:::: БИБЛИОТЕКА SE@RCHER
:::: БИБЛИОТЕКА SE@RCHER


Максим Калашников
Вторжение из будущего

 

Серия: Крещение огнем – 1

 

 

 

 


Аннотация

 

Молниеносные, безумные войны в стиле «психотриллер». Операции за гранью возможного. Дерзкие инновации. Новое оружие и удары по психике противника. Слабый, побивающий сильного вопреки всем аналитическим расчетам.

Все это – стратегия битв грядущего. Войны в жестокой Эпохе Перемен, надвигающейся на человечество. Тотальной войны Будущего в условиях глобального кризиса, начинающегося с крушения индустриального порядка и ухода "постиндустриального межвременья".

России суждено воевать за свое существование и в новом веке. Такова неумолимая реальность. И война эта примет разные формы. Тем важнее нам уяснить уроки молниеносных кампаний-психотриллеров.

Впервые "пришельцы из грядущего" ворвались в нашу реальность в 1930-1940-х годах. Появлялись они и после. Что же они заповедали нам на XXI век? Об этом – в первой книге цикла "Крещение огнем".


«Крещение огнем». Том I: «Вторжение из будущего»

 

Предисловие: предчувствие гроз в Средиземье

 

…Самое страшное для Запада – это если полуторамиллиардный Китай завладеет последней кладовой природных ресурсов планеты, Сибирью. Тогда родится действительно непобедимая супердержава. И она покорит весь мир.

Именно поэтому Соединенные Штаты пощадили Российскую Федерацию. Хотя после гибели СССР могли буквально на клочки ее разодрать. Понимают, твари, что тогда Сибирь достанется не им, а Желтому Дракону. А отчасти – и Мусульманскому миру. Потому и будут поддерживать Эрэф до последней возможности в состоянии сырьевого ничтожества и страны-вассала.

Сжимаю виски и склоняюсь на картой. Как быстро изменяется мир! Еще в середине девяностых это было немыслимым: Соединенные Штаты начинают слабеть на глазах. Они еще долго останутся сильнейшими в военной сфере, но вот в экономике… Им предстоит пройти сквозь тяжелейший цивилизационный кризис. Начнется он с экономики и финансов – а развиваться пойдет явно дальше. Выдержат ли они его? Вопрос! Янки уже сегодня изнемогают от необходимости оккупировать Ирак и Афганистан. Не хватает им живой силы. И на стороне ее много не наймешь: Штаты колоссально нарастили государственный долг, им деньги позарез нужны для сохранения стабильности у себя дома. Америка давно живет в долг благодаря долларово-спекулятивной системе. А она шатается. Ее разрушение – вопрос времени…

Если РФ останется на положении младшего партнера США, то ей не светит ничего хорошего. Во-первых, потому, что американцы, увязнув в своих бедах по самые уши, нас спасать в случае чего не станут. Во-вторых, положение американской «шестерки» требует проведения либерально-рыночной политики (в колониальном смысле сих слов). Она же очень быстро доведет Россиянию до могилы. Опыт показывает, что «либерализм» вызывает демографическую катастрофу и сбивает деторождаемость до катастрофически низких величин. Скоро некому будет в «стране Рыфа» работать и ее защищать: ожидаются колоссальные демографические провалы 2010-х и 2030-х годов. Молодежи будет – кот наплакал. И славянских деток – человек по восемь в школьном классе. Поток азиатских иммигрантов ничего не даст: они рынки освоят и воевать не пойдут. К тому же, в силу тупости и необразованности своей не смогут они производить современное оружие и владеть им. Китайцы их просто сомнут. Я уж не говорю о том, что плетение в хвосте у США напрочь отрезает нам возможность развивать «отрасли силы» – высокие технологии, мощный ВПК, сложное машиностроение, передовую науку. Это все в чиновничье-нефтегазовой Рыфе развиваться не может.

Наплевать на либерализм и, оставаясь в младших союзниках США, повести национал-социалистическую политику? Отнять бабки и нефтяные промыслы у евреев-бизнесменов и новорусских ублюдков, централизовать все прибыли – и вкладывать их в поощрение деторождения, в подготовку будущих солдат и инженеров, в производство оружия и в научно-технологический потенциал? Нет, нынешняя власть на такое не способна. Правление Путина сие продемонстрировало во всей красе. По срокам тоже не успеваем: делать такое надо было еще вчера. В РФ вообще стоит «предохранитель» от появления лидера, способного проводить политику силы и качественного роста. Если же случится чудо и оный появится, то скоро пошлет американцев куда подальше.

Поэтому господа из Вашингтоне «русского фашизма» в РФ постараются не допустить.

Так что в вассалах янки долго не походишь: сдохнешь и распадешься. В течение жизни всего одного поколения…

 

* * *

 

Снова и снова мы пытаемся найти выигрышную стратегию для Росфедерации в текущей реальности.

Может быть, нам стоит присоединиться к западникам в общих попытках расколоть Китай и ввергнуть его в круг хаоса и упадка – как это было с 1911 и по 1949 год? Так сказать, в рамках солидарности с «белым человечеством», считая остаток России частью европейского мира?

И снова на голову выливается ушат холодной воды. Ведь в таком варианте РФ становится ненужной. Ее расчленят, выделят из нее Сибирскую и Дальневосточную марионеточные «республики», сделают «санитарный кордон» против мусульман. Сырьевые кладовые освоят развитые победители, а основная масса русских в европейской части РФ перемрет от нищеты, безработицы и отсутствия валюты от сырьевого экспорта. Часть остатков нашего народа европейцы используют как предохранительный кордон, послав воевать с мусульманами – дабы мы ценой своей крови охраняли Европу. Будут неоказачьи независимые республики, живущие на западную помощь и воюющие старым американо-европейским оружием.

Месиво получится знатное. «Суверенное» Всевеликое Войско Донское, опекаемое крупными европейскими корпорациями, станет драться с мусульманами, лезущими с Кавказа. Какая-нибудь прогерманская Запорожская Сечь примется изнурительно воевать с магометанами, прущими со стороны Крыма. Самостийная-то Украина Крым гарантированно потеряет: он перейдет в руки татарских националистов. И даже если Украина войдет в Евросоюз и НАТО, сие ничего не изменит. Ни американцы, ни европейцы за целостность каких-то украинских земель драться не станут. В итоге древняя Таврида и часть Причерноморья станут очагом постоянного конфликта. И придется хлопцам с трезубцами на фуражках год за годом воевать с горячими исламскими боевиками. Пока низкая рождаемость среди малороссов не переломит ситуацию в пользу магометан. Так же падут и казачьи оплоты на юге бывшей РФ…

Ну, а некоторым счастливцам повезет – их могут включить в Европу. Северо-Запад, например…

Мне живо вспоминается разговор, услышанный во время поездки в Белоруссию в ноябре 2005-го. Один российский журналист, будучи из Карелии, заявил:

– Все, что южнее Петербурга – варварство и мерзость. Нам не повезло: ликвидировали союзную Карело-финскую республику, влили ее в состав Российской федерации. А так бы в девяносто первом мы бы стали независимыми, как Украина или прибалтийские республики. И уже вошли бы в культурную Европу…

Нет, и союз с Западом против Китая нас не спасает.

 

* * *

 

И снова мы перебираем варианты.

Запад-то – тоже не жилец в среднесрочной перспективе. Он стареет на глазах, его общества раскалываются сегодняшней глобализацией. Погибает средний класс. Западная модель развития входит в затяжной цивилизационный кризис. Начнется он как финансовый, а продолжится как многослойный, всеохватный. С распадами стран и прежних блоков, гражданскими войнами, острейшими социальными и межэтническими конфликтами. С подъемом новых коммунизма, нацизма и фундаментализма.

Европа, например, теряет силу год от года. Откроем американский «Ньюсуик» за 3 февраля 2006 года и прочтем статью «Закат Европы» Фарида Закарии….

 

«Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) со штаб-квартирой в Париже опубликовала доклад под названием «Going for Growth» («Стремясь к росту»), в котором подробно анализируются экономические перспективы промышленно развитого мира. Его объем – 160 страниц, а формулировки выдержаны и осторожны. Но вывод очевиден – у Европы большие проблемы. Сегодня мы говорим о возвышении Азии и вызове, стоящем перед Америкой, но вполне может оказаться так, что самой важной тенденцией следующего десятилетия будет экономический упадок Европы.

Часто отмечается, что совокупный ВВП стран Европейского Союза примерно равен американскому. Но население Евросоюза больше на 170 миллионов человек. В ЕС ВВП на душу населения на 25 процентов ниже, чем в США, и в последние 15 лет этот разрыв продолжал расти. Главный экономист ОЭСР утверждает, что при сохранении нынешних тенденций через 20 лет средний гражданин США будет вдвое богаче среднего француза или немца. (Британия в этих прогнозах представляет собой исключение и лежит посередине между континентальной Европой и США).

Часто говорят, что европейцы больше ценят отдых, что влечет за собой более низкий доход и более высокое качество жизни. Это замечательно, если речь идет о снижении зарплаты на 10 процентов и увеличении обеденного перерыва и отпусков. Но если вы вдвое беднее, чем американцы, то результатом становится ухудшение состояния здравоохранения и образования, меньшая доступность всех видов товаров и услуг и снижение качества жизни. Два исследователя из Швеции – Фредерик Бергстрем (Fredrik Bergstrom) и Роберт Гидехаг (Robert Gidehag) пишут в своей монографии, изданной в прошлом году, что 40 процентов шведских домашних хозяйств в США считались бы бедными. Для многих европейских стран эти цифры были бы еще выше.

В марте 2000 г. главы государств Европейского Союза решили к 2010 г. превратить ЕС в «самую конкурентоспособную и динамичную наукоемкую экономику». Сегодня это похоже на шутку. В докладе ОЭСР рассматривается состояние реформ в каждой стране, и все основные континентальные экономики получают «четыре с минусом». Стоит какому-либо политику заикнуться о реформе, как забастовки и акции протеста парализуют страну. В последние месяцы такие реформаторы, как Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) во Франции, Жозе Мануэль Баррозу (Jose Manuel Barroso) в Брюсселе и Ангела Меркель (Angela Merkel) в Германии отходят от своих изначальных планов и, вместо этого, разглагольствуют о необходимости управлять глобализацией. Комиссару ЕС по торговле Питеру Мандельсону (Peter Mandelson) не дают реализовать программу либерализации торговли. Из-за нежелания ЕС снизить гигантские субсидии фермерам раунд переговоров в Дохе о расширении торговли можно считать похороненным.

Поговорите с видными учеными о будущем научных исследований, и они вряд ли даже упомянут о Европе. Есть области, в которых она еще находится среди лидеров, но их меньше, чем в прежние времена. Например, в биомедицинских науках Европа почти не представлена, и ее вполне могут обойти гораздо более бедные азиатские страны. Руководитель одной крупной фармацевтической компании сказал мне, что через десять лет тремя самыми важными странами в его индустрии будут США, Китай и Индия.

Я еще ничего не сказал о демографии. Через 25 лет число европейцев в работоспособном возрасте сократится на 7 процентов, и вырастет число тех, кому более 65 лет. Единственное решение: пусть люди работают. Но европейский уровень занятости людей старше 60 лет низок: 7 процентов во Франции и 12 процентов в Германии (в США – 27 процентов). Деликатные попытки дать людям возможность позже уходить на пенсию были, как всегда, встречены шквалом протестов. И, хотя экономисты и Европейская комиссия продолжают настаивать на том, чтобы Европа впускала больше иммигрантов для увеличения своих трудовых резервов, она этого не сделает…

К чему все это ведет? К снижению влияния Европы в мире. Позиция Европы в таких институтах, как Всемирный Банк и МВФ пропорциональна ее доле в мировом ВВП. Сокращение расходов на оборону ослабляет надежность Европы как военного партнера США и ее способность к переброске войск за рубеж, даже для выполнения миротворческих задач. Ограниченное, все более протекционистское мировоззрение Европы будет и далее подрывать ее жизнеспособность…»

 

Так пишут американцы. Предположим, они Европу не любят и потому решили изобразить ее в неприглядном виде. Но уж и сами европейцы говорят о себе страшные вещи. Вот – статья «Самоубийство Европы» в немецком «Ди Вельт» за 9 февраля 2006-го.

 

«Многое из того, что мы неопределенно называем западным миром, нынешнее столетие не переживет. Возможно, на географических картах еще останутся регионы, которые будут называть Италией или Германией, как существующее все еще сооружение под названием собор Святой Софии в Стамбуле. Только это уже не собор, а всего лишь недвижимость. Италия и Германия тоже будут названиями недвижимости. Для тех, кто верит, что западная цивилизация, в конечном счете, лучше, чем любая другая альтернатива, проблема заключается в том, чтобы спасти, по крайней мере, часть Запада.

Так, почти все партии на Западе с увлечением занялись тем, что можно было бы назвать вторичными инстинктами общества, – заботой о здоровье, детях, родителях. Мы отдали вторичным инстинктам приоритет перед первичными, связанными с обороной страны, семьей, верой и, просто, с размножением – «Плодитесь и размножайтесь». Если нет, то вы не сможете оплатить все вторичные инстинкты. Конструкционная ошибка светских социал-демократических государств заключается в том, что им для того, чтобы сохранить себя, необходим уровень рождаемости религиозного общества. Проблема в том, что общества вторичных инстинктов ложно принимают свои слабости за силу или, по меньшей мере, за добродетели и потому проявляют жалкую несостоятельность в отношениях с такой могучей силой, как ислам.

Кстати, если мы действительно находимся в состоянии войны – допущение, которое не разделяет половина американцев и намного больше европейцев, – то тогда за что конкретно ведется эта война?

В мире существует много очагов пожара, но в принципе можно всегда безошибочно определить одну из сторон конфликта: мусульмане – против евреев в Палестине, мусульмане – против индусов в Кашмире, мусульмане – против христиан в Африке, мусульмане – против буддистов в Таиланде, мусульмане – против русских на Кавказе, мусульмане – против туристов на Бали. Как и защитники окружающей среды, эти парни мыслят глобально, но действуют на местном уровне. Они понимают, что на поле сражения им никогда не победить, но они просчитали шансы, заключающиеся в том, что надо затягивать дело до той поры, пока западная цивилизация не погибнет сама по себе.

Об этом идет речь в этой войне: о недостатке у нас цивилизаторской уверенности в себе. Прогрессивная программа – расточительные социальные блага, аборты, светскость, многообразие культур – все это вместе взятое – настоящее покушение на самоубийство. Например, характерным для многообразия культур является то, что не надо вообще ничего знать о других культурах. Все, что нужно, – считать другие культуры хорошими. Многообразие культур означает, что ваш ребенок разучивает песню какого-нибудь племени вместо «Тихой Ночи», но это не значит, что вы хотели бы жить в африканском обществе.

Мы беспокоимся не о тех вещах. В своем новаторском исследовании «Границы роста», появившемся в 1972 году, «Римский клуб» заявлял, что к 1993 году будут исчерпаны запасы золота, ртути, цинка, нефти, меди, свинца и газа. Ничего подобного не произошло. Если говорить точно, то мы купаемся в ресурсах, но исчезают люди – действительно невосполнимый ресурс. Если предсказывать будущее, то уровень рождаемости говорит недвусмысленным языком. Если в 2006 году родится миллион детей, то в 2026 году на рынке труда вряд ли наберется два миллиона молодых людей. Жесткие факты говорят о том, что в западном мире намного быстрее исчезнут дети, чем нефть. Необходимый для сохранения численности населения уровень рождаемости составляет 2,1 ребенка на одну женщину. В некоторых странах он заметно выше: в Сомали – 6,91, в Нигерии – 6,83, в Афганистане – 6,78, в Йемене – 6, 75. Вы заметили, что связывает эти страны?

В конце этого списка показателей рождаемости вы, наконец, обнаружите США – 2,07, примерно на уровне, необходимом для сохранения численности населения. В Ирландии такой показатель составляет 1,87, в Австралии – около 1,76. Канада с ее показателем 1,5 занимает место уже заметно ниже необходимого уровня. Германия и Австрия, у них показатель – около 1,2 – находятся в конце смертельной спирали. В России и Италии (1,2), в Испании (1,1) показатель примерно в два раза меньше, чем это необходимо для поддержания численности населения. До 2025 года численность населения Италии сократится на 22 процента. К 2050 году на 100 миллионов будет меньше европейцев. Одновременно с сокращением уровня рождаемости идет, как никогда раньше быстро в истории человечества, старение общества. Этих стран не будет, разве что они найдут мужество, чтобы пойти на изменения. Во что я не верю…

Кажется, еще не так далек 1970 год, и все же мир с той поры кардинально изменился. В 1970 году доля промышленно развитых стран в населении планеты была в два раза больше, чем у мусульман: 30 к 15. В 2000 году их доли сравнялись: примерно 20 к 20. То есть, сегодня мир стал больше исламским, чем тогда.

Ни одна другая религия не распространяется на Западе быстрее, чем ислам: в Великобритании каждую неделю на богослужениях бывает больше мусульман, чем христиан. Может ли эта тенденция сохраняться еще 30 лет без каких-либо последствий?

Мы живем в необычную эпоху: в эпоху самоисчезновения тех народов, которые формировали современный мир. У «чокнутых» из «Аль-Каиды» никогда не будет хватать пилотов-смертников для того, чтобы достаточное количество самолетов врезалось в достаточное число небоскребов. Но исламисты в отличие от нас думают с перспективой, и с учетом их демографического преимущества в Европе и тоном, который там берет мусульманское лобби, они через несколько лет получат многое из того, для чего они до сих пор заставляли врезаться самолеты в здания, наверное, просто так. Небоскребы будут принадлежать им – зачем их разрушать?

Чтобы предотвратить крах, европейские страны будут вынуждены принимать больше мигрантов, чем это когда-либо допускало стабильное общество. ЦРУ предсказывает крах ЕС в 2020 году. Правда, в последние полстолетия ЦРУ почти всегда ошибалось. Но порой даже плохому агенту один раз в тридцать лет может повезти. Прогноз времени распада ЕС можно, скорее, считать даже осторожным. Более вероятным видится, что противоречия ЕС найдут свое проявление обычным порядком в течение нескольких сроков полномочий органов власти. С 2010 года мы тогда сможем смотреть по американским информационным телеканалам, как в Европе горят дома, идут уличные бои, совершаются убийства. И даже если это удастся предотвратить, представление бездетной Европы, будто она составляет Америке конкуренцию в военной или экономической области, выглядит смехотворным. Когда-то в этом столетии американцев будет 500 миллионов, а Европе тогда останется быть или очень старой или мусульманской.

Западные либералы отличаются чутьем. Как только встает вопрос, останутся ли через три поколения итальянцы на той полоске земли, которую именуют Италией, они кричат «Расизм!» А побеспокоиться о доле «белых» среди населения действительно считается странным и лишним. Но ведь речь идет совсем не о расе, речь – о культуре. Если 100 процентов населения верят в либеральную, плюралистическую демократию, то не имеет значения, сколько из них «белые» – 70 или пять процентов. Но когда часть населения верит в либеральную, плюралистическую демократию, а другая – нет, то большую роль играет, включает ли эта часть 90 или только 60, 50 или 45 процентов населения.

Согласно опросу, проведенному в 2004 году, 60 процентов всех британских мусульман живут по законам шариата – и именно в Великобритании. Если общество, находящееся «в раздоре с современным миром», размножается на планете быстрее всех, то в таком случае, каковы шансы, что этот «современный мир» выживет?…»

 

Китайцы и мусульмане ведь такого кризиса на Западе и дожидаются. Первые уверены в том, что смогут остаться огромной державой с мощным индустриальным потенциалом, которая посреди наступившего хаоса без всякой войны превратится во властелина планеты. Ну, а приверженцы пророка Магомета считают, что просто затопят Европу, бурно размножаясь и покоряя ее города сплоченными общинами. Завоюют Старый Свет не огнем и мечом, а спермой своей. О таком расчете почти прямым текстом рубанул горячий иранский президент в начале 2006-го…

 

* * *

 

Черт, а не войти ли тогда РФ в союз с Китаем и мусульманами? И вместе с ними унаследовать Землю?

Опять ни черта не выходит при нынешних-то раскладах. Нынешняя РФ не нужна ни Желтому дракону, ни миру зеленого знамени. Мы же уже не Советский Союз!

Что мог дать мусульманам и КНР СССР даже в самом мрачном для себя 1991 году? И что может предложить РФ начала 2000-х годов?

Союз даже на закате своем мог предложить метаисторическим партнерам современную технику: самолеты и вертолеты, корабли, спутники и орбитальные станции. СССР мог предложить совместное производство суперкомпьютеров (например, линии «Эльбрус»), систем искусственного интеллекта (Нариньяни и другие), нейросетей четвертого поколения, систем виртуальной реальности с применением оных во множестве сфер бизнеса, управления, науки, техники и военного дела. Мы могли предложить возможным партнерам атомные реакторы. Станки с числовым программным управлением, роботизированные, гибкие производственные линии, станки с новыми принципами обработки металлов. Лазерную технику. Исследования фундаментальной науки и образование мирового качества. Ведь МГУ 1988 года входил в тройку лучших университетов мира, а ныне скатился на 54 место. Мы могли предложить участие в глобальных транспортных проектах – ибо мощь сильного государства позволяла организовать подобное.

А что может предложить теперешняя «Рыфа»? Нефть и газ? Шоу «Дом-2»? Проституток? Верку Сердючку? Шаткую, переменчивую, непоследовательную политику, ведомую людьми, для которых потеря въездной визы в США и Европу – верх трагедии? В Азии давно не верят в способность россиянской «элиты» отстаивать русские национальные интересы. Полная личная зависимость правящей верхушки сепаратистского государства «Россия-91» от Запада настолько очевидна, что…

Поэтому РФ для китайцев и магометан представляется в одной роли – грядущей добычи. Они видят в нас источник ресурсов, рабов и доступных женщин. Те же желтые товарищи не без оснований считают: вот сейчас мы высосем из незадачливых россиянцев остатки ценных советских технологий (сами же продаете!), а потом вы сами вымрете, сопьетесь и распадетесь, освобождая жизненное пространство для нас, удачливых и трудолюбивых. А уж мы сами сможем добывать некогда русские ресурсы и тянуть транспортные коридоры. А с будущей добычей, как вы понимаете, стратегических альянсов не заключают.

 

* * *

 

Тогда, быть может, нам стоит встать под знамена Античеловечества? Войти в союз с хозяевами финансовых и медийных потоков глобализуемого мира, с мастерами грандиозных спецопераций. Они-то вот-вот начнут себя модифицировать с помощью биомедицинских технологий и нанороботехники, становясь следующей расой. По прикидкам Калашникова и его друзей, эта сила ведет дело к варианту «Обнаженное солнце» – когда основная масса населения планеты подвергнется уничтожению с помощью генетически сконструированных вирусов, а вакцинированная часть (новые господа) получат под контроль целую планету с сохраненными экосистемами.

И опять РФ тут ловить нечего. Россияния нужна Античеловечеству лишь как поле для игры – и как будущая территория для жизни избранных. А бело-сине-красная «элита» для Античеловечества – не более, чем бараны, предназначенные к закланию. В нужный момент российская «аристократия» подвергнется конфискации богатств. С точки зрения владык глобализации она бесполезна. С баранами же альянсов не заключают.

 

* * *

 

Тогда, быть может, нынешней РФ не надо вступать ни с кем в союз и остаться самой по себе?

Фига с два! Ни одна мировая буря не минет РФ – она расположена на глобальном евразийском перекрестке. А быть самостоятельной трехцветная «страна» в принципе не способна. Она по уши зависит от других. Ей приходится покупать продовольствие, компьютеры, станки и машины, буровую технику и еще тьму-тьмущую других вещей у других стран. РФ разрушается, и скорость вымирания ее народа да выбытия основных фондов намного превышает темпы постсоветского воспроизводства.

У РФ нет ни малейшего шанса стать самостоятельным игроком.

 

* * *

 

С ненавистью гляжу на нынешнюю карту. Где ты, держава с гордым, рокочущим именем – «СССР»? Как ты нужна сегодня…

Казалось бы, еще совсем недавно на одной шестой части света стояли мощные гарнизоны, работали сильные промышленные комплексы. Над просторами Евразии тянулась паутина авиалиний. Помню, какое потрясение я испытал, попав в середине 90-х годов во Владивосток и увидев список остановившихся предприятий края. Господи, сколько же всего производило одно лишь Приморье в имперские годы! Сколько здесь делалось! Корабли, крылатые ракеты и вертолеты. Добывались полиметаллы. Работала огромная ВБТРФ – Владивостокская база тралового и рыболовного флота. Уходили в глубины подводные аппараты ТИНРО…

А вместо этого возникла безобразная «экономика» варварского лова всего и вся, вывоза леса в Китай, «челноков», «братков», подержанных японо-корейских иномарок и прочего.

Нет тебя сегодня, СССР. На твоем месте обосновался выблядок истории. Революция 1991 года – это ядерный взрыв, породивший радиоактивное пепелище, где бродят нежизнеспособные мутанты.

Напрашивается ясный и беспощадный вывод: Рыфа в текущей реальности обречена на поражение при любом раскладе, в любом альянсе. Множество всех возможных решений в этом мире наполнено для нее лишь поражениями. В ожесточенном, наполненном жесточайшей борьбой новом веке РФ не выжить…

История ХХI века будет походить на осуществленный мир Средиземья по Толкиену. Орки, хоббиты, эльфы, люди, энты, гномы и еще Бог знает кто. Человечество раскалывается на множество миров. Предстоит большая война между ними. Между разными проектами грядущего. За контроль над ресурсами планеты.

Чтобы выстоять, нам остается лишь один путь: породить новую Реальность….

 

* * *

 

Новая Реальность? Какова она? Вот уже шесть лет мы с друзьями ведем своей крестовый поход. Каждая наша книга – ступенька к постижению мира грядущего Полудня. «Гнев орка» и «Оседлай молнию!», «Вперед, в СССР-2» и цикл «Третий проект», «Сверхчеловек говорит по-русски» и «Война с Големом».

Что это значит: «породить новую Реальность»?

Это – создание нового общества и царства технологий будущего.

Это – убийство экономики с помощью чудесных технологий. Прорыв в царство изобилия, когда человек получает основные блага жизни с невероятно низкими затратами сырья, энергии и труда.

Это – свержение старых владык мира с помощью технореволюции. Это разорение магнатов прежней экономики и банкротство целых стран.

Это – новое сплочение империи вокруг русских земель, создание Царства Высокого Качества Жизни.

Это – порождение новой расы и невиданного ранее социума…

Но тот, кто породит такую новую Реальность, должен готовиться к войне!

Совершая великую «перезагрузку» человеческой истории, мы опрокидываем расчеты всех. И хозяев США. И архитекторов глобализации. И арабских нефтяных магнатов. И китайцев. Мы убиваем Античеловечество. Срываем его планы порабощения и утилизации рода людского. Мы порождаем общество Нейромира (нейросоц) и сверхчеловека светлого – в противоположность кастовому обществу и черным бестиям – уберменшам Античеловечества.

Нас попытаются уничтожить множеством способов. И нам придется воевать за свое Завтра! Альтернатива? Бесславная гибель в текущей реальности!

Нам придется отстаивать Сверхновую Россию. Война в случае ее появления становится неизбежной.

Но можем ли мы ее выиграть? Можем, читатель. Мир знает примеры побед тех, кто победить по объективным раскладам ну никак не мог! Мир знает яркие проблески чудесной стратегии.

Об этом мы и поговорим в «Крещении огнем».

 

Total War: введение в тему

 

С ядерными «грибами» и авианосцами

 

История мира идет вразнос…

Распоясавшиеся США наносят превентивный удар по Северной Корее, громя ее центры ракетного и ядерного производства. Тучи крылатых ракет и эскадрильи бомбардировщиков Би-2 «Спирит» делают свое дело. В ответ двухмиллионная армия Северной Кореи начинает наступление на юг полуострова. США втягиваются в новую корейскую войну.

Сочтя момент удобным, турки начинают операцию по упреждающему уничтожению комплексов типа С-300, закупленных греческим Кипром.

Нарастает напряжение между Вашингтоном и Москвой. РФ раздражена расширением НАТО и попытками блока втянуть в свой состав Украину. Китай объят экономическим кризисом. Он движет войска к границе с Северной Корее, требуя от американцев прекратить боевые действия против КНДР. В уме китайцы держат: янки настолько завязли, что не смогут защитить Тайвань. Однако попытка блокировать остров вызывает удар США по накапливающимся в КНР силам вторжения. Им наносятся такие тяжелые потери, что Пекин отводит уцелевшие корабли и самолеты.

На этом фоне вспыхивает война на Балканах: сербы пытаются отбить Косово. Русские поставляют им новейшие системы ПВО. НАТО бросает свой войска в наступление на Сербию с венгерского плацдарма. Америка настолько «достала» бывшие советские республики, что образуется союз РФ, Украины, Белоруссии и Казахстана. Новый СССР заключает альянс с мусульманским миром.

Ислам идет на подъем. Его в рамках Исламского союза сплачивает сильный вождь Салах ад Дин, знакомый с современной наукой и ненавидящий Запад. Он умело использует нарастающую агрессивность США и антимусульманские настроения в Европе. Заключая тайный союз с русскими, лидер магометан ищет самые уязвимые места западников. И находит их. Итак, если главную ставку в операциях против арабского мира США и НАТО делают на авиацию, то авианосцы и самолеты для дозаправки в воздухе приобретают критическую важность.

Война разражается в момент, когда Израиль начинает очередную войну с арабскими соседями. Европу потрясают массовые манифестации мусульман. Израиль бомбит Триполи и Каир, наносит удары по предполагаемым хранилищам химического и бактериологического оружия в Сирии, Ираке и Иране. США и НАТО лихорадочно готовят операцию «Западный щит». Четыре авианосца США движутся к Персидскому заливу. Основу дальнебомбардировочной армады должны составить «невидимки» Б-2 с баз Гуама, Азорских островов и Британии, более старые и легкие «стелсы» Ф-117 (с аэродромов в Турции, Италии, Греции, Испании и Бахрейна), а также старые добрые Б-52 с баз в Америке, Англии и с атолла Диего-Гарсия.

Однако диверсанты мусульман одновременной атакой уничтожают девять летающих танкеров на авиабазах в турецком Инжирлике и в итальянском Авиано. Следом идут успешные рейды исламских бойцов против аэродромов НАТО близ Марселя, в Британии и даже против авиабазы в Линкольне, штат Небраска. В итоге более половины воздушных топливозаправщиков уничтожены или выведены из строя. Американская воздушная мощь резко слабеет. Одновременно арабы минируют пролив Баб-эль-Мандеб.

И тогда в дело вступают русские. Наши подлодки, прокравшись к базе американских МВС в Сан-Диего, топят четыре авианосца, столь нужные для операций на Ближнем Востоке и у берегов Европы. Вашингтон трусит начинать ядерную атаку на русских. А тем временем сданная в аренду мусульманам русская АПЛ с человеко-торпедами на борту в Средиземном море тяжело повреждает авианосцы «Линкольн» и «Эйзенхауэр».

Военная мощь Запада оказывается серьезно подорванной. Слишком увлекшись электроникой, американцы забыли об охране критических точек военной инфраструктуры.

Русские вторгаются в Прибалтику – но американцам с трудом удается отстоять ее, бросая в бой корпус морской пехоты.

Стремясь взять реванш и восстановить контроль за Средиземноморьем, американцы и НАТО начинают воздушную войну против Исламского союза. Но он, получив русское оружие, ухитряется сбить 106 американских и 22 израильских самолета. И еще наносит массированный удар ракетами средней дальности по Израилю. На маленькую страну валятся двести пятьдесят боеголовок, многие из которых начинены биологическим оружием. Боеприпасы в системе ПРО Израиля иссякают – и довольно примитивные «баллисты» арабов буквально ковром покрывают страну. В довершение приверженцы Аллаха бьют по евреям еще и ядерной боеголовкой. Израиль отвечает последним средством: из пустыни Негев стартуют ракеты с ядерными боеголовками – и страшные «грибы» встают над Тегераном, Багдадом и Меккой.

Ужас охватывает мир. США решаются на отчаянный шаг – и наносят ядерный удар по позициям стратегических ракет Израиля. В дело идут ракеты подлодки у берегов Испании. Он небольшой ядерной войны в Израиле и сопредельных государствах погибают свыше двухсот миллионов человек. Смертельный удар был нанесен народам Саудовской Аравии, Египта, Иордании, Сирии, Ирака и Ирана. Им суждено вымереть от радиации…

В итоге нехристианский мир проиграл. Арабы лежат при смерти. В Китае – демократическая революция. А новая Российская империя, восстановив позиции, входит на полных правах в блок НАТО. Но мир зыбок: русских не любят на Западе, их экономика слишком военизирована. И если не изменить положения, то через поколение вспыхнет новая война…

Этот сценарий описал в своей книге «Тотальная война 2006 года» британец Саймон Пирсон (вышла в свет в 2000-м). Сегодня ее невозможно читать без улыбки. В конце концов, англичанин творил свой опус до того, как мы узнали, «ху из мистер Путин» на самом деле, до оккупации Ирака и «оранжевой революции» на Украине.

И все же интересно. Особенно стратегия мусульман, бьющих по слабым звеньям в военной мощи Запада…

 

Когда оружием становится все: новый террор

 

Война в нынешнем мире становится тотальной, всеохватной. Но не в понятиях начала 1943 года, когда Геббельс произнес свою знаменитую речь о Total Krieg в берлинском Дворце спорта. Тогда-то все было понятно: все – к станкам или винтовкам. Гоним пушки вместо масла. А нынче все намного сложнее.

В 1999 году два полковника Народно-освободительной армии КНР, Цяо Лянь и Ван Сяньсуй, выпустили книгу «Искусство воевать без правил», тут же переведенную в США на английский. По сути дела, современные китайцы попытались продолжить дело своего древнего стратега Сунь Цзы, примерив его теорию в нынешних условиях. То есть, разбивая врага, как бы не сражаясь.[1]

По мнению умных полковников, военное дело безнадежно отстало от бурно развивающихся технологий. Оружие развивается, а вот формы ведения войны по сути остались прежними. То есть, генералы норовят уничтожить как можно больше солдат и боевой техники противника, не задумываясь над тем, что ему можно нанести поражение гораздо более эффективными способами. Например, выведя из строя… его страну. А для этого годится отнюдь не только боевое оружие.

Сами цели войны сегодня становятся расплывчатыми, никто не может сказать – с кем и за что придется воевать завтра. Так, в восьмидесятые США поддерживали Ирак в его войне с Ираном, а потом стали его смертельным врагом. Тот же сценарий повторился и в случае с талибами, коих янки натаскивали воевать с СССР. Завтра врагом может оказаться любой, даже вчерашний союзник. Война способна вспыхнуть за долю рынка, ресурсы, территории – равно как из-за религиозных распрей, торговых санкций или финансового кризиса. При этом военные, получив в распоряжение трехмерные системы отображения боевой обстановки и невиданно раздвинув пределы сражений в глубину и вышину, никак не могут понять, что пространство войны – это отнюдь не только место, где применяется оружие.

В новой же войне миллионы послушных и малограмотных солдат с автоматами Калашникова теряют значение. Все большую роль играют специалисты по ведению боевых действий новыми методами: профессионалы в области информационных, финансовых, торговых, биологических и прочих операций. Те, что в обычной жизни занимаются нормальным бизнесом. Таким образом, в случае войны приходится бросать в бой всю страну. Нет, не одевая ее в стальные шлемы с мундирами, а превращая банки, лаборатории, компьютерные центры, телевидение в боевые единицы. В моем детстве был замечательный фильм «Автомобиль, скрипка и собака Клякса», где один из героев говорит: «Во время современного землетрясения извергаются даже газовые колонки». Прекрасная аллегория битв завтрашнего дня, когда практически любая структура государства, общества и экономики становятся боевыми подразделениями.

Прочь сказки о том, что завтра воевать придется небольшим отрядам наемных специалистов, покамест буржуа и обыватели смогут, как и прежде, есть, пить, совокупляться и развлекаться. Воевать придется всем – на своем месте.

Китайцы приводят примеры новых войн. Например, атаку американцев на страны Юго-Восточной Азии в 1997–1998 годах, когда последним нанесли тяжелейшие удары по финансам. Террористы следуют за передовыми государствами. Похищение и уничтожение людей? Взрывы самолетов? Старо! Теперь все больше боятся компьютерного, биологического, информационного террора. Война становится безграничной. Нет больше отдельных наземных, воздушных и морских боев – все, интегрируясь, сливается в одну интегральную операцию в пространстве войны. Точно также и с террором, не признающим старые рубежи государств и какое-либо разделение деятельности.

По мнению Цяо Ляня и Ван Сяньсуя, финансовая война американцев против стран Юго-Восточной Азии в 1997–1998 годах была настоящим террором нового типа. Финансовый спекулянт Сорос и ему подобные используют в качестве оружия подвижный капитал в 120 миллиардов долларов, который перемещается то туда, то сюда для совершения экономических диверсий. Когда международное агентство «Мерилл Линч» занизило кредитные рейтинги азиатских компаний и нанесло громадный ущерб экономике их стран – это тоже война необычным оружием.

Китайцы подробно анализируют историю необычной войны 1997–1998 годов. После сокрушительного удара, нанесенного по Юго-Восточной Азии, денежные единицы тамошних стран «посыпались». Япония предложила создать стабилизатор – Азиатский валютный фонд. Но США заблокировали эту попытку и продавили другой план: помогать азиатским товарищам через МВФ, где хозяева Америки имеют контрольный пакет. Таким образом, азиаты были вынуждены принять политику, диктуемую их врагами. И понесли большие потери. Международный валютный фонд, скажем, продлил Южной Корее кредит в 57 миллиардов долларов, взамен заставив ее открыть дотоле закрытый внутренний рынок. Тотчас американские корпорации скупили по дешевке акции корейских предприятий: они-то из-за обвала легли на бок и были сильно недооценены. Получилось нечто среднее между террором, вооруженным ограблением и экономической оккупацией: ведь теперь финансовые магнаты, сидя в США, на законных основаниях выкачивают из корейцев изрядную долю их прибылей.

На опыте знаменитого Азиатского кризиса китайские полковники обрисовали стратегию финансовых войн, ведущихся владыками Соединенных Штатов. С одной стороны, идут в точечные атаки финансовые спекулянты вроде Сороса. С другой – консалтинговые агентства «Мудиз», «Стандард энд Пурз» и «Морган Стэнли» занижают кредитные рейтинги стран-жертв атаки и их компаний, заявляя на весь мир о их ненадежности. Жертва агрессора, пошатнувшись от нанесенного удара, не может выпрямиться – никто не дает ей займов. Как только власти несчастной страны пробуют обороняться, принимая суровые меры против валютных спекуляций, в дело вступает Федеральная резервная система США. (Ее глава Алан Гринспен давил на правительство Гонконга, когда то решило поприжать этих хищников.) С другой стороны, ФРС США (также структура финансовых войн) прикрывает спекулянтов-террористов, давая им послабления после того, как те потеряют много средств из-за неудачных махинаций на чужих рынках. Если сложить все воедино, то получатся скоординированные боевые действия.

Террор нового типа выходит на авансцену, и в нем выигрывает тот, кто умело комбинирует разные средства поражения противника.

Подобную войну тем удобнее вести в нынешнем мире, чем больше в нем игроков помимо государств. Все громче заявляют о своих боевых качествах транснациональные корпорации, некоммерческие структуры, международные и межрегиональные организации, религиозные, криминально-деловые и террористические сети. Евросоюз, АСЕАН, ОПЕК, МВФ, Мировой банк, ООН – боевые единицы. А уж о невероятной способности Всемирной торговой организации подрывать экономики государств и говорить не приходится. Транснациональные корпорации обзаводятся своими «частными военными компаниями» – гибридами феодальных армий и приватных спецслужб. Теперь они в силах устраивать перевороты и кризисы в большинстве стран мира. А ниже находятся тысячи новых игроков-бойцов: негосударственных объединений верующих, хакеров, наркоторговцев, экологистов и т. д.

В любом случае главное в нынешних войнах – любым способом добиться победы, комбинируя военные и невоенные средства. Идеальный пример, по мнению китайских исследователей – столкновение двух стран, исповедующих разные стратегии борьбы. Одна уповает на чисто военные средства: спутники, высокоточное оружие, ВВС, шпионов. Вторая же собирается воевать «невоенными» террористическими методами. Она начинает тотальную войну!

Накопив изрядные финансовые ресурсы, она пускает вразнос ситуацию на фондовой бирже, приводя к падению акции корпораций из страны-соперника, превращая в бросовые ценные бумаги его казначейства. Неведомые хакеры атакуют информационные системы банков, дезорганизуя в стране-мишени всю экономическую жизнь. Из-за компьютерных сбоев нарушается работа аэропортов и наземных транспортных узлов. В то же время, физически устраняются ключевые фигуры в экономической и политической верхушке противника.

Вспыхивает паника. А нападающий ее усугубляет, контрабандой провозя и вбрасывая в оборот крупные суммы в поддельной валюте противника, заражая его водоемы. Общественные институты жертвы дезорганизуются. Вспыхивают массовые беспорядки, начинается мародерство и прочие «прелести» военной неразберихи. И когда они достигают пика, агрессор, наконец-то, наносит показательный военный удар и официально объявляет войну. И его жертве не остается ничего, кроме как капитулировать и принять условия победителя.

Такова возможная война без правил, и ее может вести развитая страна.

Надо сказать, что в данном случае китайские товарищи творчески развивают наследие президента Рейгана, проведшего успешную кампанию против СССР (с помощью «небоевых» средств) и даже более ранних предшественников – гитлеровцев. Многие их соображения практически полностью совпадают с планами диверсионно-террористической войны, выдвинутыми СС в 1943 году.

Китайцы правы: будущая война будет тотальной именно в новом смысле этого слова. Она может разразиться в любой момент и с любым противником.

 

Тотальная мобилизация по Холмогорову

 

– Не следует думать, что пресловутая «постиндустриальная» эпоха смягчает войну, ограничивает область ее вторжения, делает войну (а стало быть, и мобилизацию) менее тотальной, чем в тоталитарную индустриальную эпоху, – считает современный русский мыслитель «нордического направления» Егор Холмогоров. – Отнюдь. Тотальные войны ХХ столетия предполагали хоть какое-то разделение на фронт и тыл, на комбатантов и некомбатантов, на период мобилизации и период восстановления и мирного строительства. Разница между тоталитарными и нетоталитарными государствами состояла лишь в том, что мобилизационные мероприятия первых захватывали большее число людей и были более развернуты во времени. Сегодня этой разницы не существует. Различие существует лишь между государствами, осуществляющими постоянную планомерную подготовку к войне, и теми, кто окончательно на это «забил», заранее сдавшись на милость победителя… или убийцы.

Современная война втягивает в себя всю нацию, делая каждого в какой-то степени солдатом – в военное или мирное время. Связано это с тем, что целью войны выступает не принуждение противника к локальным уступкам, как в эпоху «кабинетной дипломатии», не полный его разгром, безоговорочная капитуляция и свержение его власти – как в войнах ХХ века. Отныне цель войны – полная аннигиляция политической власти, а заодно и государственности противника. Мудрость, которую можно извлечь из уже имевших место эпизодов «войны XXI века», – это возможность полностью растворить государственность и политическую структуру противника, обессмыслив тем самым действия его вооруженных сил. Именно эта политическая «нейтронная бомба» является подлинным оружием нового поколения, в отличие от всяких пиаровских мнимостей, порождающих разговоры про «бесконтактную войну».

Современная война, таким образом, ведется против нации как политической тотальности. Причем ведется на уничтожение. Еще архитекторы Ялтинского мироустройства исходили из Германии и немцев как данности – для них было очевидно существование единой нации и единого государства. Столкнувшись с фактом заданности «двух Германий» и двух немецких наций, они долго не могли понять – что с этим делать. Точнее, так до конца и не поняли. Архитекторы современного мироустройства исходят из нации как проектной заданности – неважно, что было на этом месте до войны, важно – что мы построим здесь сейчас.

По своей тотальности и политической жестокости современная классическая война приближается к гражданской войне, ведущейся до полного политического уничтожения противника. Список наиболее вероятных следующих объектов приложения военной силы США (наиболее очевидного агрессора в настоящее время) заставляет думать, что и будущие войны будут столь же тотальными, как и уже имеющие место. Война против стран «оси зла» и за установление всеобщей демократии выработает определенную привычку ведения войн на тотальное политическое уничтожение противника. И те войны, которые последуют далее, будут выстроены по тому же алгоритму: при интенсивном давлении на фронте взорвать противостоящий политический субъект изнутри, попросту избавить себя в ходе войны от противоборствующей стороны, а потом навязать свою волю не противнику, а тому, что от него осталось.

Современные нации втягиваются в войну от макушки до пяток, каждым своим членом, каждой структурой. Каждый конкретный человек оказывается бойцом на фронте политизированной войны, даже не держа в руках оружия и не склоняясь над заводским станком, производящим патроны. Противник наносит ощупывающие удары по всему национальному организму, стараясь найти микротрещины и вклиниться в них. Это предполагает тотальную политическую отмобилизованность нации, умение каждого соотносить свою повседневную деятельность, речь, образ мысли с общей военной целью. Разница между ударными и вспомогательными элементами военной машины, между фронтом и тылом, начинает стираться, ибо политическая конструкция может разъехаться в самом неожиданном месте.

Вслед за «ремесленной», «мануфактурной» и «машинной» эпохой в войне наступает эпоха информационная. Она не сводится к пиар-одержимости пресловутыми «информационными войнами». Речь об очередном упрощении доступа к оружию, при усложнении самого оружия. «Ремесленная» эпоха предполагает только одну категорию солдата – сильного молодого здорового мужчину. Все остальное – уже полсолдата. Эпоха «машинная» включила в дело войны все трудоспособное население. Современным солдатом может быть «черная вдова», нахальный «гаврош», безногий инвалид. Словом, каждый, кому доступен тот или иной канал воздействия на противника, и каждый, на кого может воздействовать сам противник. Отражение такого воздействия равносильно обороне. «Ядерная» архитектура войны таких возможностей обороны не оставляла. Внеядерная состоит в основном из них.

Другой стороной современной войны является ее пролонгированный характер, невозможность свести ее к решающему сражению или даже последовательности решающих операций. Тотальность национальной мобилизации и тотальность военной цели предполагают, что к тому моменту, когда по старому закону уже одержана победа, по новому конфликт еще только разгорается. Даже беглый взгляд на Афганистан или Ирак показывает, что решительная военная операция, приведшая к сокрушению противника, становится только ходом в длительной войне на измор. И совсем не факт, что в этой войне стремительный бросок на Багдад или Кабул является лучшим стратегическим решением.

Стремительный сокрушительный удар наносится против неотмобилизованного противника. Даже в ХIХ и XX веке он не давал решительного успеха, если противника нельзя было одним ударом принудить к капитуляции, гитлеровская стратегия сокрушения оказалась катастрофической. В XXI веке, с его сверхтотальностью тотальной мобилизации, с задействованием всех национальных ресурсов, противник по настоящему втягивается в войну уже после первого удара, и чем быстрее этот удар будет нанесен, тем большая часть ресурсов противника останется им незатронутой. Оказавшись в статусе оккупационной армии, армия наступающей стороны оказывается перед фактом развертывания против нее «второй линии» противника, естественно приобретающим партизанские и террористические формы. Наступающий имеет против себя фронт, где «партизанят сотни, террорствуют тысячи, а саботируют – миллионы». Прав был автор этой формулы М.Э.Месснер, еще в 1950-е годы, до всякого Вьетнама, предрекавший, что «мятеж – имя третьей всемирной»

– Удары с воздуха и из космоса могут разрушить военную инфраструктуру, но не могут помешать применению «асимметричного» оружия, то есть попросту переходу противника к партизанским и террористическим методам – от самолетов в небоскребы до холеры в водопроводы и прочего инструментария бессмысленной и беспощадной скифской войны. Якобы «побежденный» в бесконтактной войне противник может нанести «победителю» ущерб куда более фундаментальный, – считает Холмогоров. – Соответствующий закон военного развития был подмечен военными теоретиками еще в середине ХХ века. «С одной стороны, – буйный рост военной техники, а с другой – возвращение к самым примитивным формам ведения войны. Телеводимые и реактивные самолеты и ракеты, атомные бомбы и наряду с ними – мины кустарного производства и укороченные винтовки – “обрезы”», – писал в 1954 году полковник Зайцов, названный «одним из лучших военных умов русской эмиграции». Ему вторит другой эмигрант, Е. Э. Месснер, пророчески предсказавший террористическую войну и сказавший, что «Мятеж – имя Третьей Всемирной»: «Воевание без войск, воевание партизанами, диверсантами, террористами, вредителями, саботерами, пропагандистами примет в будущем огромные размеры, чему порукой факты из недавнего прошлого».

Однако то, что было ясно в 1950–1960-х после Второй мировой и вьетнамской войн, несколько замутилось в 1990-е, когда США продемонстрировали впечатлившие многих успехи в «бесконтактных» войнах с Ираком в 1991-м, Югославией в 1999-м и талибами в 2001-м. Мало кто обратил внимание на то, что ни в одном из этих случаев не была одержана победа; противником было признано поражение в тех достаточно скромных конвенциональных рамках, которые были ему заданы. От Ирака требовалось убраться из Кувейта, от Югославии – капитулировать в Косово под гарантии Виктора Степановича Черномырдина, от талибов – чтобы они ушли из Кабула и перестали быть талибами (что отнюдь не гарантирует от их возвращения в новом обличье). Условием ведения «бесконтактной войны» являются жесткие конвенциональные рамки – мы демонстрируем вам свое превосходство, разбомбив ваши системы связи и аэродромы, вы это превосходство признаете и уступаете нашим скромным требованиям – нескромных требований не будет. Если же одна из сторон за пределы этих конвенциональных рамок выйдет, например технически развитые победители решат «дожать», или побежденные решат не признавать поражения, а перейти к партизанской или террористической войне, то для одержания реальной победы придется доделывать работу вручную, с использованием сухопутных сил, десантами, пехотой, оккупацией…

А вот здесь, уверен Холмогоров, победа останется за самым мобилизованным – готовым не сломиться и драться до конца. Всеми способами!

 

Сергей Переслегин: террор – стратегическое оружие ХХI века

 

Террору как оружию будущего отдает первенство известный стратегический мыслитель Сергей Переслегин.[2] Именно он станет асимметричным и сокрушительным ответом на агрессию более сильного и технологически развитого врага, который, однако, как огня боится больших человеческих жертв со своей стороны. Террор стремительный и отлично организованный. Террор стратегический.

Итак, сами террористические силы состоят из групп «Т» и «А». «Т» – очень умные, рафинированные аналитики и стратеги, придумывающие и планирующие операции. «А» – собственно исполнители, террористы.

Итак, сталкиваясь с западным противником (со странами Большой Семерки), нужно твердо уяснить.

Во-первых, техническое превосходство США подавляюще и его нельзя нейтрализовать военными средствами.

Во-вторых, западная военная машина действует эффективно, если удается создать единую политическую реакцию на события со стороны всех развитых стран.

В-третьих, Запад достаточно медлителен. Ему нужно время на реакцию и подготовку войны – до нескольких месяцев.

В-четвертых, он равнодушно относится к материальным потерям, но крайне чувствителен к людским жертвам.

В-пятых, потери мирного населения оказывают на Запад еще более сильное впечатление, чем потери среди войск.

То есть, при столкновении с ним слабейшему стоит перейти к наступательной партизанской войне. Именно к наступательной и стратегической, не размениваясь на тактические, мелкие цели. Сначала – вынудить противника на совершение действий, позорных для западной армии. То есть – на убийство мирных жителей, бомбардировку городов и мародерство. Самим же вести изматывающую оккупационные войска партизанскую войну дома. И одновременно – атаковать противника на его же земле.

Как? Начав массированный террор, направленный против населения страны-агрессора. Здесь нужно исходить из того, что современное общество европейского типа не в силах прикрыть все больницы, школы и детские сады. На это не хватит никаких сил. Против таких слабоохраняемых целей можно бросить слабо подготовленные группы. То есть, женщин и детей, убивающих женщин и детей. Такие отряды с точки зрения «южного» менталитета весьма дешевы и эффективны – причем даже тогда, когда погибают, не достигнув цели. Если бросить их в бой во множестве, то они вызовут панику и нервозность в любой западной стране. Тем паче, что так называемые «открытые общества» позволяют группам террористов проникать на свои земли с потоком мигрантов, причем еще до войны.

Их нападения вызовут, например, ужесточение режима пересечения границ, что начнет разрушать транспортную связность. А затем дело дойдет и до «охоты на ведьм». Она сама по себе начнет разрушать общество развитого либерализма. Попытки армии и полиции справиться с террором в исполнении слабоподготовленных групп (и его последствиями) забьют все транспортные и информационные сети. Беспрерывные проверки на транспорте, усиленные меры охраны, нескончаемые скандалы в парламенте и правительстве, растущее взаимное подозрение в атомизированном обществе, постоянная истерия на телевидении и в газетах – вот что принесут с собой многочисленные атаки групп практически смертников. Пытаясь прикрыть все возможные объекты нападений, силовые структуры быстро исчерпают свои силы и распылят их. Еще горше положение станет тогда, когда террористы начнут действовать в бешеном темпе. Скажем, захватят школу – и тут же учинят бойню, скрывшись с места преступления за несколько десятков минут, выбросив затем заявление в Интернет.

Наращивая натиск, противник западных стран может устраивать «Вальс Отражений»: засылать группы-имитаторы, заранее обреченные на гибель. Силовые структуры противника не смогут их игнорировать. Конечно, они будут ликвидироваться пачками – но все же успеют осложнить и без того сложную обстановку в стане европейцев.

Когда вот такой простейший террор и «Вальс Отражений» достигнут пика, настает черед серьезного террористического нападения с применением, например, биологического оружия. В Европе это очень «удобное» оружие: ведь высокая связность тамошней транспортной сети поможет в считанные дни и даже часы разнести смертоносную инфекцию по всему континенту. В ход могут пойти специальные распылители в аэропортах и на вокзалах, а то и просто зараженные люди-смертники. Такую операцию нужно начинать еще в мирное время – подгадывая конец инкубационного периода под пик первой стадии террористического нападения. Тогда вспышки эпидемий совпадут по времени с точкой перенапряжения общества стран-противников.

К концу второй недели «биологической» стадии войны число заболевших превысит десятки тысяч. Это может вызвать падение кабинета министров и перегрузку сети здравоохранения. И вот тогда настанет момент третьего удара – внезапных нападений элитными террористическо-диверсионными группами боевиков. Они атакуют аэродромы, диспетчерские центры, транспортные узлы, АЭС, культурные и исторические центры. В этот момент скажется распыление противостоящих им западных сил армии и полиции. Террористы в таком случае имеют неплохие шансы прорваться на важные объекты.

После этого противник западного типа будет если не повержен, то уж точно перейдет к стратегической обороне и выведет свои войска из страны отчаянных людей, на которую напал первым.

Конечно, Переслегин видит стратегию стратегического, «насыщающего» террора в исполнении бедных сил Юга, исламского мира прежде всего. Однако и здесь видны многие черты войн, что нам предстоят.

Итак, брат-читатель, перед вами прошла вереница «воспоминаний о будущем». Сразу несколько взглядов на конфликты будущего. К чему все это? Неужели русским мало испытаний ХХ века? Неужели снова придется воевать?

Именно так. Нам придется браться за оружие. При любом варианте развития событий. Добро пожаловать в эпоху тотальных войн!

 

 

Глава 1. Завтра была война

 

 

 

Вглядываясь в туман грядущего

 

Будущее всегда нерезко и размыто. У него всегда несколько вариантов, отходящих от ствола текущей реальности, словно ветви древесной кроны. А особенно будущее неясно сейчас, когда человечество подходит к точке перехода между эпохами.

Но усядемся поудобнее у ствола этого «дерева» и призадумываемся. Не кажется ли вам, брат-читатель, что практически во всех вариантах грядущего нас, Русский мир, ждет война? Обойдемся без эмоций на сей счет, задействуем лишь холодный рассудок. Вот ветвь, где продолжается история РФ, страны-неудачницы, заведомого банкрота. В передряге глобального кризиса ей не выжить. (А кризис сей, как мы писали раньше, неизбежен.[3])

Если продолжится «бело-сине-красная» линия истории, то Росфедерация превращается в вымирающую страну, свалку металлолома и помойку для людских отбросов. И в этом случае ее растащат на части сильные соседушки. И тут нам предстоит увидеть все прелести гуманитарно-военных операций с одной, и прямой, ничем не прикрытой оккупации – со второй стороны. Будет и третья: вырезание остатков славянского населения на бурном Юге. Сами знаете, кто этим займется.

Но возьмем иной вариант: мы начали подниматься и крепнуть. Так или иначе уничтожили прежнюю воровскую «элиту», отстранив от власти «низшую расу» ограниченных мерзавцев. Сделали гегемонами творцов и созидателей, паладинов научно-технического прорыва, приверженцев здравого смысла. Спустили в сортир фундаменталистов – представителей секты либеральной экономики и занялись развитием народного хозяйства на умных принципах. Стали превращаться с великую державу с достойным качеством жизни, развитой наукой и новейшей промышленностью Третьего проекта. Раскинули связи по всему миру, вовлекая в процесс возрождения Неороссии огромную русскую диаспору. И на фоне восходящей новой звезды все прочие суверенные обломки и «незалежности» кажутся нищими помойками.

Более того, Третий проект означает создание новой реальности, грозящей власти прежних мировых элит. Мы действительно предложим людям очень привлекательную альтернативу во всем: в технологиях, устройстве общества, в стиле и качестве жизни. И в этом случае мы вызываем ненависть у слишком многих. И у нынешних владык Запада, финансово-информационных магнатов. И у изрядной части исламских фундаменталистов, грезящих о новом средневековье. И у кучи племенных «самостийников», мечтающих нарезать мир на множество нищих лоскутьев. Ведь мы их всех уничтожаем одним фактом своего Третьего проекта. Уничтожаем, не коснувшись подчас и пальцем.

Неужели вы думаете, что в этом случае нас не попытаются остановить силой? Не начнут против нас войну?

Так что на какую траекторию не глянь – везде нас ожидают военные испытания.

Посмотрим на дело с другой стороны. Есть у глобальных экономических кризисов одна нехорошая черта: они вызывают большие войны. Во всяком случае, последний мировой кризис, разразившийся в 1929-м, привел к кровопролитнейшей и невиданной ранее по ожесточенности планетарной войне. Ведь нужно было перекроить экономическую и политическую карту мира ради прекращения депрессии, переключить энергию масс, прорваться на новые рынки, взять под контроль природные ресурсы, отняв их у прежних одряхлевших хозяев.

Позволю себе напомнить вам, читатель, что Вторая мировая началась с фанерных самолетов, а кончилась ракетами, реактивными самолетами и атомными ударами. На фоне же нынешних технологий и возможностей все достижения 1945 года кажутся детскими игрушками.

Но впереди человечество ждет новый глобальный кризис, гораздо более тяжелый, нежели катастрофа 1929 года. Ибо противоречий и всяческих напряжений теперь накоплено намного больше, чем в первой трети ХХ столетия. Рухнут прежние мировые валюты. И тут я почти полностью согласен с моими друзьями, Андреем Кобяковым и Михаилом Хазиным, написавшими в работе «Закат империи доллара и конец Pax Americana», что называется, «картину маслом»:

 

«Серьезное ослабление американской экономики (усиленное мощными социальными волнениями) приведет к тому, что резко ослабнут регионы, существенную часть своих доходов получающие от продаж в США. В первую очередь это Японию и Юго-Восточная Азия. Исключение скорее всего составит Китай, который сможет развиваться за счет экстенсивных факторов и развития своего потенциально необъятного внутреннего рынка.

Серьезная стагнация ожидает и Европу, которая при этом, за счет экспансии евро, обеспечит себе мощный инвестиционный потенциал. Частично он будет направлен в Латинскую Америку, в которой начнется подъем за счет заполнения ниши Юго-Восточной Азии по поставкам товаров массового потребления на североамериканские рынки. Частично европейские инвестиции пойдут в Китай и Индию…

Отметим, что после разрушения системы ВТО и восстановления протекционистских механизмов ситуация в мировой экономике очень напомнит картину начала 1930-х годов.

Незначительное количество очень крупных международных концернов-монополистов, мультивалютность, большое число безработных, рост социальной напряженности и застой – все эти явления будут определять картину мировой экономики в течение как минимум десятилетия…»

 

То есть, такое уже было: страны, защищающие свою экономику таможенными барьерами, затруднения в конвертации многих валют одна в другую, торговля по клиринговым схема и с разрешения власти, нищета – и рост агрессивности. И кончилось сие войной. Однако, как мне думается, Кобяков и Хазин еще оптимистичны. Европейский союз аморфен и плохо управляем. Его бюрократия достаточно глупа и неэффективна, а население – исчерпано в плане жизнеспособности. Евро рухнет вослед за долларом, а Еврозона, скоре всего, расколется.

Кстати, такой известный отечественный специалист по глобалистике им американистике, как профессор Анатолий Уткин, нынешнее время считает до боли похожим на предвоенную эпоху 1871–1914 годов…

Увы, всеземной кризис будущего обещает быть куда суровее предыдущего. Ведь, в отличие от 1930-х, он затронет действительно весь мир, тогда как во времена Гитлера и Муссолини имелись огромные районы, жившие изолированно от мирового рынка. Не было тогда азиатских стран, где миллионы людей бросили трудиться на полях и подались в города – собирать электронику для западных потребителей. Да и на самом Западе работали фабрики и заводы, никто и не думал выносить производство в Китай или Малайзию. Так что если 1929-й был громом, то следующий кризис станет землетрясением. Западу придется гораздо хуже. К тому же, добавляются факторы, коих не знали в тридцатых: опасное старение населения в США и Европе при одновременном демографическом наводнении на бедном Юге. Острейшие экологические проблемы. Нехватка пресной воды. Климатические катаклизмы. Кризис вида «человек разумный» – с выделением из него и явных дегенератов, и существ, измененных с помощью генно-инженерных, нано- и биологических технологий. А какая борьба в мире, расколотом на разные валютные зоны и автаркии, пойдет за источники нефти и газа? Других полезных ископаемых?

Учтем еще одно обстоятельство: конец мирового господства доллара и кризис евро не отнимут у Запада возможность производить самое современное оружие – ядерное и высокоточное. По-прежнему будут выпускаться спутники, истребители, крылатые ракеты и авианосцы. Ну, а те, кто не входит в высшую лигу по развитости, продолжат делать танки, самолеты, ядерные боеголовки, химическое и биологическое оружие. Так что отката ко временам конницы и полевых трехдюймовок не случится. Битвы будут очень напряженными и кровопролитными.

Наконец, читатель, помним ли мы хоть одну мировую войну, что миновала бы Россию? Так что и тут нас не минет чаша сия. Больно мы неудобно расположены: на геостратегическом перепутье да на огромных запасах полезных ископаемых, обладая к тому ж самыми большими в мире запасами пресной воды. Желающих все это захватить будет хоть отбавляй.

Конечно, возможен и другой сценарий: когда Античеловечество (господа глобалы) попробуют установить надгосударственный правящий режим, взяв под контроль природные ресурсы планеты. Зачем? Дабы ввести новую единую мировую валюту и воплотить грандиозный план: проредить население планеты ради выживания избранных. Представьте себе: США распались, образовались мексикано-латинское и негритянское государства, часть территорий ушли на положение «вольных городов», но самые технологически развитые штаты вошли в одно государство, которое вместе с уцелевшими островами сложной индустрии в Европе создали нечто вроде опорной федерации. Она обеспечивает новым глобальным правителям военную силу: высокоточные ракеты, самолеты, авианосцы…

В таком сценарии будущего мы обречены на «прореживание», а наши ресурсы – на захват Античеловечеством. И тут русским придется воевать.

Так что хотим мы того или не хотим, а отражать агрессию надо. Она неизбежна. Причем драться нам суждено с превосходящими силами противников. Почти наверняка – с врагом более богатым и многочисленным. Причем главным супостатом нашим выступят господа глобалы с подконтрольным им американским военным потенциалом. То есть, враг аэрокосмический, технологически архисильный. Все остальное: боевики, китайские регулярные дивизии – так, довесочек.

 

Помыслив немыслимое

 

Нет, я не хочу этой войны. В идеале мы должны победить нашего врага, не выпустив по нему ни одной ракеты, ни единого снаряда или даже пули. Так, как еще недавно США разгромили Советский Союз в Третьей мировой, Холодной войне. Может, русские в этом веке действительно умудрятся уничтожить противника, развивая новые технологии, чудесные операции в мире финансов и обработки сознания, на ниве создания «хомо» сверхразумного, людена. Может быть, нам удастся поставить мат противнику в гонке вооружений, и он просто побоится напасть на нас впрямую. Мы можем рассчитывать и на это, применяя чудесную, неаналитическую стратегию не только в боевых действиях, но и в экономике с политикой. В сущности, наши прошлые книги полностью исчерпали эту тему: там мы описали все мыслимые пути победы русских без стадии пожаров и руин. И такой сценарий мы считаем лучшим из лучших.

Но разве можно уповать на то, что все кончится именно так? У нас нет никакой гарантии от того, что русские, действительно начав подъём своей страны и возвращение вывезенных из неё богатств, мигом заработают ярлык новой «империи зла» и злостных нарушителей прав человека, пусть даже у нас будет сверхлиберальная рыночная экономика.

А это значит, что впереди маячит перспектива настоящей войны с жертвами и разрушениями, обстрелами и бомбардировками. Причем в этой войне нам придётся столкнуться с врагом, который превосходит нас почти по всем статьям. У него намного больше техники, ракет, спутников, людей, денег, союзников, телеканалов – почти всего. Неизмеримо больше, чем у Гитлера. А поражение в такой войне для нас равносильно смерти, поскольку у нас нет никакой возможности повторить судьбу разбитых во Второй мировой японцев и немцев, поскольку в случае торжества агрессора погибнет не просто Россия – а целый мир будущего, о котором мы рассказали в «Оседлай молнию».

Но как мы можем победить в такой войне, где каждая аналитическая, «правильная» стратегия во всех вариантах предрекает нам разгром? Ну, или же ядерную войну, в которой Россия в смертельной тоске выпускает по США свои оставшиеся ракеты с ядерными боеголовками, и те в ответ выпускают свои, обрекая всю планету на кошмарный финал?

Но мы можем победить и в такой войне! И об этом повествует книга, которую вы держите в руках.

 

В чем – наша Победа?

 

– Послушайте, а в чем же тогда будет заключаться победа в этом самом апофеозе Пятой мировой? (Я поминаю вашу периодизацию глобальных конфликтов, что вы с Юрием Крупновым давали в «Гневе орка».) Чем закончится отражение напавшего на нас врага? – возникает из-за угла наш милейший Скептик, попыхивая трубочкой.

– Что-то я вас не пойму. Закидывать Америку ядерными зарядами вы явно не собираетесь. Входить колоннами торжествующих казаков в поверженный Вашингтон и расписываться на руинах Капитолия – вроде бы тоже. Вы не хотите устраивать лагерей для отделения новых кочевников от творцов, захватывать в рабство американский народ или под корень его вырезать. А может, вы намерены после разгрома его агрессии обложить Запад данью, как крутые братки?

Очень своевременный вопрос, господа! Давайте поймем: а ради чего нам стоит громить врага? В любой войне нужно ясно видеть свои интересы и цели.

Скептик прав: в случае прямого военного столкновения русским новой волны не нужны цели, которые ставились в старых войнах. Ну, не надо русским захватывать землю США и насаждать в них оккупационный режим. У нас появятся совсем иные задачи.

Итак, цель первая и наиглавнейшая: отстоять свой новый образ жизни, который вводит русских в новую эпоху, следующую за индустриальной. (Для чего этот образ жизни нужно прежде всего создать, и сие на все лады мы расписали в предыдущих книгах).

Далее наша цель – заставить Античеловечество отступить в свои станы несолоно хлебавши и признать на весь мир свое поражение, а значит – и право новой России развиваться так, как ей выгодно. Так, как она пожелает, сообразно своему цивилизационному коду. Завоевав возможность вести научно-техническую революцию новой эпохи, мы совершенно мирным путем уничтожим тот порядок, в котором могли жить и управлять историей наши враги – новые кочевники.

Если это произойдёт, если весь мир увидит, как авианосные соединения США, поджав хвост, отходят, а правительство в Москве не сменилось, то рассыплются мелким прахом их планы глобализации, захвата человеческого материала, разделения человечества на полноценных и неполноценных и так далее. Даже если в ходе ожесточенной схватки хозяева Америки поломают нам некоторые электростанции и нефтеперерабатывающие заводы, мы только ускорим свой переход в мир чудесных технологий, которые заменят нам старую индустрию. И тогда исчезнут рычаги, с помощью которого они управляли миром через череду хаосов и кризисов, через уродливое искривление научно-технического развития.

Отброшенный в американские пределы, наш главный противник, неокочевники, лишатся своих охотничьих угодий и массы «рыночных рабов» в других странах и попадут в жесточайший кризис своего «социального вида». Они вряд ли его переживут и погибнут – что нам и нужно. Да и сами США окажутся ввергнутыми в болезненные внутренние потрясения, после чего им станет не до глобальных амбиций. Им придется жить скромнее, и их собственное население попадет в разряд неконкурентоспособного: слишком много есть и пьет, чересчур много получает в долларах, мало и плохо работает. Придется заниматься производством, возрождать разваленную систему образования, снова осваивая науку сбережения средств и работы на завтрашний день.

Доллар в лучшем случае станет снова лишь одной (а не главной) из валют Земли. В этот момент русские получат возможность выйти на мировую арену со своим рублем, мощь которого будет стоять на наших интеллектуальных ресурсах, технологиях управления будущим и финансовыми рынками, описанными в «Оседлай молнию» и «Третьем проекте».

Победив, Россия разорвет все невыгодные ей договоры и неписаные правила, которые сегодня не дают нам нормально жить и развиваться.[4]

Мы могли бы продавать Индии атомные подводные лодки, спасая свое кораблестроение и создавая противовес США в Индийском океане. Но сотрудничество с индийцами в этой сфере прервано Ельциным по команде из Америки еще в 1992-м. Нам позволили взять заказ на постройку всего двух атомных энергоблоков в Индии, хотя мы могли бы взяться за все пятьдесят – потому что Америка не велит. А каждый энергоблок – это, почитай, миллиард долларов. Мы не можем сотрудничать с Индией и по части ракетной техники.

Спутанная по рукам и ногам, Россия лишилась возможности брать заказы на строительство нескольких АЭС в Иране. Нам запрещают поставлять туда подводные дизель-электрические лодки и противокорабельные комплексы «Москит», множество видов оборудования, станков и точной механики.

И так далее, и тому подобное, читатель. Вплоть до того, что мы не можем вынуть свои же миллиарды долларов из американских банков или не имеем возможности продавать коммерческие запуски с наших космодромов, если по другим линиям сотрудничаем с неугодными США государствами или не участвуем в их дурацкой программе международной космической станции).

Если мы победим, то сможем сотрудничать со всеми, с кем пожелаем, не спрашивая соизволения ни у кого. Не оглядываясь ни на какое ВТО, МВФ или ООН.

Дав по зубам США после их нападения на нас, мы добиваемся еще одной исторической победы – нефтяной. Полностью ломаются планы Вечного античеловеческого рейха, алчущего прибрать к рукам последние нефтяные ресурсы Евразии. Отбив новых кочевников от нашей нефти, мы погоним их взашей из Средней Азии. И тогда не они, а мы становимся обладателями ценнейшего ресурса и реального рычага влияния на весь мир.

Новая Россия, одержав военную победу, неминуемо создаст нефтяной альянс со странами Персидского залива, Междуречья и с Ираном.

Тем паче, что русские, по нашему сценарию, одновременно выступят как мощный поставщик технологий для жизни в мире без нефти, как источник новой промышленности Третьей волны, которая обеспечивает быстрое развитие без умопомрачительных затрат и капиталовложений. Мы можем явить народам Востока многие чудеса – а Восток перед этим всегда преклонялся. И мы станем вожаками нового мира.

А там, глядишь, и Европа, заискивающе глядя нам в глаза, предложит альянс. Разве ей, дряхлеющему краю стариков и пенсионеров, улыбается отбиваться от кипящего молодыми энергиями исламского мира, оставшись без нефти и болея из-за мучительных трансформаций в экономике? Нет, совсем не улыбается. Куда как лучше дружить с этими отчаянными русскими и с их восточными союзниками! А европейцы тоже перед силой стелются. Достаточно лишь вспомнить о том, как безропотно они покорились Третьему Рейху и о том, как до сих пор опасаются перечить дядюшке Сэму. Да и когда Иосиф Сталин был жив, и показал миру, что есть у него атомная бомба, в Европе очень многие говорили: «Лучше быть красным, чем мертвым».

Так что и тут военная победа над американской агрессией открывает перед нами весьма неплохие перспективы.

Это станет самой важной победой и в психологическом пространстве. Мы знаем, что победа в мировой войне невиданно окрыляет русских, вызывает прямо-таки бешеный взрыв нашей энергии развития и заставляет весь мир (на довольно долгое время) с восхищением смотреть на нас и подражать нам. На волне победоносного ликования русские всегда порываются в совершенно новые измерения. Достаточно вспомнить о тех чудесах, которые сотворила Россия-СССР в 1945-1960-х годах.

После победы над Античеловечеством в мире настанет мода на все русское. Впервые в истории мы сможем диктовать всем свои вкусы, привычки и образ жизни. И если сегодня Вечный Рейх через колоссальную индустрию образов и обработки психики землян сделал модным, образно говоря, грести доллары, жрать гамбургеры, ездить на роскошных тачках с «телками», похожими на Барби, то после победы настанет эра наших вкусов. А мы предложим людям: престижно – это быть люденом-русом, творить, летать в космос и применять невиданные технологии, при этом посещая русскую баню. И Барби будет повержена Матреной, и «Мосфильм» заменит Голливуд, и квас утопит «Кока-колу». Если сегодня все «продвинутые» земляне, стремясь быть современными, засоряют свои языки словами из «американского английского», то после победы русские слова войдут в словари всех народов мира. Так, как ненадолго, после 4 октября 1957 года, сами американцы называли спутники не сателлитами, как сейчас, а «sputniks».

И это не просто потешит наше самолюбие. Такое психологическое господство выльется для России в крупные инвестиции на ее территории. Если сегодня Москва пробует выходить с глобальными инициативами (постройкой всемирной космической обороны от комет и метеоритов, способных вызвать глобальную катастрофу, противоракетного зонта над Европой, ядерной энергетики нового типа или международного полета на Марс), но ей неизменно смеются в лицо, то после победы все повернется на 180 градусов. Любая инициатива победоносной России, сумевшей посрамить саму Америку, будет встречена с горячим энтузиазмом. Мы сможем стать во главе самых амбициозных проектов, которые принесут нам и укрепление позиций, и технологическое преимущество, и богатство.

Одновременно и русские предприниматели откроют для себя новые рынки, получат самые выгодные куски собственности или источники сырья для высокотехнологичной промышленности. Мы станем королями финансов, мы скупим самое ценное в объятой кризисом Америке, пустив поток лучших технологий и мозгов в нашу страну.

Наш военный триумф переломит весь ход мировой истории в пользу русских, навсегда сбросив с Земли самое гнусное иго – иго управителей человеческой психикой.

Во второй половине ХХ столетия античеловеки осуществили самый зловещий проект – проект «психической власти», психократии. Решив остановить или искривить научно-техническое развитие человечества, они заменили здоровое развитие болезненным, патологическим делом: играми с сознанием. Зачем заниматься трудным строительством действительно более совершенного мира, если гораздо легче изменить сознание людей и заставить их воспринимать кусок дерьма как манну небесную? Огромная сфера пропаганды, прикладной психологической науки, рекламы, кино, видео, прессы и телевидения сложилась в нечто единое и чудовищное, в психическое оружие. С его помощью человечество было отрезано от настоящего прогресса: от технологий, которые заменяют кровавую, неэкономичную и экологически грязную «экономику нефти» на мир революционных производств, чистого неба и сильных людей. Любое опасное для новых кочевников направление в науке, любое «неправильное» изобретение всей мощью психического оружия делается объектом насмешек, предстает как плод сумасшедших и шарлатанов. Всякое альтернативное развитие блокируется привычками и представлениями, сформированными хозяевами Запада практически у всех чиновников, бизнесменов и обывателей планеты.

