, читатель, мы призываем вас включить свое воображение и логическое мышление. То, что мы описали, и есть машина для производства чистого богатства. Стоит лишь скрестить все эти комплексы с возможностями более-менее крупного банка. Вы представляете себе, какие возможности открываются перед финансистом, который знает, что будет с рынками всего мира завтра и послезавтра? Если он знает, что завтра курс вот тех акций пойдет вверх, а вот тех – упадет? Если он осведомлен о том, как изменится курс валют планеты? Такой финансист способен стать новым Крезом, Рокфеллером или Морганом, и все нынешние олигархи окажутся сопливыми малышами по сравнению с ним. Возитесь, убогие, со своими нефтескважинами и рудниками. Но это – пока частный проект. А что будет, если соединить его мощь с возможностями умного государства? Это, друзья, сродни получению колоссальной энергии ядерной реакции. Например, с помощью волшебной техники можно было те 10 миллиардов долларов дополнительных доходов, которые Россия получила от роста мировых цен на нефть в 2000 году, превратить с 20 миллиардов долларов в тридцать миллиардов. В сорок, если хотите. То есть получить фактически еще один бюджет страны, неподконтрольный никакому МВФ или Мировому банку, бюджет, которого как бы нет. При этом не надо насиловать русских новыми налогами, не надо продавать за рубеж ни одного грамма нефти, ни «глотка» природного газа сверх прежнего.

Россия получает в таком случае громадные доходы, пользуясь практически чистым интеллектом, перехватывая «денежную трубу» у Америки и загибая ее горловину себе в карман. Теките, деньги, к нам, а не бегите от нас.

Благодаря своим чудо-комплексам русские способны основать собственные транснациональные финансовые корпорации с высокой прибыльностью операций. Если они пообещают прибыль на вложенные деньги на несколько процентов выше, чем все остальные, – к ним хлынут деньги массы западных вкладчиков, «новых русских», арабских шейхов, колумбийских «братанов»…

Сегодня мир разделен на высших и низших. Высшие – это неокочевники, финансовые спекулянты, сидящие на своих заоблачных островах «боги». Они с усмешкой глядят вниз, на землю, где на рудниках и заводах копошатся низшие. Те, кто рвет жилы за 10 процентов прибыльности в год. В любой момент «божества» могут спуститься вниз и взять у подчиненных туземцев все самое лучшее за любые деньги. Это туземцам кажется, будто их блага очень дороги. Неокочевнику, который делает 10 процентов прибыли за час-другой, все это – грязь под ногами.

С помощью «Проекта-96» русский бизнес способен вторгнуться в эти заоблачные выси, свергнув старых «богов», захватив их трон! Пусть сегодня у наших денег намного меньше, чем у американцев. Но у нас есть свое финансовое чудо-оружие. Захватив огромный кусок мировых виртуальных финансов, русские могут направить их в развитие невиданной техники, космическую экспансию, в создание центров развития расы людей нового типа и экономики будущего! Наш бизнес сейчас имеет необходимый стартовый капитал в десятки миллиардов долларов, которые пока вложены во всякую западную чепуху.

Описанные нами комплексы дают русским выигрыш в самом ценном, что есть на сегодня, – во времени. Благодаря им наша реакция на события в мировой экономике становится молниеносной и опережающей. Легко представить себе, какие возможности в схватке за контроль над планетарными финансовыми потоками захватят русские, если посадят за пульты таких виртуальных машин не простых смертных, а уже всечеловеков с их сказочными способностями, невероятно обостренным интеллектом, возможностями невиданно мобилизовать все резервы своего организма! Да они сомнут и западников, и Вечный рейх!

 

* * *

 

Картина на экране завораживала. Казалось, мы летим на самолете над виртуальной местностью. Вот горы и ущелья, вот – кручи самых больших вершин. Вот – зелень долин. Мелькает координатная сетка и цифры высот. Это Кавказ.

В любой момент мы можем «приземлиться» и увидеть картину окружающей местности. С любой точки зрения – экологической и растительной, промышленной и охотничьей. Как по мановению волшебной палочки, мы можем заглянуть в глубь земной коры, увидев то, что таится в ней.

Мы переваливаем через гребни хребта, и впереди открывается морская гладь. Каспий. Мы пролетаем над его водами, которые становятся совершенно прозрачными. Глаз выхватывает дно, уступами уходящее в пучину. Мы можем нырнуть туда, познакомившись с течениями и рыбами, увидеть зоны смещений земной коры, месторождения нефти и газа.

Все это – уникальная интеллектуальная система управления территориями, которая сегодня работает в фирме «РНГС-инжиниринг», дочерней компании русского «Роснефтегазстроя». На конференции по проблемам Каспия, прошедшей в мае 2001 года в Астрахани, она произвела эффект разорвавшейся бомбы.

Принцип системы прост – в компьютер закладывается огромный объем информации о том или ином регионе. Все: космические съемки, геодезические исследования, данные геологов и сейсмологов, экологов, биология, градостроительные планы, гидрология, промеры глубин – вплоть до информации охотоведов или демографов. Все эти данные постоянно обновляются. В результате получается «виртуальный мир», над которым можно летать или же ходить по нему. Этот «мир» имеет около сотни слоев информации. Хочешь – и перед тобой ляжет только геологическая карта местности. Пожелаешь – и увидишь карту природную. Или климатическую. Или историческую. Или этнографическую с расселением разных народов.

Хочешь – и увидишь то, как изменялась эта местность в веках, как ее сотрясали, скажем, землетрясения, как наступали и уходили обратно воды морские, изменяя береговую линию.

Можно спрогнозировать сейсмическую активность, например, на трассе будущего нефте – или газопровода. Или, скажем, выбрать удобное место для строительства порта, смоделировав его воздействие на окружающую среду. Можно заранее проиграть варианты промышленных катастроф, загодя составив планы для спасателей, наметив пути эвакуации людей.

«Роснефтегазстрой-инжиниринг». Зияутдин Исаев доволен: деньги вложены не напрасно. Применение системы уже позволяет прокладывать оптимальные трассы будущих трубопроводов, экономя на многолетних горно-геологических экспедициях «в поле», которые стоят десятки миллионов долларов. Процесс проектировки сжимается до нескольких месяцев, появляется возможность обходиться малым.

«Это – настоящая система устойчивого развития регионов, – горячо убеждает нас Исаев. – Мы уже применяем в Ямало-Ненецком автономном округе, где надо разрабатывать недра на полусотне месторождений и тянуть „нитки“ труб в хрупкой природной среде тундры. Мы предложили использовать наши кибернетические системы для управления работами на Каспии и в Восточной Сибири. В последнем случае речь идет о строительстве трубопроводов из России в Китай…»

 

* * *

 

Кто же сотворил сие чудо? Светлана Прокопчина, вышедшая из Ленинградского электротехнического института, советская ученая, одна из немногих специалистов по искусственному интеллекту в нашей стране. И ее товарищи из системы Академии наук. Составив сильную группу и, не надеясь на вороватое и бессильное государство 1990-х, они создали Центр интеллектуальных систем. А потом – образовали совместное с «Роснефтегазстроем» дело. Наш крупный бизнес оказался намного умнее и дальновиднее чиновничества.

Элегантная, аристократически утонченная петербурженка, Прокопчина говорит увлеченно, с горящими глазами. Можно соединять узлы такой системы через Интернет, охватывая всю страну. Уже проведены успешные испытания в 27 регионах страны.

Вот только пока никто, кроме бизнеса, такую систему замечать не хочет.

Но это ключ к устойчивому развитию, к новой экономике, в которой человек не тратит зря силы и средства, богатеет и при этом щадит природу, избегает техногенных катастроф. Для России с ее избитой, истерзанной экономикой, с ее мизерным бюджетом и нехваткой средств на реконструкцию производства такая система – это дар божий, который позволяет истратить каждый рубль, каждую тонну металла или горючего с наибольшим эффектом.

Иными словами, это – экономическое «высокоточное оружие», благодаря которому мы сможем завтра тратить только миллионы рублей там, где сегодня из-за информационного хаоса, плохого прогноза и ведомственной разобщенности Россия теряет миллиарды. Это – ключ к новой плановой экономике, которая будет отличаться от брежневской так же, как компьютер отличается от первобытного кремневого рубила. Это – тончайший скальпель, а не плотницкий топор, коим привыкли махать наши младо – и старореформаторы, доведшие страну до чудовищного унижения.

И это же – огромное подспорье для новой, умной власти, буде она появится. Имея систему, любой президент, полпред, мэр или губернатор избавляется от лукавства советников и «специалистов», от многочасовых одуряющих заседаний – и может сам инспектировать подопечные территории, просматривая их буквально насквозь. Производительность власти резко поднимается.

Но то же самое нужно и банкирам, и транспортникам, и руководителям крупных заводов…

Когда систему показывали в Иране, тамошние чиновники и бизнесмены только языками цокали… И все спрашивали: а чего в Кремле такую систему не используют?

 

* * *

 

Между тем развитие этого направления сулит России прорыв и в области оборонной безопасности. Система-то носит явно двойной характер, без труда облачаясь и в военную форму.

Побывайте в штабах частей, воюющих в Чечне с сепаратистами. Не хватает карт, читать которые к тому же крайне утомительно. Операции приходится планировать на громоздких «песочницах» – больших макетах местности. Офицеры, попадающие сюда, плохо знают местность. Сколько случаев блужданий частей мы видели и на прошлой, и на этой войне! Сколько наших солдат погибло из-за этого.

А тут – отличная оперативная система. Планирование операций, построение маршрутов выдвижения – пожалуйста. Подготовка групп спецназа перед заданиями – с монитором и джойстиком. Тут же можно готовить пилотов штурмовой авиации и вертолетчиков, планировать удары высокой точности. Все данные разведки можно быстро вводить в память системы, сразу же моделируя операции против баз боевиков. Забыл, какой тейп живет вон в том селе? Щелкни мышкой.

Такие же системы сгодятся для подводников и моряков надводного флота, ракетчиков, экипажей стратегической авиации, для ФСБ и Главного разведуправления Генштаба.

Были б воля и разум, чтобы использовать такие возможности…

 

* * *

 

«Три проекта, три грандиозных замысла осуществляются один за другим полтысячи лет на „континенте Россия“. „Белый проект“, создание великой империи, великого Белого Царства, Белого Храма. Он осуществился и рухнул в начале века, породив бессчетное множество отвратительных уродцев и карликов, или, говоря твоими образами, – вампиров, кровососов, всю жуть, скопившуюся в подземельях Белого Храма. Казалось, Россия кончилась. Но тут же из праха поднялся „Красный проект“, создано Красное царство, Красный Храм. Карликов и уродцев вновь прогнали в подклеть, в преисподнюю, туда, где им надлежит обитать. Весь нынешний век, меняя мир, спасая его от мрака и мерзости, осуществлялся „Красный проект“. Он рухнул на наших глазах, и вновь из подклети появились уродцы и карлики, яйценогие и глазохвостые, как ты их называешь. Расползлись, расплодились во всех уголках России.

Но, еще невидимый, необнаруженный, обозначился третий, «Золотой проект». Мы, действуя тайно, скопили огромные силы, огромные возможности, строим Золотую Россию. Возвращаем ее в мир, который ее ненавидит, но без которой мир невозможен. Всю нечисть, всех червяков и улиток, всех жучков и кусающий гнус мы снова загоним в подклеть, под плиту, в преисподнюю, где им надлежит обитать. Мы строим третий проект – «Золотая Россия»!..»

 

…Пожилой человек закончил чтение вслух, внимательно воззрившись на своего молодого собеседника. Своими льняными одеждами, ниспадающими вниз складками, они напоминали монахов. Те же бритые наголо головы, те же четки в руках. Вот только обширная светлая зала, в которой они восседали в удобных, черной кожи, креслах, так похожих на сиденья звездолетчиков, совершенно не напоминала покои тибетской обители. Она словно сошла с экрана старого фильма «Туманность Андромеды», из кадра, который изображал рубку межзвездного корабля. Хозяин этого большого дома явно страдал приверженностью к эстетике мечтательных, порывистых 1960-х. Стены, отделанные светлыми панелями. Безупречно чистый, кондиционированный воздух. Огромный овальный экран с перекрестьем «прицела», консоли с приборами и компьютерами.

– Что это вы прочли, государь? Узнаю руку неистового Проханова…

– Ты прав, мой друг. Это – его роман «Красно-коричневый» 1999 года. Вот эти поразительные слова и стали моим проектом. Хотя он и вложил их в уста демонической, черной личности. Но я подумал: пусть даже это говорит демон – замысел красив…

– Это роман о трагедии октября 1993-го? Как странно, государь. Тогда я был совсем мальчишкой, который строил баррикады вокруг Дома советов в Москве и потом вжимался в землю, плача от бессилия, спасаясь от пуль ельцинских карателей. А вы были уже главой банка…

– Тебе ли говорить о том, что умному человеку были одинаково омерзительны вожди обоих лагерей? – Государь усмехнулся.

– Вы начали «Проект-96» уже тогда?

– Чуть позже. Но замысел созрел именно в тот год. Ни те ни другие вожди не могли дать стране Будущее.

Государь замолчал, вспоминая. Проект развертывался шаг за шагом. В практически безнадежной стране возникло объединение инвесторов в следующую эпоху. В противовес Союзу промышленников и предпринимателей Аркадия Вольского, занятого дымяще-сырьевой, нефтяной и металлургической экономикой пещерного века, он создал Братство инноваторов, тех, кто ставил на фантастику.

А потом были удачные, выверенные действия. Деньги приносили растущее влияние. Огромный экспортный консорциум. Они смогли профинансировать поставку первых авиалайнеров «Ил-96-300» в Индию и Иран, потеснив на мировом рынке всесильные «Боинг» с «Эрбасом», предложив самолеты по модели западного лизинга. Фирмы Туполева и Ильюшина слились под эгидой новой силы. И вот уже отомкнулись двери рынков Китая, Малайзии, Индонезии…

Незримая, скрытая корпорация опутывала своими связями всю страну, всю планету, добывая с Запада и Востока нужные средства. Неутомимо работали финансовые и ситуационные системы «Проекта-96». Удачные оружейные сделки с Китаем и странами Персидского залива, свершившиеся из-за кредитов Братства, открыли путь его людям в правительство. Всего за два оборота Земли вокруг Солнца они выстроили новую компьютерную корпорацию, вынеся производство супермашины «Эльбрус» в Юго-Восточную Азию.

Братство увеличивалось и разрасталось. У него появлялись свои сборочные заводы в азиатско-тихоокеанских странах, свои финансовые структуры в Европе и Новом Свете. Его банки стали всего лишь маленькой, открытой частью русской Метагруппы. Они стали партнерами ядерной промышленности, кредитуя строительство ядерных энергоблоков в юго-западном Иране, в Индостане и в Синде. Взять под финансовый контроль после этого поставки ядерного топлива за рубеж оставалось делом техники.

Наступившая после 2003 года агония старой советской промышленности стала временем триумфа будущего государя. Пока старые олигархи не знали, как дешевле построить новые предприятия взамен развалившихся, Братство вышло на рынок со своими «закрывающими» технологиями, с изящными, чистыми установками. Конкурс за конкурсом, которые объявлялись растерянным правительством, выигрывали Братья – невероятно богатые, обладающие технологиями, которых не имел никто в мире…

А потом был триумф «Молнии», новой космонавтики, проекты которой считались безнадежными.

– Мне многое надо рассказать тебе… – Государь потянулся к консоли. – Но сначала давай посмотрим, что делается у нас в Приморье.

Экран на стене озарился, и на нем возникла громадная виртуальная карта империи, завораживающая своей рельефностью. Они «полетели» над необъятной страной…

 

* * *

 

Это, читатель, один из ранних вариантов одной из глав нашей книги «Третий проект». И то, что написано о системах предвидения в ней, как вы понимаете, никакая не выдумка. Бумага с описанием «Проекта-96» угодила даже ближнему окружению Путина в 2000-м, полном надежд году.

Но пусть сей отрывок будет иллюстрацией возможностей, которые способна открыть технологическая революция, революция Нейромира.

Если мы будем достаточно умны, то с помощью таких технологий можно горы свернуть. Если жить представлениями уходящей эпохи, то слова «восстановление страны» вызывают тоску и какой-то ступор. Замордованный годами демократической пропаганды, среднестатистический «расеянин» при этих словах вообразит кадры черно-белой хроники, истощенных людей с лопатами на фоне руин, уставших женщин, серых от недосыпания, издерганных директоров, лозунги на кумачовых транспарантах, скудные продуктовые пайки. Вздрогнет россиянец и подумает: «Ой, лучше уж окружающая Ельциния, только бы не ЭТО! Не хочется больше напрягаться, годами отказывать себе во всем и ходить в ватнике…»

Отбросьте прочь эти штампы. Чудесные технологии нового мира во много раз облегчают задачи нашего возрождения. Уже не нужно такого каторжного труда, таких затрат золота и валюты – ибо технологии нового мира недороги. Они становятся эликсиром силы, они радикально расправляются с проблемой нехватки средств. Более того, они позволяют нам выйти за пределы Росфедерации, создав новую империю, СССР-2…

 

ГЛАВА 15

Параллельное, или тайное государство

 

Наверное, нам, русским, немало сиропит то, что мы привыкли молиться на государство. Оно для нас – все. И именно это становится причиной русских бед.

Дело в том, что (и этому мы посвящаем много места в «Третьем проекте») даже самое хорошее государство не всесильно. Оно по природе своей не умеет заниматься сразу двумя важными делами: поддержанием существующего порядка и развитием. Для первого нужна стабильность и неизменность всего. Для второго – подчас решительная ломка старого. Государство слишком часто делает крен в первое – в ущерб второму. Государство, как ни крути, – это всегда бюрократы, чиновники, по природе своей склонные к косности, к консерватизму. Любой чиновник боится перемен. И это касается и технологий, и социальных новаций.

Нерусские люди выходили из этого положения тем, что создавали нечто помимо государства тайные и закрытые общества. В то время как косное государство занималось поддержанием каждодневного порядка, эти структуры занимались будущим своих народов и цивилизаций, уходили в сферу развития и перемен. Скажем, в Западном мире такую роль играла масонерия, в нынешних США – уже целая закрытая сеть, пришедшая на смену старым масонам. Именно эти структуры за спиной государства позволяли обойти косную бюрократию и добиваться прорывов вроде Манхэттенского атомного проекта. (Если бы атомщики тогда пошли по линии государства, то атомной бомбы не было б и по сию пору.)

Если посмотреть на китайскую цивилизацию, то и там мы увидим сильные негосударственные структуры. Китай давно стал сочетанием бюрократии и тайных обществ.

 

* * *

 

А вот нам не везет. У нас все поглотило государство и давит любую новацию своей чугунной задницей. Наш народ дал миру огромное число революционных изобретений – но практически все они оказались погубленными государством. И царским, и социалистическим, и нынешним.

Вы полистайте роскошные сталинские (да и более поздние) издания по истории науки и техники. Вы поразитесь тому, какое множество чудес изобретено русскими за последние несколько веков, и все они оказались загубленными родным государством. Талантище восемнадцатого века Кулибин с его прожекторами, самоходными речными судами, велоколяской с маховиком, висячими мостами. Ползунов с его паровой машиной. Блинов, первым в мире построивший гусеничный трактор. Пороховщиков с первым в мире танком. Гаккель, первым на свете построивший аэроплан с обтекаемым фюзеляжем. И, черт возьми, все это осталось без развития, все оказалось воплощено за рубежом!

Нынешнее же государство особо мерзко. Оно представляет собой этакий комитет по разграблению страны, сообщество людей, занятых личным обогащением. Вот уж кому развитие точно ни к чему, так это им. Чудо этому государству ну никак не совершить. Обезьяны-бандерлоги, которые захватили остатки великого города, ни на что иное не способны. Они построили государство, еще более враждебное развитию, чем поздний СССР. Для того чтобы в этом убедиться, достаточно ежевоскресно смотреть телепередачу «Момент истины» г-на Караулова: уж он-то рассказывает тьму-тьмущую историй о том, как наше государство, как чудище обло, озорно и стозевно, губит самые прекрасные разработки отечественной науки, самые конкурентоспособные плоды высоких русских технологий.

Давайте представим себе, что завтра в Москве объявятся изобретатели настоящих, работающих на топливе из воды вечного двигателя и антигравитационного аппарата. Что их ждет? Либо смерть под забором от безнадежности, либо пуля наемного убийцы, либо психиатрическая больница.

Но это еще полбеды. Чиновничество РФ любит жить в условиях хаоса и деградации. Ему нравится ни за что не отвечать, брать взятки, творить произвол и плевать на законы. Сегодняшняя смута стала для него райской эпохой. Такой же райской, как война для могильных червей, которые жиреют на миллионах трупов. А эти двуногие черви едят тело моей страны, жирея на гибели всего самого творческого и созидательного в России. Государственные структуры РФ, подавляющее большинство ее министерств, администраций, ее армия, милиция и прокуратура, ее спецслужбы превратились в нечто, что служит не гражданам, а самим себе. Единственная цель всех этих структур – обогащение их начальства. И эта гнилая масса будет жестоко сопротивляться наведению любого порядка, она саботирует и сорвет усилия самого распрекрасного президента, будь он кристально честен и до мозга костей патриот. И с каждым годом положение в государственном аппарате становится все хуже и хуже. Отбор подлейших из подлых в чиновничий аппарат не прекращается ни на день. Подлое племя пронизывает государственный аппарат тысячами родственно-клановых нитей, и любой начальник-мерзавец рассаживает по теплым местечкам своих чад, родственников и знакомых.

Попытка соорудить авторитарную, якобы сильную власть из такого материала окончится страшным крахом для нашей страны.

 

* * *

 

Честно говоря, для воскрешения России из небытия нужно полностью разогнать старый госаппарат и набирать новый. Новую милицию, новых чиновников, судей и прокуроров. Также, как поступили когда-то большевики, распустив абсолютно безнадежную армию Российской империи и создав вместо нее новую, Красную. Нужна суровая чистка, которая оставит на постах лишь действительно компетентных специалистов.

Но сделать это уже невозможно. Нет больше ни сил, ни времени. Ведь уничтожение нынешнего чиновничества неизбежно породит хотя и временный, но хаос, подорвет стабильность. Нет и здоровой структуры, которая могла бы совершить такое. У большевиков была хотя бы партия нового (на тот момент) типа. Попытка совершить подобное чревата летальным исходом для страны.