В США сложилась настоящая каста психократов-античеловеков, которые правят и процветают за счет оглупления и оскотинивания всех остальных людей. Огромную потенциальную угрозу для них представлял СССР, который, вынужденный вести гонку вооружений с меньшими силами, поневоле рождал в недрах своего военно-промышленного и научного комплекса изобретателей чудесных технологий, способных изменить мир. И, хотя советская бюрократия оказалась вполне управляемой заокеанскими психократами, Союз, загнанный в угол, все же мог дать ответный залп новыми технологиями, круша к чертовой матери старый миропорядок. И тогда психократы, просчитав слабость некогда целеустремленной и милитаризованной, но теперь – изрядно проржавевшей советской цивилизации, сокрушили ее натиском своего психического оружия. При всей своей «гуманности» это оружие унесло у нас миллионы жизней, отобрало у русских будущее.

Но своей победой мы уничтожим психократов. На какое-то время русские могут смести и разломать технические каналы их влияния – спутниковые системы и даже Интернет. И тогда мы только своим самобытным развитием вернем человечеству крылья, снова дадим ему мечту, откроем сверкающие перспективы. А от этого, читатель, зависит все: и решение экологических проблем Земли, и победа над глобальной нищетой, и прекращение войн, вызванных драками местных царьков за право продавать сырье новым кочевникам. А на смену психократам-неокочевникам придет новый тип человека – люден-творец. Он и унаследует Землю.

– Да вашей победой знаете, кто воспользуется? Китай! Еще и скажет: вот дураки! Своими руками моего главного соперника свалили! Китай тогда развернет мировую экспансию, и его желтокожие орды затопят и наши земли. С кем тогда Россия вступит в союз против китайцев? На это Америка нужна. А еще обрадуются мусульмане, эти чучмеки, которые плодятся, словно тараканы. И они Россию наводнят. Так что вы, авторы книги, с морей точки зрения, предаете белую расу во имя завиральных своих идей. Лучше не воевать с Америкой – лучше с ней дружить, не предавая собратьев по белой расе!

Это говорит из своего темного угла самый оголтелый русский националист. Мы хорошо его знаем: прожив на свете почти полвека, он остался полным неудачником в жизни: в затерханном пиджачке, без профессии и нормальной семьи. Все ему казалось, что причина его жизненных бед – не в нем самом, а в системе, что у него все время кто-то все отнимает. Он радовался гибели СССР: освободились от нерусских республик, от Средней Азии и Закавказья! Но жизнь его осталась прежней, нищей – и вот он требует развала и Российской Федерации, чтобы отделить русских от Северного Кавказа и Дагестана. Слишком много там рожают и лишают русских бюджетного куска. Теперь он носится с идеей создания чисто русского государства и построению что-то вроде Швеции с социализмом.

Мы бы не удостоили его ответом, но ведь настроения такие слишком уж живучи. Насчет Китая и мусульман.

Нет никакого единства белой расы. Миф все это. Никого мы не предаем. Не получится ли так, что выгоды от поражения Античеловечества и США получит Китай?

Никто не говорит о том, что после Победы на свете воцарятся рай с гармонией. Соперничество на мировой арене не уйдет. Но посмотрите…

Не водружая знамен на руинах Капитолия и не оккупируя США, русские навсегда освободятся от множества ограничений.

В этом смысле показателен роман Клэнси и Печеника «Оперативный центр», вышедший в 1995 году. Есть там небольшой эпизодик – из контекста ясно, что русские подавили чеченский сепаратизм, что вызвало подъем национального самосознания в России. И она вторгается в Литву, отрывая половину ее. При этом ни США, ни НАТО не рискуют дернуться в защиту литовцев.

Посрамив Запад и после его нападения получив полную свободу действий, мы решим и прибалтийскую проблему. Ведь нельзя больше оставлять в руках НАТО ни прекрасные порты, ни аэродромы с пунктами управления действиями ВВС. Нужно восстановить связь страны с Калининградским районом, наконец. Основная масса латышей и эстонцев отнесется к этому довольно спокойно: ведь русские не отбирают у них ни их хуторов, ни частных мастерских, не гонят в колхозы, разрешают заниматься бизнесом и снабжать мясом-сметаной части Русской армии.

Отбив агрессию США, мы получим полное право пересмотреть наши границы. Мы построим уже не централизованную, а сетевую Империю – потому что к нам снова потянутся народы, и, может быть, новые союзные республики раскинутся даже на славянско-православном Средиземноморье. А там – открывается путь и к созданию нашей православно-мусульманской Империи. И народы наши, всласть наевшись плодами «демократии», на этот раз будут умнее народов-дураков 1980-х годов. Мы вызовем распад блока НАТО, и Европа перебежит на сторону сильного.

А потом мы начинаем во весь голос, на весь мир трубить: люди, большая беда надвигается! В 2020-х годах численность негритянского, азиатского и латиноамериканского населения Штатов превысит численность уоспов – белокожих янки. (Уосп – английское сокращение WASP. Сиречь, «белый, англосакс, протестант по вере».) О, граждане мира, разве вы не видите того, что в США грядут расовые потрясения и волна внутренних мятежей – в стране с ядерным оружием?

Мы, русские, встревожены тем, что века угнетения цветнокожих белыми в Штатах привели к тому, что негры, например, стали сплошь бандитами, торговцами наркотиками, спортсменами и звездами шоу-бизнеса. К тому же – малообразованными и жуткими черными расистами. Вы представляете себе день, в который они, задавив уоспов, возьмут под контроль ядерное оружие США? А что если их вожаки, гангстеры и наркодельцы, применят его в своих «разборках»?

Поэтому мы, русские, предлагаем Китаю, Индии и Европе подумать над тем, как в случае чего быстренько высадиться в США и захватить их ядерные арсеналы, не допустив мировой катастрофы.

Русские-победители надолго обеспечат свою безопасность. Ибо кто осмелится нападать на таких умных, изобретательных и отчаянно отважных людей? Кто дерзнет выдвигать к ним какие-либо территориальные претензии?

Китай не станет этого делать. Себе дороже. Относясь с огромным уважением к его цивилизации, мы добьемся такого же уважения Желтого Дракона к русским. И, если мы не станем повторять дурости прошлых эпох и лет, то не упустим приобретенных сфер влияния, не уступим Китаю то, что сами завоюем. К тому же, у нас будет преимущество в виде привлекательной идеи нового мира, преимущество психологическое, технологическое и организационное. И покуда китайцы занимаются Индустриальным проектом, мы уйдем на целую эпоху вперед: в проект Нейромира, мира развития человека и уже совсем фантастических технологий, по сравнению с которыми индустриальные – это каменный топор рядом с компьютером.

Мы же сможем потребовать компенсаций за агрессию – и мы получим эту дань. Мы заставим агрессоров вложить свои средства и ресурсы в сохранение природных массивов великой страны, мы заставим их оплачивать наши заповедные места, сохранение лесов и Байкала – достояния всего человечества. И тогда начнется наш расцвет, и тогда сила наша возрастет безмерно.

Задача наша сложна и проста одновременно. Есть одно обстоятельство, которое сильно облегчает нам задачу. Когда большевики хотели переделать мир и вынести революция на штыках за пределы России, им приходилось тратить на это огромные ресурсы. Приходилось содержать гигантскую армию – чтобы можно было завоевать новые страны и установить в них советскую власть, насадить свои порядки. Сама оккупация других стран требовала неимоверных затрат России на экономическую помощь просоветским правительствам и на содержание своих войсковых группировок. Для этого наш собственный народ отрывал от себя последний кусок хлеба, отказывал себе во многом и задерживался в развитии, отдавая ресурсы на приращение сфер влияния СССР.

А теперь все будет иначе. Наступает тот редкий исторический момент, когда цель сугубо эгоистическая (спасти русских от вымирания и сделать их сильными-богатыми через стратегию чуда) становится благороднейшей из благородных и ведет к спасению всего мира. Воскрешая нашу страну и создавая новый образ жизни, нанося сокрушительный удар по Вечному рейху, мы тем самым освобождаем всех землян. Грех упустить такую возможность. Больше такого шанса нам просто не выпадет.

Все это и есть цели нашей победы. Наш идеал – очень скоротечная (иной мы просто не выдержим) «горячая» война на отражение агрессии, которая ограничится очень малыми людскими потерями с обеих сторон. Это – серия головокружительных и отчаянно смелых операций, которые создадут угрозы огромных жертв и немыслимых разрушений для нашего врага, уничтожат его ключевые технические системы. И мы должны строить нашу военную силу для того, чтобы воплотить эту мечту.

 

Воображение как оружие

 

Меня часто спрашивают: почему вы, товарищ Калашников, не обладая ни звездами на погонах, ни красными лампасами, беретесь судить о сложных военных вопросах и прогнозировать будущее вооруженной борьбы?

Ну что ж, у меня на это есть оправдание. Дело в том, что сторонние люди с воображением иногда бывают полезными в военной футуристике, в деле предвидения.

 

«…Творцы новейших доктрин о дешевой войне осмеяли манеру нашего времени раскидывать горы металла в расчете лишь на механическое поражение осколками. В Верденской операции (во вступительной войне предпоследнего империалистического тура – 1914–1918) требовалось полторы тонны металла, чтоб вывести из строя одного бойца. У римлян же убийство человека обходилось только в 12 копеек в пересчете на нынешние деньги.

Кадры войны росли. При требованиях пространственной стратегии, поражавшей врага на всем его расположении, даже механизированная война требовала участия огромных масс… Ходили слухи о существовании в Старом Свете каких-то установок, болванящих и таким образом обезвреживающих солдат. Была достигнута также возможность с больших расстояний управлять механизмами истребления, которые видели вокруг себя и отсылали хозяину визуальное изображение поля битвы. Синхронная скачкообразная шкала волновых длин исключала всякую возможность постороннего вмешательства. Приемный инструмент, названный «Механическим полководцем», внешне был устроен по принципу мушиного корзинчатого глаза; тончайшие нервы сливали воедино разрозненные и зашифрованные теледонесения. Точно так же пугали наличием особых снарядов, прославленных под именем «летающих глаз»; они сами руководили пристрелкой, не требуя прямой корректировки, и… неприятель имел возможность выбирать объекты…»

 

Это – строки из «Путешествия за горизонт» Леонида Леонова, написанные в 1930-е годы. Смотрите-ка! Семьдесят лет назад писатель-гуманитарий здорово предсказал то, что нынче пишет генерал Слипченко в своих «Войнах шестого поколения», планы Пентагона и его перспективные разработки. Леонов издалека смог разглядеть и высокоточное оружие, и автоматизированные системы управления боем, и оружие для дистанционного поражения психики. То есть, реалии 2000-х годов.

Никто не будет отрицать успешности революции в военном деле, совершенной Штатами с 1980-х годов. Но кто помогал американским генералам и ученым совершать сей переворот? Писатели! В мае 1985 года на американской авиабазе Райт-Паттерсон в штате Огайо прошла трехдневная конференция – в рамках проекта «Футуролог-2». В одних стенах встретились инженеры ВВС США, ученые и… сорок писателей-фантастов. Потом была конференция 1986-го, посвященная нелетальному оружию.

Есть еще одно интересное наблюдение. Например, многие дивятся феномену гитлеровского вермахта. Как ни крути, а все генералы Запада 1920-1930-х годов готовились не к будущей, а к прошлой войне: позиционной, малоподвижной, похожей на медленную бойню. А вот немцы почему-то смогли заглянуть будущее и создали как теорию, так и практику скоростной танково-механизированной войны. Неужели они обладали какими-то сверхчеловеческими качествами? Есть мнение, что фантазию и дерзкий дух эксперимента расковало то, что после поражения 1918 года Германия лишилась старой армии. У нее исчез громадный, закосневший генералитет – и на первый план вышли люди со смелыми идеями, вынужденные искать способы побеждать при минимуме сил и средств.

В этом смысле можно найти нечто положительное даже в крушении Советской Армии. Ведь, что ни говори, а советский генералитет тоже отличался завидным консерватизмом, никак не желая понимать того, что вечно на примерах времен Великой Отечественной ехать нельзя. Они даже не поняли причин немецких успехов 1941–1943 годов, всей важности развития средств наблюдения, управления и связи. Мне случилось беседовать с людьми, которые пытались внедрять передовые методы автоматического управления в армии. Непонимание со стороны генералов и даже их сопротивление повергали ученых в отчаяние.

Ну что ж, нарисовав проект Русского чуда в предыдущих книгах, я считаю: нужно использовать этот шанс для того, чтобы построить совершенно новые Вооруженные силы – гораздо более футуристические и эффективные. И вот тут девиз «Воображение – к власти!» более чем актуален. А потому ваш покорный слуга считает себя вправе писать эти книги.

Нам нужно упредить врага!

 

Как ударить первым – но незаметно для всех?

 

– Вот вы и проговорились! – торжествующе кричит заглянувший в книгу Демократ. – Я вам не занедуживший Скептик, я вас, наконец, раскусил! Вы скрытно призываете к войне и проповедуете неонацизм. Мол, лучший выход из кризиса – это начать войну на уничтожение непонятной для вас и ненавистной Америки. Вам не нравится мировой оплот свободы личности и прав человека! Причем вы проповедуете войну превентивную, по образцу милым вашим сердцам Германии и Японии. В общем, милитаристы вы в чистом виде, да еще с явными авантюристическими наклонностями…

Оставим обвинения в нацизме на совести нашего Демократа. Но на одно его обвинение стоит ответить. Призываем ли мы русских напасть на врага первыми, начать упреждающую, превентивную войну в «горячей», «вещной» ее форме? С бомбардировщиками и ракетами?

На первый взгляд, это – едва ли не самый оптимальный вариант. Действительно, у того, кто хорошо подготовился и напал первым, возникает громадное преимущество. Он наносит другой стороне огромные потери, сам же обходясь малой кровью. Он одерживает первые громкие победы, которые могут сломить дух обороняющихся, поразить их сознание. И можно наносить нокаутирующие удары один за другим, не давая противнику встать на ноги и сгруппироваться для того, чтобы дать сдачи. Не зря расхожая мудрость гласит, что лучший вид обороны – это нападение.

Но у превентивного нападения есть и плохая сторона. Тот, кто стреляет первым, теряет моральное преимущество. В глазах всех окружающих стран и народов он становится агрессором, врагом рода человеческого, исчадием ада. Его дело сразу же становится неправым. Зато жертва агрессии обретает ореол мученичества, звание борца с силами зла, а дело обороняющейся стороны сразу же предстает правым. И это – очень важно.

А что говорит исторический опыт? Действительно, нападавшие первыми добивались порой огромных успехов. ХХ век начинается превентивной атакой японских миноносцев (торпедоносцев нынешним языком) на Первую русскую эскадру в Порт-Артуре во мраке январской ночи 1904 года. Этот удар лишает нас преимущества на море и надолго блокирует флот в гавани. В итоге эта война приносит Японии победы, которые поражают сознание перенапряженного внутренними противоречиями русского общества. Россия проигрывает, хотя вопрос все же не ставится о самом существовании нашей страны.

Но, в конце концов, эта победа вылезает Японии боком. Русские мстят. В последующих войнах (Халхин-Гол 1939 и Китайский поход 1945-го) мы наносим самураям жесточайшие поражения.

Япония первой нападает и на Китай – но попросту увязает в нем. Быстрой победы не получается. Зато в глазах всего мира она становится страной агрессивных, нечеловечески жестоких варваров, и в конце 1930-х на стороне китайцев сражаются и американские, и русские летчики.

Японцы первыми в декабре 1941-го обрушивают удары на США и Британию. Победы первых шести месяцев войны поразительны. Но в итоге японцы снискали к себе всеобщую ненависть, и в результате сталкиваются с таким сокрушительным ответом, который уничтожает их империю.

Все время первой бьет и гитлеровская Германия. Ценой превращения во врага всего человечества она покоряет практически всю Европу. Она в 1941-м наносит невиданные поражения русским. Но в итоге утрата морального превосходства приводит к тому, что против нее восстают все. И Германия гибнет.

Затем первыми стараются нападать евреи Израиля. Это приносит им огромные успехи в войнах 1956 и 1967 годов. Однако при этом израильтяне предстают перед всеми агрессорами. И что получается? Враждебное окружение Израиль ликвидировать не может, и потому оказывается в состоянии вечной войны. В 1973-м он сами становится объектом арабского нападения, с трудом его отражая. В 1982-м он пытается превентивно разгромить палестинцев в Ливане, но нарывается на мощный отпор Сирии и влезает в затяжную войну. И сегодня палестинцы превратились в постоянную боль Израиля, в источник террора, раскола общества и экономических трудностей. При первом же удобном случае исламский мир сожрет Израиль.

Правда, при этом евреи стараются изо всех сил делать хорошую мину, а их экс-премьер Беньямин Нетаньяху в 2002 году вспомнил превентивный удар израильской авиации по исследовательскому ядерному центру иракцев в Озираке (1981 год). Мол, если б не тот удар, то в 1991-м Ирак применил бы против США и их союзников ядерное оружие, и тогда б… Но это, читатель, сути дела не меняет. Проблемы своей безопасности Израиль ведь все равно не снял.

Первыми нападают на Вьетнам и американцы. Финал же войны 1964–1973 годов всем известен.

В 1979-м и мы первыми бросаем войска в Афганистан, тут же становясь «империей зла», «пролетая» с победой и зарабатывая себе проблемы на десятки лет вперед.

Потом Москва (1994 год) первой вздумает решать проблему Чечни, но заработает лишь славу палача маленького гордого народа, потеряет моральное преимущество и потерпит поражение 1996 года. Однако и чеченские джигиты, решив в 1999-м первыми вторгнуться в дагестанские земли в расчете на полный паралич воли в РФ, терпят крах.

Ирак, напав первым на Иран в 1980-м, терпит неудачу. Он же нападает на Кувейт в 1990-м, подвергается демонизации – и заканчивает катастрофой 1991 года, когда на него обрушивается коалиция стран практически всего мира.

Китай, напав на Вьетнам в 1979-м, проигрывает. Пакистан, атаковав первым Индию в 1971-м, заканчивает поражением и распадом страны на две части (на собственно Пакистан и Бангладеш-Бенгалию). Греция, в 1921-м набросившись на ослабленную революцией и поражением в Первой мировой Турцию, в итоге оказывается битой.

Довольно вам примеров, больших и малых? Недаром Сталин не хотел начинать войну с Гитлером первым.

Превентивная «горячая» война – вообще не в русской традиции.

Агрессор всегда виноват. Эта установка накрепко впечатана в сознание современного мира всей мощью СМИ (психически-консциентального оружия) наших врагов. Тем более, что подавляющее большинство людей не воспринимает идущую ныне Пятую мировую войну, описанную нами в первой части этой книги, как войну. Консциентальное оружие, поражающее сознание, славно работает. Война в представлении масс еще надолго останется в образе бомбежек, артобстрелов, танковых атак и мозгов товарища, текущих по твоему лицу после близкого взрыва. Еще очень нескоро большинство людей сможет осознать, что политика, пресса, телевидение, экономика и культура – это тоже война, и что даже без бомб можно убивать, калечить, грабить и лишать будущего сотни миллионов человек.

В этих условиях новой России тем более глупо первой бросаться на врага, пытаясь убить его крылатыми ракетами и штурмовиками. А вот добиться того, чтобы так поступил наш враг – уже огромная победа. Потому что ничто так не пробуждает волю, энергию и единство русских, как грубая и зримая агрессия, как взрывы чужих бомб и лязг вторгающейся техники.

Для победы в самой острой («горячей») стадии Пятой мировой русским нужно, чтобы в глазах всего мира мы стали обороняющейся стороной, чтобы наша собственная война превратилась в справедливую и освободительную.

Конечно, и наш враг отсутствием ума не страдает. Решив разобраться с русскими с помощью боевых средств, он непременно постарается устроить хорошую провокацию и выставить агрессорами именно нас. Способы этого могут быть самыми разнообразными. Может быть, то будет взрыв на территории США или Европы небольшого ядерного устройства, либо небольшая бактериологическая атака, либо инсценировка диверсии на атомной станции. Может быть, снова самолеты врежутся в небоскребы. В любом случае глобальная информационная сеть Вечного Рейха для «промывания мозгов» представит все это как дело рук страшной русской мафии, как акт агрессии со стороны нового русского империализма и национализма, который не хочет жить по законам «цивилизованного мира», душит либеральные свободы, пышет антисемитизмом и вступает в союз с исламом и международным терроризмом.

На что не пойдешь, в самом деле, когда на кону будет стоять само существование новых кочевников, их власть над миром, право распорядиться «русской сокровищницей»? Тут можно и своих подданных чуток кровью разогреть, эффектно ухлопав тысчонку-другую американцев.

Но все же враг и здесь уязвим. Всякая провокация имеет предел. Невозможно изобразить полномасштабное нападение русских на США. Ведь не будут же они, черт побери, обстреливать свою же территорию волнами крылатых ракет, рвать на ней десяток ядерных зарядов и самостоятельно парализовать свои компьютерные сети!

Так что нужно русским все же сделать так, чтобы они напали первыми. При этом нам, оркам разлюбезным, к этому надо быть готовыми.

– А теперь уже я совсем запутался, – раздается голос брата-патриота. – Вы в «Оседлай молнию» на все лады отстаивали теорию чудесной, неаналитической стратегии с ее апофеозом – молниеносной войной. Так ведь? Самые яркие авторы таких войн – все те же Германия, Япония да Израиль. Но ведь они-то как раз и нападали первыми! И подводило их лишь то, что у них были неподходящие для молниеносной войны индустриальные технологии, технологии века «фабричных труб». Я, признаться, вас так и понял: сначала нужно создать новую технологическую базу, неуязвимую для аэрокосмических ударов экономику Третьей волны, новую породу людей – всечеловеков-люденов – и потом смело бросаться в бой на Вечный Рейх! И мочить новых кочевников вполне превентивно. А вы теперь говорите совсем противоположные вещи. Как же так?

А мы, брат, себе не противоречим. Мы, кажется, знаем способ: как самим напасть на врага первыми и создать угрозу его полного и окончательного уничтожения – но не с помощью бомб и ракет, при этом оставаясь в глазах всего мира праведниками в белых одеждах.

Пятая мировая война многомерна. Она ведется во многих пространствах, а не только в чисто военном. Так, как США вели войну 1946–1991 годов против нас. И нападать первыми можно не только с помощью классического, «человекоубойного» оружия. И это не так уж сложно. В борьбе с Советским Союзом янки напали первыми, используя вместо атомных бомб образы масс-культуры, пропаганду и картинки потребительского общества. Теперь нечто подобное нужно сделать и нам, превратив в оружие первого удара не что иное, как свободную энергетику, чудесные технологии и человеков нового уровня развития.

В свое время враг погубил нас оригинальным оружием: джинсами, музыкой и образами магазинного изобилия. Первый СССР, увы, создавал эпохальные научные прорывы, готовил лучшие в мире кадры, производил мощное оружие, но не смог обеспечить своим гражданам некоторых «мелочей» в виде модных штанов и супермаркетов. Психократы врага построили гениально простую схему: связку в сознании советского обывателя – «Уничтожь СССР – и получишь джинсы».

Я же надеюсь, что Россия Третьего проекта начнет ежедневную и беспощадную войну с Античеловечеством, предлагая жителям Запада, равно как и всего мира, кое-что получше джинсов и звуков с лазерных дисков. Мы пойдем в наступление, бросив на острие удара неотразимые вещи: энергию за гроши, возможность каждому обрести удобное жилище, доступную цифровую связь и экологически чистую, здоровую пищу. Мы станем сокрушать Тьму, предлагая народам планеты новую медицину-здраворазвитие, которое способно действительно врачевать недуги и продлевать жизнь на долгие активные годы, а не выворачивать карманы пациентов и страховых фондов, как «медицина» Запада. Мы предложим миру необычайную педагогику и высокие гуманитарные технологии, наделяющие людей необыкновенными способностями. Или технологии, позволяющие при минимуме затрат восстанавливать чистоту вод и разрушенные экосистемы.

Став мировым центром альтернативного развития, первой вступив в эру Нейромира, Россия сама по себе превратится в мощное оружие для сокрушения врага. И здесь мы действительно бьем первыми, навязывая свои правила ведения боевых операций. Но при этом – хвала Господу! – неповоротливый ум обычных людей не воспримет нас как агрессоров. И консциентальное оружие, которое принесло русским столько горя, в этом случае обратится против своих отцов.

После этого враг может броситься на нас с ножом, пусть даже для защиты собственной жизни – но теперь во всеобщем мнении он станет самым наглым и грязным агрессором, «замочить» которого для русских станет похвально и почетно.

Вспомните, о чем мы говорили, рисуя «мирную» часть чудесной стратегии для России. Тут и развитие нового образа жизни, и политика «технологического беспредела», и энергетика без топлива, и перехват финансовых рычагов на мировых рынках, и захват награбленных собственными «кочевниками» миллиардов долларов, и экспансия новых русских идей на весь мир. Тут вам и топливо из воды, и сложнейшая медицина без лекарств, и возможность развития без огромных инвестиций, и совершенно другой путь развития производительных сил. Все это – и есть нападение русских первыми, «мочение» неокочевников в сортире самым откровенным и страшным для них образом.

Это и есть нападение в новых понятиях войны, которая идет прежде всего в умах, в мире идей и технологий, в экономике и политике. Весь мир, как считают умные орки – это и есть война. И если врага лучше уничтожать новым способом выработки электричества, нежели закидывать его боеголовками – так будем делать первое. Если мы сумеем осуществить набросанную в наших книгах программу, то в соревновании без «горячей» войны непременно разобьем нашего врага. Потому что само время – за нас, потому что таковы его веления.

Вот оно, главное поле битвы – сфера развития. И, поскольку глобальный обыватель никак не связывает факты появления русских закрывающих технологий с войной, тут мы можем гвоздить Античеловечество смело, не опасаясь того, что из нас сделают что-то вроде Гитлера или Саддама Хусейна. Никто не сможет обвинить нас в превентивной войне. Какая война, дорогие? Это просто рыночная конкуренция, мирное созидание! Мы, дорогие земляне, предлагаем вам совершенно новые товары и технологии, доселе невиданные – а эти козлы хотят нам помешать. Ату их! Мы даже начнем выигрывать на информационно-пропагандистском поле.

Знаете, что еще воспринимается нынешними правителями мира как огромная и страшная угроза своему существованию? Появление в мире вождей и элит, не подверженных низкой алчности. Вся власть Античеловечества зиждется на том, что тьма президентов, премьеров и прочей швали продажны до корней волос и ради личного обогащения готова на любую низость, на любое предательство. Нелюди панически боятся появления тех, кто с презрением смотрит на деньги, главный смысл жизни видя в выполнении великой миссии, в осуществлении проектов, способных изменить историю.

Если Сверхновая Россия обретет именно таких вождей, то одним фактом своего существования они вызовут агонию всего нынешнего миропорядка – пронизанного коррупций и алчностью, жестокостью, потребительским идиотизмом и сексуальной озабоченностью. Подумать только! Такие кольца всевластия, как ядерное оружие, космическая техника, прорывные технологии и колоссальный интеллектуальный потенциал – в руках честных людей, думающих в первую очередь не о себе, а о Русской цивилизации! Да еще контролирующих такие пространства с «последними кладовыми» природных ресурсов! Появление у власти Омара Торрихоса в Панаме и Сальвадора Альенде в Чили вызвало у «чужих» первостатейный шок – и они уничтожили обоих. А если бескорыстные патриоты станут править Россией? Да еще и смогут устоять? Вот это станет настоящим «превентивным ударом» русских, причем ударом магическим. Когда ты вроде и пальцем врага не коснулся, а он орет от нестерпимой муки, и кровь хлещет у него из ушей.

Да вы и сами понимаете, читатель, что даже сегодня у страны есть все, чтобы начать «вертикальный взлет» к вершинам нового могущества. Деньги. Ресурсы. Запас технологий и отличных умов. Жажда исторического реванша в миллионах сердец и умов. Не хватает лишь одного фактора: честной, умной и беззаветно преданной русскому делу элиты, способной сложить в рабочие схемы все эти детали «конструктора».

Выдвинув таких людей к власти, мы фактически совершим нападение на самого главного врага русских.

Наша задача немало облегчается тем, что в нынешнем мире грань между состояниями «война» и «мир» истончается. Скоро никто не сможет определить точно, где кончается конкуренция и начинается война. Грех не воспользоваться такой возможностью!

И, хотя мы – мирные люди, в этом случае русским понадобится хороший бронепоезд на запасном пути. Потому что самый злостный наш враг, когда его скрючит от боли, схватится за оружие. Потому что иного способа остановить русских у него просто не окажется. Потому что в России (СССР-2) больше не пройдут прежние формы «гуманной» войны – со всякими роями неправительственных организаций и промываниями мозгов.

Именно на этом повороте истории возникнет очень рискованное положение. Мы действительно можем сделать так, чтобы Античеловеческий рой в недрах США начал «горячую» агрессию первым. И тогда задача перед русскими станет так: предвидеть военное нападение, загодя к нему подготовиться, отразить первый натиск вооруженного по последнему слову техники врага, разгромить силы агрессора и сохранить свой порыв нового развития. И при этом – не допустить ядерной катастрофы, сохранив жизнь на планете! Как вам такая задачка?

Она очень трудна. Особенно после того разгрома, что учинили нашей стране после 1991 года. Ведь после стольких лет хозяйничанья «низшей расы» продажных двуногих ушли в прошлое даже советские возможности, описанные в книгах «Сломанный меч Империи» и «Битва за небеса». А ведь их уже маловато в завтрашнем мире. Ведь военные технологии и боевые возможности наших врагов ушли далеко вперед. Стало быть, придется воевать за счет наивысшей изобретательности, дерзости и умения опередить время.

Задача крайне сложна.

Вот ее мы и постараемся решить на страницах этой книги.

Я не зову к войне, читатель. Просто исторический опыт убеждает Калашникова: тот, кто готовится к схватке решительно и серьезно, может всю жизнь прожить в мире – и никто не решится на него напасть. А вот на слабого и безвольного, лепечущего о «новом мышлении» и «ребята-давайте-жить-дружно» почти наверняка найдется свой безжалостный агрессор.

Так что хочешь мира – готовься к войне. Знаете, с чего мы начнем? Есть в истории человечества интересный, но страшный период, когда будущее буквально ворвалось в прошлое. Первая половина ХХ века. Именно здесь мы видим ярчайшие примеры побед слабых над теми, кто был формально намного их сильнее. И в борьбе за Неоимперию, за новый мир, нам нужно усвоить уроки той загадочной и кровавой эпохи. Попробуем вникнуть в давнишние загадки, строя мостики между теми бурными годами и нашим временем…

 

 

Глава 2. Царь Страх

 

Бен Ладен как последовательный стратег или война с точки зрения психоистории

 

Это может показаться вам диким, но именно террористы начала этого века выступают самыми последовательными стратегами. Они демонстрируют нам войну будущего – войну слабого против сильного.

Все принципиально просто. Как добиться главной цели в войне? Разгромить войска противника, потопить все его корабли и уничтожить все его самолеты? Порушить его промышленность и перерезать транспортные коммуникации? Такие стратегии, конечно, есть, но они не кажутся мне самыми эффективными. Они требуют времени и громадных затрат – людей, техники, ресурсов, денег. Поразить психику неприятеля, сковать его страхом, убить волю к борьбе – вот что обеспечивает быструю и очень малозатратную победу. Если враг сломлен морально, то ему уже не помогут ни флоты, ни тучи самолетов, ни громадные богатства.

Что такое «поражение психики врага»? Да тот самый террор!

Поражение психики врага – вот самая эффективная, самая действенная стратегия битвы слабого с тем, кто намного сильнее и богаче его. И с этой точки зрения исламские террористы избрали самую разумную стратегию. Они нащупали самую болевую точку Запада – дикую панику при огромных людских потерях. Впрочем, и сильные отнюдь не чужды стратегии страха.

Надо сказать, что история войн нового и новейшего времени последовательно двигалась к террору. И не мусульмане выступили застрельщиками этого процесса…

 

«…Посмотри, как эти люди Запада ведут войну. Сперва они ее объявляют, дабы предупредить врага, – разве это не абсурдно? Затем они выступают против врага с оружием, подобным его собственному, что уже попросту нелепо. У них вообще в сущности имеются правила ведения войны – выдумка, достойная разве что детей или слабоумных. Мы с нашей мудростью понимаем: войну надо выиграть или проиграть, а не продолжать по-детски до тех пор, пока обе стороны не сдадутся от изнеможения и слабости… По-моему, вообще глупо думать о войне в западных традициях…»

 

Это написал классик английской фантастики Джон Уиндэм в рассказе «Желтые шары» в 1930-е годы. Очень любопытное произведение. В нем владыка восточного княжества Гангистан, потерпев поражение от британцев на поле открытого боя, наносит террористический удар по туманному Альбиону. С помощью восточного ученого гангистанцы выводят породу страшных гигантских грибов, которые выбрасывают в воздух смертельные для человека споры – а потом под видом новомодных огородных культур забрасывают их английским садоводам. Те выращивают гигантские «тыквы» – и в Англии начинается сущий ад. Спасает ее лишь то, что работы над грибом не доведены до конца, и он утрачивает свои смертоносно-плотоядные качества. И вот что князь Гангистана говорит своему биологу:

 

«Твой замысел провалился… Но это обошлось их проклятой стране дороже, чем любые наши войны, а мы ничего не потеряли. Скажи мне, почему план провалился?

Ваше высочество, эта порода не совсем правильно выведена. Через два поколения или около того она… превращается в самый обыкновенный гриб.

– Который им, однако, придется уничтожать в течение многих лет?

– В течение многих лет…

Князь Кордах поразмыслил несколько минут.

– Нельзя сказать, что мы недовольны, – изрек он наконец. – Вне сомнения, первая стрела льва не убивает. Ведь есть и другие средства, племянник Харамина?

Склоненная фигура испустила вздох облегчения.

– Есть и другие средства, – подтвердил племянник Харамина…»

 

Вот и говорите после этого, что фантастика – глупая литература! Уиндэм задолго до Бен Ладена придумал биологический террор. Уже тогда, в тридцатые, писатель-фантазер предвидел нынешние «асимметричные войны». Но даже не это главное: Уиндэм понял то, что не могли взять в толк многие современные ему генералы – глупо воевать по навязанным тебе правилам. Глупо воевать без изощренной изобретательности и вселения смятения в душу неприятеля. И вообще в нынешней войне главное – поразить сознание неприятеля. Поразить даже тогда, когда твои удары, казалось бы, нацелены на его танки, города, порты или корабли.

Однако долго ждать воплощения боевой фантастики Уиндэма не пришлось. В те же тридцатые появились те, кто повел войны по фантастическим канонам. Но случилось это не на Востоке, а в Европе…

 

О силе страха: Герника, апрель 1937-го

 

…26 апреля 1937 года случилось событие, которое сломало волю миллионов людей. Самолеты немецкого легиона «Кондор» устроили яростный налет на испанский городок Герника, убив более полутора тысяч людей.

На фоне страшных налетов Второй мировой, после кошмаров 1945 года (Дрездена, Токио, Хиросимы и Нагасаки) с сотнями тысяч погибших это, казалось бы – ничтожный эпизод. Впрочем, он, казалось бы, должен был потеряться и на фоне массовых боен Первой мировой, где столько же людей гибло за считанные минуты. Например, на Сомме, под Верденом или при Пашендале. В тех-то сражениях-бойнях были сотни тысяч трупов. Однако именно Герника стала ужасом Европы, который полетел впереди гитлеровских люфтваффе. Виртуальная угроза оказалась страшнее реальной. И насколько!

«У страха глаза велики», – гласит русская народная мудрость, которая полностью оправдалась после Герники. Гитлер использовал этот эффект на все сто. Немцы в тридцатые годы ХХ века додумались до гениальной вещи: соединить военно-воздушные силы с психологией.

Прежде всего, они талантливо воспользовались той атмосферой нагнетания страха перед воздушной войной, которая последовательно нагнеталась в Европе все двадцатые и тридцатые годы. Нам трудно представить себе поп-культуру того времени, но, поверьте, в ней были свои «матрицы», «терминаторы» и «дни независимости». Тогда в этой роли выступали и фильмы, и фантастические боевики, и футурологические исследования. Аэроплан с бомбами, сеющий смерть и разрушение с воздуха, способный применять адское химическое оружие – вот жупел того времени. Такой же, каким в шестидесятые-восьмидесятые станет, например, ядерное оружие, а потом – оружие биологическое.

Хотя к 1937 году мир еще не знал массированных бомбежек густонаселенных городов, воображение западников уже тогда живо нарисовало их возможные картины. Ну что ж, приведем примеры нынче забытых «ужастиков».

…В 1936-м на экраны вышел фильм Уильяма Камерона Мензиеса «Лики грядущего». В этой ленте зритель видел будущее британского городка Эвритауна, выжившего после ужасных воздушных налетов. Подчеркнем: страх перед бомбами с неба впечатывался буквально в подкорку. И вот развертывается будущее 2036 года – где весь город упрятан под землю. Солнце в этом мегаполисе-бомбоубежище заменяют мощные лампы. (Журнал «Если», № 8, 2004 г.). Заметьте: Гитлер и нацисты ни имели к производству этого фильма никакого отношения!

…В 1932-м в свет выходит книга «Воздушная война-1936». Ее написал немец, майор Хельдерс. В ней британцы, вступив в конфликт с французами из-за Египта, растирают половину Парижа в пыль массированными налетами бомбардировщиков. Кстати, потом именно эта книга вдохновляла немецких пилотов, идущий в рейды на Лондон в 1940-м…

…1 мая 1934 года в Москве во время праздничного парада над Красной площадью в плотных построениях прошли пятьсот боевых самолетов! Гвоздем программы стали четырехмоторные корабли ТБ-3. На зрителей, среди коих было полно иностранцев, волны тяжелых бомбардировщиков произвели неизгладимое впечатление.

Летом того же года СССР поражает воображение Европы, устраивая показательные полеты эскадр ТБ-3. Хотя они и летали со снятым вооружением, впечатление это не портило. 28 июля три крылатых гиганта сели в Варшаве. 5 августа эскадра отправилась по маршруту «Киев-Вена-Париж». В Вене едва не угодили в переплет: там фашистский режим подавлял рабочее восстание. Дозаправившись, пошли на столицу Франции, где провели шесть дней. Потом перелетели в Лион. Целые толпы зрителей смотрели на гигантские по тем временам самолеты. Многие белоэмигранты приходили и недоумевали: «Как такие машины могли сделать неграмотные русские мужики?» Назад наши вернулись с посадками в Страсбурге и Праге. Одновременно вторая тройка ТБ-3 слетала в Рим.

Вся Европа воочию увидела крылатые машины для стирания целых городов с лица планеты…

…В октябре 1938 года в США случилось удивительное и зловещее событие, которое стало вехой в истории человечества. До сих пор его воспринимают как курьез, хотя на самом деле оно стало самым впечатляющим экспериментом по управлению человеческими стадами.

Сентябрь 1938-го. В Европе назревает война. В этот месяц американская радиокомпания СВS проводит десятки прямых трансляций из Старого Света. Миллионы радиослушателей в Америке ужасаются экзальтированным речам Гитлера, слышат рев нацистских сборищ. Страх и предчувствие войны переполняют американцев.

И вот в такой обстановке группа специалистов по масс-культуре и обработке сознания во главе с будущей звездой Голливуда Орсоном Уэллесом (1915 – 1985 гг.) решает проверить: а как американский обыватель реагирует на тревожные сообщения? В эфир идет искусная радиопостановка по роману «Война миров» Герберта Уэллса. Действие ее, однако, переносится из Англии 1890-х годов в США 1938-го. Именно в Америку вторгаются инопланетные агрессоры, которые уничтожают всех своими лучами смерти (боевыми лазерами, говоря нынешним языком) и тучами отравляющих газов. Спектакль поставили с потрясающей достоверностью: в виде прямых репортажей, сопровождаемых реалистическими шумовыми эффектами. Голосом президента Рузвельта передавалось обращение о введении в стране чрезвычайного положения. В динамики неслись топот и крики обезумевших толп, шли тревожные сообщения о ходе наступления марсиан на Нью-Йорк.

Эффект инсценировки превзошел все ожидания. Большинство американцев приняло все это за чистую монету. Толпы людей ударились в панику, бросившись бежать из городов. Дороги оказались закупоренными страшенными автомобильными пробками. Когда же выяснилась правда, разъяренные люди чуть не вздернули авторов передачи на первом же суку. Однако уже через несколько дней сам президент Рузвельт принял О.Уэллеса, обласкал его и на прощание проникновенно молвил: «Знаете, Орсон, вы и я – два лучших актера в Америке». (Н. Яковлев. «Франклин Рузвельт. Человек и политик. Новое прочтение». – Москва, 1981 г., с. 240).

А ведь это было еще до эпохи телевидения, до нынешней эры компьютеров и потрясающих по степени правдоподобия спецэффектов.

Таких романов, постановок, статей и фильмов в те годы, читатель, было полным-полно. Невидимая туча страха перед авиационными армадами сгущалась над миром. Оставалось лишь использовать ее. И Гитлер это сделал!

 

ВВС как пси-оружие

 

Безусловно, немцы одними из первых сработали в этом направлении. В 1935–1937 годах энергичный Геринг буквально за волосы тащил Люфтваффе к совершенству. Гитлеровцы строили свою авиацию как комплексное предприятие, в котором переплеталась собственно боевая техника (современная, но совсем не сверхъестественная по возможностям), подготовка фанатичных экипажей, яростная пропаганда, кинематография и умелый «пи ар» – если говорить современным языком.

Отметим еще одну черту немецкого опыта «воздушно-психологической» войны – саму ставку нацистов на ВВС. Ибо они на тот момент сами по себе выступали как самый молодой, самый футуристический род войск, поражавший воображение. Молодежь рвалась в ряды «пожирателей времени и пространства». Самолет окрылял. Сами летчики превращались в элиту, в любимцев публики, в полубогов. Для этого было продумано все: символика, красивая форма, награды. Да и сами пилоты отбирались как лучшие из лучших. Качество господствовало над количеством. Этого требовала молниеносная война – быстрый разгром врага без перенапряжения сил нации.

Сам личный состав немецких летунов-«флигеров» проходил такую психологическую обработку, что становился оружием сам по себе – агрессивным и решительным. Показателен в этом смысле опубликованный у нас дневник нацистского летчика-бомбардировщика Готфрида Леске, воевавшего как раз в самую «золотую» пору гитлеровской «молниеносной войны» – в 1939–1940 годах.

«…Язык дневника почти непереводим. Это достойно сожаления, потому что, я уверен, изобретенный нацистами язык столь же для них симптоматичен, как и то, что они хотят на нем выразить. Лучшее для него название – блиц-язык…

…Блиц-язык – не столько сленг, сколько совершенно новый язык. Леске настолько же груб, дик, жесток, беспредельно агрессивен в словах, насколько нацисты таковы в делах. Он не только нарушает основополагающие законы немецкого синтаксиса и грамматики. Он делает всякое нормальное, чистое слово, напряженнее, резче, жестче – кто сказал бы: «горячее». Хотя трудно приводить примеры в отрыве от контекста, все же вот два случайных экземпляра. Леске почти никогда не говорит о том, что его самолет летит. Он – на марше. Это – нацистский прием для выражения их агрессивности и самоуверенности. А английские летчики никогда не атакуют. Они нападают на нацистов из засады.

Этот новый немецкий, этот блиц-язык, без сомнения, был порожден в скорости и стремительности нацистских методов и вообще всего строя немецкой жизни с 1933 года. Это своего рода реминесценция экспрессионистской Германии первых послевоенных лет (после Первой мировой – прим. Авт..), которая, в свою очередь, возникла из скорости, нервозности и беспорядка того периода. Экспрессионистская Германия пыталась выразить многое в нескольких словах. Но блиц-язык говорит то, что она захотела высказать в претенциозных и разгоряченных словах…» – написал в предисловии к изданию Курт Рейсс.

Отдадим должное Гитлеру и его соратникам: они очень тонко схватили эстетическую и психологическую атмосферу своей эпохи, по хаотичности и безумию так похожую на наши нынешние дни. В те дни все молились на силу, скорость, стремительность и дерзость. Одним из духовных отцов итальянского фашизма стал поэт-футурист Маринетти, призывавший молиться на гоночный автомобиль и бешеное вращение гироскопа. Тогда рождается культ отчаянных пилотов и спортивные страсти – культ атлета-сверхчеловека. Та же эстетика скорости, секса, спорта и дерзости читается даже у антинациста Ремарка в его «Трех товарищах». Какое-то почти эротическое чувство к мощным ревущим моторам… Впрочем, 1920-е годы – это действительно первая сексуальная революция в мире, годы утонченного разврата и смелых экспериментов в постелях. Как здорово написал профессор и выдающийся современный историк Андрей Фурсов, новая эпоха несла новый стиль – смесь скорости, насилия и оргии.

Мир замирал в страхе и восторге перед картинами будущего: жестокого, решительного, сильного. От эротики, смешанной с насилием и смертью. Лени Рифеншталь снимается в фильмах, где воспеваются суровые и мужественные альпинисты, высшие люди, противостоящие скучным, убогим и низменным жителям долин. Потом она воспоет атлетов-сверхлюдей в фильме «Олимпия» 1937 года. Воспеваются гении-злодеи и дерзкие изобретатели, покоряющие Землю. Появляется эстетика, совмещающая пулеметы и роскошь, дикий секс, садизм и полеты на головокружительной скорости. В США кино зачаровывает зрителя эстетикой гангстерских погонь на мощных автомобилях и перестрелками из пистолетов-пулеметов. Это настроение прекрасно уловил и гениальный Алексей Толстой в романе «Гиперболоид инженера Гарина» (1927 г.).

 

«…На пути от каменного угля до пирамидона, или до флакончика духов… – лежат такие дьявольские вещи, как тротил и пикриновая кислота, такие великолепные штуки, как бром-бензил-цианид, хлор-пикрин, ди-фенил-фтор-арсин и так далее и так далее, то есть боевые газы, от которых чихают, плачут, срывают с себя защитные маски, задыхаются, рвут кровью, покрываются нарывами, сгнивают заживо…»

 

Это американский химический магнат Роллинг говорит любовнице Зое Монроз. А вот эстетический манифест из того же романа:

 

«…Клянусь горчичным газом, который выжег мне спину у дома паромщика на Изере, – современная проститутка, если хочет стать шикарной, должна поставить в спальне радиоппарат, учиться боксу, стать колючей, как военная проволока, тренированной, как восемнадцатилетний мальчишка, уметь ходить на руках и прыгать с двадцати метров в воду. Она должна посещать собрания фашистов, разговаривать об отравляющих газах и менять любовников каждую неделю…»

 

Помнится, автора этой книги эта эстетика в романе Толстого глубоко потрясла еще в 1970-е, рождая в детском воображении образы нагих женщин и страшного оружия. Образ ослепительно, по-древнеримски роскошного Золотого дворца, на крыльях которого в башенках стоят смертоносные лучеметы-гиперболоиды, навсегда связался у меня с эстетикой того времени.

Вспомним героику 20-х и 30-х годов. Вперед выдвигается фигура отважного до безумия летчика, который совершает немыслимые перелеты. Умами владеют Чарльз Линдберг и Валерий Чкалов – светловолосые арийцы с лицами римских воинов. А рядом с ними – фигуры валькирий, прекрасных женщин в летных комбинезонах и кожаных шлемах. Королевы воздуха – Валентина Гризодубова, Амалия Эрхарт, Полина Раскова, Ханна Райх. Все выше, и выше, и выше! Мы рождены, чтоб сказку сделать былью! Русские летчики покоряют Арктику, Ричард Бэрд летает над суровыми льдами Антарктики, дирижабль «Норге» проплывает над Северным полюсом. И уже Гитлер носится над Германией на самолете, поражая воображение немцев – хотя и пассажиром.

Дух спорта, юности и силы – вот энергии, подпитавшие люфтваффе. Немцы смело идут на соревнования, поражая мир рекордами быстроты своих истребителей и сигарообразных гоночных автомобилей. Да, все это – техника не массового, а штучного производства. Но каждая выигранная гонка наносит сильнейший психологический удар по потенциальным противникам.

Вот вам тот самый экспрессионизм, из которого и вырастет и блиц-язык Леске, и сам феномен Люфтваффе – сообщество ницшеанских воинов-сверхчеловеков, смелых, жестоких и чувственных, способных и ласкать крутобедрых фрау, и твердо управлять обтекаемыми телами «мессершмиттов» да «юнкерсов». Самолеты, эти сгустки научно-технического прогресса, агрессии, эстетики сошедшего с ума мира и молодости, стали символом эпохи. Самолет соединял в себе плавные, обтекаемые изгибы корпуса, так похожие на очертания нагого женского тела – и смерть в виде ливня пуль и воющих бомб с неба. Силуэт «Мессершмитта-109» напоминал напряженный фаллос. Гитлеру и Герингу удалось создать гениальный сплав, «вывихнувшись» вместе с эпохой, поняв то, что не смогли осознать их толстопузые, консервативные противники, пленники старомодных вкусов и представлений! И нам, коль мы в нынешнем безумном мире создадим Сверхновую Россию, надо хорошо мотать на ус уроки тех лет.

Люфтваффе создавались именно как «эстетическое оружие», способное поражать воображение. В этом смысле они были лишь частью грандиозного психологическо-пропагандистского мероприятия, каковым и был, в сущности Третий рейх – страна хотя и развитая, но небогатая. Не имея неограниченных ресурсов и обладая не самым большим населением в мире, немцы времен Гитлера решили использовать психологию – и для разгрома врагов, и для мобилизации собственного народа. «Гитлер… был настоящим фронтовиком, отличным психологом, знающим армейскую специфику, он в «первой жизни» был еще и художником. Наверное, именно такое сочетание знаний и способностей позволило ему в кратчайшие сроки создать культ немецкого непобедимого солдата. Прежде всего, он разработал, как бы сейчас сказали, фирменный стиль своего Тысячелетнего рейха. Это был до мельчайших подробностей продуманный проект. Все, начиная от названий боевых операций, девизов, имен подразделений и заканчивая пуговицами, было подчинено единой постановочно-дизайнерской идее и выполнено на высочайшем уровне. Нельзя не отдать должное его таланту, это был настоящий злой гений.

Потрясенная великолепием и несокрушимым духом нацистов Европа, как завороженная, пала практически без сопротивления…» (Дмитрий Азартов. «Честь мундира как стиль» – журнал «Русский предприниматель», № 1–2, 2004 г.).

Культ военно-воздушных сил был органичной частью этого постановочно-дизайнерского проекта, сердцевиной терроровойны на поражение вражеского сознания. Сегодня мы знаем, что немецкая авиация не была ни непобедимой, ни столь уж многочисленной. К официальному началу Второй мировой (1.09.1939 г.) у немцев, как пишет генерал-фельдмаршал Альберт Кессельринг, имелось всего 1180 горизонтальных бомбардировщиков, 771 истребитель, 336 пикирующих бомбардировщиков, 408 истребителей-бомбардировщиков и всего 40 штурмовиков. («Итоги Второй мировой войны. Сборник статей» – Москва, издательство иностранной литературы, 1957 г., с. 201). Прямо скажем, негусто для борьбы за мировое господство. У Англии, например, тогда же было 608, а у Франции – 634 истребителя. Британцы располагали 536, а французы – 463 бомбардировщиками. (У англичан было также 2 тысячи, а у Франции – 1600 самолетов резерва). Понятное дело, что если бы англичане и французы начали бы серьезную войну с немцами, покуда те воевали в Польше, Гитлер мог попасть в отчаянное положение. Его ВВС не хватало для одновременной борьбы на двух фронтах! Особенно если учесть то, что у поляков в августе 1939 года были довольно-таки солидные ВВС: 315 истребителей, 150 бомбардировщиков, 325 воздушных разведчиков.

Известны и недостатки гитлеровских Люфтваффе – истребители со слишком малым радиусом действия (665 км у Ме-109), отсутствие тяжелых бомбардировщиков, тихоходность и уязвимость пикирующих «лаптежников». Но тем более удивительны достигнутые немцами результаты!

Немцы с самого начала рассчитывали не столько на численность своей авиации, сколько на психологическое ее воздействие! Позже бывший начальник штаба воздушного флота «Рейх» генерал-лейтенант Нильсен вспоминал: «Очень важной составной частью современной войны стало не только уничтожение материальных ценностей противника, но и подавление его морального духа…» (Там же).

Однако соединение пропаганды и ВВС – это еще не все. Немцы пошли дальше в искусстве побеждать богатого и сильного врага наименьшими силами. Они создали настоящий сплав, куда вошли:

– стратегия совершенно нелогичных, на первых взгляд – самоубийственных операций («делание-того-что-невозможно»);

– сплав тщательной разведывательной подготовки войны с умелыми действиями людей в системе Министерства иностранных дел (шпионов и координаторов специальных операций);

– использование инициативы сухопутных командиров всех рангов, которых не сковывала излишняя централизация командования – но при централизации управления действиями авиации и спецназа;

– необычное использование военной техники;

– новаторство на поле боя;

– высочайший темп операций, выигрыш времени;

– удары не на широком фронте, а по ключевым позициям противника, отчего требовались не миллионы солдат, а десятки и сотни тысяч;

– сила ВВС-Люфтваффе (настоящая и пропагандистская);

– пропаганда, подавление воли к борьбе и «размягчение тылов» противника через запугивание, подкуп ключевых лиц, использование предателей;

– использование «побочных эффектов» от применения террор-психологического оружия – паники, самых нелепых слухов, тотальной шпиономании и общественной истерии в странах-целях нападения;

– умелое применение диверсантов и спецназа;

– использование своих сторонников (пятой колонны) внутри страны-жертвы агрессии в дополнение к диверсионным группам;

Наконец, сюда же можно добавить еще одно, мистическое слагаемое, о котором мы уже говорили в книге «Оседлай молнию!». Это – фактор воли сверхвождя, который умел заставлять противников действовать так (и совершать такие ошибки), которые были выгодны Германии.

Надо заметить, что немцы, обладая ничтожными ресурсами и смертельно опасаясь затяжной войны, с помощью вот такого сплава смогли добиться ряда молниеносных побед, захватив всю Европу. Они добивались поразительного эффекта: когда общества западных стран под их ошеломляющими ударами буквально разрушались.

И об этом стоит поговорить подробнее.

 

Война в стиле «технотриллер» – блицкриг

 

Сегодня все больше исследователей приходят к выводу: Гитлер не готовился к мировой войне. Во всяком случае, не к той, какой она получилась в реальности. Он ее действительно не хотел и справедливо опасался. Но и миролюбцем его считать нельзя. Нет – он готовился к цепи специальных, головокружительных операций, в итоге которых к его ногам падали бы одна страна за другой. Да и то не все страны, а лишь ключевые. Например, падение Норвегии и Франции – это способ сломать дух Британии, которая после этого вынужденно пойдет на альянс с Германией.

Ход мыслей немецкого фюрера читается легко. Итак, Европа утратила волю к войне. Ужасы 1914–1918 годов, миллионы убитых и искалеченных, жуткие экономические трудности после битвы и спутники войн – революции – навсегда поселили в душах Запада панику перед перспективой настоящего военного столкновения. Эти настроения только усилились с помощью литературы, искусства, конференций по разоружению и сильного пацифистского движения. На все это наложился прогресс в средствах нападения – в авиации, в диверсионном деле и радиосвязи. В демократических странах правят бал мелкотравчатые, нерешительные и трусливые партии, их «вожди» – этот мямли и тряпки. Генералы Запада – это глупая порода бюрократов, живущих представлениями о прошедшей войне. Они лишены фантазии, смелости мысли и совершенно не готовы к войне грядущей. Общественное мнение демократических стран – это царство всяких страхов, истерий и слухов.

Вывод один: Запад можно брать на испуг. Он станет в тупик от новой «молниеносной войны»-блицкрига: стремительной, невероятной, артистичной, идущей на стыке разных сфер деятельности. Решительные и безумные действия заставят его впасть в оцепенение. И Гитлер начал войны в стиле «технотриллер», намного опередив свое время. Его первые кампании достойны пера Тома Клэнси.

Самое интересное заключается в том, что Гитлер не шибко скрывал свой «триллер-стиль».

 

«Если я приму решение начать войну, то, не объявляя войны, прикажу своим войскам вступить, к примеру, в Париж. Во французской военной форме они средь бела дня пройдут маршем по улицам. Никто им не помешает. Все предусмотрено до мелочей. Вот они уже у здания генерального штаба, занимают министерства, парламент. Не пройдет и нескольких минут, как Франция, Польша, Австрия, Чехословацкая республика лишатся своих руководящих деятелей. Армии останутся без генерального штаба. Со всеми политическими лидерами будет покончено. Начнется невообразимая паника. Но я уже давно установил контакт с людьми, которые создадут новое правительство – такое, какое нужно мне. Мы найдем таких в каждой стране… Честолюбие и заблуждение, партийные распри и тщеславие погонят их к нам. Мы добьемся заключения мира до того, как начнем войну…

Я гарантирую успех, ибо всегда удается то, что считается невероятным. Самое невозможное – самое надежное. В нашем распоряжении будет достаточно добровольцев, людей вроде наших штурмовиков, достойных доверия и готовых на любую жертву. Мы перебросим их через границу еще в мирное время. Не сразу, а постепенно. Все будут считать их мирными путешественниками. Сегодня, господа, вы не верите этому, но я осуществлю это, шаг за шагом!

Возможно, нам придется высадиться на вражеских аэродромах. Мы должны быть готовы перевозить по воздуху не только солдат, но и их оружие. Никакая линия Мажино нас не остановит. Наша стратегия заключается в том, чтобы уничтожать противника изнутри, завоевывать его любыми средствами»

 

Так написал в свой книге «Беседы с Гитлером» Герман Раушнинг, уехавший в 1937-м из Германии. Речь шла о том, что Гитлер говорил своим сподвижникам еще в 1932–1934 годах.

Нам, живущим в начале XXI столетия, эти высказывания Гитлера кажутся чуть ли не банальностью. Мы уже привыкли к самым грязным приемам в борьбе. Но тогда – тогда это звучало как откровение! Гитлер первым решился переступить многочисленные этические запреты и табу старого доброго времени, взяв на себя всю ответственность за такую войну. Сила Гитлера была в том, что он не боялся отдать приказ на самые безумные, преступающие все представления о добре и зле операции! Не все это смогли сделать вовремя. Например, английские адмиралы и генералы даже в самом начале Второй мировой войны откровенно боялись новых форм ведения войны.

Чтобы оценить революционную силу гитлеровских новаций, откроем замечательную книгу бывшего ответственного сотрудника разведки британских ВМС времен той войны – Дональда Маклахлана, написанную в 1968 году. (Русское издание – «Тайны английской разведки» (1939–1945) – Москва, Ордена Трудового Красного Знамени Военное издательство Минобороны СССР, 1971 г.) Так вот, Маклахлан пишет, что управление специальных операций англичане сформировали только в 1940-м. До этого специальные («иррегулярные») операции-диверсии проводились благодаря усилиям начальников разведывательных управлений армии и флота, которые за них головой отвечали. А что же военная верхушка Британской империи? Она, как пишет Маклахлан, с удовольствием пользовалась плодами специальных операций, «однако ответственность за их осуществление всячески стремилась переложить на кого-нибудь другого» (Указанное сочинение, с. 26). И на той же странице описано то, как английские адмиралы, чиновники правительства и шишки государственной радиокорпорации «Би-Би-Си» всячески пытались затоптать инициативу проведения «серой радиооперации» по разложению немецких частей с помощью музыки и развлекательных передач. И так далее…

Таким образом, Гитлер с его особым типом сознания и решительностью на корпус опережал своего самого сильного противника в Европе! (В начале тридцатых лишь сталинский СССР отличался тем же отношением к спецоперациям.)

Именно тогда, в начале 30-х, немецкий вождь обрисовал главные принципы психической войны-триллера: массированные удары с воздуха, внезапность, террор, диверсия и убийства. От мечтал завести досье на государственных деятелей всего мира, отмечая в них тайные слабости этих людей. Он грезил об использовании новых видов отравляющих веществ. По его замыслам, агенты Германии, замаскированные под бизнесменов и торговых представителей, должны были распространять смертоносные бактерии, вызывая повальные эпидемии в неприятельских странах.

И вот что интересно: Раушнинг пытался издать свою книгу в тот же год – но издательства Запада неизменно ему отказывали, ибо написанное выходило за грань их понимания. Издали книгу слишком поздно – в 1938-м, в Швейцарии. Спохватились же и стали лихорадочно ее читать лишь годом позже. Да и то не помогло.

 

Гитлеровский скачок в будущее

 

Но в этих строчках – самая выжимка из гитлеровской «стратегии чуда». Это – философия войны в стиле «технотриллер», «молниеносной войны», пусть даже и на архаичной (для нас) технике тридцатых годов. Уже тогда фюрер проницательно обрисовал тот арсенал, которые затем с успехом применят не только немцы, но и США, и его ЦРУ, и исламские террористы из «аль Каиды».

В 1939-е годы воображение Гитлера разжигали немногие примеры. Среди них были и теория вооруженного восстания Владимира Ильича Ленина, которую он перенес на операции по внешней экспансии, и практика русских коммунистов в Гражданскую войну 1918–1920 годов, когда красные с успехом «размягчали тылы» своих врагов. Например, разворачивали в тылу Колчака и Деникина партизанско-диверсионную и пропагандистскую войну, вызывали революционные выступления среди французского оккупационного корпуса, высадившегося в Причерноморье. Гитлер несомненно знал и о том диком ужасе, которые вызывали в Англии ночные налеты примитивных немецких цепеллинов – дирижаблей-бомбардировщиков в 1914–1916 годах. Хотя эти воздушные корабли с архаической навигационной техникой могли проходить мимо городов-целей, а их бомбы летели почти неприцельно по площадям, страх перед угрозой с неба был намного больше, чем реальный (ничтожный) ущерб от бомбежек. На борьбу с «цеппелиновой напастью» англичане бросали несопоставимые с нею силы истребителей и зенитной артиллерии.

В итоге и родилась гитлеровская пси-стратегия блицкрига в жанре технотриллера. И вот что интересно: богемский ефрейтор в этом случае намного опередил свое время. Скажем, сегодня американские военные интеллектуалы бредят «асимметричными», «сетецентричными», «роевыми» войнами 4-го поколения. И вот в декабре 1996 года Харлан Аллмэн и Джеймс Уэйд (Университет национальной обороны США) издали книгу «Шок и трепет: достижение стремительного доминирования». Идеи именно этой книги легли в основу «Шока и трепета» – операции по реальному разгрому Ирака в 2003 году.

Так вот, американцы еще в 1996 году ради удержания мировой гегемонии США предлагали как можно полнее использовать идеи китайского стратега Сунь-Цзы – побеждать врага до начала сражения, подрывая его волю к борьбе. Аллмэн и Уэйд выдвинули стратегию «стремительного доминирования», которая заключается «в сломе или подчинении воли противника к сопротивлению, в результате чего он будет вынужден покориться нашим стратегическим и военным целям».

 

«…Они пишут: «Цель стратегии «стремительного доминирования» заключается в воздействии на волю, процессы восприятия и понимания противника таким образом, чтобы заставить его принять наши стратегические политические цели. Очевидно, что традиционные военные цели уничтожения, разгрома и нейтрализации военных возможностей противника являются основополагающим и необходимым компонентом стратегии «стремительного доминирования». Нашим намерением, однако, является использование множества возможностей для инициации состояния шока и трепета, делающего противника бессильным. Это означает, что должны быть достигнуты физические и психологические результаты»…

 

«Стремительность» означает способность двигаться быстро, еще до того, как противник сможет отреагировать… «Доминирование» означает способность воздействовать на волю противника и господствовать над нею как физически, так и психологически».

Под понятием «физического доминирования» американские специалисты подразумевают «способность уничтожить, разоружить, расстроить, нейтрализовать и обессилить» противника.

…Объектом воздействия психологического доминирования считаются «воля, система восприятия и процессы понимания у противника», а механизм воздействия состоит в создании обстановки «шока и трепета». При этом важно, чтобы ситуация «шока и трепета» имела всеобъемлющий характер и была создана мгновенно, чтобы полностью парализовать волю противника. Для достижения этого необходимо сосредоточить усилия на подавлении или уничтожении продовольственной базы противника, запасов воды, инфраструктуры, линий коммуникаций. Все это должно сопровождаться массированным проведением операций по введению в заблуждение, дезинформации, приведению в замешательство и т. п.

Другими словами, суть стратегии «стремительного доминирования» заключается в установлении контроля над обстановкой и парализации способности противника воспринимать и понимать события, что делает его неспособным оказывать сопротивление на тактическом и стратегическом уровнях. Противник окажется совершенно бессильным и крайне уязвимым.

Сила и стремительность действий должны быть столь высокими, что у противника не должно остаться ни тени сомнения в неизбежном крахе. И дело даже не в уровне возможных потерь в живой силе и технике. Противник должен быть психологически сокрушен…» (Игорь Попов. «Война будущего: взгляд из-за океана». – Москва, АСТ, 2004 г., с. 241–244).

Через шестьдесят лет после Гитлера Аллмэн и Уэйд доказывают: нужно громить врага не за несколько месяцев, как это было с Ираком в 1991 году, а за считанные дни и даже часы. Молниеносная война – вот что нужно! Не надо массировать громадную живую силу и технику, как в 1991-м. «Действия американской стороны должны быть решительны и быстры, чтобы вызвать национальный шок, сравнимый по психологическим результатам с эффектом атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки» (Там же, с. 247).

Аллмэн и Уэйд иллюстрируют примеры шока и трепета в прошлом: тут и атомные бомбардировки Японии в сорок пятом, и воздушный террор против немецких городов в 1943–1945 гг., и гитлеровский блицкриг. А что в будущем, или, точнее говоря, в нынешние дни? Американцы называют модель Сунь-Цзы – мгновенное, снайперское обезглавливание военных и общественных объектов противника для достижения все того же эффекта «шока и трепета». Далее следует модель «гаитянского варианта». Аллмэн и Уэйд поясняют: это когда остров Гаити боролся за независимость от Франции, негритянские повстанцы устроили перед французскими посланцами бесконечный парад? Гоняли одни и те же отряды по кругу, создавая видимость бесчисленных черных ратей. То есть, нужно создать видимость огромного численного превосходства. Кстати, таким же манером действовал и Гитлер во время ввода своих войск в Рейнскую зону: имея всего три полка истребителей, немцы перекрашивали по ночам машины, создавая видимость сильной авиагруппировки.

Аллмэн и Уэйд называют еще один способ для ввергания противника в шок и трепет – модель «римского легиона». Суть: изменение сознания врага так, чтобы он верил: Америка – непобедима и обладает колоссальным превосходством, и она неминуемо расквитается со всеми, кто бросил ей вызов, пусть даже и не сразу.

Американцы в хвосте своего списка помещают модели «постепенного разложения» противника (метод «размягчения тылов» красных и «пятой колонны» у Гитлера) и Королевской конной полиции («Не посылай человека туда, куда можешь послать пулю») – метод избежания потерь в своих войсках за счет массированного применения высокоточного оружия дальнего боя и самолетов-»невидимок». Ну что ж, и тут Гитлер послужил стратегам 2000-х годов путеводной звездой. Он также стремился избежать больших потерь среди своих солдат, задействуя авиацию, равно как и другое оружие блицкрига.

Примеры гитлеровского опережения своей эпохи поразительны. Например, сегодняшние американские стратегии говорят о переходе к «роевой войне», «войне стаями». Это когда для сражения с противником применяется строй рассеянных пехотинцев (танков, кораблей), связанных между собой отличной информационной сетью. Разбросанные в пространстве, «роевики» действуют против неприятеля, дерущегося по старым правилам – сплоченными дивизиями, полками, батальонами. Но «стая» может, молниеносно обмениваясь данными, концентрировать огонь на самых уязвимых местах врага, нанося ему тяжелейшие потери, разбивая его единство. Каждый член «стаи» очень самостоятелен, инициативен. Ему не нужно «передвигать ноги» приказами из штаба – достаточно общего целеуказания. В общем, так же воевали против больной российской армии и чеченские сепаратисты.

Но эту тактику первыми тоже применили гитлеровцы! Правда, на море – тактику «волчьих стай» в атаках подводных лодок на западные транспортные конвои. Стоило одной лодке засечь караван судов, как она передавала его координаты, курс и скорость другим лодкам-охотникам – и те устремлялись к жертве, атакуя ее с разных направлений. Никто не командовал отдельными субмаринами – в атаках их командиры получали полную свободу. Иногда неприятеля засекали самолеты-разведчики, но сути дела это не меняло. И особенно страшными атаки внешне неуправляемых «волков» становились тогда, когда им на помощь приходила и гитлеровская авиация – торпедоносцы и бомбардировщики. Возможности тогдашнего «роя» сильно сковывались примитивной связью, но в принципе то были вполне современные принципы организации боя!

Мы немножко забежали вперед. Но это продиктовано необходимостью. Главное вы поняли: Гитлер действительно опередил свое время. А потому вернемся к изучению его опыта.

 

 

Глава 3. «Бескровные победы» Гитлера или страх в действии: 1938-1939

 

 

 

Австрийский «кинобоевик»

 

Первой страной, на которой фюрер опробовал молниеносную триллер-стратегию, стала Австрия. Немцы практически бескровно поглотили ее в самом начале 1938 года, не обращая внимания на Англию и Францию.

Гитлер сам происходил из Австрии, и цель воссоединения всех немцев в одном Рейхе была для него такой же «идефикс», как и для Калашникова, скажем, воссоединение Белоруссии, Украины и РФ в новой Империи.

Но как Гитлер это сделал? Ведь Австрия и Германия никогда дотоле не находились в составе одной империи. Более того, они часто соперничали и в 1866 году даже воевали друг с другом. К тому же, аншлюс Германии и Австрии резко нарушал весь европейский порядок, созданный державами-победительницами Второго рейха в 1918–1919 годах. По логике вещей, любое движение Гитлера в этом направлении должно было закончится войной Англии и Франции против еще очень слабой Германии.

Поглощая Австрию, формально Гитлер рисковал нарваться на войну с целой коалицией стран. Ведь безопасность Альпийской республики гарантировалась договором, что в 1935 году заключили в итальянской Стрезе целых три стороны: Рим, Париж и Лондон. Но никто ему не помешал, лишний раз укрепив убеждение немецкого вождя: мне, де, противостоят безвольные куклы. Они настолько боятся решительных действий, что закроют глаза на резкие германские шаги, «проглотят» любые оскорбления. А значит, все подписанные ими договоры – так, пустые бумажки.

И Гитлер начал действовать совершенно нетривиально.

Нацисты с самого начала всячески поддерживали создание австрийской ветви своей партии. Ведь в Австрии после Первой мировой существовало сильное общественное течение, направленное на объединение двух германских государств – так же, как и на нынешней Украине. Австрийские наци вели объединительную пропаганду. И если нынешняя Москва бросает своих союзников-юнионистов на Украине на произвол судьбы, то Германия Гитлера поступала совершенно иначе. Пользуясь помощью из Берлина, австрийские члены НСДАП создали свои боевые структуры и местные отряды СС – и это при том, что тогдашняя Австрия, не в пример нынешней Украине, никак не зависела от Рейха экономически, не питалась ее газом. На территории Германии сформировали Австрийский легион, объединяющий австрийских наци, живущих в Рейхе и вовлекающий их в подпольную деятельность. То есть, планы Гитлера о создании прогерманской армии внутри выбранной страны неукоснительно воплощались в жизнь. И зубки эти силы отточили в феврале 1938 года, проведя серию диверсий.

В 1934 году ко власти в Австрии пришел канцлер Дольфус, который ориентировался на поддержку фашистской Италии и не хотел никакого слияния с Германией. В июле 1934-го он собрался ехать в Рим. Но в тот день около полудня 154 австрийских эсэсовца (из 89-го батальона СС), переодевшись в мундиры австрийской гражданской гвардии, внезапным нападением захватили здание парламента страны. В этом им помог майор Фэй из полиции. Дольфуса тяжело ранили – и потребовали от него добровольно подать в отставку. Он отказался, и его бросили без всякой медицинской помощи. Дольфус просил привести к нему врача и священника, но так и не дождался, умерев около шести вечера. Эсэсовцы надеялись на победу, постоянно поддерживая связь по телефону с посланником Германии в Вене, доктором Ритом. Однако попытка переворота кончилась провалом: австрийские войска и полиция окружили парламент, Муссолини двинул пять дивизий к границе. Заговорщики сдались вечером того же дня. Вместо Дольфуса к власти пришел Шушниг.

Неудача не сломила воли и упорства Гитлера. Теперь он поставил на разведку и подпольную деятельность по «размягчению тылов». Немцы искали и вербовали любого сторонника аншлюса в Австрии.

 

«…В то время Гитлер так объяснял Раушнингу свое понимание работы разведывательной службы: «Мы не достигнем ничего, пока не будем иметь фалангу людей, которые целиком отдаются своему делу и находят в этом удовольствие». Чиновники питали отвращение к этой работе, и надо было использовать женщин, особенно вращающихся в свете, пресыщенных искательниц приключений, любительниц острых ощущений. Можно было также использовать ненормальных, одержимых, извращенцев.

Гитлер взял на себя труд составить примерный вопросник, на который должны были отвечать специальные службы. По его собственным словам, он хотел получать «только полезные сведения». Модно ли человека подкупить, можно ли его подкупить не только деньгами, тщеславен ли он, например. Надо знать, склонен ли он к эротизму, какой тип женщин предпочитает, не гомосексуалист ли он (чрезвычайно важный пункт), а также покопаться в прошлом. Скрывает ли человек что-нибудь? Можно ли его шантажировать каким-либо способом? Не алкоголик ли он? Не игрок ли? То есть, знать все о каждом более или менее важном человеке вплоть до его привычек, маний, излюбленных видах спорта, склонности к путешествиям, художественных вкусах и претензиях. Нужен был полный перечень человеческих пороков и слабостей. «С помощью этого я делаю настоящую политику, завоевываю людей на сторону моего дела, заставляю их работать на меня, обеспечиваю мое проникновение и мое влияние в каждой стране»…»

(Жак Деларю. «История гестапо» – Смоленск, «Русич», 1993 г., с. 219).

 

Шушниг понимал, что фюрер всерьез взялся за Австрию. Уже 11 июля 1936 года он подписал договор с Германией, где Австрия обязалась дружественно относиться к Германии и считать себя составной частью германского государства. Взамен Гитлер обязался не посягать на суверенитет Австрии и ее внешнюю политику. В общем, получилось нечто вроде нынешней россиянско-белорусской «союзной каракатицы». Однако Гитлер добился от Шушнига главного: австрийские нацисты оказались выпущенными из тюрем, получили назначения на административные посты, а некоторые их организации вошли в тогдашнюю австрийскую проправительственную «партию «Единство» – Патриотический фронт. Иными словами, Гитлер смог пронизать своими кадрами австрийскую государственно-политическую структуру.

Нацистская партия и гитлеровская разведка продолжили работу. Негласным вождем австрийских товарищей по борьбе сделали инженера Рейнталера, которому ежемесячно переводили из Берлина по 200 тысяч марок. Очень быстро нацистские агенты наводнили Австрию, а полицейские службы страны оказались парализованными. Полицейские и судьи попросту боялись преследовать местных наци, потому что боялись их мести тогда, когда Австрия попадет под власть гитлеровцев. Со своей стороны Берлин всячески давил на Вену, добиваясь назначения своего человека на пост главы полиции.

В феврале 1938 года военная разведка Рейха (абвер) провела весьма успешную операцию по психологическому подавлению и устрашению австрийской элиты. Эксперты этой спецслужбы имитировали войсковой радиообмен в приграничных с Австрией районах, создавая видимость стягивания частей вермахта в Баварию якобы для решительного броска на Вену. 13 февраля 1938-го изрядно запуганный австрийский канцлер фон Шушниг приехал к Гитлеру. Вождь немцев смог надавить на старика. Во время переговоров генерал Кейтель принес карту Австрии и нанесенными на ней целями для ударов с воздуха. Шушниг сломался и под диктовку Гитлера ввел в австрийское правительство ярого сторонника соединения Австрии и Германии в один рейх – адвоката Артура Зейсса-Инкварта. Типичному деятелю немецкой «пятой колонны» доверили силовое министерство – внутренних дел, державшее в руках полицию. Едва получив свой портфель, Зейсс-Инкварт уехал в Берлин – получать инструкции от самого Гитлера.