 

* * *

 

Вот и вырисовывается перед нами страшный финал путинской эпохи. Что сделал Путин? Он всего лишь стабилизировал положение, законсервировал его. Он породил новый застой, а не развитие. Он не остановил физическое, моральное и интеллектуальное вырождение страны-горемыки. За 1990-е годы мы уничтожили свой экономический потенциал наполовину, тогда как соседний Китай нарастил его на 40 процентов. Сегодня Россия имеет нищий народ, который прозябает на грани физического выживания, и бюджет, размеры которого под стать нищей, третьеразрядной стране. В рамках существующей системы у Путина нет средств ни на реформы, ни на какую-либо внятную политику. Упадут мировые цены на нефть – и конец всем его иллюзорным «успехам». Чтобы выйти из смертельного штопора, нашей стране нужны не 5-10 процентов экономического роста в год, как твердят путинцы, а разы, краты! Нужно откуда-то, словно из ничего, достать триллионы рублей и миллиарды долларов. Новая путинская олигархия оказалась удивительно убогой по всем статьям.

А дальше что? Две трети производственного потенциала страны уже разрушено, и никто не знает, как его восстановить. Система образования вырождается. К 2015 году у нас на четырех работников будет три старика пенсионера. Это уже не диагноз – это уже действительно смертный приговор.

Нам нужно чудо. Но нынешнее государство, этот незаконнорожденный ублюдок 1991 года, на чудо неспособно.

 

* * *

 

Выход напрашивается сам собой: и русским нужно создать нечто сильное помимо государства.

Во – первых, нам нужен аналог китайских триад или масонской сети, и этот аналог в «Третьем проекте» мы назвали Братством. Там же мы развернули целую теорию его трехуровневого сетевого устройства (Община, Корпорация, Дарители). Без такого закрытого (а не тайного) общества русским не выжить и не создать нового мира. Я не буду пускаться в подробный пересказ другой книги, но скажу одно: именно Братство должно своим существованием изменить Россию, став цитаделью и необычных технологий, и центром зарождения человека нового типа, и основой формирования новой русской нации. Братство должно выполнить важную миссию: не вступая в прямое столкновение с новыми кочевниками («добывателями трофеев»), создать такой мир, в котором это сатанинское племя просто не выживет.

Но путь создания Братства за спиной государства не так быстр, как хотелось бы. И потому, как мне кажется, необходим ускоритель процесса. Думаю, что таким ускорителем могло бы стать тайное, параллельное государство во главе с тем из президентов, который действительно пожелает что-то изменить. Волей-неволей делая эту книгу неким путеводителем, скажу, что уже писал на тему второго государства в России в книге «Оседлай молнию!».

 

* * *

 

Суть дела такова: в России должно быть два государства. Одно – легальное, под трехцветным флагом, ни на что не годное и обреченное. Пусть оно работает так, как может, худо-бедно обеспечивая стабильность. Пусть оно будет ширмой для всего мира.

Но за ним должно существовать другое государство – тайное, параллельное. Более компактное, энергичное и решительное, оно займется не повседневной рутиной, а развитием, технологическими и экономическими прорывами, при этом действуя скрытно. Существуя в виде сети разных фирм, банков, фондов и некоммерческих организаций, оно будет невидимым для наших врагов и зарубежных наблюдателей. Оно станет детищем нового, жестокого мира, в котором выживают лишь сильные и где исчезает разница между политикой, экономикой, войной, пропагандой, специальными операциями и научно-техническим прогрессом. В этом скрытом государстве соединятся черты спецслужбы, деловой структуры, тайного общества, сети научно-технических фирм и децентрализованной банковской системы. Здесь будут свои законы и свой суд.

Существование параллельного государства должно стать сильнейшим стимулятором развития России. Эта тайная сеть должна тихо завоевать страну, покончив с новыми кочевниками, которые захватили Россию в 1991-м.

Тайное государство сможет сделать то, что не в состоянии совершить легальное государство. Оно должно взять под контроль те финансовые потоки и богатства, которые идут мимо рук прогнившей россиянской власти. (Как вариант: те богатства, которое бело-сине-красное государство не контролирует по «идейным» соображениям или потому, что этого не велят делать западные покровители наших демократов.)

Это скрытое государство уподобится очень умному и сильному существу среди толпы недоумков.

 

* * *

 

Во – первых, тайное государство способно вобрать в себя самых энергичных людей – и восточных славян, и тюрков, и горцев, и вообще представителей всех народов, где бы они ни жили. Всех их породнит одно: верность идеалу нового мира, Нейромира, равно как и жгучая ненависть к новым кочевникам и мародерам, которые привели к гибели нашу великую страну. Все они объединятся под знаменем общего дела – созданий новой России, новой империи, причем через совершение экономического и технологического чуда на нашей земле.

Стягивая под наши знамена всех несломленных, всех тех, кто умеет творить, изобретать и созидать, кто готов драться за новый мир, тайное государство совершит великий реванш человечества над античеловечеством, империи над Вечным рейхом.

Ничего подобного легальное государство обеспечить не может. Никакой идеи нет ни у него, ни у легальных политических партий РФ (красивые и ничем не подкрепленные слова о «партиях национального успеха» – не в счет).

 

* * *

 

Притягивая к себе творцов и настоящих воинов, параллельное государство добивается еще одного эффекта: оно превращается в новый «социальный лифт».

Для множества нормальных, честных людей сегодня путь в верхи общества закрыт. У них, например, нет богатых отцов или родственников-вельмож. Они живут вне Москвы, которая закрылась от них, словно самодовольная и развратная крепость. Они не умеют лгать и предавать, лизать начальственные зады и терять человеческий облик ради карьеры в аппарате нынешнего государства. Они не могут выдвинуться на почве предпринимательства, потому что теперешней Россиянии не нужны бизнесмены-инноваторы, предприниматели – создатели будущего, подобные Томасу Эдисону или Генри Форду, а все места в торговле и сырьевом бизнесе давно заняты, давно переделены. В нынешней системе так мало возможностей для выдвижения инженеров и ученых.

Но параллельное государство именно для этих открывает новые возможности для роста – причем роста здорового, творческого и созидательного. Из них можно сформировать новую элиту, обойдя клоаку госаппарата и змеиные клубки нынешнего «большого бизнеса».

 

* * *

 

Сетевое устройство параллельного государства, обеспеченное успехами в развитии Интернета, породит еще одно чудо: то, что ячейки новой империи возникнут за пределами нынешней РФ, этого «беловежского обрубка». Люди нового мира, связанные между собой, появятся не только на Украине и в Белоруссии, в Средней Азии и Закавказье – мы сможем закинуть нашу сеть и в Европу, и в Америку. «Грибница» новой империи сразу же станет транснациональной.

Благодаря этому мы втянем в зарождающуюся цивилизацию России Третьего проекта самые лучшие ресурсы планеты и самый отменный человеческий капитал. И одновременно глобальный охват позволит нам охотиться за врагом и его богатствами по всему миру.

Разве способно на это легальное государство Эр-Эф?

 

* * *

 

Тайное государство вернет России утраченную мобилизационную способность.

В свое время СССР мог перебрасывать большие деньги, вырученные от торговли нефтью или газом, металлами и водкой, в отрасли высоких технологий, в отрасли, где куется будущее. Пусть это делалось неумело и непоследовательно – но все было поправимо. Можно было найти более эффективные точки приложения мобилизуемых средств.

Сегодня мобилизационный ген изъят из нашей экономики. В экспорте сырья, в торговле спиртным, в металлургии или импортном бизнесе делаются громадные деньги. Но они не перетекают в высокотехнологичное производство, государство получает от этих денег лишь жалкие крохи. По большей части хозяева сырьевого и водочного бизнеса, например, угоняют свои прибыли за рубеж, подпитывая западную экономику, или просто прожирают их, растранжиривая бешеные деньги на развлечения, бесполезную роскошь, причуды самодуров и т. д. В общем, на расточительные забавы дремучих варваров, обезьян-бандерлогов.

Тайное же государство должно перехватить эти деньги (которые никогда не попадут в россиянский бюджет), отнять их у бандерлогов (в костюмах от Гуго Босса или с бритыми затылками) и вложить их в проекты, которые обеспечат России молниеносный прорыв в Завтра, в Нейромир.

И эти же деньги финансисты параллельного государства могут – взяв на вооружение технику «Проекта-96» – увеличить в два или три раза, спекулируя ими на мировом финансовом рынке.

И, наконец, выдвигая новую элиту, собирая в своих центрах самые фантастические технологии и изобретения и накапливая финансовые ресурсы, тайное государство начинает самый необычный процесс – приобщения своих граждан к передовым психотехнологиям.

Овладевая ими, новые русские люди настолько увеличат способности своего разума и психики, что превратятся в новую расу – всечеловеков, людей сверхсознательных и сверхразумных. А эти люди-X, как мы уже писали, просто похоронят весь нынешний мировой порядок, полностью сжив со света новых кочевников, носителей духа «захвата трофеев». Всечеловек – это и есть главный победитель Вечного рейха, и я страстно желаю, чтобы эту новую расу породили мы.

 

* * *

 

Создание такого параллельного государства совсем не кажется нам несбыточной мечтой. Человечеством уже накоплен огромный опыт строительства закрытых сетевых структур. Их строили большевики и сионисты, старообрядцы и люди «Аль-Каиды», бывшие эсэсовцы (организация ODESSA) и масоны, иезуиты и народовольцы. Конечно, у нас – иные цели, но организационные моменты в любом случае останутся теми же.

Важно лишь то, чтобы тот, кто стоит во главе гибнущего государства, не захотел быть бессильной марионеткой и решил бы стать истинным властителем, способным вырвать страну из лап смерти.

Можно начать это строительство, используя, как мы уже говорили в других книгах, такую замечательную, закрытую и весьма разветвленную структуру, как Управление делами президента.

Тот, кто сумеет воплотить программу параллельного государства, станет не только национальным героем России. Он сможет как угодно изменить Конституцию. Или вообще стать монархом – основателем новой империи.

Главное, читатель, хорошо использовать то «сырье истории», которое есть под рукой. И это сырье, читатель, – многие из тех, кого называют «новыми русскими».

 

ГЛАВА 16

«Новые русские» как сырье истории

 

Возьмем с вами всего лишь одного россиянского бизнесмена. Чтобы не раскрывать наши источники информации, назовем его условно – Реадом Минировичем Суккубовым. Он возглавляет одну из небольших (сравнительно с «Газпромом») газовых компаний.

Ему чуть больше пятидесяти лет от роду. Он очень любит отдыхать за рубежом на широкую ногу. Как-то, заказав суперфешенебельный круиз вокруг Европы, он обнаружил, что прибывает в Барселону утром, а самолет на Москву у него – только вечером. Как же занять время? И господин Суккубов решил погонять мячик на тренировке вместе со знаменитым футбольным клубом «Барселона». Ну а чтобы никто не мешал, россиянский бизнесмен снял еще и городской стадион – за 23 тысячи долларов. Еще кругленькую сумму пришлось выложить испанским футболистам. В общем, за полдня «новый русский» с повадками падишаха спустил добрую сотню тысяч.

Однажды он поехал отдыхать на знаменитый остров Бали. Но вот беда: везде, где бы он ни проводил свои каникулы, ему обязательно нужно обеспечить самый шикарный автомобиль для разъездов – «Ягуар». Даже если он ни разу им не воспользуется. Но на Бали не нашлось ни одного авто этой марки. Неимоверными усилиями удалось найти «Ягуар» на соседнем острове и нанять его у хозяина за сумасшедшие «бабки». И еще нанимать тяжелый транспортный самолет, чтобы перевезти машину на курорт.

Таких историй о «новых русских» можно рассказать великое множество. Например, о том, как «новые русские» снимают самые роскошные номера в арабских отелях, платя по 20 тысяч долларов в сутки. Можно напомнить операцию «Паутина», которую европейские полицейские службы проводили в 2002 году, конфискуя недвижимость и счета некоторых «новорусских». Тогда газеты запестрели статьями о том, как на некоторых виллах на Лазурном берегу некоторые россиянцы устраивают вечеринки ценой в 4 миллиона долларов в один присест.

Если посчитать, сколько наша «элита» оставляет за рубежом денег вот таким бессмысленным образом, то получатся суммы, сравнимые с затратами на марсианскую экспедицию. Это делается тогда, когда сама Россия лежит в мерзости и развалинах, когда лучшие в мире специалисты вынуждены вкалывать за гроши, а солдаты, идущие под пули на настоящих войнах, получают жалкую сотню долларов в месяц, когда их жены и дети вынуждены ютиться в грязных, обветшалых бараках. Быдло, которое в одночасье выбилось из грязи в князи, которому огромная страна досталась, как трофей, практически на халяву, спускает за рубежом несметные деньги. Я как-то поинтересовался, каков бюджет Российского авиакосмического агентства на 2003 год. Оказалось, что чуть больше полумиллиарда долларов. При том, что в США – все сорок миллиардов. Бюджет контрразведки – чуть более 300 миллионов «условных единиц», и потому подпольные сети чеченских сепаратистов превосходят ФСБ по всем статьям.

Примерно столько же получают и все русские ВВС на закупку новых самолетов.

Элита стран, которые неизмеримо богаче нынешней Россиянии и столь же более развиты, нежели она, смотрит на этих «падишахов», спускающих собственную страну в унитаз, с гадливым презрением. Никогда сливки западного общества не признают этих уродов за равных себе. Кажется невероятным, но еще десять лет назад многие в США всерьез опасались того, что миллиарды «новых русских» вторгнутся на рынок американских высокотехнологичных компаний, перехватят Интернет-революцию и вытянут в Россию лучшие плоды американских мозгов. Они боялись, что эти миллиарды инвестируются в самые смелые технические проекты русских гениев.

Но эти страхи оказались пустыми. «Новые русские» распорядились своими деньгами, словно тупые купчики.

 

* * *

 

Большие деньги отнюдь не всегда означают большой ум и сверхчеловеческие способности. Особенно это верно для Россиянии.

Возьмем, например, самых больших тузов Эр-Эф – владельцев нефтяных компаний. Они сегодня лопаются от денег и не знают, куда их вложить. Свои нефтяные вышки и право выкачивать богатства русских недр эти молодчики получили почти задаром, за смешные, по западным меркам, деньги. В чем суть их бизнеса? Получить доступ к экспортным нефтепроводам и пустить по ним сырую, не переработанную нефть на Запад. Не нужно надрываться или напряженно думать: нефть бежит за рубеж и продается по биржевым ценам. Бизнес совершается практически в автоматическом режиме, и с ним справится любой выпускник вуза после недолгой подготовки. Об этом мне рассказывал бывший министр топлива и энергетики Виктор Иванович Калюжный, который наших «нефтяных магнатов» гонял нещадно – за что уже при Путине был отправлен в отставку и заменен на более сговорчивого Игоря Хануковича. Калюжный знал, что говорит: он сам занимался бизнесом.

Того же самого мнения придерживаются и на Западе. Они тоже видят ничтожество бандерлогов, которые только и умеют, что гнать за рубеж непереработанное сырье. Они отлично видят, что советские предприятия, попав в руки этих уродов, работают в основной своей массе хуже, чем в СССР. А русская электроэнергетика, оказавшись в руках лопающихся от спеси и снобизма чубайсоидов, жжет топлива на киловатт-час на тридцать процентов больше, чем при коммунистах.

 

* * *

 

Совершенно особая порода – это «новорусские» из криминальной среды. Ну вот для примера типаж: деятели, которые в 1991 году устроили подпольный водочный завод, перетравили своей паленой водярой десятки тысяч человек, перестреляли конкурентов и неудачливых подельников – на вырученные деньги накупили ваучеров и завладели несколькими предприятиями. Эти предприятия они и вовсе довели до смерти, выжав из них все оборотные средства. А потом организовали финансовую инвестиционную компанию-«пирамиду» по типу MMM, содрали с народа несколько сотен миллионов долларов – и были таковы.

С точки зрения западной элиты эти бандерлоги должны сидеть даже не на тюремных нарах, а на электрическом стуле. И уж тем более этих молодцов западники рядом с собой не потерпят.

С их точки зрения, наши бандерлоги владеют своими богатствами незаслуженно. Да и возможно ли иное отношение? Открываю один из западных романов. Вот один герой (глава крупной западной корпорации!) с жаром объясняет японцу: мол, друг мой милый, я предлагаю тебе совместный проект производства микросхем, которые произведут революцию в компьютерах. Такого нет нигде в мире! Мы станем первыми! И это принесет нам целых 150 миллионов долларов за два года!

150 миллионов? За два года? С точки зрения наших мародеров, даже чесаться не стоит. Гораздо больше можно сделать на воровстве. Например, на переделе собственности, на похищении оборотных средств захваченных заводов или на мухлевании со строительными подрядами, скажем, в ходе «восстановления Чечни». Обратите внимание на то, как Запад упорно не хочет забыть о 4-миллиардном кредите МВФ на стабилизацию рубля, который исчез из России накануне знаменитого дефолта. Никак не хотят забывать эту историю, заразы! Оно и понятно: для того чтобы заработать 4 миллиарда долларов, западному бизнесу нужно пахать, как папе Карло. А тут какая-то группа гангстеров-бандитов из России (которая у себя дома величается элитой) кладет себе такие деньги в карман за какой-то месяц. По мнению западной элиты, россиянская «элита» – это всего лишь циничные уголовники, богатства которых совсем не соответствуют труду, который они потратили на добывание этих миллиардов.

Понятное дело, что «новорусских» на дух в приличном обществе не переносят. Их держат на расстоянии. И, когда нужно, превратят в добычу. Чтобы не разложили западное общество.

 

* * *

 

При всем этом большинство «новорусских» ужасающе примитивны. Их интеллект по сложности напоминает чугунный утюг. Помнится, как-то мне в бытность заместителем главного редактора одной газеты пришлось пообщаться с хозяином огромного павильона на ВДНХ, превращенного в барахолку. И почему-то разговор зашел о бежавшем в Англию Березовском.

Самодовольная красная харя поведала мне, что у нас в стране богатых всегда ненавидели, что Березовский – это гений и правильно он смылся.

Вот и весь сказ, читатель. Вот и весь уровень понимания происходящего.

Пока большинство бандерлогов такого пошиба плохо осознают, как к ним относятся западники. Более того, бандерлоги страдают какой-то звериной ненавистью к собственному народу.

А зря. Между тем дети бандерлогов еще хуже своих отцов. Молокососы, выросшие на шальных деньгах своих папаш, получились еще более мерзкими тварями.

 

* * *

 

Исторически такая порода «новорусских» обречена. Она есть тупиковая, слепая ветвь исторической эволюции. Эти мародеры не понимают, что запад и Вечный рейх терпят их до тех пор, пока они самим фактом своей жизни не дают России подняться и развиться и пока у остатка России все еще есть ядерное оружие. Но когда деятельность бандерлогов приведет к окончательному разоружению и распаду Эр-Эф, их не пощадят. Западники сами тогда устроят грандиозную охоту на эту «тупиковую ветвь» и конфискацию россиянских денег.

Они обречены на утилизацию и расставание с капиталами, и весь вопрос заключается в том, кто проведет истребление «тупиковой ветви»: энергичная и умная элита Тайного государства или хозяева Запада. Понятное дело, что выпотрошить отечественных «добывателей трофеев» и тупых бандитов должны мы.

Но как?

 

ГЛАВА 17

Новый 1937 год: полезная часть из наследия Иосифа Виссарионовича

 

Итак, читатель, мы с вами выяснили, что «новые русские», особенно в их высшем олигархическом эшелоне, – это всего лишь сырье для истории, которые обречены на употребление: либо Вечным рейхом (после окончательного распада РФ), либо силами русского воскрешения – чтобы обеспечить прорыв страны в Нейромир.

Особенно это касается олигархии и самых крупных государственных чиновников.

В сущности, многих из них считать капиталистами нельзя (а чиновников – и подавно). Для развития России они бесполезны, ибо делать деньги – еще не значит быть капиталистом. Они – лишь умелые «добыватели трофеев», которые либо прямо воруют (например, на восстановлении Чечни) и берут взятки, либо без пользы для нашей нации эксплуатируют недра страны, воруя опосредованно.

Что ж, тут уж сам бог велел мудрому властителю России (который создал тайное, параллельное государство) использовать этих людей как сырье, как источники необходимых средств. Можно назвать эту операцию «новым 1937 годом».

 

* * *

 

Поясню свою мысль. Нынешние чиновничьи бонзы и олигархи все-таки здорово смахивают на столпов так называемой ленинской гвардии в самом начале советской эпохи. Зиновьев, Каменев, Троцкий, Рыков, Радек и прочие тоже смотрели на Россию как на «эту страну», которую нужно лишь использовать в своих целях. Они тоже происходили из еврейских кругов, будучи страшно далекими от нас, русских. Они так же, как и нынешние тузы Россиянии, были связаны с международными финансовыми кругами и мечтали вписаться в мировую элиту. И они тоже, будучи «добывателями трофеев» и новыми кочевниками, поднялись на диком грабеже и разрушении России, заимев заграничные счета с десятками миллионов франков, долларов или фунтов на них. По тем временам это были изрядные средства, равносильные нынешним миллиардам. В те благословенные времена огромный боевой корабль обходился в 10–15 миллионов фунтов стерлингов.

Иосиф Виссарионович Сталин всю эту публику рассматривал как врагов дела своей жизни: создания мощной, индустриально и научно развитой Красной империи (СССР-1). Столкнувшись со жгучей необходимостью обеспечить финансирование имперского строительства, Сталин репрессировал эту ленинскую гвардию, вырвав у этих «красных олигархов» номера заграничных счетов. (Опустим тот момент, что в лагеря поехало много простого, честного народа – но тут уж Сталину нужна была дешевая рабочая сила ради снижения издержек.)

В уничтожении олигархии тех времен Сталин поступил как истый приверженец Макиавелли. Для себя он нашел и союзников, и социальную опору: новых партийных выдвиженцев, капитанов нарождающегося индустриального комплекса. Эти люди, среди которых славяне составляли большинство, страстно желали быть во главе нарождающихся промышленных гигантов и комплексов. Сталинская политика означала для них успешную карьеру, самореализацию, осуществление амбициозных проектов. И они поддержали Красного императора, они пришли на смену прежней, прогнившей верхушке, а затем и обеспечили невиданный в истории индустриальный рывок России 1930 – 1960-х годов.

 

* * *

 

Истории свойственно повторяться – все же она идет по Гегелевой спирали. Вот и сегодня у гипотетического властителя есть потенциальные союзники.

Сырьевых и финансовых магнатов не любят очень многие. Я всегда с интересом слушал выступления капитанов авиационной, космической и вообще наукоемких отраслей на заседаниях правительства РФ в 90-е годы. Седовласые люди, сами о том не догадываясь, высказывали такие экономические предложения, которые «один в один» совпадали с некоторыми пунктами программ Гитлера. И я видел, как шипели и корчились при этом выдвиженцы Гайдара, сидевшие в зале, какие реплики отпускали.