В это время в Австрии бурлили нацистские группы, поддержанные из Германии. Они громко требовали скорейшего аншлюса – вхождения Австрии в состав Германии. Поэтому 9 марта канцлер Шушниг объявил, что 13 марта 1938 года намерен провести всенародный опрос-плебисцит на тему: «Хотите ли вы, чтобы Австрия осталась независимым государством?».

И тогда немцы сработали молниеносно. 11 марта они предъявили Вене ультиматум: мол, плебисцит – отменить, старое правительство – распустить и сформировать новое. А во главе правительства – поставить того, кого укажет Берлин. Иначе – введем войска. Австрийцы согласились – и уже вечером 11 марта Зейсс-Инкварт сформировал свой кабинет, состав которого ему продиктовал по телефону рейхсмаршал Геринг. Тут же новый глава правительства отбил срочную телеграмму Гитлеру с просьбой о введении немецких военных частей.

Однако Миклас, федеральный президент Австрии, отказался утвердить новое правительство. И тогда в дело, повинуясь сигналу из Берлина, вступили местные нацисты. Недаром Национал-социалистическая рабочая партия действовала не только в Германии, но и в Австрии – и вообще везде, где жили немцы. Из партии отбирались самые смелые и решительные, которые составляли формирования партийных боевиков – отряды СС. Само собой, были они и у австрийских наци. Отряды СС назывались «штандартами», маскируясь под всякие туристические и спортивные общества. Именно местным эсэсовцам дали приказ: обезвредить президента Микласа.

Такой приказ получил венский «Гимнастический союз», а на самом деле – отряд СС. Тогда группу захвата возглавил молодой Отто Скорцени, который взял для этого двадцать бойцов, вооруженных револьверами и кастетами, грузовик и лимузин. И начался настоящий гангстерский боевик! Они с бешеной скоростью помчались к президентскому дворцу. Им удалось снять часовых и ворваться в президентский дворец. Им было преградила путь дворцовая стража во главе с лейтенантом – но Скорцени удалось обмануть его. Сказав офицеру о том, что они – посланцы нового правительства, Скорцени потребовал проводить его к президенту. Лейтенант поверил ему. Скорцени и двое его подручных двинулись за ним. Эсэсовцы тотчас же разоружили лейтенанта, едва переступив порог президентского кабинета. Пока товарищи держали всех на прицеле, Скорцени по телефону вызвал эсэсовские подкрепления, и те окружили дворец.

Тут же Скорцени помчался к резиденции австрийского канцлера. Люди Зейсса-Инкварта открыли боковые входы в здание, и в них хлынули боевики СС, нейтрализовав и прежнего канцлера фон Шушнига. За несколько последующих часов отряды СС захватили все правительственные учреждения и стратегические объекты. (Юлиус Мадер. «По следам человека со шрамом» – Москва, издательство политической литературы, 1964 г., с 26–28).

А утром 12 марта первые части немецкой армии вступили в Австрию. 13 марта 1938 года она уже вошла в состав Третьего рейха…

При этом на пути к Вене из Зальцбурга и Пассау на дорогах застряли из-за поломок… 30 процентов двинувшихся из Германии танков.

Это был первый «триллер». Еще неполный – без участия военно-воздушных сил. Но уже несколько месяцев спустя, при расчленении и присоединении Чехословакии, появился и этот «психический» аргумент.

Мир замер в полном ошеломлении…

 

Конец Чехословакии

 

Захват Чехословакии выглядел в глазах немцев блестяще выигранной бескровной войной. И ее Гитлер смог провести в стиле гангстерского триллера-боевика.

Дело в том, что немцы презирали чехов, чье государство было искусственно создано по итогам Первой мировой за счет части немецких земель. В Чехословакии чехи собачились со словаками (их было 7 и 3 миллиона), а основное богатство страны создавала немецкая Судетская область с 2,9 миллионами жителей (а всего немцев в Чехословакии насчитывалось 3,6 млн.) Германия считала своим долгом присоединить Судеты к себе.

Как? С 1934 года в этой области действовал Германский патриотический фронт во главе с Конрадом Генлейном. В 1935-м фронт превратился в Германскую партию Судетов. Тогда же поддержку Генлейну стала оказывать могущественная СС – через организацию «Фольксдойче миттельштелле». Посольство Германии в Праге передавало судетскому фюреру деньги и шпионские инструкции.

И вот с 1937 года Генлейн выступает с требованием автономии Судетов. Его партийцы проникали во все региональные и местные организации – в спортивные общества, яхт-клубы, общества музыки и хорового пения, в ассоциации ветеранов Первой мировой войны и культурные объединения. Везде создавались нацистские очаги и сплоченные отряды сторонников отделения от Чехословакии. Генлейновцы вербовали в свои ряды управляющих заводами и банками, их ближайших сотрудников. Партийная служба безопасности (СД) и гестапо (немецкая тайная полиция) всемерно опекали судетских сепаратистов. Регион буквально кишел гитлеровскими агентами. В общем, немцы взялись возвращать себе свои области всерьез – не так, как Россияния в случае с Крымом.

ОКВ (главный штаб вермахта) 20 мая представил Гитлеру античехословацкий план «Грюн». Здесь впервые делался упор на пропагандистскую и экономическую войну. Ставились ясные цели: запугать Чехословакию и подорвать ее силы сопротивления, одновременно дав национальным меньшинствам (немцам и словакам) стимул к поддержке Германии. И в то же самое время – повлиять на нейтральные страны в нужном для Берлина направлении. Экономической же войной – задействовать все рычаги экономического характера, чтобы ускорить развал Чехословакии.[5]

Гитлер умело обострял обстановку. На территории Рейха стал формироваться Добровольческий корпус судетских немцев со штабом в замке Донндорф под Байрейтом – армия вторжения. Гейнлейновцы в самой Чехословакии стали вести себя вызывающе. В ответ чехословацкие власти провели аресты среди актива судетских наци. Гитлер в долгу не остался и 15–16 сентября 1938 года арестовал в Германии полторы сотни чехословацких подданных. Чуть позже границу Чехословакии пересекли отряды Добровольческого корпуса. Небольшие группы по 12 бойцов совершили более трехсот рейдов на чешскую территорию, захватив полторы тысячи пленных, убив много чехов и взяв как трофеи много стрелкового оружия. Немецкая разведка прекрасно использовала ненависть к центральной власти со стороны национальных меньшинств Чехословакии – не только немцев, но и словаков, поляков, венгров. «Информационный материал оказался настолько обширным, что начиная с июля 1938 года на германо-чешской границе в двух местах были проложены кабели прямой связи, чтобы как можно быстрее передавать в Берлин поступающие сообщения». (Вальтер Шелленберг. Мемуары. – Москва, «Прометей», 1991 г., с. 51). Великолепный пример для нынешних дней! Тем паче, что современные средства связи и шифрования донесений позволяют обойтись без прокладки кабелей.

Иными словами, Гитлер действовал хитро. Формально не объявляя войну Праге и даже сохраняя с нею дипломатические отношения, он смог начать против соседней страны партизанскую войну, организовав внутри Чехословакии сильную пятую колонну. Но дело шло к открытой войне. Казалось, за Чехословакию заступятся Англия и Франция – и тогда слабую Германию просто сомнут. В этом были уверены немецкие генералы, составившие заговор против Гитлера.

В 1938-м Гитлер, отторгая Судеты у чехов, шел на безумный риск. В то время французская армия ровно вдвое превосходила немецкую по численности. «…Генерал-полковник фон Браухич, ставший в феврале 1938 года главнокомандующим сухопутными войсками, и начальник генштаба Бек считали предложенный Гитлером план решения судетского вопроса силой отчаянно смелым. В проведенной Беком штабной игре, в которой учитывалось вмешательство Англии и Франции в чешско-германский конфликт, была выдвинута теория о том, что, пока немцы будут заняты прорывом чешских укреплений, французы успеют занять всю Рурскую область. Результаты этой игры были обобщены в известной памятной записке, переданной Гитлеру. Изложенные в ней соображения Гитлер не без основания воспринял как нежелание генералитета считаться с его мнениями – и дал Беку отставку.

Преемник Бека генерал Гальдер, также отрицательно относившийся к Гитлеру, пошел еще дальше и даже подготовил план ареста Гитлера и всего правительства в том случае, если бы Гитлер отдал приказ о наступлении на Прагу…» – писал в книге «Внимание, парашютисты» Алькмар Гове еще в 1954 году.

Но… Англия и Франция пошли на переговоры с фюрером в Мюнхене и во всем ему уступили. Почему? Почему уже в сентябре 1938 года перед слабой в военном отношении Германией капитулируют Англия, Франция и Чехословакия, которые превосходили немцев во всех отношениях? Немцы требуют, чтобы чехи отдали Германии свое промышленное «сердце» – Судетскую область, населенную в основном немцами. Это грубо нарушает все условия капитуляции Германии после Первой мировой войны и грозит войной между немцами с одной, и франко-английским блоком – с другой стороны. Но только одна вероятность такой войны вызывает всплеск дикой паники на Западе – перед виртуальной угрозой немецких воздушных налетов. Все это называется Мюнхенским кризисом 1938 года.

 

Психоудары по Англии и Франции – накануне Мюнхена

 

Немцы умело провели серию виртуозных ударов по психике Запада. Прежде всего – Англия! Гитлеровцы распространяют слухи: мол, наши подводные лодки уже заняли боевые позиции в Южной Атлантике, на основных торговых путях Британии, а однажды вообще запустили «дезу» о том, что две субмарины тайно крейсируют в районе Портсмута, Плимута и даже в устье Темзы. Это было полной ложью, немецкий подводный флот тогда пребывал почти в зачаточном состоянии. Но это блеф сработал! Панике поддался даже Черчилль.

Незадолго до пасхальных праздников, 3 апреля 1938 года, английский посланник в Берлине телеграфировал в Лондон: внимание, возможна неожиданная атака страшных немецких Люфтваффе на боевые корабли британского Флота метрополии!

 

«Из достоверных источников мне стало известно, что три цитаты из речи в Вильгельмсхафене, приводимые в моей следующей телеграмме и опубликованные в вечернем выпуске газеты «Ангриф», полностью отражают взгляды Гитлера. Источник, поддерживающий контакт с военным министерством, заявил, что первым признаком немецких намерений, которые будут сохраняться в тайне до последнего момента, явится внезапное нападение на английский флот с целью нанесения сокрушительного удара. Не будет ни ультиматума, ни объявления войны. Официальные лица военного министерства заявляют, что Гитлер сам примет решение о времени действий и отдаст приказ без консультации с компетентными военными советниками.

Я понимаю, что это – сенсационное сообщение, и у меня нет доказательств тому, что это произойдет в ближайшее время. Но поскольку нам приходится иметь дело с маньяком, настроенным исключительно враждебно по отношению к Великобритании, вам следует учитывать подобную возможность».

(Д.Маклахлан, указ. соч., с. 254).

 

Эту «дезу» запустил англичанам шеф абвера адмирал Канарис. И ведь как сработало! Зенитная артиллерия британского флота пришла в полную боевую готовность. Первый лорд адмиралтейства Стэнхоуп, посетив 4 апреля авианосец «Арк Ройял», заявил о том, что корабельная ПВО активизирована, и что «задолго до того, как гости прибыли на борт этого корабля, шестнадцать его зенитных пушек были приведены в готовность оказать «теплый» прием любому, кто попытался бы напасть на нас внезапно». Слова адмирала слышала толпа журналистов. Господи, да ведь это же канун войны! Британское правительство Чемберлена схватилось за голову и, дабы не допустить паники, потребовало от газет не публиковать речь Стэнхоупа. Но было уже поздно: слова флотского начальника успели прозвучать в записи в передаче «Би-би-си» на всю Британскую империю. А поскольку слово вылетело, то его повторили и газеты. Немцы достигли серьезного успеха в «войне нервов»! (Только после этого случая по предложению начальника разведки британских ВМС был, наконец, создан информационный центр по изучению и анализу неотложной развединформации, поступающей из-за рубежа – чтобы защитить правительство от воздействия умело сфабрикованных слухов).

Страх перед таинственным маньяком Гитлером, способным неожиданно обрушить на цивилизованный мир жестокие и беспощадные Люфтваффе, в дни Мюнхенского кризиса сработал на все сто! Призраки несуществующих бомбардировщиков и подлодок повергли сынов туманного Альбиона в трепет.

По психике французов гитлеровцы ударили иначе. Не имея на самом деле несметного военно-воздушного флота, немцы делали все, дабы показать: у нас есть суперВВС! Они не прятали свою боевую технику, а каждый раз стремились показать ее вероятному противнику, сея страх в его душах. Так было и с французами перед Мюнхеном.

Всего через полгода после аншлюса Австрии, в августе 1938-го, шеф Люфтваффе Геринг пригласил нескольких генералов французской авиации посетить некоторые объекты немецких ВВС. Во главе делегации стоял начальник штаба военно-воздушных сил Франции Вюймелен, которого Геринг хотел запугать до потери пульса. Французов провезли по авиационным заводам и авиабазам, а под конец устроили отлично поставленный спектакль – на новеньком тогда промышленном комплексе Хейнкеля в Ораниенбурге под Берлином.

Итак, иностранных гостей встретили Хейнкель и отчаянный ас, генерал Эрнст Удет. Французам показали истребитель Хе-100, который к тому времени уже проиграл конкурс знаменитому «Мессершмитту-109». То была особая модель, оснащенная не 1100-сильным, а форсированным 1800-сильным двигателем «Даймлер-Бенц-601» и, к тому же, имеющая систему водяного охлаждения в крыльях. (По этой причине самолет совершенно не годился для войны – любая пулевая пробоина в плоскостях разрушала трубки охладительной системы.) В общем, перед французами стояла лишь вылизанная, собранная вручную гоночная машина в виде истребителя, которая развивала фантастическую по тем временам скорость – около 640 километров в час. Французам, конечно, подали эту штуку как серийный «истребитель Хе-112У». (О его принятии на вооружении накануне трубило рейхсминистерство пропаганды доктора Геббельса.) И немцы разыграли перед французами целое представление!

Сначала Удет с Хейнкелем поводили дорогих гостей по заводу, показав десятки новеньких бомбардировщиков Хе-111, ангары и даже прекрасно оборудованные бомбоубежища. После Удет пригласил Вюймелена полетать с ним над Ораниенбургом на личном самолете – полюбоваться общей панорамой комплекса. И началась психическая атака! Когда Удет с французом летели на легком самолетике над объектом, наперерез им пронесся Хе-100. Вюймелен даже не смог разглядеть его, услышав лишь гул, подобный раскатам грома. «Что это был за самолет?» – спросил он, едва оказавшись на земле. Немцы с нарочитой небрежностью сказали ему, что это – знаменитый истребитель Хе-112У и даже подвели гостя к новейшей машине. И там же в разговоре Удет заявил, что вот-вот будет пущена третья линия для поточного производства этого суперистребителя. Вюймелен оторопел.

Потом Геринг устроил роскошный завтрак в честь французской делегации и на нем поинтересовался у Вюймелена: а что, мол, будет делать Париж в случае войны между Германией и Чехословакией? Вюймелен, стараясь казаться хладнокровным, заявил: «Франция выполнит взятые на себя обязательства!». Он имел в виду то, что французы придут на помощь Праге. Но уже на обратном пути, когда французский воздушный генерал ехал в автомобиле с послом Франсуа-Понсе, то обреченно вымолвил: «Если война начнется, как вы полагаете, в конце сентября, ни одного французского самолета не останется через две недели». (Г.Мэйсон. «Прорыв в небо. История Люфтваффе» – Москва, «Вече», 2004 г., с. 190–191).

Вот так немцы смогли запугать не только британцев, но и французов. Плоды творческого военно-психологического давления Берлина в Мюнхенском кризисе себя ждать не заставили.

«…В среду 28 сентября война казалась неизбежной. Во Франции основные дороги, ведущие из Парижа на запад, были забиты автомобилями, которые двигались непрерывным потоком. Треть жителей покидала французскую столицу.

В Англии населению раздавали противогазы, в парках рыли щели, которые при воздушных налетах служили бы убежищами, началась эвакуация детей. Первые зенитные орудия вытянули к небу длинные стволы, чтобы защищать девять миллионов лондонцев от нападения с воздуха; по официальным расчетам, такое нападение должно было в первые же дни унести пятнадцать тысяч человеческих жизней…» – писал в своей замечательной книге «Немецкая пятая колонна во Второй мировой войне» Луи де Йонг (Чикаго, 1956 г.).

По Праге ползли совершенно невообразимые слухи. Мол, врачи немецкой клиники подготовили тысячи пробирок с микробами брюшного тифа, чтобы отравить питьевую воду после начала боевых действий. Говорили, что местные немцы написали светящимися красками название чешской столицы на крыше своего университета, облегчая ориентировку бомбардировщикам Люфтваффе.

Наведенный призраками ужас срабатывает! Гитлеру позволяют расчленить Чехословакию и оторвать у нее Судетскую область – средоточие прекрасной промышленности. Французский генералитет действительно испугался того, что немецкие самолеты превратят Париж в руины. Французский премьер Даладье предает чехов после того, как начальник штаба ВВС Франции генерал Вюйлемен говорит ему о том, что авиация Франции к войне не готова. (Ох, как сработала его поездка в Ораниенбург!) Англичане тоже в какой-то панике. И они уступают Гитлеру, совершая самоубийство.

Что же получилось в итоге? Журналист Уильям Ширер в книге «Взлет и падение Третьего Рейха» (1963 г.) писал:

 

«Престиж Гитлера действительно взлетел на новую высоту. Ни один из тех, кто был в то время в Германии (как автор этой книги) не может забыть ликования немцев. Они чувствовали облегчение – война была предотвращена, пребывали в повышенном настроении и раздувались от гордости: Гитлер одержал бескровную победу не только над Чехословакией, но и над Англией и Францией. Всего за шесть месяцев, напоминали они вам, Гитлер завоевал Австрию и Судетскую область, добавив 10 миллионов жителей к «третьему рейху», и присоединил обширные территории, имеющие стратегическое значение и открывающие доступ к господству над Юго-Восточной Европой. Не потеряв ни одного немца!

…За какие-то четыре с небольшим года этот человек низкого происхождения катапультировал разоруженную, пребывавшую в хаосе, почти обанкротившуюся Германию, слабейшую среди крупных держав Европы, на такие высоты, когда ее стали считать сильнейшим государством Старого Света, перед ней дрожали другие – Англия и даже Франция…

Была ли капитуляция Англии и Франции в Мюнхене необходимой? Не блефовал ли Гитлер?

Ответ, как это ни парадоксально, сразу на два вопроса в свете ныне известного нам – «нет»! Все генералы, близкие к Гитлеру и пережившие войну, согласны в том, что, если бы 1 октября 1938 года Гитлер напал на Чехословакию… в конце концов Англия, Франция и Россия оказались бы в войне. И что самое главное: все немецкие генералы согласны – Германия очень быстро бы проиграла бы войну. От доводов Чемберлена и Даладье (а они были тогда в подавляющем большинстве), что Мюнхен спас Запад не только от войны, но и от поражения в ней и, помимо прочего, сохранил Лондон и Париж от разрушения смертоносными бомбардировщиками люфтваффе, не оставлено камня на камне…

…Немецкие ВВС, как и армия, были сосредоточены против Чехословакии и не могли проводить серьезных операций на Западе. Если бы даже немцам удалось найти несколько бомбардировщиков для ударов по Лондону или Парижу, в высшей степени сомнительно, чтобы они достигли своих целей. Как ни слабы были силы истребительной авиации Англии и Франции, немцы не смогли бы обеспечить эскортом свои бомбардировщики, даже если бы изыскали самолеты. Базы их истребительной авиации находились слишком далеко…

Для Франции Мюнхен означал катастрофу, и совершенно непонятно, почему этого так и не взяли в толк в Париже. Франция утратила свои стратегические позиции в Европе. Учитывая, что ее армия – при условии полной мобилизации в Германии – была чуть больше половины вермахта (население Германии вдвое превышало население Франции), а ее военная промышленность была также слабой, Франция потрудилась, создав систему союзов с меньшими государствами на Востоке, на другом фланге Германии и Италии: с Чехословакией, Польшей, Югославией и Румынией. В совокупности эти страны обладали военным потенциалом большой державы. Утрата теперь 35 хорошо вооруженных и обученных чешских дивизий, дислоцировавшихся за сильными укреплениями в горах и связывавших куда большие немецкие силы, означала сокрушительный удар по французской армии. Но это не все. Как могли оставшиеся у Франции союзники на Востоке доверять ее письменным обязательствам? Какова была цена союзам с Францией? В Варшаве, Бухаресте и Белграде ответ сводится к следующему: почти никакой. В этих столицах засуетились, стремясь достичь сделки с нацистскими завоевателями…»

(«От Мюнхена до Токийского залива» – Москва, Издательство политической литературы, 1992 г., с. 21–22).

 

Немцы откровенно блефовали. Их планы наращивания мощи Люфтваффе безбожно срывались. Скажем, к 1 апреля 1938 г. они должны были получить 9 тысяч новых машин, а получили – всего 4800. В сентябре 1938-го они располагали примерно шестьюстами бомбардировщиками и 400 истребителями. Для серьезной войны с тремя странами это – ничто! Еще 22 сентября командующий 2-м воздушным флотом Германии Гельмут Фельми на вопрос Гитлера о перспективах возможной войны с англичанами ответил так: «В нынешних условиях мы можем рассчитывать лишь на эффект внезапности. Это единственный шанс сломить волю англичан и заставить их отказаться от ведения войны.…О войне на уничтожение при наших нынешних ресурсах не может быть и речи».

Но у всего мира смогли создать впечатление, будто в руках Гитлера – огромная воздушная армада.

А дальше немцы стали применять «авиационный страх» серийно. Так, драмой Чехословакии стало 15 марта 1939 года. Растоптав Мюнхенские соглашения, немцы потребовали упразднения Чехословакии как самостоятельного государства и согласиться на ввод в страну германских войск. Дрожащий президент Гаха прибыл в Берлин, моля: позвольте сохранить суверенитет! Гаху приняли Геринг и Риббентроп. Обработка чеха шла ночью – как допрос. В те часы, когда воля человека мягчеет. Шеф немецких ВВС в четыре утра поставил ультиматум: либо чех подписывает документ об упразднении своей страны сейчас же, либо… «В течение нескольких часов Прага будет разрушена до основания. Сотни самолетов только ждут приказа начать бомбардировку города, которая начнется в 6 часов утра, если не будут поставлены подписи. Через два часа бомбардировщики превратят Прагу в руины!»

И Гаха сломался…

С рассветом Гитлер устроил празднование победы в своем кабинете. Вот что рассказывает свидетель событий того утра, Мартин фон Ширбах:

«Это происходило в узком кругу… Этакий вальяжный прием с шампанским. Гитлер пил свою минеральную воду и было удивительно наблюдать, как он вел себя в дружеской компании. Он совсем не был тем государственным мужем, как на публике. Прежде всего, он уселся поперек кресла, расстегнул рубашку. Волосы – взлохмачены. Пил минеральную воду и говорил, не умолкая. И что самое любопытное, в то же самое время он диктовал двум секретарям. Одному – обращение к немецкому народу, другому – к чехословацкому. И письмо Бенито Муссолини, которое наутро должен был передать итальянскому дуче князь Гессенский. Я тогда был молод. Смотрел и думал: «Вот как выглядит гений в домашней обстановке»…»

А к окончательному захвату остатков Чехословакии уже все было готово. Поскольку проблема немецкого национального меньшинства была решена, Гитлер нашел иной повод – теперь уже защиту словацкого меньшинства от засилья чехов (так же, как американцы в 1999 году защищали права албанцев в Югославии). Чехи после Мюнхена дали Словакии свои парламент и правительство. Но поддерживаемые из Берлина словацкие националисты потребовали полного отделения Словакии – совершенно точно так же, как это сделали и обнаглевшие албанские бандиты в Косово 1999 года, под прикрытием США. Как видите, у янкесов были достойные учителя!

Гитлеру в 1939-м оставалось лишь разыграть карту словацкого сепаратизма. Словацкий премьер-министр епископ Тисо 13 марта встретился с двумя посланцами немецкой разведки, которым торжественно пообещал, что готов провозгласить суверенитет Словакии под защитой Германии. Это должно было произойти как раз накануне того, как президент Чехословакии Эмиль Гаха, приехавший в Берлин, будет принят Гитлером. (А Гаху во время приема немцы собирались до смерти напугать угрозой массированного авианалета на Прагу). 13 марта Тисо на самолете вылетел в Берлин, и уже 14 марта 1938 г. объявил о независимости Словакии, призвав немецкие войска помочь словацким патриотам. Как вспоминал Вальтер Шелленберг, «чтобы еще более осложнить тяжелое положение пражского правительства, немецкая разведка держала наготове в Словакии специальные команды, оснащенные взрывчаткой». (В.Шелленберг, указ. соч., с. 52).

15 марта немецкие части вошли в Чехию. Как раз тогда, когда сломленный угрозами воздушного террора президент Гаха подписал приговор остаткам своей страны.

В Чехию под контролем СД и гестапо заранее просочилось множество агентов из судетских немцев-студентов, которые 15 марта 1939 года, когда немецкие войска начали входить в Чехию, уже взяли под контроль полицейские управления и ключевые стратегические пункты. Чехи даже не дергались. Захват Чехословакии «проглотили» и Лондон с Парижем…

Тогда поражали не бомбы. Поражал страх. Страх перед большими людскими потерями. Предчувствие террора лишало противников немцев всякой воли к борьбе. А все началось с апрельского дня 1937 года, с рейдов примитивных немецких машин на Гернику. Именно в 1937 и 1938 годах образ ада в Гернике оказался растиражированным в сотнях статей, в газетных фото, в знаменитой картине Пабло Пикассо…

«…Казалось, что Гитлер всегда умеет опередить. Он использовал средства, неизвестные другим. Он применил новый метод – пятую колонну. Завоевания, для которых его предшественникам понадобились бы армии и флоты, ему удалось выиграть благодаря использованию агентуры и предательства в захватываемой стране…», – писал в 1956 году Луис де Йонг в уже упомянутой нами книге.

 

Инструменты австрийского и чешского успехов

 

Справедливости ради стоит отметить, что в Австрии и Чехословакии Гитлер действительно задействовал мощнейшую пятую колонну из местных немцев. Оно и понятно: австрийцы – это просто южные немцы, а в Чехословакии 1938 года немецкое «национальное меньшинство» составляло более трех миллионов человек, по численности превосходя словаков и уступая только «поголовью» собственно чехов.

Чтобы эффективно управлять пятой колонной в этих двух странах (появившихся на карте мира только в 1918 году), нацисты использовали два инструмента. Первый – это Заграничная организация Национал-социалистической рабочей партии (НСДАП) и организацию «Фольксдойче миттельштелле», которая официально занималась возвращением в Германию всех людей немецкой крови. Именно они и стали подручными инструментами гитлеровской разведки для подрыва изнутри Австрии и Чехословакии. За несколько лет своей работы (с 1931 г.) Заграничная организация НСДАП создала 350 региональных групп по всему Земшару. А «Фольксдойче миттельштелле» прямо дирижировала действиями судетских немцев.

Но уже в ходе дальнейших завоеваний (Норвегии, Дании, Польши, Голландии, Польши и Франции) обе эти организации играли уже куда меньшую роль. Однако это было уже неважно: в глазах всего мира они стали «информационными фантомами» – образами всемогущих машин тайной войны Гитлера. Их руку стали видеть там, где ее не было. Им приписывали раскидывание огромных шпионских сетей в каждой стране-жертве Гитлера. Обе структуры, таким образом, превратились в средства психологического сокрушения врага.

Впрочем, была еще одна важная служба – информационной борьбы и разведки. Называлось оно Бюро иностранной помощи (АПА) под руководством Альфреда Розенберга. Главной его задачей стало распространение нацистских идей в иных странах, организация межуниверситетских обменов, публикация в зарубежной печати статей, изготовленных в Берлине. В США, например, нацистскую пропаганду проводил газетный концерн Херста, а во Франции крайне правые и националистические газеты получали немецкие субсидии.

Но все это было флером, маскировкой. Главным делом АПА была информационная разведка. Его секция печати, где собрались самые профессиональные переводчики, следила за прессой других стран, обнаруживая и изучая течения в их информационной сфере. Эта секция могла выдать перевод любого издания в самой отдаленной стране. Каждый день она готовила обзоры печати и выборки информации из трехсот иностранных газет. Благодаря этому АПА снабжала все заинтересованные службы Рейха обобщающими статьями о течениях в мировой политике. (Параллельно переводчики АПА работали на гестапо, составляя досье на опасных для Германии людей за границей). АПА вела свою картотеку, которая учитывала степень влияния на общественное мнение основных газет мира, замеряя уровень популярности и политическую ориентацию журналистов. (Жак Деларю. «История гестапо» – Смоленск, «Русич», 2003 г., с. 131–132).

Именно АПА была тем органом информразведки Гитлера, которая засекла стремительное нарастание нового явления в мире – волны страхов перед немецкой пятой колонной…

Наконец, немцы смогли построить отличный инструмент психовойны – рейхсминистерство пропаганды Йозефа Геббельса, овладевшее сильным оружием ударов по сознанию и воле противника и одновременно – средством мобилизации собственного народа. (Это – вообще отдельная тема для книги). Уже на рубеже 20-30-х годов в Германии велись серьезнейшие исследования в области манипулирования общественным сознанием. Нацистские пропагандисты развили идеи Э.Дофифата (автора двухтомной «Газетной науки) и О.Грота (четырехтомное исследование «Газета»). Во второй половине 30-х годов при Берлинском университете возник Институт Дофифата, изучавший дело обработки массового сознания в Германии и США. Именно там будут выведены законы «промывки мозгов», легшие в основу не только нацистской практики, но и нынешних глобальных (американских) масс-медиа: законы умственного упрощения, вдалбливающего повторения, эмоционального нагнетания и т. п. (А.Фурсов, «Saeculum vicesimum: In memoriam » – «Русский исторический журнал», Том 3-й, 2000 г., № 1–4).

 

Абвер – игра на опережение

 

Будет несправедливым умолчать о еще одном инструменте невероятных побед Гитлера – военной разведке, абвере. О детище адмирала Канариса. И тут мы будем вынуждены признать, что немцы, создав такую разведку, сыграли на опережение по сравнению со всеми своими соперниками.

Именно Канарис построил настоящую корпорацию разведки, способную использовать все рычаги для достижения успеха. В 1933-м в абвере работало всего-навсего сорок человек. Уже к 1936 году абвер представлял из себя структуру с 4 тысячами сотрудников, концентрирующую в себе развединформацию по линии сухопутных сил, флота и ВВС, сведения об экономике и технологическом развитии противников Германии. Впервые в западном мире разведка могла не только собирать информацию, но и активно действовать. Вы скажете – эка невидаль? После НКВД, КГБ и ЦРУ это не удивляет? Но на тот момент то был новаторский шаг. Второй отдел абвера ведал исключительно организацией диверсий и саботажа, готовил специалистов подобных операций в своих учебных центрах. В отличие от старой немецкой разведки, Канарис организовал при абвере и силы специального назначения.

Канарис смог совместить централизацию разведки с сетевым принципом. Так, при каждом военном округе Рейха работали местные органы абвера – АСТ (абверштеллен). За рубежом – КО (кригсорганизационен – военные организации). Каждое абверштеллен представляла из собой центральный абвер в миниатюре. А КО маскировались под частные фирмы. И, конечно, вовсю использовались возможности немецкой диаспоры – той самой пятой колонны. Скажем, еще в 1937 г., когда заграничную организацию НСДАП возглавил гауляйтер Эрнст Боле, при прямом участии абвера первичные ячейки партии за пределами Германии использовались для развертывания агентурной сети. В том же году агенты абвера под видом туристов и страховых агентов проводят детальную рекогносцировку в Австрии.

Меня лично изумляет слаженность, с которой гитлеровцы смогли обеспечить совместную работу дипломатии, военной разведки и партийных структур, нацеленных на работу с немецкой диаспорой в самых разных странах мира. Во многом такая работа напоминает нынешнюю деятельность ваххабитов или чеченских сепаратистов. Роясь в своем досье, я вычитал из газеты «Новости разведки и контрразведки» (№ 17 за 1996 г.) прелюбопытнейший очерк о ветеране советского НКВД Марке Штаркмане. Вернее, о ярком эпизоде из его карьеры. В 1934–1935 году он работал заместителем начальника городского отдела НКВД в Кировограде, недалеко от Одессы. В районе, где тогда было много сел с немецкими поселенцами, оставшимися здесь от времен екатерининской колонизации Северного Причерноморья. Именно в конце 1934 года Штаркман наткнулся на подпольную боевую организацию немцев, связанную с Берлином.

Дело началось с доноса на некоего Сазонова, бухгалтера кировоградского завода сельскохозяйственных машин. Он выдавал себя за русского, но иногда встречался с подозрительными людьми, говоря с ними по-немецки. Штаркман решил проверить этого человека, хотя местных немцев в городе было пруд пруди. Но когда Марк Рафаилович пришел под видом фининспектора на завод, то тотчас узнал в «Сазонове» Рихарда Вернера – правую руку главаря одесской банды Казачинского. В ее разгроме в 1921 году принимал участие и молодой тогда чекист Штаркман. Тогда Вернер носил кличку «Рысь». В двадцать первом его посадили в тюрьму, но он смог бежать. Слава Богу, немец через столько лет не узнал чекиста. Штракман установил за Вернером-«Сазоновым» наблюдение. Очень скоро выяснилось, что немец держит постоянные связи с одиннадцатью человеками, уже попавшими на заметку местным чекистам. Завербовав одного из них, наши узнали, что Вернер создал террористическую подпольную организацию (1934 год!), хранящую центнер взрывчатки в старом дровяном сарае. Организация считалась законсервированной. Главной задачей перед своими подчиненными Вернер поставил налаживание связей с техническим персоналом авиабригады тяжелых бомбардировщиков, стоявшей близ Кировограда, а в случае чего – диверсии на аэродроме.

Штаркман понимал, что Вернер действует не сам, а в интересах какого-то зарубежного центра. Надо было установить, какого. Чтобы не спугнуть главаря террористов, взрывчатку нашли якобы «случайно», затеяв стройку рядом с сараем. Вскоре после этого Вернер поехал в Москву. Штаркман сел на тот же поезд. Слежка, устроенная в столице, позволила установить: Вернер встретился с одним из секретарей германского посольства. И по возвращении в Кировоград немца арестовали…

Иными словами, читатель, в 1934 году гитлеровцы, побыв у власти какой-то год, уже закладывали у нас диверсионно-террористическую сеть, используя для этого немецкую диаспору – пятую колонну! В тридцать четвертом, когда абвер был еще мал и слаб, когда Канарис еще не стал его шефом. В 1934-м, когда в Вильгельмсхафене только-только открылась первая спецшкола абвера для подготовки агентов-диверсантов. Когда только в 1936-м абвер наладит взаимодействие с иностранным отделом нацистской партии на предмет создания агентуры в диаспоре? Вы можете представить себе, что немцы делали не в СССР? Они действительно создавали сеть террористических структур. А уж о более поздних годах и говорить нечего. Абвер заработал на полную катушку!

То есть, немцы для своих триллер-войн смогли вовремя создать отличную систему разведки, диверсий и террора. Канарис с самого начала считал, что сбор сведений – это не главная задача его ведомства. Прежде всего нужно овладеть рычагами активного воздействия на правящие элиты других стран, раскинуть сеть агентуры в правящих кругах за рубежом, двигать своих людей во власть. Тогда это действительно было чем-то неслыханным и невиданным.

Другой важнейший шаг на опережение эпохи сделал шеф люфтваффе Герман Геринг. Он первым создал мощную службу перехвата и расшифровки радио-, телефонных и телеграфных сообщений – Форсшунгамт, разместившуюся в здании Рейхсминистерства авиации. Геринг, будучи весьма умным человеком, в 1933-м ухватился за предложение старого дешифровальщика-нациста, возглавлявшего криптографический центр еще в вейсмарском рейхсвере. Благодаря новому агентству собирал обширную информацию внутри и вне Германии, получив в свои руки прекрасное оружие и военного, и экономического характера. Он мог работать и по заказам других ведомств.

Очень сильная крипотоаналитическая служба работала в главном штабе нацистских ВВС – Служба наблюдения. Позже, вскрыв шифры британского Адмиралтейства, немцы смогут с ошеломительной точностью наводить свои подлодки на союзнические конвои. Огромную роль сыграл отдел «Z» – служба дешифровки немецкого министерства иностранных дел, вскрывшая коды переписки дипломатов 34 государств. Иными словами, немцы смогли понять, какую магическую силу в войне дает информация.[6]

В этом смысле немцы смогли до 1941 года опередить весь мир. В 1929-м госсекретарь США, скажем, распорядился распустить американскую дешифровальную службу из-за ее безнравственности: джентльмены, мол, не читают чужих писем. Англичане в тридцатые запустили своё шифровально-«прослушивательное» дело, застыв на уровне Первой мировой. Лорд Маунтбэттен, английский энтузиаст в области шифрования и скрытой связи, чуть не надорвался, пытаясь в те годы убедить тупых и консервативных британских адмиралов в том, что нужно обеспечивать скрытность сообщений и переходить с ручных шифров на составляемые с помощью криптографических машинок (типа немецкой «Энигмы»). Но консервативные и недалекие вояки упорно не понимали важности этого дела. Когда ему удалось устроить испытания шифровальных машинок в море, моряки их забраковали – мол, они слишком сложны, могут отказать, не работают в плохую погоду. Но Маунтбэттен был уверен, что это – просто саботаж со стороны ретроградов и лентяев.

В 1938 году английские станции радиоперехвата «Y» испытывали сильнейший голод на квалифицированных специалистов. Станцию в Гибралтаре из-за этого просто закрыли. Доходило до анекдота: флот решил завести особую службу вольнонаемных радиооператоров-»слухачей» из числа уволившихся в запас связистов. Такую же, как в сухопутных войсках и авиации. Но вот беда: флот потребовал небольшую надбавку к жалованию радистов-перехватчиков за знание японской азбуки Морзе. В масштабах страны – какие-то гроши. И тут государственное казначейство (аналог Минфина РФ не только по функциям, но и по скаредности) уперлось рогом: мол, «слухачи» из ВВС и армии такой надбавки не имеют.

Даже в 1939 году британский флот с пренебрежением смотрел на службу радиоперехвата и дешифровки. Мол, немцы и итальянцы станут действовать в режиме радиомолчания. И нечего, дескать, тратится на содержание радиопеленгаторных станций! У французов положение было еще хуже. (Дональд Маклахлан. «Тайны английской разведки. 1939–1945». – Москва, Воениздат МО СССР, 1971, с. 93–95).

Немцы же все эти вещи развивали. Геринг и гитлеровский флот получили огромное преимущество перед Западом. Читая сообщения противников, немцы могли не только упреждать их действия и проводить успешные кампании на суше, но и точно знали, например, маршруты движения морских конвоев англичан, выставляя на их путях «завесы» из тихоходных субмарин. (Без радиоразведки и дешифровки медленные лодки просто не могли бы догнать и перехватить надводные корабли).[7]

Немцы смогли создать прекрасную службу высотной воздушной разведки, заменившей им нынешние системы космического шпионажа. По инициативе абвера в Люфтваффе возникла эскадра специального назначения Ровеля, ведшая скрытную аэрофотосъемку стран-потенциальных противников. Экипажи Ровеля, например, уже в 1937-м на высотных «хейнкелях-111» скрытно летали над СССР (тогда еще не было радиолокаторов для их засечения), собирая данные о наших промышленных объектах, системе шоссейных дорог и рельсовых путей, мостов, речных и морских портов. Самолеты-фоторазведчики долетали до Крыма и предгорий Кавказа. Серия полетов над нами была проведена в 1940-м – с фотографированием районов Мурманска и Архангельска. Они летали над Англией и Ирландией – и нащелкали столько снимков, что их собрание сорокового года в 90-е использовали для восстановления экологического облика Британских островов и разрушений, нанесенных за полвека местной природе. Летали ровелевцы и над Западной Европой.

Для сравнения: в начале Второй мировой английский флот безуспешно требовал от своих ВВС регулярной фоторазведки немецких баз на Балтике. И только в 1942-м (!) это дело было, наконец, налажено.

Заслуга немецкой разведки в успехах гитлеровских психотриллеров несомненна. Благодаря умной политике Гитлер смог получить огромное информационное преимущество перед противниками.

 

Волна психоза после успеха первых «триллеров»

 

Успехи немцев в Австрии и Чехословакии вызвали еще один глобальный психоз, выгодный Гитлеру. С 1938 года немецких агентов, диверсантов и пятую колонну стали видеть везде. Стал усиленно нагнетаться страх – причем с помощью самих «демократических обществ», без всякого участия собственно Германии. И этот страх прекрасно дополнял тот ужас, который вселялся в души при мыслях о возможных ударах немецких Люфтваффе.

Итак, только во Франции в 1939-м появляются на свет несколько книг, которые сеют панику заранее. Например, P.Dehilotte в бестселлере «Gestapo» утверждал, что в мире действует 20 тысяч отлично подготовленных агентов из Германии. Они, мол, создают склады оружия в Палестине и наводнили Францию, пользуясь при этом миниатюрными передатчиками, которые настолько малы и плоски, что их можно спрятать в кармане пальто или даже жилета. Это было полной чушью – ведь тогда электроника работала на громоздких и хрупких лампах, самые компактные передатчики размерами напоминали хороший чемоданчик, а портативные радиостанции появятся только с изобретением полупроводниковых транзисторов лишь в пятидесятые годы. Но этот бред, тем не менее, становился реальностью для множества читателей. А истерия разгоралась все больше. В 1938-м B.Gauthier в книге «La cinqueme colonne la paix du monde» подлил масла в огонь тем, что утверждал: среди нацистских агентов имеется столько же разновидностей, сколько есть среди насекомых. В 1939-м мосье P.Allard в опусе «Quand Hitler espionne la France» пугал Запад: дескать, Германия располагает армией в 20 миллионов немцев, живущих за ее пределами.

Эпидемия ужаса после лихих операций Гитлера в Австрии и Чехословакии катилась от страны к стране. В 1939-м англичанин Ф. Джоунз в книге «Нападение изнутри» сообщал, что немцы скупают земли в Северном Шлезвиге и занимаются отравлением колодцев. А, мол, в Канаде гитлеровцы только в одном из районов имеют 30 тысяч преданных членов нацистской партии. А лондонская газета «Ивнинг стандард» 16 февраля 1939 года возопила о том, что в старой доброй Британии скрывается четыреста агентов гестапо, среди коих есть и евреи – якобы бежавшие из Германии от расовых преследований.

Волна истерии докатывается и до Америки. В 1938 году в Нью-Йорке прошел процесс над группой людей, коих обвинили в работе на немецкую разведку. Пресса раздула их преступления до небес. Главный детектив тогда еще молодого Федерального бюро расследований США срочно состряпал захватывающую книгу, посвященную способам выслеживания вражеских агентов. Там он с полной серьезностью утверждал, что немецким шпионам удалось добыть самые большие секреты американских военно-морских сил. Заодно американцы спешно сняли и выбросили в прокат увлекательный фильм о том, какими способами работали на Гитлера разоблаченные шпионы. Подчеркнем: это было тогда, когда еще не существовало ни общедоступного телевидения, ни Интернета, которые могли бы превратить распространение страхов в неудержимую лавину!

В США началась лихорадка шпиономании. С 1 июля 1937 по 1 июля в ФБР США поступает 250 доносов на людей, которые, де, работают на Гитлера. В тот же промежуток времени с 1938 по 1939 год число «сигналов» подскакивает до 1651. И это творилось в Америке, отделенной от Германии огромными океанами. Представляете себе, до какого градуса доходили аналогичные процессы в будущих жертвах Гитлера – в Польше, Дании, странах Бенилюкса и в Британии? Какие дикие слухи ходили в этих соседях Германии?

Луи де Йонг, из великолепной книги которого мы взяли эти примеры, писал: «Было немало людей, которые, читая подобные сообщения или слушая высказывания по поводу них, недоверчиво покачивали головами. Но гораздо больше имелось таких, которые принимали все за чистую монету, без всякой критики. Таинственность событий вызывала страх и отвращение, однако она же действовала на воображение. Какие могли быть сомнения, если немцам так легко удалось подвести роковые подкопы под Австрию и Чехословакию? Они организовали закулисные заговоры, тайно засылали агентов, практиковали агрессию изнутри – вот что думали во всем мире об их действиях». (Л. де Йонг. «Немецкая пятая колонна во Второй мировой войне» – Москва, издательство иностранной литературы, 1958 г., с. 69–70).

Немцы в глазах всего мира превращались в опасных, вездесущих и дьявольски коварных существ. В тех же США в 1939 году вышел в свет сборник «Гитлер над Латинской Америкой», который предупреждал: наци готовятся создать цепь тайных баз подводного флота на Канарских островах и разрабатывают планы разрушения шлюзов на стратегически важном Панамском канале. Ведь это – очень легко сделать, после чего маневр американскими силами между Тихим и Атлантическим океанами страшно затруднится. Мол, случайно ли значительная часть южноамериканских воздушных линий обслуживается немецкими самолетами и экипажами? А тут еще союзники Германии, японцы, вовсю скупают рисовые плантации в Колумбии и Коста-Рике, в двух часах лету от Панамского канала. А плантации, де, выбираются исключительно на ровных участках местности – так, чтобы их можно было быстренько превратить в аэродромы. А вообще: в Перу у немцев под видом концессии уже есть тайная военно-морская база!

Справедливости ради стоит заметить, что почва под слухами была. Абвер действительно финансировал попытку национал-социалистического переворота в Чили в 1938 году. В том же году он поддерживал участников неудачной попытки военного путча в Бразилии, в случае успеха которого земли, населенные немецкими эмигрантами, должны были получить статус автономии. А к 1940-му немецкие авиафирмы действительно смогли монополизировать воздушные перевозки над Латинской Америкой…

24 февраля 1938 года командующий армейской авиацией США в интервью газете «Ивнинг паблик лидер» заявил, что в Южной Америке есть немало сочувствующих Германии людей, которые вполне способны подготовить аэродромы и заготовить достаточно бомб и горючего. Так, чтобы при вторжении немцев в Латинскую Америку передать все эти накопления гитлеровцам.

Гитлер через великолепную службу АПА отслеживал эти слухи – и очень умело их подогревал. В апреле 1938-го фюрер Третьего рейха совершает блестящую психологическую операцию, призвав всех немцев, живущих на чужбине, принять участие в выборах в парламент-рейхстаг. И для этого он посылает корабли с избирательными урнами и бюллетенями к границам южноамериканских республик. Они становятся на якорь за пределами трехмильной полосы пограничных вод, таким образом не нарушая закона. А местные немцы на катерах и суденышках ходят к этим кораблям, дабы голосовать.

Вроде бы – ничего особенного, но мнение о страшной и вездесущей агентуре Гитлера только укрепилось!

«Всюду, где существовала свобода печати, люди имели возможность читать о немецкой пятой колонне сообщения в газетах или же слышать об этом по радио. Сначала такие сообщения появлялись лишь изредка – несколько раз в год; с 1938 года подобные вести стали печататься чуть ли не каждую неделю, а потом почти каждый день. Содержание многих газетных заметок не оставляло глубокого следа в сознании людей; их временно забывали, но они не улетучивались полностью из памяти», – пишет де Йонг (Указ. соч., с. 85–86).

Итак, Гитлер одержал еще одну победу – незримую, но очень важную. Германия в глазах всего мира превратилась в опаснейшего противника. Хотя на самом-то деле таковой вовсе не являлась. Так, численность воздушного флота рейха была невелика, у немцев было всего два десятка подлодок, военно-морские силы третьего разряда по боевому составу кораблей. У Гитлера не было ни единого авианосца, перспективы ядерного оружия обсуждались лишь пока самыми смелыми из ученых-теоретиков. Гитлер не имел еще ни крылатых ракет Фау-1, ни баллистических Фау-2. У него не имелось ни одного бомбардировщика, способного долететь до Америки через океан. Флот его «юнкерсов» и «хейнкелей» был, по сути дела, парком фронтовых бомбардировщиков с дальностью полета и бомбовой нагрузкой, достаточной разве что для рискованных рейдов на прижатую к Европе Англию. Радиус действия немецких истребителей даже по тем временам считался слишком малым. Численность немецкой агентуры в других странах тоже сильно преувеличивалась.

И, тем не менее, западный обыватель дрожал от страха! От страха перед тем, что он падет жертвой либо сатанинской сети немецких шпионов, саботажников и отравителей, либо погибнет от града бомб с небес.

Все мыслимые сценарии разных бед и катастроф оказались вбитыми в сознание западного человека еще до начала реальной войны. И это до боли напоминает нынешние дни. Скажем, сценарий с использованием пассажирских самолетов в роли крылатых ракет для террористических ударов был использован в нескольких книгах и фильмах-блокбастерах Голливуда задолго до сентября 2001-го. К этому сюжету прибегали и Стивен Кинг, и Том Клэнси. С семидесятых годов литература, кино и масс-медиа на все лады описывали возможные планы террористических нападений на США или Европу (биологическое, химическое, компьютерное), все эти леденящие душу сценарии со взрывами реакторов атомных станций и опасных химических производств, разрушением систем электроснабжения, плотин на реках и т. д.

А вы говорите, что история кого-то учит! Как ни крути, а Сверхновой России (Неоимперии, СССР-2) немецкий опыт окажется ох как ценен! В случае чего, конечно…

Но события 1938 – половины 1939 гг. оказались лишь прелюдией к куда более захватывающим операциям в стиле «технотриллер». Именно дальше во всей красе предстала гитлеровская стратегия: «Напугать до смерти – и взять голыми руками».

 

 

Глава 4. Первая расправа: Польша

 

 

 

Война спецназа и боевиков пятой колонны

 

В сентябре 1939 года немцы играючи расправились с Польшей. Авиация Геринга господствовала в небе. Эта скоротечная война стала триумфом «стратегии блицкрига», началом революции в военном деле, пример которой до сих пор вдохновляет американских стратегов. (Они хотят сотворить нынче подобную революцию).

В этой войне немцы постарались от души. Они применили не только танки и авиацию, но и пятую колонну, и дерзкие операции сил спецназначения. Они полностью использовали выгоды своего положения: ведь в Польше той поры (по выражению Станислава Лема – стране унылой и провинциальной) жили сотни тысяч немцев, попавших под власть Варшавы после отторжения некоторых районов от Германии в 1918 году. А еще – много западных украинцев, ненавидевших и поляков, и русских. Не случайно в 1938 году немецкая военная разведка-абвер создала учебные центры на озере Химзее (близ Берлина) и в Квентцуге под Бранденбургом, где готовились украинские диверсанты-оуновцы для операций против Польши и СССР. Появился центр для оуновцев юго-восточнее Зальцбурга в Дахштейнских горах. Здесь с 1 августа прошли подготовку 250 западноукраинцев, где их учили действовать мелкими подразделениями абсолютно самостоятельно. (Справедливости ради отметим, что Гитлер, не желая испортить отношения со Сталиным, этих бандеровцев в ход тогда не пустил).

Тайную подготовку с сокрушению Польши немцы начали уже в конце лета 1939 года. Под руководством майора Шмальшлегера в Польшу забросили несколько групп агентов-радистов. В глубокий тыл на парашютах опустился десант из «Добровольческого корпуса судетских немцев» – чтобы в «день Д» начать диверсии на транспортных узлах, дезорганизуя мобилизацию и передислокацию польской армии. Началось и вооружение подпольных боевых групп западноукраинских националистов и местных немцев, причем оружие для них Абвер ввозил через территорию сопредельной Румынии. В Польше понемногу распространялась шпионобоязнь. В одном только Торуньском воеводстве поляки арестовали 53 человека, сочтенных агентами гитлеровского абвера. С марта по август 1939-го в Польше оказалось рассмотрено шестьсот дел о шпионаже – вдвое больше, чем за все три предыдущих года!

23 августа 1939-го заместитель шефа абвера Канариса, генерал Лахузен подписывает совершенно секретную инструкцию № 1540/39. В ней прямо говорится: в Польше нас поддержат представители национальных меньшинств. Их боевиков можно использовать в форме регулярной польской армии. Можно посылать их для захвата отдельных населенных пунктов под видом беженцев. А можно и бросить их в дело как парашютистов – либо в немецких военных комбинезонах ВДВ, либо в гражданской одежде.

Оружие и экипировку для таких боевиков нужно размещать на дивизионных пунктах базирования. Захватывая в плен солдат польской армии, нужно создать временные прифронтовые сборные пункты. Туда же надо отправлять и тех, кто сдался наступающим частям вермахта добровольно. Представителей национальных меньшинств необходимо тут же отделять от собственно поляков. Организацию как базы снабжения для боевиков, так и сборного пункта (оба – при дивизии) возлагается на старшего офицера службы разведки и контрразведки дивизии. Лахузен позаботился и о тех, кто уже действует в тылу поляков (группы саботажа и военные организации). Поскольку оповестить их всех об изменениях в системе опознавательных знаков и паролей невозможно, они могут попасть в руки наступающих немецких частей. Чтобы сгоряча их к стенке не поставили, абвер распорядился обращаться с ними не как с пленными, а как с поднадзорными – до выяснения всех обстоятельств.

Армия тотчас выпустила на основании этой инструкции памятку для немецких солдат. В ней четко говорилось: в Польше – много наших. Они будут помогать Вермахту. Они начнут переходить на его сторону с оружием и снаряжением. Не исключено, что впереди армии будут действовать специальные подразделения из польских нацменьшинств (немцев, чехов и украинцев), не одетые в немецкую военную форму. Их задачи – захват, удержание и разминирование важных мостов, диверсии в тылу польской армии. Для того, чтобы не спутать их с врагом, разработана система специальных отличительных знаков. Например, у них будут носовые платки с желтым кругом в центре или светло-голубые нарукавные повязки – тоже с желтой окружностью. Не исключено, что боевики окажутся одетыми в серо-коричневые комбинезоны с эмблемой стилизованной гранаты в желтых петлицах или нацепят на рукава повязки со свастикой. Общий пароль для всех боевых групп из польских немцев, чехов, украинцев и русских – «эхо» (это слово одинаково звучит на их языках).

Особо оговаривалось: не все польские немцы смогут уклониться от призыва в польскую армию, а часть из них будет выполнять в ней секретные задания Берлина. Поэтому нужно бережно отделять неполяков из общей массы взятых пленных…

Сама эта памятка превратилась в сильное психологическое оружие. Буквально через два дня после начала боевых действий экземпляр этого документа попал в руки поляков, нашедших его в сбитом над Познанью самолете. И мы еще увидим, какую волну слепой паники принесет эта бумага…

 

 

Урок для нас сегодня:

Таким образом, Гитлер с самого начала готовился вести войну, наплевав на все Женевские конвенции и западные правила. Нужно воевать в гражданской одежде – будем воевать! Это – преступление по правилам «цивилизованного мира»? Не волнует! Победителя не судят. Да, есть над чем подумать сегодня. Представьте себе: Запад на нас напал – а в его тылу начинают оперировать отряды, одетые либо в «гражданку», либо в форму полиции, в мундиры солдат армий НАТО, какого-нибудь управления по борьбе с оборотом наркотиков.

Учтем еще один урок: у немцев нашелся вождь, не испугавшийся взять на себя всю полноту ответственности за такие решения. Лидер, не испугавшийся никаких международных трибуналов и «осуждения цивилизованного мира». Поэтому и немецкие военные действовали так эффективно. Ведь они тоже могли не опасаться – вождь не «подставит» их, не скажет «А я об этом не знал», не свалит вину на офицеров. И этот фактор решительного лидера, как оказалось, утраивает силу и решительность армии и спецслужб.

 

Таким образом, немцы в конце августа тридцать девятого начали войну в стиле «экшн» – динамичную, ошеломительную, ломающую все правила. Скрещение действий быстро подготовленного спецназа с операциями пятой колонны повергли поляков в шок и растерянность. Историю Польской кампании читаешь как захватывающий боевик…

Начал войну гитлеровский спецназ. Вот всего лишь один пример его деятельности, о котором написал Александр Уткин в «Независимом военном обозрении»:

 

«…Накануне нападения нацистской Германии на Польшу в 1939 г. большая группа немецких диверсантов (до 80 человек) под командованием обер-лейтенанта Граберта проникла на польскую территорию. Ранним утром 1 сентября они оказались на железнодорожном вокзале города Катовице и смешались с толпой пассажиров. Как только польские саперы, получившие сообщение о германском вторжении, начали минировать центр управления движением, они тут же были атакованы переодетыми немецкими военнослужащими, открывшими стрельбу из автоматов и забросавших поляков ручными гранатами. В это время другие диверсанты вызвали панику среди гражданских лиц на вокзале. В результате крупнейший в юго-западной Польше железнодорожный узел в тот же день достался частям вермахта в целости и сохранности…»

 

Катовице – это промышленный и шахтерский район, Силезия. Земля, которую немцы считают своей. Здесь немцы с началом войны подняли восстание местных соплеменников. Как пишет Луи де Йонг, абвер подготовил группу из пятисот боевиков-судетских немцев. Как вы помните, их готовили для операции против Чехословакии в тридцать восьмом. Чего ж таким кадрам пропадать? И вот пятьсот судетцев просочились в польскую Силезию перед началом немецкого наступления. Они пересекали кордон, переодевшись шахтерами и заводскими рабочими. Заранее были установлены связи с силезскими немцами и их подпольной боевой организацией. И когда началась война, они вместе подняли восстание. Четыреста боевиков захватили Катовице еще до подхода немецких регулярных частей!

В Данциге бригада диверсантов под командованием генерала Эберхардта атаковала офисы польских чиновников ранним утром 1 сентября. Город перешел под контроль гитлеровцев!

Впрочем, были и другие дерзкие операции сил специального назначения. 31 августа штурмовая группа абвера напала стратегический мост через Вислу в Диршау – километрах в двадцати к югу от Данцига. Но поляки все же успели подорвать мост. Таким же манером гитлеровцы овладели железнодорожным мостом у Грауденца в шестидесяти километрах южнее. Оба моста связывали Германию с Восточной Пруссией (тогда она была в составе Рейха, а не СССР-РФ). В обоих случаях нападение на охрану мостов совершили парашютисты и пехотинцы, переодетые в форму мирных железнодорожников.

Другой отряд вывел из строя электростанцию в Хожуве. Зачем? Поляки хотели использовать ее энергию для взрыва заложенных фугасов. Третья группа в 360 бойцов захватила железнодорожный туннель на яблунковском перевале близ границы с Чехословакией, соединяющий долины рек Ваги и Одера.

Первый ошеломительный удар «из подполья» был нанесен. Шок и трепет для поляков обеспечили. И началось!

 

Рождение Нового Оружия

 

Пока в Польше то здесь, то там вспышками проявлялись операции диверсантов, на Польшу, рокоча моторами, устремились танковые и механизированные соединения Гитлера. Разящие удары наносили люфтваффе. И тут мы видим редкое сочетание: новая стратегия чисто военных действий сочеталась с психоударами, с войной спецназа в стиле наших дней.

Гитлер в очередной раз преодолел Реальность, действуя вопреки всем представлениям о войне. Казалось бы, воевать нельзя – ведь в тылу остаются союзники Польши, англичане и французы. Они неминуемо должны встать на защиту поляков. Да и друг Муссолини сообщил фюреру, что в этом случае он не сможет оказать Гитлеру военной поддержки. Но фюрер наплевал на все, рассчитывая на молниеносный успех!

В 2001 году в сборнике «Урал индустриальный» появилась интереснейшая статья двух авторов – «Технологическая интерпретация истории Второй мировой войны» В. Алексеева и С. Нефедова.[8] Там – суть «молниеносной» революции в военном деле, совершенной Гитлером.

«Наше время является временем пересмотра привычных взглядов, временем поиска новых подходов к оценке исторических событий. Предлагаются новые теории и заново рассматриваются старые, те, что были когда-то отвергнуты по политическим или иным мотивам. Одной из таких отвергаемых прежде и воскрешенных ныне теорий является диффузионизм – концепция истории, весьма популярная в 20-х и 30-х годах нашего столетия. Как известно, создатель этой концепции Фриц Гребнер считал, что сходные явления в культуре различных народов объясняются происхождением этих явлений из одного центра. Последователи Гребнера полагают, что важнейшие элементы человеческой культуры появляются лишь однажды и лишь в одном месте в результате великих, фундаментальных открытий. В общем смысле, фундаментальные открытия – это открытия, позволяющие расширить экологическую нишу этноса. Это могут быть открытия в области производства пищи, например, доместикация растений, позволяющая увеличить плотность населения в десятки и сотни раз. Это может быть новое оружие, позволяющее раздвинуть границы обитания за счет соседей. Эффект этих открытий таков, что они дают народу-первооткрывателю решающее преимущество перед другими народами. Завладев новым оружием, народ, избранный богом, начинает расселяться из мест своего обитания, захватывать и осваивать новые территории. Это продвижение приобретает характер волны завоеваний; народы, подвергшиеся нашествию, либо истребляются, либо подчиняются пришельцам и становятся их рабами и данниками…

Первой исторически зафиксированной волной завоеваний было великое арийское нашествие XVIII–XVI веков до н. э. – в это время арии заняли Восточную Европу, прорвались на Ближний Восток, завоевали часть Индии и Ирана. Первопричиной этой грандиозной Волны было изобретение боевой колесницы; боевая колесница была фундаментальным открытием ариев, их всепобеждающим новым оружием. Другой пример фундаментального открытия – освоение металлургии железа. В середине VIII века до н. э. ассирийский царь Тиглатпаласар III создал тактику использования железа в военных целях – он создал вооруженный железными мечами «царский полк». Это было фундаментальное открытие, за которым последовала волна ассирийских завоеваний и создание великой Ассирийской державы…

Таким образом, культурно-историческая школа представляет историю как динамичную картину волн завоеваний, порождаемых происходящими в разных странах фундаментальными открытиями. По существу речь идет о технологической интерпретации исторического процесса, о том, что исторические события определяются не чем иным, как развитием техники и технологии – и в особенности военной техники

…Новое оружие обеспечивает его обладателям решающее преимущество перед другими народами, и история дает очень мало примеров битв, в которых, народу, подвергшемуся нашествию, удавалось остановить Волну…

В период между двумя мировыми войнами многие военные теоретики говорили и писали о том, что использование танков приведет к перевороту в военном деле. Однако военное руководство обычно стояло на консервативных позициях: «Ни во Франции, ни в Англии не сознавали последствий этого нового обстоятельства», – признавался Уинстон Черчилль. В Советском Союзе предпринимались попытки создания механизированных корпусов, но отсутствие надежной радиосвязи привело к тому, что эти корпуса оказались неуправляемыми; в сентябре 1939 года они едва не заблудились на просторах Западной Украины и через месяц были расформированы. Последовательная работа по созданию нового оружия велась лишь в Германии – поэтому его создателем можно по праву назвать командующего одной из первых немецких танковых дивизий, генерала Гейнца Гудериана. В 1937 году Гудериан опубликовал книгу «Внимание, танки!», в которой описал стратегию, которую позже стали называть «блицкригом», «молниеносной войной».

Идея блицкрига заключалась в том, что танковые колонны внезапно, без артподготовки, обрушиваются на узкие участки вражеской обороны, взламывают ее и выходят на оперативный простор. Они стремительно движутся по дорогам в тылу противника и смыкают клещи в глубине вражеской территории. Армии противника оказываются в окружении, без боеприпасов, без связи, с нарушенным управлением; солдат противника охватывает паника – и через некоторое время они вынуждены капитулировать. Огромная роль в блицкриге отводилась взаимодействию танков и авиации; самолеты-штурмовики должны были постоянно сопровождать колонну танков и расчищать ей дорогу. Авиация выбрасывала десанты, чтобы захватить мосты на пути движения; транспортные самолеты обеспечивали снабжение боеприпасами и в случае необходимости – горючим. Танки сопровождала пехота на бронетранспортерах, а вслед за танковыми дивизиями следовали моторизованные дивизии, создававшие внутренний фронт окружения. Едва ли не главным в этой стратегии было поддержание устойчивой радиосвязи; каждый немецкий танк имел рацию; танки постоянно поддерживали связь с авиацией и наводили ее на цель, а авиация сообщала танкистам обо всех передвижениях противника.

Таким образом, идея блицкрига не сводилась к танковому прорыву; новым оружием, изобретенным Гейнцем Гудерианом, был не просто танк, а тактика использования танков во взаимодействии с авиацией и мотопехотой. При этом ставка делалась не на огневую мощь, а на скорость и маневренность; все подчинялось принципу «быстрее вперед!» – поэтому пехота была посажена на бронетранспортеры, а вместо артиллерии использовалась авиация. Это была рискованная стратегия; она требовала, чтобы все танки были отняты у пехотных дивизий, собраны в танковые корпуса и использовались в первом ударе. В отличие от французских и русских дивизий, немецкие пехотные дивизии не имели танков – поэтому немецкая пехота была заведомо слабее пехоты противника. Пехоте предназначалась пассивная роль; она должна была держать фронт окружения до тех пор, пока у противника не кончатся боеприпасы.

На больших маневрах осенью 1937 года Гудериан продемонстрировал Гитлеру и Муссолини всю мощь идущей на прорыв танковой армады. Впечатление было сильным, Гитлер назначил Гудериана командиром первого немецкого танкового корпуса и поручил ему руководить танковыми войсками при оккупации Австрии. Была развернута программа строительства бронетанковых соединений; войска получали танки новых типов, было налажено производство бронетранспортеров. Появились самолеты, которые должны были поддерживать пехоту и танки – знаменитые пикирующие бомбардировщики Ю-87. В ноябре 1938 года Гудериан был назначен генерал-инспектором бронетанковых сил, и Гитлер в личной беседе обещал ему всяческую поддержку в создании нового рода войск. Однако верховное командование вермахта не верило в возможности нового оружия и считало Гудериана авантюристом. Все начинания генерал-инспектора встречали упорное сопротивление главнокомандующего Браухича и начальника генштаба Гальдера; в преддверии войны с Польшей Гудериана отправили в войска простым корпусным командиром. Браухич и Гальдер были не одиноки в своем консерватизме, военное руководство других стран также скептически относились к возможностям массированного применения танков. Таким образом, сложилась парадоксальная ситуация: накануне второй мировой войны никто не знал о существовании нового немецкого оружия – и сами немцы не сознавали его возможностей.

Сегодня, зная о произошедшем впоследствии, многие склонны обвинять политиков в близорукости и ошибках. Однако в те времена никто не мог представить того, что произойдет в ближайшем будущем – никто не знал о существовании нового оружия. Военные и политические деятели исходили из старых представлений о мощи европейских армий. В соответствии с этими представлениями сильнейшей из этих армий была французская; Черчилль считал ее «наиболее подготовленной и надежной мобильной силой в Европе». Польская армия считалась сильнее русской – ведь поляки одержали верх в войне 1920 года, поэтому Англия и Франция предпочитали иметь в союзниках не Россию, а Польшу. Германская армия находилась еще на стадии формирования, и фюрер говорил своим генералам, что не собирается начинать войну раньше 1943 года. В 1939 году немецкие генералы считали войну гибельной: они не верили, что удастся одержать быструю победу над Польшей. Поляки, со своей стороны, были уверены, что выдержат удар немцев: французы обещали им, что на 15-й день войны перейдут в генеральное наступление на западном фронте.

Многие западные историки полагают, что Англия своими необдуманными действиями спровоцировала Гитлера напасть на Польшу. Однако Гитлер смог решиться на это, лишь заключив соглашение с Россией; он убедил немецких генералов в том, что Россия ударит в тыл полякам – и они одержат быструю победу. Сталин, в свою очередь, был уверен в том, что заключает выгодную сделку: он получит часть Польши, а на западе начнется долгая война между врагами России. Все действовали из традиционных представлений – никто не предвидел грядущих событий, никто не знал, что в руках Германии находится новое оружие.

Гитлер до последнего момента рассчитывал, что ему удастся избежать мировой войны. Очевидцы утверждают, что при известии об английском ультиматуме фюрер едва не упал в обморок – но вскоре его настроение заметно улучшилось. Побывав в корпусе Гудериана, фюрер был восхищен быстротой его продвижения и тем, что оно проходит почти без потерь. Новое оружие начало действовать – это было настолько неожиданно, что немцы сами удивлялись своим успехам. 600 танков 16 танкового корпуса с ходу прорвали польскую оборону и, пройдя за 8 дней 240 километров, подошли к Варшаве; корпус Гудериана за две недели преодолел 700 километров и достиг Бреста. 16 сентября польское правительство бежало в Румынию; окруженные в нескольких «котлах» 700 тысяч польских солдат положили оружие. «Успехи войск баснословны», – писал начальник германского генштаба генерал Гальдер. Потери германской армии были минимальными – 8 тысяч человек.

Многие историки и политики обвиняли Францию в том, что она не оказала помощи Польше – но в действительности, французская армия просто не успела этого сделать; новое оружие разрушило все планы. Многие историки удивляются тому, что затем началась «странная война» – но в действительности, в этой войне не было ничего необычного. Странная война – это была обычная окопная война образца 1914-18 годов; в те времена зимой на фронте всегда наступало затишье, противники не вели активных операций. «Странной» эта война стала лишь впоследствии, по контрасту с тем, что происходило позже – новое оружие изменило восприятие войны и ее характер, боевые действия стали вестись и зимой.

Французские генералы воевали как двадцать лет назад, они еще не поняли, что произошло в Польше. Но Гитлер сразу осознал, что в его руках находится новое оружие. Его первой реакцией был восторг, второй – желание как можно быстрее атаковать Францию. Однако блицкриг в Польше не убедил немецких генералов: они продолжали хранить осторожность, они говорили, что Франция – это не Польша. Браухич и Гальдер воевали как двадцать лет назад, они всячески оттягивали наступление на Западе: они, как и раньше, считали его гибельным. Чтобы предотвратить «гибель Германии», немецкие генералы составили заговор против фюрера – такого еще не было в германской армии. В других странах так же не верили, что немцам удастся повторить блицкриг на полях Франции: никто, кроме Гитлера (и Гудериана), еще не верил во всемогущество нового оружия. «Я почти один в германской армии верил в это», – писал Гудериан…»

Действия немецких ВВС в Польше тоже ошеломляли современников. Многое делалось впервые. Впервые Геринг придумал для тесной связи Люфтваффе и сухопутных частей передать наземным генералам 228 легких самолетов для связи и наводки ударов. Впервые немецкая авиация наносила упреждающий удар для уничтожения неприятельской авиации на земле. В первый же день яростные, продуманные налеты немцев на польские авиаузлы Львова, Катовице, Кросно, Варшавы и Кракова покончили с организованным сопротивлением польских ВВС. Впервые авиация немцев громила узлы коммуникаций и подавляла телефонно-телеграфную связь, делая невозможной организованную оборону. Уже через неделю гитлеровские летчики безжалостно уничтожали любой автомобиль на дорогах. Польская армия как единое целое уже не существовала.

Именно авиация помогла немцам покончить с единственной польской попыткой нанести сильный контрудар по немецким сухопутным войскам на реке Бзуре. Ожесточенные налеты и штурмовки рассеяли и деморализовали польский ударный кулак.

И в этом случае чисто военный эффект совмещался с психологическим. Воющие, несущие смерть самолеты поражали противника не только металлом и взрывчаткой, но и страхом.

Более того, жестокие и решительные действия авиации Геринга, кажется, парализовали волю Лондона и Парижа. «В Англии ожидали нападения с неба. Британский комитет обороны подсчитал, что бомбардировки Лондона будут продолжаться два месяца и за это время шестьсот тысяч человек будут убиты и около миллиона – ранены. С мрачной деловитостью правительство заказало тысячи дешевых гробов… для будущих жертв люфтваффе…» (Г.Мэйсон. «Прорыв в небо. История Люфтваффе» – Москва, «Вече», 2004 г., с. 228). Смотрите: немцы просто физически не могли вести воздушную войну против Англии во время польской операции. Их просто на это не хватало! А поди ж ты – как действовал их ужасный образ!

И это был личный триумф Гитлера-новатора, ставшего величайшим полководцем ХХ столетия. Впрочем, вот вам картинка с натуры, так сказать.

«…Штаб-квартира фюрера переместилась в Сопот, известный курорт на Балтийском море. Отсюда Гитлер и Гиммлер, в сопровождении своих ближайших военных советников, несколько раз посетили прифронтовую местность, пользуясь для этого бронированными «мерседесами». Они исколесили весь север Польши вплоть до линии фронта, где главные силы отчаянно защищавшейся польской армии еще оказывали сопротивление…

…Недалеко от Варшавы мы сделали промежуточную посадку. Гитлер захотел осмотреть польские бронепоезда, которые лежали на путях, разрушенные немецкими бомбами. Линейкой с дюймовыми делениями он измерял толщину броневых плит, изучал расположение орудий и повреждения, нанесенные бомбами. Он все облазил лично, делая по пути замечания об усовершенствованиях, необходимых для немецких бронепоездов, а генерал-полковник Кейтель карабкался за ним, потея и отдуваясь.

Под Варшавой мы наблюдали боевые действия артиллерийских частей. Ударные группы пехоты уже пробились к городским окраинам. Пушки вели огонь изо всех калибров, и над Варшавой стояло тяжелое облако серого дыма. Все новые эскадрильи бомбардировщиков, как стаи ос, кружили над полем боя. Время от времени неподалеку от нас разрывался то один, то другой польский снаряд, но на просьбу отойти подальше от линии огня Гитлер делал отрицательный жест рукой», – написал в своих воспоминаниях Вальтер Шелленберг (Указ. соч., с. 66–67).

Н-да… Я как то пытался представить себе Ельцина или Путина, оторвавших свои драгоценные задницы от престола и выехавших в Чечню на несколько дней. Все хотел представить себе, как они на вертолетах посещают ее районы, как лазят по подбитым танкам и бронетранспортерам, изучая их повреждения, давая советы генералам насчет того, как сохранять жизнь русского солдата. Но как-то не представлялось! Вот почему война в Чечне идет уже второй десяток лет, а немцы крушили своих врагов за считанные недели. Ну, да черт с ними, нашими нынешними «царями». Вернемся к главной теме.

Разгром Польши дал Гитлеру колоссальную силу. Он смог «задвинуть» старых, консервативных генералов, выдвинув на острие атаки командиров новой волны – таких же «молниеносцев», как и сам фюрер. В польской кампании появилось великолепное дополнение к формуле «ВВС + спецназ + пропаганда + «пятая колонна» + террор» – интегральная танково-механизированная стратегия Гейнца Гудериана. Это было то, что позволило немцам вести войну на безумной скорости, не оставляя противникам, застрявшим в прошлой эпохе, ни малейшего шанса на успех. По сути дела, гитлеровцы получили в руки Новое Оружие. С чем это сравнить? Пожалуй, только с изобретением железного оружия, которое позволило его изобретателям-ассирийцам сокрушать всех на своем пути – потому что противостояли им цивилизации всего лишь с оружием из непрочной бронзы. Напрашивается даже более фантастическое сравнение. Представьте, что в нашу эпоху вторгаются пришельцы из будущего. Вторгаются с бластерами, психотронными генераторами и антигравитационным оружием, безбожно уничтожая нынешние авианосцы, спутники, реактивные самолеты с самонаводящимися ракетами….

Падение осажденной Варшавы ускорил удар с воздуха. Когда в середине сентября немцы подступили к городу, поляки приготовились драться, перегородив улицы баррикадами, превратив дома в крепости. Но немцев не устраивала перспектива ожесточенных уличных боев с неизбежными потерями.

 

«…И только тогда на сцену вышли Люфтваффе. В 8 часов утра 25 сентября в небе над Варшавой появилось множество самолетов. Рядом с пикирующими и обычными бомбардировщиками, сбрасывавшими свой смертельный груз на город, вдруг появился транспортный самолет Ju-52 с грузом зажигательных бомб. А два солдата с картофельными вилами вручную выбрасывали связки этих бомб за борт.

Генерал-майор фон Рихтгофен, которому Геринг доверил единое управление Люфтваффе в наступлении на Варшаву, имел в распоряжении восемь авиагрупп, насчитывавших 240 машин Ju-87В, однако воспользоваться он ими не мог – пикирующие бомбардировщики не были приспособлены для сбрасывания зажигательных бомб. Для выполнения этой задачи не хватало и сотни Do-17. В конце концов, вместо затребованного Рихтгофеном авиаполка Не-111 ему дали лишь пресловутую группу транспортных самолетов…

Уже во второй половине дня в небо над Варшавой взмыло облако дыма высотой до 3500 метров и медленно поплыло вверх по течению Вислы……400 машин за три или четыре налета сбросили на Варшаву 560 тонн фугасных и 72 тонны зажигательных бомб. С наступлением темноты над пылающей столицей… встало багровое зарево пожаров.

…На следующий день после этого опустошительного налета поляки предложили капитуляцию, а утром 27 сентября она была официально подписана…»

(Каюс Беккер. «Люфтваффе: рабочая высота – 4000 метров» – Смоленск, «Русич», 2004 г. – с. 77–79).

 

Словом, налет разрушил не город, а волю поляков к борьбе. А кадры пылающей Варшавы потом облетят весь мир, усиливая трепет перед Гитлером в сотнях миллионов сердец.

Гитлер пребывал в восторге. Еще бы! Сильный противник повержен в рекордный срок – а Германии не пришлось голодать и бедствовать, отдавая все фронту. Не пришлось брать города, заваливая их улицы телами погибших солдат. Не понадобилось ни громадных материальных резервов, ни колоссальных запасов горючего и боеприпасов. Война в стиле заговоров, психологических воздействий, воздушного террора и спецопераций получила великолепное дополнение в виде танково-механизированных прорывов и охватов.

И буйная фантазия понесла Гитлера дальше. Стратегия блицкрига после Польши обогащается. Почему Гитлер опережает время? По сути дела, он действует (если следовать определению современного выдающегося философа Сергея Чернышова), как предприниматель постиндустриальной эпохи, который действует в глобализированном мире, где больше нет границ между политикой и экономикой, войной и бизнесом. По Чернышову, предприниматель – это маг и социальный конструктор, который создает новую реальность. Предпринимательство – это способ деятельности, при котором человек из совокупности ресурсов в окружающем мире (сырья, конкретных бизнесов, политических связей, собственных знаний, социокультурных особенностей среды, идей и мировой экономической динамики) складывает новый продукт. Причем не только экономический, но и социальный, и политический. Предприниматель использует имеющиеся вещи – банки, чьи-то компании и заводы, партии, предрассудки и убеждения – как детали конструктора.

Точно так же Гитлер строил свою чудесную блиц-стратегию. И вот почему его опыт до сих пор ценен в условиях нашего времени.

Немецкий лидер намного опередил время, избрав первой мишенью для серьезного удара Польшу – страну не перворазрядную, но в глазах всего мира довольно развитую. Напомним, что поляки тогда, в отличие от большинства стран, имели и собственное авиастроение, и танковую промышленность. Но при этом были намного слабее Германии. Польша в данном случае предвосхищала другую относительно развитую страну, которой устроили показательную казнь – Ирак 1991–2003 годов. Как и американцы много лет спустя, Гитлер в назидание остальным растер «удобного» противника в порошок. Так что и здесь мы сталкиваемся с психовойной высшего порядка.

Гитлер же проницательно осознал: нельзя на войне доверяться генералам. Во-первых, военные профессионалы в основной массе косны и консервативны. Им кажется, что минувшая война есть верх развития мысли, и потому они практически всегда готовятся не к будущим, а к прошлым битвам.

Во-вторых, генералитет все больше приобретает черты типичной бюрократической структуры, которой гораздо важнее не быстрый результат (победа), а сохранение и приобретение социальной значимости. С чем это сравнить? Пожалуй, с существованием утрированного Министерства энергетики. Ему что нужно? Залить страну дешевой энергией с наименьшими затратами, что ли? Черта с два! Ему важно строить как можно больше дорогих электростанций-гигантов, вырывая у общества как можно больше бетона, стали, рабочих рук и денег. Чем грандиознее и дольше стройки – тем большими ресурсами придется рулить, тем выше вес чиновников, тем больше кабинетов, департаментов и подчиненных они смогут получить. Появись изобретатель с машинкой, которая сможет заменить собой гигантскую электростанцию, такое Минэнерго его первым в землю зароет, понеже изобретение уничтожает всю отлаженную систему.

Точно так же дело обстоит и с генералами. Дай им волю – и война затянется надолго. Ибо «когда снаряды рвутся днем и ночью, быстрей дают чины и ордена». Пока идет война, можно выдвигаться, повышать статус, управлять гигантскими людскими и материальными массами. Чтобы понять это, достаточно вспомнить, в какую бойню превратили Первую мировую английские и французские генералы, а также – выкрутасы «гениального» маршала Жукова. Чем богаче страна ресурсами – тем больше ее генералы напоминают кровавых мясников, затягивающих любимое удовольствие. У американцев было так же: знаменитый полководец Севера в Гражданской войне 1861–1865 годов, генерал Грант, обладая огромным преимуществом над южанами в людским и материальных ресурсах, действовал на удивление «жукоподобно». Если южане, стесненные во всем, ставили на красивые полководческие решения и дерзкие операции, то Грант давил массой, бил в лоб, заваливая трупами своих солдат позиции противника. Впрочем, все это верно и для нынешних войнах. Советско-российский генералитет с удовольствием затягивал и Афганскую, и Чеченскую войны, делая из них (и на них) свой «бизнес».

Не знаю, каким образом, но фронтовик Гитлер это «просек». Именно поэтому он стал выдвигать наверх смелых мыслью гудерианов и сам вмешивался в планирование операций, придавая им черты триллера и психологического шоу. Он понял, что там, где мысль старого генералитета будет ходить по шаблонным (затратным и долгим) путям, умный любитель найдет намного более эффективное, быстрое и малокровное решение. То, которое позволит сокрушить сильного противника.

Польша стала триумфом подобного подхода к делу. И режим Гитлера совершает еще одну гениальную новацию.

 

Кинооружие: «Крещение огнем»

 

Стремительный разгром поляков только подхлестнул всеобщий страх перед немцами. Уже в апреле 1940 года в Париже издается книга «Немецкое вторжение в Польшу», которая сеет ужас перед действием пятой колонны Гитлера. Польша, в которой жили сотни тысяч немцев, представлялась жертвой этих коварных внутренних врагов, которые совершали диверсии, поджоги, рвали связь и хитрыми способами указывали цели для бомбежек, наводя на несчастных поляков стаи ревущих гитлеровских пикировщиков и ударных самолетов.

Снова пошли слухи о передатчиках размером со спичечный коробок (которые реально появятся лишь в 1960-х). Западные газеты сообщали о тысячах немецких шпионов, помогавших наступающим дивизиям Гитлера. И, конечно, дикий ужас перед немцами нагоняли газетные фотографии и кадры кинохроники, развертывавшие картины жестоких авиационных бомбежек Варшавы. Заметим: именно яростные налеты на Варшаву окончательно сломили волю высшего руководства Польши, которое в панике бежало из страны.

Однако, как пишет Луи де Йонг, общественное мнение Запада все же успокаивало себя. «…Польша относилась к Восточной Европе. Разве поражение Польши не доказало, что эта «республика полковников», в сущности, совсем не демократическая, давно уже разложилась?».

 

 

Урок для нас сегодня:

Западники тогда (как и сейчас) смотрели на восточных европейцев как на «братьев меньших», как на существ второго сорта. Мол, они, конечно, не страшные русские, но и не вполне наши. На помощь терзаемой Польше Запад так и не пришел, хотя на то были и договоры, и торжественные обещания. Погибать за «неполноценных европейцев» европейцы первосортные (англичане и французы) совсем не рвались. И вряд ли, читатель, они будут класть свои головы сейчас, когда после падения СССР восточноевропейцы устремились в НАТО и Евросоюз.

 

Глядя на все это, Гитлер по-прежнему не считал происходящее новой мировой войной. Какая мировая схватка? Просто закончилась очередная спецоперация, следующая в цепи за австрийской, чешской и мемельской. Расчеты подтверждаются: психологические акции парализовали Англию и Францию. Всего за месяц новой Германии удалось захватить Польшу – тогда как Второму рейху кайзера на это понадобился год в кампании 1914–1915 гг. Потери были смешны (по меркам того времени, конечно) – только 8 тысяч немцев, цена какой-то недели боев в Первую мировую. Можно двигаться дальше!

И вот тут немцы совершили новаторский прорыв, дополнив прежние воздушно-психологические средства войны «оружием кино».

В начале 1940 года режиссер Ханс Бертрам под чутким руководством министерства пропаганды д-ра Геббельса выпускает роскошный, захватывающий фильм «Крещение огнем» – документальную ленту в стиле «технотриллер» и «реалити-шоу». Она рассказывает о молниеносных и беспощадных операциях немецкой авиации в Польше.

«…В начале «Крещения» зрителю сообщалось, что это фильм о действиях Люфтваффе в Польше. Съемки велись во время настоящих боевых действий.…Молодые Люфтваффе назывались в «Крещении» «мечом в небесах». Повествование ведется в оживленной манере, временами почти экстатической, по мере того, как развертывается прославление Германа Геринга и Люфтваффе. Фильм особо подчеркивает решающую роль ВВС в спасении человеческих жизней, обеспечении сухопутных войск разведывательной информацией и разрушении польских железнодорожных узлов и узлов связи. Один из самых впечатляющих эпизодов «Крещения» показывает, как скопление вражеских поездов уничтожается бомбометанием с низкого полета. Диктор неустанно подчеркивает, что самолеты Люфтваффе атаковали только военные сооружения…

…В фильме прославляется садизм немецких бомбардировщиков… На Польшу падали бомбы, а летчики Люфтваффе пели о том, как они пролетают над польской землей и бомбы сыплются градом «с небес на землю, где огонь и дым». Германа Геринга, в чьих руках была сосредоточена абсолютная власть над воздушными операциями, показывали вместе с Гитлером……К зрителям обращался лично Геринг, провозглашавший: «То, что Люфтваффе сделали в Польше, произойдет и в Англии, и во Франции». Фельдмаршал рекомендовал всем посмотреть этот фильм, заканчивающийся хоровым исполнением антибританских песен. Последний кадр изображал карту Британских островов, и последним звуком фонограммы был звук рвущейся бомбы. Публика покидала кинотеатры в приподнятом настроении», – написал в книге «Война, которую выиграл Гитлер» Роберт Герцштейн.

Особенно впечатляло то, как ВВС своими энергичными и жестокими бомбежками заставляли сдаваться целые города – и немецким войскам не приходилось заниматься их осадой, теряя тысячи товарищей убитыми, ранеными и искалеченными. Война становилась не изнурительной, затяжной, кровавой и голодной, а молниеносной и победоносной! Так сказать, малой кровью и решительными ударами можно побеждать, не особо напрягаясь.

И снова немцы опередили свое время. В «Крещении огнем» гитлеровцы предвосхитили американо-натовских пропагандистов, воспевавших эффективность и гуманность массированных налетов на разрушаемую Югославию весной 1999 года. В 1940-м этот фильм мог произвести гораздо больший эффект, если бы тогда уже были и Интернет, и спутниковое телевидение, и цифровые технологии, и массовая видеокультура. Однако тогда этого не имелось, и «Крещение огнем» больше послужило подъему немецкого воинственного духа, превращая Гитлера и Геринга в победоносных вождей нации, за которыми были готовы идти миллионы граждан рейха.

И все же немцы нашли способ применить фильм для психологических ударов по другим странам. Конечно, они не могли добиться того, что кинотеатры Европы и Америки включат «Крещение огнем» в свой репертуар. Но зато они принялись крутить его в посольствах, обрабатывая правящую верхушку Запада и его военных атташе. И мы еще покажем, как эта лента стала частью дерзкой операции по овладению Норвегией в апреле 1940-го.

Ну, а мы добавим: нынешние цифровые технологии и средства телекоммуникаций дают нам большие возможности для распространения фильмов подобного рода. Особенно там, откуда сверхновой России может исходить прямая военная угроза.

Однако давайте продолжим наше исследование природы современных «терроровойн»…

 

Рождение сил для новых войн

 

В 1959-м в Западной Германии вышла в свет книга с броским названием – «Засекреченные, разочарованные и все же верные навек». Неизвестный автор посвятил ее элите немецкого спецназа Второй мировой – подразделению «Бранденбург».

Польская кампания во всем блеске показала, чего могут добиться отряды особого назначения. А ведь они создавались и готовились немцами спешно, в считанные месяцы. А что, если поставить подготовку и использование сил специальных операций на постоянную, серьезную основу? Глава Абвера адмирал Канарис так и подумал. И 15 октября 1939 г. гауптман (капитан) фон Хипель получил от Канариса поручение: сформировать диверсионное подразделение под кодовым обозначением «Учебно-строительная рота особого назначения-800». Потом рота станет батальоном, потом – полком, а закончит свою историю как дивизия особого назначения. Так родился еще один инструмент психо-террористических войн нашей эпохи, силы специальных операций. Родился параллельно с другими его видами – пятой колонной, воздушным террором и сухопутной стратегией блицкрига. В тот момент «Бранденбург» стал Новым Оружием – предтечей корпуса Сил операций нынешних постиндустриальных США.

Канарис с самого начала определил уникальные задачи своего детища: действовать там, где еще не начали действовать регулярные войска или там, где они уже не в состоянии действовать. «Эти «еще не» и «уже не» предполагали, что правила и законы войны неприменимы к боевым операциям дивизии. Таких войск до этого никогда не знала германская армия», – написал о «Бранденбурге» автор нашумевшей книги 1959 года. С самого начала новый спецназ был призван работать, не считаясь с привычными законами и обычаями войны. «Немецкие солдаты, одетые в форму противника, проникающие в ряды чужой армии, чтобы вести бои в ее тылу – все это, конечно, не вязалось с обычными представлениями солдата о войне». «Метод глобального ведения войны с использованием переодетых в чужую форму войск, разработанный Канарисом, призван играть в будущем гораздо более значительную роль, чем до сих пор». (Цитируем по книге Д.Мельникова и Л.Черной «Двуликий адмирал» – Москва, Издательство политической литературы, 1965 г., с. 61–62).

Нужно признать, что гитлеровцы в этом отношении опередили и англичан, и американцев, и нас. Скажем, британцы только в 1940-м году приступили к созданию отрядов спецназа, подчиненных разведке. И то с каким скрипом шло дело! Господа генералы и адмиралы не желали брать на себя ответственность за такое сложное и скользкое дело. Да и наши, некогда опережавшие Германию в деле использования отрядов спецназначения, стали формировать ОМСБОН (отдельную мотострелковую бригаду особого назначения) при НКВД лишь после нападения Гитлера, в трагическом сорок первом. Спешно. Со многими огрехами и недоработками.[9]

Немцы же вовремя поняли, какие возможности в войне открывают регулярные, постоянные силы спецопераций. Они уразумели, насколько можно с их помощью экономить время, деньги и ресурсы, добиваясь молниеносных побед и психологического шока у противника. Уже в ноябре 1940 года «учебно-строительная» рота превращается в батальон особого назначения «Бранденбург-800». Интенданты вермахта принимаются тайно снабжать его комплектами бельгийского и голландского военного обмундирования. Ведь готовилась молниеносная кампания на Западе.

«Бранденбург» стал первым в истории подразделением, сформированным из людей чужой национальности или из тех, кто хорошо знал язык и обычаи стран, на которые собирались напасть гитлеровцы. Уже в сороковом батальон развернулся в полк. Первый его батальон квартировал в Бранденбурге и отчасти состоял из выходцев с советской территории. Потом, после начала войны с русскими, Канарис придаст этому батальону специальные отряды – «Нахтигаль» (из западноукраинских националистов) и «Бергман» («Горец» – из северокавказских любителей резать русских). Канарис и тут как в воду глядел, предвидя нынешнюю войну в Чечне. Помните, как на первом этапе ее в 1994–1996 годах против наших в трогательном единстве воевали чеченские боевики и бандеровские добровольцы? Второй батальон (дислоцированный в Дюрене, Рейнская область) состоял из уроженцев Эльзаса (французских немцев), а также из французов, бельгийцев и голландцев. Третий батальон, стоявший в окрестностях Вены, предназначался для операций в Юго-Восточной Европе и тоже состоял из боевиков, хорошо знавших тамошние языки. Как видите, батальоны развертывались на главных направлениях операций Германии. Немудрено, что потом, желая распространить диверсионно-террористическую войну на весь мир, абвер формировал при «Бранденбурге» индийский, афганский, германо-арабский легионы и особую персидскую роту. В этом смысле Канарис предвосхитил нынешнюю эру глобализации.

Но вернемся в позднюю осень тридцать девятого. Покончив с панской Польшей, немцы остановились. Настало время «странной войны» – затишья в октябре 1939-го-апреле 1940 годов. Ни Гитлер, ни его оппоненты тогда – в отличие от мудрого Сталина – не понимали, что началась Вторая мировая война. Гитлер воспринимал кампанию в Польше как четвертую успешную спецоперацию, идущую за австрийской, чехословацкой и мемельской (отторжение Мемеля-Клайпеды у «независимой Литвы» весной 1939-го). Хотя формально англичане и объявили Германии войну, Адольф Алоизьевич строго-настрого запретил своей авиации наносить удары по английским боевым кораблям, стоящим в доках и гаванях. Но и англичане с французами тоже щелкали клювом вместо того, чтобы действовать. Собрав сильную сухопутную группировку на континенте, два победителя в Первой мировой ничего не предпринимали. Даже в футбол с немцами на нейтральной земле гоняли. Хотя к 27 сентября 1939 года на Западе 72 французских и четыре английских дивизии стояли против 32 немецких пехотных дивизий, у которых не было ни единого танка, боеприпасов хватило бы на три дня боев, а число боеспособных самолетов исчислялось несколькими машинами.

В этот момент Гитлер еще раз убеждается, что ему противостоят слабые и нерешительные лидеры. Они не ударили ему в незащищенный тыл, когда вся немецкая армия трудилась в Польше – и сейчас на это не решатся. Когда вермахт рвал поляков на клочки, англичане так и не решились начать воздушные налеты на Германию. Британские бомбардировщики сбрасывали на немцев тонны листовок с призывом восстать против Гитлера. Мол, бомбить города и промышленные центры немецкого Рура – это варварство. А в английском парламенте шли интересные демократические дебаты, о содержании которых в Берлине знали буквально через несколько часов:

«…Были люди, которые призывали правительство подкрепить объявление войны более активными действиями и, ввиду отказа от бомбардировочных операций против городов и промышленных центров, высказывались за бомбежку зажигательными бомбами Шварцвальда (Черного леса). Один из лейбористских лидеров, Хью Дальтон,… гневно заявил Кингсли Вуду (английскому министру авиации): «Дым и чад немецких лесов научат немцев, весьма сентиментально относящихся к своим лесам, что война не всегда приятна и выгодна, и что ее нельзя вести исключительно на территории других народов».

В ответ он услышал, что сожжение Шварцвальда противоречило бы Гаагской конвенции. Когда другой член парламента, Лео Эмери, поддержал этот призыв, потребовав быстрых действий до того, как сухой лес намокнет под осенними дождями, Кингсли Вуд заявил ему: «О, что вы, этого делать нельзя. Вы от меня еще потребуете затем бомбить Рур»…» – писал в 1966 году журналист и историк Дэвид Мэйсон.

12 сентября 1939 года первый лорд Адмиралтейства Уинстон Черчилль предложил отправить на Балтику сильную группировку британских ВМС: 2–3 линкора, пять крейсеров, две флотилии эсминцев и подводные лодки. В результате операции «Екатерина» Англия могла бы полностью уничтожить судоходство между немецкими портами и Швецией, прервать поставки железной руды в Рейх и полностью парализовать гитлеровскую промышленность. Однако избранники народа в парламенте Британии сей план задробили… Мол, сложно слишком, рискованно…

Нужны ли к этому комментарии, читатель? Перед нами – картина давно не воевавших западных наций во всей красе. И Гитлер прекрасно понимал: он на фоне демократических лидеров – аки волк среди баранов.

И тогда он совершает ослепительную по дерзости и красоте операцию – «Везерюбунг». Захват Дании и Норвегии.

 

 

Глава 5. Скандинавский блиц-триллер (1940-Й)

 

 

 

Ах, Норвегия, Норвегия…

 

Без Норвегии немцы воевать дальше не могли. Контроль над Норвегией – это поставки жизненно важной для немцев железной и руды (11 миллионов тонн в год!). Норвегия – это выгодные базы для подводных лодок и надводных рейдеров, которые получают прямой выход в северную Атлантику. В Норвегии можно разместить авиационные базы, грозя ударами главным гаваням британцев и их городам.

Нацисты прекрасно отдавали себе отчет в значении Норвегии для своих успехов. Держали руку на пульсе событий в этой скандинавской стране. С конца 1939 года абвер развернул в крупнейших норвежских портах (Осло, Бергене, Ставангере) сеть своих агентов-радистов. Сидели они в гаванях соседних Дании и Швеции – в Кристиансунне, Гётеборге и Скагене. Они регулярно следили за движением морских конвоев в Англию, давая работу морской авиации Геринга.

Если бы англичане и французы не топтались на месте, они, заняв Норвегию, ставили Гитлера на колени. Война кончилась бы уже в начале 1940 года.

Это понимал и Гитлер. А потому и отдал приказ о подготовке молниеносного захвата Норвегии. Но как? С классической точки зрения это представлялось чистым безумием. Чем перебрасывать немецкий десант в Норвегию? Морем – иначе никак. Есть, конечно, воздушнодесантные части – но они будут уничтожены, если к ним на помощь не подоспеют «тяжелые» сухопутные части. Значит, волочь пехотные и горнострелковые части придется морем, на котором полностью господствуют англичане и французы. Итак, к весне 1940 года у немцев – всего два корабля линейного класса, а англо-французов – шесть! У Гитлера – ни одного авианосца, у его противников – целых три. Тяжелых крейсеров поровну: 3 и 3. Зато в легких крейсерах союзники обладают подавляющим превосходством: 19 кораблей против трех немецких. На 14 немецких эскадренных миноносцев – 29 англо-французских.

Если посмотреть на карту, то можно увидеть: Англия, Норвегия и Франция – это совсем рядом. От главной базы британского флота до берегов Норвегии по прямой – 450 километров. Чтобы занять порт Нарвик, через который идет железная руда (крайний северо-восток Норвегии), немцам придется тащиться морем вдоль длинного побережья Скандинавии, в любом случае проходя траверз Британских островов. Англичане даже в одиночку могут десять раз перехватить караваны немецких кораблей и судов с войсками, отправив их на дно. Ударами и флота, и авиации! А если еще и французы подсуетятся – то вообще полный капут выходит. А тут еще Дания не захвачена, Гитлером – и есть угроза прорыва союзнических сил в Балтику. Более того: если немцы и успеют высадиться в Норвегии, то же самое смогут сделать и англо-французы. Тогда в этой северной стране со сложным горным рельефом начнется затяжная война. Союзники легко перережут коммуникации немцев по морю – и тогда Гитлера ждет полный крах. Норвегия – это не Польша, туда Гудериана с сотнями танков не перебросишь.

Но 1 марта 1940 года фюрер отдает решительный приказ о подготовке к захвату Норвегии и Дании. Он опять-таки уверен: если это удастся – то Запад признает его победу и пойдет с ним на соглашение.

«В немецких штабах хорошо представляли себе всю степень риска. Адмирал Редер 9 марта 1940 года говорил: «Я просто обязан раскрыть характер этой морской операции. Предприятие это противоречит всем теориям морских битв, согласно которым главным условием успеха является господство на море, чего у нас нет»…» (Януш Одземковский. «Нарвик» – Москва, АСТ, 2003 г., с. 15).

Но Гитлер пошел с других козырей. Нет господства на море? Применим воздушные десанты, транспортные самолеты, спецназ, психологические удары и «пятую колонну» в Норвегии. Отправим войска морем – но одновременно задействуем всю мощь молодых Люфтваффе. На пятьсот самолетов союзников сосредоточим 1300 немецких! Завоюем господство в воздухе! Когда нужно, перебросим подкрепления и снаряжение по небу. А главное – будем рассчитывать, что нерешительный и лишенный пылкой фантазии противник просто опешит от безумных действий Германии.

Норвежцы? Гитлер почти не принимал их в расчет. Норвегия к 1940 году вообще стояла особняком среди всех европейских стран. Дух воинственных викингов давным-давно выветрился из граждан этой страны, которая давно забыла, когда в последний раз воевала. Норвежцы к 1940 году оказались намертво заражены пацифизмом. И это делает норвежский пример особенно ценным для нас, современных русских.

По своему психологическому складу норвежцы 1930-х годов ближе всего стоят к современным западникам. Конечно, они тогда еще не протыкали ушей всякими «пирсингами», не запускали в страну массу азиатов, не млели от негров, не строили массой клубов для садомазохистов и гомосексуалистов, и вообще по нынешним меркам выглядят чуть ли не фундаменталистами. Однако воевать эта нация и защищать свою страну эта публика уже тогда не желала. В общем, изучаешь перипетии норвежской кампании – и прямо-таки видишь в тогдашних скандинавах нынешних эстонцев, голландцев, англичан или французов. Вот почему эта операция нам особенно интересна.

К 1940 году норвежцы сохраняли нейтралитет, продолжая бойко торговать с Гитлером и снабжая его железом. Чихать хотели они на страдания других народов, покоряемых нацистами. Пребывая в полной уверенности в том, что от всякого вторжения их защитит британский флот, они, тем не менее, продолжали снабжать врага Британии – Гитлера. У власти стояли, как и в нынешнем Евросоюзе, «розовые» – социал-демократы, убежденные миролюбцы и поборники «прав человека». Армия Норвегии была слабенькой и опереточной (6 дивизий): чтобы не перетруждать людей, их призывали на службу всего на 48 дней. Летом в этой армии было 8 тысяч душ, зимой – 3 тысячи. Социал-демократы гордились слабостью норвежской армии, мол, это – лучшая гарантия от того, что страна никого не спровоцирует на агрессию.

В общем, полная картина не людей, а тупых овощей. Как ни медлительны были Лондон и Париж, но все же и они в начале 1939 года поняли, что нужно отрезать Гитлера от норвежской руды. Самым разумным решением было бы загодя высадить англо-французские части в Осло и норвежских портах – но скованные законностью и всякими условностями, демократы из Франции и Англии на это решиться не смогли. Придумали другое: заблокировать гавани Норвегии минами. Но тут встали на дыбы норвежцы. Они, понимаешь ли, рассчитывали на помощь англичан – но при этом хотели по-прежнему грести деньги на поставках железа врагу англичан. И как только в начале апреля 1940 года британцы стали ставить минные заграждения, норвежский парламент незамедлительно высказал протест против такого вмешательства во внутренние дела страны. Более того, некоторое «овощи» даже заговорили о том, чтобы попросить защиты от англичан… у Гитлера.

В будущем норвежцы покажут себя трусоватыми и скупыми. Даже тогда, когда началось вторжение немцев на их родину, они сражались нестойко, расходились по домам, а норвежские лоцманы отказывались помогать британскому флоту.

Итак, прочь колебания! И Норвегия, и Дания должны оказаться под контролем новой Германии! 27 января новым руководителем военной организации абвера в Норвегии назначается майор Прук, официально – дипломат. Он оперативно налаживает поставку важных сведений из Осло в Берлин. 1 апреля шеф абвера Канарис проводит секретный инструктаж сотрудников – в связи с проведением операции «Везерюбунг» – «учения на Везере».

И вот в такой обстановке немцы 9 апреля начали отчаянно смелую операцию по одновременному захвату Дании и Норвегии. Они пустили в ход Новое Оружие – стремительное и непредсказуемо-неожиданное для их противников.

 

Конец Дании: «ограбление банка»

 

С Данией Гитлер покончил всего за день, получив полный контроль над проходами в Балтийское море с Запада. Все было сделано в изумительном стиле. Когда изучаешь его, на ум почему-то приходит голливудский блокбастер об удачном ограблении крупного банка.

Итак, ранним утром 9 апреля 1940 года копенгагенцы проснулись от того, что над крышами их домов с ревом носились немецкие самолеты. Выбежав на улицы, датчане узрели на главных перекрестках солдат в незнакомой форме.

В девять утра государственная радиостанция в Дании передала сообщение немецкого командующего генерала фон Каупиша – все, господа, страна занята нами, чтобы предупредить вторжение англичан. Так что сохраняйте спокойствие, подчиняйтесь нам и занимайтесь обычными делами. Следом диктор зачитал обращение короля Христиана.

Страна оказалась занятой всего за час. Немцы шутя растоптали пакт о ненападении, и их войска, как по волшебству, оказались в ключевых точках страны ранним утром 9 апреля.

Как? Поползли дикие слухи. Лондонская «Таймс» 11 апреля 1940 года сообщала о том, что немцы скрывались в трюмах морских судов, вошедших в порт Копенгагена накануне, что немцы спрятались в железнодорожном пароме, курсирующем между Данией и Германией. Жившие в Копенгагене немцы с удовольствием служили проводниками частей Гитлера, показывая им кратчайшие пути к датским министерствам, радио, почте, телеграфу, узлам управления железными дорогами. Опять заговорили о страшной, вездесущей и всемогущей «пятой колонне» Гитлера.

Как выяснилось впоследствии, немцы рассматривали оккупацию Дании как часть Норвежской операции. Чтобы полностью сломить волю датчан к сопротивлению, сразу же планировались полеты бомбардировщиков Люфтваффе над Копенгагеном. Бомбы они намеревались метать лишь тогда, когда одной демонстрации оказалось бы недостаточно. Но ее вполне хватило, чтобы у датских обывателей затряслись поджилки. Страх перед немецкой страшной авиацией парализовал их. Угроза воздушного террора сработала великолепно.

Немцы с конца февраля по конец марта 1940 года провели тщательную разведывательную работу, раскинув в стране сеть агентуры. Другие агенты из Германии выезжали в Данию якобы в деловые вояжи и почти сразу же возвращались обратно.

Когда в 4 часа утра 9 апреля немецкие части начали вторжение, впереди них уже действовало небольшой отряд спецназа. Он просочился через границу еще накануне, в ночь на 8 апреля, чтобы предотвратить взрыв важных мостов. Но оказалось, что беспечные датчане их минировать даже не думали. Успешно дебютировали головорезы из «Бранденбурга» – его взвод, переодетый в форму датских солдат, захватил мост через пролив Бельт. «Бранденбуржцы» вместе с людьми из военной организации абвера «Норвегия» оперативно взяли стратегические объекты в приграничной полосе. Немецкие сухопутные войска молниеносно рванули через южную границу Дании, вступая в провинцию Северный Шлезвиг, где жили тридцать тысяч немцев. К концу 1938 года датские немцы входили в многочисленные культурные и экономические общества, которыми управляла центральная организация немецкого национального меньшинства («Дойче Фольксгруппе»). Политически ее контролировала нацистская партия (НСДАП Нордшлезвиг), в составе которой насчитывалось две тысячи «партайгеноссен». Как выяснилось уже после войны, немецкая разведка имела агентов в среде местных партийцев и организаций германского национального меньшинства, но сам руководитель «НСДАП Нордшлезвиг» Меллер об этом не знал. Ему никто не сообщал и о дате вторжения: В Берлине тайну блюли, словно зеницу ока. Однако датских нацистов и не надо было посвящать в секрет вторжения: они и так оказались готовыми к нему. В первый же день датские немцы кинулись встречать вторгшиеся германские части, а некоторые даже вышли на улицы с оружием в руках. Другие подбирали брошенное бегущими датчанами вооружение, регулировали движение на дорогах и даже конвоировали пленных. (Л. де Йонг, указ. соч., с. 255–258).

Нападение застало Данию врасплох. Например, город Эсбьерг на западном побережье Ютландского полуострова немцы захватили без всякого сопротивления, с помощью экипажей нескольких кораблей, зашедших в порт. Мост через пролив Малый Бельт тоже достался целым и невредимым немецкому батальону, высадившемуся рано утром. Аэродромы Ольборг-Восточный и Ольборг-Восточный гитлеровцы взяли воздушными десантами, вмиг сделав своими базами для действий против Норвегии. Примечательно, что для этого понадобился один-единственный взвод парашютистов!

Если бы датчане 1940 года оказались бы начеку, да еще обладали волей, то могли бы устроить немцам тьму-тьмущую проблем. Ведь основная часть Дании – это полуостров Ютландия, «земля ютов». Сама же столица, Копенгаген, находится на острове Зеландия, к востоку от «земли ютов». Между Ютландией и Зеландией – большой остров Фюн. С Ютландии на него можно попасть через мост, а уж с Фюна на Зеландию – паромной переправой между Нюборгом (Фюн) и Корсером (Зеландия). С юга же к Зеландии примыкают четыре острова: Мен, Фальстер, Лолонн и Лангеланн. На Фальстер с Зеландии переброшен трехкилометровый мост, посередине опиравшийся на островок Маснеде. В общем, взорви мосты и удержи паромы – и немцам пришлось бы несладко.

Но датчане этого сделать не смогли. Например, Нюборг фрицы взяли на рассвете 9 апреля отрядом из двух офицеров, 18 старшин и 140 рядовых матросов, прибывших в порт на двух тральщиках и одном эсминце. Причем они просто подошли к пристани и подали швартовый конец полусонному вахтенному матросу с датского военного корабля. Он даже не подозревал, что подошедший к пирсу эсминец – это немецкий корабль. Немцы, высыпав из кораблей, быстренько направились в спящий городок, прихватив по пути датского железнодорожника – чтобы дорогу показал. Так они овладели западным пунктом паромной переправы между Фюном и Зеландией. Восточный же конец в Корсере они взяли двумя транспортами с немецкими войсками. Когда пароходы с десантом вошли в порт, там горели маяки, а в городе – уличные фонари. Накануне датский гарнизон Корсера провел успешное учение на тему «Отражение вражеского десанта» – и к моменту настоящего вторжения мирно дрых в казармах.

Паромный маршрут между островом Фальстер и Германией гитлеровцы взяли, оккупировав городок Гесер на Фальстере. Поздно вечером 8 апреля агенты абвера арестовали команду и таможенников датского парома, выходившего из немецкого Варнемюнде в Гесер. Несколько часов спустя группа абвера (4 солдата и майор Клюг), шедшая на рыбацком боте, высадилась на Фальстер с моря и перерезала телефонную линию между Гесером и остальной Данией. Тут же в Гесер втянулись два немецких парома, обычно курсировавшие между Данией и Германией. Датчане их приняли – и увидели сходящих на берег солдат Гитлера – 3-й батальон 305-го пехотного полка под командованием полковника Бука. Из чрев паромов выехали военные грузовики – и немцы на них помчались на север острова, брать Сторстрем – громадный мост между Фальстером и Зеландией (и маленьким островком Саснеде на полпути). Они ехали к южному окончанию моста.

А что же на северном его окончании, упиравшемся в город Вордингборг? В 6.15 утра на крохотном островке Маснеде в проливе между Фальстером и Зеландией опустились на парашютах два взвода под командованием гауптмана Герике. Датчане их даже не заметили. Немцы, опустившись у железнодорожной насыпи, даже не стали распаковывать контейнеры с оружием (тогда автоматы, пулеметы и более тяжелое оружие сбрасывали отдельно от людей, а парашютисты приземлялись лишь с ножами и пистолетами). С пистолетами в руках немецкие десантники лихо кинулись к бетонированным куполам форта, защищавшего мост. Обезоружив испуганного часового, который даже выстрела в воздух не дал, люди Герике ворвались в форт. (Каюс Беккер. «Люфтваффе: рабочая высота 4000 метров» – Смоленск, «Русич», 2004 г., с. 122–123).

Обезоружив гарнизон форта, Герике велел половине своих людей взять солдатские велосипеды датчан и катить по мосту на север – брать Вордингборг. Но как только парашютисты на велосипедах появились на мосту, как увидели, что с юга по нему едут немецкие пехотинцы. То были бойцы полковника Бука, который что есть духу гнали по мосту на Вординборг. Присоединившись к пехотинцам, немецкие парашютисты ворвались в еще толком не проснувшийся город. Вся операция по установлению контроля над трассой между Гесером и Вордингборгом заняла около часа.

А захват самого Копенгагена? Это же цирк! Нужно было занять ключевые точки датской столицы очень быстро, в зародыше подавив всякую мысль о сопротивлении. Для этого гитлеровцы решили ввести в порт Копенгагена пассажирское судно «Ганзештадт Данциг» с батальоном солдат на борту и с ходу захватить городскую цитадель, господствующую над гаванью, дабы мигом превратить ее в командный пункт для действий десанта, заодно захватив и городскую радиостанцию – не только для того, чтобы держать связь с Берлином и войсками, но и для психологического подавления датчан.

Как видите, немцы собрались взять большой город всего одним батальоном – так же, как и генерал Грачев похвалялся занять Грозный в декабре 1994-го. Но, в отличие от «россиянца» Грачева, немцы перед этим все продумали и тщательно подготовились к операции. Во-первых, они не кричали об этом заранее, как Грачев и не волоклись к столице несколько дней, как ельцинская армия в Чечне поздней осенью 1994-го. Они решили ворваться в Копенгаген неожиданно. А, во-вторых, они не поленились провести тщательную разведку. Но ее данных оказалось недостаточно. Немцы к началу апреля 1940 года не знали точно положения в районе порта и цитадели. Россиянских генералов-дебилов подобный недостаток сведений перед грозненской операцией не остановил. А вот командир немецкого батальона майор Глейн решил провести разведку сам. 4 апреля он, переодевшись в обычного штатского туриста, сел на рейсовый самолет авиакомпании «Люфтганза» и в девять вечера прилетел в Копенгаген.

«…В тот же вечер Глейн тщательно осмотрел пристань и подходы к ней. Какой-то полицейский заинтересовался им и спросил, что он делает в порту. Майор ответил, что заблудился. Его проводили до ближайшей остановки автобуса. Как только полицейский удалился, Глейн снова вернулся в порт, чтобы получше изучить дорогу. В гостиницу он явился в половине второго ночи. В 8 часов утра Глейн снова оказался в порту. Затем он прошел в цитадель, миновав охрану. Вот как он описывал свои похождения:

«Чтобы не возбуждать подозрений, я сначала направился в сторону церкви. Подойдя туда, я убедился, что она заперта. Проходивший мимо датский сержант спросил меня, не собираюсь ли я осмотреть церковь. Когда я ответил утвердительно, он сказал, что она открывается только по воскресеньям. Завязав разговор, я попросил сержанта показать мне еще какие-нибудь реликвии в этой старинной цитадели и рассказать о них. Тот любезно согласился. Для начала он предложил зайти в войсковую лавку. Там за кружкой пива сержант рассказал мне кое-что о крепости, ее гарнизоне и значении. После того, как мы выпили еще несколько кружек пива, он показал мне помещения командного состава, здания военных учреждений, телефонную станцию, расположение караульных постов и старинных ворот у северного и южного входов. Осмотрев все то, что представляло для меня интерес, я распростился с сержантом».

После полудня 5 апреля майор Глейн вылетел обратно в Берлин…» (Л. де Йонг, указ. соч., с. 261–262).

Вот так работали немцы, читатели. А наши дуболомы даже не смогли заслать в Грозный 1994-го даже разведку под видом теле- и прочих журналистов, якобы сочувствующих делу «великой Ичкерии».

Но Глейн был не единственным, кто совершил доразведку цели. 7 апреля в Копенгаген прилетел «культурный атташе немецкого посольства» – генерал-майор Химер, начальник штаба генерала Каупиша, командующего немецким вторжением в Данию. 8 апреля Химер вместе с военно-воздушным атташе немецкого посольства подполковником Петерсеном побывал в гавани и смог вызнать, что два корабля вот-вот уйдут в море от портовых стенок, а потому немцам будет куда причалить. Химер определил место десанта – пирс Лангелиние. И тут же стал ломать голову: ведь с этого причала надо переправить тяжелую армейскую радиостанцию в цитадель. С пассажирского судна быстро грузовик ведь не выгрузишь. А скорость операции решала в данном случае все.

Химер вызвал к себе немца, жившего в Копенгагене – отставного офицера Циммермана. Мол, товарищ Циммерман, завтра в четыре утра в порт придет немецкое судно, с которого надо принять несколько увесистых ящичков. Надо бы ждать груза на грузовике – и пулей потом доставить эти ящики по указанному адресу. Не найдется ли у вас, господин Циммерман, четырех надежных членов нацистской партии тут, в Копенгагене. Отставник с гордостью кивнул. А как же! Найдутся надежные ребята! Тогда Химер дал следующие инструкции: после принятия груза один человек должен побежать к расположенным недалеко артиллерийским казармам датчан и поглядеть, не подняли ли там тревогу. Если подняли, то пусть посланец позвонит атташе Петерсену. Грузовик же немедленно должен ехать по указанному адресу. Если по пути его попытается остановить полицейский патруль, то последний следовало уничтожить.

Циммерман нашел надежных людей, связавшись с лидером датских нацистов Шефером. Успокоенный начштаба Химер отправился в посольство. Один из четверых товарищей Циммермана работал шофером в немецкой фирме. Без всякого спросу он пригнал оттуда грузовичок и в условленное время прибыл в порт. Циммерман и его помощники не спрашивали, зачем их об этом попросили – но догадывались. Они вздохнули с облегчением, когда увидели, как в 4.20 утра к причалу подошел немецкий пароход, с которого на пирс стали соскакивать вооруженные люди.

Да, то был пароход «Данциг». Он внаглую, без всякого прикрытия и разрешения, вошел в гавань. Впереди него шел ледокол «Штеттин». Вход в порт прикрывал датский форт. С него незнакомый корабль осветили прожектором и даже собирались дать предупредительный выстрел, но из-за каких-то неполадок не смогли зарядить орудия.

Пять минут спустя после причаливания «Данцига» немцы захватили таможню и полицейский участок. Они бросились к северным воротам городской цитадели. Заперты! Немцы их взорвали. Южные ворота вообще стояли открытыми. Гитлеровцы ворвались в старую крепость сразу по двум входам, уничтожили караулы и овладели телефонной станцией. Ошеломленный гарнизон согнали в подвалы форта и там заперли. Скоро сюда же угодили начальник Генштаба и министр внутренних дел Дании, которых немцы схватили где-то на улице. Единственное, что смогли сделать датчане – так только организовать слабую контратаку силами охраны королевского дворца Амалиенборг, но немцы без труда отбили это поползновение «комнатных солдат».

К тому времени Циммерман и его товарищи привезли в цитадель радиостанцию. Генерал Химер позвонил по телефону в свой штаб в Германии и приказал послать в небо Копенгагена эскадрилью бомбардировщиков – чтобы покружили над городом и подавили на психику датского правительства. Что и было сделано. Страх оказался сильнее бомб. В 6.30 утра правительство Датского королевства капитулировало.

Немецкие специалисты, прибывшие вместе с десантом на «Данциге», заняли почтамт и радиостанции. Спецпропагандисты вошли в типографии, редакции газет и офисы информационных агентств. Группа контрразведчиков, прибывших тем же пароходом, принялась арестовывать английских и французских шпионов.

Вот так, всего за несколько часов, ценой всего 20 убитых немцев, «Страна данов» потеряла свою независимость и превратилась в часть империи Гитлера. До самого падения Третьего рейха в мае 1945-го датчане исправно подчинялись немецким завоевателям и снабжали их продовольствием.

Падение Дании было столь молниеносным, что породило множество слухов и мифов о поголовном участии датских немцев в грандиозной спецоперации, о том, что немецкие войска заранее, словно в брюхе троянского коня, проникли в датские порты в трюмах гражданских судов. Однако на самом-то деле ничего подобного не было. Да и всех нацистов в Дании на тот момент насчитывалось 120 человек.

Но дело снова было сделано: сознание Запада подверглось мощнейшему удару. Страшная легенда о всемогуществе немцев покатилась впереди их наступающих частей. И это было тем более важным, что с 9 апреля разворачивались потрясающие события по соседству с Данией – в Норвегии.

 

«Троянский конь» – Видкун Квислинг

 

Перед вторжением в Норвегию Гитлер заимел в ней своего «троянского коня» – верного себе властолюбца, готового лечь под немцев ради обретения власти над страной. Честолюбца и мерзавца, обладающего своей сетью сторонников и боевиков. То был Видкун Квислинг.

Гитлер еще раз на практике доказал жизненность своих планов по захвату целых стран изнутри. Он уже использовал «троянских коней» – и Зейсса-Инкварта с целой оравой австрийских нацистов, и Генлейна в Судетах, и Тисо в Словакии. В 1941-м, обрушивая Югославию, он разыграет карту хорватских национал-сепаратистов во главе с Анте Павеличем (которые резали сербов почище немцев), равно как и албанских сторонников отделения от Югославии. Он попытается в войне с нами использовать и чеченских наци, и вообще северокавказских сепаратистов, и западноукраинских «самостийников». Правда, здесь он столкнется с железной рукой Сталина, которая поломает эти планы твердо и беспощадно (Сталин – это вам не чета европейским размазням). А в Норвегии 1940 года пособником Гитлера стал Квислинг. И очень интересно проследить, как его использовали.

Если говорить вкратце, то немцы держали Квислинга наготове, подкармливали средствами его партию – но не посвящали его в подробности и даже сроки предстоящей операции. Однако в решающий час Квислинг на сто процентов воспользовался моментом, провозгласив себя главой прогитлеровского правительства.

А дело обстояло вот как. Еще в 1930 году Квислинг, будучи министром обороны Норвегии, с огромной симпатией относился к нацистам, еще не успевшим взять власть в Германии. Уже тогда он шел на контакт с гитлеровцами. В 1933-м Квислинг создал партию норвежских нацистов «Насьонал Самлинг». Именно тогда завязываются его прочные отношения – но не с немецкой разведкой, а с главным идеологом Гитлера, Альфредом Розенбергом. Именно последний всячески доказывал Гитлеру огромное военно-стратегическое значение Норвегии. В 1939-м Квислинг, приехав в Берлин, предупредил о том, что Британия в случае чего оккупирует его страну, а значит – нужно помочь ему, Квислингу, захватить власть в Норвегии. Однако высшие военные чины в ВМФ и ВВС не приняли его смелый план. Связь по-прежнему осуществлялась через Розенберга. Благодаря последнему открылся специальный учебный центр для квислинговцев.

С началом русско-финской войны Квислинг снова вышел с предложением: подготовить его боевиков в Германии, и затем скрытно перебросить их в Осло. Там они молниеносно захватят все ключевые пункты, Квислинг объявит себя главой правительства и тотчас же попросит помощи у Германии. В общем, все случится так быстро, что ни в Париже, ни в Лондоне не успеют отреагировать. Однако этот план снова не нашел поддержки у военных, хотя Гитлер и решил использовать настойчивого Квислинга. Чтобы держать его в сфере своего влияния, немцы ассигновали ему сто тысяч марок на партийную работу – в феврале 1940 года.

Судя по всему, к началу немецкого вторжения норвежскому фюреру удалось отобрать группу боевиков и держать ее в высокой степени готовности. 4 апреля 1940 года, когда корабли немцев уже шли к берегам Норвегии, он встретился в Копенгагене с полковником Пикенброком из немецкой разведки, дав ему некоторые ценные сведения о численности норвежских войск, расположении аэродромов и сроках подъема по тревоге истребителей. Однако, как выяснилось потом, Квислинг дал неверные сведения о расположении береговых батарей в районе Нарвика. Получилось очень интересно: Квислинг был «сюрпризом». И он не знал, когда произойдет нападение Германии на Норвегию, и его не знали немецкие командиры сил вторжения. Что, впрочем, совершенно не повредило делу…

 

Фантастика среди норвежских скал

 

9 апреля 1940 года – это и начало вторжения в Норвегию. Совершенно фантастической операции.

Немцы пошли на Норвегию с моря, под самым носом у британского флота. Но перед этим они нанесли сильнейший удар по психике норвежских руководителей. Не имея Интернета и спутникового телевидения, они все же показали норвежцам фильм «Крещение огнем». Вечером 5.04.1940 г. полномочный представитель Германии в Осло Курт Брейер пригласил членов норвежского правительства и дипломатический корпус на «культурное мероприятие» – просмотр ленты. В глубоком потрясении почтенные господа взирали на картины жестоких бомбежек Варшавы, на пылающие и рушащиеся здания. В конце картины на экране появились титры: «За все это поляки должны благодарить своих английских и французских друзей». Это был недвусмысленный намек норвежцам: дескать, не вздумайте рассчитывать на помощь Лондона и Парижа.

Первый и очень сильный удар по сознанию жертвы немцы нанесли. А пока элита Норвегии с замиранием сердец смотрела кино, немцы начали операцию.

Немцы совершили безумно смелый шаг: сформировали шесть десантно-боевых группировок своих морских сил. Итак, на Нарвик пошла флотилия из десяти эсминцев с двумя тысячами горных стрелков генерала Дитля. Эсминцы Гитлер выбрал из-за их скорости: нужно было как можно стремительнее проскочить в самый дальний угол страны, ускользнув от британских ВМС и ВВС. 8 апреля в порт Нарвика вошел танкер «Ян Веллем», битком набитый не только топливом для эсминцев, но и провиантом. Он же затем подаст сигналы светом и по радио, наводя свои эсминцы в гавань.

Вторую группу (тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер», 4 эсминца и три миноносца) с 1700 штыками на борту Гитлер отправил на Тронхейм.

Третья флотилия из легких крейсеров «Кельн» и «Кенигсберг», нескольких эсминцев, сторожевиков и транспорта нацелилась на Берген.

Четвертая группа (легкий крейсер «Карлсруэ», три тральщика, семь сторожевиков и пять транспортов) с 1100 солдат рванула к самой южной точке Норвегии, к Кристиансанну и Арендалю.

Пятая флотилия была самой сильной. В нее вошли «карманный линкор» «Лютцов», тяжелый крейсер «Блюхер», легкий крейсер «Эмден», три миноносца, восемь тральщиков, два вспомогательных судна, два танкера и пять транспортов. Они везли на борту 2 тысячи солдат и несколько стен чиновников с гестаповцами.

Шестая флотилия состояла всего-навсего из четырех тральщиков с батальоном солдат. Она шла для блокирования Эгерсунна.

В общем, поймай англичане эти группы – и они без труда отправили бы их в гости к рыбам. Но Гитлер придумал отвлекающий маневр: он отправил в море «карманные линкоры» «Шарнхорст» и «Гнейзенау», имитируя их порыв в Северную Атлантику. Так, чтобы в Лондоне подумали, будто немцы собрались выйти на крейсерские операции – для того, чтобы топить идущие в Англию торговые суда.

В дополнение к морским десантам немцы выбросили и воздушные: на аэродромы близ Осло, на Берген и Ставангер. Часть войск немцы новаторски перебросили транспортной авиацией: в распоряжении их было 550 трехмоторных «летающих троллейбусов» Ю-52 и 20 четырехдвигательных Ю-90. Самым же главным был 5-й воздушный флот с шестьюстами боевыми самолетами. 3 апреля 1940 года немецкие корабли вышли в море из Вильгельмсхафена и Гамбурга. 6 апреля из Штеттина выходят еще 15 транспортов с войсками. Эсминцы с десантом на Нарвик отчаливают из Вильгельмсхафена в ночь с 6 на 7 апреля.

И тут, читатель, мы видим, как смелость и решительность Гитлера начинают «гнуть» реальность под себя. Храбрым сопутствует удача – это закон молниеносной войны. Только если ты применяешь действительно Новое Оружие, действуя так, что ставишь противника в тупик. Твои действия – заранее четко распланированные – должны лишить врага возможности быстро среагировать. Так, чтобы все его планы, рассчитанные на привычные действия, вмиг оказались бесполезной бумагой. Так, чтобы он даже поверить не мог в то, что видит.

Ведь англичане знали о грядущей высадке немцев в Норвегии. Когда 3 апреля 1940 года ярый противник Гитлера, начальник отдела «Зет» абвера полковник Остер сообщает о готовящейся высадке корпуса генерала Фалькенхорста в Норвегии голландскому военному атташе Сасу, тот изумлен до глубины души.

 

«… – Норвегия? – Сас сражен. – Отчего же Норвегия, что же нужно там немцам?

Гитлер хватается за любой проект. Чем фантастичнее, тем лучше, – отвечает Остер.

Сас все еще не может опомниться:

– Если бы ты сказал «Голландия» – я бы сразу в это поверил. Но Норвегия?..

– Для нас это не так маловажно, как ты думаешь. Мы зависим от шведской руды, которая идет через Нарвик. К тому же Редер хочет использовать норвежские порты в качестве баз для подводных лодок.

Сас продолжает качать головой.

– Но как же, скажите, ради Бога, они предполагают захватить Норвегию? Ведь германский флот так малочислен…

– Для безумца все возможно, – отвечает Остер. – Правда, при этом ему следует отдать должное, ведь не исключена возможность английской высадки в Северной Скандинавии. Но где же тогда ему брать руду, если Нарвик займут союзники?

Голландский атташе теперь понимает. Какое-то мгновение этот план Гитлера кажется ему ничем иным, как плодом больного воображения. Кроме того, он знает полковника слишком хорошо. Информация Остера всегда была надежной…

– А что говорит германский Генштаб по поводу этого намерения?

– Там считают, что переброска морем крупных соединений невозможна. Тогда ефрейтор, недолго думая, просто-напросто взял и устранил генштаб. Браухич уже мобилизовал шесть дивизий. Разработка операции поручена Кейтелю и Йодлю. Тебе в последние дни ничего не бросилось в глаза на улицах Берлина?

…Кругом появилось множество солдат с эмблемами эдельвейсов на кепи.

– Ах, да, это горнострелковые войска. Теперь я понимаю. Это горные стрелки для Норвегии.

– Ефрейтор еще вызвал Фалькенхорста, который в 1918 году принимал участие в финской кампании, и расспрашивал его об условиях ведения войны на севере.

– Когда начнется нападение?

– Точно 9 апреля, – отвечает Остер. – Операция называется «Везерюбунг»…

На другой день Сас разговаривал с датским военно-морским атташе Кьолзеном и советником дипломатической миссии Стангом, которые были очень недоверчивы: ведь Германия неспособна провести столь крупную операцию по переброске войск через море.

…О сообщении Остера относительно наступления на Западе существует подробный голландский протокол. Из него следует, что Остер сообщал обо всех датах германских наступлений…

Когда Канарис в разговоре с датским посланником в Берлине, камергером Херлуфом Цале, подтвердил, что Гитлер намеревается начать акцию на севере, тот стал чрезвычайно внимательным. Цале тотчас передал это сообщение своему правительству, а Копенгаген, в свою очередь, поделился информацией с англичанами…»

(Карл Бартц. «Трагедия абвера» – Москва, «Центрполиграф», 2002 г., стр. 53–55).

 

Получив информацию, Лондон в нее не поверил. (Ценнейший опыт: если ты нарушаешь все представления врага о твоих действиях, то он не верит даже своей разведке. В наши дни это тоже срабатывает.) Вот и англичане отказались верить фактам. Главные их морские силы продолжают стоять в базах – хотя уже 7 апреля воздушная разведка доложила о выходе в море военных кораблей и транспортных судов немцев. Вслед за этим поступает информация от разведки в Штеттине: немецкие суда, вышедшие в море в ночь с 5 на 6 апреля, имеют срок окончания рейса 11 апреля. А это значит, что они направляются в Норвегию – больше некуда.

Утром 7 апреля у входа в пролив Скагеррак двенадцать британских бомбардировщиков засекают корабли первой и второй групп немецкого морского десанта: и десять эсминцев, идущих к Нарвику, и крейсер «Адмирал Хиппер» с четырьмя эсминцами, которые движутся на Тронхейм. Безуспешно атаковав корабли бомбами, английские пилоты фотографируют немцев и пытаются сообщить на базу. Но их не слышат: экипажам перед вылетом забыли сообщить, что длина волны для связи изменилась. Только в полшестого вечера командующий Хоум Флитом адмирал Форбс получает эти сведения – и действует на руку Гитлеру!

Он думает, будто немцы идут пиратствовать в Северную Атлантику, а не высаживать десанты в Норвегии. Такой поворот дела просто не укладывается в его голове. И полдевятого вечера английский флот, снявшись с якоря в базе Скапа-Флоу, уходит в Северное море – в другую сторону, открывая немцам путь вдоль северного побережья Скандинавии! На базе в Росайте стоят три тяжелых и один легкий крейсер англичан, готовые взять на борт четыре батальона солдат и выбросить их в Ставангере и Бергене. В устье реки Клайд под парами находятся три больших океанских лайнера: «Баторий», «Хробрый» и «Императрица Австралии», на которых сидит десант – для занятия Тронхейма и Нарвика. Они могут опередить немцев. Но… английское командование не верит в возможность высадки Гитлера в Норвегии – и потому приказывает войскам разгружаться, а крейсерам идти в Северное море, к группировке Форбса.

8 апреля английский эсминец «Глоуворм» натыкается в метели на немецкие корабли первой и второй групп вторжения. Это происходит у самого Тронхейма, на полпути немцев до Нарвика. Торпедной атакой англичане повреждают «Адмирала Хиппера» – и погибают под огнем немцев. И снова Лондон ничего не предпринимает.

 

Паника в Осло

 

Захват Осло для немцев не пошел, как по маслу. На исходе ночи 9 апреля немецкая флотилия стала втягиваться в Осло-фьорд. На рейде порта стоял немецкий пароход «Видар» с обер-лейтенатом абвера Кемпфом на борту. Тот с рацией корректировал прохождение гитлеровского соединения, докладывая обо всем по радио своему начальству в Гамбурге.

Но группировку гитлеровских ВМС заметил патрульный катер норвежцев, который, погибая, успел поднять тревогу. Огнем форта Оскарборг оказался тяжело поврежден крейсер «Блюхер», который в 7.30 утра добили береговые торпедные аппараты норвежцев. То был тяжелый удар: на крейсере шли штабы морских сил, пехоты и ВВС. Операция оказалась дезорганизованной. Высадка задержалась на несколько часов. Именно это позволило норвежским правительству и королевской семье бежать из столицы.

Зато два немецких миноносца и три тральщика лихо ворвались в Хортен – на главную базу норвежских ВМС, которая располагалась в том же Осло-фьорде, недалеко от столицы. 340 немецких солдат заставили командира базы капитулировать. В руках нападающих оказались два броненосца береговой обороны, подлодка и целый арсенал.

Успешнее прошло нападение на Осло с воздуха. На рассвете 9 апреля авиационный атташе Германии капитан Шпиллер и представитель авиакомпании «Люфтганза» (естественно, сотрудником германской разведки) поехали на аэродром Форнебю. По плану на него должны были прыгать две роты немецких парашютистов. Однако над летным полем стоит густой туман, отчего немецкие «юнкерсы» с десантом поворачивают и идут высаживать бойцов на запасную цель – аэродром Ольборг в северной Дании.

Шпиллер с коллегой нервничают. Они знают, что высадка должна состояться. Разведчики перелезают через забор – и вовремя.

Взятие Форнебю – это вообще гангстерская сага. Немцам сей аэродром был жизненно важен. Особенно тогда, когда военно-морская группировка, идущая к Осло, натолкнулась на нешуточное сопротивление. Чтобы взять норвежскую столицу с ходу, нужно было молниеносно завладеть Форнебю, перебросить на него по воздуху штурмовые войска – и их силами ворваться в город. По плану на Форнебю сначала налетали восемь истребителей-штурмовиков Ме-110, дабы разгромить зенитную батарею и навести ужас на норвежцев. Затем подходили грузопассажирские «юнкерсы», с которых выбрасывался десант парашютистов, который за двадцать минут должен был окончательно подавить сопротивление охраны – как к тому моменту, как к аэродрому подойдет волна транспортных Ю-52 с посадочным десантом.

Однако и тут судьба операции балансировала на краю пропасти. Пролив Скагеррак, окрестности Осло и Ставангера рано утром 9 апреля заволок густой туман. Первая волна самолетов с парашютистами гауптмана Эриха Вальтера из-за этого «молока» повернула назад – на датскую авиабазу в Ольборге. Однако за ними следовала группа самолетов с посадочным десантом, которая назад не повернула! Вернее, с командного пункта Люфтваффе в гамбургском отеле «Эспланада» им дали команду ложиться на обратный курс, но командир группы гауптман Вагнер приказу… не подчинился. Он сделал вид, будто принял его за ложное радиосообщение, посланное норвежцами – и продолжил полет к цели.

Впоследствии выяснилось, что это своеволие Вагнера спасло положение. Видимо, в молниеносных триллер-операциях просто не обойтись без таких вот инициативных командиров.

Итак, группа своевольного гауптмана продолжила пробиваться сквозь пелену тумана – а над аэродромом уже шел бой. Восемь немецких Ме-110, прилетев к Форнебю в срок (без двадцати девять утра), нарвались на восьмерку норвежских истребителей – бипланов «Глостер-Гладиатор». В схватке погибли два тяжелых «мессера». Остальные обратили в бегство противника и расстреляли стоявшие на аэродроме «гладиаторы», немецкие пилоты на поврежденных машинах стали кружить над Форнебю, дожидаясь десантников. Они не знали, что первая волна воздушных транспортов из-за тумана повернула назад. Горючее у Ме-110 было уже на исходе.

Но вот немецкие истребители с облегчением увидели подлетающую к авиабазе группу смелого Вагнера. Но что это? Вместо того, чтобы выбрасывать парашютистов, головной Ю-52 пошел на посадку. Тотчас же угловатый «летающий троллейбус» угодил под огонь зенитных пулеметов. Очереди прошили тонкую обшивку, убив гауптмана Вагнера и ранив многих. Пилот «юнкерса», дав полный газ, взмыл вверх. Увидев это, часть самолетов второй волны развернулась и пошла в Данию, а часть – звено во главе с гауптманом Ингенфогеном – стала делать круг для посадки.

Пилоты же Ме-110 решились на отчаянный шаг. Подумав, будто десантники отступили, командир штурмовиков обер-лейтенант Хансен решил: сядем-ка на аэродром сами и сами попробуем его взять. Все равно улететь отсюда невозможно – баки почти пусты. И вот на посадку пошел первый Ме-110 – пока пять остальных носились поперек взлетных полос, поливая огнем крыльевых пушек огневые точки норвежцев. Одновременно на посадку стал заходить и невесть откуда взявшийся транспортный «юнкерс» – машина гауптмана Флаковски, самолет связи. В общем, когда сели последний Ме-110, к аэродрому пошло еще одно звено транспортников.

Высыпавшие из самолетов немцы вместе с пилотами штурмовиков взяли в плен норвежских зенитчиков и охрану аэродрома. И тут к ним подоспел военно-воздушный атташе немецкого посольства Шпиллер. Именно он настоял на том, чтобы со связного Ю-52 отправили радиограмму о взятии Форнебю – покуда норвежцы не опомнились и не выбили горстку храбрецов с авиабазы. Закрепившись на аэродроме, немцы через три часа приняли оставшиеся самолеты с 324-м пехотным полком на борту..

Шпиллер и его коллега ведут десантников на Осло. В городе их встретил немецкий военно-морской атташе Шрейбер, который раздал командирам подробные планы столицы.

В Форнебю примчался председатель норвежской организации нацистской партии Карл Шпанаус. Под его началом было всего восемьдесят партийцев из числа норвежских немцев. Но и этого хватило. Сначала его в 3 часа утра 9 апреля вызвали в немецкое посольство и сказали, что час пробил, и Шпанаус поднял по тревоге местных нацистов. Узнав о том, что аэродром захвачен, Шпанаус направил своих соратников на помощь войскам – в роли проводников и переводчиков…

Второй аэродром в окрестностях Осло, Кьеллер, служил базой норвежских ВВС. Именно там стояли 15 купленных в США истребителей «Кертис Мохаук» – все, что было у норвежцев из современной авиации. Немцы сначала ударили по этой базе с воздуха, а затем захватили аэродром воздушным десантом.

…Ранее утро 9 апреля в Осло началось с воя сирен противовоздушной обороны. Люди с тревогой узнали о боях в Осло-Фьорде и о том, что стрельба идет на двух столичных аэродромах – Форнебю и Кьеллере. С ужасом люди увидели хищные силуэты немецких бомбардировщиков, которые носились на бреющем полете прямо над крышами домов. Немцы не сбрасывали бомбы, а палили для острастки из пулеметов. Ужас, наводимый Люфтваффе, сработал и здесь. В памяти людей сразу же всплыли картины горящей Варшавы. Около 10 утра радио передало: всем жителям Осло лучше покинуть город. И началась дикая паника.

«… У входов в метро дрались обезумевшие люди, стараясь поскорее укрыться в подземных туннелях. Некоторые пытались спрятаться в подъездах домов, кое-кто бежал к дворцовому парку. Часть населения бежала или пыталась убежать из города; люди катили перед собой детские коляски, забирались на грузовики, брали приступом железнодорожные станции, где весь свободный подвижной состав забился до отказа. Поезда отправлялись в сельские районы». («Ньюве роттердамише курант», 14 апреля 1940 г.) Все были вне себя от страха, уныния и сомнений.

В то время, как часть населения Осло в панике убегала с насиженных мест, немцы, хладнокровные и спокойные, вступали в город: первые отряды немецких войск двигались с аэродромов к правительственным зданиям. Примерно к полудню они захватили намеченные объекты. С юга, со стороны фьорда, все еще слышалась отдаленная орудийная стрельба. Никто не знал, что необходимо предпринять. Как могло случиться, что немецкие войска среди бела дня, почти в 400 милях от ближайшего немецкого порта, смогли беспрепятственно вступить в город и спокойно расположиться во всех правительственных зданиях? Оставшееся в городе население было совершенно ошеломлено».

Так описывает страх и неразбериху в Осло утром и днем 9 апреля Луи де Йонг (Указ. соч., с. 121). Несмотря на то, что немцы при атаке на столицу понесли чувствительные потери, им удалось породить в Осло нечто, что здорово смахивало на картины шока и трепета при нашествии марсиан в фантастической «Войне миров» Уэллса. Бегущие в шоке и трепете горожане парализовали транспорт, забили дороги, и уже при всем желании невозможно было перебросить норвежские части для боев за город. В это же самое время, пользуясь всеобщей неразберихой в Норвегии, гитлеровцы захватывают аэродромы близ Осло.

На захваченный после полудня Форнебю садятся все новые и новые самолеты немцев, доставляя подкрепления. Оттуда немцы двинулись в оцепеневший от страха Осло.

Тогда же подоспел и быстро соображающий Квислинг. Пользуясь всеобщей суматохой в Осло, он совершил государственный переворот. Вначале немецкий посол Бройер, узнав об этом, почувствовал себя озадаченным. О Квислинге его никто не предупредил. Но тут в посольстве, откуда ни возьмись, появляется посланец главного идеолога Рейха – человек Розенберга, штандартенфюрер Шейдт. Мило улыбаясь, он заявил, что Квислинг – это часть общего плана, и сейчас он формирует пронемецкий кабинет министров. В подтверждение Шейдт показал бумаги, подписанные самим рейхслейтером Розенбергом. В тот же самый момент в посольство позвонил генерал Энгельбрехт, командир занимавшей Осло немецкой дивизии. Он, оказалось, решил превратить отель «Континенталь» в свой командный пункт, однако обнаружил там некоего Квислинга с телохранителями. Генерал вопрошал: кто это, мол, такой и что с ним делать? Я о нем никогда, дескать, не слышал и хочу арестовать этого наглеца. Тут же посольство дозвонилось до штаба вторжения в Гамбурге, откуда пришел ответ: Квислинг – наш, пусть формирует правительство.

Так в Осло произошел государственный переворот. А параллельно с ним в других частях страны шли драматические события…

…В 9.50 минут немцы начинают захват Ставангера – важной станции железной дороги, которая идет по южному побережью Норвегии к Осло. Рядом со Ставангером – аэродром Сола, находящийся всего в 450 километрах от берегов Британии.

Десантом с воздуха немцы заняли и важный аэродром Сола близ Ставангера. На него пошла воздушно-десантная рота обер-лейтенанта Брандиса. Транспортные самолеты вел флагманом гауптман Гюнтер Капито – 12 «юнкерсов». Как и те, кто шел на Форнебю, группа Капито столкнулась с густым туманом. Это было очень страшно: «юнкерсы», следовавшие в плотном строю, могли запросто столкнуться друг с другом, и тогда – смерть. Ведь летели-то над холодным морем, даже без спасательных жилетов. Но Капито, подавив страх, приказал продолжать полет. И только одна из двенадцати машин повернула назад.

Через полчаса лету туман стал редеть. Немцы увидели море под крыльями машин. Впереди, примерно в сотне километров, показалось побережье Норвегии. В 9.20 утра экипажи узрели Ставангер. Самолеты снизились и пошли на высоте всего десяти метров, чтобы остаться незамеченными и не попасть под огонь зенитных орудий. Готовые к прыжку десантники выстроились у дверей с пристегнутыми карабинами парашютов. У самой цели Ю-52 подскакивали вверх, на высоту в 120 метров – и бойцы (по 12 человек в самолете) быстро покидали борт. Затем самолеты снова ныряли к самой земле и уходили прочь.

Немецкие десантники, очутившись на земле, действовали слаженно и решительно. Охрана аэродрома прячется в двух дотах, откуда ведет пулеметный огонь. Но гитлеровские парашютисты забрасывают амбразуры гранатами, уничтожая и зенитчиков. Теперь на аэродром садятся самолеты с солдатами 193-го пехотного полка. Быстро выгрузившись, они почти без боя занимают Ставангер, который защищали… две пулеметные точки. В порту сопротивление немцам пытается оказать маленький норвежский миноносец, который быстро топят самолеты Люфтваффе.

В Соле садятся бомбардировщики и разведчики Люфтваффе. Немцы выгружают из транспортников легкие зенитные орудия, прикрывая базу от возможного нападения английских самолетов. Заправившись, разведчики немцев поднимаются в небо – ходить над Северным морем, высматривая английский флот. Но немцы опасаются зря: англичане тоже ошеломлены и пребывают в ступоре…

…Без единого выстрела заняты Эгерсунн и Арендаль.

…Четвертая группировка морских сил вторжения натыкается на сопротивление гарнизона Кристиансанна – важного узла дорог, которые соединяют Осло с центральной Норвегией и Ставангером. Береговые батареи открывают огонь и наносят повреждения легкому крейсеру «Карлсруэ». Однако жестокий и точный удар Люфтваффе подавляет норвежские пушки – и немецкий десант занимает порт около 11 утра, к вечеру захватывая и город.

…В Бергене норвежцы открывают огонь по немецкой морской группировке (легкие крейсера «Кельн» и «Кенигсберг»). «Кенигсберг» поврежден. Но моряки вызывают на помощь Люфтваффе – и те быстро уничтожают артиллерию противника. К полудню Берген оказывается в руках агрессоров. Как трофей им достаются шестьдесят торговых судов в порту. Железная дорога «Берген-Осло» контролируется немцами. Тут же в Берген вошел немецкий пароход-лесовоз, который привез морские мины. Немцы тотчас же установили их в прибрежных водах, защищаясь от попытки англичан высадиться с моря.

…Тем же утром пал Тронхейм – последний узел железных дорог страны на севере и важный порт. Тяжелый крейсер «Адмирал Хиппер» на запрос береговых батарей ответил по-английски, чем смог обмануть их. Приблизившись к ним, он смел их залпом в упор. Тронхейм немцы заняли уже утром силами бойцов 69-й пехотной дивизии.

Но артистичнее всего прошел захват самой желанной цели – Нарвика, откуда шла железная руда в Германию. Ориентируясь на сигналы танкера «Ян Веллем», в начале четвертого часа утра 9 апреля немецкие эсминцы вошли в Вест-фьорд. Их радисты слышали приказ норвежского командования своим навигационным службам: погасить маяки. Но главный маяк Транёй продолжал светить, помогая немцам держать верный курс. Немцев заметили патрульные катера – но к тому времени они уже успели высадить часть десанта. Навстречу им вышел норвежский броненосец береговой обороны «Эйсволд». Немцы его уничтожили, причем очень хитро. Сначала они послали на броненосец парламентера – лейтенанта Герлаха. Он попытался убедить командира броненосца в том, что они пришли защищать Норвегию от англичан, и потому лучше броненосцу сдаться немцам. Когда Герлаху отказали, тот быстро сошел в шлюпку, отвалил от борта норвежца – и тут же выпустил красную ракету, условный сигнал о провале переговоров. И тут же эсминец «Вильгельм Хайдкамп» дал торпедный залп в упор. Не успев сделать ни единого выстрела, несчастный броненосец взлетел на воздух от взрыва артиллерийского погреба!

Немцы тут же ворвались на своих кораблях прямо в нарвикский порт, готовясь высадить бойцов на пирсы. Стоявший тут броненосец береговой обороны «Норге» успел дать два залпа, но промазал – и тут же получил торпеды в борт, выпущенные эсминцем «Берндт фон Арним». Часы показывали пять утра.

Обороной Нарвика командовал полковник Сундло – норвежец, который с 1935 года не скрывал своих симпатий к Гитлеру. И Сундло сделал свое дело: не совершая прямого предательства, он просто-напросто бездействовал, не отдавая четких приказов своим частям. И тогда в городе воцарилась неразбериха. Норвежские части просто не знали, что делать. А немцы этим умело воспользовались. Например, капитан Гундерсен, командир роты норвежских саперов, услышав стрельбу в порту, отправился туда в одиночку – разведать обстановку. По пути на одной из улиц он наткнулся на колонну немецких солдат, которую вели сам командующий группой вторжения, генерал Дитль, и немецкий консул Вуссов. Не успел норвежец рта раскрыть, как быстро соображавший Вуссов радостно завопил о том, что капитан Гундерсен послан как парламентер от полковника Сундло. Удивленного норвежцы запихали в легковую машину генерала Дитля, после чего немцы продолжили марш.

Нарвикские обыватели, объятые любопытством, высыпали на улицы. Теперь норвежские части не могли стрелять – ибо толпы, сами того не ведая, стали «живым щитом» для немцев. Тем паче, что центральное командование норвежцев в Нарвике просто бездействовало. Вскоре генерал Дитль, встретившись с Сундло, добился от него приказа о капитуляции гарнизона. Недалеко от города горные стрелки генерала Дитля взяли учебный лагерь норвежской армии, захватив триста пулеметов, 8 тысяч винтовок, тысячи комплектов зимнего обмундирования…

(Излагаю события по книгам Януша Одземковского «Нарвик» и «Внимание, парашютисты!» Алькмара Говэ).

К вечеру 9 апреля по норвежскому радио выступил Видкун Квислинг. Он объявил, что отныне он – премьер-министр нового, пронемецкого правительства. Мобилизация, мол, отменяется, нужно сложить оружие и спокойно расходиться по домам. Хотя большинство норвежцев Квислинга терпеть не могли, однако в панике и неразберихе просто некому было сместить самозванца.

Таким образом, немцы всего за какой-то день взяли все ключевые позиции в Норвегии. Паника, наведенная ими, помноженная на триллер-стратегию, сделала свое дело. Ни Англия, ни Франция даже ойкнуть не успели. Осло тут же превратился в центр немецкого вторжения. Уже 10 апреля механизированные колонны немецкой 163-й дивизии прянули из Осло во все стороны, стремительно двигаясь к Кристиансанну, Ставангеру, Бергену и Тронхейму, где держали позиции морские и воздушные десанты. Заработал «воздушный мост», и немцы 9-11 апреля перебросили в Осло по воздуху шесть пехотных батальонов. Самое же главное – немцы быстро перебросили в Норвегию сотни самолетов Люфтваффе, завоевав полное господство в воздухе. Тем самым они компенсировали превосходство англичан на море.

Англичане спохватились слишком поздно. Сработал закон молниеносной стратегии: если ты действуешь, нарушая все представления противника о тебе самом, успех обеспечен. Ты как бы создаешь новую Реальность, в которой враг теряется.

 

 

Информация к размышлению:

Конечно, все это было шестьдесят с лишним лет назад. И повторить такие подвиги в столкновении с современным врагом уже нельзя. Да и не терпит война повторений.