Итак, к противникам сырьевиков, спекулянтов и паразитов на государственном бюджете можно смело отнести капитанов «оборонки», которые не опустились и сохранили свои предприятия на плаву. Для них щедрые заказы на новые спутники, ракеты-носители и боевые самолеты для замены ужасающе изношенных русских ВВС – это бальзам, эликсир живительный. Они горой станут за того, кто создаст систему льготного, государственного кредитования экспортных сделок, само появление которых позволит нарастить на десятки процентов объемы поставок за рубеж и авиатехники, и АЭС, и ядерного топлива, и энергетических машин, и станков, и разнообразных систем вооружения. Эти промышленники станут опорой того, кто сможет финансировать стратегические программы развития страны так, как это делают государства Азиатско-Тихоокеанского мира. Они давно про себя матерят принципы либерального монетаризма, из-за которых Центробанк РФ не учитывает векселя предприятий, имеющих экспортные контракты.

Кто для этих людей все эти крупные «нефтяники», воры и спекулянты? Всего лишь паразиты, которые отнимают у родного государства миллиарды долларов ежегодно. Те самые миллиарды, которые могли бы вылиться в государственные кредиты, гарантии, заказы и программы. С их точки зрения, паразиты не только лишают их, промышленников, законной доли пирога – они еще и строят в России отсталую сырьевую экономику.

В глубине души своей те, кто строит, например, самолеты, презирают тех, кто делает миллиарды на примитивной продаже сырой нефти за рубеж, считая последних варварами и неучами. А почему варвар и невежда должен жить лучше строителя воздушных кораблей? Почему эти хищники считаются умнее нас только из-за того, что они вовремя оказались «при дворе» при раздаче недр страны, ваучеров и собственности и еще добились доступа к экспортной «трубе»? Умелый властитель способен использовать эти подспудные настроения.

Для командиров высокотехнологичных отраслей сырьевики и спекулянты отнюдь не братья по классу капиталистов. (Потому что сырьевики, воры и спекулянты капиталистами не являются.) Конечно, нельзя рассчитывать на то, что настоящие промышленники вот так возьмут и восстанут против «добывателей трофеев». Не то воспитание, да и не любит бизнес революционности. Им волей-неволей приходится обращаться за кредитами и заказами к банкирам и «нефтяникам». Но настоящие капиталисты-индустриалы пойдут за властителем, который создаст тайное государство в России, за тем, кто начнет охоту на «трофейщиков» и паразитов, превращая последних в источники финансирования для индустриально-технологического рывка.

Я, читатель, не удержусь от соблазна принести наглядный пример. В 2002 году дела свели меня с очень авторитетным деятелем русской ядерной промышленности. Он рассказывал мне, как удается спасти элитную часть нашей индустрии и лучшие кадры атомщиков благодаря тому, что Иран заказывает в России ядерные энергоблоки для АЭС в Бушере (и на перспективу – в Ахвазе). Ведь сама Эр-Эф этого сделать не в состоянии. Но едва ядерная промышленность нашла спасительные контракты, как на нее налетели паразиты, отнимая деньги у промышленников и ученых.

Есть такой делец, который поднялся на ваучерной вакханалии, который схватил огромный машиностроительный комплекс на Урале и которого я назову Вахой Канюкидзе. Мой собеседник-атомщик поведал, как этот Канюкидзе моментально бросился скупать машиностроительные предприятия, которые выполняют заказы в рамках большого иранского контракта, поставляя насосы и турбины для реакторов. Покупая сильно обедневшие в 90-е годы заводы, этот ваучерный олигарх моментально вздувал цены на поставки. И еще нагло смеялся в лицо остальным: «Я, мол, крутой, я ногой двери в администрацию Путина открываю! Попробуйте со мной тягаться: в порошок сотру!»

Когда мой собеседник, настоящий индустриал-капиталист, рассказывал мне об этом, у него от ненависти лицо белело. Он говорил мне о том, что бездарное правительство в Москве ничем ему не помогает, что оно, получая бешеные сверхдоходы от нефти в 2000 и 2001 годах, не профинансировало ни доллара в рамках программ поддержки российского высокотехнологичного экспорта. «Но что я могу сделать в одиночку?» – говорил мне атомщик.

Однако именно такие люди с готовностью пойдут за силой, которая начнет выжимать деньги из «добывателей трофеев», из россиянских лжекапиталистов. Их много, таких людей истинного дела, настоящего производства. Известный телевизионщик Андрей Караулов со своим «Моментом истины» сделал себе имя на показе подобных промышленников. И этим людям не хватает лишь фюрера.

 

* * *

 

Добавим к этому еще одно обстоятельство, которое облегчит проведение политики «нового 37-го года». Это – недовольство капиталистов высокотехнологичных отраслей засильем дельцов старой, грязной и отсталой экономики: топливных магнатов, «королей» газовой задвижки и тепловых электростанций. С точки зрения тех, кто создает ракеты или электронную аппаратуру, эта «мафия» постоянно грабит их, вздувая цены и тарифы. Если же параллельное государство, о котором мы пишем, предложит наукоемкому капитализму технику, которая намного ослабит их зависимость от энергетиков, истопников и продавцов топлива, то капиталисты из высших секторов экономики тем более пойдут за проектом «новый 37-й». А ведь мы знаем, что именно топливная и энергетическая сфера стала добычей отечественных дельцов-паразитов, и именно они препятствуют любому прогрессу, который ведет к сокращению потребляемой энергии.

Финансирование и плоды революционных технологий – вот что может дать тайное государство капиталистам наукоемких отраслей. Капитаны и владельцы сложных производств – вот первая опора «нового 37-го года».

 

* * *

 

Но и есть и второй отряд тех, на кого может рассчитывать тайное государство, – это представители бизнеса по производству товаров и услуг для России.

Я зачислю в этот отряд и мелких, и средних предпринимателей, и даже олигархов регионального пошиба. (Да простят меня строгие ученые-социологи!) Короче говоря, всех, кто производит товары для продажи внутри нашей страны, для российского рынка. Все товары – и колбасу, и мебель, и автомобили, и дома, и лекарства, и строительные материалы, и одежду с обувью. (То же самое можно сказать и о производителях услуг для внутреннего рынка.)

Эти люди, читатель, прямо заинтересованы в том, чтобы граждане России были зажиточными, чтобы они могли тратить больше денег на их товары. Ведь нищий человек покупает не русскую копченую колбасу и не охлажденные куриные тушки с ближней птицефабрики (дорого!) – нищий бежит за скверными, но дешевыми «ножками Буша» из США. Производительный бизнес в РФ задыхается, потому что основная масса граждан бедна и у нее нет денег ни на «Жигули», ни на садовые культиваторы, ни на коттеджи или элементарные городские квартиры.

С другой стороны, этот русский бизнес душит и само государство своими тяжелейшими налогами.

Олигархи, сырьевики, крупные чинуши-ворюги и финансовые пираты для вот такого русского бизнеса «домашнего масштаба» – это тоже злейшие враги. Ведь так называемый «крупный бизнес» в РФ завязан на внешний рынок. Он нефть, газ и алюминий гонит за рубеж, он кормится от сырьевого экспорта. Россия этим «добывателям трофеев» по большому счету не нужна. Им наплевать на величину заработков основной массы нашего народа: больше волнуют средние заработки европейцев и американцев. «Трофейщикам»-паразитам население России только мешает, вынуждая делиться с ним валютной выручкой и налогами. С точки зрения сырьевых баронов, было бы лучше вообще разделить РФ на несколько новых «государств», правительства коих будут более «карманными» и сговорчивыми.

Мафия сырьевых олигархов, финансистов-спекулянтов и московского высшего чиновничества, с точки зрения большинства русских предпринимателей – операторов внутреннего рынка, – это гады и кровопийцы. Эти звери губят нормальный бизнес в России двумя путями:

они создают экономику страны – сырьевого придатка Запада с очень бедным народом, и это сужает внутренний рынок, не давая развиться истинному капитализму на Руси;

они так обворовывают бюджет, настолько лишают государство всяческих доходов, что это государство начинает драть три налоговые шкуры с тех, кто ведет бизнес на внутреннем рынке, на корню губя развитие русского предпринимательства.

А к этим двум бедам добавляется и третья: олигархически-чиновная мафия космополитична по натуре, потому что хранит свои деньги в западных банках. А потому она усиленно тянет Россию в ВТО. Вступление туда нашим крупным паразитам не повредит. Но зато оно принесет массовое разорение «домашним» капиталистам, которые не смогут конкурировать с потоком дешевых импортных товаров.

Наконец, капиталисты – отечественные производители тоже страдают от засилья топливно-энергетических магнатов. Они тоже с радостью встретят технологии, которые избавят их от тяжкой дани: огромных счетов за газ, тепло и электричество.

 

* * *

 

По большому счету сегодня никто в большой политике не выражает чаяний и устремлений отряда капиталистов-отечественников. Между тем именно они сегодня склоняются к патриотическим и националистическим идеям. Есть такой сказ, что к батьке Кондратенко, в бытность того губернатором на Кубани, приходили предприниматели из братков и толковали о том, что надо бы повышать благосостояние простого народа. А надо сказать, в то время Кондратенко вызывал дикий вой в Москве из-за своих антисионистских и нелиберальных высказываний.

А известный в «коммунофашистских» кругах (по терминологии «демшизы») питерский журналист Юрий Нерсесов долго рассказывал мне о том, как некоторые отечественные капиталисты все время ищут смычку с националистически настроенными молодыми радикалами, но власть все время разбивает такие союзы. Например, уничтожая таких продвинутых капиталистов с помощью уголовных дел.

Интересы именно таких капиталистов отечественного рынка пытался выразить в своей партии «Возрождение» молодой выходец из бизнеса, думский депутат Евгений Ищенко. В Госдуме созыва 1999–2003 годов он пробовал провести закон о национализации доходов от экспорта сырой нефти, боролся за невступление страны в ВТО. Но Ищенко задавили, отрезали от СМИ.

Но почва все равно есть. И новый Сталин с тайным государством вполне может повести за собой и этот отряд капитала, сделав его своей опорой в проекте «новый 37-й год». Нужную пропаганду ненависти к паразитическому лжекапиталу в сегодняшних условиях можно развернуть из множества якобы неофициальных изданий.

 

* * *

 

Конечно, есть и другие отряды, которые пойдут за этим проектом. Есть соответствующим образом настроенные студенты, рабочие, служащие и вот такие злые интеллектуалы, как автор этих строк.

Однако у обоих отрядов отечественного капитализма есть неоспоримые преимущества. У них – большие возможности, они могут вести за собой работников своих предприятий и разворачивать агитацию за свой счет. Они богаты. Их влияние на власть все же больше, чем у простых людей. Они сами могут привести в тайное государство стоящие проекты и энергичных людей.

 

* * *

 

Еще раз прошу понять меня правильно: говоря о новом 37-м годе, я не имею в виду массовых репрессий. Нет, мы берем всего один, самый важный момент: возможность «утилизировать» прослойку паразитов, «тупиковую ветвь эволюции» в истории страны, изъять у них ресурсы для национального развития, для спасения от деградации. И цель оправдывает средства – превратить Россиянию, страну с грабительско-сырьевой экономикой и рваческой психологией «добывания трофеев», в Россию, творческую, развивающуюся. Это и будет настоящей революцией.

Такой процесс очень технологичен и высокопроизводителен. Средства, которые можно выжать всего из одного олигарха или очень крупного грабителя 1990-х, равносильны раскулачиванию десятков, а то и сотен тысяч крепких крестьян-хозяев в 1929–1930 годах, когда Сталину приходилось таким образом искать средства на индустриализацию страны. Да и число объектов таких вот высокоточных репрессий действительно невелико. Кроме всех известных лиц вроде «семейной группировки», есть и круг людей, которые не особо «светятся» в средствах массовой коммуникации – но которые при этом служат заманчивыми объектами атаки. В самом деле, многое ли вы знаете об одном кавказце (имя его мы здесь опустим), который стал почти полным хозяином Южного Урала? Или об одном мерзавце, который почти пять лет «доил» русскую промышленность минеральных удобрений? Так что в разработку попадет не более десяти тысяч «жирных фазанов».

 

* * *

 

А дальше, в общем, дело остается за тайным (параллельным) государством. Именно ему предстоит сконцентрировать в своих руках все нити управления захваченными финансовыми активами, умело выбрав проекты для инвестирования вот этих хитро конфискованных денег.

Они должны обеспечить нам экономическое чудо. С одной стороны, захваченные деньги и финансовые активы должны развить технологии Нейромира, технологии – могильщики индустриальной эпохи – так называемые «закрывающие». Примеры оных мы привели в этой книге, а с более полным перечнем таковых вы сможете познакомиться в книгах «Третий проект» и «Оседлай молнию!». Безусловно, здесь будут и новая энергетика, и энергосберегающие чудеса, и промышленные установки на новых физических принципах, и технологии развития возможностей человеческого сознания, что означает создание новой расы.

Однако не будем сбрасывать со счетов и собственно индустриальные проекты. Скажем, для оживления авиационного производства и стране достаточно создать подконтрольный тайному государству (а внешне – как бы частно-акционерный) лизинговый фонд в 3–4 миллиарда долларов, и одно это позволит начать поставки воздушных кораблей нового поколения не только в Россию, но и в Иран, Египет, Китай, Юго-Восточную Азию и в арабский мир. Это даст толчок производству новых транспортных самолетов. У нас ведь все еще есть все технические возможности для такой операции, не хватает лишь денег.

 

* * *

 

Но возможны и более смелые проекты. Скажем, в 2003 году очень многим казалось, что отечественная электронная промышленность обречена на смерть как полностью неконкурентоспособная и отсталая, разоренная к тому же в 1990-е годы. Однако наша беседа с одним из высокопоставленных руководителей Российского агентства по системам управления выявила ошеломляющие вещи.

– На каких же направлениях Россия все еще конкурентоспособна, на что надо делать ставку в наши дни?

– В каждой нашей подотрасли есть свои «жемчужины». Например, разработки в области цифрового телевидения и радиовещания, по которым мы идем во главе мировой гонки. Если взять электронно-компонентную базу, то отстали мы далеко не везде. В апреле 2002 года президент России утвердил основы государственной политики развития этой сферы. В документе закреплены те направления, в которых наша страна сохраняет конкурентоспособность. Тут и квантовая электроника, и наномеханика, инфракрасная техника, твердотельная (цифровая) электроника.

У нас есть отличные разработки в наноэлектронике, в электронике гетероструктур и радиационно-стойкой электронике. Мы располагаем серьезным потенциалом в развитии твердотельной, электронно-вакуумной и СВЧ-электронике.

Философия наша ясна: не надо копировать все, что делают за рубежом. Конечно, нужно обеспечивать отечественное оружие собственной электроникой. В остальном же, сосредоточившись на направлениях «главных ударов», наша электронная промышленность мало-помалу завоевывает гражданский рынок и в России, и за ее пределами.

Конкретный пример. В нашей электронике ставка делается на сложнофункциональные блоки в одной микросхеме. Проще говоря, нужно изготавливать такой чип, который целиком обеспечивает управление и цифровым фотоаппаратом или телевизором, и противотанковым снарядом. Мы уже формируем для этого соответствующие школы и дизайн-центры. В 2004 году начнем серийное производство цифровых телевизоров именно с такими сложнофункциональными блоками, и это будет производство мирового уровня. Ведь за цифровым телевидением с его сверхчетким изображением и стереозвуком – огромное будущее.

В дальнейшем же предстоит перейти к системам, в которых один кристалл сможет осуществлять функции конкретной аппаратуры.

– Но каким образом обеспечить прорыв?

– За счет рационализации всей отрасли. Прежние четыре «электронных» министерства СССР отгораживались друг от друга, по отдельности вели научные программы и создавали экспериментальные базы, обладали четырьмя особыми аппаратами управления. Они строили параллельные производственные цепочки и дублирующие производства, распыляя средства. Предприятия с высоким уровнем технологии оказывались разбросанными по разным министерствам, и объединить их в рамках перспективных проектов было трудно. Мы же убираем ведомственные границы и путем выстраивания оптимальных, динамичных схем можем добиваться успехов с гораздо меньшими затратами. Мы заменили ведомственный подход в управлении целевым, «делократическим» методом. Возможностей для сосредоточения сил и средств на приоритетных направлениях стало больше. Выигрыш достигается и за счет создания единого информационного поля. Это раньше предприятия одного ведомства не знали о том, что делают их коллеги из другого министерства. А теперь информация о выгодных проектах становится общим достоянием.

– Но все же Минрадиопром и Минэлектронпром СССР были богатейшими концернами, с бездонными бюджетами, мощным управленческим аппаратом. Им беспрекословно подчинялись директора всех подопечных предприятий. И пусть с огромными недостатками, но они обеспечивали развитие отечественной электроники. Одни госпрограммы, на которые министерствам государство выделяло миллиарды еще советских рублей и сотни миллионов долларов, чего стоят. Разве может сравниться с ними небольшое РАСУ со штатом в 107 человек? В отличие от прежних министерств агентство не ворочает государственными заказами, часть ваших подопечных предприятий уже приватизирована. Не оказались ли вы в положении «главноуговаривающего»?

– Вы не совсем правы. РАСУ, как и другие агентства, выступает государственным заказчиком по нескольким программам. Например, по мобилизационной подготовке экономики. Здесь мы заключаем контракты с предприятиями разных форм собственности, которые в обмен на налоговые льготы и наше непосредственное участие создают у себя необходимые мощности, внедряют нужные технологии.

Есть и второй рычаг влияния. РАСУ проводит конкурсы на осуществление работ по федеральным целевым программам. Скажем, по развитию ГЛОНАСС-М – глобальной навигационной системы, для которой нужно создавать приемники и наземную инфраструктуру в целом. Здесь мы работаем вместе с Росавиакосмосом и готовим серийное производство аппаратуры в рамках солидного инвестиционного проекта. Также РАСУ задействовано в программе «Национальная технологическая база» и в ряде других проектов. И, конечно, мы выступаем заказчиком по части работ федеральной целевой программы реформирования ВПК. Формируем интегрированные структуры, занимаемся технико-экономическим обоснованием их создания.

Естественно, никто не будет против увеличения государственных ассигнований на эти программы, против наращивания оборонных заказов на оснащение армии передовыми системами управления и средствами связи. К сожалению, возможности государственного спроса ограниченны и поэтому нужно «вертеться» в рамках бюджетных средств.

– А можно ли приоткрыть для читателей «кухню» создания новых интегрированных структур в ВПК? Как они проектируются: «сверху» или «снизу»?

– РАСУ старается формировать такие структуры на важных направлениях, где они могли бы решать задачи в комплексе – от разработки до производства, сопровождения изделий в течение жизненного цикла и их утилизации. Примером такого объединения стал концерн ПВО «Алмаз-Антей».

Механизм создания интегрированных структур – многоступенчатый. Сначала поступает предложение о формировании компании, затем мы собираем руководителей предприятий и обсуждаем с ними без всякого давления, кто мог бы участвовать в перспективной программе. После этого составляется технико-экономическое обоснование для строительства такой структуры. Еще до ее складывания мы изучаем экономические перспективы будущей компании. Отмечу сразу: в новые структуры мы включаем не все предприятия. Без всякой жалости отвергаются те, кто довел себя до банкротства, кто не имеет «уровневых» разработок, кто не сохранил свои технологические процессы. И только когда проект новой структуры получит «добро» на коллегии РАСУ, он попадает (уже в виде пакета документов) на межведомственную комиссию при Минпромнауки. Если же и она одобряет инициативу предприятий, то окончательное решение принимает правительство.

Интеграция – крайне полезное для наших отраслей явление. Улучшается управляемость: ведь специалисты РАСУ входят в руководящие органы новых структур. И, кстати, интегрированные структуры в сфере нашей ответственности есть уже давно. Например, холдинговая компания «Ленинец» и «Росэлектроника»…

– Способна ли подобная интеграция помочь России прорваться на тех направлениях, о которых вы говорили?

– Интегрированным структурам легче воспользоваться выгодами глобализированной экономики, чем разрозненным предприятиям. Напомню, что после развала СССР Россия не может быть на полном самообеспечении. У нас не хватает современных производств кремниевых пластин, из которых делают микросхемы. Каждый такой завод стоит от полутора до двух миллиардов долларов, и ставить их в России сегодня никому не по карману. Но зачем это делать, если такие производства есть во многих странах Третьего мира? Ведь главные прибыли получает не производитель кремния, а тот, кто разрабатывает микросхемы. Кремниевых фабрик в мире сотни, все они ищут заказы. Все, что проектируется у нас, в виде заданий и фотошаблонов пойдет, допустим, в Малайзию. Вот и пусть азиаты «пекут» чипы по нашим проектам, а интеллектуальная собственность и ноу-хау остаются у нас. Крупная структура не только сможет организовать процесс производства с таким глобальным охватом, она будет ревниво оберегать залог своих прибылей – интеллектуальную собственность.

С другой стороны, интегрированная компания способна эффективно сократить накладные расходы, снизить издержки производства. Причем и тогда, когда она выходит на рынок с гражданской продукцией, и тогда, когда выполняет оборонный заказ. Это раньше каждое оборонное предприятие было самодостаточным «колхозом» – эдаким «натуральным хозяйством», в котором директор стремился обзавестись всем мыслимым набором производств, чтобы ничего не заказывать на стороне. В наши дни это выливается в огромные затраты. Зато в интегрированной структуре, произойдет естественное разделение труда. У кого там, скажем, механообработка лучше всех по качеству, да и по цене ниже? Вот ему и достанутся заказы со всех предприятий. А если такое производство найдется вне группы, то заказы надо отдавать туда! Если же эффективность использования мощностей растет, то легче и модернизацию производства проводить: уже не возникнет вопросов, на какие участки нужно ставить передовое оборудование.

Наконец, в интегрированном концерне можно ускорить цикл разработок новых видов техники или товаров. Не годами это делать, как сейчас, а за считанные месяцы, а то и недели. Иначе на рынке не удержаться…

Так говорил нам технократ. А теперь, читатель, представьте себе, что в русскую электронную промышленность нынешних дней вливаются не сотни миллионов «условных единиц», как сегодня, а два-три миллиарда. Всего лишь через два-три года русские становятся одним из мировых центров электроники, возникают новые транснациональные структуры производства по принципу «русские мозги – азиатская аккуратная и дешевая рабочая сила». Деньги и умелое управление инвестиционными программами обеспечат нам такой прорыв на этом фронте, что американцы позавидуют.

Есть несколько подобных направлений для развития, среди которых есть и новая программа вооружений – та, которая носит ярко выраженное «двойное» назначение, которая ускоряет развитие. Примером таких вооружений может служить, например, комплекс противоспутниковых ракет, запускаемых с борта истребителя. Это дает нам и оружие для борьбы с космическим эшелоном врага, и выгодный способ зарабатывать на выводе в околоземье коммерческих спутников. Сюда же мы отнесем и создание системы воздушно-космической обороны.

Так что «новый 1937 год» – это очень стоящее дело. Это – наш реванш, наше возрождение, это торжество творца, инженера, ученого и технократа над племенем варваров-паразитов, над кликой «добывателей трофеев».

 

ГЛАВА 18

Вместо НКВД

 

Нас могут счесть безумцами. Нам сразу же скажут, что подобная политика – это чистейшей воды фашизм, который сразу же встретит мощное сопротивление могущественных кругов и внутри страны, и на Западе. Любая попытка начать физический захват богачей моментально обернется экономическими санкциями со стороны США, полной международной изоляцией, демонизацией Москвы со стороны мировых информационных магнатов и ожесточенным сопротивлением паразитических (но очень влиятельных) слоев в Эр-Эф. Достаточно вспомнить провальные попытки Путина приструнить Гусинского или добиться выдачи Березовского. Или же медвежью операцию по аресту команды Якова Голдовского в конце 2001 года, когда путинцы попробовали таким образом возвратить сотни миллионов долларов, выведенных из «Газпрома» в компанию «Сибур». В последнем случае олигархи начали демонстративно выводить деньги за рубеж, заставив Путина пойти на попятную. Сразу же стало ясно: в случае чего они массой дадут тягу из страны, молниеносно выведя на Запад все активы, какие только смогут. И Запад примет их сразу как жертв политических репрессий. А правителю в Москве останутся нефтекомпании и предприятия без оборотных средств, но зато обремененные долгами, по рукам и ногам спутанные кредитами, которые прежние хозяева взяли в зарубежных банках. И вот тогда в стране начнется экономический хаос.

Вы правы, суровый критик. Не можем ничем возразить. Более того, мы вас дополним. Провести обрисованный нами «новый 1937-й» силами нынешнего государства действительно невозможно. Оно настолько разъедено коррупцией, что все детали готовящейся операции будут сразу же известны нашим врагам. Они десять раз смогут сорвать такие операции, дав утечку информации на Запад или поставив палки в колеса. За взятки нынешние ФСБ и прокуратура закроют глаза и позволят выехать за рубеж кому угодно. Сегодня целые куски госаппарата почти напрямую контролируются паразитическими дельцами.

Все это доказывает: политические технологии собственно 1937 года сегодня неприменимы. Конечно, это очень эффектно – приезжать за гадами на черных «воронках» и волочь их в застенки, но совершенно самоубийственно для власти, которая на это осмелится.

Но это не означает того, что «новый 37-й» невозможен. Просто проводить его придется современными, скрытыми методами.

Для «нового 1937 года» понадобится нечто, которое заменит собой прежние инструменты, такие, как НКВД и ГУЛАГ. Им на смену должны прийти последние достижения психотехнологий. Новейшие способы контроля над сознанием других людей и – скажем откровенно – зомбирования их.

Кто – то метко назвал психологию инквизицией наших дней. Новейшая психология и станет инквизицией тайного государства.

 

* * *

 

Автор этих строк не относится к числу тех, кто бледнеет от негодования по поводу экспериментов по контролю над сознанием. Я убежден, что враг, который захватил Россию, просто вынуждает нас применить подобное оружие. В противном случае кто пожалеет нас, оставшихся как «нерентабельная биомасса» на обломках некогда великой страны?

Итак, читатель, в нашей стране с 1979 года и по начало 1990-х шли серьезные государственные исследования в области психотехнологий. Здесь мы говорим о них почти походя, поскольку посвятили этой теме изрядно места в «Третьем проекте». Итак, во главе этого направления стоит выдающийся русский ученый Игорь Викторович Смирнов. Именно ему удалось создать технически очень простые средства психозондирования, скрытого допроса и психопрограммирования.

Смирнов, например, заставляет людей реагировать на неслышные на сознательном уровне посылы и вопросы, вплетенные в шумовой фон: в музыку, например. Подсознательные сокращения мышц фиксируются особыми датчиками. Впрочем, приведем-ка некоторые отрывки из нашего досье:

«Можно определить пригодность человека к той или иной работе. Можно разоблачить того, кто работает на иностранные спецслужбы. Зондирование вскрывает скрытые наклонности или корыстные намерения. С его помощью становятся видны и пороки человека: склонность к пьянству, наркотикам или половым извращениям. Ни один маньяк не проскочит незамеченным. Ты видишь истинные взаимоотношения людей в группе, выявляешь лидеров и тех, кто им лично предан, ты узнаешь, кто из них предан не человеку, а идее или общему делу, в ком развито чувство долга. Ты можешь оценить способность оператора выполнить очень важное задание, саму его способность отвечать за безопасность множества других людей. И точно так же можно привести в норму тех, кто водит авиалайнеры, управляет ядерными реакторами или дежурит на командных пунктах стратегических сил, тех, кто дирижирует финансовыми потоками.

В современной, крайне нестабильной России эти программы способны не только обеспечить психофизическую работоспособность высших руководителей государства, но и защитить их от так называемого психосемантического воздействия со стороны злоумышленников или придворной камарильи. То есть им и здоровье быстро поправят, и от воздействия извне прикроют. Ведь пока безопасность высших руководителей понимают лишь как окружение их тренированными телохранителями, предназначенными для того, чтобы защитить вождя от пули убийцы. Но сегодня людей можно убивать на расстоянии отнюдь не только пулями, но и новейшими, тонкими воздействиями на мозг.

Есть технологии психической коррекции как для отдельных людей, так и для масс. Смирнов утверждает: так вполне возможно снизить агрессивность и преступные наклонности в обществе. Особенно – в регионах, склонных к вспышкам межнациональной розни. Эти же техники позволяют пресекать массовые беспорядки или панику при боевых действиях или техногенных катастрофах. Можно заранее рассеивать намерения у тех, кто готовит террористические акты…»

«Наши с 1984 года методами психокоррекции умеют стирать прежнюю личность человека, „впечатывая“ в его мозг другое „Я“. Такую технологию можно использовать во зло: плодя настоящих зомби, убийц-смертников. Можно обрабатывать таким образом политиков, министров и банкиров, делая их своими марионетками.

Но можно превращать преступников-рецидивистов и маньяков в нормальных людей. Можно делать агентов спецслужб высшего класса, которым после выполнения задания возвращают прежнюю личность».

«Особо впечатляющим достижением Смирнова выступает система скрытого допроса или психозондирования – компьютерно-аппаратный комплекс, доведенный до экспериментального образца и прошедший испытания.

Представьте себе, что большой начальник, который решил навести порядок в России, вызывает к себе на беседу какого-нибудь известного чиновника, о котором всем известно: ворует фантастически, но поймать его за руку невозможно. И вот сидят они за столом и просто беседуют обо всяких пустяках. О погоде, значит, о политике или о музыке. И просто по радио музыка играет или просто кондиционер рядом мягко шумит.

Но в шуме том скрыты переведенные в ультразвуковой спектр вопросы, которые ваш собеседник сознательно не слышит, а его подсознание их прекрасно улавливает. Внешне ни один мускул на лице не дрожит, а тело все-таки едва заметно вздрагивает. Каждая дрожь прекрасно фиксируется встроенным в кресло сейсмодатчиком.

– Воровал? – звучит неслышимый вопрос. Чиновник вздрагивает. Ага, воровал!

– На каких счетах прячешь? В Австрии? Швейцарии? На Каймановых островах?

Он вздрагивает на слове «Австрия». Попался. Теперь надо перебрать названия банков. На каком опять дернется? Чем дольше беседа – тем больше допрашиваемый, сам того не понимая, выдает о себе сведений. Так можно очень быстро установить все каналы утечки денег из России, основные места их хранения, вскрыть сети фирм по уводу и отмыванию награбленных миллиардов, моментально расколоть любого агента иностранной разведки, любого завербованного закордонными шпионами человека. И точно так же можно скоро вскрыть все сети торговли наркотиками, выявить каналы их переброски, высветить ключевые фигуры преступного бизнеса. Организованная преступность тоже таким методом просвечивается, словно рентгеном.

Опыты показали, что, несмотря на неявность для проверяемого, эта система обладает гораздо более высокой эффективностью по сравнению с хваленым американским полиграфом – детектором лжи. Этот детектор по большому счету – уже каменный век. Ведь человек, которого подвергают допросу на полиграфе, видит, что его допрашивают. На него совершенно открыто надевают датчики, ему специально обрабатывают кончики пальцев, чтобы закрепить на них датчики потоотделения. А это значит, что человек готов к вопросам и может контролировать свои эмоции. Зато при скрытом допросе никаких датчиков на пальцах нет. Допрашиваемый не знает, что его допрашивают. Он на сознательном уровне не воспринимает задаваемых вопросов, но тело-то его реагирует!

Сегодня идут работы по развитию этого метода, когда скрытый допрос может происходить без присутствия другого человека и даже без установки специального скрытного оборудования в мебели (комплекс «Уши стен»). При этом варианте используют датчики, вмонтированные в пол или стены помещения, а акустические неосознаваемые посылки предъявляются через модулированный ультразвук.

Систему скрытого допроса можно применять в телефонном разговоре, посылая собеседнику те самые провоцирующие импульсы. По изменению обертонов голоса вашего собеседника специальный компьютерный комплекс буквально насквозь «просветит» допрашиваемого.

Можно продолжить эту линию: Если мы знаем человека, который наносит страшный экономический ущерб России, – то не нужны никакие пытки и застенки. Просто даешь импульс – и он чувствует себя плохо. Заботливо госпитализируем его в лучшую клинику. А оттуда он выходит вроде бы такой же, как и прежде, по-прежнему владея своими заводами, телеканалами и пароходами – но теперь жутким патриотом, который работает на Россию, рук не покладая, возвращая из-за границы свои деньги и вкладывая их в нашей стране. Ни одна правозащитная организация, никакой конгресс США и слова сказать не смогут. И в помине нет никаких конфискаций, никаких репрессий, никакого полицейского государства.

Увы, у наших спецслужб такой техники нет».

 

* * *

 

Теперь можно и открыть карты. Тайное государство действует засекреченно, негласно. Оно невидимо для Запада и большинства живущих в России. Оно – это гибрид спецслужбы, почти религиозного объединения (группа людей, страстно желающих сотворить русское чудо), сети высокотехнологичных проектов, финансово-инвестиционных структур и пропагандистской сети.

Психотехнологии позволяют решить самую первую задачу: с их помощью Властитель отбирает себе группу людей, действительно преданных идее воскрешения России и прорыва ее в Нейромир. Сразу же выявляются подонки, неполноценные, маньяки, садисты и хамелеоны, которые вступают в тайное государство для того, чтобы делать карьеру, чтобы грабить других и расправляться с теми, кому они завидуют. Тем самым мы избегаем пороков, которыми страдало прежнее НКВД. Нельзя, чтобы какой-нибудь мерзавец мог отправлять на смерть другого человека только из-за того, что мерзавцу понравилась его девушка.

Психозондирование и скрытый допрос сразу же выявляют и тех, кто заслан в наши ряды из окружения олигархов, из стана наших врагов или из западных разведок. Зато мы получаем группу действительных единомышленников, бескорыстных, фанатично преданных делу.

И они начинают работу. Одни ведут разработку самых крупных паразитических кланов в России. Пользуясь последними достижениями русских психотехнологий, они вытягивают из паразитов всю информацию и превращают их в зомби, в существ, которые отныне покорны воле тайного государства. Теперь эти зомби вложат свои капиталы туда, куда им прикажут. Внешне ничего не изменится: продолжат существовать нынешние бизнес-сообщества со счетами и активами в РФ и за рубежом – но только теперь управление их финансовыми потоками окажется в руках тайной структуры. Мы избегаем обвинений в нарушении прав человека, частной собственности и прочей ерунды. Мы делаем так, что превращенные в игрушки нашей воли паразиты вдруг начинают финансировать самые необычные проекты, вкладывать деньги в отобранные тайным государством предприятия и программы.

Нет массовых арестов «новых русских», нет демонстративного перевода конфискованных у них денег в какой-то общий фонд государства.

Куда вложить деньги – определяют другие люди тайного государства, которые ведут отбор проектов и технологий, которые управляют инвестициями и планируют операции по овладению целыми отраслями промышленности, причем как на пространстве погибшего СССР-1, так и за его пределами, вплоть до Европы и США. Создается транснациональная бизнес-сеть СССР-2. Финансисты тайного государства, используя технику «Проекта-96», управляют свободными средствами, совершая удачные спекуляции на западных финансовых рынках, удваивая и утраивая средства своей секретной структуры.

Третий отряд тайного государства займется обеспечением безопасности всего дела. Он отобьет любые попытки криминала и олигархов уничтожить носителей прорывных технологий, помешать осуществлению инвестиционных проектов будущего. То будет тайный спецназ, тайная полиция скрытой державы.

Скажем, пропрезидентская компания «Роснефть» начнет строить у себя нефтеперерабатывающие заводы на новых принципах, которые, будучи в десятки раз меньше и дешевле, нежели заводы, скажем, «Сибнефти», начинают разорять конкурентов-олигархов. Конечно, они постараются убрать руководство «Роснефти» (части тайного государства) физически – но тут уж на их пути встанет спецназ тайного государства.

А за пределами параллельного государства продолжает жить и коптить небо традиционное, обреченное на деградацию и распад государство официальное. Оно все больше будет превращаться в ширму, в ложную цель, в видимость.

 

* * *

 

Тайное государство будет использовать «эффект камнепада». Что это такое? Для того чтобы добиться вложений россиянского бизнеса в прорывные технологии, не обязательно превращать в зомби всех олигархов. Достаточно взять одного-двух и добиться показательного успеха.

Остальные увидят, что какой-нибудь Абрам Романович сделал неожиданные вложения, пошел в гору – и теперь грозит их разорить. Им поневоле придется поступать так же, искать необычные технологии, вкладывать деньги в талантливых изобретателей и в те технологии, которые как бы невзначай укажут им некоторые фонды и фирмы – посланцы тайного государства. И тогда процесс уподобится снежному кому, который покатился с горы.

Конечно, процесс не будет идиллическим. Один из очень уважаемых мною авторов, монархист Роман Злотников, в своем романе «Армагеддон» описывает, как люди из структуры, очень похожей на наше тайное государство, приходят оживлять полумертвый оборонный завод в глубинке и набирают на него рабочих. Им приходится действовать очень жестко: люди потеряли квалификацию, слишком пристрастились к водке. Но тем не менее своего они добиваются.

 

* * *

 

Вот таким образом мы и можем устроить в стране «новый 1937 год». Нет, все те отряды потенциальных союзников такой политики, о которых мы говорили, не должны знать о тайном государстве и его секретах. До самой последней поры. Но они должны почувствовать на себе его работу, должны увидеть поток денег, который вливается в производящую экономику. Но из этой среды можно набирать все новых и новых граждан тайного государства, вводя их в круг посвященных.

Тайное государство, взаимодействуя с Братством, и сможет совершить те самые семь чудес, о которых мы говорили в 13-й главе.

Всего за один президентский срок эта политика принесет такие результаты, что правитель России, который решился создать тайное государство, может претендовать на то, чтобы стать новым монархом.

 

* * *

 

Вы по – прежнему считаете, что предложенное мной бесчеловечно и тоталитарно? В таком случае советую вам подумать об альтернативе. Вы хотите остаться под властью нынешних бандерлогов и бессильно наблюдать за тем, как они доводят нашу Россию до краха? Или вы жаждете очутиться в мире, где восемь из десяти русских окажутся в разряде неконкурентоспособного, лишнего населения? Я призываю вас, читатель, еще раз вспомнить о том, что мы вступаем в очень немилосердную, крайне жестокую эпоху. Ей-богу, то, что предлагаю я, по сравнению с ее прелестями совсем не кажется жестоким.

Но у предлагаемого мной плана есть один крупный недостаток. План требует того, чтобы его воплощения захотел стоящий во главе государства человек. Нынешний президент, увы, слишком склонен к шаблонам и рутине.

 

ГЛАВА 19

Скрытая революция

 

Что мы получаем в итоге? Скрытую революцию, проводимую как специальную операцию.

 

* * *

 

В VIII веке от рождества Христова арабы и увлеченные ими североафриканские народы, пылая исламским фанатизмом, завоевали Испанию. С тех пор будущие испанцы почти семь веков занимались Реконкистой – отвоеванием Пиренейского полуострова.

Сегодня Россия нуждается в своей Реконкисте. Мы сегодня живем в оккупированной стране. Мы должны отвоевать ее у врагов-захватчиков, у мерзких поработителей.

Мы в 1991 году попали под власть пиратов, «добывателей трофеев», этой тупиковой ветви эволюции человечества. Или, если хотите, под пяту огромной стаи обезьян-бандерлогов. Они прикрылись бело-сине-красным флагом, сформировали правительства с администрациями и стали угнетать нас. Они опустошили нашу страну и довели ее до грани между жизнью и смертью. Они ненавидят и норовят сжить со свету тех, кто умеет что-то создавать, кто лечит и пишет книги, кто строит машины и что-то изобретает, познает тайны природы и учит детей. Если вы посмотрите на лица иных олигархов, то отчетливо увидите явные обезьяньи признаки: прогнатизм (выступание вперед нижней части лица с челюстями), скошенный лоб, близко поставленные глаза, сгорбленность спины. Небритость обеспечивает щетину, покрывающую низ таких лиц, и это только усиливает сходство с приматами.

Иногда испытываешь жгучее чувство стыда: ведь они там, на Западе, смотрят на россиянских министров, политиков и «бизнесменов», считая их русскими. А эту планету обезьян они считают Россией.

 

* * *

 

Это очень унизительно, но не уникально. Практика знает примеры того, как вожаки обезьяньих стай с помощью несловесного воздействия, только за счет психической энергии подавляли не только нижестоящих обезьян, но даже и людей. (Отмечены факты психического подчинения ученых, изучавших жизнь африканских горилл.)

В одном из номеров журнала «Знание – сила» за 1989 год (уж прости, читатель, что запамятовал и номер, и название статьи) был прекрасный материал об исследованиях советских приматологов в сухумском обезьяннике. Наши сделали поразительное открытие: оказывается, шимпанзе, эти примитивные твари, лишенные способности говорить в нашем смысле этого слова, неспособные сделать даже примитивный каменный топор (не говоря уж о ракете!), не имеющие ни письменности, ни искусства, тем не менее показали прекрасные способности к борьбе за власть и к политическим интригам. Перипетии «политики» в обезьяньем стаде сделают честь самому Макиавелли, Цезарю Борджиа или Черчиллю. Оказывается, что шимпанзе умеют строить заговоры, создавать тактические альянсы и комбинации, льстить и обманывать, «подставлять» других и прочее.

Вам это не напоминает нынешнюю Россиянию, в которой невиданно расцвели «искусство и наука» политиканства, выборных игр, аппаратных и подковерных интриг – при одновременном упадке всех остальных наук и искусств? Более того, нам в Россиянии подспудно внушают мысль о том, что все эти «дирижеры властью» и «политтехнологи» – и есть самые главные мудрецы, а всякие прочие создатели реакторов, звездолетов и компьютеров – это так, дурачки в очках. Сходство особенно усиливается тем, что нынешняя «элита», как и шимпанзе, умеет пользоваться благами цивилизации (унитазами, вилками-ложками, телевизорами, в варианте «элиты» – еще компьютерами, автомобилями и самолетами), но не умеет все это создавать.

Россиянские бандерлоги прекрасно осознают свое положение и потому умело разобщают нас, уничтожая тех, кто пробует «высунуться».

Орудием отвоевания России у бандерлогов должны стать две сети. Это и описанная нами «последняя русская мафия», Братство (книга «Третий проект»). И, читатель, тайное государство, о котором мы говорим здесь.

 

* * *

 

Действовать сегодня «в лоб» нельзя. Горячие головы сегодня требуют: зачем огород городить со всем этим тайным государством? Нужно вот так просто арестовать олигархов, посадить их на нары, отобрав у них и деньги, и предприятия, и нефтяные промыслы.

Но действия в стиле 1917–1918 годов невозможны. В условиях нынешней России олигархи десять раз успеют бежать из страны. Они уже хранят свои миллиарды за рубежом, а та немногая доля их денег, которая еще остается в РФ, переводится за кордон молниеносно – благодаря компьютерным технологиям.

Нам нельзя бросаться в открытый бой, пытаясь перестрелять кровожадных и алчных обезьян. Момент для этого был упущен осенью 1993 года. Может быть, обстановка вновь обострится после обезьяньих реформ жилищно-коммунальной сферы, в ходе которых граждане России будут обрекаться и на переселение в бараки, и на вымерзание, и на жизнь без воды и электричества. Однако и в этом случае даже победоносное восстание натолкнется на неимоверные трудности уже после победы. Обезьяны успеют массой смыться за кордон, унеся ключи от своих зарубежных счетов. Они успеют натворить здесь страшные беды.

В итоге правитель или политическая сила, которые устроят такую «лобовую революцию», останутся у разбитого корыта. Им достанутся превращенные в металлолом заводы без средств, нефтекомпании, погрязшие в долгах по кредитам. В стране моментально настанет экономический хаос, цены взлетят до небес. На Западе завопят о «новом сталинизме» и накинут на шею России удавку экономических санкций. Они объявят Россию страной из «оси зла» и примут бежавших отсюда «новых русских» как политических беженцев. Они ограничат поставки в Россию всего, что ей сегодня приходится покупать на Западе: мяса, лекарств, кормов для скота. Они перекроют банковские каналы для перевода средств в Россию. И тогда нас, как минимум, ждет острейшая нехватка продовольствия, финансовый коллапс, разруха. Запад моментально заблокирует малейшую возможность вернуть в Россию те 600–700 миллиардов долларов, которые вывезли из нее в 1990-е. Зарубежные покровители «россиянской демократии» примутся душить повстанцев костлявой рукой голода.

 

* * *

 

Стоит ли совершать такую ошибку? Конечно, нет. Лучше превратить россиянских воров, бандитов и «добывателей трофеев» в зомби, в подконтрольных тайному государству существ. Это – еще и путь создания такого мира, в котором обезьяны станут вымирать и терять богатства в пользу выходцев из нашей расы.

И тогда даже комар носа не подточит: внешне все останется по-прежнему. Внешне нефтяные компании останутся в руках частных владельцев, банки – у банкиров, заводы – у олигархов. Но только все они будут вкладывать деньги туда, куда им прикажут. Как бы по своей воле. Именно тайное государство так организует эти инвестиции итак станет ими управлять, что в России произойдут все семь необходимых чудес.

Ну а переход богатств в руки новой элиты пойдет постепенно, как бы по вполне рыночным законам. Поэтому философией тайного государства должна стать идея Реконкисты. Причем такого отвоевания, которое опирается на знания, недоступные обезьянам-«трофейщикам».

 

ГЛАВА 20

Зарождение урагана – расширение имперской базы

 

Дальше тайное государство выходит на оперативный простор в историческом творчестве. Создание сети единомышленников и работоспособной системы по утилизации «добывателей трофеев» (сырья истории) будет только самой первой стадией. За ней должны последовать и другие. Должна расширяться база новой империи.