Однако вот какая мысль закрадывается в голову, братья-читатели. ПВО-то в Западной Европе прочностью не блещет. Да и в США сплошного пояса противовоздушной обороны не имеется. Так что вполне можно, проникнув в воздушное пространство нынешнего Запада, устроить несколько высадок небольших, но хорошо подготовленных групп. Можно спрятать десантников в чреве транспортного самолета, который якобы везет груз страусиных яиц для сети ресторанов чартерным рейсом. А можно использовать и специально оборудованные транспортники, покрытые радиопоглощающим покрытием. Один Ил-76 берет на борт столько же, сколько в 1940-м – целая группа Ю-52. А уж про «Руслан» и говорить не приходится. Да и грузопассажирский Ту-204 – тоже неплохо. Ведь в войнах будущего не надо города с воздуха брать. Иногда достаточно провезти с собой в самолетах ранцевые ядерные фугасы и кое-какие штуки послабее. И простой взрывчатки хватить может – коль она предназначена для уничтожения уязвимых мест вражеской инфраструктуры, для действий особо подготовленных диверсионных групп. Которые, знаете ли, состоят из таких парней, которые от нас с вами, простых смертных, отличаются так же, как иная раса. И ведь даже взрывать многое не придется. Главное-то – поразить сознание супостата, заставить его на попятную пойти под страхом страшных бедствий и потерь.

Так что смекайте сами, товарищи, насколько ценен опыт норвежской кампании-1940 в сегодняшнем мире, для защиты сверхновой России.

 

 

В лапах Ужаса

 

Молниеносное вторжение в Норвегию и полная дезорганизация этого скандинавского государства вызвала разложение норвежских подразделений. Глубокое уныние воцарилось среди них. Пси-оружие Гитлера разило без промаха.

«…За всю историю не было ни одного примера такого широкого и успешного использования внезапности. Здесь не могло быть и речи о честной борьбе. Немцы, очевидно, изобрели и применили такие способы обмана, которые сделали сопротивление невозможным. Они, конечно, должны были широко использовать помощников и сообщников, которые ранним утром 9 апреля находились наготове, чтобы, подобно Квислингу, вонзить нож в спину норвежского народа.

Возникло множество слухов. Люди пытались дать хотя бы частичное объяснение чудодейственному успеху немецких десантных операций и последующих действий немецких войск. Норвежцы говорили друг другу, что во всем случившемся немалую роль сыграл саботаж. Были использованы письменные и телефонные ложные приказы, по получении которых норвежские войска преждевременно и вопреки обстановке прекратили сопротивление. Провода, идущие от берега к минным полям, преграждавшим вход в Осло-фьорд, оказались перерезанными.

Немцы заранее направили отдельные торговые суда в норвежские порты, укрывая на них небольшие подразделения солдат и вооружение; в роковой день 9 апреля немцам оставалось лишь высадиться на берег и использовать свое оружие. Часть их уже находилась на территории портов, намеченных для внезапного захвата. Они прибыли туда заранее под видом туристов или членов экипажей немецких торговых судов.

В Осло имелось также много торговых представителей и агентов, заранее осведомленных о том, какие задачи возлагаются на каждого из них в день 9 апреля. Все немцы, проживавшие в Осло и действовавшие во время захвата города в качестве переводчиков и проводников, являлись участниками заговора. Квислинг и его сторонники также имели инструкции. В Осло Квислинг заранее готовил воззвание. В Нарвике начальник гарнизона подполковник Сундло был готов к немедленной капитуляции; именно этот человек несколько лет назад позволил нацисту фотографировать военные объекты…

Казалось, немцы знали все. Их всесторонняя осведомленность о стране ошеломляла. Как видно, многие годы работала, и притом отлично, гигантская шпионская сеть. Все немецкие атташе, консулы, торговые представители, коммивояжеры, туристы, моряки и экскурсанты только и занимались тем, что записывали, зарисовывали и снимали все, что им было нужно. В боевых действиях вместе с немцами принимали участие австрийцы – это было заметно по их акценту. Норвежцы вспоминали, что после первой мировой войны они тысячами брали на временное воспитание тысячи голодавших тогда детей из Вены. Как подло, как низко отплатили эти люди за оказанное им бескорыстное гостеприимство! Бывшие воспитанники, о которых норвежцы заботились в 1920 году, явились в 1940-м как завоеватели в страну, которую они хорошо знали», – писал Луи де Йонг.

Теперь заговорщики и шпионы мерещились норвежцам на каждом шагу. Да только ли им! В мире еще выше поднялся вал страхов перед всепроникающим немецким заговором. Английские газеты наперебой писали о том, что успех вторжения обеспечили именно местные немцы и офицеры запаса, проникшие в страну под масками бизнесменов. Мол, немецкая пятая колонна просто взяла Данию, например, изнутри.

По свидетельству де Йонга, огромную роль в раздувании шпионско-заговорщических страстей сыграла статья корреспондента «Чикаго дейли ньюс» Леленда Стоува, который, выбравшись из Норвегии в Стокгольм, на весь мир раструбил о том, что немцы создали внутри страны огромного Троянского коня, используя подкупы, тайных агентов и изменников в правительственном аппарате и военно-морском флоте Норвегии. Статью Стоува перепечатывала мировая пресса. 17 апреля 1940 года лондонская «Таймс» опубликовала рассказ англичанина, ставшего свидетелем падения Бергена. И тут передавался слух о том, что войска Гитлера прибыли в порт скрытно, в трюмах грузовых судов.

«Деятельность пятой колонны в Польше привлекла лишь незначительное внимание общественного мнения в Западной Европе и Америке. Однако теперь, напав Данию и Норвегию, Гитлер шагал через порог западной цивилизации. На этот раз он давил не «отсталую нацию» вроде Польши, а опрятные селения благонравных датчан и норвежцев. Так же, как в Австрии и Чехословакии, Гитлер нашел в Норвегии подданного этой страны, готового взять на себя роль Иуды-предателя…

Вместе с тем на примере захвата двух скандинавских стран впервые полностью выявился патентованный способ немецкого нападения с использованием шпионов, саботажников, ложных приказов и спрятанного оружия. Можно ли было доверять после этого хоть одному немцу? Каждая немецкая фирма, действующая за границей, способна подготовить склад оружия. Любой немецкий путешественник, выходящий из самолета в Софии или Сант-Яго, в Каире или Брисбене, в Кейптауне или Ванкувере, может привезти в чемоданах бактерии в целях распространения эпидемий среди населения…» (Л. де Йонг, указ. соч., с 126–127).

На самом же деле, никакого грандиозного заговора не было. И никаких кораблей со спрятанными в трюмах войсками тоже. «Ян Веллем», вошедший в Нарвик накануне начала вторжения, был единственным кораблем, использованным в качестве базы. К этим выводам пришли сами норвежцы, проводя расследования после освобождения страны в 1945-м. Квислинг ничего не знал о вторжении до самого последнего дня. В немецком посольстве о дате нападения знали считанные люди, среди которых не было самого германского посла: он получил секретный пакет с инструкциями лишь 7 апреля – со специальным посланцем от генерала Фалькенхорста. С самой Норвегии жило примерно пять-шесть тысяч немцев, которые не ведали о планах Гитлера, и лишь 80 человек из них состояли в местных ячейках нацистской партии. И это немудрено: операция «Везерюбунг» могла стать успешной лишь при условии сохранения глубокой секретности. Иначе не получилось бы эффекта внезапности. Не нашлось затем никаких подтверждений и тому, что в Норвегию засылались тысячи агентов под видом коммивояжеров, туристов и экипажей торговых судов. Полным блефом оказались и слухи о том, что всепроникающим немецким шпионам удалось перерезать провода, ведущие к морским минам в Олсо-фьорде – ибо никакого минного заграждения на подходе к норвежской столице попросту не имелось. Не нашлось и бури ложных приказов норвежским войскам: расследование выявило лишь два случая – да и то приказы шли по радио с немецких кораблей вторжения.

Фальшивыми оказались и прочие слухи апреля 1940 года – и об «австрийских детях», и о широкой сети предателей в норвежских вооруженных силах, да и сам Леланд Стоув потом признал, что давал в своих репортажах не истинную картину, а эмоциональные выплески.

Но это будет потом. А вот весной 1940 года люди во все это верили. И Германское пси-оружие разило беспощадно, порождая в миллионах душ страх перед непобедимой мощью хитрого и безжалостного Гитлера. Страх повис над всем миром.

 

Управление кризисами (норвежский вариант)

 

Нельзя сказать, что у немцев все шло гладко. Например, немецкие подлодки, развернутые у берегов Норвегии, имели на вооружении торпеды с магнитными взрывателями, которые не срабатывали. Из-за этого гитлеровские подводники не смогли потопить несколько крупных военных кораблей Британии. Если бы не это обстоятельство, то поражение англичан было бы еще тяжелее в смысле удара по психике.

Группировка Дитля и немецкие эсминцы в Нарвике тут же попали в сложнейшее положение. Не успели они занять город, как остались без снабжения: противник перехватил три судна снабжения, двигавшиеся в помощь Дитлю. Немецкие эсминцы, израсходовав много топлива и боеприпасов, не могли пополнить свои запасы. Горные стрелки Дитля так и не получили артиллерию. А в начале пятого часа утра 10 апреля немцев атаковала 2-я британская флотилия эсминцев – пять вымпелов, ворвавшихся во фьорды у города. Потеряв два корабля, британцы потопили два немецких эсминца и повредили пять других. Но это было только началом кризиса.

Немцы теряли один корабль за другим. 10 апреля британские бомбардировщики топят на рейде Бергена поврежденный крейсер «Кенигсберг». Чуть раньше, в ночь с 9 на 10 апреля, субмарина «Рыба-меч» уничтожает еще один немецкий крейсер, идущий из Кристиансанна в Германию. 11 апреля другая английская подлодка наносит тяжелые повреждения крейсеру «Лютцов».

11 апреля, у немцев в Нарвике столкнулись два эсминца во время заправки у танкера «Ян Веллем». А 12 апреля в Офот-фьорд у Нарвика вошла мощная английская эскадра адмирала Уитворта – дредноут «Уорспайт» и 9 эсминцев. Они полностью уничтожили все оставшиеся здесь немецкие боевые корабли в ходе короткого боя. В полшестого вечера громадный английский линкор остановился у порта, открыв огонь из своих чудовищных орудий по немецким грузовым судам и портовым сооружениям. Среди горных стрелков генерала Дитля началась паника. Как пишет Януш Одземковский, гитлеровцы вламывались в дома норвежцев, добывая себе гражданскую одежду. На железнодорожной станции группа германских солдат и моряков с потопленных кораблей, захватив паровоз, драпанула на нем в соседнюю Швецию. Кое-кто бежал в горы, став добычей норвежских частей. Генерал Дитль приказал готовиться к отходу в нейтральную Швецию…

Казалось, всему предприятию Гитлера в Норвегии пришел конец. Чего стоит вся Норвегия, если англичане займут Нарвик и прервут поставки железной руды в Германию? Обладая мощным флотом с авианосцами, они вместе с французами способны укрепиться в ключевом городе, перебрасывая войска и припасы по морю. Немецкий же флот фактически разгромлен.

Но произошло чудо. Когда стальная туша «Уорспайта» показалась в виду порта, генерал Дитль приготовился к худшему. Он ждал высадки английского десанта, прикрытого огнем линкора и эсминцев. И это было реальностью: у англичан на борту было 200 бойцов морской пехоты. Однако… линкор повернул обратно, уходя в открытое море!

Почему это случилось? Англичан поразил страх перед угрозой налета бомбардировщиков Люфтваффе. Пси-оружие немцев сработало!

Английский адмирал убоялся того, что дредноут в узости фьордов не сможет маневрировать и быстро погибнет под бомбами немецких самолетов. Уходя, Уитворт радировал в Лондон: срочно высаживайте в Нарвике 24-ю гвардейскую бригаду генерала Макези, которая движется по морю к городу под прикрытием крейсера «Саутгемптон». Британское адмиралтейство, получив депешу, согласилось с Уитвортом и отправило радиограмму на «Саутгемптон». Однако почему-то британские адмиралы не удосужились узнать: а получил ли крейсер это послание? Как оказалось, на «Саутгемптоне» эти сигналы не приняли. Высадка не состоялась, хотя немцы в Нарвике были дезорганизованы. Опять-таки сыграл свою роль страх перед налетами Люфтваффе. Однако группировка генерала Дитля оказалась полностью отрезанной от своих, лишенной боеприпасов и артиллерии.

Страх царил и в Берлине. Гитлер даже собрался сначала отвести горных стрелков Дитля в Тронхейм, а потом был готов разрешить им уходить в Швецию. Однако затем он внял советам того, кто командовал вторжением в Норвегию – генерала Фалькенхорста. Итоговое решение получилось таким: нужно удерживать Нарвик до последней возможности, а когда натиск англичан окажется слишком сильных – отступить в Швецию и там интернироваться. 15 апреля Дитль получил из Берлина именно такой приказ.

И тут сказалась железная воля самого Дитля – умело подобранного Гитлером генерала. Он жестко восстановил дисциплину и порядок в своих частях. Сколотил из экипажей потопленных эсминцев сухопутный батальон, дав ему трофейное оружие. С помощью судовых механиков на железнодорожной станции немцы быстренько соорудили бронепоезд с легкими орудиями и пулеметами. Сняв с лежащих на мелководье мертвых эсминцев зенитные пушки, Дитль создал импровизированную противовоздушную оборону Нарвика.

На помощь Дитлю пришел сам Гитлер. 12 апреля фюрер напряженно думал. Черт возьми, ведь судьба всей Норвежской операции и самой Германии повисла на волоске! Как перебросить в Нарвик горные пушки? Если враг господствует на море – то только по воздуху, транспортными «юнкерсами». Гитлер высказывает эту идею генералам – но они горестно качают головами. Ни одно из орудий не войдет в узкие грузовые люки самолетов. И тут (а мы писали об этом в «Оседлай молнию!») положение спасает то, что Гитлер был эйдетиком – человеком, способным держать в уме огромные объемы самой разнообразной информации и целые образы того, что он видел когда-то. Неожиданно вождь Рейха вспоминает: на одном из парадов в Австрии он видел горные орудия как раз подходящих размеров. И точно – орудия находят.

13 апреля 1940 года на озеро Гартвиг близ Нарвика опускается немецкая летающая лодка с боеприпасами. Следом прилетают три Ю-52 и выгружают батарею горных пушек. 14 апреля еще три «юнкерса» сбрасывают группировке Дитля мешки с самым необходимым. 22 апреля летающая лодка доставляет почту, поднимая боевой дух горнострелков.

Потом воздушный мост «Германия-Нарвик» работал постоянно, усиливая части Дитля. 14–17 мая немцы выбрасывают в Нарвике три воздушных десанта – 144 бойца. 20 мая гидросамолет привозит 14 человек. 22 и 23 мая с парашютами высаживаются горнострелки и воздушнодесантники. 24–25 мая самолеты доставляют новые партии горных стрелков. 26 и 29 мая выбрасываются еще два парашютных десанта, а гидросамолет 28 мая доставляет еще одно горное орудие. (Это описано в книге Алькмаре Говэ «Внимание, парашютисты!»)

Таким образом, вот еще один урок молниеносной, «психической» триллер-стратегии: будь готов к тому, что оглушительный успех в любой момент может обернуться угрозой полного краха. И тогда организатор операции должен напрячь всю свою фантазию и волю, чтобы снова изменить течение событий самыми смелыми и нетривиальными действиями. Счастье Германии 1940 года в том и заключается, что такой организатор у нее нашелся.

Чувствуя стальную волю и бешеный темперамент Гитлера, немцы в Нарвике воспользовались промедлением англичан. Прежде всего, они занялись реквизицией продовольствия у местного населения, чтобы не голодать. Немногочисленные части Дитля (всего чуть более 3 тысяч бойцов) принялись расширять плацдарм на восток, юг и север. Используя бронепоезд, немцы разблокировали железную дорогу от норвежских отрядов. 16 апреля они заняли станцию Бьернфель на норвежско-шведской границе. Неделю спустя отчаянно боявшиеся Гитлера «нейтральные» шведы пропустили в Нарвик состав из Германии – 350 тонн провианта, одежды, медицинского оборудования плюс тридцать связистов, переодетых в «гражданку».

Опасаясь английских бомбардировок, Дитль запретил гражданскому населению покидать Нарвик. Задолго до наших дней он использовал мирное население в роли «живого щита». Дескать, цивилизованные британцы не рискнут растирать Нарвик в пыль, вызывая массовую гибель норвежцев. (Как говорится, в войне все средства хороши).

А в Англии все медлили. Дискуссии о том, высаживаться ли в Нарвике, в Лондоне шли два дня. За это время немцы смогли перебросить в Норвегию сильные части военно-воздушных сил и развили наступление из Осло вглубь страны. Наконец, союзники высадились в южной и центральной Норвегии – хотя им следовало все силы бросить на Нарвик. Однако наводящие ужас эскадрильи пикировщиков помогли немцам быстро разгромить англо-французские части и остатки норвежских подразделений в этих районах страны, отчего англо-французы попросту смылись оттуда, бросив на произвол судьбы норвежцев.

И снова на помощь сухопутным немецким частям пришла авиация. К 19 апреля Геринг смог создать в Норвегии полутысячную группировку самолетов. В гористой, складчатой норвежской местности бомбардировщики оказались, например, гораздо действеннее пушек. Именно самолеты позволили немцам уравновесить превосходство англо-французов на море и ломать психику западных солдат. Например, союзнички попробовали высадиться в Насмусе. Но немцы 20 апреля бросили на этот пункт 64 самолета. Им удалось разбомбить порт и поджечь городок. Тут же союзные войска оказались деморализованными.

Немцы опять показали себя умелыми вояками, противопоставив британскому господству на море свое господство в воздухе.

Дальнейший ход операций в Норвегии нам уже не очень интересен. Скажем о нем вкратце. Англичане и французы, действуя с медлительностью черепах времен Первой мировой, все же высадили десанты у Нарвика и даже смогли выдавить из него группировку Дитля в мае 1940-го. Однако было уже поздно. 10 мая началась молниеносная операция немцев в Западной Европе. За какой-то месяц были разгромлены Голландия, Бельгия, Франция и английский экспедиционный корпус на материке. Создалась угроза вторжения Гитлера на Британские острова. И в июне англо-французы бежали из Нарвика, окончательно бросив норвежцев на произвол судьбы. Деморализованные скандинавы сложили оружие…

 

 

Глава 6. Голландия и Бельгия: «Хиросима» тотального смятения

 

 

 

Цель – Голландия

 

Итак, еще не утихли бои в Норвегии, как в мае 1940 года пришел черед западных стран – Бельгии, Голландии (она же – Нидерланды), Франции и отчасти Англии. Гитлер решил вывести их из игры одним мощным ударом. И снова в ход пошла чудесная стратегия психологической, молниеносной «терроровойны».

С конца 1939-го абвер вместе с отделом пропаганды сухопутных ОКВ повел невиданную прежде психологическую войну против французской армии. На ее части сбрасывались сотни тысяч листовок. Радиостанции вели деморализующе-развлекательные передачи для французских бойцов. С 16 января 1940 г. агенты абвера приступили к активной пораженческой пропаганде в бельгийской армии. По нелегальным каналам ведомство Канариса перебрасывало в Бельгию методические указания и пропагандистский материал. (выдержки из журнала боевых действий абвера – из труда Юлиуса Мадера «Абвер: щит и меч Третьего рейха» – Ростов-на-Дону, «Феникс», 1999 г., с206-208).

Голландцы в преддверии грозовых событий вели себя почти беспечно. Большинство из них свято (и непонятно, почему) верило, что начавшаяся война обойдет их стороной, как страну полностью нейтральную. Однако даже в Голландии стали ходить тревожные слухи о вездесущей немецкой агентуре. То какие-то таинственные световые сигналы по ночам вдруг случаются, то одного голландца поймали при попытке отправить в Германию чемодан с комплектами голландского военного обмундирования. Тревожный «норвежский» апрель 1940 года заставил голландцев усилить охрану своих аэродромов, частично даже перепахав их взлетно-посадочные полосы – чтобы, значит, немцы не смогли приземлить свои «юнкерсы» с десантом.

Затем, уже несколько дней спустя после захвата Гитлером Дании и высадки в Норвегии, близ Гааги один прохожий нашел на дороге объемистый официальный пакет с немецкими надписями. Это послание адресовалось в Берлин – Г. Корсу, одному из руководителей зарубежной организации НСДАП. Когда комиссар гаагской полиции с величайшими предосторожностями его вскрыл (боялись, что это – бомба), то внутри обнаружились восемь документов. Часть из них несла на себе подпись Отто Буттинга, атташе немецкого посольства, который «по совместительству» руководил еще и голландской ассоциаций немецких граждан. (Эта организация возникла в 1934 г. после запрета голландскими властями местного отделения нацистской партии). По сути дела, то была сводка шпионских донесений, где описывались голландские укрепления, аэродромы и заграждения на дорогах. (Л. де Йонг, указ. соч., с 130–132).

Буттинга, конечно, тут же выпроводили из Нидерландов, обвинив в незаконном прослушивании телефонных разговоров, промышленном шпионаже и антигосударственной деятельности. Уже 19 апреля голландские власти ввели в стране чрезвычайное положение, арестовав многих пронацистски настроенных людей. Началась подготовка к отражению возможной немецкой агрессии. Теперь немцы не могли рассчитывать на фактор полной внезапности. Голландцы уже знали и о парашютных десантах, и действиях спецназа Гитлера, и о их излюбленных целях. Кое-что они смогли предпринять. Но это голландцам уже не помогло.

Гитлеру, который замыслил сокрушить одним решительным ударом Францию и вывести из войны Британию, было жизненно важно покорить Голландию. Еще 23 мая 1939 года, на совещании с высшими военными чинами, фюрер заявил о том, что ему придется силой захватить в Нидерландах некоторые ключевые позиции, так необходимые для действия Люфтваффе. Вернее, Гитлеру нужно было захватить Голландию и Бельгию, избавившись от кошмарной перспективы вторжения англо-французов в Северную Германию и разрушения промышленного Рура. Заодно немцы получили бы возможность вторгнуться в Северную Францию в обход «линии Мажино» и получали базу для действий против британцев.

Но легко сказать – а как сделать? Голландия – это многочисленные реки и каналы, которые покрывают Нидерланды густой сеткой. Ни дать-ни взять – страна-Венеция. Это – Маас с его мостами. Если мосты будут взорваны, то немецкий натиск захлебнется. К тому же, англо-французы ждали удара именно с этой стороны, сосредоточив свои лучшие соединения под командованием генерала Билло у границ Бельгии. Наконец, центральная часть Голландии была сильно укреплена (район «Амстердам-Утрехт-Роттердам-Дордрехт» называли «крепостью Голландия»). За нею располагалась линия водных препятствий, защищавшая район Гааги. Если воевать обычным путем, то кампания затянется на долгие недели, а там и до катастрофы Германии недалеко. Голландская армия была невелика: всего восемь пехотных дивизий, три сводные бригады и одна мехдивизия полюс пограничные части. Но эти силы, умело действуя за многочисленными водными преградами, могли нанести Германии огромные потери.

Немецкие генералы приходили в ужас от такой перспективы. Но Гитлер был гениальным полководцем. Ругая своих военных, он придумал свой план: переодеть отряды добровольцев в форму голландской военной полиции и в железнодорожные мундиры – и их силами овладеть мостами, открывая путь стремительным танковым дивизиям. Затем немецкий вождь выдвинул и второй план: максимально использовать две немецкие воздушно-десантные дивизии, высадив их в самом сердце «крепости Голландия» близ Амстердама и Гааги. Так же, как и в Норвегии, парашютисты и посадочный десант должны были овладеть тремя важнейшими аэродромами около Гааги – Фалькенбургом, Иленбургом и Окенбургом. Оттуда немцы хотели стремительным броском ворваться в Гаагу, захватив в плен правительство, королеву и высшее военное командование Голландии.

Однако Гитлер не полагался целиком на этот дерзкий план. Вместе с началом воздушно-десантной операции немецкие сухопутные войска должны были начать стремительный бросок вглубь Голландии (и Бельгии). В общем, «приказ – и ринулись части». А чтобы их движение нигде не запнулось, немцы спланировали несколько операций спецназа по захвату мостов через реки и каналы на пути движения наступающих колонн вермахта. Например, один отряд разведчиков нацелили на захват моста через Иссель в районе Арнема, другие отряды – на овладение мостами через канал Маас-Ваал, через канал Юлианы в Южном Лимбурге, а также мостами через Маас на участке от Моока до Маастрихта. (Надо сказать, что река Маас – это естественная преграда, отделяющая южную часть Голландии от немецких земель). Южнее Арнема есть город Неймеген с очень важными мостами – и гитлеровцы решили взять их, отправив на барже спрятанную стрелковую роту. Четыре немецких бронепоезда должны были поддерживать действия диверсионных групп, врываясь на захваченные объекты. Дальше нужно было, развивая наступление на Гаагу, взять мосты у Мурдейка, Дордрехта и Роттердама.

Отличием голландской операции от предыдущих как раз и стало большее участие отрядов специального назначения. Именно это сыграло затем и совершенно неожиданную роль – психического подавления голландцев. Спецназовцев же для действий в Нидерландах было у Гитлера не так уж и много – всего около тысячи человек. Укомплектованные в основном уроженцами Верхней Силезии, они включали в себя еще и двести голландцев.

Вербовку агентов в Нидерландах вел Юлиус Гердтман – немец, который в 20-30-е годы жил в Голландии, приняв даже подданство этой страны. После прихода Гитлера к власти Гердтман возвратился в свой Фатерланд и возглавил филиал Голландской нацистской партии (NSB)… в Германии. Этот филиал нарекался Национал-социалистической ассоциацией голландцев в Германии. Он объединял тех голландцев, которые выросли в Германии. Эта ассоциация имела и свои штурмовые отряды, называвшиеся «спортивными клубами». Одновременно Гердтман, как свидетельствует историк Ю. Мадер, служил в абвере – главой военной организации «Нидерланды», тайного филиала ведомства Канариса в Голландии.

А вот эта была пусть немногочисленная, но уже настоящая «пятая колонна». Члены «спортивных клубов» под руководством Гердтмана проходили подготовку к вторжению в Голландию в четырех особых лагерях, расположенных между Рейном и голландской границей. 9 мая 1940 года эти отряды скрытно покинули свои станы и двинулись под покровом ночного мрака к намеченным целям. Они были переодеты. Часть – в форму голландской военной полиции, которая якобы сопровождает военнопленных (тоже спецназовцев). Часть – в мундиры железнодорожников и голландских солдат.

Свою лепту в операцию внесло и гестапо. Его тайным агентом в Голландии выступал господин Штраух. Он работал в стране с 1924 года (!) под личиной одного из менеджеров немецкой фирмы, торговавшей табаком с голландской Ост-Индией. Не меньше шести месяцев в году этот веселый и общительный человек проводил в Нидерландах, разъезжая между Амстердамом и Роттердамом. Он был весьма богат, располагая и роскошной квартирой в голландской столице, и виллой в курортном местечке Зандтворт. Щедрый и гостеприимный, носивший костюмы спортивного покроя, он слыл душой общества. Естественно, за шестнадцать лет до вторжения немцев в Голландию такой человек досконально изучил страну-жертву. Мы можем только догадываться о том, скольких людей он смог завербовать, какие разведывательные сети заложить, какие тайны – выведать.

В общем, предстоящая операция против Голландии должна была стать феерической «симфонией» из согласованных действий ВВС, воздушного десанта, спецназа, «пятой колонны» и сухопутных войск. И, конечно, волн всепронизывающего ужаса…

 

«Марсиане» над страной Уленшпигеля

 

10 мая 1940 года началась немецкая наступательная операция. Удар наносился одновременно и по Бельгии, и по Нидерландам. Чтобы достичь молниеносности всей операции, немцам требовалось сразу же захватить мосты через реку Маас и через канал Маас-Ваал. В первые же часы операции они совершили нападения на эти объекты в восточной Голландии. Немецкий спецназ действовал в форме голландской конной полиции или железнодорожников – об этом говорили армейские донесения.

Спецназ, нацеленный на мосты, сработал так, как только мог. «Например, 9 мая 1940 г. в 23.30 группа германских военнослужащих из 100-го батальона специального назначения смогла скрытно подойти к мосту через реку Маас в Голландии. Большая часть немцев была в форме вермахта и только двое – в голландской. Последние изображали из себя «конвоиров», сопровождающих «пленных». Таким образом спецназовцы беспрепятственно оказались на важном объекте, перебили или обезоружили его охрану и обеспечили беспрепятственное продвижение танковых и моторизованных частей германской армии», – пишет современный автор Александр Уткин, описывая захват моста у голландского Геннепа. Южнее абверовцы смогли блокировать мост у Рурмонда и взять и сам городок. Они были переодеты в форму железнодорожных обходчиков. Журнал боевых действий абвера говорит о том, что спецназовцы Гердтмана смогли взять стратегические мосты и переправы на бельгийско-голландской границе. Был захвачен и Шельдский туннель под Антверпеном. Головорезы из 4-й роты «Бранденбург-800» успешно захватили четыре моста через канал Юлианы в районе голландского города Ситтард.

Однако случились и провалы. Например, 25 немецких спецназовцев так и не смогли захватить мост у Арнема. Сказалась спешка, с которой они готовились к операции. Голландскую-то военную форму им достали – а вот военных касок нужного образца им уже не хватило. Пришлось мастерить их картона. Получилось грубо и неубедительно. Именно это и выдало отряд. У Маастрихта речные переправы пытались захватить бойцы 3-й роты «Брандербурга», закамуфлировавшись под отряды голландской конной и военной полиции – однако мосты были взорваны у них под самым носом. У Неймегена мосты планировалось захватить внезапной высадкой солдат с «мирной баржи», но голландцы настолько бдительно наблюдали за рекой в этом месте, что от плана пришлось отказаться. Зато у Геннепа, южнее Арнема и Неймегена, через захваченный спецназом мост прошел немецкий бронепоезд, а за ним – и эшелон с войсками. Немцы, хлынув в пробитую брешь, быстро разгромили первую полосу голландской обороны по восточному берегу реки Маас.

Дерзкие и далеко не всегда удачные действия диверсионных групп немцев, тем не менее, вызвали к жизни потрясающий «побочный эффект». Именно после их акций всю Голландию поразили дикие слухи о тысячах немецких спецназовцев, которые, переодевшись в голландские мундиры или штатское платье, кишмя кишат по всей стране, сея смерть, смятение и разрушения. Мол, они маскируются даже под крестьян и священников! И позже это сыграет роковую роль в падении Нидерландов. Хотя, как установили поздние исследования, к переодеваниям немцы прибегли только для действий на границе, а никак не в глубине страны. Но тогда этого никто не знал – и эпидемия страха перед вездесущими немцами понеслась по Голландии, точно огонь по сухой степи. Да что там по Голландии! Страх перекинулся на весь мир, плодя слухи один другого нелепее. Мексиканская газета «Эстампа» за 29 июля 1940 года опубликовала страшную историю о том, что немцы, организовав в Восточной Голландии колонию нудистов, превратили ее в диверсионный отряд, который утром 10 мая облачился в военную форму и с налету брал мосты с аэродромами…

Ну, насчет нудистов они немного переборщили, однако ухватили главное: немцы орудовали с большой выдумкой и изобретательностью. Они действительно вели «неправильные», неожиданные для противника операции. На западе страны немцы брали «крепость Голландия». У мостов в Дордрехте и Мурдейке высадились парашютисты подполковника (оберст-лейтенанта) Бройера. Решительными действиями он добился успеха.

В Роттердаме с его важными мостами разыгрался настоящий триллер. Вечером 9 мая 11-ю роту 16-го пехотного полка перебросили в район немецкого озера Цвишенан, где уже стояли двенадцать гидросамолетов – старых бипланов «Хейнкель-59». Там к пехотинцам добавили немного саперов. Именно эти старые гидропланы, сев на реку Маас посреди Роттердама, должны были высадить бойцов для захвата трех важных мостов. Немцы в этом случае страшно рисковали: тяжело нагруженные, неповоротливые и тихоходные Не-59 могли стать легкой добычей любого истребителя, они погибли бы, попав под огонь зенитных пулеметов. Но – безумству храбрых поем мы славу! Тихоходы с огромными поплавками под крыльями смогли перелететь пол-Голландии и в 7 часов утра появились над Роттердамом. Их никто не остановил – как не остановили пассажирские самолеты над Нью-Йорком 11 сентября 2001 года. Снизившись до бреющего полета, гидропланы сели на воду по обоим сторонам моста Виллемсбрюкке, вырулив к северному берегу реки. Голландцы попросту не ожидали ничего подобного – а потому не смогли вовремя отреагировать на дерзкое нападение. Из гидросамолетов выбросили надувные лодки – и на них немецкие пехотинцы проворно налегли на весла, направляясь к целям. Так они быстро взяли три моста мизерными силами в 120 человек! И не спецназом, а обычной пехотой!

«…Захват мостов через реку Маас немцы осуществили совершенно внезапно. Когда первые немецкие солдаты, высадившиеся с гидросамолетов, добрались до берега в складных резиновых лодках и начали переходить через мост, изумленные прохожие стали спрашивать у подвернувшегося мальчика-рассыльного: «Кто это такие?».…Один голландский капитан сумел пройти через мосты уже после их захвата немцами. Его глазам представилась следующая картина. «Из шведского судна, находившегося к западу от моста, выгружались минометы, мотоциклы с прицепами, радиоаппаратура и другое военное имущество». На острове посреди реки, который соединялся мостами с обоими берегами, располагался ряд немецких фирм с их конторскими и складскими помещениями; именно здесь были заранее тайком накоплены запасы военного имущества, использованные затем десантниками», – написал Луи де Йонг в своей потрясающей книге (указ. соч., с 136).

Уж не знаю, не привиделась ли выгрузка со шведского корабля оружия тому голландскому капитану (а его свидетельства опубликовали уже в 1952 году), и были ли те тайные склады в зданиях немецких торговых компаний. Как пишет де Йонг, расследования после войны этих фактов не подтвердили. Каюс Беккер в своем труде «Люфтваффе: рабочая высота 4000 метров» рисует несколько иную картину. После первого успеха «гидросамолетной» высадки голландцы бросились в контратаки на захваченные мосты. 120 немцев, отойдя в каменные пристройки у мостов, смогли их отбить. Им приходилось очень туго – когда к южной оконечности одного из мостов с громким звоном примчались… городские трамваи, откуда на ходу стали выпрыгивать немецкие воздушные десантники. То были пятьдесят бойцов обер-лейтенанта Хорста Керфина, которую сбросили в районе городского стадиона. Там сметливые парни сымпровизировали – захватили трамваи и поехали на них к мостам, на подмогу своим. Прибытие этой маленькой помощи подняло дух пехотинцев, державших мосты.

Захвату мостов немцами помогло то, что одновременно Роттердам атаковали и с другого направления – с юга, где располагался важнейший аэродром Валхавен. Когда неуклюжие гидросамолеты с отрядом «мостозахватчиков» на рассвете еще только подлетали к гигантскому городу, 28 бомбардировщиков «Хейнкель-111» нанесли точечный удар по охране Валхавена. 26 тяжелых двухмоторных бомбардировщика отвлекли на себя внимание голландской ПВО: она засекла их еще на подлете и отправила на их перехват истребители. (Именно поэтому тихоходные бипланы и проскочили к мостам без потерь). Шедшие без истребительного прикрытия «хейнкели», потеряв в бою с истребителями своего ведущего, все же вышли к Валхавену и обрушили свои бомбы на цели. Им удалось накрыть ангары, где спали сотни солдат из резервных подразделений – и множество голландцев погибло в пылающих строениях.

И, как только бомбардировщики улетели, к Валхавену с востока подошли транспортные «юнкерсы», выбросив батальон парашютистов гауптмана Карла-Лотара Шульца. Голландцы стреляли по болтающимся на стропах бойцам – но те все же вступали в бой, едва приземлившись и «погасив» купола своих парашютов. Голландские командиры теряются: слишком много целей. Голландские солдаты из полка «Кенигин», прикрывающего аэродром, палят и в опускающихся с неба немцев, и в тех, кто уже приземлился. Высадку Шульца прикрывают тяжелые истребители-бомбардировщики Ме-110. На бреющем полете они атакуют батарею тяжелых зенитных орудий голландцев. Их расчеты, не выдержав «психической атаки», разбегаются по щелям – и тут же попадают в руки немецких парашютистов, атаковавших батарею под прикрытием с воздуха.

Но десантники Шульца должны были только сковать боем голландскую охрану. Вскоре подошла вторая волна Ю-52 – с парашютистами гауптмана Цейдлера. Началась выброска. Голландские зенитки открыли беспорядочный огонь, стараясь поразить то самолеты, до парашютистов. Группа с одного из Ю-52 из-за ошибки летчика стала опускаться прямо на горящие ангары. Купола парашютов от страшного жара вспыхивали – и люди падали прямо в пламя.

Однако большинству парашютистов второй волны удалось сесть на окраинах летного поля и сковать голландцев боем. Это и было нужно – потому что с востока появилась третья волна трехмоторных Ю-52 – с посадочным десантом. Эскадрилья храбро пошла на посадку прямо на охваченный боем Валхавен. Голландцы встретили их очередями легких зенитных пулеметов. Пули прошивали тонкие борта, решетили крылья машин. Из пробитых бензобаков хлестал бензин. У одного «юнкерса» загорелись сразу два мотора. И все же они сели. Из простреленных самолетов выскочили два взвода 9-й роты 16-го пехотного полка – отряд обер-лейтенанта Швиберта. Его бойцы стали наступать на голландцев из центра летного поля – тогда как парашютисты наседали на охрану с окраин Валхавена. Их было меньше, чем голландцев – но деморализованные голландцы стали сдаваться. Валхавен попал в руки немцев! На него тут же прилетели новые эскадрильи Ю-52, высадив на поле 3-й батальон 16-го пехотного полка. (К. Беккер, указ. соч., с 154–156).

Голландцы гораздо больше боялись нападения на Валхавен со стороны местных сторонников Гитлера из Роттердама, чем воздушного десанта. А потому отвлекли часть своих сил на защиту от налета мифических боевиков. Этим и воспользовались десантники генерала Курта Штудента.

Вскоре немцы разворачивают на Валхавене привезенные с собой зенитки. Около полудня прилетают восемь английских бомбардировщиков, но гитлеровцы отражают их налет. Транспортные самолеты Германии высаживают на аэродроме все новые и новые подкрепления – бойцы 16-го воздушно-десантного полка и батальон 72-го пехотного полка. «Позаимствовав» у голландцев всякий автотранспорт, что попадается под руку, немцы отправляются на помощь отрядам, удерживающим мосты Роттердама.

Однако задача выполняется лишь наполовину. Да, мосты блокированы. Немцы сидят на одном берегу – а голландцы на другом. Вперед десантники Германии продвинуться не могут. Не смогли они установить и связь с теми десантными частями, которые высадились в районе Гааги.

Тем не менее, ничтожные силы гитлеровцев взяли под контроль роттердамские мосты и удерживали эти позиции целых пять дней, до самой капитуляции Голландии! При том, что у голландцев в городе было восемь батальонов войск! Тогда, когда рядом (Роттердам – это ведь один из крупнейших портов мира) стоял и голландский военный флот. Но голландцы попытались ввести его в бой за мосты слишком поздно – к тому времени в воздухе господствовали гитлеровские Люфтваффе. Пикирующие «лаптежники» топят эсминец «Ван Гален» и наносят смертельные повреждения канонерским лодкам «Фризо» и «Бринио». (Алькмар Говэ, «Внимание, парашютисты!» – Москва, АСТ, 2003 г., с 87–88).

Каким образом немецким десантникам у мостов удалось продержаться до подхода настоящих подкреплений? Ведь они два дня дрались в полном окружении, и превосходящие силы голландской армии должны были их смять и раздавить.

Разгадка – в психологии. Командование голландской армии к тому времени было попросту сбито с толку и тряслось от ужаса. «Расположенный в Роттердаме штаб военного округа вначале не знал, что предпринять для устранения возникшей опасности. В штаб поступали тревожные сообщения, звонили по телефону и являлись лично гражданские лица, которые рассказывали о действиях парашютистов в различных частях города, а также о выстрелах из домов, производимых неизвестными лицами»…» – читаем у Луи де Йонга (указ. соч., с 136). Вместо того, чтобы отбивать мосты, голландские военные обыскивали сотни домов, обращая особое внимание на те, в которых жили члены голландской нацистской партии. Они спускались в подвалы и забирались на чердаки, задерживая подозрительных людей. Но они не задержали ни одного человека с оружием в руках! Немцы поступили умело: они поняли, что выброски десантов вызывают панику, и потому даже необязательно организовать шквал тревожных сигналов самим – звонить и приходить будут сами местные перепуганные обыватели. Чтобы усилить панику, гитлеровцы прибегли к хитрости – у Дордрехта, скажем, они сбросили на парашютах не десантников, а чучела, отвлекая силы голландцев на эту приманку и подхлестывая страх. Их самолеты сбрасывали особые устройства-трещотки, которые имитировали стрельбу. И это тоже порождало общее смятение – голландцам казалось, будто стреляют везде. Им мерещились тысячи агентов немецкой разведки и «пятой колонны» из местных предателей, которые палят в спину войскам. Это была полная чушь: тщательные послевоенные расследования показали, что голландцам в мае 1940 года не удалось найти ни у одного немца или голландского нациста ни одной винтовки, ни одного револьвера. Но в те дни вся Голландия верила в вышедшую на войну «пятую колонну». Она превратилась в реальную силу, потому что в нее верили! Вот как немцы умело использовали мировую истерию по поводу немецкой «пятой колонны» и страшной гитлеровской разведсети, которая катилась по Западу во вторую половину 30-х годов!

Уже в первый день страх и смятение стали главным «поражающим фактором» немецкого наступления в Голландии. Именно это оружие смогло свести на нет чисто военные неудачи Гитлера. Ведь не секрет, что его план захвата с воздуха столицы страны, Гааги, провалился.

Для этого нужно было рано утром 10 мая взять с воздуха (как и Валхавен у Роттердама) три летных поля близ Гааги – Фалькенбург, Ипенбург и Окенбург, а уж оттуда прорываться к королевскому дворцу, военному министерству и правительственному комплексу. Однако тут немцев встретил ожесточенный зенитный огонь и сплоченная наземная оборона. Например, на прибрежном (близ Лейдена) Фалькенбурге парашютистам не удалось взять базу с ходу. А первые машины Ю-52, сев на поле, увязли колесами в размякшем грунте – и потому заблокировали ВПП, не дав приземлиться шедшим следом немецким транспортникам, которым пришлось повернуть обратно. Голландцы подожгли попавшие в ловушку самолеты пулеметными очередями. Немцы все же взяли аэродром силами тех, кто успел высадиться. Однако горящие машины загородили посадочные полосы для прибытия подкреплений, и машинам прибывающего батальона 47-го полка гитлеровских ВДВ пришлось опускаться на прибрежные дюны.

Образовались две маленькие немецкие группировки. Одна – захватившая аэродром и городок Фалькенбург около него. Другая – в дюнах. Связи друг с другом они не имели.

В Ипенбурге немцев ждал вообще разгром. Первая волна парашютистов из-за ошибки пилотов оказалась выброшенной южнее аэродрома, отчего многие десантники опустились прямо в расположении голландских войск. Тринадцать машин, пытавшихся сесть прямо на аэродром, попали под сильнейший обстрел, и 11 из них запылало. Горстка уцелевших немцев вела бой в окружении до вечера 10 мая, а потом сдалась. Остальные десять «юнкерсов», которые должны были сесть на Ипенбург следом за первой волной, пошли на вынужденную посадку на автостраде Гаага-Роттердам.

В Окенбурге получилось немногим лучше. Парашютистов-«захватчиков» тоже сбросили не там. Первой волне посадочного десанта пришлось приземляться под жестоким огнем. Экипажи транспортных «юнкерсов» уже на земле помогали десантникам, открыв огонь из пулеметов в башенках своих самолетов. Сами Ю-52 оказались тяжело покалеченными. А тут еще, в довершении ко всему, английским бомбардировщики накрыли аэродром бомбами, полностью сделав его непригодным к приему новых партий немецких самолетов с подкреплениями.

В общем, немецкий десант в районе Гааги разбился на несколько слабых, отрезанных друг от друга групп. Между ними часто даже радиосвязи не имелось. О каком-то лихом налете этих войск на Гаагу даже речи идти не могло.

Провал? С чисто военной точки зрения – да. Причем почти полный. Голландцам оставалось только быстро ликвидировать очаги сопротивления. Но этот военный провал воздушных десантов под Гаагой обернулся небывалым успехом в сфере подавления психики голландцев! Немецкие самолеты, подыскивая подходящие места для приземления, кружили над западной Голландией. Некоторые опускались на шоссе между Гаагой и Роттердамом, некоторые – на песчаное морское побережье, некоторые – на луг близ Дельфта.

И вот тут-то и вспыхнула паника, принесшая немцам победу! Дело в том, что у голландцев был корпус гражданской обороны – МЧС по-теперешнему. Наблюдатели из корпуса гражданской обороны, следившие за небом, не имели особых радиопередатчиков и поддерживали связь с обычными коммерческими радиостанциями, вещавшими на население. Эти радиостанции во всеуслышание транслировали предупреждения наблюдателей. Голландские обыватели в ужасе слышали о том, что в воздухе свободно кружатся немецкие самолеты, движутся туда и сюда, сбрасывают парашютистов. Одна паническая новость сменялась другой. Радио сыграло ту же роль, что сегодня – телевидение и Интернет.

Смятение лесным пожаром покатилось по стране. Паника парализовала волю голландцев и способность не то, что решительно действовать – а даже здраво соображать. Прилипшие к приемникам голландцы слышали истерические сообщения о страшных немецких самолетах, вьющихся над их головами то здесь, то там. То, что в США 1938 года вызвала радиопостановка по роману Уэллса «Война миров», повторилось и в стране Тиля Уленшпигеля. Только вместо воображаемых летающих тарелок марсианских пришельцев над Голландией летали реальные «юнкерсы»…

 

Оружие массового психического уничтожения: развал голландского общества

 

Немцы добились поразительного эффекта: начало разваливаться голландское общество. Этот эффект буквально расчистил путь наступающим с востока немецким танково-механизированным колоннам. Это напоминает последствие бомбежки атомной электростанции – стоит вам угодить одной-единственной ракетой или бомбой прямехонько в реактор за спинами вражеских войск, и враг начнет разбегаться сам, спасаясь от очередного Чернобыля. Только тут немцы смогли умело поразить местное общество.

Среди голландцев моментально возникла мания – во всех стали видеть переодетых немецких шпионов и саботажников. Мол, парашютисты переодеты в фермеров, полицейских, почтальонов, шоферов и священников. И даже в монахинь они переодеваются, и в посыльных, таща под видом покупок в корзинах страшные ручные гранаты! У всех них есть взрывчатка и разные неприятные штуки. Как отмечает Л. де Йонг, нервное напряжение среди голландцев достигло наивысшей точки в Роттердаме и Гааге. И здесь с жаром рассказывали друг другу о том, будто местные немцы служат проводниками для немецких парашютистов, будто у гитлеровских десантников есть подробные планы местности.

В Гааге днем 10 мая царила неразбериха. Оборона города оказалась неподготовленной, войска состояли из неопытных и бестолковых новобранцев. К 6 часам утра 10 мая командиры смогли выставить патрули и сильные заслоны вокруг центра города. И началось…

Слухи о том, что немцы сплошь да рядом переодеваются в голландскую военную форму, побудили некоторые голландские части к «гениальному шагу»: они сняли с себя знаки различия. Мол, перехитрим этим немцев – и по отсутствию знаков различия отличим своих от врагов. Однако другие части, которые не сняли знаков различия, стали принимать «замаскировавшихся» за немцев и принялись палить по ним. Порядок удалось восстановить только на четвертый день войны, когда войска попросту вывели из столицы.

Тем же утром 10 мая командующему ПВО Гааги принесли документы, найденные в обломках сбитого «юнкерса». Немецкие бумаги-инструкции гласили, что в районе боевых действий «находятся наготове гражданские лица, выступающие по особому приказу». Они, дескать, снабжены пропуском такого-то образца (он прикладывался). Десантники должны оказывать этим гражданским лицам содействие.

Уж не знаю, был ли этот документ правдой, или голландцам в руки подкинули умело сработанную немецкой разведкой фальшивку, однако действие бумажек оказалось губительным для Голландии. Будучи уверенными в том, что в Гааге – полно сообщников Гитлера в гражданской одежде и в мундирах голландского образца, власти и военные донельзя ужесточили меры предосторожности. Голландские офицеры потом жаловались на то, что в них стреляют свои же, что местные жители, вооружившись пистолетами, норовят их задерживать. Шпиономания парализовала столицу страны. Стремительно разлетались слухи о том, что в руководстве Голландии засели предатели, что на стороне немцев работают глава авиакомпании «КЛМ» и министр связи. И действительно – телефонные линии почему-то замолчали, а доставка почты нарушилась. Люди поневоле прилипали к радиоприемникам – а по ним постоянно передавались страшные известия в стиле американской радиопостановки по «Войне миров» Уэллса. Потом разнесся дикий слух о том, будто вода в водопроводе отравлена. Власти по радио пытались опровергнуть его, но добились прямо противоположного успеха. Голландское общество стремительно превращалось в стадо обезумевших от страха двуногих.

Скорее всего, эти слухи распространяла немецкая агентура. Вряд ли агентов было много – в обстановке нервозности перерезать телефонные провода и пустить слухи могли и несколько десятков человек. И это оказалось пострашнее настоящих налетов с воздуха!

Панику в Гааге усугубил сам Генштаб Голландии. 11 мая он распространил первую радиосводку, с гордостью заявив о том, что была отбита попытка немцев захватить главное полицейское управление столицы. Самое интересное заключалось в том, что такой попытки вообще не было – но для сотен тысяч людей создали образ затаившегося в городе, невидимого врага, сплоченного в летучие отряды боевиков. В тот же день Генштаб выдал по радио новый перл: о том, что живущие в Гааге немцы, вооружившись, пытались наступать из западной части города в его центр, но были рассеяны огнем голландских частей. Совершенно официально сообщалось, будто одно из голландских подразделений подверглось коварному обстрелу, который вели люди в гражданской одежде и в голландской военной форме.

То было последствие гениальной операции абвера. 9-10 мая в тыл британской, бельгийской и французской армий в Бельгии просочились 5200 агентов, закамуфлированных под перепуганных гражданских беженцев. Как сообщает журнал боевых действий абвера, автоматы и взрывчатку они прятали в детских колясках под матрасами и в грузовиках под грудами домашнего скарба. Тем самым они породили страх перед немецкими шпионами, могущими оказаться везде. И страх этот молниеносно перекинулся в Голландию!

Происхождение радиосводок по поводу Гааги до сих пор покрыто завесой тайны. Либо Генштаб Голландии тогда просто спятил от страха и гнал в эфир дикие слухи, либо он пал жертвой «достоверных» докладов войсковых командиров, либо в нем действительно сидели немецкие агенты. Ну, еще возможно, что такие сообщения под видом официальных транслировали сами немцы с помощью своей радиостанции. Но что именно это было, автору сей книги неизвестно. Однако хорошо известен эффект от сводок Генштаба: конец старой доброй Голландии.

В стране начались повальные аресты всех подозрительных. Вернее, они начались еще утром 10 мая. Сначала в демократической и нетоталитарной Голландии «замели» 1500 немецких подданных и 800 своих же, членов Нидерландской нацистской партии. Затем главнокомандующий голландской армией генерал Винкельман приказал всем немецким подданным и выходцам из Германии не покидать своих жилищ. Под действие этого приказа подпало несколько десятков тысяч лиц, в том числе – и политические эмигранты, и еврейские беженцы. Для повальных арестов власти создали специальные группы, полицейские автомобили раскатывали по всей стране.

Но широкие массы не знали, что все подозрительные уже арестованы или изолированы. И по стране покатилась волна самочинных арестов. Солдаты, сержанты, лейтенанты и бургомистры – все они сочли себя вправе арестовывать всяких разных. Только в районе Амстердама, где первоначально планировалось согнать в лагерь для интернированных 800 душ, арестовали шесть тысяч! А если учесть такие же аресты и в других городах страны, то картина социальной агонии Голландии – налицо. Никто не знает, сколько вот так самочинно задержанных оказалось расстрелянными солдатами-конвоирами без суда и следствия. Добропорядочное голландское общество за какие-то пару дней превратилось в сумасшедший дом, набитый ополоумевшими от ужаса, зараженными всеобщей подозрительностью, невменяемыми «пациентами». Вот как действовало немецкое «пси-оружие»:

«…Аресты, проведенные в первые два дня войны, не ослабили нервного напряжения. Более того, общественное мнение стало проявлять признаки еще большей нервозности. Это отчасти объяснялось отсутствием благоприятных сообщений. Войска тяжело переживали свои неудачи при первом столкновении со столь грозным противником, это было плохим предзнаменованием! Каждый новый признак деятельности пятой колонны еще более увеличивал напряжение. У солдат создавалось впечатление, что немецкие парашютисты приземляются повсюду, и что в стране нет ни одного города или селения, где жители не стреляли бы из домов, где ночью не подавались бы световые сигналы.

Среди военнослужащих, как и среди гражданского населения, распространялись разные слухи.

«В первый же день распространился слух о том, что правительство сбежало. Говорили, что наиболее видные общественные деятели убиты и что немцы высадились на побережье Северного моря… Трудно назвать хоть одного голландского военачальника, которого, согласно слухам, не убивали бы по крайней мере один раз. Дороги, по которым намеревались передвигаться голландские войска, оказывались якобы зараженными отравляющими веществами. Найденный шоколад рекомендовалось немедленно уничтожать, так как он наверняка отравлен. В наших ручных гранатах будто бы оказывался песок вместо пороха, а долговременные укрепления рушились при первом же выстреле из-за плохого качества бетона».

Кое-где советовали осматривать все женские сумки, так как в них могли оказаться ручные гранаты. Рекомендовали также высматривать немецких солдат, одетых в голландскую форму. Советовали немедленно обстреливать автомобили с определенным номерным знаком. «В конечном счете, вы уже не знали, чему можно верить».

Войска вскоре прониклись убеждением, что причинами отступления и неудач являются измена и саботаж. Если пятая колонна действует повсюду, то почему ей не быть в армии? Несколько офицеров и солдат арестовали по подозрению в принадлежности к пятой колонне. Двух из них расстреляли на месте; возможно, что имелись и другие случаи подобного рода.

12 и 13 мая в западной части Голландии царила повышенная нервозность. У людей сложилось впечатление, что они не в силах справиться с пятой колонной. Не успевали обуздать волнение в одном месте, как оно уже вспыхивало в десятках других. Снова распространялись слухи: мясные продукты и питьевая вода отравлены, по улицам разбрасывают отравленные сигареты и шоколад, целые города уже стерты с лица земли и т. п. Для тех, кто не верил подобным слухам, было ясно, что они распространяются вражескими агентами.

12 мая 1940 года в Амстердаме распространился слух, будто выведены из строя сирены для предупреждения населения о налетах авиации противника. Один из голландских беженцев писал после прибытия в Англию:

«Я как сейчас вижу перед собой человека, бегущего по улице и выкрикивающего эту тревожную весть. «Откуда вы об этом узнали?» – спросили у него. «Это предупреждение полицейского управления! Сообщайте другим!» Распространение данного слуха является наглядным примером организованной работы пятой колонны. Слух был пущен почти одновременно в разных концах Амстердама и распространился со сверхъестественной быстротой. Конечно, он оказался совершенно необоснованным, но успел разлагающе повлиять на моральный дух населения».

Люди утверждали, что некоторые немецкие парашютисты добрались до Амстердама, но, к счастью, были пойманы. Говорили, что в одном из помещений гостиницы «Отель дель Юроп» обнаружены «магниевые бомбы», предназначенные для подачи световых сигналов немецким бомбардировщикам. Рассказывали, будто пятая колонна рисует на улицах и стенах домов особые линии, обеспечивающие ориентировку противнику; при этом добавляли, что во многих местах города подобные знаки пришлось срочно стирать.

В Гааге страх перед пятой колонной принимал еще более острые формы: все отдавали себе отчет в непосредственной близости противника. 11 мая на улицах шла такая стрельба, что в войсках царило убеждение, будто им приходится подавлять общее восстание голландских нацистов. «По подъездам и чердакам развернулась усиленная охота за членами NSB». Особенно оживленно шла перестрелка близ одного крупного жилого дома в центре города; предполагалось, что в этом доме засели члены пятой колонны. Однако в ряде других мест можно было видеть «автомобили, из которых торчали карабины; вооруженные револьверами полицейские останавливали прохожих криком: «Руки вверх!»

Никто не знал точно, где находится враг, но присутствие его подозревалось повсюду.

12 мая положение в Гааге стало еще более запутанным. Начали подозревать даже полицейских. Молодежь из гражданской стражи пыталась их разоружать. В этот день высшие военные руководители пришли к выводу, что необходимо принять радикальные меры во избежание полного хаоса. Жителям города предложили держать закрытыми все двери и окна. Никому не разрешалось останавливаться на улицах. Были приняты решительные меры по укреплению дисциплины в войсках. В результате проведенных мероприятий беспорядочная стрельба в городе почти прекратилась.

Вслед за обнаружением в немецком самолете документов 10 мая военные власти получили в свое распоряжение еще более объемистую пачку документов, найденных 12 мая у убитого немца, близ одного из аэродромов в окрестностях Гааги. Бумаги принадлежали офицеру разведки 22-й немецкой воздушно-десантной дивизии; среди них имелась целая серия немецких разведывательных донесений, в том числе и ряд сообщений немецкого военного атташе в Гааге. Тут же находился список людей, очевидно намеченных к аресту после занятия города, длинные перечни гаагских гаражей, а также ряд карт. На последних стрелками помечались не только все важнейшие коммунальные сооружения, но и местопребывание королевской семьи, квартиры премьер-министра и министра обороны. Среди документов обнаружили приказ, касающийся «гражданских лиц», на которых в ходе борьбы возлагалось выполнение «специальных задач». К приказу прилагался образец пропуска следующего содержания:

 

«Господин… (место для фамилии) имеет право перехода через немецкие линии для выполнения специальных заданий. Всем войсковым частям предписывается оказывать ему всяческое содействие. Пропуск действителен только при предъявлении удостоверения личности с фотографической карточкой».

 

Найденный экземпляр имел довольно высокий номер (№ 206) и был подписан генералом Шпонеком.

«Вот еще одно свидетельство широкого размаха деятельности пятой колонны, – думали люди, – вряд ли военные силы, имеющиеся в Гааге, сумеют с ними справиться!»…

Речь шла при этом о таком враге, который вообще не придерживался каких бы то ни было рамок законности. Он мог погнать перед собой беззащитных женщин и детей или же безоружных военнопленных, если подобный прием способствовал выполнению его злобных замыслов. Пятая колонна являлась его излюбленным орудием нападения, подлинно национал-социалистской формой военной агрессии.

В Голландии это стало еще более очевидным, чем в Норвегии. В Норвегии имелись… несколько высокопоставленных гражданских и военных сановников, продавших свою страну Гитлеру. Там произошел своего рода переворот, удавшийся, как можно было прочесть в газетах, благодаря тому, что некоторые личности, занимавшие ключевые посты в правительственном аппарате и военно-морском флоте, оказались пособниками нацистов. Что касается Голландии, то здесь пятая колонна использовалась Гитлером в гигантском масштабе с привлечением тысяч людей. Немецкие подданные, как и голландские нацисты, стреляли по войскам из бесчисленных засад; они работали в тесном взаимодействии с парашютистами, которые увеличивали общую сумятицу, выдавая себя за местных жителей, переодеваясь в одежду булочников, священников, фермеров, водителей трамвая, почтальонов. В сущности, не оставалось ни одного вида одежды, которая не была бы использована пятой колонной в своих подлых целях. Любой человек мог оказаться врагом.

Такова была картина событий, наблюдаемая сбитым с толку голландским народом в роковые дни 10–14 мая 1940 года. Благодаря печати и радио, письмам и устным рассказам об этих событиях узнали во всех странах мира. Нарастала волна страха и нервозности, она грозила захлестнуть миллионы людей».

Так написал Луи де Йонг в своей замечательной книге (указ. соч., с. 140–145), которую правильнее было бы озаглавить «Как убивает страх». Во-второй части своего труда исследователь показал, что все эти слухи о полчищах боевиков из пятой колонны были сущей иллюзией. Что, например, в гражданскую одежду и голландские мундиры переодевались только диверсионные группы немцев, действовавшие в приграничной полосе – для захвата мостов. Что стрельбу в городах провоцировали специальные звукоимитаторы, которые немцы сбрасывали с самолетов. Но секрет оглушительного успеха Гитлера как раз и состоит в том, что он смог погрузить голландцев в мир виртуальных кошмаров, в которых их положение казалось безнадежным. Он смог сделать эти призраки совершенно реальными в глазах целой страны!

Послевоенные расследования показали, что парашютисты немцев не сбрасывались нигде, кроме районов Мурдейка, Дордрехта и Роттердама и трех аэродромов близ Гааги. По одной простой причине: ВДВ Гитлера были просто малочисленны. Не нашли и никаких подтверждений страшным слухам о стрельбе неизвестных людей по голландским войскам в городах. Полной чушью оказались и слухи об отравлении воды и продовольствия, о таинственных световых сигналах и условных знаках. Не нашли подтверждения и россказни о тысячах шпионов из числа живущих в Голландии немцев и местных нацистов. Истинное число агентов Гитлера в Голландии исчислялось всего несколькими десятками. А настоящим центром разведывательной деятельности в Нидерландах выступало немецкое посольство в лице военного и военно-воздушного атташе. Они, покупая обычные карты Гааги в книжных магазинах, наносили на них важные объекты для захвата – дома министров, бомбоубежища и дворец королевы. Но тем поразительнее эффект, которого Германии удалось добиться столь малыми силами!

Немцы поразили Голландию прежде всего не парашютными десантами и не танками, не налетами бомбардировщиков и артиллерийскими обстрелами – они убили ее волной умело поднятого страха. Психологически вторжение в Нидерланды гитлеровцы смогли организовать так виртуозно, что «взрывы психологического оружия массового поражения» превратили чисто военные неудачи немцев в сокрушительное поражение голландцев. Шок и трепет настолько охватили последних, что они не заметили отчаянного положения, в которое угодили гитлеровские десантники. Способность здраво рассуждать отключилась – и вот в момент, когда немецкие танки и мотопехота прут на Голландию с востока, голландские войска лихорадочно перебрасываются к Гааге и Роттердаму, для борьбы с несуществующим восстанием нацистских боевиков! Скорость, с которым рухнуло и раскололось общество в демократической Голландии, поразительна. И обратите внимание на то, что в этом случае немцы в начале вторжения не стали прибегать к «психическим полетам» своих бомбардировщиков над Гаагой, как это было в Норвегии или Дании.

Я почти уверен в том, что мы имеем дело с виртуозной работой разведки и геббельсовского ведомства. Немцы умело следили за состоянием умов на Западе, за нарастанием мифа о страшной силе и коварстве Германии, за воспаленными бреднями о бесчисленной пятой колонне. Они наверняка собирали и анализировали газетные сообщения. А потом все это мастерски использовали – в сочетании с такими передовыми на тот момент методами ведения войны, как воздушный десант, пикирующие бомбардировщики, спецназ и подвижные сухопутные соединения. Немцы учли и то, что пресса и общественное мнение в странах западной демократии подвержены истериям и вообще балансируют на грани здравого смысла и больного воображения. Психологический удар получился настолько сильным, что позволил немцам сэкономить уйму средств на танках, горючем и боеприпасах, свел к минимуму их людские потери при вторжении, дал возможность воевать без напряжения экономики Германии. И снова психологический удар пал не только на страну-жертву, но и на весь мир.

В принципе, война при в стиле молниеносного психотриллера оказалась весьма выгодной для немцам. Голландия пала всего за пять дней, доставшись завоевателям с целыми-невредимыми паровозами, железными дорогами, заводами, электростанциями, плотинами и каналами. Для ее сокрушения не пришлось уничтожать жестокими бомбардировками всю техносферу и инфраструктуру, как это делали американцы для победы над Германией в 1943–1945 годах, в войнах со Вьетнамом (1964–1973) или в первую Иракскую кампанию 1991 года.

И вот здесь нам преподан отличный урок для будущих войн. Немцы в Голландии нарушили каноны классического военного искусства, нанося внешне разрозненные удары небольшими группами хорошо подготовленных бойцов по всем ключевым точкам сразу. Наверное, лучше всего эта философия отразилась в документе «О едином генеральном плане повстанческого штаба ОУН» (западноукраинских националистов), принятом 22 декабря 1940 года в тесном сотрудничестве с немецкой разведкой. (Хотя речь в нем идет и о восстании на Украине сразу же после вторжения в СССР гитлеровцев, приложить план можно и к кампании сорокового года на Западе, и к будущим схваткам). «Мы должны захватить в свои руки военные пункты и ресурсы Донбасса, морские порты, увлечь за собой молодежь, рабочих, крестьян и армию. Мы должны ударить везде и одновременно, чтобы разбить врага и рассеять его силы…» (Павел Судоплатов. «Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год». – Москва, «ОЛМА-пресс», 2001 г., с. 120).

Вот он, важнейший урок! Наноси удары небольшими группами везде и одновременно. Порождай в стане противника хаос. Пока враг сбит с толку, оглушен и не знает, куда бросаться, используй хаос. Пусть в возникшей неразберихе и паники твои небольшие отряды играют свои партии и идут к намеченным целям. Пусть неприятель, очнувшись, в страхе обнаружит: захвачены его атомные реакторы, позиции стратегических ракет, электростанции и штабы. Возьмем Голландию 1940 года. 13 мая, пользуясь всеобщим бедламом, на нидерландском побережье с подводной лодки высадилось спецподразделение Кригсмарине во главе с абверовцем – капитаном третьего ранга Кильвеном. Она смогла не только вести разведку, но и захватить на верфях ценнейшую добычу: аппарат Гауссинга, нейтрализующий действие магнитных мин.

В этом отношении, читатель, Гитлер вновь намного опередил свое время. Когда читаешь о картинах хаоса и истерии в Гааге 1940 года со стрельбой неизвестно по кому, то в памяти всплывают картины Москвы октября 1993-го. Лично я до конца жизни не забуду, как на улице Королева засевшие в зданиях Центрального телевидения солдаты Ельцина палили друг по другу из автоматов и пулеметов – аккурат через дорогу. Оба здания, стоявшие напротив друг друга, напоминали два корабля, сошедшиеся бортами для ожесточенной перестрелки. И тогда страх и иллюзии правили городом…

Да, так было и в сороковом году. И все же последнюю точку в голландской операции поставили Люфтваффе!

 

Роттердамская «точка» Люфтваффе

 

Четыре дня вторжения в Голландию немцы обходились без терроризирования местного населения налетами с воздуха. Они не применили полетов на бреющем, как это было в Копенгагене или Осло. Вплоть до последнего дня операции в Голландии все это с лихвой заменили страх и быстрое продвижение немецких наступающих частей. Но вот настал день пятый – 14 мая 1940 года…

Накануне, вечером 13 мая, танки 9-й танковой дивизии немцев с юга подошли к мостам через Маас в Роттердаме. Однако переехать по ним на другой берег они не могли: голландцы держали мосты под обстрелом. Нужно было срочно добиться сдачи Роттердама – иначе немецкое продвижение останавливалось. Немцы попробовали уговорить гарнизон города сдаться. Не вышло. И тогда на утро 14 мая агрессоры запланировали операцию: бомбардировщики Люфтваффе наносят бомбовый удар строго по одному кварталу за мостами – а танки под прикрытием налета движутся через мосты. Но и тогда они с утра отправили парламентеров к командиру роттердамского гарнизона, полковнику Шаро. Мол, если не сложите оружие – будем бомбить. Шаро заколебался и запросил Гаагу. Было решено, что удар с воздуха до окончания переговоров откладывается.

Однако эскадра Не-111 уже вылетела из Германии и к трем часам дня была над Роттердамом. Летчикам никто не сообщил об исходе переговоров с гарнизоном. Они знали лишь то, что голландцев склоняют к сдаче, и если все пойдет успешно, то наземные войска подадут им сигнал красными ракетами о том, что бомбить цели в городе не надо.

Однако, когда воздушная эскадра подошла к Роттердаму двумя колоннами, голландская ПВО открыла по ним бешеный огонь. Красные ракеты, которые немцы пускали с земли, пилоты в дымке и дыму пожаров просто не заметили. (В порту полыхал танкер). Вернее, заметили слишком поздно – и 57 бомбардировщиков из ста успели метнуть 97 тонн фугасных бомб.

Это было в несколько раз меньше того, что западные союзники будут высыпать за один налет на немецкие города всего через несколько лет. Там на головы германцев зараз полетят и сотни, и даже больше, чем тысяча тонн. Но Роттердаму сорокового хватило и неполной сотни тонн. Его центр объяло пламя. Бомбы угодили в портовые нефтехранилища и в маргариновые заводы – а уж оттуда ветер погнал пламя в старую часть города, где было полно старинных домов с обилием дерева в конструкции.

Таким образом, немцы не хотели акта воздушного террора, однако поневоле его совершили. Результат не заставил себя ждать. Два часа спустя после налета гарнизон Роттердама, еще накануне готовый драться, сложил оружие. А в полвосьмого вечера 14 мая главнокомандующий всеми войсками Голландии генерал Винкельман по радио официально объявил о капитуляции страны. Он посчитал, что реальной помощи от англичан и французов ему не дождаться, а попытки сопротивления приведут к массовому разрушению с воздуха голландских городов.

Этот ужас перед «воздушным мечом» гитлеровских ВВС окончательно сломил Голландию. Невольная расправа всего над одним городом повергла в шок всю страну.

Освободившиеся силы вторжения немцы тотчас же перебросили на другие участки фронта. Ведь одновременно с войной против Голландии они вели операции против Бельгии и Франции…

Что ж, если перенестись во дни нынешние, то стоит отметить: страх перед разрушением городов и массовыми жертвами способен вырвать из блока НАТО целые страны. Для этого не нужны десятки бомбардировщиков, как немцам в сороковом. Сегодня один Су-37 несет на борту столько разрушительных изделий в неядерном снаряжении, сколько добрая эскадрилья прежних «хейнкелей». Тем паче, что немцы в Роттердаме невольно показали, что в городах нужно поражать в первую очередь: опасные объекты инфраструктуры, которые после уничтожения превращаются в поражающие факторы. Тогда это были нефтехранилища и маргариновые заводы. Сегодня – все те же хранилища горючего, электростанции, реакторы и склады опасных химических и биологических веществ. Причем есть самолеты куда сильнее Су-37. Например, бомбардировщик-ракетоносец Ту-160, который один (с неядерными «гостинцами») – это полк «летающих крепостей» Второй мировой. А уж о микроядерных зарядах я даже не говорю. И о баллистических ракетах тоже…

 

Шок Эбен-Эмаэля – и трепет Бельгии

 

Бельгийский случай – это особая глава триллер-войны.

Здесь немцы добились успеха без воздушного террора и даже без угрозы применить его. Бельгию успешно победили волной страха. Но настоящее чудо гитлеровской стратегии здесь в том, КАК этот страх был вызван.

Здесь немцы тоже задействовали спецназ. У Юлиуса Мадера я вычитал, что 5–8 мая абвер направил на разведку пограничных укреплений Бельгии и Люксембурга бойцов спецподразделения «Бранденбург-800», замаскировав их под туристов. И ехали они по линии туристического агентства «Сила через радость». Бойцы скрытно фотографировали фортификацию противника.

С самого начала немцы в один только день 10 мая 1940 года смогли одержать совершенно реальную – и при этом на сто процентов фантастическую! – военную победу. Именно она стала тем самым шоком, который поверг бельгийцев в сильнейший трепет. И этой победой немцев стало молниеносное падение самой сильной бельгийской крепости, ключа ко всей стране – твердыни Эбен-Эмаэль. Немцы взяли ее десантом с планеров! Они свершили чудо, и это поразило сознание их неприятеля. В то утро, когда немецкий спецназ брал приграничные мосты в Голландии, а немецкие воздушные десанты опускались на тамошние аэродромы, неприступный Эбен-Эмаэль пал…

Этот пример настолько поучителен, что мы расскажем о нем поподробнее. Итак, бельгийцы чувствовали себя почти в полной безопасности. В 1935 году в строй вошел форт Эбен-Эмаэль – чудо тогдашней технологии, которое вобрало в себя весь опыт предыдущей, Первой мировой войны. Если вы посмотрите на карту Бельгии-Голландии и найти Маастрихт, то найдете точку, где стоял форт – это в пяти километрах южнее Маастрихта, на голландско-бельгийской границе. Отсюда на юг к Льежу тянется канал Альберта – солидная водная преграда, которую пришлось бы формировать каждому, кто хочет наступать с территории Германии к столице страны, Брюсселю. Этот канал – прямой как стрела, с отвесными берегами. В сороковом году его течение прикрывали железобетонные огневые точки-доты, расположенные через каждые 500–600 метров. А за каналом находится Льеж-Люттих, центр мощной крепостной системы, северную узловую точку коей и составлял Эбен-Эмаэль. Он контролировал важнейшие мосты через канал Альберта, которые, к тому же, были загодя подготовлены к подрыву. Три важнейших моста находились севернее крепости, в них уже заложили взрывчатку – а запальные шнуры в стальных трубах тянулись к дотам у каждого из мостов. Любые попытки немцев починить подорванные мосты срывалась огнем крепостной артиллерии бельгийцев. Орудия форта Эбен-Эмаэль прикрывали даже мосты в Маастрихте, уже в Голландии.

Форт, располагавшийся на холмистом плато, был по сути укрепленным районом размером 900 на 700 метров. Он считался совершенно неприступным, способным утопить в крови всякого, кто дерзнет на него переть. Тяжелые потери наступающему были обеспечены уже в предполье. В форте было множество артиллерийских орудий в казематах и вращающихся бронебашнях, множество зениток, танкобойных орудий и пулеметов. Все эти огневые точки соединялись подземными галереями. Под землей находились электростанция, телефонный узел связи, склады боеприпасов и еды. С северо-востока форт окаймлял почти отвесный 40-метровый обрыв, примыкавший к каналу Альберта. С северо-запада твердыню защищал наполненный водой ров с почти отвесными стенами. С юга нападающий должен был продираться через противотанковые рвы и семиметровые стены. Попытка преодолеть канал и ров с водой пересекалась сильным фланкирующим огнем – огнем вдоль русел водных преград.

Бельгийцы позаботились и о том, чтобы форт не пал под ударами сверхтяжелой артиллерии, как это было при немецком наступлении 1914 года. Они спрятали свои пушечные казематы в склонах плато на сорокаметровой глубине, сделав их неуязвимыми даже для 420-мм осадных орудий. Против казематов в склонах были бессильны и пикирующие «юнкерсы». Танки? Попытка бросить маломощные машины с тонкой броней и слабыми пушками (а именно такими и были немецкие танки в 1940-м, когда «тигров» и «пантер» не существовало даже в чертежах) означало массовое избиение танков. Они могли гибнуть сотнями под огнем двухорудийной башни (120 мм) и 75-мм пушек из двух других башен и казематов. Наконец, Эбен-Эмаэль могли поддержать огнем соседние форты – Понтисс и Брашон.

И получалось вот что: чтобы вторгнуться в Бельгию, немцам пришлось бы в любом случае брать этот сильнейший узел обороны. По всем расчетам того времени, Гитлеру потребовалось бы для этого не менее двух недель. Он, как думали аналитики тридцатых годов, будет вынужден стянуть к форту сильную сухопутную группировку, мощную артиллерию и бомбардировщики. И все равно немцы потеряют при штурме пару дивизий убитыми. А пока они топчутся под стенами Эбен-Эмаэля, на выручку Бельгии придут французские и английские союзники.

В общем, под защитой Эбен-Эмаэля бельгийцы чувствовали себя почти в полной безопасности. Наверное, так же, как хотят чувствовать себя американцы, развернув систему национальной противоракетной обороны.

Немцы все это прекрасно знали. Взятие форта определяло участь всей кампании Гитлера на Западе. Ведь на чем стоял весь его гениальный план? Сначала нужно устроить молниеносный нокаут Голландии и Бельгии, быстро их захватить – и тогда лучшие дивизии французов и англичан устремятся отбивать у немцев и Бельгию, и Голландию. Они подумают, что именно здесь немцы наносят главный удар. И – угодят в ловушку. Как только войска союзников двинутся в бельгийско-голландском направлении, немцы нанесут удар южнее, под основание франко-британским силам. Немецкие танки ринутся через Арденны к проливу Ла-Манш, подсекая неприятеля, как серп подрезает охапку колосьев.

Но для этого нужно было в считанные дни покончить с голландцами и бельгийцами. Ну, как все прошло в Нидерландах – вы уже прочитали. А вот с Бельгией пришлось применить особую операцию по взятию Эбен-Эмаэля. Спланированная как чисто военная, она принесла колоссальный психический эффект. План Гитлера удался, Бельгия (с Голландией) пали – и антигитлеровские войска угодили в ловушку, под «удар серпа». Гитлер стал хозяином материковой Европы.

А теперь, читатель, попробуем разобрать это немецкое военное чудо по частям. Выведем-ка формулу их победы 1940 года, отталкиваясь от бельгийского примера.

1) Прежде всего, был фантастически красивый замысел главнокомандующего, «богемского ефрейтора».

Гитлер понял, что Эбен-Эмаэль, равно как и вся система бельгийских укреплений, создавалась людьми, которые готовились не к будущей, а к прошлой войне. Их логика – это логика не 1940-го, а 1914 года. В этом смысле, заметим, бельгийцы (как и британцы с французами) оказались сродни нашим генералам, которые также вечно готовятся к минувшим битвам, а не к будущему. А раз твой противник действует по логике Прошлого, то гениальному полководцу нужно породить Новое Оружие – отмести прочь устаревшие правила и расчеты, создав иной мир. Мир, в котором твой неприятель растеряется, окажется сбитым с толку, где удары на него обрушатся совершенно не оттуда, откуда он ожидает.

Гитлер нашел выход: он придумал вывести неприступную твердыню из строя с помощью горстки спецназа воздушно-десантных сил и бойцов «Бранденбурга-800», высадившихся прямо в крепости на планерах из фанеры и полотна. Современникам Гитлера эта операция казалась чудом, чем-то за гранью возможного. Но как вождь немцев пришел к этому решению? Откроем серьезное исследование «Внимание, парашютисты!» Альберта Гове.

…Накануне операции Гитлер нервничал. Казалось, никакие специалисты не могут найти способ подавить Эбен-Эмаэль. «Эти генералы слишком консервативны, они находятся в плену устаревших понятий. Им не приходят в голову никакие военные хитрости. Лучше бы они побольше читали Карла Мая!» – в сердцах кричал фюрер. Май, читатель, это знаменитый автор бестселлеров начала ХХ века о приключениях храбрых индейцев. Гитлер ими в юности зачитывался.

И как над ним не издевались за эту страсть, именно юношеские фантазии о хитроумных индейских вождях помогли Гитлеру найти потрясающее решение проблемы, отодвинув в сторону профессиональных генералов с их «окаменелым мусором» и «фильтрами» в головах. Тут мы приходим ко второй части чуда.

2) Чтобы создать гениальный план и Новое Оружие, великий полководец должен изменить собственное сознание, соприкоснуться с таинственным «миром идей и озарений», включить фантазию.

Гитлера осенило, когда он услышал рассказ десантника Курта Штудента о грузовых планерах. Планеры должны были бесшумно опуститься с небес, высадив семьдесят восемь отборных храбрецов для захвата крепости и мостов, которые она защищала! Загоревшись идеей, Гитлер принялся лихорадочно изучать все, что касалось техники подрыва сильных укреплений. У него, конечно, не было чудесных датчиков на черепе или на гортани, обеспечивающих связь с компьютером, Интернетом и электронными базами данных, но зато имелся штат верных помощников и гора литературы. И он нашел способ сокрушить бронированные колпаки форта – с помощью только-только появившихся тогда кумулятивных зарядов, который мог нести на спине десантник!

Конечно, в 1940 году еще не было разработанных и хорошо известных технологий для работы человека с собственной психикой, для создания «канала связи» с миром идей и гениальных догадок. Приходилось рассчитывать на природные задатки личности. А Гитлер как раз и обладал таинственным даром связи с миром идей. Забегая вперед, читатель, скажу: зато такие психотехнологии есть в наши дни. Их развитие и применение становится важнейшим фактором побед в грядущих войнах. А, кроме того, такие технологии позволяют плодить и армию «экономических полководцев» – гениальных предпринимателей и изобретателей. Так что сами понимаете, что значит развитие таких психотехнологий…

Но мы действительно немного опережаем повествование этой книги, а потому вернемся-ка в сороковой год. Итак, Гитлер нашел нетривиальное решение, и его безумный план, от которого профессионалов бросало в холодный пот, сработал на все сто. И здесь он снова действовал не как замшелый генерал, а как изобретательный предприниматель нынешнего постиндустриального времени, складывая из готовых блоков совершенно немыслимые комбинации.

3) Любой «безумный план» такого рода должен быть тщательно подготовлен разведкой и упорными тренировками исполнителей плана. При этом ставка делается не на массы плохо обученных солдат-призывников, а на группы отлично тренированных элитных бойцов, воинов-фанатиков. Именно таким образом достигается колоссальная экономия сил и средств при потрясающих результатах. Которые затем порождают «психический ядерный взрыв», бьющий по всей вражеской стране.

Прежде чем взять Эбен-Эмаэль, немцы детально разведали его. А потом готовили к его штурму небольшую группу воздушных десантников, отрабатывая их действия на макете форта с конца 1939 года. В этом – коренное отличие «волевой стратегии» Гитлера от пародии на такую стратегию в исполнении, например, комиссара Мехлиса в 1942-м или высшего российского командования в Чеченской кампании. Наши дуболомы требовали атаковать во что бы то ни стало, нагнетали истерику, бросали неподготовленные части в огонь и на верную смерть, пробуя героизмом русского солдата покрыть собственные идиотизм и неспособность организовать дело.

Но и подготовка – это еще не все. Нужно заложить в операцию целый каскад ошеломительных для врага вещей.

4) В гениальном замысле на операцию должно быть как можно больше непривычного и неожиданного для неприятеля – здесь кашу маслом не испортишь. Бойся шаблона! Главное – психически подавить врага.

В этом смысле немцы, беря Эбен-Эмаэль, постарались на славу. Они пустили в ход десантные планеры, не повторив посадочных и парашютных десантов, как это было в Дании и Норвегии. Ведь противник уже знал об опасности с неба. Но он ждал появления над крепостью и важными мостами целых стай транспортных «юнкерсов» с ревущими моторами, сотен шелковых куполов в небе. Он готовился расстреливать в воздухе неповоротливые машины и беспомощных парашютистов, развернув охоту за приземлившимися – пока они не собрались в отряды и не распаковали контейнеров с оружием. А вместо этого на рассвете над Эбен-Эмаэлем появились беззвучно летящие тени – планеры, в которых сидели отряды спецназа. Планеры – вот чего не ожидали бельгийцы. И эти аппараты опустились прямо в сердце форта!

Они не ожидали и того, что горстка спецназовцев бросится взрывать бронеколпаки форта с помощью новейшего на тот момент оружия – кумулятивных зарядов. Тех, которые прошибают броню «лучом» направленного взрыва. Они-то думали, что противостоять придется привычным авиабомбам и бронебойным снарядам! А вышло-то совсем иначе.

Да и немецким Люфтваффе нашли интересное применение. Их не бросили в бесполезные атаки на крепость. Нет, пикирующие бомбардировщики двух эскадр сослужили службу и «меча» для высокоточных обезглавливающих ударов, и пси-оружия.

Например, немцы с помощью тщательной разведки узнали, что в деревне Ланекен с четырнадцати километрах к северу от Эбен-Эмаэля располагается штаб бельгийцев, откуда должен пойти приказ на взрыв мостов через канал Альберта. И вот, чтобы противник не успел поднять их на воздух, немцы решили первым ударом уничтожить этот штаб. В те времена у них не было высокоточных крылатых ракет с наведением по спутникам навигации – и потому они бросили в атаку всего четыре пикирующих «лаптежника» Ю-87. Их экипажи упорно тренировались для выполнения задания, а потому в решающий день (пока спецназ ВДВ брал форт), четверка пикировщиков точечными ударами обратила в развалины здание штаба в деревне. Приказ о взрыве переправ так и не успели отдать по проводной связи. Наступила дезорганизация, пришлось посылать ординарцев с приказами, отчего бельгийцы успели подорвать лишь один мост. Они могли бы расстрелять их из пушек Эбен-Эмаэля – но тот уже был захвачен.

Одновременно с нападением на форт и хирургическим уничтожением штаба в Ланэкене немецкие пикировщики совершили психический налет на укрепления вокруг крепости и на одноименную деревню, заставив гарнизон Эбен-Эмаэля уйти под землю. А вечером 10 мая они уже громили порт в Антверпене.

В тот же до предела сжатый день 10 мая бойцы абверовского спецотряда «Бранденбург-800» берут с ходу и подрывают бельгийский узел связи в Ставло, дезорганизуя управление на юго-востоке страны.

Утром 10 мая немцы провернули великолепную операцию, которая с военной точки зрения не представляла особого значения, зато произвела громадный пси-эффект. Разведка Гитлера устроила мятеж в приграничном районе Эйпен. Дело в том, что после Первой мировой войны 1914–1918 годов от побежденной Германии отрезали два района (Эйпен и Мальмеди), прирезав их Бельгии. С 1920-х годов в них действовал Фронт верности отчеству, куда входили местные немцы – сторонники возвращения в состав Рейха. Внутри этого фронта уже при Гитлере сформировалось ядро молодых и энергичных нацистов, которые маскировались под клуб планеристов. И когда Германия напала на Бельгию, эти ребята бросились в бой.

Утром 10 мая восемьдесят немцев-ветеранов Первой мировой захватили основные учреждения города Эйпен. (Этим ветеранам было по сорок-пятьдесят лет, и они были еще ого-го!). Молодые планеристы составили особый отряд, который ворвался в здание муниципалитета. То есть, небольшое выступление местных немцев создало впечатление действия организованной пятой колонны, впечатление сильного врага, который уже – внутри Бельгии!

Таким образом, немцы смогли применить сразу четыре необычных (на тот момент) метода ведения войны. А результат превзошел все ожидания. С чем сравнить шок тогдашних бельгийцев? Представьте себе такую вот картину. Есть современные США, они готовятся воевать с врагом, которого знают. Мол, обезглавим его страну, переколотим центры управления, не дадим взлететь его баллистическим ракетам и самолетам. Если какие-то редкие ракеты неприятеля взлетят, то их перещелкает система ПРО. А потом мы, звездно-полосатые, продиктуем врагу условия безоговорочной капитуляции.

И вдруг этот враг США бросает в бой… летающие тарелки с лучеметами, которые вдруг уничтожают Пентагон и высаживают десант на Потомаке. А какое-то неведомое оружие, обрушиваясь с орбиты, враз разрушает все радарные станции ПРО, открывая Америку для любого ракетного удара. И вдруг все американские спутники лишаются связи с землей. И красный дирижабль с серпом и молотом на боку вдруг опускается над Капитолием, и из него выезжают сумасшедшие русские на мотоциклах, во мгновение ока разъезжаясь по ключевым точкам американской столицы. Мол, ребята, мы вас уже победили! И вот уже сами Соединенные Штаты – в шоке…

Примерно то же самое испытали и бельгийцы 1940 года, столкнувшись с неведомым. Однако назовем и пятый фактор «эбен-эмаэльского» чуда.

5) Чудесная триллер-операция состоит из нескольких подопераций, которые осуществляются одновременно и параллельно, не давая неприятелю времени, чтобы среагировать.

В нашем случае немцы скоординировали операцию посадки планеров в крепости и точечный удар люфтваффе. А если брать шире, то одновременно состоялись и бросок вперед подвижных сухопутных частей, и операции в Голландии.

Именно скорость и одновременность подопераций триллер-плана приносят настоящую победу при наименьших потерях и затратах сил. В свете этого принципа можно посмотреть на «шок и трепет» наших дней – атаку самолетов-камикадзе на американские цели 11 сентября 2001 года. Вот уж теперь ясно, что удар наносился не малограмотными арабами, а некой внутриамериканской силой (негосударственной структурой, которая отлично знала анатомию и психологию США). Почему я в этом уверен? А потому, что удары 11 сентября наносились несинхронно, вразнобой – так, чтобы напугать американцев и выставить их жертвами в глазах всего мира, но не нанести стране настоящих потерь. Устроили театр, а не смертельное поражение. Самолеты втыкались в здания один за другим, а рассылка порошка с сибирской язвой случилась вообще несколько дней спустя. Если бы организаторы 11 сентября действительно хотели поразить США, то спланировали бы операцию совершенно иначе.

Во-первых, сначала таранили бы самолетом небоскребы ВТЦ – так, чтобы к месту драмы прибыли бы телевизионщики и развернули свои камеры. А потом, через полчаса после первого тарана, одновременно бросили бы самолеты и на ВТЦ, и на Пентагон, и на Белый дом, и на здание Конгресса США, и на Нью-Йоркскую фондовую биржу, и на ближайшую ядерную электростанцию. И взрыв бы в метро устроили. И жилой дом тут же рванули бы. И смертоносные бактерии распылили бы в людных местах сразу в нескольких точках Соединенных Штатов.

Но 11 сентября 2001 г. все делалось вразнобой – что доказывает «театральность» случившегося. А вот немцы, взламывая границу Бельгии 10 мая 1940 года, все делали синхронно и молниеносно. Они вырубили врага серией одновременных нокаутирующих ударов. Потому что работали немцы всерьез!

6) Сокрушительное военное поражение, наносимое триллер-операцией, должно породить волну дикого страха и полной дезориентации, которая распространяется из одной или нескольких точек на всю неприятельскую страну.

 

Ужас летит на черных крыльях

 

Бельгийское общество к серьезной войне готово не было. Такова уж судьба всех обывательских стран. Чувствуя себя в полной безопасностью за линией укреплений и рассчитывая на помощь сильных покровителей (Британии и Франции), бельгийцы зачастую не желали поступаться даже малой толикой своего комфорта. Красноречивая деталь: когда 12 мая командующий 2-й французской армией, пришедшей на помощь Бельгии, попросил разрешения у мэра бельгийского городка Бульона превратить один из местных отелей в госпиталь, то нарвался на жесткий отказ.

«Разумеется, нет, генерал!» – ответил чиновник-баран. – «Это летний курорт, наши отели зарезервированы для туристов. Неужели вы и в самом деле думаете, что нам грозит опасность?». (Бевин Александер. «10 фатальных ошибок Гитлера» – Москва, «Яуза»-»ЭКСМО», 2003 г., с. 44).

Что ж, тем тяжелее для подобных баранов стал психический удар, порожденный сокрушением всей системы обороны бельгийцев на границе с Германией в первый же день войны.

Стремительное падение Эбен-Эмаэля и всей системы укреплений на границе вызвало панику в Бельгии. Ведь никто не знал, как немцы добились такого мгновенного успеха. Массы бельгийцев были уверены в том, что в верхах их страны – измена. А как иначе как объяснить взятие неприступной твердыни, падение всей системы укреплений на границе и успешный переход немецких частей через канал Альберта? Впрочем, другое объяснение нашлось тотчас же. Уже 10 мая по Брюсселю полетели ужасные слухи о том, что гарнизоны бельгийских укреплений оказались уничтоженными страшным секретным оружием Гитлера – отравляющими газами и некими «лучами смерти». Ничего этого и в помине не было (Германия не осмелилась употребить химические арсеналы во Второй мировой), но тысячам людей, начитавшихся фантастических романов и сенсационных статей накануне войны, мерещилось применение страшного неизвестного оружия. Таким образом, немцы заставили работать на свой успех и штампы поп-культуры тех времен. О чем, щекоча нервы, читали люди Запада в двадцатые-тридцатые годы? О волнах атакующих аэропланов, что затапливают Европу тоннами ядовитых газов! О целых стаях гитлеровских агентов с передатчиками карманного размера! Об отравлении водопроводов и подкупах высших чиновников! И эти страхи моментально полезли наружу. А известие о мятеже местных немцев в Эйпене породило страх перед немецкими боевиками, которые якобы есть по всей Бельгии.

Очень интересно проследить механику этого «ядерного взрыва страха». Своими действиями немцы запустили цепную реакцию панического безумия, когда деморализованное и сбитое с толку бельгийское правительство своими действиями только разжигало общую панику, помогая агрессорам. Видимо, в такое идиотское положение попадут любые власти, столкнувшиеся с противником, который действует по принципам чудесной триллер-стратегии и нарушает все привычные представления о войне. Немцы смогли добиться того же эффекта, что и в Голландии: и бельгийское общество стало разрушаться.

Как пишет в своей интереснейшей книге Луи де Йонг, в первый день бельгийцы с воодушевлением встречали вступающие в их страну английские и французские войска. Их образцовый порядок внушал уверенность. Но еще не кончилось 10 мая, как радость и уверенность сменились страхом. Известие о падении укреплений на пограничье породило слухи один другой страшнее и нелепее. Во Франции случился пронемецкий переворот! Италия напала на Францию! Неприступная французская линия укреплений Мажино прорвана и немцы хлынули вглубь Франции – последней защитницы Бельгии! Все селения вокруг бельгийского Льежа безжалостно уничтожены немцами. Надо бежать прочь из Бельгии!

Моментально вспыхнула шпиономания, начались аресты предполагаемых немецких пособников и распространителей панических слухов. Над страной встал страшный призрак пятой колонны. Власти только подстегнули этот психоз. 10 мая министр обороны Бельгии выступил по радио и призвал граждан сообщать военным властям обо всех подозрительных личностях, замеченных близ укреплений и прочих военных объектов. Он предложил людям снять с автомобилей все радиоприемники. Действие этого обращения оказалось поразительным. Бельгийцы поняли это так: шпионы – на каждом шагу, а радио в машинах нужно снимать, потому что уже обнаружены вражеские агенты, получавшие инструкции с помощью автомобильных приемников. Поток сигналов бдительных граждан о множестве подозрительных субъектов буквально захлестнул бельгийских военных.

На третий день войны власти по радио заявили: мол, граждане, по всей стране высаживаются германские парашютисты-диверсанты, переодетые в гражданскую одежду и снабженные портативными передатчиками. И это сообщение было бредом воспаленного воображения – практически все немецкие ВДВ в тот момент дрались в Голландии. 5200 агентов абвера просочились сюда под видом гражданских беженцев. Но дело было сделано – и вот уже само бельгийское правительство стало главным распространителем панических слухов и генератором всеобщей шпиономании. 13 мая правительство завопило о том, что переодетые агенты немцев совершили несколько нападений на полицию. Якобы агенты эти были одеты в светло-коричневую форму, на их пуговицах – знаки свастики, на груди – значки с буквами «DAP». (Послевоенное расследование показало, что этого и в помине не было). Тут же в эфир передали еще более идиотское требование органов безопасности – дескать, граждане, надо срывать со столбов рекламные плакаты немецкого кофейного напитка «Паша», потому как на обратной стороне этих щитов с довольным турком, пьющим цикориевый кофе, коварные немцы нанесли рисунки с важной информацией о связи и транспорте нашей Бельгии. И этот бред несли в эфире на полном серьезе!

«Да, немцы, как видно, продумали все! Ни одна мелочь не ускользнула от их внимания! Ведь плакаты были развешаны давным-давно, еще в мирное время, теперь же их приходилось срочно снимать, чтобы какой-нибудь парашютист не воспользовался ими в поисках дороги к ближайшему мосту или виадуку. Да и как можно распознать подобных парашютистов? Ведь они переодеты, как сообщило правительство 13 мая, в одежду рабочих, священников или бельгийских солдат; противник привлекает даже женщин к шпионажу и совершению диверсионных актов», – писал Л. де Йонг, описывая психическую эпидемию паники в стране.

Господи, как все это знакомо нам хотя бы по шизофреническому 1991 году в нашей собственной стране! Я сам, читатель, до конца жизни не забуду того, как схожая мания всеобщих заговоров и шпиономании неслась по погибающему СССР. В свое время ведущий радиостанции «Эхо Москвы» Лазарь Шестаков похвалялся тем, как он умело нагнетал ужас перед военным переворотом страшных коммунистов. Сидя в Латвии в самом начале девяносто первого, он орал в эфир о том, что слышит рокот моторов приближающихся танков. Боже мой! Гусеницы лязгают! Где мой противогаз? Хотя никаких танков и в помине не было.

А незабываемые дни августа 1991-го, дни торжества клинической «демократии»? Помню, как 23 августа я, молодой репортер «Вечерней Москвы», отправился на место где произошел «бой» нажравшихся водки «защитников демократии» с военными. Если кто забыл, напомню: в ночь на 21 августа несколько боевых машин пехоты, двигаясь по Калининскому проспекту, наткнулись на заграждение из троллейбусов и группы «демократов», которые принялись вскакивать на боевую технику, швырять в нее бутылки с бензином и закрывать брезентом смотровые триплексы. Тогда трое из этих ошалевших погибли – и тут же власти лужковской Москвы решили увековечить память этих «забелдосов» (защитников Белого дома и свободы), положив на месте события три пятна из красного асфальта.

Помню, как меня отправили писать об этом репортаж. Там, на Садово-Самотечной, все еще стояли остатки баррикады и всем заправлял командир одного из отрядов «забелдосов» со звучной фамилией Карлагин. Этакий невыспавшийся и заросший щетиной интеллигент-комиссар. Битый час я не мог с ним поговорить – потому что к нему то и дело подскакивали возбужденные соратники, тараторя об обнаруженных агентах КГБ, которые, мол, так и вьются вокруг. Потом явился смурной человек с перекошенным, дергающимся лицом в советской форме – явно бывший офицер.

«Вертелся тут один рядом – подозрительный. Я у него на всякий случай документы отобрал», – заявил явно съехавший с катушек защитник демократии, протягивая Карлагину какие-то корочки, отнятые у явно случайного зеваки.

Что ж, если такое происходило без войны в Москве лета 1991-го, то можно представить себе, какой бедлам творился в Бельгии мая сорокового года, когда шла реальная война! Шпионы чудились сходящим с ума обывателям повсюду. Все это накладывалось на пугающие известия о неведомом оружии немцев и об измене в верхах. И тогда началось то, что стало подарком небес Гитлеру – начался развал бельгийской армии.

Уже 12 мая 1940 года французский историк Марк Блок видел бельгийских солдат-дезертиров на дороге близ Шарлеруа. В тот же день дезертиров, расходящихся по домам, видел и английский военный корреспондент Ходсон. Каждый дезертир говорил окружающим о подавляющей силе немецкого натиска.

Параллельно с развалом армии страх сорвал с места массы беженцев. Уже 10 мая дороги юго-восточной части Бельгии оказались запруженными толпами бегущих от войны людей. Дело в том, что правительство приказало эвакуироваться железнодорожникам и почтово-телеграфным служащим, но население, увидев их поспешный уход, рвануло следом. Движение по дорогам оказалось полностью дезорганизованным. Невозможно стало перебросить войска навстречу наступающим гитлеровцам. Поток беженцев заражал страхом все новые и новые районы, захватывая с собой тысячи их жителей. И вот уже в западную часть Бельгии прибежали полтора миллиона деморализованных, обезумевших людей. Они рвались дальше, во Францию – но французы на пять дней перекрыли границу. А когда они ее открыли, было уже поздно. Немцы начали «удар серпом» через Арденны, и в северную Францию хлынул настоящий людской водоворот, в котором смешались гражданские беженцы с отступающими из Бельгии английскими, французскими и бельгийскими солдатами.

Масса антигитлеровских войск тогда создала дополнительный фактор «психического поражения». Ударив через Арденны к морю, немцы перерезали пути снабжения англо-французской группировки в Бельгии – и та стала отходить к порту Дюнкерк. Английские и французские солдаты очутились в отчаянном положении. Командование распалось. В этой части Бельгии (Фландрии) они чувствовали себя полностью чужими, так как не знали местного языка, а их собственные генерала забыли снабдить младших командиров топографическими картами местности. Разрозненные группы западных солдат блуждали, как в потемках, только усугубляя хаос и панику.

Шок и трепет стали перекидываться из Бельгии во Францию, куда рвались толпы ошалевших от ужаса беженцев. Органы французской войсковой контрразведки оказались парализованными: в них не имелось отделов для борьбы с замаскированными немецкими агентами, способными затесаться в массу гражданских беглецов (аналога сталинского СМЕРШа). Сами сбитые с толку, французские контрразведчики поддавались действию самых нелепых и пугающих слухов. Они нашли «выход»: принялись расстреливать на месте всех, кого подозревали в шпионаже и диверсиях. Контрразведка сама тонула в известиях о тайных агентах, которые немцы там и сям рассеивают, сбрасывая на парашютах – и потом они переодеваются как беженцы. Но беженцев-то – сотни тысяч! Как их профильтровать? Сами французские войска попали в условия жестокого информационного голода. Слухи стали единственным источником новостей, а они были одна другой страшнее. Мол, пятая колонна разбушевалась, шпионы рядятся в рясы священников или в военную форму, прогитлеровские железнодорожники в Бельгии срывают перевозки антигитлеровских войск и создают беспорядок в движении поездов. То здесь, то там среди французских войск начиналась беспорядочная пальба – по призракам немецких диверсантов. То и дело расстреливали подозрительных местных жителей.

В частях англичан обстановка была не лучше. Английский военный журналист Ходсон описывает то, чему стал очевидцем 12 мая. Он попытался было заговорить с английским капралом по пути в Брюссель. Капрал сначала заподозрил в Ходсоне немецкого шпиона и стал говорить только тогда, когда придирчиво изучил документы журналиста. Но едва беседа началась, как к капралу на велосипедах подлетели двое местных юношей. Они наперебой затараторили о том, что в соседнем лесу заметили маленького человечка с воспаленными глазами. Мы, дескать, его никогда не видели, он – явно шпион! И еще мальчики рассказали, будто поблизости опустились на парашютах два немца с пулеметами, причем один одет в форму бельгийского полицейского, а второй – в гражданское платье. Логика здесь начисто отключилась: ну как будет выглядеть гражданский с пулеметом в руках? И как он будет прыгать с парашютом, держа в руках тяжеленную железяку?

Однако страх превратил людей в животных, лишенных всякой логики. Страх смел в мусорную кучу всякие права человека, законность и прочие принадлежности демократии. Теперь цивилизованные жители западных стран ничем не отличались от сталинских подданных. Они так же доносили друг на друга, норовили расстрелять всех, кто казался им «не такими». А всеобщая мания вызывала нечто подобное массовым видениям. Люди видели то, во что верили и что боялись. Тот же Ходсон 13 мая встретил в Брюсселе перепуганную почтенную даму, которая говорила ему: мол, немцы разбрасывают взрывающиеся часы и авторучки, а после падения всего одной немецкой бомбы все дома в радиусе 150 ярдов были просто сметены с лица земли. Да, такой радиус поражения – это почти атомная бомба тактического назначения! Вот что делает страх!

В городке Левен к северо-востоку от Брюсселя арестовали сотни людей по обвинению в принадлежности к пятой колонне. В их число угодил бедняга, который решил сжечь бельгийский флаг на базарной площади из чисто патриотических соображений – ведь нельзя же допустить того, чтобы знамя попало в руки немцев! Но его обвинили в том, что тем самым он подавал дымовой сигнал врагу. И никто даже не протестовал против этого нелепейшего обвинения!

Уже 12–13 мая Ходсон услышал от солдат английского пехотного полка речи о том, будто немецкие шпионы в английской форме проникли в некоторые британские штабы. Там же ему поведали, что во время перепахивания местного поля обнаружился знак, подобный тем, который применяется противником для обозначения местонахождения штабов – длинную стрелку… на подставке, к которой прикреплены три патефонные пластинки. Любой огонек в ночи казался сигналом. Войска охватывало чувство, что кругом – одно предательство. Начались аресты даже старших офицеров английского корпуса, казавшихся подозрительными. В каждом необычно одетом штатском тоже видели вражеского агента.

В общем, все это уже напоминало записи бесед психиатра с пациентами. Длинные стрелки с музыкальными дисками… Кажется, еще немного – и мирные бельгийцы начали бы сжигать всех подозрительных на кострах, убивая всякого, кто хоть немногим отличается от толпы.

Бельгия разваливалась на глазах. Все части, состоящие из жителей Эйпена и Мальмеди, были лишены оружия – их бросили рыть окопы. Их считали потенциально пронемецкими. Дело в том, что Бельгия – это союзное государство, состоящее из двух разных народов – германоязычных фламандцев и франкоговорящих валлонов. Даже сейчас Бельгия, созданная искусственно в 1830 году из части французских и голландских земель, испытывает угрозу распада. Валлоны терпеть не могут фламандцев – и наоборот. А в 1940 году эта нелюбовь была куда сильнее. Еще до войны Германия поддерживала денежными субсидиями националистическую Фламандскую национальную лигу, издававшую свой еженедельник. Эта лига призывала не воевать с братьями по крови, германцами. Одновременно среди валлонов действовало националистическое движение рексистов, которое спонсировала фашистская Италия. Поэтому с началом войны 10 мая бельгийское правительство приказало в массовом порядке бросить в тюрьмы всех активных фламандских националистов и валлонских рексистов.

И начался своего рода «маленький 1937-й год» в бельгийском исполнении. Получилось так же, как у Сталина в СССР: он приказывал брать троцкистов и ленинцев, а местные органы, стремясь выслужиться и достичь личных целей, бросали в мясорубку репрессий всех по своему произволу. Так, 10 мая полиция стала арестовывать всех активистов Фламандской национальной лиги и немецких подданных в своих районах по заранее подготовленным спискам. Да вот беда: в одних местах эти списки составлялись добросовестно, в других – шаляй-валяй. В них для простоты заносили, например, всех подписчиков фламандского еженедельника. И потому аресты получились беспорядочными. Например, 10 мая пришли и за лидером валлонских сепаратистов Леоном Дегреллем, и за вождями фламандских наци. Однако Дегрелля оставили за решеткой, а некоторых фламандцев отпустили 12 мая на свободу без всяких объяснений. В других местах стали забирать всех, кого ни попадя. В третьем случае аресты распространились на коммунистов, в числе которых оказались пять депутатов парламента. Полиция тоже поддалась паническим слухам и истеричным требованиям общественности брать всех «не таких».

Уже 13 мая бельгийские тюрьмы оказались переполненными. Пришлось отпускать на волю военнослужащих, отбывавших сроки за сравнительно мелкие преступления и гражданских заключенных – ибо нужно было освободить место для тысяч «немецких шпионов». Самых подозрительных решили погрузить в поезда и вывезти на территорию Франции.

Творились страшные вещи. Как пишет де Йонг, в одном из поездов, вышедших из Брюсселя, томились 1100 человек – немецких подданных, большинство которых были евреями, бежавшими от Гитлера. Среди тех, кого депортировали из Валлонии, были националисты Дегрелля, коммунисты, подозрительные лица из Эйпена и других районов Бельгии с немецким населением, торговцы, полицейские. Здесь был студент-иранец, исключенный из университета по подозрению во враждебной деятельности. Или, например, инженер из Югославии, которого арестовали за то, что он несколько раз подряд проехал вверх и вниз на лифте. Несчастный пытался объяснить, что убирал вещи с верхнего этажа, опасаясь немецких зажигательных бомб. Но соседи были уверены, что он продает сигналы немецким самолетам – и югослава забрали. Среди арестованных замечали много священников – их сочли шпионами, переодевшимися в рясы.

15 мая из города Брюгге на трех автобусах отправили 78 арестованных, сковав их попарно наручниками. Тут были немцы, голландцы, фламандцы, евреи, поляки, чехи, русские, канадцы, итальянцы, французы, датчанин и швейцарец. Их отправили сначала в Бетюн – но там тюрьма оказалась битком набитой, и бедняг повезли в Абвиль на севере Франции. Однако и там мест в темнице не нашлось. Что делать? Вокруг царила страшная паника, в любой момент в окрестностях города могли появится немецкие танки. И тогда 22 арестованных расстреляли прямо в городском парке, у эстрады для оркестра.

Направляемые на юг арестованные из Брюсселя и других городов Бельгии ехали по Франции в душных, запертых на замок вагонах для перевозки скота, на которых вывели аршинные надписи: «Пятая колонна», «Шпионы», «Парашютисты». Многие из этих «шпионов» скончались по дороге.

…20 мая немецкие танки, пройдя сквозь Арденны, достигли атлантического побережья. Лучшие англо-французские части и остатки бельгийской армии оказались в окружении, отходя к Дюнкерку. Так в считанные дни пала к ногам Гитлера Бельгия, пораженная страхом…

 

 

Глава 7. Безумие Франции

 

«В общем и целом, мы воевали в Европе сто двадцать девять дней, полностью разгромили французскую, польскую, югославскую, греческую, норвежскую, датскую, бельгийскую и голландскую армии и три британских экспедиционных корпуса. За все время мы потеряли шестьдесят семь тысяч убитыми и сто пятьдесят тысяч – ранеными. Низшие расы утратили в боях 270 тысяч убитыми и 600 тысяч ранеными. И все это при том, что мы воевали против врага общей численностью в восемь миллионов смертных…»

Александр Прозоров. «Клан», 2004 г.

 

Блиц-триллер против большой страны: Франция

 

Однако до сих пор речь шла о том, как Гитлер покорял в общем-то небольшие, «провинциальные» страны. А как его психические атаки работали на больших странах?

Надо сказать, что на этот счет есть один успешный пример – разгром такой большой и развитой страны, как Франция. В тех же мае-июне 1940 года.

Что нужно отметить здесь? Почти полную аналогию с Бельгией: ошеломительная военная победа в начале кампании, окончившаяся катастрофой лучших французских дивизий во Фландрии, привела страну в шок и трепет. Если для бельгийцев страшным ударом по сознанию стало падение Эбен-Эмаэля и линии укреплений вдоль канала Альберта, то для Франции таким шоком стала катастрофа ее войск во Фландрии и в Арденнах. И вы уже знаете, каким блестящим успехом завершился план Гитлера, заманившего французов под Брюссель, а затем подсекшего их под основание танковым прорывом через Арденны к Атлантике.

Еще раз отметим отменную информационную подготовку гитлеровцев к своей молниеносной кампании на западе Европы. Работа немецкой разведки накануне решительного удара позволила Гитлеру обойтись минимумом сил и средств. «…Через линию Мажино был проложен телефонный кабель, по которому наши агенты регулярно передавали свои сообщения на сборный пункт в Саарбрюккен. Сотрудники, работавшие на цементных заводах в Нанси, Сааргемюнде и Меце, передавали точные сведения о французских оборонительных сооружениях и их оснащении. Связники на крупных военных предприятиях Шнейдера-Крезо информировали нас о состоянии французских артиллерийских и бронетанковых частей; даже из 10-го Бюро, центрального учреждения французской разведки, нам доставляли фотокопии секретных приказов и оперативных планов». (Вальтер Шелленберг. Мемуары. – Москва, «Прометей», 1991 г., с. 93). Таким образом, немцы могли с полным правом сказать: «мы вас видим и знаем, а вы нас – нет». Зная состояние умов и материальных сил французов, оказавшихся столь ленивых мыслью и слабых волей, гитлеровцы и нанесли свой ошеломительный удар.

Для начала немцы саданули французов по психике. Читаем записи в журнале боевых действий абвера. Итак, специальная группа «Б» («Пожар») во Франции 9-10 мая устраивает несколько акций диверсий и поджогов. Понятное дело, что спалить целую страну они не могли при всем желании – зато умело посеяли панику перед невидимым врагом, наносящим удары в глубоком французском тылу. Чистой воды психическое нападение. Примечательно, что оружие и взрывчатку для групп на территории Франции сбрасывали самолеты специальных эскадрилий Люфтваффе. В те же дни, парализуя волю французов, абверовцы, переодетые во французскую военную форму, учиняют теракты и взрывы в Абвиле, Реймсе, Париже и Дувре. Вам это ничего не напоминает? Лето 1999-го не всплывает в памяти? Вторжение чеченских боевиков в Дагестан тоже сопровождалось чудовищными терактами в Москве. (Кто их проводил – вопрос отдельный, но первоисточник для подражания – налицо).

 

«…10 мая 1940 года началось немецкое наступление на Западе; 15 мая 1300 танков Гудериана и Клейста прорвали французский фронт в Арденнах. Немецкое командование приказало Гудериану остановиться и подождать пехоту; оно собиралось наступать, как встарь, со скоростью пехотных колонн. И тут произошло неожиданное: Гудериан отказался подчиняться приказу. Танковая колонна рванулась на запад; немецкие танки мчались по шоссейным дорогам в тылу союзников, почти не встречая сопротивления. Пройдя за 5 дней 350 километров, корпус Гудериана 20 мая вышел к Ла-Маншу. «15 часов, – записал в своем дневнике офицер английского генштаба. – Поступили сообщения, что германские танки вышли к Амьену. Похоже на нелепый кошмар. Британский экспедиционный корпус отрезан. Мы лишились коммуникаций… Немцы идут на любой риск, и все им сходит с рук… они делают все, что не сделали бы грамотные военные и все же добиваются своего. Французский генеральный штаб парализован этой необычной подвижной войной. Нынешние быстро изменяющиеся условия не предусмотрены в учебниках…»

 

Французские и английские генералы не понимали, что произошло – ведь союзники имели больше танков, чем немцы, и французские танки были лучше немецких. Все объяснялось тем, что французские танки были распределены между пехотными дивизиями, а немецкие были собраны в один кулак – и тем, что оружие блицкрига – это были не просто танки.

После прорыва немцев к морю более миллиона французских, английских и бельгийских солдат были отрезаны от основных сил. Немецкие танковые корпуса продвигались вдоль побережья, почти без сопротивления занимая французские порты. Объятые паникой французы бросали оружие; английская экспедиционная армия отступала к Дюнкерку – это был единственный порт, откуда англичане могли эвакуироваться на родину. Но Гудериан подошел к Дюнкерку на два дня раньше; немецкие танки уже стояли перед беззащитным городом – и тут поступил приказ остановить наступление. «Мы лишились дара речи», – вспоминал Гудериан.

«Стоп-приказ» Гитлера стал одной из загадок истории; остановка танков Гудериана позволила 300 тысячам англичан избежать гибели или плена и переправиться через пролив. Одно из распространенных объяснений этой загадки состоит в том, что Гитлер еще не умел обращаться с новым оружием; он был обеспокоен сообщениями о большом количестве вышедших из строя танков и хотел сохранить танковые дивизии для «битвы за Францию». В действительности потери немцев боли невелики – поврежденные танки ремонтировались и снова вступали в строй.

«Чудо в Дюнкерке» не облегчило участь Франции. Через день после эвакуации англичан немецкие танковые корпуса прорвали французский фронт на Сомме. 25 июня Франция капитулировала. Французская армия потеряла 84 тысячи убитыми, полтора миллиона французских солдат сдалось в плен. Потери вермахта составили 27 тысяч убитыми. Победа была почти бескровной; немцы не бомбили французские города и заводы; все это стало добычей победителя. Правда, Англия не положила оружия – она была недоступна за своими проливами; танки не могли плавать по морю. Тем не менее, фантастическая победа Германии повергла в шок всю Европу – многим стало понятно, что в руках Гитлера находится новое оружие…» (Алексеев В. В., Нефедов С. А., «Технологическая интерпретация истории Второй мировой войны»[10])

Таким образом, для сокрушения Франции (сильнейшей страны в материковой Европе) Гитлер применил, говоря нынешним «российским языком», не только всякие психическо-пропагандистские «понты» и «разводки», не только теракты и поджоги, но и вполне реальные, разящие военные удары. Причем в духе совершенно новой на тот момент войны. Французы, чья военная мысль застряла в 1918 году, чьи генералы готовились не к будущей, а к прошлой войне, пали жертвой настоящего пришельца из грядущей эры.

Примечательный факт: Франция оказалась совершенно неготовой к немецкому блицкригу и массированным действиям Люфтваффе, несмотря на опыт Польской кампании. Хотя уже доподлинно известно: наблюдателем от Франции при польском штабе был генерал Арменго, детально расписавший деятельность немецкой авиации по разрушению связности польских войск. До сих пор никто не может дать ответа на вопрос: почему и после этого французские генералы недооценивали возможности геринговских орлов? Ответ один: сталкиваясь с футуристическим противником, генералы старого типа не верят в объективные факты. Они как бы слепнут и глупеют. Их разум не может воспринять нового. А оттого даром пропадает разведывательная информация.[11]

Кампании на Западе 1940 года описаны нынче детально и со всех сторон во множестве книг, и повторять уже известное нам нет нужды. Ограничимся лишь грубыми мазками той революции в военном деле, которую применил фюрер Третьего рейха. Да, он действительно осмелился сконцентрировать танки на решающих направлениях удара, действуя своими мобильными частями так стремительно, что его враг просто не успевал отреагировать на изменение обстановки. Немцы действовали столь быстро и нетривиально, что их фланги оставались открытыми для ударов – однако бить было попросту некому. Во-первых, из-за того, что англичане и французы оказались в положении медлительных черепах в схватке с быстрым, как молния, хищником. Во-вторых, потому, что фланги немецких танковых дивизий защищались авиацией Германа Геринга. И в этом отношении американцы нанося глубокие удары в Ираке весной 2003 года почти в точности повторяли французские броски немцев – и янки тоже прикрывали свои растянутые коммуникации и открытые фланги господствующей в небе авиацией. Немцы смогли подавить ВВС неприятеля умелыми ударами по аэродромам и бешеной интенсивностью своих боевых вылетов. В этом отношении они послужили примером Израилю, которой в Семидневной войне 1967 года разгромил превосходящие силы арабских ВВС за счет невероятного числа боевых вылетов, которые самолеты евреев совершали в течение одного дня.

«Немецкие бомбардировщики атаковали железнодорожные пути, дороги и места скопления войск. Они сеяли страх и хаос, что позволяло немцам свободнее продвигаться вперед…» (Бевин Александер. «10 фатальных ошибок Гитлера» – Москва, «Яуза»-«ЭКСМО», 2003 г., с. 41).

Немецкие самолеты своими точечными бомбовыми ударами не только расчищали путь бронированным колонным вермахта – они превратились в настоящее пси-оружие. Воющие пикировщики стали кошмаром для французских и английских солдат. Например, при форсировании немцами Мааса под Седаном 13 мая 1940 года.

Именно немецкая авиация обеспечила удар Гудериана под основание англо-французских войск в Бельгии. 14 мая, стремясь предотвратить переправу немцев через Маас, антигитлеровские союзники бросили к переправам почти всю свою авиацию. В воздухе завязалась ожесточенная битва, в итоге которой англо-французы понесли тяжелое поражение. И уже 15 мая французский премьер Поль Рейно позвонил Черчиллю, только что ставшему во главе британского кабинета…

 

«– Мы разбиты, – срывающимся от волнения голосом сообщил Рейно. – Битва под Седаном проиграна!

Черчилль не поверил этой убийственной новости.

– Но разве, – произнес он, – разве может это произойти так быстро?

Неделю спустя танки Гудериана уже вышли на побережье Ла-Манша…»

(К.Беккер, указ. соч., с. 187).

 

Итак, стремительный и непредсказуемый Гитлер одержал победу над вполне предсказуемым, медлительным противником, который вел битвы в духе прошлой войны – методично, шаг за шагом. Гитлер сам не мог поверить в свой успех, все время ожидая удара во фланг гудериановским частям с юга. Он думал, что после разгрома англо-французов во Фландрии ему еще предстоят жестокие битвы южнее, во Франции. Наверное, именно поэтому он и не стал ввязываться в битву на добивание почти полумиллионной группировки союзников, окруженной в Дюнкерке, позволив ей удрать по морю в Англию. Если бы он знал, что Франция уже получила смертельную рану! Устрой он тогда полный разгром и пленение «дюнкеркского котла» – и тогда его победа стала бы еще более деморализующей. Но…

Это то, что касается военной стороны дела. Однако и в этой операции психические факторы сыграли огромную роль. Начнем с первого и самого загадочного.

Сам план завлечения лучших дивизий Британии и Франции в бельгийскую ловушку был рискован от начала и до конца. Ведь они могли бы и не пойти в расставленную Гитлером западню. Прежде всего, потому, что нужно было нанести молниеносное поражение Голландии и Бельгии, заставив англо-французов поспешить на помощь этим странам. И для осуществления этой части плана немцам пришлось проявить чудеса изобретательности, новаторства и войны на поражение сознания.

Во-вторых, не было никакой гарантии того, что англо-французские соединения пойдут на север, отставляя незащищенным свой правый фланг для удара Гудериана через Арденны. Они вполне могли заблокировать проходы сквозь этот горно-лесистый район, бросив сюда и авиацию, и дополнительные силы – отчего весь немецкий план шел насмарку. И ведь англо-французы могли избежать ловушки! Но они полностью игнорировали данные английской радиоразведки, бившей тревогу по поводу необычайной активности немецких станций в Арденнах накануне 10 мая. Они не удосужились даже провести аэрофотосъемку опасного направления. Ночью 11 мая разведывательный самолет пилота Гавуа, пролетев над Арденнами, заметил моторизованную колонну в лесу, но командование сочло его доклад «ночным обманом зрения». На следующий день французский воздушный разведчик обнаружил в Арденнах танки. И снова командование игнорировало очевидный факт. Лишь 13 мая, получив новую серию аэрофотоснимков и спохватившись, англо-французы подняли в воздух бомбардировщики, чтобы бомбить немецкие колонны в Арденнах, но было уже поздно.

И снова, как и в случае с Норвегией, противников Гитлера охватывает какая-то слепота пополам с непроходимым кретинизмом!

Однако здесь мы, вероятнее всего, сталкиваемся с действием самого загадочного пси-оружия войн в жанре чудо-триллера. Это – открытая русским психологом Алексеем Меняйловым способность сверхвождя-полководца (Гитлера в данном случае) силой своей воли (и пробуждением неизвестных пока науке материй) заставлять противника действовать так, как выгодно сверхвождю. Иными словами, противник, словно заколдованный, сам сует голову в петлю, совершая самоубийственные маневры. Меняйлов (а мы писали о его исследованиях в книге «Оседлай молнию!») прослеживает такие закономерности в биографиях и Гитлера, и Наполеона, и Ганнибала. Ну что ж, в случае 1940 года англо-французы действительно поступили так, как было нужно Гитлеру, полезли во Фландрию, не прикрыв толком арденнские проходы – и потерпели жестокое поражение. Сей удивительный феномен еще ждет своих исследователей. А пока обратимся к тому успеху, который немцы добились использованием психических факторов более низкого уровня.

Итак, когда Гудериан ринулся через Арденны, он нанес французам поражение при Седане и переправился через реку Маас, устремившись затем к морю. Но когда современные авторы повествуют об этой победе, то забывают о том, какую огромную роль сыграли пси-факторы в сломе сопротивления французов у Седана. Сумасшествие Бельгии, успешно вызванное Гитлером, словно цунами, распространилось и на Францию.

Уже 10 и 11 мая французские разведывательные подразделения, продвигаясь в Арденнах, наткнулись на беспорядочные толпы беженцев и бельгийских солдат. С выпученными от ужаса глазами и перекошенными страхом лицами они тараторили о приближающихся несметных полчищах немецких танков. Беженцы-люксембуржцы твердили о том, что их маленькая страна оказалась захваченной в ночь с 9 на 10 мая группой немецкого спецназа, который приехал в герцогство под видом цирковой труппы. Именно эти «артисты» захватили пограничные заставы, полицейские участки и перерезали телефонные провода. По всей стране, мол, носились таинственные автомобили, откуда стреляли по людям. И даже дети подавали через окна какие-то сигналы немецким солдатам. (На самом деле Люксембург захватили «гитлеровские байкеры» – агенты на мотоциклах, переодетые в гражданское).

Ошеломленные французские дозоры в Арденнах, услышав все это и заразившись страхом от беженцев, выскользнули из Арденн и поспешили обратно – с рассказами о приближающихся танковых дивизиях Гитлера. Они прибежали на левый берег Мааса, в расположение 9-й французской армии, которая и должна была удержать речной рубеж.

Однако немцы появились перед 9-й армией на три дня раньше, чем предполагали французы. И это был настоящий шок. Армия состояла из второстепенных дивизий, в которые призвали резервистов – лучшие-то части оказались двинутыми в Бельгию. У солдат 9-й армии не было противотанкового оружия в значительном числе, оказалось слабым и зенитное прикрытие. А тут фрицы обрушили на них страшные пикирующие Ю-87, от воя которых леденило кровь, и танки. Не помогли никакие окопы – немецкие ВВС превращали их просто в месиво из земли, человечьих тел и бревен. Французы не видели своей авиации – пилоты Геринга безраздельно господствовали в небе, громя один узел сопротивления французов за другим. Под их прикрытием немцы стали переправляться через реку. На французов пошли танки – и у несчастных не было ничего, кроме винтовок и револьверов.

Но французов поражали не только бомбы и танки. Их войска оказались терроризированы страшными слухами. Дескать, вездесущая пятая колонна немцев развернула работу далеко за линией фронта. Немецкие парашютисты (которых на самом деле не было) повсюду высаживаются в тылу. Мол, распространяются ложные приказы, а те офицеры, которые должны были отдать приказ о взрыве мостов через Маас, оказались расстрелянными из автоматов немецкими шпионами, переодетыми в мирных жителей. (На самом-то деле мосты взорвали вовремя, и немцам пришлось переправляться на подручных средствах). Из уст в уста, как пожар, неслись слухи о том, что пятая колонна стреляет по войскам из домов. Ночью, мол, в долине и лесах появляется множество таинственных огней. А во время атак немцы гонят перед собой мирных жителей и военнопленных.

И эти слухи в сочетании с воздушно-танковым натиском немцев сделали свое дело! 9-я армия побежала! Сначала тысячи, а потом и десятки тысяч французских солдат стали драпать с Мааса в тыл. Опережая бегущих, неслись панические известия, поражая штабы и войсковые соединения резерва. За солдатами следовали потоки беженцев, которые своими рассказами только увеличивали смятение. Массы беженцев захлестывали французскую армию. А немцы налетами бомбардировщиков только усугубляли этот хаос.

 

«Повсюду дороги были запружены брошенными пушками, грузовиками с продовольствием и амуницией, фургонами с полковым имуществом. Повсюду устало разбредались разрозненные отряды, метались лошади и бестолково сигналили автомобили, – писал Гай Чепмен. – И хуже того – многие из этих деморализованных групп возглавляли офицеры, а еще хуже то, что многие побросали оружие»

(Бевин Александер. «10 фатальных ошибок Гитлера» – Москва, «Яуза»-«ЭКСМО», 2003 г., с. 46).

 

В общем, снова мы видим картину, словно сошедшую со страниц романа Герберта Уэллса «Война миров»: толпы обуянных страхом людишек, которые бегут от приближающихся марсианских треножников.

Попытка французского командования спешно сколотить новый оборонительный рубеж за Маасом провалилась: большинство войсковых частей 2-й и 9-й французских армий уже превратились в толпы обезумевших от паники двуногих. Между Парижем и направлением удара танкового «кулака» немцев оказалась полностью хаотизированная территория, забитая сотнями тысяч беженцев и солдат из рассеянных, дезорганизованных французских частей. Именно паника тогда уничтожила две армии Франции.

Самое интересно заключалось в том, что в Париже практически ничего не знали об обстановке на севере собственной страны. Связь с войсками оказалась утерянной – и радио, и проводная. Военное министерство пыталось составить картину продвижения немецких войск, обзванивая почтово-телеграфные отделения тех городков и сел, к которым по предположениям из Парижа приближались немцы. Сведения попадали в Париж с большим запозданием, не позволяя хоть как-то реагировать на все новые и новые угрозы.

И немцы совершили второе страшное чудо. Нанеся военное поражение французам на севере, они затем учинили настоящую гуманитарно-социальную катастрофу на остальной части Франции…

 

Поток беженцев парализует Францию: уникальная пси-операция Шелленберга

 

Дальше немцы уничтожили Францию чистым страхом.

…Паника захватывала страну целиком. Французская пресса невольно работала на Гитлера, сообщая миллионам читателей о действиях пятой колонны в агонизирующих Голландии с Бельгией. 11 мая, как пишет Луи де Йонг в своей книге, парижские газеты огорошили своих читателей уткой о том, что близ Гааги немцы высадили двести парашютистов в английской форме. Страх перед переодетыми немцами, сброшенными на парашютах, охватил массы, передавшись и военным штабам. 13 мая уже само французское правительство поддалось ей, сообщив о том, что всякий захваченный в плен переодетый немецкий военнослужащий будет расстрелян на месте.

Самое интересное, что немцы кое-что сделали для того, чтобы эти слухи поражали сознание французов. Например, для создания иллюзии о страшной и большой пятой колонне, они еще заранее, ранней весной 1940 года, провели шпионскую операцию и подожгли склады хлопка в Марселе. С военной точки зрения этот поджог имел ничтожный эффект. Зато он имел характер пси-удара. Он создал впечатление о мощном диверсионном подполье во Франции. С началом же операции абвер (немецкая военная разведка) действительно выбросила немного своих агентов на парашютах, снабдив их средствами для поджогов. Не могло быть и речи о том, что эти ничтожные силы нанесут какой-то реальный урон французам. Дело было в ином – именно в психологическом шоке от самого факта этих действий. В воспаленных умах охваченных паникой французов эти десятки парашютистов превратились в сотни и тысячи, к которым прибавились тысячи немецких пособников внутри Франции – которых в жизни просто не существовало. Падение Голландии усилило эту психическую эпидемию.

И вот уже 14 мая 1940 года французский министр информации, выступая по радио, сказал: «Десятки тысяч немцев, пользовавшихся благородным гостеприимством голландского народа, внезапно оказались врагами, готовыми к нападению». 15 мая французские газеты распространили известия о том, что в Голландии гитлеровские парашютисты маскировались под почтальонов, полицейских и женщин. 16 мая министр иностранных дел уже павшей Голландии ван Клеффенс сообщил французским газетчикам о том, что «парашютисты спускались тысячами, будучи одеты во французскую, бельгийскую и английскую военные формы, в рясы священников и даже в одежду монахинь и больничных сиделок».

В данном случае голландец нес полную околесицу: он был таким же перепуганным животным, как и его соотечественники. У немцев физически не могло быть тысяч парашютистов-шпионов – едва ли не столько же, сколько всех ВДВ Гитлера. Не было у немцев и самолетов, чтобы параллельно с высадкой ВДВ организовать еще и массовое «рассеивание» по стране мелких групп десантников-диверсантов. Однако логика у обуянных страхом уже не работает. Смертельно испуганный голландский чиновник через прессу заражал своим ужасом миллионы французов.

В ночь с 15 на 16 мая в Париже узнали о полном разгроме 9-й армии. Господи, путь на Париж открыт для немцев! Тогда еще никто не знал, что танки Гитлера пойдут не на столицу, а к Ла-Маншу, отрезая обреченную англо-французскую группировку во Фландрии. В Париже вспыхивает животная паника. Люди бегут из города. Такси невозможно поймать – они все расхватаны.

Правительство, оказавшись в полных информационных потемках, делало истерические заявления и вопило о том, что Родина в опасности, но французы бежали, не желая сражаться за свою страну. 21 мая премьер Поль Рейно заявил народу о том, что мосты через Маас (на самом деле взорванные) не были уничтожены из-за «необъяснимых ошибок». Он говорил об искаженных донесениях, о ложных приказах на эвакуацию, об измене, саботаже и трусости. Он назвал предателем командующего 9-й армией генерала Корапа (позднее полностью оправданного).

Это истеричное выступление окончательно свихнуло мозги всей Франции. Теперь французы видели предателей и пятую колонну повсюду. Газеты сократили свой объем сначала до четырех, а потом и двух полос. Сообщения стали скупыми, и люди попали под полную власть страшных слухов. В довершение ко всему, с севера на юг Франции хлынули от 6 до 7 миллионов беженцев – на поездах, автобусах, пешком. С 13 мая эвакуация приняла форму «Спасайся, кто может!». Нормандия, Бретань и юг страны оказались буквально забитыми беженцами. Издерганные, похожие на душевнобольных существа заражали друг друга страхами. Сообщения о деятельности пятой колонны в газетах и по радио пугали людей…

Таким образом, немцы устроили не только дюнкеркский разгром. После него они смогли превратить миллионы беженцев в оружие окончательного уничтожения Франции. И если о победе Гитлера во Фландрии и на берегах Масса сказано много, то об этой уникальной операции – куда меньше.

Полистайте «Лабиринт», записки знаменитого Вальтера Шелленберга. Итак, в мае 1940 года немцам нужно было избежать ситуации вторжения во Францию в 1870 году. За семьдесят лет до Гитлера еще слабая Пруссия, поразив французов на севере, втянулась в осаду Парижа, а на юге страны энергичный министр-еврей Леон Гамбетта принялся формировать новую армию. Тогда немцев-пруссаков спасло от проигрышной для них войны на истощение восстание рабочих в Париже и Парижская коммуна. Напуганные призраком коммунизма французские верхи предпочли капитулировать перед Пруссией, чтобы подавить первую в мире социалистическую революцию.

В мае 1940-го времени у немцев тоже не было. Парижские рабочие, как назло, революции устраивать не собирались. Военные запасы немцев в неотмобилизованной экономике и даже резервы горючего подошли к грани истощения. Продолжение войны на юге Франции было Третьему рейху уже не под силу.

Но немцам удалось главное – они сломали способность французов трезво соображать. И у них было прекрасное Рейхсминистерство пропаганды Геббельса, источник умных и смелых голов. Вальтер Шелленберг вместе с геббельсовцами разработал программы радиопередач, которые сеяли панику и неразбериху среди противников. Директор мощной радиостанции в Саарбрюккене, доктор Адольф Раскин, начал передавать мощный поток сообщений на французском языке – якобы официальных сообщений от французских властей. С их помощью потоки беженцев направились на юг страны, забивая дороги и совершенно парализуя переброску французских резервов на фронт. А чтобы эффект усилился, немцы с самолетов разбросали листовки с пророчествами Богородицы и Нострадамуса о том, что французы смогут спастись от летающих огненных машин (читай – пикирующих бомберов Ю-87) на юго-востоке Франции. При этом они умело скомбинировали подлинные и фальшивые тексты катренов Нострадамуса. Эффект превзошел все ожидания! Париж, лишенный свежих резервов, пал без всякого сопротивления.

Изучая историю Второй мировой, мы не раз и не два убеждались в прекрасной работе ведомства Геббельса, которое усиливало ударную мощь танковых частей и Люфтваффе. И это немудрено: хромоногий пропагандист Гитлера брал на работу молодых, умных и энергичных людей, исключительно немцев и только фронтовиков, солдат-орденоносцев, знающих на себе, что такое бой. Там не было зажиревших сыночков знати, которые бежали от армии и на фронт наведывались лишь в гости, как туристы. Наше Главполитуправление во главе с Львом Зиновьевичем Мехлисом сравнимых по силе примеров воздействия не показало. Как, впрочем, и россиянские «пропагандисты» в годы даже второй войны в Чечне.

Пытаясь справиться с людскими «цунами», Корпус гражданской обороны Франции, спешно сформированный 17 мая 1940-го, стал баррикадировать дороги. Здесь беженцев пытались проверять, справедливо опасаясь того, что в их толпы затесались и немецкие агенты. Итог – новая волна маниакальных неврозов и чудовищные пробки на магистралях.

Немецким частям оставалось лишь двигаться вперед, как стае волков, загоняющих стадо без памяти бегущих копытных. Это был поразительный эффект. Не думаю, что Гитлер его планировал. Скорее всего, так получилось, и немцы сами не ожидали такого результата от своих пси-операций. Они невольно породили психическое чудо-оружие, которое отдало им в руки развитую страну с нетронутой промышленностью и инфраструктурой. Не понадобились ни террористические бомбардировки, ни показательные казни отдельных городов в духе Варшавы и Роттердама, ни даже «психические» полеты бомбардировщиков над Парижем – как над Осло и Копенгагеном. Душа французов оказалась пораженной всеми теми призраками и страхами, которые нагонялись прессой и поп-литературой тридцатых годов. Наверное, тут пригодились тщательные зондажи структуры информационной разведки – АПА Розенберга.

Эффект этот тем более поразителен, если учесть: в распоряжении Гитлера не было всемирной телевизионной сети вроде CNN, с помощью которой нынешние властитель Америки управляют сознанием мира. У немцев не было и нынешней техники сил психологических операций США – например, телерадиостанций, размещенных на тяжелых транспортных самолетах, с помощью которых они вели вещание на Ирак. Немцы обошлись сравнительно простыми средствами и заставили французские СМИ (которые им никак не подчинялись) стать орудиями немецких психологических ударов.

В сороковом немцы своего добились!

 

Галльское безумие сорокового года

 

А дальше началась просто психическая катастрофа. «Страх перед пятой колонной вскоре начал распространяться и среди солдат. Любое замеченное ими странное явление стало приписываться таинственной деятельности вражеских агентов. «Пятая колонна и в самом деле существует, – писал один офицер. – Каждую ночь повсюду видны огоньки синего, зеленого и красного цвета». Личный состав войск относился ко всему окружающему с величайшим подозрением. Если солдаты замечали каких-либо пришельцев, которые не могли объяснить причины своего пребывания в данной местности, они немедленно арестовывали их, как шпионов. А шпионов было приказано расстреливать на месте. «Проблему вылавливаемых шпионов мы уже разрешили, – заявил один французский военнослужащий корреспонденту газеты «Нью-Йоркер» А.И. Либлингу. – Мы просто стреляем по всем незнакомым нам офицерам».

Многим иностранцам, заподозренным в принадлежности к пятой колонне, пришлось пережить весьма неприятные минуты. Вскоре после прорыва фронта на реке Маас корреспондента газеты «Нью-Йорк Таймс» Перси И. Филипа вытащили из поезда. Форма военного корреспондента, голубые глаза и белокурые волосы – все это возбудило подозрения у солдат. Кто-то крикнул: «Ты поганый немецкий парашютист!» Вокруг сразу же собралась возбужденная толпа. «Корреспондент пытался сказать, что он награжден орденом Почетного легиона и указывал на красную орденскую ленточку. Это вызвало возмущение. Такой исключительной наглости не ожидали даже от немца. Когда же он стал показывать документы со множеством официальных печатей, поставленных в штабе генерала Гамелена, окружающие сказали, что это явно подозрительный тип, потому что у него слишком уж много всевозможных удостоверений». Филипа чуть не расстреляли тут же, у железнодорожного полотна. В конце концов сопровождаемый толпой крестьян, выкрикивавших «Бош! Убийца!», корреспондент был доставлен в полицейский участок…

Миллионы граждан жили в подобной атмосфере ужаса и неуверенности, жертвой которой едва не оказался Филип.

У населения крупных городов Франции (и особенно у парижан) нервы оказались взвинченными с самого начала тревожных событий. Уже 13 мая волнение охватило тысячи людей, когда кто-то крикнул, что спускается немецкий парашютист. Вскоре выяснилось, что это был аэростат заграждения. Через неделю случилось то же самое; в результате на Альминской площади застопорилось движение транспорта. Многие решили, что это дело рук немецких парашютистов. Вновь и вновь возникали слухи, что парашютисты приземлились в парижских парках. «Трое детей умерли, съев отравленный шоколад»; «Гамелен застрелился»; «Аррас захватили парашютисты, спустившиеся ночью с зажженными факелами в руках» – такие заявления приходилось слышать Артуру Кестлеру. Петер де Польней, который в эти ночи смотрел на французскую столицу из своего дома, расположенного на Монмартре, рассказывал: «По всему Парижу были заметны сигналы, передававшиеся по азбуке Морзе. Пятая колонна развертывала свою деятельность»…» (Л. де Йонг, указ. соч., с. 164–165).

Да, парашютисты, которые прыгают из самолета с зажженными факелами в руках – это сильно. Лучшего примера для того, как в войне люди превращаются в запуганных дебилов, лишенных элементарной способности здраво мыслить, просто не отыскать. Большинство людей вообще лишено способности логически рассуждать даже в обычной жизни, слепо доверяя мнению окружающих, телевизору и газетам. Уж это мы хорошо знаем на собственном примере времен информационного разрушения СССР. Французы просто бредили немецкими парашютистами. Если верить им, то Гитлер высаживал шпионов под каждым кустом, обильно сея их с воздуха, потратив на это чуть ли не всю свою армию. А уж отравленный шоколад, кажется, густо засыпал города всей Европы к западу от Германии. Почему распространилось это психическое поветрие? Да потому, что в те годы именно воздушный десант выступал излюбленной темой всяких триллеров и страшилок. Если бы тема оказалось иной, и перед войной говорили бы, скажем, о немцах, которые летают на реактивных заплечных двигателях, как в голливудском «Ракетчике», то – будьте уверены – французы в мае сорокового массой видели бы тучи шпионов, летающих в небе, аки ведьмы в ступах. Скорее всего, психическое смятение в больших массах людей рождает галлюцинации, и множество французов было уверено, что действительно видело страшных парашютистов.

Немцы отлично показали, как психическое поражение неприятеля превращается в самоподдерживающийся процесс, в действующий реактор. Панику, которая разрушает страну-жертву агрессии, уже не нужно специально создавать – она сама себя питает и разрастается.

«…Зачастую гражданское население срывало свою ярость на случайных людях, заподозренных в пособничестве врагу. В ряде случаев преследованиям подвергались священники и монахини. Англичанка Сесилия Меркворт чуть было не подверглась линчеванию в Бретани, куда она прибыла, убегая от немцев. В селении Сен-Николя ей рассказали, что настоятельницу тамошнего монастыря местные жители уже дважды арестовывали, принимая за переодетого парашютиста. Французский офицер Барлон отмечал в своей книге, что в районе Руана сотни священников и монахинь были арестованы, «а может быть, и расстреляны»; их принимали за переодетых парашютистов. Случалось, что выбросившихся с парашютами со сбитых самолетов французских и английских пилотов избивали до полусмерти сбежавшиеся к месту приземления крестьяне.

«Троянский конь, – сказал кто-то, – теперь имеет крылья».

Вот по такой Франции, население которой дрожало от страха и негодования, катились все дальше на юг вагоны для перевозки скота, переполненные людьми, арестованными в Бельгии. Крупный железнодорожный эшелон, следовавший из Брюсселя, прибыл в Орлеан через 6 суток. Запертые в вагонах с надписями «члены пятой колонны» и «шпионы» люди лишь время от времени получали немного воды; раз в сутки им выдавали по куску хлеба. Стояла невыносимо жаркая погода. Все заключенные сидели в вагонах вперемежку. Тут были немецкие подданные, фламандские нацисты, евреи, коммунисты. В пути несколько человек умерло, одна женщина родила. На станции Тур перед эшелоном с арестованными, который остановился напротив здания вокзала, собралась возбужденная толпа. «Нефти, – кричали из толпы, – дайте нам нефти, чтобы облить ею и сжечь подлецов; надо уничтожить эту нечисть!» Наконец после долгих мытарств заключенные прибыли в район концентрационных лагерей, у предгорьев Пиренеев.

Лагери и без того уже были заполнены до отказа, так как во Франции десятки тысяч людей арестовывались по подозрению в принадлежности к пятой колонне…» – писал де Йонг.

Самое интересное, что французы накануне вторжения немцев и в самые первые его дни приняли радикальные меры предосторожности. Они арестовали всех активистов бретонских националистов (которые выступали за отделение кельтской Бретани от Франции) и местных нацистов. Они еще в 1939 году интернировали в особых лагерях всех немецких подданных – включая женщин и детей. В лагеря загнали и 30 тысяч политических беженцев из Германии, которые горели желанием бороться с Гитлером, в основном евреев и антинацистов. В лагере Ле Верне оказались бывшие бойцы интернациональных бригад, сражавшихся с фашистами еще в Испании 1936–1939 гг. После падения Голландии в лагеря загнали всех людей немецкого происхождения во Франции. В Париже мужчин сгоняли на стадион «Буффало», женщин – на зимний велодром. Аресту подверглись уже десятки тысяч душ. Некоторые согласились пойти служить в Иностранный легион – большой французский штрафбат. Других забрали в военно-трудовые батальоны. Кого-то отправили на рудники и каменоломни в Марокко – как у нас в сибирские лагеря. Часть людей депортировали в концлагеря у Пиренеев.

Повальные аресты во Франции продолжались и в последующие недели. 18 мая министром внутренних дел стал герой победы над немцами 1918 года, энергичный Мандель. Он бросал людей в тюрьмы без разбора. За одну неделю в Париже прошло 2 тысячи обысков и 60 тысяч допросов! В тюрьму отправилось пятьсот человек. Многих чиновников сняли с работы. Некоторых приговорили к заключению за пораженческие настроения и разговоры. Каждый вечер в Париже десятки вооруженных патрулей проверяли подземные лабиринты канализации и задерживали подозрительных лиц. Вновь арестованных бросали в концлагеря на юге страны. Например, в лагере Гюрс скопилось 13 тысяч человек – не только немцев, но и коммунистов, анархистов, заподозренные эльзасцы, евреи, греки, русские, армяне, фламандцы и голландцы. В лагере кишели крысы, вши и блохи. В лагере Ле Верне томились 6 тысяч душ. Когда на Францию напала еще и Италия, в лагерь доставили несколько тысяч итальянцев, выловленных по всей стране. А заодно – и польских евреев-беженцев, причем санкцию на их массовые аресты Парижу выдало польское эмигрантское правительство.

Несмотря на такой размах репрессий, страх перед пятой колонной, как отмечает де Йонг, не только не уменьшался, а продолжал раздуваться до чудовищных размеров. Паника не рассасывалась. Наоборот, пошли слухи о предательстве в самых верхах Франции. Когда после трех недель борьбы капитулировал король Бельгии Леопольд, его стали называть изменником, заманившим англо-французские войска в свою страну, как в ловушку. Мол, любовницей короля была агентесса гестапо. Французы стали видеть в беженцах сплошных шпионов. Целые селения выгоняли беженцев, обзывая их пятой колонной….

Так погибла Франция, сожравшая саму себя в приступах дикого ужаса.

Смотри, читатель: цивилизованные, культурные французы, не знавшие ни Сталина, ни ГУЛАГа, ни НКВД и 1937 года, за какие-то считанные дни в той войне превратились в кровожадную толпу, готовую убивать любого подозрительного без суда и следствия, заживо сжигать людей в вагонах. С французов слетела тонкая шелуха современной демократической цивилизации, и наружу вылез архаичный, обезумевший от страха средневековый человек, готовый поверить в любой бред, в ведьм и колдунов (парашютистов и пятую колонну). Французы стали доносить друг на друга, бить чужаков и заводить концентрационные лагеря.

Вот – лучший ответ тем, кто продолжает поносить Сталина и его действия в сорок первом. Реалии Франции мая-июня 1940 года и СССР годом позже поразительно похожи. Впрочем, я пишу эту книгу для будущих командиров и стратегов сверхновой России, которой почти неминуемо придется воевать с могущественным врагом на Западе. Мотайте на ус, друзья, исторические уроки того, как можно воевать с «цивилизованными нациями»…

 

Пришельцы из будущего

 

Таким образом, сороковой год стал вершиной успехов Гитлера. Его опыт нам тем более ценен, что воевал он против западных людей, с их особой психологией. Дело ведь в том состоит, что после сорокового подобных кампаний на Западе просто не велось. Ни американские террористические налеты на Рейх во второй половине той войны, ни их действия в Азии, ни югославская кампания в этом смысле не идут в сравнение с тем ценнейшим опытом, который оказался приобретен Гитлером – действовавшим действительно малыми силами на самом Западе. Против людей с западным типом психики. А это весьма актуально для нашей сверхновой России.

1940-й – это вершина неаналитической, хаотической, безумной стратегии Гитлера. Залог его успеха – это потрясающая интуиция гения плюс отличная работа немецкой разведки. И победители Германии далеко не сразу поняли, какая это страшная сила – интуиция гения.

«Что еще мог можно сказать по вопросу об интуиции? Строгий эксперт по разведке, вероятно, ответил бы «ничего», и это значило бы, что любую вещь можно понять без логических рассуждений. Такой тезис, возможно, справедлив в области искусства и религии, но в военных вопросах подобный вывод является не больше, чем догадкой. Как, например, оценить интуитивные выводы Гитлера о слабости Франции? Если бы Гитлер прислушался к утверждениям своих советников по разведке, то он ни за что не предпринял бы агрессии против Франции, Бельгии и Голландии. Но решения Гитлера носили скорее политический, а не военный характер, они основывались на догадках, касающихся морального духа противников, а не военного соотношения сил…» – написал Дональд Маклахлан в 1968 году. Ну что ж, оставим это недоумение на совести человека сугубо логической и рациональной Индустриальной эпохи. Он не смог понять Гитлера. Потому что он столкнулся с гостем из грядущего.

Если подвести итог самым кратким образом, то можно выразиться так: Гитлер мог одерживать ошеломительные победы с потрясающей экономией потому, что расковал свою фантазию и смог вести войну будущего против государств и армий вчерашнего дня. Он уподобился пришельцу из другого мира. И только сейчас мы начинаем понимать природу и механизмы гитлеровских побед.

На страницах журнала «Знание – сила» Елена Съянова (№ 1, 2005 г.) высказала ту же мысль: «Все политические партии начала ХХ века так или иначе вышли из чрева века девятнадцатого, были завернуты в пеленки традиций, прикармливались принципами из детских диет-уставов, тогда как НСДАП – это дитя… нет, не века двадцатого. НСДАП есть порождение будущего «сознания катастроф» начала третьего тысячелетия.

Беслановских убийц кто-то назвал «инопланетянами». Мне кажется, что фюреры НСДАП тоже казались своего рода пришельцами политикам того времени. Вспомним растерянность перед Гитлером «мюнхенских договорщиков» (Чемберлена, Даладье); вспомним обморок президента Чехословакии Бенеша, когда Геринг сказал ему буквально следующее: «Я спасу от вас Прагу тем, что своими бомбами сотру ее с лица Земли»…»

Немцы дали миру поразительный сплав психологических операций, разведки, заговоров и «размягчения тылов» врага, действий спецназа и пятой колонны, психическо-высокоточно-парализующих ударов авиации, террора, сетевых операций (со смешением бизнеса, политики и войны) и нетривиальных военных решений. И только сейчас мы, наконец, поняли суть стратегии Гитлера, разглядели психооперации за чисто военно-материальными аспектами вроде действий мобильных сухопутных соединений при поддержке авиации.

Воюя в начале третьего тысячелетия, мы просто обязаны изучать опыт преддверия и начала Второй мировой. Учитывая то, что с тех пор возможности одновременных ударов по ключевым точкам врага несказанно обогатились.

 

Как триллер-война окрылила самих немцев

 

Но, читатель, поражает еще один психологический эффект гитлеровского блиц-триллера мая-июня 1940 года – его действие на самих немцев. Падение к ногам Германии Голландии, Бельгии и Франции невиданно окрылило самих фрицев. Они почувствовали себя непобедимыми воинами, перед которыми трепещет весь мир, для которых нет больше преград. Гитлер подвергся обожествлению. Отныне он был горячо любимым, всезнающим и победоносным вождем, за которого не страшно идти ни в огонь, ни в воду.

А ведь перед началом кампании все было иначе. Немецкие генералы-профессионалы страшно боялись столкновения с французами и англичанами. Мол, Польша, Дания и Норвегия – это не показатель, несерьезные противники. А вот западные силы… Простой подсчет показывал: на 62 дивизии Германии приходилось 85 французских, 23 бельгийских, 8 голландских и столько же английских. Генералы всерьез вынашивали идею государственного переворота. Мол, свергнем Гитлера – и, пока не поздно, замиримся с западниками. После победы сорокового года об этом даже мыслить было страшно.

Гитлер показал Германии, что война может быть не затяжной, страшной и голодной, а стремительной и легкой. Призрак затяжной войны, от которой лишенная сырья Германия рухнет замертво, преследовал немцев еще в 1939 году. Весной того года на одном из совещаний у Геринга генерал-майор Йешоннек заявил: «Мы должны спасти нечто большее: нет, не деньги – сырье».

Победа на Западе оказалась достигнутой при минимальной затрате ресурсов, без мобилизационного напряжения экономики Рейха! Немцам не пришлось жрать хлеб из отрубей, маргарин и вареную брюкву, простаивая в многочасовых очередях у пунктов выдачи скудной еды. Истребитель Адольф Галланд, который прибыл в Германию на отдых летом 1940 года, описывал свои впечатления так:

 

«Германия представляла собой картину самой мирной безмятежной жизни… В то время те, кого еще не призвали, зарабатывали хорошие деньги, а жены военных получали щедрое вспомоществование и субсидии. Деньги находились в свободном обращении: театры, кино и места развлечений были переполнены. Война еще даже не коснулась внешней, так сказать, материальной стороны жизни Германии…»

(А.Галланд. «Первый и последний» – Москва, «Центрполиграф», 2003 г., с.96).