Получив живительный приток инвестиций в свои проекты, под наши знамена станет производительный, созидательный капитал. Сам факт появления в небесах России самолетов нового поколения, например, или экспортной электроники из нашей страны станет мощным пропагандистским оружием, которое каждый час станет обращать в нашу веру все новых и новых людей. И вот решена первая задача: за нами идут настоящие промышленники и огромные массы рабочих, которые заняты в высокотехнологичных, обрабатывающих отраслях. Если промышленники получают заказы и инвестиции, то рабочие – работу и приличные заработки.

Тот, кто сегодня принесет реальные инвестиции в измордованную русскую глубинку, станет живым богом. Я сам в 2001 году видел, с каким обожанием встречали Чубайса в далеком Хараноре, куда он приехал открывать достроенную электростанцию. Толпы глядели на него с обожанием, а один из выступавших на митинге призвал переименовать Харанор в Чубайсоград.

А теперь представьте себе гораздо большие инвестиции за счет средств, добытых у «сырья истории» с помощью зомбирующих технологий. И властителя России, который открывает не один промышленный объект, а десятки таковых…

 

* * *

 

Вторым отрядом нашей поддержки должны стать военные, которые нынешним режимом низведены до положения нищих люмпенов.

Укрепившись и развернувшись, тайное государство способно взять в свои руки, например, программу обеспечения жильем офицеров. Имеющиеся даже сегодня в распоряжении технологии позволяют и небогатому государству снабдить каждого офицера трехэтажным коттеджем со всеми удобствами. Приведем лишь один отрывок из книги «Оседлай молнию!».

«…Вот дом типа „Сибиряк С08“. Он есть, его уже видели многие. Шедевр продуманной технологии каркасно-сборного строительства. Эдакий гигантский конструктор „Лего“, который перевозится в стандартном железнодорожно-морском контейнере, причем сама эта коробка становится органичной частью дома. Быстрее всего собирается вариант трехэтажного дома без фундамента. На относительно ровной площадке собирается стальная рама-основание, которую делают строго горизонтальной, регулируя четыре короткие ноги-винта, как у холодильника на кухне. За считанные часы бригада обычных работников по инструкции собирает каркас и стены из щитов „слоеной“ конструкции, которые прекрасно хранят тепло и защищают от холода. Тут есть и стеклопакеты, и мягкая черепица, и уже нанесенная на стены краска. Тут имеются герметики стыков и базальтовый утеплитель стен, звуко-, водо – и пароизоляция, свободная внутренняя планировка стен. Три неполных рабочих дня – и поднимается новый дом, где первый этаж служит техническим оплотом дома, гаражом и местом для размещения автономной энергоустановки. Дом простой, но красивый – типа бунгало, с мансардой и островерхой крышей. Дальше его можно будет украшать разными деталями по собственному вкусу – эркерами, колоннами, наличниками.

Базовый блок – это площадь шесть на шесть метров. Но эти блоки можно комбинировать во множестве вариантов. Базовый вариант – это все же городское бунгало, которое прекрасно подходит и для сельской местности. Такой народный дом в три этажа занимает земли меньше чем сорок квадратных метров, и его можно строить на участке в три-четыре сотки. Десять рабочих с одним автокраном собирают один такой дом за 22 часа, причем кран работает сразу на сборку двух бунгало.

Можно «собирать» из этих домов-конструкторов мини-гостиницы, туристические базы, торговые комплексы, школы и детские сады. Если вы строите дом без фундамента, то его нельзя сделать более чем трехэтажным, больше 150 квадратных метров площадью. Если же будет фундамент, то эти ограничения исчезают.

Чем – то этот «молниеносный дом» без фундамента напоминает по идеологии своей знаменитого «жука» – «Фольксваген» гениального Фердинанда Порше, «народный автомобиль» Третьего рейха. Сверхбыстровозводимые бунгало без фундамента можно ставить в районах вечной мерзлоты (а это – 70 процентов территории РФ), в сейсмоопасных землях, в самых труднодоступных местах или там, где котлован под основание рыть ну никак нельзя: над подземными коллекторами, скажем.

Уже сегодня Сибиряков готов строить бесфундаментные коттеджи в 108 метров площадью, продавая их по 150 долларов за квадратный метр. Уже сегодня такие коттеджи могут обходиться покупателям в 12,5-15 тысяч долларов. Цену даже в самом начале строительства таких домов можно сбить до сотни долларов. Если же строительство пойдет с тем же размахом, что и возведение пятиэтажек в СССР в 1950-е годы, то можно снизить цену до 50–60 долларов. И тогда свои дома смогут завести миллионы семей, которые сегодня об этом даже мечтать не могут.

Каждый дом может быть снабжен простой ванной-гидромассажером – джакузи. Но не в этом самая суть. В каждом доме можно поставить автономные энергетические установки Фисенко, сделав их настоящими реакторами, которые смогут давать электричество круглый год, тепло – зимой, а кондиционированную прохладу – летом. Эти необычные системы обеспечат энергию не только для содержания дома, но и для семейного предпринимательства, для небольшого производства. Глава холдинга «Технологии-3000» в этом убежден.

И это уже не просто возможность решить жилищную проблему в стране за каких-то пять-семь лет – это уже возникновение новой цивилизации…»

Так что вполне логичным шагом становится перевод централизованного руководства жилищными программами для офицеров из рук какого-нибудь Госстроя или губернаторов в руки администрации президента России (то есть – в руки тайного государства). И тогда всего за два-три года офицеры получат прекрасное жилье и будут готовы перегрызть глотку любому, кто посягнет на правителя страны, превратившего их в полноценных людей. Понятно, что такая программа вызовет ярость у многочисленных чиновных и строительных мошенников, которые хотели бы доить бюджет страны десятилетиями и строить квартиры для военных по завышенным ценам. Но сделать они уже ничего не смогут: против президента не попрешь.

И вот в распоряжении тайного государства, еще не вышедшего из подполья, уже будут десятки тысяч вооруженных людей, прошедших через кавказскую войну. Можно создать нигде не зарегистрированный «Союз офицеров империи», можно помочь ветеранским организациям – и у нас появятся вполне боеспособные формирования, которые можно использовать для решения некоторых проблем внутри страны и за ее пределами. К тому времени улучшение экономического положения страны позволит поднять жалованье военным до хороших пределов.

 

* * *

 

Аналогичным способом тайное государство должно завоевать и легальные спецслужбы. Если же и их сотрудники начинают боготворить правителя страны, то поставить во главе их выходцев из тайного государства – дело чистой техники.

 

* * *

 

Огромным расширением имперской базы будет поддержка малого и среднего предпринимательства. Для этого достаточно создать якобы общественную систему из финансового фонда поддержки некрупного бизнеса, нескольких лизинговых компаний (которые примутся сдавать в аренду оборудование) и страховых компаний, достаточно с помощью пропаганды связать эту систему с личностью правителя – и дело будет сделано. Особенно если учесть то, что тайное государство начнет беспощадную тайную охоту на вожаков криминальных сообществ, завладевая их деньгами и отправляя «авторитетов» в мир иной.

Мы приобретем еще несколько миллионов горячих приверженцев – если считать жен, чад и домочадцев мелких и средних предпринимателей.

 

* * *

 

К этому времени можно полностью захватить и господство в телевизионном пространстве.

Итак, сегодня телевизионная мафия вытягивает из власти громадные деньги. Это, в общем, немудрено: власть не может обойтись без этого гадюшника «гипнотизеров» и «политтехнологов» неопределенной профессиональной и половой ориентации. Ведь нужно как-то заставить народ голосовать за президента, который за время своего срока не сделал практически ничего, положения русских не улучшил и ни одной проблемы не решил.

Но надобность в этой банде совершенно отпадет, едва только в России закипит экономическая жизнь, едва только каждый день станет приносить все новые и новые свершения, открытые производства, изобретения или успешные испытания. Тайное государство сможет в изобилии поставлять информационные поводы, будь то испытания новой аэрокосмической системы, переселение офицеров в коттеджный поселок или загадочная смерть очередного «крестного отца».

Тогда останется совершить полный захват власти на телеканалах, с помощью психотехнологий превратив «знаковые» фигуры телевизионной мафии в своих марионеток. И тогда те, кто еще вчера с пеной у рта отстаивал американские ценности, клял «советский тоталитаризм» и «русский фашизм», начнут с огнем веры в глазах превозносить успехи новой империи.

А это – практически полная победа. Ибо кто из нас не ведает о страшной пропагандистской силе телевидения? Тогда на нашу сторону станет элемент, никогда не страдавший избытком логического мышления, – женщины.

 

* * *

 

Наконец, колоссальный источник социальной энергии, которую можно высвободить из-под спуда и направить на прорыв России в будущее, – это завоевание молодежной среды.

Нынешняя власть в России в политическом смысле крайне уязвима. Отбить у нее молодежь – дело вполне возможное. В самом деле, что нужно молодым впору, когда кровь бурлит, приходит любовь и рождаются честолюбивые планы? Деньги и свое жилище. Сами знаем, поскольку молодости своей забыть не успели.

Власть неокочевников в России ни того ни другого дать молодым не может в силу мерзкой природы своей. Тайное государство же представляет собой предпринимательство новой эры, бизнес-питомник. Неокочевники никогда не будут строить в России хорошее и дешевое жилье. Им нужно держать буквально запредельные цены, делая квартиры и дома настоящей роскошью, недоступной восьмидесяти процентам граждан России. Ведь это позволяет им загребать баснословные куши. Но именно наши фирмы могут строить дешевое, современное жилье, снабженное всей техникой для автономной жизни. И тайное государство же должно защитить строителей таких жилищ от посягательств местных разбойников.

В книге «Оседлай молнию!» мы целую главу посвятили возможной АМР – Армии молниеносного развития, формированию из 50–60 тысяч молодых людей, которое будет чем-то средним между полувоенной организацией, комсомольским строительным отрядом и гитлеровским Трудовым фронтом. Такая армия сможет вторгаться в целые регионы, строить там быстровозводимые дома, устанавливать энергосберегающую технику и проводить трассы транспорта нового типа – струнного. Эта АМР даст ребятам из ее рядов отличную возможность и заработать хорошие деньги, и жильем обзавестись, и связями с себе подобными на всю жизнь. АМР будет вооружена и легким стрелковым оружием – чтобы защищать свои стройки и объекты от возможных нападений мафиози и националистов. Всего за несколько лет такая АМР может преобразить Россию.

Все это будет разительно контрастировать с угрюмой обыденностью этой власти. Что она может предложить нынешней молодежи? Лишь набившие оскомину россказни о «счастливом капиталистическом будущем» да маршировку в рядах «Идущих вместе» невесть куда.

Капитализм скучен и пресен. Молодость же любит задор, азарт, приключения, дух состязания. Это даст им тайное государство и Братство. Клубы друзей спецназа, центры расширения способностей разума и физических возможностей, русский интерактивный Видеонет – все это станет и настоящей индустрией для увлечения молодежи, и каналами для пополнения рядов структур русского будущего. Здесь мы сделаем из русского юношества действительно новых русских.

Мы увлечем молодых – а они приведут к нам своих детей, и наделим мы детей сих силой полубогов и титанов. Потому что тот, кто на себе испытал всю мощь нейротехнологий, никогда по доброй воле от них не откажется и не захочет возвращаться в тесный и затхлый мир «частичных людей». Тот, кто почувствовал, как за спиной его раскрываются крылья, как разум его обнимает бесконечность, никогда не вернется к пошлым телевизионным сериалам и мышиной суете. Тот, кто осознает всю спящую в себе силу, никогда не прельстится на дешевые «побрякушки» развратного, алчного старика – индустриального мира, который уже давно пережил себя.

 

* * *

 

Благодаря вот таким ходам тайное государство и его правитель смогут завоевать самую надежную опору – массовую любовь. И тогда можно обойтись без внешних атрибутов подавления демократии, без всяких «эскадронов смерти», кандалов, ГУЛАГов и ОМОНов. Зарубежным наблюдателям будет не к чему придраться: внешне все будет обставлено как при настоящей демократии. Мы обойдемся без Пиночета и пиночетовщины.

 

ГЛАВА 21

Воображение – к власти (смелость, смелость и еще раз смелость)

 

На пути этой очень необычной «инвестиционной политики» нас поджидают многие опасности. Да многие из вас и сами укажут на них.

Мало завладеть десятками и даже сотнями миллиардов долларов, скрытыми сейчас в «загашниках» тех, кто изнасиловал Россию. Важно ими правильно распорядиться. Страшно подумать о том, что могло бы стать с этими деньгами, попади они в руки «легального» государства с его чиновниками.

Наверное, Лужков бы на эти деньги настроил кучу храмов, супермаркетов и всяких бронзовых истуканов от своего другана Церетели. Какой-нибудь Пал Палыч вбухал бы деньги в никому не нужную программу «Союзный телевизор». Я еще очень люблю приводить пример «Государственной инвестиционной корпорации», созданной незабвенным Ельциным в 1993 году. Она не нашла ничего лучшего, как за счет казны начать строительство нового здания издательства «Пресса» на улице Правды. Как раз в то время, как в старых зданиях там высвободилось столько площадей, которых девать-то некуда. И вот уже много лет на месте новостройки зияет громадный котлован, от талой и дождевой воды превратившийся в пруд. О-о, как озолотил кого-то этот котлован! При Сталине за такое вредительство ставили к стенке.

Нельзя, читатель, допустить, чтобы добытые из «сырья истории» средства снова стали добычей бездарных и вороватых чиновников-россиян. Уж они найдут способ снова украсть: либо войну учинят, либо примутся ладить трассу высокоскоростных поездов меж столицами, либо бросятся гасить долги по кредитам, которые нахватали Горбачев и ЕБН.

Нет, пусть этими деньгами, рассеянными по тысячам счетов в России и на Западе, управляет инвестиционная часть тайного государства, имитируя «свободную игру рыночных сил» и «волю» их номинальных хозяев-зомби. Пускай эта система будет организована так же, как и хорошая частная корпорация. В конце концов, стране нужен Хозяин с большой буквы.

Именно тайное государство при этом должно сотворить совершенно четкую систему инвестиционных проектов – тех самых точек для вложения добытых богатств.

 

* * *

 

Пусть это будут проекты, нацеленные прежде всего на совершение технологическою чуда, на прорыв России в Нейромир. Как правило, они относительно недороги, редко превышая по суммам стартовых затрат несколько десятков миллионов «у. е.». А то и просто миллионы. Например, наш уважаемый генерал Шам приводит такой пример: для того чтобы перевести всю нашу страну на цифровую телефонию с использованием западной аппаратуры, нужны вложения в несколько сотен миллиардов долларов. Но если использовать оригинальные цифровые системы русских разработок, то на это потребуется около трех миллионов долларов первоначальных инвестиций – а остальное обеспечат сами небогатые граждане России, готовые платить за установку телефона.

В этой сфере, как никогда, актуален лозунг: «Воображение – к власти!» Ведь в наступающей эпохе старая «солидная» логика рушится, наступает время, когда возможно все. Нужно отбирать самые смелые технологии и изобретения, которые сделают новый мир реальным. Я не буду, читатель, повторяться: настоящий путеводитель по технологиям новой эпохи вы найдете на страницах «Третьего проекта».

Отобрав же эти технологии и вложив в них деньги, доведя их до коммерческой готовности, нужно затем насаждать их по всей России, защищая от всяческих попыток их уничтожить. Если в городе Энске какая-то собака мешает устанавливать дешевую цифровую связь, то она должна быть устранена. Разными, читатель, способами.

Одновременно тайное государство выполнит миссию огромной важности: оно создаст великолепные инвестиционные возможности для тысяч не связанных с ним предпринимателей, банков, акционерных обществ. Одни получат просто предприятия, в которые можно вложить деньги. Другие – огромное снижение затрат на производство за счет доступа к революционным системам энергетики, транспорта и связи, услуги которых будут намного лучше и дешевле, чем у монстров старой эпохи. Чем у РАО «ЕЭС» или, скажем, у «Мосгортелефонсети».

 

* * *

 

Тайное государство может спасти и высшие отрасли индустриального уклада. Давайте попробуем смоделировать судьбу авиастроения, например.

Итак, внешне все благочинно. Нет никаких признаков насилия. Газета «Коммерсантъ» пишет, что создана большая многоотраслевая компания «Воздушный флот-XXI», официальный состав акционеров которой мало что говорит. Какие-то офшорные компании, какие-то иностранные фирмы. Ни одного процента в новой структуре не принадлежит государству. Но, как предполагает газета, за этими акционерами стоят очень крупные нефтяные капиталы и, возможно, «алюминиевые» миллиарды.

«За кадром» остается то, что деньги в эту структуру вложили действительно крупные воротилы, получившие подсознательный приказ от тайного государства, которое поставило во главе «Воздушного флота-XXI» свою команду. Сюда же пошли и несколько сотен миллионов долларов, добытые из главарей преступных сетей, которые сделали их на торговле водкой, наркотиками, на «крышевании» проституции и казино.

Всего через два годы газеты запестрят восхищенными статьями о том, что компания построила и сдала в аренду десятки самолетов нового поколения, в основном – лайнеров фирмы «Туполев». Причем сдала на более выгодных условиях, нежели западные авиастроительные компании. СМИ на все лады распишут, как успешно работает дочерняя структура суперкомпании, акционерная «Глобал Эйр Карго», которая обзавелась мощным флотом из транспортных кораблей, типа «Руслан», «Ан-70», «Ту-224» и теперь оперирует на мировом рынке воздушных перевозок. («За кадром» останется то, что в случае войны эта компания моментально преображается в филиал военно-транспортной авиации новой России.) Экономисты воспоют экономический рост от воскрешения авиастроения. А вскоре весь мир с восхищением увидит, как тяжелые воздушные корабли русской компании запускают в полет новые космические ракеты-носители, захватывая еще один сегмент мирового рынка…

Это, так сказать, всего одно возможное воплощение тайного государства. Но можно представить себе подобные компании и в других областях. Например, в производстве новейших спутников связи и зондирования планеты. Или в биотехнологии. Впрочем, вы и сами, читатель, силой своего воображения способны дорисовать картину.

 

* * *

 

Нет, читатель, всего мы предугадать не можем, всех фантастических технологий инвентаризировать сейчас не в силах.

Но мы знаем еще одно средство добиться невиданного в истории рывка нашей страны – нужно сделать ее убежищем, удобной гаванью для всех изобретателей мира, которых отвергает индустриальный капитализм. Именно их Тайное государство должно через своих агентов всячески к нам заманивать, создавая им здесь коммерческие предприятия, опекаемые и защищаемые помимо их ведома.

И тогда мы получим такие объекты для инвестиций и такие прорывы, о которых сегодня даже помыслить не можем. В этом случае мы можем организовать выкачивание лучших умов даже из США – потому что здесь, у русских, они получат свободу самовыражения, признание и защиту.

Хотите хороший пример?

Живет нынче в США гений – Дин Кэймен. Уже немолодой – 1952 года рождения. Его по праву можно считать реинкарнацией Томаса Альвы Эдисона, великим изобретателем и предпринимателем в одном лице. Вот уже несколько лет (на момент написания этой книги) у него работает уникальное двухколесное средство передвижения – «Джинджер». На шести обычных «пальцевых» батарейках эта штуковина, неся на себе человека, может преодолеть 25 километров со скоростью 20 км/час. То есть это практически действующая модель полноценного электромобиля.

В прессе мельком сообщалось об этом. Помню даже фотографию президента Клинтона, который беседует с Кэйменом. Уникальность изобретения и отсутствие обмана засвидетельствовали такие знаменитые в США люди, как один из отцов «Apple» Стив Джобс, Майкл Шмецлер из банка «Credit Suisse First Boston» и хозяин известнейшего в мире Интернет-магазина Amazon.com миллиардер Джефф Безос, президент компании «Xerox» Пол Аллер и известный венчурный капиталист, один из инвесторов проекта Джон Дойр.

Кстати, сам Кэймен ненавидит нынешнее общество США, которое делает кумирами не предпринимателей и ученых, а попсовиков и спортсменов. В 1991 году он основал движение с нескромной аббревиатурой FIRST (За торжество и внедрение науки и техники).

Казалось бы, США имеют все возможности произвести переворот в современной технике. Но покуда не спешат. А давайте представим теперь, что Кэймена озолотит наше тайное государство и создаст ему все условия для того, чтобы он мог стать миллиардером и капитаном крупного производства, работая в России, а не в США. В конце концов, Сталин же не поскупился когда-то на покупку отвергнутого в США танка Уолтера Кристи, и именно эта машина стала прототипом «летающих драконов» – сталинских танков серии «БТ».

Нужно приманивать в Россию как можно больше кэйменов всех национальностей, давая им здесь и свободу бизнеса, и защиту от всех возможных посягательств.

 

* * *

 

В особую статью выделим развитие технологий «человекостроения» – технологий усиления возможностей нашего мозга. Именно это позволит нам сделать тайное государство еще и системой центров подготовки тех, кто должен раз и навсегда расправиться с новыми кочевниками и самыми мерзкими типами из «новых русских», – всечеловеков, людей новой расы.

Породив их, мы получим самое главное оружие нашей победы – расу сверхтворцов и гениев. А что такое гений в новом мире? Все равно что высокоразвитый машиностроительный комплекс в прежней, индустриальной эпохе. Гении могут сделать все: изобрести то, что перевернет мир, разработать уникальные технологии, совершить эпохальные открытия в науке, добиться невиданных свершений в предпринимательстве или одержать блестящие победы на поле боя.

Приведу небольшой пример. Например, русский гений Попов в 1895 году с помощью копеечных деталей (электромагнитных катушек, батарей, стеклянного сосуда с железными опилками и медной проволоки) создал то, что перевернуло мир: радиосвязь. К сожалению, в царской России он не нашел нужной поддержки, и радиопромышленность стала развиваться не у русских, а у немцев, американцев, британцев и итальянцев.

Но представьте себе, что в тот момент существовало бы наше тайное государство. Попов сразу же попал бы под его опеку, и дюжина богатейших купцов, вместо того чтобы тратить свои денежки на сто первый волжский пароход или на парижские кутежи, вложила эти средства по кодирующей команде: в возникшую радиопромышленную корпорацию. И эта корпорация в считанные годы захватила бы огромный рынок, и тогда в нее потекли бы деньги множества мелких инвесторов.

А теперь представьте себе, что тайное государство в те времена свело воедино сразу нескольких гениев – и авиаконструктора Сикорского, и ракетчика Циолковского, и создателя телевидения Зворыкина, и Котельникова, придумавшего парашют… И, поддержав каждого, превратило их изобретения в коммерческие предприятия, организовав первоначальные инвестиции в них. А еще представим себе, что уже в то время тайное государство начало целенаправленный процесс поиска гениев и их культивирования, из-за чего феномены ракетчика Королева, атомного физика Курчатова, организатора Берия, лазерщика Басова появляются намного раньше. В таком случае вся история нашей страны могла пойти иначе, и к 1961 году в Петербурге государь император мог бы подписать указ о назначении первого генерал-губернатора на русской лунной базе.