 

А вот впечатления генерала Фридо фон Зенгера, немецкого аристократа, который откровенно не любил ни Гитлера, ни нацистов. В Первую мировую ему пришлось четыре года гнить в окопах во все тех же Фландрии и северной Франции, среди морей крови, которые пришлось пролить немцам на Западном фронте. И вот бывший лейтенант Зенгер, став при Гитлере комбригом, снова идет весной сорокового года по местам, знакомым ему до боли. Вот Эрсен – небольшой городок западнее горы Лоретто, где немцы в 1914–1915 годах вели бои месяц за месяцем, и это место, словно мясорубка, поглощала тысячи жизней. Зенгер видит старое военное кладбище – лес крестов и большая братская могила для тел, которые разорвало на куски. Читает надгробие: «Ты, странник, ступивший на эту Голгофу и эти тропы, некогда затопленные кровью, услышь крик: «Люди Земли, объединитесь. Человечество, будь человечным!»… «Груды костей, оживленные когда-то гордым дыханием жизни, ныне просто разрозненные части тел, безымянные останки, человеческое месиво, священное скопление бесчисленных мощей – Господь узнает тебя, прах героев!». Зенгера передергивает от страшных воспоминаний юности.

Но – о чудо! – в 1940 году немцы взяли эту злосчастную гору с ходу. На ней почти нет следа боев – разве что одинокая воронка от снаряда и один подбитый танк напоминают о том, что здесь снова прошла война. Но не тяжелая и вязкая, как при кайзере – а стремительная, как молния, война Гитлера.

Вот город Камбрэ, где Зенгеру в 1917-м пришлось выкапывать из общей могилы тело погибшего брата-летчика, пробираясь сквозь три слоя трупов. Теперь Камбрэ взяли без всякого боя. И Зенгера оставляет страх перед старыми местами боев. Его части даже не приходится вступать в бой – ведь она идет следом за танковыми формированиями.

Итог: потеряв всего 55 тысяч человек (цена одного месяца боев в четырехлетней мясорубке Первой мировой), немцы покорили Францию и страны Бенилюкса, взяв более миллиона пленных! Это было чудом, потрясшим тех, кто воевал при кайзере. Теперь и ветераны Первой мировой безгранично верили в фюрера. Вот, мол, что делают пикировщики, танки и воздушные десанты!

В сороковом году Гитлер оказался на вершине славы. Ценой сравнительно небольших потерь ему за каких-то два года удалось присоединить к Рейху Австрию и Чехословакию, Мемель-Клайпеду и Польшу, Данию и Норвегию, Бельгию, Нидерланды и Люксембург, покорить Францию. С этого момента доверие немцев пребудет с Гитлером почти до самого конца Рейха.

Вот что сделала чудесная стратегия! Совершая немыслимое, Гитлер избежал крушения своей власти. Ведь его режим не был стальным монолитом или пирамидой египетской, а скорее напоминал неустойчивый велосипед, которому нужно было катить вперед во избежание падения. Сами посудите: в начале 1938-го многим казалось, что Алоизьевич долго не протянет. Экономика оказалась накачанными невозвратными кредитами и эмиссией марок, гнала вооружения – а потому должна была рухнуть. Армия казалась еще сырой и слабой. Гитлера ненавидели немецкие аристократы, а генералы, приходя в ужас от перспективы войны с англичанами и французами, строили планы военных переворотов. Глава военной разведки адмирал Канарис играет против фюрера, генералы – тоже.

В 1938-м Гитлер готовится поглотить Чехословакию. Немецкие военные в ужасе: французская армия превосходит немецкую вдвое, западные границы страны не укреплены. Французы и англичане могут с легкостью смять рейх, и глава Генштаба генерал Бек уверен: так оно и случится! Накануне чехословацкого кризиса немецкий генералитет был готов устроить переворот и убрать Гитлера. Созрел заговор, и генерал Эвальд фон Клейст даже ездил инкогнито в Британию, чтобы договориться с премьером Невиллом Чемберленом. Однако вернулся ни с чем. Забегая вперед, скажем: немецкие военные были готовы совершить переворот при поддержке Лондона и Парижа даже в 1939-м, но… их не поддержали. Об этом вы можете прочесть в книге И.Колвина «Двойная игра», изданной в СССР в сборнике «Секретные миссии» еще в 1964-м…

Генералы и Канарис уже в тридцать восьмом готовят арест Гитлера, к ним присоединяется командующий Берлинским округом фон Вицлебен. Генерал Геппнер обещает ввести свою 3-ю танковую дивизию в Берлин для свержения Адольфа.

Но внезапно Британия уступает нацистам! Чехословакия падает к ногам фюрера, и генерал фон Клейст изрекает: «Может быть, Гитлер и свинья, но этой свинье здорово везет». Заговор военных тотчас расстроился.

Но уже в августе 1939 года немецкие генералы вновь ждут поддержки Лондона, чтобы арестовать Гитлера. И снова этой поддержки нет!

В начале 1940 года, после захвата Польши, начальник Генштаба Гальдер хватается за голову: Германия вступила в войну, но к ней совершенно не готова! Главный экономист вермахта генерал Томас доказывает это с цифрами в руках. Гальдер и Канарис прощупывают почву: а нельзя ли устроить государственный переворот и заключить мир с французами и англичанами? Но главнокомандующий сухопутными войсками фон Браухич охлаждает пыл заговорщиков: переворот не поддержат ни солдатская масса, ни молодые офицеры. Они, мол, фюрера боготворят.

…И снова антигитлеровский заговор немецких генералов умирает еще в колыбели. Невероятные победы Гитлера в Норвегии и Франции 1940 года окончательно превратили его в идола для молодых немцев, и эта вера в фюрера оказалась крайне прочной даже в июле 1944 года, когда Германия потеряла всякую надежду на победу. Тогда Канарис и генералы попытались убить диктатора, но армия не поддержала попытку переворота…

Вот что такое молниеносная, чудесная стратегия – стратегия триллер-войны, психических операций. Нам, русским будущей России, нужно крепко выучить старые уроки! Во всяком случае, будь у власти даже в сегодняшней, слабой РФ люди-молниеносцы, то оказались бы решенными и вопрос Калининградом, и с Абхазией, и с Приднестровьем… И с Украиной он бы тоже начал решаться. Особенно в удобный для нас момент в декабре 2004-года, когда Восток едва не оторвался от Запада. А уж с Белоруссией и подавно по-настоящему объединились бы в одну страну. И враг бы увидел рождение новой Империи.

Но, увы…

 

 

Глава 8. Тайна «гитлеровской магии»: взгляд в глубину

 

Кампания на Западе 1940 года стала наивысшим достижением триллер-стратегии Гитлера. Больше ему никогда не удавались такие сногсшибательные комбинации. Более того, наступает пора «головокружения от успехов», рождается иллюзия, будто бы войну можно выиграть без всякого напряжения сил, не совершенствуя боевую технику и даже снижая ее выпуск.

Но об этом – позже. А пока, читатель, давайте-ка изучим те непреходящие уроки, которые дает для военного искусства сверхновой России история немецких успехов 1938–1940 годов. А также – и лета сорок первого…

 

А был ли волшебный жезл?

 

Победы Гитлера в 1936–1941 годах невероятны. Немцы поражают невиданной изобретательностью, гениальностью организации, скоординированностью своих действий, умением плести головокружительные схемы действия из самых разнообразных видов деятельности! Действия Гитлера почти безупречны до самого лета сорокового года. На его фоне европейцы кажутся слепыми и глухими кретинами. То, что случится дальше, вполне объясняется головокружением от успехов, ошибками Гитлера, а не изъянами его психотриллер-стратегии молниеносной войны…

Рациональный разум протестующе кричит: «Такого быть не могло! Германия не обладала подавляющим превосходством во всем! Английские и французские ученые были как минимум не слабее немецких коллег. Германские танки не превосходили французские и британские. «Мессершмитт-109» не смотрелся чем-то фантастическим на фоне «спитфайров» и «девуатинов», а пикирующий «лаптежник» Ю-87 мог стать добычей даже устаревших истребителей середины 30-х! У Третьего рейха не было ни спутниковой разведки, ни компьютеров, ни изощренных моделирующих программ. Как, впрочем, и таинственных психотронных генераторов.

Но как Гитлеру удалось добиться такого?»

За прошедшие десятилетия было много попыток объяснить невероятные явления победоносного гитлеризма. Часть объясняла все закулисными сделками немецкого фюрера с европейскими аристократами и масонами. Но это ничего не объясняет: аристократия Британской империи вряд ли хотела упадка своей державы. Иные бросились в дебри черной магии и дремучей мистики. Мол, Гитлер владел волшебным копьем Лонгина, приносившим ему немыслимую удачу. Дескать, он поклонялся древним богам и смог привлечь на свою сторону потусторонние силы зла. Он, говорят такие сторонники «магического реализма», прибегал к астрологии и услугам прорицателей, приносил в жертву сатанинским силам узников концлагерей…

Кажется, все это – тоже ерунда на постном масле. Не объясняет все это того загадочного «нечто», что было у бесноватого вождя Германии. И покуда мы не разгадаем тайну этого «нечто», нам не понять секрета немецких успехов. Главной причины дьявольской изобретательности и инновационной смелости гитлеровцев. В самом деле, как Гитлеру удалось собрать вокруг себя ярких носителей новых идей в войне, да еще и запрячь их в одну «упряжку»?

 

Отгадка – в корпоративности

 

Мне кажется, читатель, мы с вами приблизились к разгадке. И здесь нет мистики. Никакой потусторонней силы. Не копье Лонгина и не волшебный Грааль, не тибетские практики и не таинственные «излучения» древнегерманских букв-рун принесли немцам оглушительные успехи. Не было никакой волшебной палочки. Скорее, Гитлер похож на средневекового рыцаря, каким-то непостижимым образом получившим в руки танк с атомным двигателем. По неопытности он слишком сильно разогнал реактор, носясь по полю боя – и в конце концов сломал машину. Причем о танке я говорю не в плоском смысле этого слова, а в переносном. То, что заполучил в руки Гитлер, действительно опережало современную ему эпоху на десятки лет, но не в железно-оружейном смысле, а в организационно-психологическом. Он нарушил все законы современного ему буржуазно-капиталистического, индустриального общества, сумев построить структуры, более соответствующие эпохе хаотических и разлагающихся 2000-х годов.

Он построил Германию как страну корпораций! Как корпоративное общество! Он противопоставил его индивидуалистическому, классическому индустриал-капитализму.

Об этом первым сказал современный философ Сергей Чернышев. Мол, вторгаясь в так называемое «современное» капиталистическое общество, корпорации суперэффективны. Они начинают двигаться сквозь общество, аки нож сквозь масло. И вот какой-то негодяй получает в руки волшебную палочку и начинает с ее помощью творить все, что ему вздумается. Но зло – не в волшебной палочке, а то, что она попала в злые руки и используется неадекватно…

Итак, чтобы появились феномены Гудериана, Манштейна, Канариса, Геббельса, Геринга и других (а именно их новаторские находки, помноженные на гений Адольфа, в совокупности и составляют «коллективного Гитлера») должна была появиться основа: корпоративное устройство общества.

Теперь мы можем уяснить, пожалуй, самый главный урок и понять гитлеровскую метастратегию. Чтобы вести победные молниеносные войны, необходимо опередить врага в области организации своего общества, в гуманитарных технологиях. Буквально стать «гостем из будущего».

Если это удается, то ты можешь выложить самые немыслимые комбинации из совсем не фантастических техники, сил и средств. Ты выжмешь из оружия максимум возможностей, опередив тем самым противника. Ты обеспечишь единство своих приверженцев в деле, сумев расковать их энергию, смекалку и предприимчивость. А если ты при этом еще и создашь оружие, опережающее арсенал противника на эпоху, то успех получается просто сказочным!

Ну, а теперь попробуем разобраться в «молекулярной решетке» гитлеровского чуда поподробнее.

 

Прозрение Эмиля Дюркгейма

 

В конце девятнадцатого века, когда Гитлер еще под стол пешком ходил, корпорации считались безнадежно устаревшим явлением. Но корпорации не как синоним больших капиталистических фирм, а как общественно-профессиональные объединения людей в Средние века.

Дело в том, что век под номером «19» верил в безграничное развитие либерализма и демократии. В дальнейшее освобождение личности. И правда: личность дотоле только и делала, что становилась все свободнее и свободнее. Первобытные люди в традиционно-архаичных обществах не понимают, что это за птица – «свободный индивид». У человека традиционного общества не разделены «Я» и «Мы». Он – всегда частица рода или племени. Люди родо-племенного общества кажутся современному человеку неотличимыми друг от друга, типовыми. Архаичный человек не мог отделить себя от коллектива. Оскорбление, нанесенное роду или племени, становилось оскорблением, нанесенным ему лично. И наоборот. Об этом можно прочесть в книге Фридриха Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства».

Средние века принесли человеку освобождение от родоплеменных уз. Но, отрываясь от них, он становился еще не суверенно-самовластной личностью, а членом корпорации (она же – цех или гильдия). Например, средневековые города были корпорациями, состоящими из корпораций. Были корпорации купцов и юристов, горшечников и башмачников, оружейников и кузнецов, столяров и слесарей, музыкантов… И даже нищих! Каждый цех-корпорация диктовал своим членам правила ведения бизнеса, стандарты качества товаров, их количество и цены продажи. У корпораций были свои органы самоуправления, выступавшие от лица всех, свои суды, церкви, система взаимопомощи и социального обеспечения. Человек был частицей таких корпораций, не имеющих ничего общего с нынешними, капиталистическими. Внутри старинной корпорации не было конкуренции. Там все были один за всех и все – за одного.

Капитализм безжалостно разрушил старые цеха и даже украл имя «корпорация» для своих новых объединений. Личность стала отвечать сама за себя, конкурируя на Большом Рынке с себе подобными. Родилось всеобщее избирательное право. И так далее. Но в конце девятнадцатого века появился Эмиль Дюркгейм. И сказал: старые корпорации вот-вот вернутся в новом обличье, на более высоком технологическом уровне! Теперь – в виде профессиональных объединений людей с общей этикой и общим делом. Дюркгейма никто не послушал, а зря. Он фактически предсказал рождение корпораций: партии большевиков (партии нового типа) в 1903 году, равно как и корпоративистские режимы Муссолини и Гитлера. (С. Чернышев. «Корпоративное предпринимательство. От смысла к предмету» – Москва, 2001 г., с. 243–244).

И вот в 1930-е годы произошел прорыв идеократических корпоративных структур в совершенно не готовое к ним буржуазное общество. То было сродни вторжению стай умных хищников в бараньи загоны. Или, если иллюстрировать явление более понятными примерами из сегодняшних реалий, то экспансия идеократических корпораций подобна захватам русских городов с сонным, разобщенным и вялым населением, которые ведут спаянные группировки кавказцев. Вспомните еще как чеченские сепаратисты, организованные в 90-х как сетевая корпорация, смогли нанести поражение огромной военно-бюрократической машине РФ.

Дебютной сценой для неосредневековых корпораций стала бывшая Российская империя. Там впервые выступила на историческую арену корпорация красных революционеров. Благодаря сплоченности и преданности идее ей удалось совершить невозможное: одержать победу над превосходящими их силами белых армий. Просто белые были структурированы по-старому. Более того, большевикам удалось удержать власть в стране, несмотря на жгучую ненависть к ним половины народа, невзирая на жестокость красной диктатуры. Удержать – и построить новую империю. Ну, а следом в историю ХХ столетия ворвались фаши и наци. Тоже с впечатляющими успехами.

«…Возвращаясь к вопросу о массовом прорыве идеократических и корпоративных субъектов в современное общество между первой и второй мировыми войнами, можно сказать: с этой же точки зрения следует рассматривать и постоянные попытки публицистов учинить нравственный суд над большевизмом, фашизмом, германским нацизмом или японским милитаризмом. Это была первая манифестация, революционный десант целого ряда структур далекого будущего, которые попали в неподготовленное к ним общество и были использованы для манипулирования непросветленными массами. Эти структуры оказались в руках людей, либо просто невменяемых, не осознающих, с чем они имеют дело, либо богоотставленных, лишенных дара причастности к трансцедентным инвариантам. Никому не возбраняется высказывать личное и групповое мнение об этих людях. Однако сами по себе формы деятельности и социальные структуры не бывают ни плохими, ни хорошими. Анекдотичной выглядела бы попытка римского Сената осудить грядущий феодализм – хотя приход последнего вылился в целую эпоху массового одичания и социальных катастроф.

Если к дикарям попадают автоматы АКМ, они, естественно, могут пойти поохотиться и настрелять дичи для голодающего племени, но могут и свергнуть вождя, перебив множество соплеменников. Естественно, действует тут дикарь, а не автомат. Более интересен вопрос о том, каким образом автомат попадает в общество, в котором ему вроде бы не место?

А вот другая, химическая аналогия. Предположим, у вас имеется один атом, который своими электронными оболочками нащупывает вокруг другие атомы для того, чтобы выстроить целостную структуру, но тех, что надо, рядом нет. Зато есть сходные, с той же валентностью. Допустим, нет брома, есть только другие галогены: фтор или хлор. Если заменить бром на хлор, то с точки зрения химии мы не сделаем ничего плохого, это совершенно разные вещества. Только вот вместо лекарства мы получим яд.

Нечто похожее происходит, когда новые структуры попадают в старый социум, в котором им чего-то не хватает для того, чтобы замкнуть свои связи в целостность. Например, отсутствует тип личности, необходимый в массовом количестве для работы в современных предпринимательских корпорациях. Тогда эти структуры начинают использовать архаические прообразы нужных компонент, и возникают жуткие монстры. Монструозностью такого рода, кстати, веет от всей утопической и части фантастической литературы: воображения авторов не хватает на целостный образ нового мира, и они насильственно впихивают одну-две любимых идеи в тело знакомого, но совершенно к тому непригодного общества…

В этом смысле фашистская партия в Италии, немецкая НСДАП и наша партия нового типа, ведомые вождями с непререкаемым авторитетом – явления, в общем-то, одного порядка. Это весьма архаическая социальная ткань, в которую вживлена субъектная структура далекого будущего, шестого типа. Ближайший их родственник – секта, новое религиозное движение. В этом смысле наш марксизм-большевизм был именно религиозным учением, поэтому он с такой неистовой силой боролся со всеми другими религиями. Каждое нормальное религиозное учение он рассматривал как конкурента. Точно так же существовало нордическое учение о высшей расе, укорененное в каких-то архаических представлениях, в германской мифологии и мистике. Все это – родоплеменной уклад, но в его архаике просматривается явное «мета…». Это первое массовое вторжение в наше настоящее вестников из весьма далекого будущего, которые не могут не выглядеть зловеще…

Идея корпорации, корпоратизм – как и предвидел Дюркгейм – становятся парадигмой начала третьего тысячелетия. Вся совокупность личностных, социальных, культурных феноменов, связанных ним, будет играть возрастающую роль в нашей жизни. Еще недавно это было нетривиальной идеей, об этом почти никто не говорил и не писал, а завтра это станет общим местом.

Одним из первых великих пророчеств на эту тему стала работа Бердяева «Новое средневековье». Эту маленькую брошюрку он издал в начале 20-х годов. Там он сказал впервые: да, наступает новое средневековье. Но это не означает, что отменят радио и телевидение, опять начнут жечь ведьм на кострах, а залитые нечистотами города будет опустошать чума. В этом образе он выразил в явном виде мысль о том, что наступающая новая формация в определенном смысле явится отражением, воспроизводством на более высоком уровне очень важных черт средневековья, которые в новую эпоху были до времени утеряны…» – написал Сергей Чернышев (указ. соч., сс. 517–520)

Таким образом, читатель, немцы смогли использовать необычайную энергию корпоратизма. Ворвавшись в капиталистическое, банальное общество, они породили действительно коллективный разум, сумевший поразить противников чередой чудес. Невиданным ранее сочетанием скорости, непредсказуемости и самых разнообразных, соединенных в схемы форм борьбы: информационных, психических, организационных и технологических. В самой глубинной основе блицкрига лежат не танки с пикирующими бомбардировщиками, а именно корпоратизм. Будущее, с безумной быстротой влетевшее в настоящее.

Об этом не любят вспоминать нынешние либералы, но факт остается фактом: покончить с гитлеровским рейхом смог не капитализм (так называемая «демократия»), а другой «гость из грядущего» – советский корпоратизм. Если бы СССР пал осенью сорок первого, то Гитлера не могло остановить ничто. Он душил и захватывал Англию, завладевал Ближним Востоком – а потом вместе с японцами запирал США в западном полушарии.

Именно футуристичность гитлеризма позволила Германии, не имевшей ни единого шанса на успешную войну в представлении трезвых аналитиков, воевать не год, а шесть лет при крайней нехватке всего и вся: людей, ресурсов, финансов! Да еще и оказаться в вершке от победы!

Корпоратизм, приложенный к России, сделает нас непобедимыми. Нас просто некому будет побеждать.

Потому, когда на наши выкладки о корпоратизме иные либеральные посетители Интернета норовят сравнить нас с Гитлером и Муссолини, мы лишь издевательски улыбаемся в ответ.

Из сказанного вытекает еще один беспощадный вывод. Уж сколько было сказано и написано о гитлеризме, фашизме и коммунизме. Мол, такого не должно повториться! Люди, помните! Люди, будьте бдительны! Сии фразы можно считать бесполезным сотрясением воздуха. Это повторится неизбежно. Но уже на новом технологическом уровне, с гораздо большим размахом. Такова логика истории. И возмущаться этим так же бессмысленно, как протестовать против смены лета на осень.

Не надо растопыренными руками силиться сдержать поток истории – нужно его оседлать! И тем самым – побеждать гораздо более богатого врага!

Вот, пожалуй, еще один урок для нынешних русских из времен Второй мировой. Самой мистической и скрытной из дотоле известных нам войн.

 

О силе непредсказуемости

 

Еще один источник силы немцев при Гитлере – в их непредсказуемости для противников.

В 1957 году молодой еще Генри Киссиджер опубликовал докторскую диссертацию «Восстановление мира».[12] И, хотя посвящалась она европейской дипломатии 1800-х годов, в ней содержится великолепная характеристика революционной силы, действующей против старорежимных сил. Причем действующей с пугающими эффективностью и непредсказуемостью. А ведь Гитлер как раз и выступал как революционная сила!

Итак, старая система сталкивается с революционным движением – силой, не признающей законности существования пресловутой системы. Чихать хотели революционеры на ее правила. Они с легкостью дают множество обещаний, совсем не собираясь их выполнять. Революционную силу бесполезно умиротворять и искать с нею компромисса. Люди, привыкшие к стабильности, не могут поверить в то, что творит революционное движение, а потому оказываются бессильными ему противостоять. Ревдвижение обладает отвагой, убежденностью и решимостью идти до конца.

Гитлер и его идеократическая корпорация обладали всеми этими признаками. И, как видите, перед ним пасовали богатые, но устаревшие духом на целую эпоху противники! Они-то оставались еще в капиталистическо-индустриальном мире, скованном массой правил и условностей. А их атаковала сила, пришедшая отчасти из третьего тысячелетия! Покуда его противники терзались «эпохальными вопросами» (вроде того, нарушать или не нарушать священное право частной собственности), наци легко прибегали к гангстерским приемам. При сем Гитлер и его сподвижники не боялись, что их когда-то станут судить. Их девиз: победа спишет все. Не дрожать за свою шкуру. Во всяком случае, они поступали так в самый успешный период своей деятельности. Надо печатать фальшивые деньги? Напечатаем, если того требует дело.

Как это разнится с убогим, предсказуемым для врага поведением позднесоветских и россиянских «вождей»!

Возьмем для примера восстание советских военнопленных в лагере Бадабдера на территории Пакистана весной 1985 года. Наши ребята дрались до последнего, унеся с собой в могилу почти 120 душманов. Они требовали прибытия советского посла в лагерь: ведь Пакистан, хотя и принимал на деле участие в войне с Союзом, поддерживал с Москвой дипломатические отношения. Но герои так и не дождались помощи от своей страны. Оказалось, что к 1985 году советские спецслужбы, дипломатия и огромная военная машина СССР не удосужились собрать сведения о лагерях в Пакистане, где томятся наши солдаты. (Это при возможностях агентурной, воздушной и космической разведок-то?)

Будь на месте советских генсеков Гитлер – и подобная разведка оказалась бы проведенной. А затем была бы проведена молниеносная, показательно-жестокая операция. Сначала авиация СССР подавила бы пакистанские ПВО массированными ракетно-бомбовыми ударами. А следом в районе лагерей высадились бы воздушно-десантные дивизии и группы спецназа. Пленных бы освободили, уложив по дороге массу душманов и переломав инфраструктуру Пакистана. Ну, а заодно крылатые ракеты превратили бы в кучи щебня объекты пакистанской разведки. Не исключено, что отдельный удар был бы нанесен и по центру ядерных исследований под Исламабадом.

И что в таком случае нам грозило? Да ничего! США в ядерную войну из-за Пакистана не полезли бы: не дураки они погибать из-за каких-то азиатов. Европа? Ну, повозмущалась бы, но ничего не сделала бы. Ведь она и труслива, и к тому времени уже сильно зависела от поставок русского природного газа, и торговать с Москвой очень хотела бы. Была ли угроза поссориться с исламским миром? К тому времени мы уже поссорились, и хуже не было б. Зато показ силы и решительности заставлял мусульман всего света нас крепко уважать.

Но почему мы так не сделали? Да потому, что позднесоветские верхи вошли в систему, стали играть по ее правилам и сильно бояться какого-то «общественного мнения». В итоге мы потеряли страну и понесли миллионные жертвы! А если бы сыграли по революционным правилам, послав побоку все правила приличия тех лет (написанные не нами!) – то до сих пор бы сидели одной шестой части света, контролируя и Афганистан, и некоторые остатки Пакистана!

Другой пример. К середине 1980-х годов в Москве прекрасно знали о том, что афганские душманы вооружаются за счет миллиардов из Саудовской Аравии. Знали советские верхи и о том, что американцы прилагают титанические усилия к тому, чтобы убедить саудов резко увеличить добычу нефти и сбить мировые цены, лишая СССР притока твердой валюты. Что сделали бы настоящие революционеры на месте пугливых кремлевских бонз? Подняли бы в воздух пару сотен тяжелых ракетоносцев – дальних бомбардировщиков Туполева и Мясищева. Да и стукнули бы по нефтяным промыслам Саудовской Аравии волнами крылатых ракет Х-55 в неядерном снаряжении. То же самое сделала бы и зашедшая в Индийский океан советская эскадра. В тот же день в эфир понеслось бы заявление: «Так будет с каждым, кто наберется наглости воевать с великой Страной Советов!». После чего Москве оставалось лишь бочки под золотые дожди подставлять: цены на нефть взлетали так, что СССР получал бы «премию» в десятки миллиардов долларов ежегодно.

И чем мы рисковали в данном случае? Да ничем! Разве что воем по нашему поводу в ООН и в прессе.

Кстати, когда в сентябре 2004 года ироды-боевики, спонсируемые арабскими нефтяными шейхами, учинили избиение детей в Беслане, на сайте «GlobalRus» появилась статья с предложением нанести удар крылатыми ракетами по буровым платформам Саудовской Аравии. Но путинский режим на это никогда не решится: он боится быть решительным и непредсказуемым. К тому же, он просто контролируется из США, поскольку бонзы РФ держат богатства на Западе. А будь на месте «господина Пу» Сталин или Гитлер – и недели две после Беслана небо над Эр-Риядом почернело бы от многочисленных горящих скважин.

Бессилие отечественных «верхов» особенно оттеняется решительностью Израиля, как ни относись к последнему. Когда Тель-Авив счел иракскую атомную программу опасной, премьер Менахем Бегин (в юности – отчаянный боевик и террорист) в 1981 году отдал приказ нанести удар с воздуха по объекту «Озирак». И это было сделано 7 июня того же года. Четырнадцать самолетов еврейских ВВС совершили дерзкий рейд против сильно защищенного объекта, сумев отбомбиться и уйти без потерь. Подробности того рейда до сих пор неизвестны. Ведь израильским пилотам пришлось идти на малой высоте, пролетая над территориями Сирии, Иордании и Саудовской Аравии. Самые элементарные подсчеты говорят о том, что самолеты Ф-15 и Ф-16А, принимавшие участие в операции, не могли вернуться на базу: им не хватало горючего. Как предполагают, на самом деле акцию прикрывали американцы, дозаправлявшие машины израильтян в воздухе над Саудовской Аравией. Как бы то ни было, а «шестиконечники», когда дело коснулось безопасности их страны, наплевали на все нормы международного права и совершили дерзкий налет. Их не смутила перспектива ссоры с исламским миром.

Обидно, но факт: именно Израиль, а не мы в 80-е годы ХХ века выступал продолжателем дела гитлеровского блицкрига-психотриллера.

Гитлер бы не стал позориться, требуя от Лондона выдачи представителя чеченских сепаратистов Ахмеда Закаева. Он просто был бы уничтожен на вилле укрывшей его кинозвезды Ванессы Редгрейв отрядом под руководством Альфреда Науйокса или Отто Скорцени. Впрочем, хороший пример подал Сталин. Он ведь не стал канителиться, требуя от французов выдачи вождя западноукраинских сепаратистов Мельника. По его приказу укронациста уничтожил агент НКВД Павел Судоплатов. Мало того, гибель Мельника вызвала грызню за власть в руководстве националистов!

Несколько таких акций – и не одна собака в мире не посмела бы нам перечить!

Действуя решительно и без оглядки на старую систему, Москва могла бы еще в 90-е присоединить к себе Южную Осетию и Абхазию, признать Приднестровскую республику, воссоединиться с Крымом и Белоруссией. Объявив Беловежский сговор преступлением (а таковым он, собственно говоря, и остается), мы могли решить проблемы с Прибалтикой и другими «новодельными странами». В общем, повторив опыт Германии 1936–1939 годов.

Итак, если мы хотим побеждать, нам также нужно стать революционной силой. Смелой и готовой идти до конца. Опыт показывает, что только таких и уважают. Только с такими и считаются. Только такие могут вести войну не такой, какой ее ждет противник.

Нам можно не бояться международной изоляции и судьбы Ирака. Никто не дерзнет играть в такие игры со страной, имеющей мощный ракетно-ядерный арсенал, контроль над энергетикой Западной Европы, место постоянного члена Совбеза ООН и огромные массивы суши под властью.

Будучи революционерами, мы пробуждаем энергию людей. Тогда они начинают извергать из себя прекрасные идеи. А все вместе они складываются в стратегию и тактику молниеносной войны, соответствующей задачам дня.

Немцы смогли породить блицкриг-психотриллер, используя примитивные радиостанции, тихоходные пикировщики и слабенькие танки. Сегодня в нашем распоряжении есть намного более совершенные технологии, методики и виды оружия. Сегодня перед нами стоит противник, чья уязвимость перед нападениями только выросла. Не хватает самой «малости»: сменить «элиту» трусливых и вороватых недочеловеков в Москве на настоящих людей, воинов и предпринимателей новой Империи!

 

Тайна общего психополя

 

Но есть в практике немцев еще одно загадочное явление. Толкового объяснения ему у меня нет. Но то, что такого можно добиться в корпоративной структуре, мы не сомневаемся.

Речь идет об общем психическом поле!

Создается впечатление, будто немцы тех лет непостижимым образом ловили сильные желания и фантазии Гитлера, воплощая их с наибольшей инициативой и изобретательностью. Никто им впрямую приказы не отдавал: они действовали на свой страх и риск. Они каким-то образом знали, что нужно сделать. Зачастую они даже нарушали приказы командования.

При этом вот что примечательно: нацистская партия не имела своих комиссаров и замполитов. Если партийные организации в СССР пронизывали все Вооруженные силы, а рядом с командирами существовали политработники, то в Третьем рейхе ничего подобного не имелось. Не наблюдалось в вермахте торжественных партийных собраний перед боем, не вручались членские билеты НСДАП перед вылетами или выходами на боевое задание. И, тем не менее, общее психополе у гитлеровцев было!

В знаменитой книге «Утро магов» (1960 г.) Луи Повель и Жак Бержье выдвинули одну интересную гипотезу. Вернее, подхватили мысль, высказанную французским журналистом и историком нацизма М. Ноберкуром. Суть ее в том, что одержимость массы немцев в деле войны и разных грязных акций в концлагерях напоминает религиозную убежденность, доходящую до одержимости. Причем политические страсти – слишком слабое объяснение происходившему. Зато создается впечатление, что между Гитлером, Гиммлером (шефом СС) и последним охранником концлагеря существовала своеобразная мистическая связь и реальная общность. При этом не подтверждается гипотеза о существовании общины посвященных, служившей «подкладкой» нацизма или о наличии догм, гораздо более разработанных, чем примитивные доктрины «Майн кампф».

То есть, существовало единое психополе, где психика нацистов резонировала с сознанием Гитлера. (Об этом детально писал Алексей Меняйлов в монографии «Подноготная любви»). Мы не знаем, как это происходит, но эффект есть – и нужно его использовать. Корпорация усиливает психополе полководца. Оно не только сообщает солдатам и тылу полководца-психогиганта невероятные энергию, слаженность и изобретательность. Оно начинает еще и ломать волю противника! Вплоть до того, что неприятель начинает действовать так, как нужно нападающему – совершая ошибки, поддаваясь на обман, попадая в расставленные ловушки. Вспоминая страшное лето сорок первого, всегда вспоминайте, читатель, и вот эту главу нашей книги!

Свидетельств действия формулы «корпоративизм плюс психогигант во главе дела» накопилось достаточно.

Скажем, в 1925 г. будущий вождь Гитлерюгенда и гауляйтер Вены, тогда еще семнадцатилетний Бальдур фон Ширах был лично представлен Гитлеру. Впечатление от той встречи оказалось настолько сильным, что Ширах написал восторженные стихи со строчками:

 

Эта встреча, как чудесное счастье

Будет сопровождать нас всю жизнь.

 

Более того, три года спустя очарованный Гитлером Ширах отказался ехать к дяде в США – преуспевающему банкиру с Уолл-Стрит, где ему сулили солидный бизнес-пост! То есть, молодой человек отказался от гарантированной карьеры американского миллионера ради сомнительного счастья – следовать за небогатым вождем одной из партий Германии, который тогда не был у власти в стране и против коего работал пропагандистский аппарат Веймарской Германии! Оцените психологическую мощь Гитлера сами. И сами прикиньте: если бесноватый вождь мог так зажигать сердца своих сторонников в 1928-м, то что было в 1939-м, когда его психополе оказалось усиленным всей мощью госаппарата?

«…Многие из опрошенных свидетельниц подтвердили, что от Гитлера исходила некая мощная притягательная сила, и политика здесь не при чем. Между ними и Гитлером существовала своеобразная связь на эмоциональном уровне. Прозвучали следующие оценки: «Он был отцом для всех нас. Я понимаю, что это невозможно объяснить сегодня, но это было именно так». «Это была огромная внутренняя любовь, и я не могу подобрать иных слов». «Он был богом. Я воспринимала его как бога». «…Мы считали себя счастливейшими людьми, которым повезло жить в одно время с Гитлером»…» – так передает результаты уже современного опроса доживших до наших дней молодых современниц Гитлера нынешний западногерманский историк Гвидо Кнопп. (Г.Кнопп. «Дети Гитлера» – Москва, «Олма-пресс», 2004 г., сс. 99-100). Естественно, он осуждает их и ужасается подобному явлению с точки зрения нынешней педерастически-феминистической, садомазохистско-лицемерной культуры погибающего Запада. Но мы на это внимания обращать не будем: нам важна фактура, собранная им. А выводы и значение оной для войны будущего мы сделаем сами.

Кнопп пишет, как во время визита главы государства в Кенигсберг толпа школьниц долго кричала у окон резиденции Гитлера, умоляя фюрера показать свой лик. Он выглянул – и толпа девчонок взревела «Хайль Гитлер!». И продолжала бушевать еще несколько часов, как на рок-концерте. А на следующий день девчонки пошли в школу совершенно обессиленными. Даже говорить им было трудно.

Кноппа и других ставит в тупик поведение немцев в 1944–1945 годах. Казалось бы, перспектива поражения Германии уже очевидна! Тем не менее, немцы следовали за Гитлером. «Готовность еще немалого числа немцев умереть за «фюрера, народ и отечества» в условиях явной бесперспективности дальнейшего ведения войны кажется страшной загадкой», – изумленно пишет современный постиндустриальный немец.

Да нет никакой загадки! Просто перед нами – пример появления вождя невероятной психической силы. Психогиганта. С ним немцы чувствовали уверенность в себе и какую-то внутреннюю теплоту. Нынешний глобализованный мир признает существование лишь двух видов гигантов: половых и финансовых. Но мы-то знаем, что существуют еще и психологические великаны, и их действие отлично описано!

И тут, читатель, мне придется процитировать нашу с Ю.Крупновым книгу «Оседлай молнию!». Это нужно для полноты картины.

«…Побочный дар полководца-людена или людена-правителя – это способность добиваться самой безграничной преданности себе своих генералов и сподвижников. Посмотрим опять на Мула, это создание воображения писателя Айзека Азимова. «Ему ничего не стоит превратить самого своего яростного противника в преданнейшего раба, бесповоротно уверенного в неминуемой победе Мула. Все его генералы находятся под контролем такого рода. Они не могут предать его, мысли их не могут принять иного направления. Контроль над ними осуществляется постоянно…»

Поразительно, но в воспоминаниях гитлеровского министра вооружений Альберта Шпеера, человека очень рационального и критически мыслящего, есть удивительно похожая на это фантастическое описание сцена встречи нового 1945 года в бункере Гитлера. Кажется, для немцев уже все потеряно. Никакой надежды уже не осталось. Они разгромлены на Востоке, и русские приближаются к Берлину. Захлебнулось наступление в Арденнах – последняя возможность отбросить войска США и Англии к Ла-Маншу. Антигитлеровская коалиция давит немцев колоссальным превосходством во всем, полстраны уже лежит в руинах от ковровых бомбежек. Транспорт в Германии уже парализован, горючего нет, промышленность доедает последние запасы сырья. Всё – крышка, аллес, капут! Собравшиеся в бункере высшие чины Рейха об этом прекрасно осведомлены. Но…

«…Гитлер был настроен весьма оптимистично и уверял, что в 1945 году ситуация изменится. Мы, дескать, вскоре преодолеем самую острую фазу кризиса и в конце концов одержим победу… В течение двух часов Гитлер с неистовством религиозного фанатика заверял нас в своей правоте, и внезапно все, и я в том числе, несмотря на достаточно скептическое настроение, почувствовали, что он как бы снял с наших плеч груз забот. Гитлер отнюдь не утратил своих воистину магических способностей. Мы уже были не в состоянии рационально мыслить…», – вспоминает Шпеер.

И если бы это было единственным воспоминанием такого рода! Так, в марте 1945 года, когда рейх стоял уже одной ногой в могиле, гауляйтер Альберт Форстер, обуянный паникой, примчался в рейхсканцелярию. Армада русских танков приближается к его Данцигу, и противопоставить этой силище нечего! Но Гитлер принимает его, беседует – и Форстер выходит от него абсолютно спокойным. «Фюрер пообещал мне, что спасет Данциг, так что волноваться не о чем». Уже в апреле, когда русские снаряды уже рвались на улицах Берлина, а Гитлер превратился в ходячую развалину, генерал Люфтваффе фон Грайм и знаменитая летчица Ханна Рейч на легком самолетике «Шторх» сумели приземлиться в районе бункера, последнего прибежища их фюрера. И вот в этом аду Гитлер назначает фон Грайма главнокомандующим военно-воздушными силами Германии – которых к тому времени уже просто не существует! Тем не менее, Грайм принимает это назначение вполне серьезно, проникаясь верой в победу!

Эти примеры мы взяли в книге ярого ненавистника Гитлера, психолога, философа и психиатра Манфреда Кох-Хилльбрехта, профессора университета в Кобленце. В 1999-м он издал сенсационную книгу «Homo Гитлер: психограмма диктатора», которая в русском переводе вышла в 2003-м (Минск, изд-во «Попурри»). И там есть прямо-таки поразительные свидетельства.

«…Едва ли меньшее впечатление произвел Гитлер на двух самых важных генералов, военного министра фон Бломберга и главнокомандующего фон Фрича, которые помогли ему произвести перевооружение армии и подготовить ее к войне. Бломберг писал: «к тому времени, как мы стали работать вместе, и до января 1938 года на меня постоянно влияла некая сила, которая исходила от него. Она разрешала все сомнения и полностью исключала возможность возражать фюреру, обеспечивая мою полную лояльность, несмотря на имевшиеся у меня возражения»…

…Адмирал Дениц, который после смерти Гитлера на короткое время стал главой государства, рассказал суду: «Я сознательно как можно реже посещал ставку фюрера, так как чувствовал, что мне достаточно пробыть всего пару дней в обществе Гитлера, чтобы его энергия подавила мою силу воли». Широко известны слова адмирала о том, что от Гитлера исходило «излучение». По сравнению с ним все другие люди выглядели более бледно. «После каждого посещения Гитлера штабу Деница требовалось несколько дней, чтобы вернуться в реальный мир»…

Электризующее действие убеждений Гитлера сказывалось и на самом Геббельсе. 20 марта 1942 года он записал в дневнике: «Если провели вторую половину дня вместе с фюрером, то затем чувствуют себя, как перезаряженный аккумулятор»…» (М.Кох-Хилльбрехт. «Homo Гитлер: психограмма диктатора» – Минск, 2003 г., с. 137–139).

Вы найдете свидетельства об этой жуткой силе Гитлера еще во многих источниках. Теперь мы почти уверены: Азимов писал своего Мула именно с вождя Третьего Рейха. Ведь работу над трилогией Азимов начал в 1949-м…

Профессор Манфред Кох-Хилльбрехт убедительно доказывает, что Гитлер был человеком особого склада психики – эйдетиком. То есть человеком, который обладал поразительной памятью, которая навсегда и до мельчайших деталей сохраняла все, что ему доводилось видеть, читать или слышать. Точь-в-точь живой компьютер, который мог всегда вызвать из своей памяти образ-эйдос. Эйдетической памятью обладают дети, стремительно теряя этот дар уже в первые годы жизни. А Гитлер его каким-то образом сохранил.

Но эйдетик обладает и другими волшебными способностями, которые наделяют полководца и вождя страны невероятной силой – стоит лишь приложить к этой магии технические достижения современной цивилизации.

Например, такой вождь-эйдетик не нуждается в армиях аналитиков, готовящих справки. Так, гитлеровский министр вооружений Альберт Шпеер вспоминает, что Гитлер не пользовался аналитиками, намеренно отказываясь логически анализировать положение. Он не перепроверял планы военный операций и – внимание! – не стремился предугадать контрмер противника. То есть, он был уверен, что противник будет действовать так, как хочет того сам Гитлер. Вождь рейха обладал способностью воспринимать окружающую действительность без помощи рассудка, совершенно другими контурами своей психики. Он инстинктивно чувствовал приближение опасности, что спасало ему жизнь еще в окопах Первой мировой войны. (Известен случай, когда Гитлер, охваченный необъяснимым желанием, поспешно покинул воронку, в которой сидел вместе с другими, пережидая обстрел – и тотчас в эту воронку упал снаряд, разорвав оставшихся в ней).

Но вот что еще более поразительно: эйдетик может управлять ходом событий, изменять реальность. М.Кох-Хилльбрехт приводит данные исследований выдающегося советского психиатра и психолога Александра Лурия (1902–1977 гг.), который тридцать лет работал с эйдетиком Шерешевским, странным еврейским журналистом. Тот не различал реальности и своих фантазий, будучи уверенным: если он чего-то страстно захочет – то это случится как бы само собой. Или же события в реальной жизни пойдут именно так, как он представит. На спор с друзьями пациент Лурия делал так, чтобы кассир в магазине давала ему, например, не 10 рублей сдачи, а все двадцать.

Гитлер делал то же самое – но уже внушая свою волю сотням миллионов людей. При этом зачастую без всяких слов, одним взглядом. Несть числа случаям того, как люди становились его фанатичными приверженцами, едва только встречались с ним взглядом.

И эти же эйдетические способности делали Гитлера сильнейшим полководцем. Например, в ходе безумно авантюристической кампании по захвату Норвегии (рудной базы Германии) в 1940-м судьба всей войны повисла на волоске: немецкие горнострелковые части без артиллерии не могли выбить англичан из Нарвика. Был только один способ перебросить им пушки: по воздуху. Но имевшиеся орудия не входили в нутро немецких бомбардировщиков. И тут Гитлер вспомнил, что во время одного из парадов в Австрии мельком видел горные орудия как раз подходящих габаритов. Так оно и оказалось! Нарвик пал.

Дело здесь не только в способности держать в уме сложнейшую фронтовую обстановку, не только во внезапных озарениях. Главарь Третьего рейха уже в тридцатые годы смог очень живо вообразить себе грядущую войну, причем как с позиции рядового солдата, так и с «птичьего полета». Так, «…он с легкостью ставил себя на место артиллериста: «Мне не нужно бегать туда-сюда со станиной лафета в руках, поскольку можно автоматически развернуть ствол в любом направлении. Это орудие просто бесценно для обороны береговой линии!» – говорил Гитлер, познакомившись с чешскими гаубицами. (М.Кох-Хилльбрехт. Указ. соч., с. 90–91)…

Меняйлов делает удивительно открытие: главные и самые чудесные победы в военной истории мира совершали люди, которых он называет сверхвождями. Их плеяда известна всем: Александр Македонский, Пирр, Ганнибал, Наполеон и Гитлер.

С точки зрения Меняйлова, все они – личности крайне омерзительные, ненормальные. Все они, как реальный Гитлер или придуманный Азимовым Мул – извращенцы, некрофилы и дегенераты, одержимые неврозами и страдающие от физических недостатков. Они, дескать, сродни вожакам обезьяньей стаи, которые способны командовать своими подчиненными без слов, одной только психической энергией. Сверхвожди обладают способностью создавать «поле стремления к смерти», «некрополе» по Меняйлову, которое подчиняет себе миллионные армии, делая их безгранично преданными полководцу-сверхвождю. Эти армии творят чудеса на поле битвы, не обращая внимания на потери, при этом сами становясь мощнейшим усилителем психоэнергии их лидера.

Так, Меняйлов доказывает: Наполеон руководил своими армиями больше не словами и приказами, а неимоверным усилием своей воли, фантазии, бешеной верой в свою военную удачу. Он присутствовал на поле битвы – и события разворачивались так, как он страстно желал, повинуясь его колдовским чарам.

Но самое поразительное заключается в том, считает Меняйлов, что не только свои войска (страна), но даже противник попадает под влияние психического поля сверхвождя и начинает действовать так, как нужно завоевателю. Если у него, конечно, нет своего сверхвождя…

… «Важнейший фактор великих войн – сила (и направленность) некрополя сверхвождя.

Сверхвождь хочет – и вооруженная толпа бросается вперед; у противника же опускаются держащие оружие руки.

Сверхвождь галлюцинирует – и противоборствующему военачальнику как будто отшибает память вместе с военным опытом и всякое соображение, и он в третий раз подряд оказывается послушно пойман в однотипную ловушку.

Сверхвождь галлюцинирует – и противник толпами сдается в плен…» (Указ. соч., с. 79).

В самом деле, здесь, при всей спорности и слабости объяснительных моделей, есть над чем поразмыслить.

Тот же Ганнибал бил римлян одним и тем же приемом: высылал вперед отряд-приманку, имитировал его поражение, устраивал ложное бегство и заставлял противника кидаться вперед в полной уверенности, что успех достигнут. Но затем на римлян обрушивались засадные отряды, римляне ударялись в панику – и теперь уже сами обращались в бегство, а наступающие ганнибаловцы били их без счету. Этот сценарий повторялся раз за разом, будто римляне каждый раз оказывались очарованными и не помнили о том, что было прежде. Каждый раз они попадались на одну и ту же удочку Ганнибала. И сколько бы войск они не набирали и не бросали навстречу Ганнибалу, пытаясь победить его в решительном сражении, они неизменно терпели поражения. Сверхвождю именно это и требуется: чем больше людей противник бросит на него в прямое столкновение – тем больше вражеских войск такой вождь захватит под действие своего «поля смерти», тем больше заставит в панике бежать и погибать под ударами преследователей. Но едва вера Ганнибала в самого себя и его способности творить реальность усилием воли угасли – он погиб…

… Подобная ситуация наблюдается и с Гитлером. Человек, гипнотические способности которого отмечают все современники, тоже, кажется, заставляет Реальность подчиняться его галлюцинациям.

Ему же, уверен Меняйлов, удалось в 1941-м полностью подчинить себе поведение руководителей Советского Союза. Во-первых, разум Сталина оказался намертво пленен рациональной логикой: Гитлер не может напасть на нас, пока в тылу осталась несдавшаяся Британия, все концентрации немецких войск на границах – это отвлекающий маневр, грандиозная провокация ради того, чтобы вынудить Москву ударить первой, потеряв поддержку США (которые соглашались помочь СССР только в случае неспровоцированной агрессии Германии).

При этом руководство СССР словно нарочно сделало все, чтобы облегчить немцам успех 1941-го, захват ими миллионов пленных и богатейших трофеев: подтянуло все военные припасы и массы горючего вплотную к границам, скучило авиацию Западного фронта на немногих аэродромах, оставило целыми стратегически важные мосты, сломало систему укреплений на старой границе, расположило русские части так, чтобы они попали под удары и окружение. Да и вся инфраструктура партизанской войны против захватчиков, к которой в СССР готовились с 1920-х годов, оказывается разгромленной в 1938 году.

С началом же войны уже миллионы армейцев СССР действуют так, как нужно Гитлеру. Они бросают целёхонькую технику, не поджигают запасы топлива, при малейшей возможности ударяются в панику и пачками сдаются в плен. Вместо того, чтобы при отступлении раздать продовольствие со складов местным жителям, его уничтожают, обрекая местных на голод и толкая их на службу гитлеровским оккупантам. Никто не вывозит железнодорожников, и они налаживают снабжение наступающих гитлеровцев по советским стальным магистралям.

Советские генералы изматывают собственные мехкорпуса бесцельными метаниями, бросая на дорогах тысячи танков и грузовиков, которые поломались или остались без горючего. Руководство партизанскими действиями из Москвы носит нелепый, мертвящий, совершенно бестолковый и «заорганизационный» характер. Операции советских войск носят неумелый, лобовой характер, который сопровождается огромными людскими потерями. Паника катится по всей стране, парализуя волю тылов, немцы (что и нужно Гитлеру) обретают образ непобедимых, неудержимых и неуязвимых уберменшей. И так далее…

… Как пишет уже цитировавшийся Алексей Меняйлов, моторизация и крайняя быстроходность частей Вермахта обеспечивала то, что немцы быстро распространяли на большие пространства чудовищное психополе своего сверхвождя Гитлера, и это, по Меняйлову, «некро-поле» парализовало жертвы агрессии, заставляло их вести себя так, как нужно фюреру.

«Немецкие войска, по воспоминаниям самих немцев… отличались от русских психоэнергетической монолитностью своих частей, и, как следствие, невербальным ими управлением. Это отличие проявлялось в том, что гитлеровцы редко побеждали при фронтальных, лобовых атаках индивидуально стойких русских. При лобовых атаках события развиваются достаточно медленно, предоставляя время защищающимся изготовиться к отражению атаки. Однако гитлеровцы побеждали (даже в 44-м!) созданием неожиданных ситуаций, ключом к которым была дерзость маневра, и, главное, скорость, при выходе в тыл, во фланг, когда они обрушивались как снег на голову, а это без средств передвижения, без бронетранспортеров и танков, ускорявших передвижение этой психоэнергетически монолитной стаи, – невозможно. Техника (горючее!) обеспечивала эту внезапность, а следовательно – победу…» – пишет А. Меняйлов (указ. соч., с. 348), показывая на этом примере беспомощность советского руководства 1941–1942 годов, которое так и не смогло поставить перед партизанами ясной цели: уничтожать немецкие склады с горючим, направляя их на бессмысленные акции, как-то перерезание линий связи, поджоги жилья и нападения на куда более сильные регулярные части немцев…»

То, что Гитлер управлял действиями своих корпораций и ломал волю противника, прибегая подчас к каким-то буквально шаманским приемам, свидетельствует и шведский промышленник Биргер Далерус. В 1939 году он помогал Герингу в мирных закулисных переговорах между Берлином и Лондоном. И вот в августе, накануне нападения на Польшу, швед при встрече с немецким лидером видит нечто неописуемое:

«…Ни с того ни с сего Гитлер «остановился в центре комнаты и уставился в одну точку. Его голос стал неясным, он начал вести себя словно совершенно ненормальный человек… и в конце концов следить за ходом его мысли стало совсем невозможным».

…Фюрер пребывал в состоянии повышенной возбужденности и нервозности. Он вновь и вновь повторял, что убежден в силе Германии и что он сможет победить в скоротечной войне. «Если будет война, – говорил он, – dann werde ich U-boote, U-boote (тогда я стану подводной лодкой, подводной лодкой)»

…Речь Гитлера «стала менее разборчивой… Он становился все больше и больше похожим на призрак из романов, чем на реального человека. Далерус был шокирован; он думал только о том, что перед ним стоит человек, который держит в своих руках не только судьбу своего народа, но и судьбу тех, чьи действия могут повлиять на будущее всего континента, всего мира, на жизнь миллионов людей…

…Взгляд Гитлера стал безжизненным, голос неестественным, когда он бормотал бессодержательные проповеди типа: «Если не будет масла, то я первым перестану есть его, есть его»…»

(В СНОСКУ: Джон Уоллер. «Невидимая война в Европе» – Смоленск, «Русич», 2001 г., сс. 107–108)

Перед нами, читатель, не сумасшедший, а черный маг-психогигант, вошедший в транс накануне принятия рискованнейшего решения о нападении на Польшу. В тот момент тыл Германии оставался практически беззащитным от удара с Запада, а промышленное сердце Рейха – Рур – оставался открытым для ударов англичан и французов с воздуха. Он гипнотизировал не только Далеруса. Он завораживал умы далеких противников, изменяя течение истории в свою пользу.

А из всего этого, читатель, следует весьма важный и злободневный вывод. Какой?

Войну будущего сможет победоносно вести тот, кто создаст цивилизацию будущего: сонм корпораций люденов-сверхчеловеков и необычайных квазиживых существ ИС – интегральных сообществ высокоразвитых людей-сапиенсов. Такая нейроцивилизация (она же – когнитивная) сможет создавать мощное психополе глобального радиуса действия. Нейромир плюс совершенное оружие следующей эпохи – вот что нужно нам для победы Русского мира в хаосе и судорогах XXI столетия. Ведь оно обещает быть не менее кровавым и жестоким, чем век двадцатый. Но – сила приносит свободу…

Любопытствующего читателя отошлю к нашей совместной с Родионом Русовым работе «Сверхчеловек говорит по-русски». На ее страницах мы дополняем «Третий проект» и весьма подробно говорим о реальности создания и люденов-русов, и ИСов. Тем паче, что обе эти ветви развития сапиенсов тесно переплетаются, усиливая друг друга.

Здесь же отметим: быстрое, укладывающееся в полтора десятилетия порождение следующей расы с помощью новейших когнитивных, информационно-компьютерных, педагогических и нанотехнологий должно стать главной программой в Сверхновой России. Новая раса, ведущая космические штурмовики, поражающая врага волнами психогенераторов и климатическим оружием, дирижирующая налетами крылатых ракет, операциями диверсионных групп и нашествиями боевых нанороботов – вот картина грядущего.

Иначе нам просто не выстоять в чудовищно безжалостной эпохе глобальной смуты! Иначе нас сомнут и завоюют!

 

Когда разум и воля врага отключаются

 

Гитлеровцы, выступив в роли «гостей из будущего», смогли преподать нам еще один важный урок психотриллеров. Он – в том, что противник, психология коего застряла в предыдущей эпохе, часто просто не верит в то, что готовит ему революционная сила, футуристически-корпоративный «гость из будущего». Сообщения разведки, «прослушки» и прочих спецслужб просто не срабатывают.

Вот очень важный для завтрашней Неороссии урок гитлеровских «блицев»: оказывается, можно сделать так, что твой противник не будет замечать даже очевидных фактов. Его разум может просто отказываться верить в то, что ты готовишься совершить. Для этого надо вести войну, разительно отличную от той, что ждет твой враг. Действовать так, чтобы твои операции не укладывались в его голове!

Для этого наши планы подготовки и ведения боевых действий должны представляться противнику просто безумием, ненаучной фантастикой, бредом. Тогда он не поверит даже донесениям собственной разведки, даже точным спутниковым снимкам.

История Второй мировой это прекрасно доказала. Например, Дональд Маклахлан в своем документальном труде «Тайны английской разведки» с горечью пишет: статьи танкиста Гудериана и подводника Деница о новых методах ведения войны появлялись в открытой печати. Задолго до катастрофического для Запада 1940 года. По ним можно было довольно точно спрогнозировать действия немцев. Но идеи танковых группировок Гудериана и «волчьих стай» Деница оказались настолько необычными и революционными, что на них попросту не обратили внимания ни в Англии, ни во Франции.

И та же слепота продолжалась, когда немцы приступили к своим сумасшедшим операциям. Помните пример с отправкой нескольких морских десантов в Норвегию, под самым носом у господствующего на море британского флота? Англичане тогда игнорируют все предупреждения разведки, все время оттягивая высадку своих сил в Нарвике. 7 апреля 1940 года (когда немецкие десанты уже шли к берегам Норвегии, командующий британским Флотом метрополии получил и адмиралтейства вот такую расплывчатую депешу:

 

«Имеющиеся данные показывают, что немцы готовятся к высадке десанта. Из Копенгагена сообщают, что Гитлер приказал перебросить на десяти судах одну дивизию для высадки в Нарвике и одновременного занятия Ютландского полуострова. Швецию пока оставляют в покое. Некоторые круги в Германии возражают против этого плана (шеф абвера адмирал Канарис и целая группа антигитлеровски настроенного генералитета – прим. авт.). Высадка в Нарвике якобы назначена на 8 апреля. Все эти сведения сомнительны и, возможно, являются лишь новым шагом в войне нервов…»

(Д.Маклахлан, указ. соч., с. 330–331).

 

Немудрено, что после такого сообщения английский флот даже не почесался. А ведь он мог оборвать Вторую мировую войну в самом ее начале, устроив разгром немецких десантных соединений на море – после чего антигитлеровский военный переворот в Германии становился почти неизбежным.

Второй пример – прорыв немецких танково-механизированных соединений через лесистые Арденны к Седану в мае 1940 года, удар под основание главных англо-французских сил, из-за чего те оказались окруженными в Бельгии. Втянувшись в бои на бельгийской земле, союзники были уверены в том, что немцы повторяют план Первой мировой войны – наступают на Францию с севера, через Бельгию (ну, и Голландию тоже, которая в Первую мировую была нейтральной). Немцы охотно поддержали эту иллюзию, устроив целое шоу.

Французские генералы оказались настолько плененными собственными представлениями о войне, что не поверили данным британской службы радиоконтроля, отмечавшей всплеск активности немецких радистов в Арденнах весной сорокового. Проигнорированными оказались предупреждение бельгийского короля Леопольда (8 марта) и британского-чешского агента А-54, офицера абвера Пауля Туммеля о том, что нападение на Бельгию и Голландию станет лишь приманкой, а подсекающий удар Гитлер нанесет именно через Арденны. 1 мая о том же самом сообщил французский военный атташе в Швейцарии, но французский главнокомандующий Морис Гамелен даже не удосужился отдать приказ провести воздушную разведку Арденн! (Джон Уоллер. «Невидимая война в Европе» – Смоленск, «Русич», 2001 г., сс. 141–144)

Уже в ночь на 11 мая 1940 года, в первые же сутки немецкой операции на Западе, французский пилот Гавуа, пролетая над Арденнами, обнаружил моторизованную колонну немцев, выдавшую себя светом фар. Однако командование объявило его доклад «ночным обманом зрения». Белым днем 11 мая французский самолет-разведчик привез данные о том, что на арденнских дорогах замечены не только грузовики, но и танковые колонны. И снова командование не поверило в очевидный факт. Его не убедили даже сделанные с воздуха фотографии. Лишь 13 мая, получив данные еще одной фоторазведки, союзники спохватились – но было уже поздно. (Г.Мэйсон, указ. соч., с. 268–269).

Тот же автор рассказывает, что французы могли бы предвидеть многие действия немцев, если бы внимательно изучили обстоятельства молниеносного разгрома Польши. Самое интересное, что у них был ценный и умный наблюдатель, подлинный очевидец катастрофы, генерал Арменго. Возвратившись из Польши, он написал подробный отчет, где верно обрисовал действия немецкой авиации и танков, отметив при этом особую роль Люфтваффе в поражении поляков. Он докладывал, что гитлеровцы умелыми ударами с воздуха нарушили связь, а потому управление войсками из Варшавы и штабов оказалось потерянным. Но высшее военное руководство словно не заметило выводов Арменго!

Удивительно, но почти так же поступил в 1940 году начальник советского Генерального штаба товарищ Жуков (да, да, тот самый!), когда ГРУ отправило ему подробнейший отчет о ходе немецкого блицкрига во Франции. Жуков наложил на материалы разведки надменную резолюцию: мне этого, мол, не надо. Единственное, что заинтересовало советского военачальника, так это число заправок на одну колесную автомашину, израсходованных немцами.

Обычно, комментируя поступок Жукова, нынешние «аналисты» хают Сталина. Мол, тиран расстрелял в 1938 году умнейших маршалов и генералов, расставив на руководящие посты пролетарских хамов, сплошь выродков и тупиц. Они были верными Вождю, но полностью некомпетентными и не способными брать ответственность на себя. Но почему такими же слепцами и кретинами оказались французские генералы? Им-то чистку не устраивали! И были они сплошь лощеными аристократами, выпускниками элитных школ и военных училищ, да еще и с громадным опытом Первой мировой. Какого Сталина они боялись?

Аристократы и пролетарии среди генералов вели себя одинаково идиотски совершенно по другой причине: они столкнулись с неведомым. С тем, что не укладывалось в их сознании. Все понятно? Создай свою картину мира, которая совершенно не вяжется к мировоззрением твоего врага – и тот ослепнет, превратится в ничего не понимающего болвана с замедленной реакцией.

Нечто подобное случилось с американцами в 2001-м. Они ждали чего угодно (попытки ударить по ним баллистическими ракетами, одиночных террористов-подрывников, хакерской атаки на свою информационную инфраструктуру), но только не того, что неведомый противник превратит в крылатые ракеты пассажирские самолеты и отправит их на самоубийственные тараны. Да и в декабре сорок первого американские военные и в кошмарном сне увидеть не могли, что японцы решатся атаковать их линейный флот в его собственной базе на Гавайях, причем торпедоносцами – вопреки устоявшемуся мнению о том, будто авиационные торпеды нельзя применять в гаванях (где для этого слишком мелководно). В сорок первом американцы тоже не обратили внимания на то, что годом раньше британцы все-таки смогли применить торпедоносцы в портовом мелководье, атакуя итальянскую базу ВМФ в Таранто.

Ну, а если переводить все в воображаемую ситуацию будущего… Представьте себе, что Запад нападает на русских без применения атомных бомб, пребывая в уверенности, будто столь Москва бессильна и труслива, что не дерзнет отдать приказ на пуск ракет с ядерными БЧ. Но русские вдруг используют свои лодки оригинально – скрытно высаживая на американском побережье группы спецназа с ядерными ранцевыми фугасами. А потом – шантажируют Вашингтон…

В общем, важный урок психологических «блицев» прошлого – будь безумным и фантастическим в глазах врага.

Но можно посмотреть на феномен странной слепоты и глухоты противников Гитлера намного шире. Скажем, с 1931 года французская разведка завербовала шифровальщика немецкой армии Ганса-Тило Шмидта. С 1934 года Шмидт работал в шифровальном подразделении «Форшунгсамт» у Германа Геринга. Именно он дал французам ключ к чтению посланий, зашифрованных с помощью знаменитой машинки «Энигма». Шмидт загодя переправил своим кураторам во Францию точные сведения о подготовке Гитлером наглого входа в Рейнскую область в 1936 году. И чего? А ничего! 6 ноября 1937-го он предупредил французскую разведку о секретном совещании у Гитлера, где излагался план поглощения Австрии и Чехословакии. И опять – все даром. 9 июня Шмидт сообщил о готовящемся вторжении Германии в Польшу, указав срок: конец августа. Опять даром! Неужели Лондон и Париж запугал Сталин, не веривший в вероломное нападение Гитлера?

Идем далее: накануне захвата Праги Гитлером в марте 1939-го английское правительство буквально тонуло в потоках предупреждений о грядущей акции немцев… И – не верило им! То же самое было и с Польшей, когда пошел целый вал донесений о подготовке немцев к войне весной 1939-го. Особенно отличился ценнейший агент англичан, офицер абвера Пауль Туммель. Он точно предсказывал сроки расправы с чехами, нападения на Польшу и Францию. И что? Никакой реакции англо-французов не последовало. Они словно отдались на волю Гитлера.

И так далее. Не будем продолжать список примеров. Принцип ясен. Будь непредсказуем, корпоративен, одержим сильной идеей и футуристичен – и тогда твой враг словно лишится зрения и разума. А если ты еще и подавишь его волю психополем и припасешь на случай войны Новое Оружие, то успех обеспечен. Без всяких чаш Грааля или копья Лонгина, тибетской мистики или заклинаний над рунами. Вот вам пример из наших дней: США оказались неготовыми к самолетной атаке 11 сентября 2001 года. Она казалась плодом больного воображения. И неважно, кто провел ее: арабы или Сообщество Тени внутри самих Соединенных Штатов. Главное в другом: власти оказались умственно парализованными накануне теракта, не замечая потока тревожных сообщений спецслужб.

 

О преимуществе «объемного зрения»

 

Гитлер одержал блистательные победы над Голландией, Бельгией и Францией вопреки мнению своих генералов и разведчиков. Почему? Потому что смотрел на мир своим взглядом, который резко отличался от мировоззрения обычных людей. А немецкие военные видели положение в том же свете, что и их английские, французские и другие коллеги. Образно говоря, их картина мира представлялась плоской, двумерной, тогда как Гитлер видел ее объемной, в трех измерениях.

«Если бы Гитлер прислушался к утверждениям своих советников по разведке, то он ни за что бы не предпринял бы агрессии против Франции, Бельгии и Голландии. Но решения Гитлера носили скорее политический, а не военный характер, они основывались на догадках, касающихся морального духа противников, а не военного соотношения сил. Поскольку эти догадки принесли ему успех, Гитлер перенес их и на военные действия…» – писал Дональд Маклахлан (Указ. соч., с. 334).

То есть, Гитлер понял, что война – слишком сложное дело, чтобы доверять ее одним генералам. Он понял, что нужно отойти от привычного генералам взгляда на мир, приобретя «многомерное» зрение. Психозрение, можно сказать.

Этот урок имеет огромное значение и сегодня. В первую очередь, психологическая оценка противостоящей тебе страны. Пусть она не ждет твоих ошеломительных ударов – тем страшнее для нее окажется их действие. Особенно если эти удары окажутся безумными и нетривиальными. Как атака матерчато-деревянных планеров на крепость из бетона и стали!

 

Когда разум балансирует на грани помешательства

 

Еще одна разгадка невероятных побед немцев в начале войны лежит в интуитивно нащупанном Гитлере эффекте психокатастрофы в стане противника. Явления, которое как бы утраивает силу наступающего.

Воюя с высокоразвитым противником, нужно прежде всего поражать его сознание. И состояние войны во многом облегчает эту задачу. Ведь она погружает массы населения в пограничное психическое состояние, делает людей легкой добычей всяческих воздействий и запугиваний. Проще говоря, война вызывает «сдвиг по фазе», особенно – на сытом, изнеженном, трусливом Западе.

«Начало войны влечет за собой возникновение сильного страха у большинства людей. Никто в точности не знает, какие неожиданности может принести ему война. Сама жизнь человека находится под угрозой. Он может оказаться убитым в бою или серьезно раненным в ходе воздушного налета. Он может потерять родственников и друзей. Привычная повседневная жизнь внезапно и резко нарушается. Человек стоит перед угрозой неотвратимой и непостижимой катастрофы. Какое оружие применит противник? Все, что начиная с юных лет читал или слышал человек об ужасах войны, о сражениях с применением огнеметов, о бактериях и «лучах смерти» – все это всплывает в памяти и грозит затопить сознание. Трудно справиться с таким страхом. Трудно представить, какое конкретное несчастье тебе угрожает, какое именно бедствие свалится на твою голову…» – писал Луи де Йонг в уже далекие 1950-е годы (Указ. соч., с 378–379).

Война изменяет восприятие всего окружающего мира.

«Перед лицом опасности автономная нервная система действует таким образом, что выделение адреналина и других эндокринных веществ в кровь обостряет сознание, ускоряет пульс, стимулирует работу воображения и повышает чувствительность…» – написал видный американский психолог по горячим следам катастрофы 11 сентября 2001 года. (Лоуренс Лешан. «Психология войны» – Москва, «Астрель-АСТ», 2004 г., с. 36). Как пишет Лешан, с началом войны мировосприятие людей мгновенно меняется с нормального на мифическое.

В обычном состоянии человеки видят не только добро и зло, но и множество оттенков. В мифическом – картина мира меняется на черно-белую. Итак, мы – добро, а враг – абсолютно черное зло. Нет случайных невиновных наблюдателей: есть либо те, кто за нас, либо те, кто гад и против нас! В обычной жизни настоящее время не кажется каким-то особым по сравнению с прошлыми эпохами. Во время же войны современность представляется Особой Эпохой, Последней Битвой Добра и Зла. Если в мирную пору мы не спорим о таких высочайших материях, как Бог или эволюция, то в войну люди говорят «С нами Бог!», пишут «Манифест судьбы» или выбрасывают лозунг «История сражается на нашей стороне». Если в спокойное время люди заняты множеством дел, то во время войны на первый план выдвигается одна проблема: победить! Противник кажется демоном, чудовищем, коим движут лишь жажда власти, а свои – исключительно благородными людьми, сражающимися за свою жизнь, за человеколюбие и мораль. Резко упрощается мышление. Люди без войны понимают, что проблемы возникают на разных уровнях: политики, экономики, личности. Они сознают, что решать такие проблемы нужно на разных уровнях и по-разному. Но как только проливается первая кровь, источником всех проблем кажется только враг. Причиной войны уже никто не интересуется: важны только ее результаты. Уничтожить врага – источник всех проблем, и точка! Никаких переговоров, как во время спокойствия! Поскольку враг – зло и лжец, переговоры с ним невозможны по определению. Только сила может с ним справиться. Поскольку есть хорошие «мы» и совершенно плохие «они», то «они» отличаются от «нас» качественно. «Они» – никоим образом не люди, похожие на «нас». И так далее. А от нелюдей можно ждать любого, даже самого страшного и бесчеловечного шага, применения самого сатанинского оружия. (Там же, сс. 42–43).

Немудрено, что людям начинает мерещиться черт знает что. Даже привычные вещи кажутся зловещими. Вот всего одна любопытная иллюстрация. Казалось бы, веками над сельскими пространствами ветер носил паутинки. Издревле это было народной приметой: если летают такие серебристые ниточки над полями – то быть ясным и теплым дням впереди. Однако в Англии после побед Гитлера накал психоза достиг такого уровня, что люди стали видеть в этих паутинках свидетельство применения немцами какого-то неизвестного химического оружия. «Зоолога доктора Бристоу как знатока всевозможной паутины пригласили в Британское военное министерство для консультации. И только после этого аннулировали заготовленный циркуляр службе наблюдения», – писал в 1969 году выдающийся советский биолог-популяризатор Игорь Акимушкин (Сборник «На суше и на море» – Москва, издательство «Мысль», 1969 г., с.550).

Ну что ж, все верно и для дней нынешних. Состояние войны и сегодня потрясет население Северной Америки и Европы. Вот только страхи несколько изменятся. Теперь ужас станут вселять ядерные заряды, атаки баллистических ракет, слухи о возможном применении отравляющих веществ и биологического оружия, диверсии на экологически опасных объектах, вывод из строя систем энергоснабжения, кибернетическое нападение. Разве кинопродукция Голливуда, поставившая на поток «страшилки» и фильмы-катастрофы о применении самых экзотических средств нападения, уже не подготовила благодатную почву для проведения триллер-операций? Начнись война – и все эти посеянные страхи оживут. Погодите: люди станут бояться и климатического, и тектонического, и психотронного оружия.

Вспоминается эпизод из одного голливудского шедевра конца 1990-х. На Нью-Йорк обрушивается метеоритный дождь. Черные шлейфы падающих камней перечеркивают небеса. Метеориты врезаются в башни небоскребов, срезают вершину «Эмпайр Стейт Билдинга». На улицах – паника и ужас. И какой-то негр орет: «Саддам Хусейн напал на нас!» Вот вам картинка полного отключения логики и царства всеобщего страха.

«…С самого начала в душу человека закрадывается не только страх.

Наступает враг, который развязал войну. По его вине расстроен весь порядок мирной жизни. Это он несет с собой разорение и разрушение. У людей возникает и нарастает чувство ненависти к агрессору. С какой охотой они схватили бы его, смяли, раздавили, уничтожили!

Наряду со страхом и ненавистью появляется и чувство беспомощности. Начинает работать гигантская военная машина, которая подчиняет себе деятельность простых людей. Продолжать заниматься тем, чем человек занимался в мирное время, кажется бесполезным. Ко всему примешивается неопределенность; никто не представляет себе, что происходит или уже произошло на фронтах; информации мало, а та, что имеется, сводится к несущественным деталям…» – считает де Йонг.

Со многими поправками это – верно и для наступившего века. Вместо дефицита информации наступит ее переизбыток. Благо, у нас окажутся мощные средства коммуникации врага, которые мы сможем использовать в своих интересах – и Интернет, и сетевое телевидение: цифровое, с высокой четкостью картинки. С началом боевых действий население противника потонет в потоке сообщений о всевозможных диверсиях, катастрофах и страшных явлениях. Плазменные экраны с пугающей реалистичностью покажут картины случившегося, возьмут их крупным планом. Интернет выдаст ворохи самых диких слухов и домыслов, угроз страшных русских, тучу противоречивых сводок: официальных и неофициальных. Паника, которая во мгновение ока распространялась в сороковом году, в современных условиях приобретет скорость света. Телекоммуникации нынче сжали мир, свели почти на нет факторы места и времени. Диверсия или смелая акция, совершенная в сегодняшнем мире всего в одной точке Европы или Америки, кажется остальным «цивилизованным странам» чем-то близким. Неминуемо столкнутся разные потоки информации: официальной, процеженной через фильтры военной цензуры – и неофициальной. От сотен стрингеров-репортеров, всяких западных неформалов и альтернативщиков и… от нас. Все это породит дикую панику и сумасшедший разброд в головах. Время будет: ведь властители Запада не пойдут на ядерную войну, постаравшись уничтожить нас высокоточным и психологическим оружием. Но они должны нарваться на нашу триллер-стратегию!

А раз так, то и в так называемом постиндустриальном мире триллер-операции, поражая сознание, неминуемо вызовут разрушительные эффекты, знакомые нам по ранней истории Второй мировой.

 

Поиск внутреннего врага: военная паранойя

 

«…Под влиянием сильного, но безотчетного чувства страха, под влиянием раздражения, в обстановке беспомощности и неуверенности нарастает внутреннее напряжение. Возможность разрядить такое напряжение появляется в том случае, если люди могут найти в своей собственной среде тех, кого можно заклеймить словом «враги». Тогда страх обычно теряет свой таинственный и неоформленный характер; вместо беспомощности и неуверенности возникает непосредственная задача: бить врага в своих собственных рядах. Нанося такие удары, каждый начинает думать, что он «что-то делает», что он «помогает довести войну до победного конца».