СССР – 1, погибший в 1991 году, в свое время рывком ушел от отсталости и бессилия, создав в 1930-е годы огромную сферу производства машин – средств производства. СССР-2, который должны породить мы на месте умирающей Россиянии, обязан построить прежде всего систему производства людей наивысшего качества, представителей новой расы. Ибо производство гениев есть метатехнология – технология для создания других технологий.

Воображение – к власти!

 

* * *

 

Что можно сделать настоящими «питомниками будущего»?

Университеты и школы!

Никакое тайное государство не может просуществовать без того, что я назвал бы «островами будущего» в стране. Островами, в которых будет кипеть своя жизнь, в чем-то независимая от тайного государства. Пусть это будут лаборатории прогресса, искатели нового. А сделать их своими союзниками, частью сети нового мира – это не так уж трудно.

В книге «Оседлай молнию!» мы попробовали обрисовать возможные «острова будущего» – небольшие города, попавшие под власть людей из Братства или тайного государства, «наукограды».

Но есть у меня лично еще одна мечта. Кто-то – уж не помню, кто, – сказал умную вещь: если в индустриальном обществе главным институтом была Фабрика, то в новом мире – центр производства знаний, Университет. Меня всегда привлекал образ университета как нового монастыря, такой же цитадели культуры и науки, как и русские обители XIV века. Образ университета, особого мира…

В самом начале 2003 года мы с друзьями, поглядев на предвыборное мельтешение партий и партиек, решили: все они – тупиковые пути развития, ни одна не может вывести страну из цивилизационного кризиса. И составили мы тогда надпартийную платформу, где был весьма интересный пункт. Сводился он к тому, что нужно создать «острова будущего» из учебных заведений.

Мой товарищ Юрий Крупнов говорит прямо: нужно дать вузам реальную автономию. Надо набраться смелости и освободить их от налогов, если они занимаются бизнесом. Пусть они занимаются Интернет-бизнесом, ставят у себя и зверофермы, и мини-пекарни, и теплицы. Пусть создают у себя технопарки и центры научно-технического творчества.

Ведь все равно нынешнее государство систему образования содержать не может, а предлагаемые им реформы в этой области – бред собачий и намеренная дебилизация нашего народа. А если оно не в состоянии обеспечить нормальную жизнь образованию, то пусть признает право вузов на занятие бизнесом. (Тех, кто опасается превращения университетов в центры производства «паленой» водки, успокоим: это легко пресекается, особенно тайным государством.)

То, что можно сделать, опираясь на университеты, я лично вижу на примере МГУ и его ректора, хитрого крестьянского сына Виктора Садовничего. Когда-то варварский коммунистический режим сделал его, сельского паренька, представителем имперской научной элиты.

И вот теперь Садовничий уверенно ведет корабль МГУ через штормы новой Смуты. В душе он остался оборотистым и хитрым крестьянином, для которого главная задача – выжить и сохранить хозяйство при любой власти. Поэтому он смог найти путь к сердцу и Ельцина, и Лужкова, и Путина. При этом он смог создать при университете и небольшой технопарк, и школу для детей «новорусских», за которых их папаши платят по тысяче долларов в месяц. В итоге Садовничий получает деньги на то, чтобы учить молодежь из бедных слоев. И он же не боится прилюдно плевать на «реформаторских» шавок из правительства, стремящихся превратить русское образование в американоидную свалку.

Таким людям можно поставить задачу, их можно щедро вознаградить, их можно индоктринировать – и тогда подобные университеты превратятся в процветающие острова новой цивилизации, в оплоты СССР-2. А тамошние студенты легко превратятся в оплоты Братства, в штурмовые отряды нового мира.

 

* * *

 

Вкладывая отобранные у «тупиковой ветви эволюции» деньги именно в такие проекты, тайное государство очень быстро вернет вложения. Оно вернет их даже в том случае, если успехом кончится всего половина из начатых предприятий на магических технологиях. Все равно то, что окажется успешным, принесет столь фантастический эффект для экономики, что убытки покроются тысячекратно, а страна избежит позорного краха.

Но это же даст тайному государству (этому инженеру будущего) и другую возможность: смело вкладывать экспроприированные деньги во вполне индустриальные проекты. Отнесем сюда и ВПК (ради перевооружения наших армии, авиации и флота), и авиакосмический комплекс, и транспортные проекты, и сверхсовременное станкостроение, и тонкую химию, и биотехнологии, и производство компьютеров. Все эти сферы также важны. Скажем, строительство скоростных трасс струнного транспорта Юницкого (о чем мы писали в «Оседлай молнию!») позволит покрыть даже самые труднодоступные районы России сетью футуристического транспорта, обеспечив огромной державе транспортную связность, как бы приблизив разные части России друг к другу. А вложения в Транссибирскую магистраль и водно-железнодорожный путь «Балтика-Волга-Каспий-Персидский залив» позволят русским переформировать мировые грузопотоки, замкнув их на себя.

Для таких проектов тоже нужна смелость.

Так что лозунг «Воображение – к власти» – это не красное словцо, а самая что ни на есть насущная необходимость.

 

ГЛАВА 22

Социальное творчество: долой навязанные химеры!

 

В конце концов тайное государство выйдет на поверхность, сменив собой старое, официальное государство или окончательно завладев его здоровыми частями. Не знаю, когда это может случиться. Может быть (как мы предполагаем в книге «Оседлай молнию!»), это случится в момент, когда Америка, ведомая Вечным рейхом, попытается совершить военное нападение на воскресающую Россию.

Мы должны победить в этой войне. И когда это произойдет, мы скажем: «Прощай, трехцветная Россияния. Да здравствует новая, великая Россия!»

Я не стану, читатель, рисовать картины этой новой России, потому что предвидеть этого нельзя. Но знаю одно: в итоге возникнет мир, созданный по русским лекалам и в наших интересах. Мир, в котором правила игры будем создавать мы, а не какая-либо иная цивилизация. И в этом мире нам будет удобно. Законодателем мировых мод станет Москва (или какой-нибудь Новоновосибирск), а не Париж, Лондон или Нью-Йорк.

Уверен я и в другом – в том, что мы наконец отбросим прочь дурацкие и нелепые химеры, навязанные нашей социальной практике, создав свои порядки.

Давно, читатель, очень давно нами правят какие-то глупые условности, придуманные не нами – то французскими просветителями, то американскими либералами, то ООН. Какой идиот придумал совместное обучение мальчиков и девочек в школах? Давным-давно известно, что у них – разная скорость созревания, разные типы мышления и поведения, разные интересы. Уже всем умным людям ясно, что из-за этого «совместного воспитания полов» мы получили инфантильных мужчин, мужчин-тряпок, которых не уважают собственные жены (презрение к «примитивным мужикам» закладывается еще в школе).

Наверное, в ходе нашего социального творчества мы возродим раздельное обучение мальчишек и девчонок – по крайней мере до старших классов.

Кто сказал, что телесные наказания в школах – это плохо? Расцвет «гуманизма» уже привел к появлению миллионов малолетних преступников и наркоманов.

Достижения психотехнологий позволят нам, например, не держать сотни тысяч «ментов» – эту банду тупых вымогателей. Системы скрытых допросов позволят стопроцентно выявлять преступников и выведывать у них все улики – без всяких пыток и многодневных допросов. Преступник сам подскажет, как его загнать в ловушку. Благодаря этому можно сделать полицейский аппарат компактным и высокооплачиваемым, сохранив нормальную систему суда – с адвокатами и присяжными.

Психотехнологические методы дознания позволят нам выходить прямо на организаторов наркотических сетей, и можно будет поступать с ними так, как когда-то Сталин поступал с полицаями и немецкими военными преступниками, – вешать их принародно.

Эти же психотехнологии позволят нам переписывать личность безнадежных рецидивистов, вместо того чтобы их казнить или долгими годами держать в «зонах», где они превращают в преступников нормальных людей. (Это технически возможно уже сейчас, но пока чересчур дорого.)

Наконец, психозондирование Игоря Смирнова уже сегодня может «просеять» тех, кто работает с детьми, выявив всех садистов и педофилов.

 

* * *

 

Знаете, читатель, американский писатель-фантаст Роберт Энсон Хайнлайн – один из моих любимейших авторов. Мне больше всех его романов нравится «Звездный десант» («Starship Troopers») 1959 года. Это настоящий гимн военной империи и соответствующему общественному устройству. Есть там очень сочный отрывок, который я, не удержавшись от соблазна, процитирую здесь. Как пример возможного направления социального творчества. Речь идет о мыслях молодого солдата-десантника после того, как в их учебном лагере был повешен тот, кто убежал из части и по дороге изнасиловал и убил совсем юную девчушку. Армия в империи добровольна: за побег из учебного лагеря просто выгнали бы из армии, и тогда дезертир никогда не мог бы получить право голосовать на выборах и занимать государственные должности.

«…И тут я вспомнил диспут в нашем классе на уроке истории и философии морали. Мистер Дюбуа рассказывал о беспорядках, предшествовавших распаду Североамериканской республики в конце XX века. Из его слов выходило, что прежде, чем все пошло вразнос, преступления вроде совершенного Диллингером были так же обычны, как собачьи драки. И такой ужас творился не только в Америке – в России и на Британских островах было то же самое, да и в других странах… Но своего апогея это достигло в Северной Америке незадолго до того, как наступил полный абзац.

– Обычные законопослушные люди, – рассказывал мистер Дюбуа, – даже не ходили вечером в публичные парки. Это было связано с риском подвергнуться нападению жестоких, будто стая зверей, подростков, вооруженных велосипедными цепями, ножами, самодельными пистолетами… и быть в лучшем случае напуганными, а скорее всего ограбленными, возможно – опасно раненными или даже убитыми… Убийства, наркомания, воровство, разбой и вандализм стали обычным явлением. И не только в парках – такие вещи случались на улицах, средь бела дня, или во дворах школ, или даже в самих школах. Но парки были особенно опасны – честные люди старались держаться от них подальше после наступления темноты.

Я попытался вообразить, что такие штуки творятся в нашей школе, – и просто не смог. Или в наших парках… Парк – это ведь место для веселья, а вовсе не для того, чтобы обижать кого-нибудь. А уж убивать…

– Мистер Дюбуа! А разве тогда не было полиции? Или судов?

– Тогда было гораздо больше полиции и судов, чем в наше время. И все они были загружены работой выше головы.

– Похоже, я не могу этого понять…

Если бы мальчишка из нашего города совершил что-нибудь хотя бы наполовину такое плохое, и его самого, и его отца высекли бы при всем честном народе…

Между тем мистер Дюбуа спросил меня:

– А сможете ли вы дать определение «малолетнего преступника»?

– А-а… Н-ну, это те самые дети. Те, которые избивали людей.

– Неверно.

– А… Почему неверно? Ведь в учебнике сказано…

– Извините. Учебник действительно дает такую формулировку. Но если назвать хвост ногой, то вряд ли он от этого превратится в ногу. «Малолетний преступник» – понятие внутренне противоречивое, однако само это противоречие дает ключ к разрешению проблемы и возможность понять причины провала попыток разрешить эту проблему. Вам приходилось когда-нибудь воспитывать щенка?

– Да, сэр.

– А сумели вы отучить его делать лужи в доме?

– Э-э… Да, сэр. В конце концов…

– Понятно. А когда щенок пускал лужицу, вы злились на него?

– Как? Нет, зачем же. Он ведь еще щенок, он же не знает…

– А что вы делали?

– Ну, я ругал его, и тыкал носом в лужу, и шлепал.

– Но ведь он не мог понимать ваших слов.

– Конечно, не мог, но он понимал, что я на него сержусь!

– Но вы только что говорили, что не сердились на него…

– Нет, я только ИЗОБРАЖАЛ, что сержусь! Его ведь нужно было приучать, верно?

– Согласен. Но, объяснив ему, что вы им недовольны, как могли вы быть таким жестоким, что еще и шлепали его? Ведь вы сказали, что бедный звереныш не знал, что делает плохо! И нее же вы причинили ему боль? Как вам не стыдно! Может быть, вы садист?

– Мистер Дюбуа, но ведь иначе никак! Вы ругаете его, чтоб он знал, в чем заключается его проступок, и шлепаете, чтобы ему расхотелось впредь так поступать. И шлепать его нужно сразу же – иначе от наказания ничего хорошего не будет, вы его просто запутаете. И даже тогда он с одного раза не поймет. Надо следить и сразу же наказывать его опять и шлепать немного больнее. И он очень скоро научится. А просто ругать его – только зря языком молоть. Вы, наверное, никогда не воспитывали щенков.

– Почему же, многих. Сейчас я воспитываю гончую. Этим самым методом. Однако вернемся к нашим малолетним преступникам. Наиболее жестокие из них были примерно вашего возраста. А когда начинали свою преступную карьеру – даже гораздо младше вас. И вот теперь вспомним вашего щенка. Тех подростков очень часто ловили, полиция производила аресты каждый день. Их ругали? Да, и зачастую очень жестко. Тыкали их носом в содеянное? Лишь изредка. Газеты и официальные учреждения держали их фамилии в секрете – таков был закон во многих штатах для тех, кто не достиг восемнадцати лет. Их шлепали? Ни в коем случае! Многих не шлепали, даже когда они были малышами. Считалось, что порка или другие наказания, причиняющие боль, могут повредить неустойчивой детской психике.

Я подумал, что мой отец, должно быть, никогда не слыхал о такой теории.

– Телесные наказания в школах были запрещены законом, – продолжал мистер Дюбуа. – Порка дозволялась законом лишь в одной маленькой провинции – в Делавере. Полагалась она только за несколько преступлений и применялась крайне редко. Она считалась «жестоким и неординарным наказанием». Лично я не понимаю, что плохого в наказании жестоком и неординарном. Хотя судья должен быть в принципе милосердным, все равно его приговор обязательно должен причинить преступнику страдания, иначе наказание не будет наказанием. Ведь боль – основной механизм, выработавшийся в нас в течение миллионов лет эволюции. И этот механизм охраняет нас, предупреждая всякий раз, когда что-либо угрожает нашему выживанию. Так почему же общество должно отрицать такой хороший механизм выживания? Но тот период был просто переполнен ненаучной, псевдопсихологической бессмыслицей. И о неординарности: наказание должно выходить из ряда вон, иначе оно не сослужит никакой службы.

Мистер Дюбуа указал пальцем на другого мальчика:

– Вот вы. Что произойдет, если щенка бить каждый час?

– Ну-у, он, наверное, с ума сойдет!

– Возможно. И уж, наверное, ничему не научится. Сколько времени прошло с тех пор, как директор нашей школы в последний раз применял к ученикам розги?

– Ну, я точно не помню… Около двух лет. Тот парень ударил…

– Неважно. Времени прошло достаточно много. Значит, это наказание настолько необычно, чтоб быть значительным, предостерегать и послужить уроком на будущее. Вернемся снова к нашим малолетним преступникам. Очень вероятно, что их не наказывали во младенчестве, известно в точности, что их не подвергали порке за преступления. Обычно все происходило в следующем порядке: за первое преступление «предупреждали» – и зачастую вовсе без участия суда. После дальнейших проступков приговаривали к тюремному заключению, но приговор обычно откладывался, и юнец «отпускался на поруки». Такой подросток мог быть несколько раз арестован и приговорен, прежде чем его наконец наказывали. Затем его помещали в тюрьму, вместе с другими такими же, от кого он мог воспринять только новые преступные обычаи. И если он не творил особенных безобразий во время заключения, то приговор ему смягчали и отпускали – «давали помиловку» на жаргоне тех времен.

Такие поблажки могли повторяться из года в год, а тем временем подросток преступал закон все чаще, все с большей жестокостью и изощренностью – и всегда совершенно безнаказанно, только со скучноватыми, но вполне комфортабельными отсидками иногда. А затем вдруг наступало восемнадцатилетие, так называемый малолетний преступник становился по закону преступником взрослым и зачастую через пару недель сидел в камере, приговоренный к смертной казни за убийство.

Мистер Дюбуа снова указал на меня:

– Вот вы. Допустим, что щенка просто отчитали, не наказывая его, и позволили ему пачкать в доме… Только иногда выставляли за дверь, но вскоре пускали обратно, предупредив на будущее, что так делать нельзя. И вот в один прекрасный день щенок вырос во взрослую собаку, так и не научившись не пачкать в доме. Тогда вы хватаете ружье и пристреливаете его. Что скажете по этому поводу?

– Ну, это, по-моему, глупейший способ воспитывать щенка!

– Согласен. Ребенка – тоже. Но кто же здесь виноват?

– Понятно, не щенок!

– Согласен, но все же объясните свою точку зрения.

– Мистер Дюбуа, – поднялась одна из девчонок, – но почему? Почему не наказывали детей, когда это было необходимо для их же блага? И не пороли тех, кто постарше, когда они этого заслуживали? Ведь такое наказание не забудешь никогда. Я имею в виду тех, кто действительно творил безобразия. Почему?

– Не знаю, – нахмурившись, ответил мистер Дюбуа. – За исключением той причины, что использование этого проверенного временем метода внушения понятий об общественном долге и соблюдении законов в сознание молодежи чем-то не устраивало ненаучную, псевдопсихологическую прослойку, именовавшую себя «детскими психологами» или же «социальными служащими». Видимо, это им казалось чересчур примитивным – ведь здесь нужны лишь терпение и твердость, как и при воспитании щенка. Я порой думаю: может быть, им зачем-то нужны были эти беспорядки? Однако непохоже на то: ведь взрослые почти всегда поступают из «высших соображений»: неважно, что из этого выходит.

– Но – боже мой! – сказала девочка. – Мне вовсе не нравится, когда меня наказывают, да и ни одному ребенку это не нравится. Но, когда нужно, мама делала это. Когда однажды меня высекли в школе, мама дома еще добавила. С тех пор прошло уже много лет. И я уверена, что меня никогда не потащат в суд и не приговорят к порке – веди себя как следует, и все будет в порядке. В нашей системе я не вижу ничего неправильного – это гораздо лучше, чем – ох, ужас! – когда за порог не ступить, чтоб не рисковать жизнью!

– Согласен. Юная леди, трагическая ошибочность того, что делали эти люди, заключалась в глубоком противоречии с тем, что они намеревались сделать. У них не было научно обоснованной теории морали. Конечно, различные теории на этот счет у них имелись, и они пытались жить по ним, и над их побуждениями я не склонен смеяться, но все эти теории были НЕВЕРНЫ – половина их была не более чем благими пожеланиями, а другая половина – просто рационализированным шарлатанством. И чем серьезнее они относились к делу, тем дальше были от цели. Они, видите ли, считали, что человек имеет моральный инстинкт.

– Сэр… но это действительно так! По крайней мере у меня есть…

– Нет, моя дорогая! Вы имеете КУЛЬТИВИРОВАННУЮ совесть, тщательнейшим образом тренированную. У человека нет инстинкта морали, он не рождается с ее чувством. Чувство морали мы приобретаем путем обучения, опыта и тяжелой умственной работы. Те злосчастные малолетние преступники не рождались с чувством морали, так же как и мы с вами! Но они не имели ни одного шанса выработать его – обстановка не позволяла. Что такое «чувство морали»? Это – усовершенствованный инстинкт самосохранения. Вот он присущ человеку от рождения, из него вытекают все аспекты личности. Все, что противоречит инстинкту самосохранения, рано или поздно уничтожает соответствующую особь и, следовательно, в последующих поколениях не проявляется. Это доказано математически и подтверждается для всех случаев. Инстинкт самосохранения – единственная сила, управляющая всеми нашими поступками.

Однако инстинкт самосохранения, – продолжал мистер Дюбуа, – может быть развит в значительно более тонкие мотивации, чем бессознательное животное желание просто остаться в живых. Юная леди, то, что вы ошибочно назвали «моральным инстинктом», есть не что иное, как внедренная в вас старшими истина: выживание общее гораздо важнее вашего личного выживания. Например, выживание вашей семьи, детей, когда они у вас будут… Вашего народа, если подняться выше. И так далее. Но истинно научное обоснование теории морали – только в личном инстинкте самосохранения! И теория эта должна обрисовать иерархию выживания, отметить мотивацию для каждого уровня этой иерархии и разрешить все противоречия. Мы на сегодняшний день такую теорию имеем и с ее помощью можем решить любую моральную проблему для любого уровня. Личный интерес, любовь к родным, гражданские обязанности по отношению к соотечественникам и ответственность за все человечество. И сейчас уже разрабатываются нормы для межпланетных отношений. Однако все моральные проблемы могут быть проиллюстрированы одной, несколько перефразированной цитатой: «Величайшей любовью наделен не человек, но кошка, умирающая, чтобы защитить своих котят». И однажды вы поймете проблему, с которой пришлось столкнуться этой кошке, и как она ее решила. Вы будете готовы проэкзаменовать себя и узнать, насколько высока моральная вершина, которую вам по силам преодолеть.

…Малолетние преступники были на самом низком уровне. Они рождались с одним лишь чувством самосохранения, самым высоким их достижением была хрупкая лояльность к «своим», к своей уличной банде. Но различные доброжелатели пытались взывать к их «лучшим чувствам», «проникнуть в душу», «пробудить их чувство морали». ВЗДОР! У них не было никаких «лучших чувств». Опыт показывал им, что все, ими творимое, – единственный способ выжить. Щенок не получает своих шлепков, а стало быть, то, что он делает с удовольствием и успехом, для него «морально»…Основа морали – долг: понятие, находящееся в таком же отношении к группе, как личный интерес – к индивидууму. Никто не проповедовал тем детям их обязанностей в той форме, в какой бы они поняли бы, то есть вкупе со шлепками. Зато общество, в котором они жили, бесконечно толковало им об их «правах»… И результаты нетрудно было предсказать, поскольку НИКАКИХ ЕСТЕСТВЕННЫХ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА В ПРИРОДЕ НЕ СУЩЕСТВУЕТ…

Я сказал, что «малолетний преступник» – понятие внутренне противоречивое. Под словом «преступник» имеется в виду «не выполнивший свои обязанности». Но «обязанности» – дело взрослых, а взрослым он станет тогда, и только тогда, когда получит представление о том, что такое обязанность, и будет ставить ее выше, чем собственный интерес, с которым он рожден. Никогда не было и быть не могло малолетних преступников. Но на каждого малолетнего всегда найдется по крайней мере один взрослый преступник, который в свои зрелые годы либо не знает своего долга, либо через него переступает.

И именно это явилось тем «гнилым столбом», из-за которого развалилась культура, во многих отношениях замечательная. Юные хулиганы, шляющиеся по улицам, были симптомом опасной болезни. Их сограждане (тогда гражданами являлись все) всячески укрепляли мифы об их «правах»… и при этом забывали об обязанностях. Ни одна нация, поступающая так, не может существовать…»

Я очень люблю этот отрывок. Ведь, по сути дела, это – небольшой трактат.

 

* * *

 

Я снова прошу понять меня правильно. В юности меня не воспитывали в традициях «Домостроя», я не состоял в тоталитарной секте и никогда не был затянутым в костюмчик комсомольским активистом со ртом, словно куриная гузка. Я всегда был русским парнем, представителем молодежи 1980-х, слушал тяжелый и металлический рок, носил длинные волосы и проклепанные браслеты. Впрочем, рок я и до сих пор слушаю.

Сейчас, столько лет спустя после гибели СССР-1, я вспоминаю свое детство, исход семидесятых годов, и вижу изобилие тех признаков нашей гибели, о которых говорил Хайнлайн.

И ведь это были сравнительно благополучные 1970-е, брежневская стабильность, обильный поток нефтедолларов! Не было ни нынешнего уголовного беспредела, ни войн, ни развала государства, ни повальной нищеты. Но уже тогда по улицам Одессы, где я рос, бродили стаи жестоких щенков, чувствовавших свою полную безнаказанность. То были зверьки конца 1950-х и 1960-х годов рождения, которые соревновались в жестокости уже не от нищеты, как послевоенное поколение, а от сытой жизни. И с ними цацкались именно так, как описал Роберт Хайнлайн. То же самое было и в Москве, и в Казани, и в Харькове.

В позднем СССР-1 кичились гуманизмом и осуждали телесные наказания в английских школах. Щенков не пороли, но в конце концов отправляли в детские колонии и спецшколы (считалось, что это гуманно), откуда они выходили уже законченными преступниками. Попав в армию в 1985-м, я видел, в какую клоаку превратили ее эти «непоротые поколения». Так что уже тогда было впору распускать ее и создавать новую. Теперь я понимаю, что именно ложный гуманизм и породил двуногих, которые разрушили мою страну.

Я в юности был бунтарем, но теперь давно уж стал отцом семейства. Я вижу, сколько опасностей грозит моим детям. Сегодня их могут изнасиловать, убить, «посадить на иглу». Их ждут сотни опасностей.

Я вижу загаженные, исписанные чудовищно безграмотными надписями лифты. Я понимаю, что русских как нации уже не существует, потому что прежний «гуманизм» уже превратил их в массу двуногих городских тварей. Посмотрите любой выпуск криминальной хроники – и вы увидите детей, которые убивают родителей, и родителей, которые лишают жизни своих чад. Посмотрите на молодых матерей-наркоманок, на тех, кто сдает своих дочерей на ночь пришельцам с Кавказа. Посмотрите на молодых еще, сорокалетних папаш, которые выгоняют из дому родных дочерей – потому что они, отцы, женились в очередной раз.

Но все это – всего лишь последние кадры «фильма», начавшегося в 1970-е. И потому я, говоря об СССР-2, не хочу возвращения того, что погубило СССР-1. Вот почему и подписываюсь под каждым словом из Хайнлайна.

 

* * *

 

Для восстановления нации нам придется отказаться от многих глупых химер и жить своим умом. Я уверен, что придется восстанавливать традиционную семью. Терпеть не могу чушь, которое несут про «непоротые поколения» как оплот свободы. Это действительно чушь. Даже английские аристократы знали розгу в детстве. Но нужно еще многое. Нужно снова научить родителей заботиться о своих детях и воспитывать их. Нужно и детей приучать к заботе о старых родителях, содержать их тогда, когда они станут немощными. Заодно, читатель, это решит проблему рождаемости среди русских.

Нам предстоит жить в очень странном мире. СССР-2 не будет слащавой картинкой рая. Система государственных пенсий все равно рухнет, потому что стариков через 20 лет у нас будет больше, чем молодых. Моему поколению (а я родился в 1966-м) государственные пенсии не светят. А это значит, что для большинства останется лишь один способ не умереть с голоду в преклонные годы: нарожать детей. Да еще и ввести государственный закон об обязанности детей содержать стариков.

В Нейромире, в котором отпадет надобность в огромных заводах и фабриках, отрывающих родителей от детей, широко распространятся небольшие семейные фирмы и предприятия. Вот там отцы и дети будут работать вместе, не теряя контакта. Там и воспитание нового типа пойдет. Понятное дело, что придется и родителей учить быть настоящими родителями.

Хайнлайн изображает мир, в котором высокая технология совмещается со свистом розги. Но таков уж парадокс Нейромира: он вызывает к жизни обычаи и порядки, которые совершенно не похожи на те, которые бытовали в индустриальной эпохе. Более того, они имеют намного больше сходства с нравами и традициями доиндустриального мира, эпох рабовладения и феодализма.

 

* * *

 

Не считайте меня обскурантом. Я всего лишь следую логике мировой истории. И, конечно, историческое творчество не замкнется только на воспитании детей и на семейном порядке – хотя это и очень важно.

Придется создавать новые законы устройства государства и армии, новые обычаи войны и дипломатии. Нужно будет изменять систему образования. Например, очень уважаемый нами питерский футуролог Сергей Переслегин доказывает, что для преодоления косности общества люди в мире будущего будут получать новое образование в 40 лет, доказывая то, что они не растеряли ни старых знаний, ни способности учиться и создавать новое.

Этот мир будущего – открытая книга, читатель. Ее еще предстоит написать всем нам. Но одно я скажу с уверенностью: водить пером по бумаге будут руки тех, кто отринет глупые догмы индустриального мира и мнение «мирового сообщества», положившись больше на свой ум.

 

ГЛАВА 23

Костяк СССР-2 – первый набросок

 

Итак, читатель, вооружимся с вами карандашом и попробуем набросать чертеж тайного (параллельного) государства. Попробуем представить его первоначальный вид.

Для начала, друзья, выбросим прочь предрассудки умирающей индустриальной эпохи: всякие там принципы разделения властей, несовместимости власти и предпринимательства, противопоставления государственного и частного.

Мы твердо уясняем: настоящий правитель России, который вознамерится стать ее воскресителем, не может опираться на нынешнее официальное государство, которое подобно мягкой гнили. Бесполезны и партии – они тоже детища умирающего времени. Партии в Россиянии – это либо «Единство», толпа самых что ни на есть врагов развития, скопище существ со стертыми лицами, болото, либо же – КПРФ с прогнившей, импотентной верхушкой, с идеологией возвращения во вчерашний день и с манерами мелких политиканов. Или же СПС – банда прозападных мутантов, «госсийских геформаторов», которые из кожи вон лезут, чтобы изобразить из себя «динамичных и современных». А в общем, все они – действительно тупики эволюции.

 

* * *

 

Что же нужно вместо всего этого? Отбросим всякую интеллектуальную робость. Сейчас настало время крайней зыбкости, когда возможно все. Сейчас самое время для творчества, для лозунга «Будьте реалистами – требуйте невозможного». Помните: для человека феодальной эпохи нынешнее государство с его министерствами, избирательными правами, свободой вероисповедания и предпринимательства показалось бы дикой нелепицей, оно повергло бы его в шок. Но теперь наступает время новых перемен, и перемен всеобщих.

Нужно создать необычную структуру Нейромира. В этой структуре нужно сплавить черты церкви, огромного медиахолдинга – и финансовой «империи» вкупе со спецслужбой. В нем должны быть система центров для подготовки элитных людей, специалистов высшего класса в любой области, сильная наука и комплекс высокотехнологичной индустрии. Нам придется ставить на энергичных людей, прирожденных вождей и организаторов – в любом деле, будь то война или малое предпринимательство.

В тайном государстве каждый найдет себе применение. Воинственные и доблестные – станут в ряды наших боевых формирований, тайных и явных. Умные, расчетливые финансисты и помешанные на компьютерном деле – пойдут наши банки и в специальные подразделения компьютерно-информационных войн. Талантливых инженеров и рабочих – «золотые руки» вберет в себя возрожденная промышленность. Изобретателей и искателей знаний – востребуют научные, инновационные центры, лаборатории и институты, технопарки и технополисы. Каждый станет частицей своей профессиональной корпорации, своего цеха, получит возможность движения вверх по цеховой «лестнице».

Нам придется выбросить за борт рати бездельников и пустомель вроде профессиональных политиков, писак, судейских крючкотворов и иной непроизводительной братии. Ибо лишний балласт в мировом шторме может пустить ко дну наш корабль.

Только такой сплоченный организм, где бизнес, воспитание людей и война связаны воедино, сможет вести борьбу на мировых финансовых рынках и пожинать с них свои доходы. Только такая структура способна невиданными темпами развивать высочайшие технологии, вкладывая в них средства от своих финансовых операций и от продажи своего сырья. Лишь так она вдохнет жизнь в наши поля, заводы и фабрики, в лаборатории и университеты, дав людям России достойные заработки, возможность иметь человеческие жилища и производить на свет детей – наше будущее.

Только тайное государство – сверхкорпорация сумеет делать инвестиции в выгодные, прибыльные проекты на Дальнем Востоке и на Тихом океане, в арабском мире и в Африке, отбивая все попытки западных конкурентов вышибить нас с богатых угодий. Только в такой форме мы сможем добывать нефть и газ в Тонкинском заливе и в Ираке, тянуть газопровод из Ирана в Индию, поставлять АЭС персам и индусам, торговать оружием без оглядки на американцев.

И лишь такая машина силы способна нанести сокрушительный ответный удар в случае агрессии внешних сил. Любой контрудар – информационный, финансовый или воздушно-космический. Сплотившись, мы сможем отстаивать свои национальные интересы, выжигать сепаратизм и преступность у себя дома, покупать чужих политиков и вытягивать из Запада все самое лучшее. Мы, черт возьми, именно так способны построить новую империю взамен погибших Царской и Советской. Только уже намного более прочную.

Нет, русским людям не нужно превращаться в «живые машины», подобно сектантам Муна, или в немытых оборванцев с автоматами. Тайное государство создаст новую породу людей: волевых, развитых умом и телом, повелителей высоких технологий и финансов. Тех, кто сможет вести бой и в горной теснине, и в киберпространстве Интернета. Лихих и грозных человеков третьего тысячелетия, которые, как и великий полководец Суворов, скажут: «Горжусь, что я – русский». И в новый, Третий проект России мы вовлечем всех, кто хочет идти с нами, всех, кому дорога история нашей державы, – татар и башкир, горцев и угро-финнов, калмыков и бурят. Ибо русский вбирает в себя всех. Скуластые и курносые, раскосые и большеглазые, темные и светловолосые, верующие во Христа и Богородицу – и в пророка Мухаммеда, мы пойдем в новый мир вместе. Тысячу лет мы уживались рядом друг с другом – так стоит ли менять эту традицию? Да и славяне обретут больше уважения соседей, коль снова станут вожаками, сильными и воинственными людьми, повелителями машин и науки. А не челноками, нищими и пьяницами, как ныне.

Не надо разваливать Россию, ссылаясь на то, что век прежних государств прошел. Черт возьми, каждой мафии нужна своя Сицилия. Пусть у нашей цивилизации Третьего проекта будет плотное территориальное ядро. Пусть у нас будет собственная страна, средоточие наши русских святынь и нашей культуры, надежное убежище от преследователей – и одновременно грозная крепость, способная защитить каждого из нас, наше дело и наше имущество всей мощью современного оружия.

Лишь построив государство будущего под оболочкой Россиянии, мы способны прорваться сквозь смерть и разложение, навеки разорвав порочный круг, в который загнали Россию «инженеры истории». Выйти к свету, на простор, к истинной независимости. Овладев историей, русские смогут дальше творить ее сами.

В этом – наш реванш за XX век. И даже больше…

 

* * *

 

Итак, во главе тайного государства – и это самое слабое место наших выкладок – должен стоять глава официального государства. Но только тот, кто решителен и кто осмелился пойти до конца.

Нарисуем в середине нашего чертежа центр тайного государства – Властителя, Верховного.

При нем будет существовать Управление кадров, наград и поощрений. Именно здесь и должен идти отбор людей, причем с применением лучших достижений русских психотехнологов. Только так мы сможем отобрать по-настоящему преданных великому делу людей, отсеяв мерзавцев, хамелеонов, карьеристов и садистов. Именно тут должны определяться заслуги граждан тайного государства. Скорее всего, вопросы награждений должен решать особый совет из награжденных ранее – аналог Георгиевской думы при царе.

И при Верховном же должна работать канцелярия, информационный центр.

 

* * *

 

И тут же, при Верховном, будет работать Высший совет, этакий аналог Избранной Рады при молодом Иване Грозном. Это будет собрание соратников и единомышленников, мозговой трест.

 

* * *

 

Очень важной частью тайного государства станет Система развития и применения нейро – и психотехнологий, сообщество ученых и их фирм-лабораторий. Здесь мы получим технологии подчинения нашей воле психики новых кочевников, врагов нашего народа. Здесь мы сможем создавать расу всечеловеков с фантастическими способностями. Здесь агенты тайного государства смогут проходить особую подготовку и овладевать технологиями, доведенными до стадии боевого и служебного применения. Например, технологии скрытого психозондирования и зомбирования, управления существами с покоренной психикой.

 

* * *

 

А дальше начинаются ветви тайного государства. Итак, ветвь первая – Добывающая.

Именно она должна превратить новых кочевников и низшую расу бандерлогов в сырье для построения новой России, превратить этих грабителей в источник средств и ресурсов для нового прорыва, идейного, технологического и экономического.

То, что мы условно назвали управлением «К», по сути дела станет очень сильной спецслужбой, главная задача которой – это охота на новых кочевников, очень крупных россиянских паразитов и бандерлогов, утилизация «добывателей трофеев». Как? Это очень трудная задача: любым способом получить доступ к физическим телам наших врагов, подвергнуть их скрытому допросу через систему Игоря Смирнова, выявить их богатства и тайные счета, дестабилизировать их организмы специальными воздействиями – чтобы затем превратить их в послушных зомби. И тут в ход должно идти все: и «непринужденные» беседы с президентом страны, и временные задержания (якобы по недоразумению), и «медовые ловушки» в виде женщин или иных сексуальных приманок, и тщеславие олигархов, и обман, и ложные деловые предприятия. В общем, все тонкости работы разведок, о которых знают профессионалы. Ведь на войне – как на войне.

Быть может, эту разведку тайного государства надо создать в недрах нынешней ФСБ РФ, по максимуму используя ресурсы легального государства. И нужно для этого лишь одно: с помощью скрытого психозондирования найти среди высших чинов спецслужб действительно надежного и преданного делу человека, поставив его во главе ФСБ. Так, чтобы эта служба занималась бы борьбой с действительными врагами нашего отечества, а не ловлей честных ребят с красными знаменами. Ну а чтобы сменить старое руководство ФСБ, есть тьма-тьмущая предлогов.

В этом случае очень легко довершить воссоздание системы КГБ, объединив ФСБ и Службу внешней разведки страны. И тогда появится возможность с гораздо большей эффективностью вести поиск «сырья истории» за пределами страны. Если же создать еще и отряды особого назначения для особо щекотливых операций по проникновению на зарубежные виллы «новых русских», то…

Я допускаю вариант того, что тайное государство может поставить верного человека и во главе ГРУ. И тогда возможно использовать потенциал его разведывательных подразделений, его боевых пловцов, например. Благо многие виллы наших бандерлогов стоят у самого синего моря во Франции и Испании.

Ну а для того, чтобы обеспечить деятельность той части нашего параллельного государства в чисто финансовом смысле, можно начать его работу с самой легкой и глупой добычи: криминальных группировок. Они и дадут нашему управлению «К» первые десятки миллионов долларов, обеспечив самоокупаемость и хозрасчет в его работе.

Очень быстро это позволит перейти от конфискации «общаков» и накоплений «крестных отцов» к захвату более крупной добычи.

Заметим также, что эта часть второго государства поведет захват легальных министерств. Таких, как Минэнерго, Минатом, МПС, Госстрой, Минсвязи, Госкомитет по оборонному заказу.

 

* * *

 

Параллельно с разведкой понадобится система «Сеть» – сеть людей, которые станут операторами-поводырями зомбированных тайным государством деятелей. Они должны внедряться в банки и компании, скорее всего – под видом неприметных референтов или же начальников служб безопасности. Именно так тайное государство должно пронизать своими связями и «Газпром», и нефтекомпании, и «Транснефть», и «СГ-транс», и важнейшие министерства. А внешне – вроде бы никакой национализации. Мудрый экономист XX века Дж. Гэлбрейт как-то заметил, что важно не то, кому принадлежит собственность, а то, кто ею управляет. А управлять будет подпольное государство.

 

* * *

 

Следующей частью тайного государства можно сделать часть инвестиционную. Ведь мало отобрать у бандерлогов деньги и поставить под контроль их финансовые потоки – их надо еще с толком использовать.

Прежде всего тут будет Финансовая система, очень-очень важная для нашего успеха. По сути дела, она превратится во второй бюджет России, бюджет ее развития. Не видимый ни Западу, ни Вечному рейху, ни отечественному сброду. Ни одна комиссия из МВФ или Мирового банка никогда не появится в этой системе. Не нужно представлять ее в виде какого-то огромного мешка или банковского счета, на который сбрасываются добытые деньги. Это слишком грубо и очевидно. Нет, то будет скорее банк данных на множество счетов, фирм и компаний, некое рассеянное по множеству точек казначейство тайного государства.

Тут же будут банки и компании, которые смогут вести операции на внешнем рынке, удачными спекуляциями увеличивая финансовые ресурсы новой России. Как это делать, читатель, описано в «Третьем проекте».

И эта же система выступит нашим плановым органом, придирчивым экзаменатором бизнес-планов тайного государства.

 

* * *

 

Для того же, чтобы с умом вложить добытые ресурсы, в Инвестиционной части нашего подпольного государства необходимо создать разветвленную систему «точек приложения сил». Например, тут просто необходим свой экспертный совет. А еще, как минимум, управление «П» – аналог 6-го управления КГБ СССР, занимавшегося поиском необычных технологий и экономической безопасностью. Пока еще можно набрать в него ветеранов с опытом именно такой работы.

Именно в этой ветви тайного государства нужно поместить управление делами президента РФ, превращенное в закрытый от посторонних глаз концерн (естественно, сменив и главу администрации, и главу УД на своих людей). Помимо этого, здесь будет множество как бы независимых фирм. Все они должны заниматься технологиями будущего, Нейромира.

Я вижу тут и очень интересные компании, которые носят ярко выраженное двойное назначение. Скажем, команда программистов и компьютерных гениев может и товар мирового уровня создавать, и в лихую годину врага за океаном атаковать, устроив в его стране хаос и катастрофы.

Система прогноза и предвидения, которая в обычной жизни помогает заработать большие прибыли в спекулятивных операциях на финансовых рынках планеты, в случае войны превращается в оружие уничтожения финансовой системы врага, в орудие выборочного убийства целых корпораций.

Аппаратура, которая может изменять свойства нефти (ее вязкость), в одном случае оживит скважины в России. А в другом – может погубить нефтепроводы в стране врага.

Фирмы – носители подобных технологий – и составят особый корпус в нашем скрытом государстве.

 

* * *

 

Финансовая система скрытого государства и «туманность» ее инновационных фирм станут основой новой экономики нашей страны, свободной от идиотских ограничений монетаризма.

Можно сделать так, чтобы фирмы – создатели будущего концентрировались вокруг негласных, нигде не учтенных банков-фондов, в дела которых никогда не смогут сунуться инспекторы из официального Центробанка РФ. То будет наша, русская банковская система, в которой процент по кредитам будет очень низким – чтобы не кормить очередного банкира «демократической национальности», а развивать русский сектор экономики Нейромира. Эти формально несуществующие банки станут полностью финансировать частные компании тайного государства, и последние смогут полностью сосредоточиться на разработке новых товаров, повышении их качества и захвате рынков. Им не придется иметь дело с акционерами, которые по-шакальи требуют прибылей по принципу «нет, нет, нет – мы хотим сегодня». Здесь не будет этого чудовища, «народного капитализма», со множеством рвачей – мелких держателей акций. Здесь изобретатели и творцы смогут становиться настоящей, богатой элитой, вытесняя низшую расу бандерлогов – россиянских новых кочевников.

Именно тут сосредоточатся фирмы, специализирующиеся на энергосбережении и автономной энергетике. Именно они помогут русским приобрести независимость от хищных чубайсоидов, которые захватят в свои руки струю энергетику и попытаются выпить из нас все соки через высокие тарифы на электричество и тепло.

 

* * *

 

Еще один узел потаенного государства мы назовем Координационным комитетом. Это – наш «Госплан № 2». В задачу этого органа входит связь с так называемыми «островами будущего». Мы ввели этот термин в книге «Оседлай молнию!», обозначив им города, университеты и предприятия, управляющие которых сами пошли на широкое внедрение чудесных, «закрывающих» технологий. Каждый такой «остров» должен получить от тайного государства и технологическую помощь, и инвестиции, и физическую защиту. По сути дела, так параллельное государство сможет расширяться, устроив что-то подобное так называемому триумфальному шествию советской власти в 1917–1918 годах.

С другой стороны, Координационный комитет сможет планировать вложения в эффективные индустриальные проекты. Например, в лизинг авиатехники и промышленного оборудования для малого бизнеса, в экспорт русских АЭС в перспективные страны, в продажу за рубеж оружия и другие сферы, которые вы при желании можете очертить сами.

В этой же «епархии» я бы хотел видеть и фирмы с индустриальными технологиями, способные быть и гражданскими «центрами прибыли», и орудием войны. Скажем, несколько корпораций с флотом новейших транспортных самолетов: «Ту-330», «Ан-70» и «Ан-124». В обычной жизни эти фирмы могут много зарабатывать на обширном рынке перевозок. В войну же они тотчас превратятся в средство быстрой переброски и мобильных частей, и боевых припасов.

Или, например, компании, владеющие беспилотными самолетами-наблюдателями. В мирное время они будут работать по заказам «Газпрома», трубопроводных структур и нефтяных гигантов, а в случае войны – моментально обратятся в эскадрильи разведчиков и беспилотных бомбардировщиков. Надо охотиться на полевых главарей сепаратистов – пожалуйста. Нужно навести удар артиллерии или тактических ракет на колонны западных агрессоров – беспилотники к вашим услугам. В случае чего они могут уничтожить важные объекты на сопредельных территориях. Например, американский радар-гигант в эстонском Раквере.

Представим себе, например, компанию – владельца траулеров, ведущих промысел рыбы в Северной Атлантике. Она стабильно приносит доход. Но в случае войны те же траулеры выбросят в нужных точках океана аппараты с магнитными стрикторами, и те своим низким гулом «забьют» микрофоны американской системы СОСУС, позволив русским подводным лодкам проскользнуть через натовский оборонительный рубеж «Гренладия-Исландия-Шотландия», после чего они выйдут прямо к побережью США.

 

* * *

 

Наконец, под началом Координационного комитета будут работать лизинговые и страховые компании параллельного государства. Получив рабочие капиталы, они смогут заказывать промышленности и корабли, и самолеты, и всяческую технику для малого и среднего предпринимательства (пекарни, станки, производственные линии разных назначений). Затем все это будет сдаваться в аренду российскому бизнесу. И тем самым мы не только оживим производство – мы еще и усилим класс производящих предпринимателей, получим слой тех, кто на нас молиться будет.

 

* * *

 

На схеме мы нарисовали еще одно важное управление – «Т». Именно оно должно заняться овладением критическими территориями нашей страны и их развитием.

Посмотрите на тихоокеанские земли России. Сегодня они пребывают в глубоком кризисе. Здесь разрушается инфраструктура, нищают русские люди. Японцы и китайцы, посматривая на Россию с презрением, предвкушают раздел этих богатейших сокровищниц. Здесь власть поделена между организованными преступными группировками, которые делают миллиардные барыши на ловле крабов и морепродуктов высочайшего качества, на рыбе и редких минералах, на эксплуатации приватизированных портов и контрабанде. Все эти миллиарды уходят в частные карманы, никак не развивая ни Камчатку, ни Сахалин, ни Курилы, ни Приморье или Чукотку.

Управление «Т» будет действовать через свои территориальные компании, каждая из которых возьмет под себя конкретный регион. Они начнут охоту на местных бандитов, завладеют их богатствами и возьмут под контроль те сферы деятельности, которые до сих пор обогащали новых кочевников. Перехватив эти финансовые потоки, территориальные компании направят их в развитие самых перспективных земель нашей страны. Я надеюсь, что тем самым мы сможем превратить бедствующие сегодня регионы в сверкающие витрины новой, успешной России. И те же Курилы станут островами с необычной промышленностью, богатыми жителями и прекрасными домами-усадьбами, оснащенными всеми достижениями энергосберегающей техники и автономными энергоустановками.

 

* * *

 

Совершенно отдельно отметим АМР – Армию молниеносного развития, очень подробно описанную в книге «Оседлай молнию!». Здесь же только напомним, что это есть 40-50-тысячный корпус молодежи, этакий вооруженный легким стрелковым оружием строительный отряд, который можно бросать в ту или иную область России, чтобы построить там целые города из домов по новейшим строительным технологиям, новые линии связи на «закрывающих» технологиях или же оснастить электростанции оборудованием, которое способно снизить расход топлива на 15–20 процентов. При всем этом вооруженная АМР сможет отбить любую попытку мафиози или чиновников помешать ей развивать страну.

 

* * *

 

Еще одна ветвь тайного государства – это ветвь информационной борьбы, влияния на умы. Мы поместим сюда управление «О» (перехват контроля над электронными СМИ) и «М» (разработка новейших технологий пропаганды).

Зачем они нам? Сами поглядите ни то, как беспомощен нынешний президент, формально командуя двумя государственными телеканалами. Ему не на кого опереться. Телевидение наглухо захвачено практически однородной и этническом плане (отнюдь не славянской, не тюркской и не горской) стаей, лопающейся от самонадеянности, при этом местечково агрессивной, выросшей на разрушении всего и вся: государства, чувства патриотизма, наших национальных святынь. Эти господа на каждом углу кричат о своей исключительности, о своих небывалом интеллекте и «креативности», хвалят друг друга и без устали награждают себя самих всякими премиями и «академическими званиями». Хотя если разобраться, то все их «телевизионные проекты» – это всего лишь бердичевские копии с американских и английских программ. Сами они ничего нового придумать не в силах.

А наши специальные управления как раз и позволят разрушить монополию этой ораны, выдвинув вперед и новые идеи, и русские подходы к телевидению, сделав его не дубовым, не скучным, не казенно-«православным» (что могут натворить некоторые «патриоты»), а очень динамичным и интересным.

 

* * *

 

Ну и не забудем о силовой части нашего государства в подполье. Я изобразил его крайне схематично, как службу безопасности. Ее настоящее устройство будет гораздо сложнее. Тут ведь необходимо и внутри тайного государства порядок блюсти, и его людей от посягательств извне прикрывать, и некоторые операции спецназовскими методами обеспечивать.

 

* * *

 

Понятное дело, невозможно учесть всю сложность реальной жизни и начертить раз и навсегда завершенную схему. В ходе борьбы и работы многое изменится, переедет с места на место. Что-то отомрет, а что-то дополнится новыми структурами. Под решение конкретных задач будет меняться конфигурация всей системы.

Но главный принцип – создания новой реальности в недрах распадающейся старой – останется неизменным. По сути дела, это параллельное государство и станет костяком зарождающегося СССР-2. Именно оно и призвано сделать былью те самые семь необходимых России чудес, о которых шла речь в 13-й главе.

 

ГЛАВА 24

Живительная империя

 

Я, читатель, надеюсь, что такая политика приведет к восстановлению империи. Мы не замкнемся в пределах нынешней Эр-Эф, и то же тайное государство пустит свою «грибницу» и в соседние земли. В конце концов появится Новая империя – федеративная, мир миров. Входящие в нее части будут пользоваться широким самоуправлением, и она станет пластичной, гибкой, умеющей приспосабливаться к изменениям обстановки в мире. Она будет выдерживать и гасить большие напряжения.

«А стоит ли? СССР не принес русским ничего хорошего. Он истощил их жизненные силы. Мне нравятся ваши книги, Максим, но они несвоевременны. Нам нужно сознательно отказаться от разорительного для экономики статуса сверхдержавы. Не по силам это нам. Нужно сосредоточиться на производстве всего, что прибыльно, а не на любимом вами оружии. Надо использовать свое географическое положение между Западом и Востоком, чтобы стать перевозчиком грузов между ними» – это сказал мне седой, надломленный жизнью человек на одном из патриотических собраний.

Людей с такими взглядами сегодня полно. Это – мнение уставшей от истории части наших соотечественников. Тех, у кого пассионарная энергия уже иссякла. Я знаю еще одного такого «уменьшительного националиста». Он ненавидел СССР, но теперь хочет раскола и Российской Федерации. По его мнению, и в нынешней России слишком много нерусского населения в национальных республиках, которое, мол, плодится со скоростью кроликов, работать не хочет и занято лишь тем, что тянет русские деньги в дефицитно-дотационные бюджеты своих республик, паразитируя на шее вымирающих великороссов. Поэтому нужно для блага русских еще раз развалить страну, отделив от себя Кавказ. Правда, что делать с Башкирией и Татарией – не вполне ясно. Но в результате, дескать, столько денег высвободится, что на остатке РФ можно построить государство белых людей со шведским социализмом. А в Интернете украинский националист заявил мне, что «не хоче житы у ций багатонациональной клоаци» (в этой многонациональной клоаке).

А тут полистал я сборник «Расовый смысл национальной идеи». Русской, естественно. Там вообще – полный мрак. С цифрами в руках доказывается: пока русские (великороссы, украинцы и белорусы), не щадя сил и живота своего, вкалывали на стройках по всему Союзу, пока развивали промышленность там и сям, они рожали мало детей, зато другие народы – плодились и размножались, поедая русские ресурсы. И мы делали это за счет опустошения деревень в коренной России. А другой автор вообще договорился до того, что украинцы – это совсем иная раса, у которой нет ничего общего с русскими.

Все опасаются примерно одного и того же. Что, не дай бог, возродится брежневская распределительная экономика, и снова первый секретарь Ашхабадского горкома КПСС примется звонить полтавскому коллеге, говоря: «Ты мне свинин не давай! Ты мне говядин отправляй!» Дескать, снова придется славянам по приказу из Москвы отправлять мясо и зерно в Среднюю Азию, а потом – гнать по национальным окраинам нефть и цемент, строить там заводы, города и дороги, отказывая в этом самим себе.

Более продвинутые говорят о том, что русским придется из своего кармана оплачивать пенсии азиатским старикам, детские пособия на миллионы детей в азиатских и кавказских семьях, снова поддерживая рождаемость мусульман ценой вымирания славян. Тут, мол, самим на пенсии своим старикам не хватает…

А в самом деле, зачем русским новая империя? Зачем им СССР-2 при таких раскладах?

 

* * *

 

Начнем с выгод.

Возьмем такой спорный регион, как Средняя Азия. Нам совсем не нужно, чтобы с юга Россию охватывала дуга враждебных нам режимов. Они могут быть и проамериканскими, они могут быть и ваххабитскими, экстремистскими, пылающими страстью резать «неверных». Я, дорогие друзья, считаю полным бредом расчет на то, что хозяева западного мира будут вкладывать огромные деньги, чтобы обеспечивать сытую жизнь узбеков, казахов, киргизов, таджиков и туркмен. Они своих-то сограждан особо не жалеют, вознамерившись без жалости отбросить 80 процентов населения в разряд нерентабельных неудачников, – и на черта им эти среднеазиаты? Я не верю и в то, что американцам удастся их эксперимент в Афганистане. Турция, которая хочет стать лидером всех тюркских народов, не потянет эту миссию из-за экономической слабости.

А это значит, что Средняя Азия продолжит сваливаться в нищету и отчаяние. Там тоже произойдет развал советской инфраструктуры, что совместится с обострением водного «голода» и демографического вопроса. В таких условиях регион может стать настоящим питомником для отчаявшихся людей, которым нечего терять и которые могут пойти в новые экстремистские движения, глубоко нам враждебные. И мы можем получить новую изнурительную войну на юге.

Так что лучше, чтобы Средняя Азия вернулась в нашу сферу влияния, чтобы в этих землях сидели промосковские правители.

 

* * *

 

Империя может дать опору их власти. Базы русских мобильных частей и воздушно-космического флота СССР-2 обеспечат и покой союзных правителей, и безопасность внешних границ. Высокооплачиваемые русские инструкторы подготовят местные армии, которые смогут отражать натиск нежелательного элемента из Афганистана.

Взамен же русские получат доступ к минерально-сырьевым ресурсам Средней Азии. Она станет рынком сбыта наших товаров. Средняя Азия нуждается в пресной воде? Мы не станем поворачивать сибирские реки, а проложим через Азию струнные трассы Юницкого – высокоскоростного транспорта, дешевой замены железным дорогам (мы пишем о них в «Оседлай молнию!»). Эти дороги позволят нам хорошо зарабатывать на потоках грузов из дальних азиатских стран, а заодно-и перебрасывать в безводные республики СССР-1 лед из приполярных регионов. В обмен на узбекские уран, редкие металлы и золото мы построим на земле древнего Хорезма опреснительные атомные установки, которые станут работать на подземных соленых водах, предложим соседям специальные пленки русской работы, способные тянуть влагу из окружающего воздуха. А еще – и установки управления климатом.

Мы сможем втягивать в свои сетевые структуры самых энергичных ребят из Азии, которым душно в их традиционном обществе, которые не могут пробиться наверх сквозь господствующие семьи и кланы. Мы сделаем их имперскими деятелями, пропитаем идеями Нейромира, дадим им возможность делать свою жизнь в русских армии и спецслужбах, в сетях высокотехнологичных фирм и в финансовом бизнесе. В конце концов, многие из них перемешают свою кровь с русскими. Ведь и автор этих строк – тоже тюрк на четверть, сам плод имперского смешения кровей. Тем самым мы получим огромный ресурс подпитки нашего дела самым пассионарным человеческим капиталом.

И я не опасаюсь наплыва узбеков, киргизов и таджиков в наши города: большинство из них останется жить дома. В сущности, «независимость России» образца 1991 года не спасла ее от массового наводнения гражданами «независимых» Азербайджана и Таджикистана. Зато Россия великая, Россия сетевая, укрепленная по нашим чертежам, и которой коррупция окажется уничтоженной с помощью психотехнологий и разумной жестокости, прекрасно решит проблему этнических преступных группировок и монополий.

 

* * *

 

Совсем необязательно восстанавливать СССР в прежнем виде и стричь азиатские земли под одну гребенку. Скорее СССР-2 должен стать федеративной империей, миром разных миров. Туркмения, Узбекистан, Таджикистан, Киргизия – все они могут входить в империю со своими суверенитетами, законодательствами и валютами, напоминая Хивинское ханство и Бухарский эмират в составе Российской империи. У них будут свои пенсионные системы.

С помощью простой пропаганды можно объяснить верхушке бывших южных республик СССР: господа, американцы вам много добра не принесут. США и так стоят на пороге тяжелого внутреннего кризиса и щедрыми дядюшками быть не могут. Зато сколько неприятностей они с собой притащили. Разве они не норовят установить у вас демократию и прочие либеральные порядки? Разве не начинают обвинять вас в коррупции и нарушении прав человека? Разве их военные базы на вашей территории не попадают под прицел русских ракет с ядерными боеголовками?

Мы же, русские, от вас не станем требовать каких-то там либерализаций. Мы не станем вмешиваться в вашу внутреннюю жизнь. Наши военные базы в Азии принесут безопасность и вам и нам. Мы готовы строить у вас атомные станции и опреснительные установки, а вы расплатитесь с нами не долларами, а золотом и ураном, которые у вас есть. Мы снова возьмем под крыло своей атомной корпорации предприятия бывшего Минсредмаша СССР на вашей территории и загрузим их работой.

В обмен на вашу защиту мы потребуем всего лишь нескольких вещей. Во-первых, равноправия русского населения. (Русские общины здесь получат кредиты от нас, русские коммерческие структуры станут предметом особой заботы Москвы.) Во-вторых, мы требуем вещания на вашей территории общеимперского телевизионного канала. В-третьих, мы обговорим долю участия нашего капитала в разработке полезных ископаемых и в транспортных проектах.

 

* * *

 

В этом случае наш народ ничего не теряет. Ведь мы будем жить в рыночной экономике, и потому никакого перетока ресурсов в Азию не будет. Будет другое: взаимовыгодная торговля. И если русским окажется выгоднее брать хлопок в Пакистане, нежели у Ташкента, то мы его купим у первого.

Особый статус среднеазиатских государств в империи приведет к тому, что пенсионно-социальные системы славянских земель и восточных республик будут работать отдельно друг от друга. Так что и здесь русский не станет из своего кармана спонсировать деторождение у соседей. Впрочем, я уверен в том, что система государственных пенсий в России неминуемо разрушится: в момент, когда у нас на одного работающего придется пара немощных стариков. Да это, может быть, и к лучшему, ибо именно пенсионная система привела к тому, что славяне перестали рожать детей, которые и должны служить опорой в старости. Когда система государственных пенсий рухнет окончательно, сам собой отпадет и вопрос о «перетягивании» социальных денег из коренной России на периферию.

Развитие революционных, «закрывающих» технологий даст русским возможность без надрыва содержать свои военные базы на юге и востоке. Эти же технологии позволят нам и собственные (коренные русские) земли развивать, и СССР-2 строить.

 

* * *

 

Теперь кинем взор на запад и юго-запад. Там что? Так называемая «независимая Украина», которую полноценным государством считать нельзя. Фактически она представляет собой еще одно «конченое государство» и потенциальную зону бедствия, еще одно уродливое детище Беловежской пущи-91. Там тоже идет жуткое обнищание людей, там также надвигается физическая гибель советской инфраструктуры и демографическая катастрофа. Вдобавок ко всему Украину разрывают этнические противоречия. Дело не только в том, что в Крыму вызревает еще одна Чечня в турецко-татарском варианте. Гораздо большую опасность представляет собой перспектива раскола бывшей УССР на западную и восточную части, на «бандеровцев» и «схидняков» («схид» – восток). Одни ненавидят великороссов и готовы умереть за «самостийность», вторые тянутся к восточным братьям. Взрыв может грянуть, когда Украина начнет корчиться от развала старой инфраструктуры.

Меня лично совсем не радует перспектива еще одной войны по соседству, да еще и с угрозой ввода американских и турецких войск в Причерноморье и на восток Украины. Гораздо лучше вовремя поддержать нужные силы у малороссов, породив еще одного Лукашенку.

Лучше провести мягкий перехват власти сторонниками СССР-2 на Украине, а затем… Представим себе, что западные области Украины отделились от остальных, подобно тому как Чехия отделилась от Словакии. На западе провозглашается Украинская народная республика, которая кидается в НАТО. Остальная же часть бывшей УССР воссоединяется с Россией. А это – и Причерноморье с его гаванями и верфями, Крым, Приазовье с Мариуполем, это устье Дуная со знакомыми мне с детства городами Измаилом и Килией, и прямая связь с Приднестровьем, которое давно жаждет нового союзного государства. Мы получаем и жирные черноземы, и прибавку в родном, славянском населении.

А это нам выгодно. Мы воссоединимся с землями, в которых живет ветвь нашего, русского народа, где говорят на том же языке, где есть свои пассионарии, созданный нами промышленный потенциал.

 

* * *

 

Можно посмотреть на вещи чисто философски. Грядет эпоха смерти индустриализма, и общественные порядки нового мира, как это ни парадоксально, будут очень походить на те, что существовали до эпохи машин, фабрик и заводов. То есть мы увидим возвращение Средних веков, но уже на неизмеримо более высоком технологическом уровне.

А это значит, что те недостатки, которые были присущи СССР-1, исчезнут сами собой. Например, системы образования и социального обеспечения, которые приводили к перетоку ресурсов от тех, кто вкалывает на государство (славян), к тем, кто работает на себя и рожает детей (остальные народы СССР). Автономия частей СССР-2 позволит каждой республике вести свою политику в области демографии, содержания стариков, здравоохранения и просвещения. Хочешь жить лучше – лучше работай, развивай деловую активность.

Зато в новой империи мы найдем выходы из новых непростых ситуаций. Развитие «закрывающих» технологий неизбежно приведет к тому, что в нынешней РФ образуется излишек рабочих рук.

Ну, не нужны станут предприятия с тысячами рабочих, и все тут! Современные агротехнологии позволят до минимума сократить рабочие места на селе. Что делать с людьми? Мы должны превратить их в солдат империи, в солдат новой армии, способной обеспечивать порядок на одной шестой части света. Понадобится охранять новые транспортные артерии и разработки редких минералов, а для этого нужны военные базы за пределами бывшей РФ – базы моторизованных частей, истребителей-бомбардировщиков и штурмовых вертолетов. Будет огромный спрос на воинов в частях имперского спецназа, в возрожденном флоте.

И тогда это будет живительная для нас империя.

 

Лексикон Максима Калашникова

 

Вечный рейх (Золотой интернационал, новые кочевники, Античеловечество) – сообщество крупных финансовых спекулянтов, руководителей спецслужб, медиамагнатов, специалистов по обработке сознания и социальному программированию. Фактически – новая сетевая цивилизация со знаком «минус», которая стоит за спиной США и всего Запада и которая сегодня ведет мировую войну против человечества.

Всечеловек (человек-X, люден, нейрочеловек, метагом) – представитель новой расы, выведенный не генетическим путем, а через использование психотехнологий, которые позволяют полностью задействовать все возможности человеческого сознания и организма.

Метагруппа – боевая единица новых кочевников (Вечного рейха), которая состоит из финансовых структур, структур манипуляции сознанием и силовых подразделений тайной войны.

Нейромир (мир Третьей волны) – эпоха, которая последует за умирающим индустриальным миром. В Нейромире разовьются технологии, которые расширят возможности человеческого сознания и приведут к возникновению расы всечеловеков. В этом мире произойдет переход на новые источники энергии (они станут небольшими и децентрализованными), многократно уменьшится зависимость от нефти и газа, а огромные заводы и фабрики уступят место небольшим, экономичным установкам, которые будут обладать той же производительностью, однако окажутся намного дешевле и экономичнее.

Нейромир станет царством закрывающих технологий (тех, которые делают ненужными целые отрасли старой индустрии). Не стоит путать Нейромир с постиндустриализмом, поскольку последний означает лишь тягостное межвременье, перезревший индустриальный порядок. Сам термин «Нейромир» придуман финансистом и экономистом Сергеем Кугушевым.

Чудесная стратегия (неаналитическая, молниеносная стратегия) – стратегия, которая приносит победу слабому в схватке с сильным, которая ведет к победе, которая невозможна с точки зрения строгой аналитики. Основывается на применении «безумных» ходов и операций, которые поражают сознание более сильного противника, ставят его в тупик и парализуют его волю. Термин «неаналитическая стратегия» придуман питерским аналитиком Сергеем Переслегиным.

 

Заключение

 

Вот, собственно говоря, и все, что я хотел сказать. Мы живем в очень смутное и опасное время, в эпоху перемен. Мир вокруг нас изменяется, и он будет совсем-совсем иным. Будет он жестоким, друзья, и очень далеким от счастливой эпохи 1980-х. Падение Советского Союза, который весь XX век охранял человечество от подлинной истории, после 1991 года открыло путь давно назревшим процессам.

Может быть, то будет мир с разделением людей на рентабельных и нерентабельных и пропорции «20 на 80». А может, то будет планета, разделенная на новые империи и националистические режимы, разрезанная экономическими барьерами, ощетинившаяся сталью штыков.

В любом случае России, чтобы сохраниться, придется очень-очень измениться. Можно сказать, коренным образом. И выхода у нас нет, потому что страна Эр-Эф не способна жить ни в том, ни другом мире. Меня совершенно не удовлетворяет будущее, в котором нас разгромят, как Ирак, уменьшат в числе и выбросят большинство моих соотечественников в разряд «лишнего населения». Впрочем, ничуть не больше мне улыбается и покорение опустошенной страны «другим человечеством» с Востока.

Наше будущее определено только в одном случае: если мы продолжим катиться по сегодняшним рельсам. Вот уж в этом случае нам ничего не «светит», кроме краха. Как бы там ни пыжились «реформаторы», пытаясь выставить себя великими модернизаторами. А если нет – вот тогда наше будущее становится еще не написанной книгой. Здесь мы свободны для творчества.

Так будем же творцами – но творцами умными. А умный тем и отличается, что способен использовать течения и бури окружающего мира себе на благо.

В любом случае нам всем придется выбирать свое будущее. Наверное, первое правление Путина 2000–2004 годов окрестят временем великой нерешительности. Казалось бы, после катастрофы 1998 года прежний, садомазохистский либерализм исчерпан, и тупик начатых в 1992-м реформ ясен всем. Ан плетемся все тем же курсом. И Путин на распутье: даже если следовать прежней логике, то нужно насиловать Россию по второму разу: закрывать целые отрасли промышленности, безжалостно выбрасывать на улицы миллионы работников, отнимать у них жилье, которое они не могут оплатить, лишать их медицины, вздувать цены на топливо, тепло и электричество в разы, отдавать четверть бюджета за долги на Запад. А Путину страшно. И ведь, несмотря на все это – он в глубине души понимает, – в итоге РФ превратится в несколько слаборазвитых, нищих обломков. А дальше маячит призрак охоты Вечного рейха на незадачливых русских богачей, не удержавших собственную страну.

И есть другой путь – обрисованный здесь прорыв к СССР-2. Но и на него сворачивать тоже страшно.

Однако выбирать все равно придется.

Я верю в СССР-2, читатель. И хочу зажечь этой верой и вас тоже…

 





SE@RCHER 2010