В подобной обстановке у очень многих людей появляется склонность найти отдушину, чтобы освободиться от внутреннего перенапряжения, воспринимая без особых рассуждений мысль о том, что надо искать врага в своих собственных рядах. Теперь дело лишь за тем, чтобы кто-то первым назвал врага «по имени». Возглас отдельного человека подхватывается тысячами и быстро передается из уст в уста. Пресса и радио заботятся о том, чтобы он оказался доведенным до миллионов людей. В подобном процессе возбуждение, как искра, перескакивает от одного человека к другому. Однако значительно более важную роль играет то, что большинство людей находится (как оно и было в действительности) в состоянии такого напряжения, что достаточно малейшего толчка, чтобы вся их злоба и ненависть прорвались наружу. В связи с этим искры возбуждения возникают во многих местах сразу, их распространение становится исключительно быстрым, и то, что один человек подозревает, следующий передает как достоверный факт. Когда о подобном предположении или подозрении сообщают на страницах газет или радио, они приобретают черты неопровержимой истины. У большинства людей нет потребности в том, чтобы критически и хладнокровно оценить доходящие до них известия. К тому же проверка зачастую оказывается невозможной: связь прервана, и ни у одного человека нет правильных представлений о ходе боев…» (Лю де Йонг, указ. соч., с 380–381).

Отлично сказано! И ни чуточки не устарело. Более того, становится год от года все более актуальным.

Что такое нынешнее «постиндустриальное общество» на Западе? Это – отсутствие единого общества. Оно уже расколото на группы, которые чужды друг другу. Эти группы разнообразны. Есть те, кто вписался в глобализацию и процветает, живя в роскошных, огороженных от всего мира жилых комплексах. Это – члены Сообщества Тени, мирового Голема (по данному нами в «Третьем проекте» определению). Можно сказать, уже не Золотой миллиард человечества, а платиновые сто миллионов. Как отметил в своей книге «Мировой кризис и общая теория глобализации» наш большой друг, один из выдающихся умов современности Михаил Делягин, эта часть человечества живет уже в так называемом информационном мире, глядя на остальное человечество как на сырье для своих опытов и проектов, как на серую массу. Это – люди сверхбогатые, мировые пираты, способные в любой момент найти для воплощения своих проектов и удовлетворения собственных прихотей любую сумму денег, любой ресурс – именно благодаря тому, что они владеют мощными средствами влияния на сознание миллиардов людей. Больше всего таких людей «новой расы» господ-глобализаторов – в США.

И есть те, кто в тех же США, например, в этой глобализации оказался лишним. Эти люди бедны, пропитаны криминалом и живут во всяких гетто, ненавидя счастливчиков. Гетто – это мир насилия, наркотиков, иллюзорных удовольствий. Фактически, процветающие поселения «глобалов» и грязные гетто в США – это два разных мира в одной и той же стране.

«В современных городах установился «апартеид по районам»: те, кто может себе это позволить, покидают грязные и убогие кварталы, к которым «прикованы» другие – те, кому переезд не по средствам. В Вашингтоне этот процесс уже завершился, в Чикаго, Кливленде и Балтиморе – близок к завершению. На вашингтонском рынке жилья дискриминации нет. И все же в городе существует невидимая граница, проходящая по 16-й улице на западе и вдоль реки Потомак на северо-западе, которую оставленным за нею лучше не пересекать. Подростки, оставшиеся за этой невидимой, но абсолютно реальной границей, ни разу в жизни не видели центр Вашингтона со всем его блеском, кичливой элегантностью и утонченными развлечениями. Этого центра в их жизни просто не существует. Люди, живущие по обе стороны границы, не общаются друг с другом. Их жизненный опыт так различается, что просто непонятно, о чем они могут говорить, случись им встретиться…» – пишет видный социолог Зигмунт Бауман. («Глобализация: последствия для человека и общества» – Москва, «Весь мир», 2004 г., с 124.)

В современных США все время растет доля отверженных, прошедших через тюрьмы людей. Это как раз те, кто оказался лишним в эпоху глобализации. Им нет достойного места в жизни – и не будет. Им нет работы, потому что современные технологии не требуют такого числа неквалифицированной, почти необразованной рабсилы. Эти «новые варвары» полностью неконкурентоспособны, потому что слишком невежественны для работы в мире высоких технологий, постоянного научно-технического творчества и финансов. По логике вещей, Западу нужно их истреблять миллионами – но на это никто не решается. Сегодняшние исследователи говорят об «американском ГУЛАГе» – о кошмарном росте числа заключенных. Тюрьмы становятся средством изоляции неконкурентоспособного, «лишнего» населения Запада, угрожающего благополучию и безопасности процветающих «глобалов». Тюрьма – всего лишь альтернатива массовому уничтожению маргинальных, босяцких слоев. Тот же З. Бауман приводит убийственную статистику: если в 1979 году на сто тысяч населения США приходилось 230 заключенных, то в 1997-м – уже 649. Рост почти в три раза! В благополучной, тихой Норвегии в начале 60-х насчитывалось всего 40 «зека» на 100 000 граждан. Сегодня их – уже 64 человека. В Голландии за тот же период сей показатель возрос с 30 до 86 человек, в Британии на конец 1990-х годов было 114 тюремных сидельцев на сто тысяч душ населения, причем число их растет столь стремительно, что приходится едва ли не каждую неделю вводить в строй новую тюрьму.

Но, в отличие от советских «зон», нынешний западный ГУЛАГ не может дать осужденным работы. В глобализированном мире и так хватает дешевых рабочих, согласных вкалывать на западные корпорации по всей Азии. Рождаются новые тюрьмы – где «зека» просто изолируются от мира, ничего не делая.

А теперь представьте себе, как все эти сидящие и отсидевшие ринутся грабить, насиловать и убивать в кварталы и поселения состоятельных «глобалов», стоит только нарушить работу западных государств или разбить крылатыми ракетами ворота нескольких тюрем. Орды озлобленных люмпенов с удовольствием пойдут охотиться за лакомствами, вещами и гладкими холеными самками «первого мира».

Кроме того – коль уж говорить о нынешнем и будущем Западном мире – тамошнее «общество» уже расколото на множество этнических группировок, порой смертельно враждующих. Остатки белого населения ненавидят пришельцев – общины арабов, турок, китайцев, выходцев из стран Юго-Восточной Азии, латиноамериканцев, африканцев и, например, негров-потомков плантационных рабов в Америке. Некоторая часть белого населения США, например, уже готова с оружием в руках бить не белых, заодно смертельно ненавидя федеральные власти Соединенных Штатов за проводимую ими антиамериканскую политику. Мы говорим об отрядах гражданской милиции (народного ополчения), которые обладают стройной идеологией. Вот, дескать, засилье евреев в верхушке США, вот – их заговор с целью уничтожить исконную культуру белых и самих коренных англосаксов, низведя их до уровня бессловесных рабов, которые должны своим горбом кормить всяких негров, финансовых спекулянтов, евреев, лесбиянок, наркоманов, гомосеков и прочая. Мол, у этого предательского правительства в Вашингтоне уже заготовлены тайные концлагеря для белых патриотов и спрятаны эскадрильи «черных вертолетов» для грязных операций.

Будь, например, исламские экспансионисты немного поумнее – и они бы на свои нефтедоллары подпитали б эти отряды белого ополчения, взрывая США изнутри.

Если в случае войны в США организовать некоторые эффектные операции, запустить умело сработанные слухи и организовать полет парочки крашенных в густо-черный цвет геликоптеров в южных районах Америки – и удастся запустить такую цепную реакцию, на борьбу с которой вашингтонскому правительству понадобятся изрядные усилия. Ибо белые ополченцы в случае войны вполне могут кинуться в драку со своими же «федералами».

Посмотрите на Европу начала ХХI столетия – и там вы тоже увидите экстремистские группы белых, желающих бить арабов, турок и негров. И там можно, заранее подкормив их, спровоцировать хаос.

В то же время, сами группы и общины не белого населения даже в мирное время собачатся друг с другом будь здоров! В общем, в современном западном обществе пролегает столько фронтов взаимной ненависти и подозрений (буквально вдоль и поперек), что ему уже приходится тратить умопомрачительные деньги и ресурсы на полицейскую машину, хоть как-то спасая остатки старого общества от распада и войны всех против всех. А дальше будет только хуже.

В случае войны работу полицейской системы можно умело нарушить, вызвав массовые беспорядки по всему Западу. Даже введение чрезвычайного положения несет для американского общества в больших городах огромную угрозу. В одном из нашумевших в 90-е годы триллеров описывается любопытный сценарий. Американцы захватывают крупного колумбийского наркодельца и устраивают над ним суд в Вашингтоне. Но оставшиеся на свободе соратники барона учиняют в столице США череду террористических актов, вынуждая ввести в городе осадное положение со всеми его прелестями: войсками на улицах, обысками прохожих и комендантским часом. В итоге ломается вся привычная вашингтонцам жизнь. Их начинает ломать и корежить. Войска и национальные гвардейцы на корню пресекают уличную наркоторговлю – и у тысяч наркоманов начинаются муки абстиненции. Сходя с ума, они начинают самые дикие выходки. Начинается пальба на улицах. Огромные убытки несет бизнес – ведь исчезает ночная жизнь. В довершение ко всему, войска из-за взвинченных нервов открывают огонь и по ошибке…

Сказка, конечно, ложь, да в ней – намек. И еще какой!

Итак, потенциально и США, и Европа XXI века – это очень неустойчивые общественные системы, сильно уязвимые для ударов в духе поражающей психику триллер-стратегии. Их действительно легко ввергнуть в хаос, породив цепную реакцию социального разрушения. Да такую, что Западу станет просто не до нападения на русских. И тут самое время снова обратиться к ценному опыту 1940 года.

Итак, де Йонг доказывает: во время неудачной войны люди, ища выход смутной тревоге, охотно бросаются искать врагов внутри собственной страны. Критическое, логическое мышление, и в мирное-то время доступное лишь немногим, в экстремальной ситуации попросту отключается.

«Назвать по имени», «найти (что часто означает создать) врагов в собственной среде» является одной из форм удовлетворения той внутренней потребности, о которой мы говорили выше. Это естественный процесс, точнее – доступный способ, дающий людям возможность воспринять ту действительность, которая кажется невыносимой; в периоды особой напряженности подобные процессы почти неизбежны. С первого взгляда кажется, что подвергнувшийся нападению народ еще более затрудняет свое положение, высказывая подозрение о том, что в его среде имеются враги; на самом же деле происходит как раз обратное явление.

Характер выдвигаемых обвинений против выискиваемых врагов в своей собственной среде имеет второстепенное значение.

Поскольку… люди сами желают, чтобы их убеждали в наличии сообщников врага внутри страны, разве не будет для них естественным предположить, что эти сообщники занимаются шпионажем и диверсиями, стреляют по войскам той страны, где они живут? Конечно, рассуждают многие из них, такие шпионы жили в стране годами, только их никто не выявлял и они оставались незамеченными; такими же неприметными остаются и вражеские агенты, появляющиеся с началом вторжения. В целях маскировки последние, конечно, стараются применять такие приемы, как переодевание в штатское платье или в форменное обмундирование той страны, которая подвергается нападению.

Все рассуждения подобного рода обычно не встречают возражений; многие утверждения люди воспринимают за действительность, несмотря на то, что звучат неправдоподобно. Иногда всплывают старые, давно забытые обвинения. Так, например, в Бельгии в ходе Первой мировой войны жители искали особые знаки, схемы или планы города на обратной стороне рекламных вывесок фирмы «Магги», а во время Второй мировой с той же целью осматривали плакаты, рекламирующие цикорий «Паша»; в обоих случаях искали пометки, якобы сделанные агентами противника из среды самого населения. Все чаще выдвигаемые обвинения содержат элементы недавнего прошлого, в этом случае любое обвинение звучит наиболее убедительно… Так, например, обвинение членов нацистской партии Голландии в том, будто они всюду стреляли в голландских солдат, подкреплялось ссылкой на заявление, которое сделал лидер партии за две недели до этого. Последний заявил: «В случае немецкого вторжения мои сторонники не будут оказывать агрессорам никакого сопротивления».

Люди часто искали врагов в своей собственной стране среди священников, монахов и монахинь. Все эти лица носят одежды, словно специально приспособленные для укрытия оружия. По всей вероятности, сказывалось то обстоятельство, что представители церкви издавна окутаны некоторой тайной. (Принцесса Мария Бонапарт в своем исследовании, касающемся некоторых сторон вопроса о пятой колонне, говорит о том, что в «народных массах всегда тлеют скрытые антицерковные настроения» – Myths of War, London, 1947, p. 84–87).

Какой-нибудь не имеющий серьезного значения пустяк может послужить поводом для зачисления человека в число врагов. В глазах некоторых людей становится подозрительным каждый, кто хоть чем-то выделяется среди окружающих.

В 1914 году в Германии самых обычных людей принимали за шпионов, если их внешность хоть чуточку отличалась от внешности других немцев. В Англии 1940 года необоснованно задерживали многих людей только потому, что они чем-то бросались в глаза, чем-то отличались от остальных, имели нечто странное в своем виде.

В конце мая 1940 года одного французского лейтенанта избили свои же сограждане только потому, что у него были рыжеватые волосы, и это вызвало подозрение. В Брюсселе в те же майские дни 1940 года перевозили на трамвае к вокзалу некоторое количество арестованных. Их сопровождали трое солдат и лейтенант. В это время вдоль улицы шел человек со своей беременной женой – оба брюнеты. Лейтенанту показалось что-то подозрительным. Наверное, иностранцы. Трамвай остановили. Лейтенант приказал привести этих людей к нему, а затем как иностранцев присоединить к остальным арестованным. Мужчина протестовал: «Я живу здесь уже длительное время, вот мои документы; они в полном порядке». «Документы?» – рассмеялся лейтенант. «К тому же моя жена должна скоро родить!» – «Все это вы объясните там, куда вас привезут!»

Как мы видим, человек может случайно попасть под подозрение. Чаще всего (и это понятно) подозрение падает на людей или такие их группы, которые еще до начала неприятельского вторжения вызывали чувства страха и озлобления. Появление подобных чувств может обуславливаться различными факторами, в большинстве случаев независимыми друг от друга. Иногда это факторы социально-экономического порядка, однако чаще они носят политический характер…» (Л. де Йонг, указ. соч., с. 380–383).

То есть, люди во время войны начинают преследовать тех, кто от них чем-то отличается, чужаков и тех, кого они не любили еще до войны. Ну, в Европе 1940 года это были члены нацистских партий, приверженцы Гитлера. Мол, если они помогали немцам политически – то, значит, во время войны помогают ему и диверсиями. А что на нынешнем Западе? Как мы знаем, он состоит из множества групп, которые друг друга и в мирное-то время ненавидят. А уж в войну то, когда рухнет привычный порядок вещей… Вот тут гетеросексуалы начнут искать врагов в среде лесбиянок и «голубых», белые – среди негров, азиатов, мусульман и «латинос», богатые – среди бедных, техасцы – среди жителей Восточного побережья. И так далее. Ведь общества наступившего века – это крайне неустойчивые системы, вывести которые из шаткого равновесия довольно легко. Особенно если удары станут наноситься очень умело. Учтем: нынешний (и завтрашний) Запад – это край, объятый кризисом самоидентификации. Ушли в прошлое времена 1940 года, когда немцы твердо знали, что они – немцы, а американцы – что они американцы. Глобализация и безудержный либерализм за минувшие сорок лет расшатали эти понятия. Старые западные нации все больше раскалываются и расслаиваются. Теперь есть «афроамериканцы», французы-мусульмане, «подданные» транснациональных корпораций. Внутри старых стран образуются группы людей, которые предпочитают звать себя не французами и американцами, а техасцами, бретонцами, гасконцами… Происходит дробление наций по местечковому признаку. Или не по местечковому, а по принадлежности к какой-нибудь субкультуре. То есть, я – не англичанин, скажем, а член банды «Дикие волки» из припортового района. Или рокер-металлист. Или рейвер, байкер, «нью эйджер», рэпер, сатанист, буддист – список можно продолжать почти до бесконечности. Глобализация превращает в призраки и пустые декорации старые национальные государства, и вместе с ними крошатся на части привычные, некогда монолитные нации. Минули те времена, когда государства заботились о благосостоянии своих граждан, об обеспечении работы всем здоровым или об обеспеченной старости. В эпоху Глобализации государства отбрасывают все эти заботы как нерыночные, как досадные помехи для свободного движения капиталов. Все: теперь должны выжить лишь самые приспособленные, а слабым – горе. Главное – не отпугнуть частных инвесторов, которым не нужны слишком дорогие работники и высокие налоги. А это значит, что массы западных жителей превращаются в отверженных. В «лишнее население», озлобленное на свои же государства. И если в благословенном сороковом даже культурно и национально целостные общества раскалывались в считанные дни, то что говорить о нынешних пестрых салатах? Уже сегодня в западных обществах копится такой потенциал скрытых напряжений и конфликтов, что для его высвобождения хватит относительно легкого толчка. Это сродни вызыванию землетрясения с помощью точечного подрыва динамитной шашки в месте, где накопилось взаимное давление тектонических плит.

И ведь можно ускорить этот процесс – стоит лишь нанести западным силам эффектные поражения, совершить пугающие диверсии. Тут же начнется поиск «козлов отпущения».

«Как только подвергшаяся нападению страна терпит на фронте неудачу, начинают искать козлов отпущения, выискивать и создавать в своем воображении все новых и новых «врагов из собственной среды». Люди стараются не думать о том, что все они тоже несут ответственность за недостатки и ошибки, приведшие к неудачам на фронте; общая вина перекладывается на плечи определенных лиц. Именно благодаря халатности этих лиц враг получил возможность одерживать победы. А может, халатность и ошибки допускались намеренно? Вскоре обвинения становятся более серьезными: указанные лица «совершили предательство». Поиски козлов отпущения (кстати сказать, их ищут лишь отдельные люди, но выдвинутые ими обвинения подхватываются сотнями тысяч) имеют еще одну выгодную сторону; при этом отпадает необходимость искать настоящие глубокие причины неудач и поражений, которые определяются относительно стабильными факторами экономического, политического и военного порядка. Значительно проще утверждать, что причиной поражений являются действия немногочисленной группы лиц. Таким образом, у всех на устах появляются имена видных общественных деятелей: политических руководителей, выдающихся представителей генералитета, известных промышленников – именно они и являются предателями. Как только названы имена, к уже выдвинутым против них обвинениям добавляются все новые.

Так было во Франции в мае 1940 года после катастрофы на Севере; предполагали, что мосты через Маас были захвачены противником в результате преступной небрежности, иначе говоря предательства нескольких французских офицеров. О командующем 9-й армией генерале Корапе рассказывали, будто в «критический момент он выехал в роскошную виллу богатейшего промышленника, куда вызвал затем свою любовницу». (Заявление бывшего французского министра Ландри).

Ни у кого нет такой широкой спины, как у козла отпущения.

Мы хотели бы несколько остановиться на том моменте, когда «враг в нашей собственной среде» впервые называется по имени.

Рациональное мышление играет весьма незначительную роль в том внутреннем процессе, который ведет к этому моменту. Можно сказать, что мышление в этом случае уподобляется прокурору, который получил бы распоряжение судьи подобрать улики для вынесения беспощадного приговора. Такие улики предъявляются в решающий момент. Многих людей обвиняли в подрывной деятельности на основании подозрений. Их обвиняли в том, что они подают противнику самыми разнообразными средствами всевозможные сигналы (световые, дымовые, зеркалами, белыми полотнищами, путем условной окраски крыш домов, нанесением планов и схем на обратную сторону рекламных вывесок и плакатов). Обвиняли, исходя из наблюдений, в таких действиях, которые не имели, если разобраться объективно, никакого отношения к боевым операциям противника. Однако с точки зрения отдельного субъекта, который заявлял о том, что видел подобные сигналы, они, конечно, казались уликами, в которых так нуждалось возбужденное население той или иной страны, подвергшейся нападению.

Как удалось выяснить, в подавляющем большинстве случаев за световые сигналы в феврале и марте 1940 года принимались совершенно естественные явления: свет фар автомобиля, поднимающегося по дороге в гору, блеск световых реклам и т. п. В отдельных случаях не удалось найти никакого объяснения сигналам. Не исключено, что их подавали люди, заинтересованные в увеличении царившей в Голландии нервозности…

Многие нормальные явления мирного времени начинают вызывать подозрения в условиях военного времени или в тех случаях, когда над людьми нависает серьезная опасность. Скрежет шестерен в коробке скоростей автомобиля кажется звуком сирены, а хлопанье двери – разрывом бомбы. Еще более подозрительными кажутся поведение и поступки людей, по отношению к которым заранее сложились предубеждение и некоторая враждебность, особенно когда за такими людьми наблюдают в обстановке надвигающейся войны. Каждый услышанный выстрел кажется тогда неприятельским, а если самого неприятеля поблизости нет, значит, речь идет о его сообщниках. Впечатление обстрела со всех сторон становится особенно сильным, когда бои идут на улицах города и повсюду свистят пули. Офицеры и солдаты возбуждены; они ведут беспорядочную стрельбу, чтобы подавить собственный страх…

Для того, чтобы впервые назвать по имени внутреннего врага, достаточно бывает одному человеку выдвинуть обвинение, как все его подхватывают. Такое явление может наблюдаться в небольшой группе людей (кто-то заметил в руках человека немецкую газету. Значит, ее владелец немецкий шпион!) Оно может происходить и в масштабе страны в целом. В адрес военных и гражданских властей люди шлют донесения, написанные под влиянием возбуждения, без достаточной проверки, содержащие частично или полностью ошибочные выводы. В атмосфере общей нервозности такие донесения превращаются в сообщения для печати, коммюнике и военные сводки, что в свою очередь усиливает склонность к поискам новых «преступлений». Как только возникает подозрение, что вода отравлена, сразу же кажется странным ее вкус; это еще больше усиливает подозрение, и люди начинают верить в то, что вода действительно отравлена…

В ходе боев в Гааге один высокопоставленный правительственный чиновник подарил солдатам военной охраны сотню сигарет, на которых имелась его личная монограмма.…Через несколько часов группа солдат явилась к этому же чиновнику и заявила, что ими обнаружены отравленные сигареты.…Ему показали сигареты с его же собственной монограммой! На подобных примерах можно иногда продемонстрировать абсолютную абсурдность некоторых свидетельских показаний. При проведении расследования выясняется, что так называемые «световые сигналы» – не что иное, как мерцание свечи, случайное многократное включение и выключение лампочки и какой-либо квартире или даже отражение солнечных лучей от стекол приоткрытого окна. Иногда приходили с обыском в дом, где мнимый пулемет оказывался простым флагштоком; «полотнища для сигнализации самолетам» оказывались обыкновенными чехлами для мебели.

Зачастую бывает так, что люди, убедившись в необоснованности одной из улик, далеко не сразу признают подобную же необоснованность и абсурдность других выдвигаемых ими улик. Очень часто любая мысль о критической проверке той или иной улики сразу же отбрасывается (это особенно относится к гражданским лицам, в значительно меньшей степени – к чиновникам юстиции и полицейским). Против приговора, сложившегося у человека по внутреннему убеждению на основе немногочисленных и разрозненных наблюдений, нельзя подать никакой апелляционной жалобы. Иногда невозможна и защита. Более того, все доводы, приводимые подозреваемым как доказательства невиновности, превращаются в дополнительные улики в интересах обвинения…» (Л. де Йонг, указ. соч., с. 384–388).

Итак, вот реальные случаи сорокового года. В Бельгии молодой немец-турист из Антверпена был схвачен французами, которые сочли его шпионом, а его спальный мешок – парашютом. Когда выяснилось, что это все же не парашют, французы нашли в мешке завалявшиеся кусочки шоколада. Ага, мол, вот он – отравленный шоколад, который разбрасывают гитлеровцы! Они заставили парня съесть шоколад, чтобы проверить – не яд ли это. Севернее Парижа арестовали военного корреспондента газеты «Фигаро» – тоже высокого роста и блондина. Он ехал на велосипеде через деревню, на которую незадолго до этого упало несколько немецких бомб. Толпа схватила его и поволокла в полицейский участок. Там начался обыск – как раз в момент, когда толпа громко требовала убить незнакомца. И тут у задержанного нашли лекарство – порошок от расстройства желудка. Толпа завопила, что это – взрывчатка. Корреспондент решил доказать, что это – полный бред, зажег спичку и пытался поднести ее к порошку. На него тут же бросился десяток людей, пытаясь спасти участок от уничтожения. В общем, ему все же удалось доказать, что он – не гитлеровский «верблюд».

Но это – случаи тех, кому повезло и кого не успели шлепнуть на месте. Тем же, кому не повезло, уже не расскажут ничего. А сколько таких несчастных было в те дни всеобщей паранойи?

Де Йонг пишет, что даже без войны, в пору обострений международной напряженности, под подозрения и обвинения попадают целые группы людей. Он вспоминает прецеденты с еврейскими погромами и расправами над воображаемыми колдунами. Во Второй мировой войне гонимыми в странах антигитлеровской ориентации были и евреи-беженцы, и вообще все эмигранты из Германии, и представители других народов в западных странах – не считая, собственно, членов нацистских организаций. А в США в концлагеря согнали всех нисэев – американцев японского происхождения.

Самое интересно – в том, что немцы не ожидали такой паранойи и тотального страха перед гитлеровской пятой колонной.

«…Обвинения, выдвигавшиеся против немецкой военной пятой колонны, стали следствием бесконечно сложного и запутанного комплекса фактов и явлений политического, военного, экономического, социального и культурного порядка, доходивших до сознания людей в форме слухов, рассказов, телеграмм, статей и книг. Получался запутанный клубок внешних и внутренних факторов, взаимодействующих друг с другом и в конечном счете образующих «человеческую историю», в которой нелегко правильно разобраться даже в условиях мирного времени, не говоря уж о военном», – замечает Луи де Йонг. (Там же, с. 392).

Мы же добавим: это – явление психоистории. Оно верно для молниеносных войн, в самом начале боевых действий, когда люди еще не опомнились и не включился психологический механизм защиты, блокирующий лишние страхи. Отсюда – и очередные неувядающие уроки начала Второй мировой.

Врага, подвергнувшегося триллер-удару, нужно побеждать быстро, покуда он не пришел в устойчивое состояние души.

Для создания же впечатления о целых полчищах заброшенных в страну диверсантов и вездесущей пятой колонне достаточно всего нескольких десятков реальных агентов и немногих – но эффектных – диверсий, которые должны стать известными всем.

В итоге среди противника, чье сознание с началом войны и так «поехало по фазе», можно вызвать саморазрушительные параноидальные процессы. Они ускорят поражение твоего врага.

Гитлер смог использовать подобный эффект благодаря натиску своей футуристической, сплоченной корпорации. И снова все обошлось без мистики.

 

Благодатная почва постиндустриального хаоса

 

Самое же замечательное заключается в том, что нынешнее состояние так называемого «развитого мира» прямо-таки идеально подходит для применения такой вот психопоражающей военной стратегии.

За время, прошедшее с 1940 года, люди на Западе изрядно поглупели, стали намного более нервными и подверженными всяких страхам-фобиям. Если в сороковом году обывательская масса верила самым нелепым и фантастическим россказням, самым абсурдным обвинениям, то нынешняя западная публика склонна к этому втройне. И на это есть несколько психоисторических причин.

Во-первых, сказалась деградация среднего образования. На нынешнем Западе оно с той войны сильно примитивизировалось, выполняя главную задачу: штамповку квадратноголовых идиотов-телезрителей с убогим набором мыслительных штампов, привычек и вкусов. Оно и понятно: таких «частичных людей» легче складывать в большие корпорации. Из образования «для народа» выбили классичность с довольно глубоким изучением естественных и точных наук. Автор этих строк – выпускник «тоталитарной» советской школы, а потому до сих поражает выпускников времен «демократии» или западников широтой кругозора. Уж не помню многих физических или химических формул, не начерчу внутреннее устройство майского жука или ланцетника, однако я с 1983 года еще не забыл основные закономерности окружающего меня мира, которым меня учили в школе № 35 города-героя Одессы. С детства мне было ведомо, почему рождаются ураганы, как возникают циклоны или миражи, почему разражаются землетрясения, как работает компьютер (который тогда называли ЭВМ) и т. д. В нашей советской школе отлично преподавали всемирную историю. Я до сих пор знаю, где и что искать в книгах. Мне привили навык критического мышления.

Для нынешнего западного обывателя это – недостижимые высоты. Ему можно навешать на уши самую дикую «лапшу». Его можно заставить поверить в какие-нибудь «секретные напряжометры» страшных русских, которые с их помощью могут «мутить космос» и вызывать и град, и глад, и мор, и падение курсов акций. В его-то мозги очень удобно лягут самые дикие слухи. Например, о том, что русские могут обрушить с помощью генераторов торсионных полей хорошенькую метеоритную глыбу на какой-то американский мегаполис.

Логическое мышление на Западе ломается со страшной скоростью. Смотреть блокбастеры Голливуда – мое любимое развлечение. Такого незнания элементарных законов физики, например, не увидишь нигде. И это то, что нам только на руку! Уж о нелогичностях сюжета я умолчу: разум здесь приносится в жертву «экшн» и визуальным эффектам. Некритичное мышление постиндустриальных идиотов – это наше оружие. Вы вспомните только о том, как после 11 сентября американцы, де, нашли микроавтобус, битком набитый пропагандистской исламской литературой и инструкциями по управлению пассажирскими самолетами. И миллионы американцев проглотили эту чушь собачью, этот шитый белыми нитками «факт»! Уж кто-кто, а террористы – не такие идиоты, чтобы оставлять после себя такие следы. И какого черта они станут бросать литературу вместе с летными инструкциями? Зато это – вполне в духе голливудских лент для придурков.

Легко представить себе, какой эффект приведет не самая сложная разведывательная операция – демонстративное оставление нескольких фургонов, набитых русской великодержавной и антиамериканской литературой пополам с инструкциями по подрыву атомных электростанций в США, местами предположительной закладки ядерных фугасов и планами бактериологических атак. А уж если со спутника выбросить маленький газогенератор, который войдет в ионосферу над Нью-Йорком и устроит в небесах расширяющееся зеленое пятно света – с полной иллюзий того, что на город падает зеленая звезда… Тут уж панике границ не будет. А культивируемые американским кино страхи о коварной и жестокой русской мафии? Это же неоценимый вклад в нашу обороноспособность! В сочетании с немногими реальными диверсиями на территории США всякие психическо-визуальные эффекты и запущенные слухи породят то же самое, что мы видели на примере Бельгии, Голландии и Франции.

Сделать это сверхновой России не так уж и трудно. Скажем, начинают стягиваться к нашим берегам американские авианосные соединения и корабли, набитые сотнями крылатых ракет – а мы в ответ пресс-конференцию видных генералов. С рассказом о климатическом оружии, о специальным парашютах «купол наоборот», с помощью которых можно прыгать на землю с околоземной орбиты, с показом кадров новых подразделений спецназа, высаживаемого из космоса…

Всего лишь несколько умело запущенных слухов способны подорвать США изнутри. Например, сплетня о том, что в случае нападения Соединенных Штатов на русских мы взорвем мощные заряды мегатонного класса в какой-нибудь точке у побережья Норд-Америки, поднимем цунами – и смоем ею к чертовой матери какой-нибудь мегаполис. Пусть потом строят догадки, какой – ведь в прибрежной полосе скопилась основная масса американских городов-гигантов и главная часть населения. А цунами сметает все: и грязные гетто, и небоскребы деловых центров, и жилые «острова» привилегированных «глобалов». В дополнение к этому можно запустить слух о том, что пара русских ракет ударит в чувствительные точки в штате Калифорния, где накопились чудовищные напряжения в тектонических плитах – и тогда жуткое землетрясение обратит Лос-Анджелес в развалины. Умело сработав такими слухами, мы не только породим в США мощное антивоенное течение, но и автоматически вызовем дикую панику с началом военных действий и в приморской полосе Штатов, и в Калифорнии. Стоит лишь сообщениям о первых аэрокосмических налетах на русских достичь масс американского обывателя – и миллионы обезумевших от ужаса людей бросятся наутек с обоих побережий страны, создавая транспортные пробки и чудовищную дезорганизацию всех США. На борьбу с социальной катастрофой американцам придется бросать все силы армии и национальной гвардии. А это то, что нам и нужно – ведь тогда американцам будет просто не до агрессии.

Представьте, что все эти заранее подготовленные слухи и «информационные фантомы» разносятся по тысячам печатных, электронных и Интернет-каналов, обрастает новыми слухами и домыслами, комментариями сотен «экспертов», многие из которых давно нуждаются в помощи психиатра. И тогда – в случае нашего контрудара на агрессию США – любая падающая звезда покажется заокеанскому обывателю началом атаки космических десантников. Он тоже поверит в целые рати шпионов и диверсантов, уже проникших на территории США. И если в 1940 году толпы были готовы растерзать того, у кого в доме свет мигал или на балконе простыни сушились, то в этом веке начнется охота на всех подозрительных с сотовыми телефонами и системами спутниковой навигации «Джи-Пи-Эс». Ведь они вполне могут наводить на цель удары русских крылатых и баллистических ракет, разведывать подходы к опасным объектам! Паранойя в постиндустриальной каше распространится намного скорее, чем в обществах 1940 года.

Самое интересное заключается в том, что уязвимость Запада перед слухами и всякими страхами только прогрессирует. Это вызвано развитием так называемого информационного общества. Люди не выдерживают лавин информации, которые обрушиваются на их мозги. Логическое мышление отказывает. «Глобалы» применяют изощренные информтехнологии для того, чтобы зомбировать массы серого населения в рыночных и политических целях – но они и сами попадают под их действие. Как пишет в своей книге М. Делягин, восприятие или отторжение пропаганды становится все менее логичным. Логика и соображения здравого смысла уступают место эмоциям. Профессиональные и иные сообщества людей превращаются в сборища сплетников, наперебой убеждающих самих себя.

 

«Вброшенная в них информация многократно ретранслируется и превращается в доминирующую в данном сообществе. При этом она начинает жить собственной жизнью, становясь важным фактором влияния даже в тех случаях, когда ее ложность легко опровергнуть. Особенно забавно наблюдать в таких сообществах действие эффекта «испорченного телефона». Бескорыстная передача бескорыстно же извращенной информации (разумеется, на практике доминируют обычно менее благородные мотивации), убеждающей широкие слои «специалистов» и влияющие на их поведение, – что может быть более эффектной иллюстрацией коммуникативных ловушек современности!»

(М. Делягин. «Мировой кризис. Общая теория глобализации» – Москва, ИНФРА-М, 2003 г. с.96).

 

Самым ярким примером сошествия с ума американского общества (или скорее, уже «слоеного пирога») выступают события 11 сентября 2001 года. Множество фактов того дня говорят о том, что «арабская версия» мегатеракта шита белыми нитками, что на самом деле его подготовили и провели силы внутри самой Америки. Уже всем более или менее читающим людям известно о страховых спекуляциях на зданиях Всемирного торгового центра, начатых многими американскими же компаниями накануне рокового дня. И, несмотря на это, американцы в основном этого в упор замечать не желают!

Наконец, назовем третий фактор, который облегчает нам задачу триллер-войны против возможной американской агрессии. Это – снижение качества представителей вида «человек разумный» в американских мегаполисах. Теперь массы в постиндустриальном обществе – это в основном похотливые и трусливые двуногие. У этих «поколений некст», сформированным «Эм-Ти-Ви», Бивисом и Баттхедом на редкость стройная и простая жизненная программа: жрать, ср…ть, трахаться, колбаситься и развлекаться. Погибать ради какой-то Родины, отдавать жизни за какие высокие идеалы они не будут – потому что у них исчезло и понятие «Родина», и идеалы, как таковые. Именно такой человеческий мусор легче всего поддается панике, а в случае ослабления полицейской мощи – беспорядкам.

Великая заслуга нынешних властителей Америки состоит в том, что они, оскотинив и опустив обывателей, смогли построить сверхэффективную информационную экономику и навязать свою картину мира остальным землянам. Надо сказать, такая система пока позволяет «глобоамериканцам» наносить военные поражения своим противникам. Но их боевое превосходство работает только при одном условии: если противник слаб, не в состоянии дотянуться до самих США и еще действует по навязанным Америкой шаблонам. Но если США нарвутся на противника, куда более развитого и решительного, чем Ирак, талибы или Югославия; противника, который упорно играет в свою игру и чихать хотел на установленные Америкой «правила приличия» – то в таком случае американцы могут понести тяжелое поражение. Нет, не в том смысле, что противник займет их территорию, а в том, что американцам придется с позором отступить. И я надеюсь, что таким противником для США станет сверхновая Россия Третьего проекта.

Агрессор окажется перед выбором. Либо пасть жертвой хаоса и паники у себя дома, либо – начать самоубийственную ядерную войну, либо – отступить. Но отступить и оставить Россию Третьего проекта в покое – это тоже страшное поражение, потому что ее технологическая и культурная агрессия наголову громит «глобалов», разрушая всю систему их власти над миром и уничтожая саму основу их существования.

Вот, братья, еще один важный урок, который мы выносим из давних, но весьма поучительных событий.

 

Используя слабости вражеской аристократии

 

Еще один секрет успехов Гитлера – в том, что он прекрасно чуял слабость противостоящего ему противника. То есть, аристократии Англии и Франции.

Основным противником Германии выступала Британская империя. Франция же покорно плелась у нее в хвосте. Это весьма облегчало задачу: психологическая победа над Альбионом означала и паралич Парижа.

А что представляла из себя английская элита 1930-х годов? О-о! Она изрядно подрастеряла свои мужество, агрессивность, способность жертвовать жизнью за империю и совершать смелые шаги. Минули времена таких смелых, умных, решительных и жестоких личностей, как рыцари-пираты времен королевы Елизаветы, как покорители Индии или командиры карательных экспедиций в Китай и Африку, воспетые Киплингом. Гитлеру противостояли изрядно обуржуазившиеся, скаредные, растратившие запасы пассионарности еще в Первую мировую люди. Да к тому же успевшие еще и выродиться в своей высшей касте.

А вот Гитлер был, как метко заметил Сергей Кремлев, выходцем из низов общества, закаленным бойцом. Он умел сражаться, пугая изнеженных аристократов Англии и мелочных французских политиканов с кругозором юристов и лавочников. Умел блефовать и идти ва-банк. Итальянский дуче Муссолини выразил разницу между корпоративистскими лидерами и «столпами» демократии афористично. Когда 11 января 1939 года к нему явились британский премьер Чемберлен (тот самый, что умилостивлял Гитлера за счет Чехословакии) и его министр иностранных дел Галифакс, он изрек: «Эти люди сделаны совсем не из того теста, что Френсис Дрейк». Действительно, на фоне отважного, со стальной волей, пирата-аристократа шестнадцатого века Чемберлен с Галифаксом смотрелись бледно.

Гитлер знал, что ему противостоят слизняки. Знал это уже в 1936–1938 годах, совершая «бескровные войны». Выступая 22 августа 1939-го перед генералитетом в преддверии начала рискованной Польской кампании, фюрер заявил о том, что главы правительств Англии и Франции струсят:

 

«Чемберлен и Даладье? Я их видел в Мюнхене. Это жалкие червяки. Они слишком большие трусы, чтобы напасть. Они не выйдут за пределы объявления блокады…»

(Л. Безыменский. «Особая папка «Барбаросса» – Москва, издательство АПН, 1972 г., с. 49).

 

И Гитлер оказался прав! Чемберлен и Даладье не решились реально нанести удар, покуда вермахт был занят уничтожением Польши.

Учел Гитлер и тот душевный надлом, что случился у англичан после Первой мировой. Та война настолько ужаснула англичан, что 1920-е годы стали временем пропаганды пацифизма в Британии. Мир, мир – любой ценой! Никакая идея, никакая Родина не стоят столько, чтобы за них умирать. Известный историк Второй мировой Дж. Фуллер писал, что пацифистская пропаганда 1920-1930-х годов буквально заворожила Британию. Любое правительство, решив пойти на масштабное перевооружение армии и флота, рисковало тотчас же пасть. Подхлестнуть англичан удалось, только объявив войну борьбой не за экономические выгоды, а священным походом против мирового Зла, против «коричневой чумы». (Что, впрочем, не спасло Британскую империю от распада после 1945 г. и превращения в придаток США). С другой стороны, в 1940 году ради мобилизации масс Черчиллю пришлось принести в жертву Ковентри. В Лондоне знали о готовящемся налете немцев на этот город. Однако предпочли не усиливать его ПВО. В итоге получились дымящиеся руины, груды трупов – и англичане, наконец, увидели в немцах демонов, в борьбе с которыми нужно сплотиться и послушно идти за великим премьер-министром Уинстоном Черчиллем.

(Прием с принесением в жертву изрядного числа собственных граждан для оправдания войны с каким-либо врагом затем с успехом повторялся. Например, в Москве 1999 года, когда для вызывания энтузиазма электората в новой Чеченской кампании и сплочения россиянцев вокруг Великого Путина пришлось поднять на воздух два жилых дома со спящими людьми. Или в США сентября 2001 года. Ведь после разрушения двух башен ВТЦ американцы охотно поддержали военные операции, которые в других условиях никогда не снискали бы поддержки электората – вторжений в Афганистан и Ирак. Думаю, в наступившем веке мы увидим не одно повторение подобного приема разжигания военной готовности масс…)

Поэтому расслабленные пацифизмом англичане оказались просто растерянными перед напором Гитлера вплоть до самого 1940 года. К тому же, Англия в 1930-е годы балансировала на грани национального банкротства, увязнув в государственных долгах, а ее земли-доминионы (Канада, Южная Африка, Австралия и Новая Зеландия) плохо скрывали свое стремление отделиться.

И эти факторы Гитлер смог тонко почуять и вовсю использовать! В Германии-то культивировался совсем иной дух: дерзости, наступательности, силы!

К числу безусловных успехов Гитлера отнесем и то, как он ловко околпачил английскую аристократию, слишком уверовавшую в оружие верхушечных интриг и заговоров.

Дело в том, что веками Британия умудрялась господствовать на Европейском континенте, не обладая сильными сухопутными силами. Самым могущественным оружием островной империи стали золото и тайные операции. Подкупая кого нужно и стравливая европейские страны друг с другом, англичане оказывались в выигрыше. То испанцы ожесточенно дрались с французами, то русские с Наполеоном, то пруссаки с Францией. Если кто-то чрезмерно усиливается, то британцы тут же натравливают на него коалицию более слабых соседей. А если планы Англии ломаются, то ненужных лидеров государств можно устранить, поддержав заговоры против них, устроив переворот. Такая участь постигла русского царя Павла Первого, когда тот догадался, что Россия воюет с Францией на благо Лондона и попытался заключить союз с Наполеоном. Итог: в Петербурге произошел политический переворот, Павла задушили, а Россия вернулась к роли английского «пушечного мяса».

В 1930-е годы англичан беспокоил беспрецедентный подъем Красной России, СССР. В считанные годы мы превратились в военно-экономического гиганта. Не нужно было долго ломать голову, чтобы понять: если русских оставить в покое, то Сталин к концу 1940-х годов станет гегемоном Европы, обладателем второй по масштабам экономики в мире, командующим огромными воздушными, наземными и морскими силами. А там уж он потянется к Африке и Азии. И элементарной задачей Британии становилась ясная и недвусмысленная задача: создать в Европе агрессивную силу, которую можно толкнуть на русских. И на роль оной они приглядели Гитлера. Пусть, мол, вооружается. Главное – правильно его использовать. А если он вздумает вести себя неподобающе, не по сценарию, и попробует замахнуться на Англию – его можно убрать, поддержав внутригерманскую оппозицию в лице генералов и промышленных магнатов.

Таким образом, Гитлера англичане рассматривали как управляемого зверя. А Гитлер этим умело пользовался, наращивая военную силу, ломая один за другим условия Версальского договора и съедая то Австрию, то Чехословакию. Ну, а поскольку Париж послушно следовал за Лондоном, тем самым нейтрализовалась и Франция.

Откроем труд Льва Безыменского «Секретная папка «Барбаросса». Оказывается, вокруг леди Астор в Британии тридцатых сложилась «кливденская клика». Она считала Германию Гитлера оазисом мирного сотрудничества, опорой западной цивилизации, заслоном на пути полуазиатской Москвы. Одним из столпов «кливденской клики» выступал сэр Гораций Вильсон, друг премьера Чемберлена и глава гражданского кабинета. Будучи одним из самых влиятельных людей в английском правительстве, он стал ближайшим советником Чемберлена во внешней политике. Ярый германофил, он был и фактическим главой британской секретной службы. Шеф немецкого МИД Риббентроп контактировал с Вильсоном через профессора Корнуэлл-Эванса, агента «Интеллидженс Сервис», через главного редактора агентства «Рейтер» и шефа пресс-службы Форин офис (МИД Британской империи). Вильсон стал одним из инициаторов Мюнхенского сговора. Он сам ездил в Берлин, организуя встречи Гитлера с Чемберленом. Вильсон верил: Лондон и Берлин договорятся и поделят сферы влияния. Немцев, дескать, можно купить, пообещав им возврат заморских колоний, отобранных после 1918 года. Вильсон пытался инициировать переговоры между Лондоном и Берлином уже после подписания Мюнхенского пакта, предлагая немцам взять в сферу влияния Юго-Восточную и Восточную Европу, японцам – Китай, а Италии – Средиземноморье.

Так что это потом, «задним числом», англичане объявят себя непримиримыми борцами с нацизмом и защитниками бедных евреев. До 1939 года они сквозь пальцы смотрели на юдофобские действия Гитлера и хотели с ним договориться.

Все попытки СССР начала 1939 года добиться нормального трехстороннего договора «Англия-Франция-Россия» о военном союзе расшиблись об упорство Чемберлена. Вернее, англичане хотели, чтобы русские взяли на себя большие обязательства, а сами себя связывать оными не желали. Когда немцы уже и Мюнхенский договор растоптали, оккупировав Чехию, Чемберлен 29 марта 1939 года на заседании правительства призывал министров воздерживаться от личных выпадов по адресу Гитлера и Муссолини. В июле 1939 года в Лондоне состоялись переговоры Вильсона с тайным статским советником Греманом Вольтатом, помощником Германа Геринга по части руководства четырехлетним планом экономического развития Рейха. И снова Вильсон гнул свою линию: заключить договоры о ненападении и невмешательстве, отдать Германии под контроль Восточную Европу, совместно осваивать Африку, решить вопрос с поставками сырья в Германию. Мол, Гитлер, дружи-ка с нами, кушай сырье – и иди на Восток! Заметим, что незадолго до этого, весной, посланец Вильсона, профессор Шрайер, вел в Швейцарии тайные переговоры с людьми из антигитлеровской оппозиции. В ней, напомним, были и генералы вермахта! В общем игра шла в английском интриганском стиле. А Гитлер этим пользовался по полной программе.

Гитлер доверия не оправдал. Но англичане рассчитывали: можно убрать его, поддержав элитную оппозицию в Германии. И ошиблись: немцы купили англичан именно на это. Английские агенты в Бельгии Бест и Стивенс в начале 1940 г. вошли в контакт с представителями немецкой военной оппозиции (роль ее представителя сыграл Вальтер Шелленберг). И на встрече в бельгийском приграничном городишке Венло немцы нагло взяли англичан, вторгнувшись для этого в соседнюю страну.

Как видите, фюрер Третьего рейха умело использовал англичан. Правда, сия игра породила в Гитлере уверенность в том, что Англия пойдет к нему в младшие союзники, едва он разгромит Францию. Но это – уже отдельная тема.

Таким образом, вот еще один урок той войны для СССР-2. Нужно знать слабости вражеской элиты! А зная – использовать без зазрения совести. И тогда не нужны будут Грааль с копьем Лонгина.

Перекинем мостик из 1940 года в дни грядущие. Кто будет нашим главным противником? Немытые арабы? Бородатые исламские боевики? Толпы китайцев? Да нет – Сообщество Тени, Античеловечество плюс подвластные им США. В чем главная слабость элиты нашего противника? В том, что она уверена: все и всех можно купить, а уж русских – и подавно. Во-вторых, враг наш твердо убежден в том, что сознание наше надежно поражено. Что мы убоимся мнения «цивилизованного мира» и не сможем стать непредсказуемыми. Что струсим применить весь арсенал средств борьбы, что имеем в распоряжении, что призрак «международного трибунала» заставит трястись наши поджилки. А потому и будем защищаться слабо и нерешительно, действуя так, как нужно Сообществу Тени: пассивно обороняясь, выступая в роли удобной мишени. Примерно так же, как иракская верхушка в 2003-м или югославская четырьмя годами ранее.

Если же мы выкажем совсем иное поведение, то на нас побоятся нападать. Задача русских СССР-2 в чем-то проще, чем стоявшие перед Гитлером проблемы. Нам Австрия ни к чему. Мы только свои земли собираем, свой народ воссоединяем. Нам ни к чему захватывать Европу: и своих территорий хватит. Нам важно защитить Неороссию как очаг альтернативного развития, убивающего власть Сообщества Тени, увлекающий за собой сотни миллионов людей во всех странах мира. (Тут мы становимся неким аналогом Советской России времен Ленина).

Самым же главным оружием СССР-2 должна стать новая элита: неподкупная и твердая, отважная и неподконтрольная Сообществу Тени. Что она сможет сделать в таком случае? Бесполезно запугивать смелых и готовых идти до конца, особенно если такие люди держат в руках всепоражающее оружие. Манить их долларовыми счетами? Бесполезно. Их невозможно купить. Потому что они живут и сражаются во имя гораздо большего. Вся нынешняя власть Античеловечества и над Россией, и над миром зиждится на том, что посты президентов, министров и генералов занимают продажные, коррумпированные шкуры, плевать хотящие на какие-то там идеи или идеалы. (Это и называется «предсказуемостью»). О том, что для захвата власти над планетой нужно приводить к официальной власти людишек вороватых, беспринципных и с темным прошлым, еще в «Протоколах Сионских мудрецов» написали.

Сменив элиту, СССР-2 станет крайне трудноуязвимым для агрессии. Здоровая аристократия не только для войны нужна: она еще и резко повышает экономическую силу страны, ее богатство. Ибо коррумпированная «элита» способна довести до краха даже невероятно богатую природными ресурсами и выгодную для инвестиций страну.

 

Самоубийственная косность

 

Использовал Гитлер и буржуазный консерватизм англичан и французов, их самоуспокоенность после победы в Первой мировой. Обратите внимание, читатель: немцы в первый период войны смело используют практически все революционные возможности, порожденные военно-техническим развитием. Они не боятся массировать танки и авиацию, выжимать максимум из моторизации пехоты, дерзко используют спецназ и пятую колонну. А вот их противники словно застывают в эпохе медлительной Первой мировой.

Военно-технический консерватизм британцев и в те времена слыл притчей во языцех.

Как пример возьмем морские вооружения. Ну ладно там танки или аэропланы! А корабли и их оружие? Казалось бы, Британия, владычица морей, должна денно и нощно их совершенствовать. Но даже здесь новаторам приходилось сталкиваться с косностью высшего командования. Скажем, в 1860-е годы английские адмиралы в штыки встретили появление торпед с электрическим детонатором. Один из престарелых членов адмиралтейства заявил: «Когда я начинал службу, никаких торпед не было. С чего бы этим дьявольским штуковинам быть сейчас?» В 1902 г. инженер Куниберти предложил проект корабля с однородным тяжелым вооружением – прообраз дредноутов. Его идея встретила яростное отрицание британских специалистов. Когда первый дредноут все же был построен в Англии 1906 года благодаря яростной энергии адмирала Фишера, раздался негодующий хор высших чинов и сановников. Секретарь комитета имперской обороны Джордж Кларк говорил, что неразумно строить боевые корабли принципиально нового типа, что «наша политика в области судостроения – не забегать вперед, а улучшать уже опробованное другими». Адмирал Чарльз Бересфорд вообще заявил: «Этот класс кораблей не имеет никакого будущего». (Дэвид Ховарт. «Дредноуты» – Москва, «Терра», 1997 г., с. 44) Затем Фишеру пришлось преодолевать чудовищное сопротивление адмиралов в вопросе строительства подводных лодок накануне Первой мировой. Даже его друг, адмирал Вильсон, изрекал: «Субмарина – корабль коварный, подлый и дьявольски неанглийский».

Вот англичане и проиграли в начале Второй мировой тем, кто не боялся забежать вперед! Они и на море-то были консерваторами, а уж о сухопутных силах и авиации даже говорить не приходится.

Но, к сожалению, мы в войне будущего не сможем рассчитывать на косность главного противника. В США идет революция в военном деле, всяческие эксперименты и новации поощряются. И если уж искать преимущества перед ними – так только там, где противник не ведет поисков. Впрочем, об этом мы поговорим позднее.

Есть у нас одна надежда: сегодня русские относятся к нациям, потерпевшим жестокое и унизительное поражение. Таковыми были и немцы после 1918 года. Именно дикая жажда взять реванш и смыть с себя позор капитуляции подхлестнула развитие германского военного искусства перед Второй мировой. Страстное желание отыграться и породило футуристичность гитлеровцев. И они смогли обойти самоуспокоенных победителей в Первой мировой!

Так что уроки начального периода Второй мировой, читатель, остаются весьма и весьма актуальными. Особенно для нас нынешних. И один из уроков мы вынесем в отдельную главу.

 

 

Глава 9. Сила вчерашних побежденных

 

Факт остается фактом. Побежденные в Первой мировой немцы за двадцать лет между глобальными столкновениями смогли совершить революцию в военном деле.

Поражение 1918 года стало стимулятором для немецких военных! Унижение воспламенило разум немцев, заставило мозги работать намного интенсивнее. В конце концов, немцы смогли поразить весь мир чудесами на полях сражений.

Как это выглядело в реальной жизни?

 

Военный порыв 1916 года: штурмовые батальоны

 

Корни успехов блицкрига растут из последнего периода Первой мировой войны.

Современный военный историк Александр Исаев убежден: если англичане в империалистическую совершили один прорыв в военном деле (изобрели и применили танки), то немцы смогли сделать второй: изобрели тактику штурмовых групп.

И действительно, немцы в 1917-м приступили к формированию штурмовых батальонов. В них входили от одной до пяти штурмовых рот, одна-две пулеметные роты, отделение огнеметчиков, рота траншейных минометов и батарея легких пехотных орудий. К ним придавались батареи штурмовых пушек. (Кстати, первый свой пистолет-пулемет Шмайссер разработал именно для штурмовиков. Он отдаленно походил на большой ППШ с дисковым магазином).

То был зародыш совершенно новой армии. Между рядовыми и офицерами штурмовых частей не было разобщенности, как в прежней армии. Их кормили лучше, чем армейскую линейную «серятинку», их освобождали от окопной рутины и давали больше отдыха. Зато в наступлении штурмовики шли на острие атаки, взламывая опорные пункты противника, пробиваясь сквозь линии неприятельских окопов. Упорные, быстрые и безжалостные, немецкие штурмовые батальоны позволили немцам нанести тяжелейшие удары по англо-французским частям на Западном фронте в 1918 году, создав угрозу захвата Парижа.

Бойцом-штурмовиком был и знаменитый Эрнст Юнгер (1895–1998 гг.) – классик немецкой литературы, философ, энтомолог и один из создателей национал-социалистической эстетики. «Наши чувства определялись яростью, алкоголем, жаждой крови. По мере того, как мы с трудом, но непреклонно продвигались к вражеским линиям, я кипел от ярости, которая охватывала меня и всех нас непонятным образом. Непреодолимое желание убивать придавало мне силы. Ярость выжимала слезы из моих глаз. Оставался только первобытный инстинкт». (Цитирую по книге Чарьза Мессенжера «Гладиатор Гитлера» – Москва, ЭКСМО, 2004 г., с. 18).

Как видите, штурмовые части 1918 года стали новым словом в военном искусстве ХХ столетия. Сложились новые людские структуры для агрессивных скоротечных операций. Оставалось дополнить их танками, самоходными орудиями и пикирующими бомбардировщиками, дать бойцам пистолеты-пулеметы вместо винтовок, снабдить «ящиками» полевых радиотелефонных станций, да посадить их на мотоциклы, грузовики и бронетранспортеры – чтобы поспевать за танковыми частями да держать высокую скорость операции – чтобы получились гитлеровские части образца Второй мировой.

Новая штурмовая тактика породила и целую породу немцев, затем массой поддержавшую нацистов. Именно штурмовики Первой мировой сохранили воинственный дух, в самые тяжелые для Германии годы (1919-1921-й) пополняя ряды добровольческих корпусов (фрайкоров) – тех, что подавляли красные восстания и обороняли немецкие земли от поляков. Название «штурмовые отряды» стало настолько популярным, что его переняли гитлеровцы. Ну, а потом они прямо развили и обогатили практику штурмовых действий на полях битв новой войны.

Примечательный факт: победив немцев в войне 1914–1918 годов, британцы, французы и американцы не заметили штурмовой новации. За что впоследствии сильно поплатились. Не дошли до идеи штурмовых частей и генералы царской России. Не заметили новшества и красные командиры. Им пришлось изобретать подобную тактику уже в Великую Отечественную.

А вот немцы, потерпев поражение, стали действовать гораздо разумнее. Они принялись готовиться не к прошлой, а к будущей войне.

 

Фон Сект: фактор жажды реванша

 

«Когда я анализировал ход этой войны уже в мирные дни, меня поразило предвидение генерала фон Секта, которое в то время другие военные не смогли оценить должным образом. Сект представлял будущую войну как сражения между небольшими профессиональными армиями, в которые войдет элита национальных вооруженных сил: пикирующие бомбардировщики, танковые части, воздушно-десантные войска. Пехота же, сформированная массовым призывом, должна играть по сравнению с ними подчиненную роль. Ход этой войны подтвердил, что Сект был абсолютно прав. Никто не смог предугадать, что разумное сочетание современных видов вооружения так быстро приведет к успеху», – написал в своей книге «Ни страха, ни надежды» генерал Фридо фон Зенгер, описывая свои впечатления от молниеносного разгрома французов, голландцев, бельгийцев и английского экспедиционного корпуса в мае-июне 1940 года.

Отцом немецкой революции в военном деле стал генерал Ганс фон Сект, возглавивший оборону Веймарской республики в 1920 году. В самые горькие времена, когда Германия капитулировала в Версале перед коалицией из Англии, Франции и США, а кайзеровская армия распалась. Фон Сект решил: нужно свести к минимуму пагубность капитуляции и создать вооруженные силы будущего. Что позволялось иметь Веймарской Германии? Рейхсвер в сто тысяч бойцов – сущую горстку. Без авиации и танков, тяжелых орудий и химических арсеналов. По сути дела, Германия тех времен оказалась в положении РФ после 1992 года. Генерал Сект с самого начала подхватил направление развития штурмовых частей 1918 года и принялся сооружать мобильную, элитно-профессиональную армию, где каждый боец владеет несколькими специальностями. Вот как написал в своем исследовании американец Герберт Моллой Мэйсон:

 

«…Шоферы должны уметь обслуживать полевые орудия, повара – стрелять из пулеметов, квартирмейстеры обязаны владеть оружием не хуже стрелков, сержанты могут командовать взводами, а лейтенанты – батальонами. В 1921 г. Сект заметил: «Будущее – за относительно небольшими мобильными высокопрофессиональными армиями, которые будут действовать значительно эффективнее благодаря авиации».

Блестящий стратег и тактик, Сект уже тогда вынашивал идею метода ведения войны, который позднее получил название «стратегия блицкрига», и придавал огромное значение действиям военно-воздушных сил…»

(Г.М.Мэйсон. «Прорыв в небо. История Люфтваффе» – Москва, «Вече», 2004 г., сс. 57–58).

 

Как видите, идеология армии по Секту весьма отличается от картины вооруженных сил времен СССР и даже РФ. У нас-то в армии существовали и существуют оравы «как бы военных», не умеющих даже стрелять: всяких канцеляристов, музыкантов, технарей, свинарей, строителей. У нас раздуты офицерские штаты. Наша армия по сути состоит из призванных ополченцев, плохо обученных, зачастую – с низким боевым духом, по-варварски относящихся к оружию и боевой технике. Немцы пошли по более разумному пути.

Секту не помешал даже запрет на германские ВВС. Он создал при своем штабе летный центр, куда собрал опытных авиационных командиров. Распределив пилотов по военным округам, реформатор создал своеобразные авиаячейки. Летать они не могли и сначала занимались пропагандой возможностей ВВС среди военных, проводили игры с участием воображаемых авиагруппировок и разрабатывали основы тактики будущих Люфтваффе. Секту удалось изменить и психологический климат в рейхсвере. Ушло прочь отчуждение офицеров от рядовых и сержантов, присущее кайзеровской (и позднесоветской) армии. Было покончено с прусской бессмысленной муштрой, превращавшей солдата в бездумный живой автомат. Все делалось по уставу, без всякой «дедовщины». Оно и понятно: Сект создавал части, где нет больших различий между командирами и бойцами. Все должны быть инициативными и изобретательными профессионалами. Всех должно связывать боевое братство.

На стотысячный рейхсвер требовалось всего 4 тысячи офицеров. А потому отбор был жестким. На службу принимали лишь тех, кто хорошо владел иностранными языками, умел водить автомобиль и пользоваться современными средствами связи, знал историю и обладал высоким уровнем культурного развития. Чтобы получить следующий чин, командир держал устный и письменный экзамен. Если он его не сдавал, то увольнялся, освобождая место более профессиональным людям. Таким образом, офицерам приходилось все время учиться, а не в карты дуться и к бутылке прикладываться. И таким же тщательным был отбор рядового состава. Кроме того, новобранцы попадали в удобные казармы, получали сытную пищу. Сект резко сократил объем бесполезных муштры и шагистики, отдавая предпочтение настоящим боевым учениям и интенсивным спортивным тренировкам. В итоге получалась боеспособная армия, а не полууголовный сброд, в каковой превратилась СА уже при Брежневе, не говоря уж о так называемой «российской армии».

Чтобы армия всегда оставалась на высоте, Сект постоянно проводил полевые маневры. В них проверялась эффективность работы дивизионных штабов, отрабатывалось взаимодействие разных родов войск, вскрывались недочеты и «узкие места». При этом немцы по-своему обошли версальские запреты. Им не разрешалось иметь танков – и вот роль последних играли автомобили, обшитые фанерой «под танки», а то и просто муляжи, толкаемые солдатами. Имитировалась и авиация: специальные воздушные отряды, приданные каждой дивизии. Авиаторы имитировали воздушные атаки, отрабатывая действия по заказу наземных войск. Летчики учили сухопутчиков умело маскировать технику, укрываясь от воздушных разведчиков. В ходе учебных сражений батальонные командиры звонили на несуществующие аэродромы с просьбой выслать воздушную разведку и засечь координаты опорных пунктов обороны противника. После начинались воображаемые атаки воображаемых бомбардировщиков, громивших узлы сопротивления врага. Подобным методом отрабатывалось истребительное прикрытие наступающих немецких частей с воздуха. Так немцы учились взаимодействию ВВС и сухопутных сил.

И действительно: отличное взаимодействие между артиллеристами, танками, пехотой и летчиками стало визитной карточкой гитлеровской армии. В сравнении с немцами отечественные генералы смотрятся бледновато: они не научились нормальному взаимодействию между ВВС и сухопутными силами ни в Отечественную, ни в Афганистане, ни в Чечне. И западникам пришлось учиться этому уже в ходе реальных боевых действий. А вот немцам не помешало даже отсутствие реальных танков и самолетов. Они смогли с толком использовать игры.

Можно назвать еще один источник немецкого вдохновения: опыт Красной Армии в Гражданской войне 1918–1922 годов. Да-да, немцы его очень хорошо изучили. Ведь именно красные дали миру урок высокоманевренной войны с глубокими обходами и охватами противников, с операциями стратегической конницы – по сути дела предтечи больших танково-моторизованных соединений. Красные подсказали немцам прием «размягчения» вражеского тыла с помощью развертывания в нем диверсионно-саботажного подполья и партизанских отрядов – ведь именно так шла борьба коммунистов с адмиралом Колчаком, с Деникиным и Врангелем, с англо-французскими и японскими интервентами.

 

Враги шаблонов

 

Немцам, одержимым жаждой реванша, удалось сломать шаблоны и стереотипы в военном искусстве ХХ столетия. Чем они взяли? Тем, что в начале Второй мировой воевали изобретательно, стараясь не повторяться и не повторять наработанные схемы времен Первой мировой. Как они поймали на этом французов и англичан в сороковом, вам уже известно. Но мы, выходя за рамки пройденного периода, с горечью признаем: на шаблонах они подловили и нас в 1941-м. На чем? На самоуверенности. У советских генералов, конечно, не было лавров победителей в Первой мировой. Но зато успели сформироваться другие штампы и заезженные схемы.

Чем гордилась Красная Армия накануне сорок первого? Победой над японцами у Халхин-Гола летом 1939 года. То был дебют впоследствии безмерно возвеличенного Георгия Жукова. Победа в монгольских степях была первой победой советской армии над крупной группировкой современного противника, хотя и не западного. Все остальные победы были не в счет. В Гражданскую пришлось воевать с русскими же – колчаковцами, деникинцами, врангелевцами. Сражений с западными интервентами в ту войну не велось. Басмачи на современного противника никак не тянули. В операции на КВЖД 1929 года пришлось воевать со слабыми китайскими войсками, коих не бил только ленивый. Конфликт у озера Хасан был маломасштабным. Наоборот, советская армия до Халхин-Гола считалась неспособной выиграть войну у противника западного типа. Столкновение с Польшей кончилось для красных сокрушительным поражением на Висле 1920 года. Но и до советского периода русская армия сильно подмочила свою репутацию, потерпев поражение от японцев, познав многочисленные неудачи в войне с кайзеровской Германией.

На Халхин-Голе мы впервые столкнулись с противником, имевшим на вооружении много танков и самолетов, прекрасно обученным и дисциплинированным. И победили его! Победа над японцами 1939 года стала знаменем СССР, источником нашей уверенности в себе. Но вчитаемся в историю боев у Халхин-Гола…

…149-й стрелковый полк майора Ремизова, подошедший на автомобилях из Тамцак-Булака, не дождавшись сосредоточения всех сил, с ходу вступил в бой. Подразделения полка действовали несогласованно, без взаимодействия с артиллерией. Управление боем было организовано плохо, а с наступлением темноты и вовсе утеряно…

В мае 1939-го господство в воздухе над Халхин-Голом захватили японцы. Их бомбардировщики почти две недели безнаказанно били по нашим войскам. Лишь к двадцатым числам июня удалось переломить ситуацию в нашу пользу, неимоверными усилиями наладив учебу пилотов, создав сеть дополнительных аэродромов и создав численный перевес (300 наших машин против 239 японских).

…В сражении у Баин-Цагана создалась критическая ситуация: на правом фланге группа генерала Кобаяси, переправившись через реку Халхин-Гол, стала заходить в тыл нашим войскам. Остановить противника удалось лишь контратакой 11-й танковой бригады. Ее бросили в бой без предварительной разведки и пехотной поддержки. В итоге бригада потеряла более половины танков и людей, но взломала оборону японцев. Она бы и выбила их за реку, однако 24-й мотострелковый полк, который должен был участвовать в наступлении вместе с танкистами, заплутал при выдвижении и атаковал с полуторачасовым опозданием. То есть, советские части вступали в дело порознь. Подошедший бронебатальон из седьмой мотобронебригады тоже бросили в огонь прямо с марша – и его броневики напоролись на потивотанковые орудия самураев, уничтоживших 33 бронемашины из пятидесяти. Лишь к вечеру русскому командованию удалось организовать общую согласованную атаку, но противник успел укрепиться и отбил все наши приступы. Управление боем с нашей стороны было отвратительным: прибывающие резервы бросали в атаку поодиночке, взаимодействие наладили лишь к вечеру, когда части оказались обескровленными в несогласованных наступлениях…[13]

Вам это ничего не напоминает? Все эти атаки танков отдельно от мотопехоты, бросание резервов в бой поврозь, хреновое взаимодействие частей? Да это же лето сорок первого, когда Жуков был начальником Генштаба! Те же атаки и стремление любой ценой остановить противника. Шаблон! Но то, что прокатило в случае с японцами, провалилось при встрече с немцами. У немцев-то оказались танковые войска, превосходящие японские на целую эпоху, авиация качественно сильнее и связь тоже. А наши продолжали воевать по успевшему сформироваться шаблону!

Немцы за это жестоко наказывали. И западников, и нас, увы…

 

Завидные качества

 

Как видите, немцы с начала 1920-х годов готовили костяк армии будущего: агрессивной и подвижной. Не замученной нарядами по кухне и маршировками. Секту удалось посеять семена, взошедшие в 1939-м, пропитать армию особой философией. Гитлеровская армия разительно отличается от кайзеровской. Достаточно почитать «На Западном фронте без перемен» Ремарка (о Первой мировой) и воспоминания рядовых солдат Гитлера 1939–1945 годов. У немцев эпохи свастики в бою все гораздо лучше организовано и продумано. Их снаряжение сделано на совесть, да так, что ему позавидовали бы бойцы Советской Армии 1980-х годов. Как сказалось наследие фон Секта, как проросли брошенные им зерна? Откроем воспоминания рядового пехотинца вермахта, эльзасца Ги Сайера. Малорослый (чуть более полутора метров от пола), он в 1942 году был обычным новобранцем.

Сентябрь 1942 года, Польша. Новобранцы на стрельбище. Им дают столько патронов, сколько они захотят расстрелять. Лишь бы бить в цель научились. Молодому солдату захотелось научиться водить машину. Начальство идет ему навстречу, и вот молодой немецкий солдат осваивает сначала мощный мотоцикл, затем «фольксваген», а в завершение – «штейнер», армейский вездеход! А затем взвод Сайера учится водить легкий разведывательный танк…

М-да. Так бы учили меня, попавшего в советскую сержантскую учебку в 1985-м… Представляю, какой результат дал бы мой поход к командиру роты капитану Папушину с просьбой научить меня водить автомобиль и бронетранспортер! Наверняка отправили бы меня в наряд на свинарник для прочистки мозгов. Ах, если бы так, как Сайера в сорок втором, готовили русских ребят, прежде чем бросать их в Афганистан или Чечню! А ведь мы видим обучение обычного пехотинца совсем не элитных частей. Чего уж там говорить о подготовке эсэсовских частей? Немудрено, что бойцы с такой подготовкой шутя завоевали материковую Европу, вдребезги разгромив поляков, норвежцев, голландцев, бельгийцев, французов и англичан, сербов, греков и прочих.

Я бы, читатель, особо подчеркнул гениальные армейские находки немцев. Казалось бы, простые вещи – удобное солдатское снаряжение, красивая и функциональная форма, и обучение, где больше стрельбы и маневров, чем чистки картошки и наведения порядка в казарме. А в сочетании они дают уверенного в себе, умелого и самостоятельного в бою воина. А если его ведет за собой профессиональный, инициативный и неспившийся офицер, то чудо обеспечено. И фон Сект смог заложить основу такого чуда еще в 1921 году!

Вот еще один секрет потрясающих успехов немецкого блицкрига и урок для тех, кто будет создавать новую армию СССР-2.

Не удержусь, читатель, от еще одного примера в воспоминаниях Сайера. Но для начала вспомните распространенный в истории Афганской и Чеченской войн эпизод: идет по горной или лесной дороге колонна, налетают на нее «духи» – и множество наших ребят гибнет в огневом налете. И никакой поддержки с воздуха. Пока долетят до места стычки «вертушки» – если вообще долетят. Или, как вариант – русские солдаты попадают в окружение банд боевиков и сражаются до последнего. И никто не прилетает поддержать их огнем с воздуха, эвакуировать храбрецов с окруженного пятачка. Будто бы дело происходит не в наши дни, а во времена, когда еще не было ни самолетов, ни вертолетов.

А вот как воевали немцы: идет колонна Сайера мимо города, где есть аэродром Люфтваффе. С него поднимается разведчик – знаменитая «Рама». Летчик связывается с командиром колонны по радио и затем уходит вперед, просмотреть трассу движения колонны. И засекает партизан! Снова включается радио, командир колонны принимает решение – и вот вперед выдвигается бронегруппа. Танки – громить партизан. В опережающем порядке, не дожидаясь их нападения. Сайер на страницах своей книги не раз хвалит Люфтваффе, что спасали своими смелыми действиями немецкую пехоту и в середине, и в конце войны, несмотря на русское превосходство в воздухе.

Как видите, немцы смогли наладить отличное взаимодействие разных родов оружия на примитивной ламповой электронике, не имея еще ни спутников, ни космических навигационных систем. Вот что обеспечивает умелая мирная учеба армии!

Если бы наши военные действовали подобно немцам, то сегодня по горячим точкам двигались бы совсем иные колонны. Представляете идущие впереди машины – истребители всего движущегося? С ракетами и автоматическими пушками, способными разнести на атомы хоть боевика с гранатометом или за секунду спалить вражеский танк. Впереди вьются небольшие беспилотные автожиры-разведчики, озирая лежащую по ходу движения местность, будь то овраги и балки, лесные чащи или горные цепи. Никакая засада не скроется от их электронных «глаз» ни днем, ни ночью. А позади тянутся мощные грузовики-вездеходы, где сидят русские солдаты. Только не в нынешних «мобутах», а снаряженные амуницией комплекса «Бармица», с портативными ралиостанциями и приборами ночного видения. Не с устаревшими «калашами», а с новейшими автоматами Никонова или с крупнокалиберными «машингеверами» Барышева…

Увы! В реальности есть старые «бэтэры» с изношенными движками, нищие контрактники в застиранных «мобутах» и со все тем же оружием тридцати-сорокалетней давности, да глаза с ушами вместо летающих роботов-соглядатаев. И признание ветеранов войны в Чечне: если, мол, взвод уходит на занятие позиции дальше, чем на полкилометра от главных сил, он практически обречен на уничтожение внезапной атакой боевиков…

 

Войска CC: подвижные в подвижном

 

«…Генерал Гауссер готовил своих курсантов для быстрых атак, оставлявших врагу только отступление. Такой подход, по словам помощника Гауссера, полковника Феликса Штейнера, требует «гибкого, легко приспосабливаемого типа солдата, физически сильного, с повышенной выносливостью»…»

«Большинство кандидатов, которые поступали в юнкерские школы, были опытными людьми различных рангов СС, СА или гестапо, рекомендованными своими старшими начальниками. Не все курсанты проходили подготовку на высоком уровне, и обучение в первые недели в юнкерских школах приходилось отдавать овладению оружием, преодолению полосы препятствий и другим основам. После прохождения начального курса кандидаты приобретали дополнительные навыки, необходимые для командования небольшим подразделением, включая полевую связь, координацию действий пехоты и артиллерийского огня, высадку десанта на берегу противника.

Целью всегда являлась подготовка руководителей, которые были не «зазубринами на колесе», а разносторонне талантливыми игроками в подвижном ансамбле…»

Мы привели отрывки из американского издания «СС Адольфа Гитлера» (русское издание – Москва, «Терра», 1997 г.)

Да, немцы совершили революцию в военном деле. Дело не ограничивалось одним вермахтом! Гитлеровцы продолжили политику фон Секта и рядом с динамизированной прежней армией создали еще более модернизированную силу: военную организацию СС.

Создателем уникальной для своего времени системы подготовки военных формирований СС стал генерал Пауль Гауссер. Один из участников Первой мировой, носитель опыта штурмовых групп 1918 года. СС выступает как гениальная задумка, как смелая общественная новация со многими целями. Что нужно? Создать не только дерзкие войска повышенной мобильности, но и альтернативный механизм выдвижения наверх самых смелых и преданных идее людей, независимо от их происхождения. СС замышлялись как организация для притока «свежей крови» в элиту. Не только сыновья родителей из имущих классов или аристократии благодаря СС могли стать господами и офицерами, но и дети крестьян, рабочих, мелких бизнесменов. Очень хорошее средство от вырождения правящей верхушки. А поскольку Рейх был военным государством, то и выдвижение шло по ратной линии.

В 1934-м году начался отбор курсантов-юнкеров для первой офицерской школы СС в замке Бад Тельц среди баварских Альп. Будущих командиров (новую аристократию Германии) встречали не унылые казармы, а красивейшее место, архитектурный шедевр, поражавший воображение. Здесь учили и аристократическому поведению за столом, и игре на музыкальных инструментах, и тонкостям идеологии, и собственно военному делу. Юнкеры усиленно занимались легкой атлетикой и полевыми маневрами. В замке оборудовали футбольный стадион, легкоатлетические площадки, залы для бокса (тогдашнего аналога боевых искусств наших дней), гимнастики, фехтования, игровых видов спорта, плавательный бассейн и сауну. Спорт должен был развивать как мужество, самостоятельность и воинственность, так и командный дух. Потому в СС умело сочетали командные и индивидуальные соревнования.

Все нацеливалось на ковку кадров, способных руководить другими. Занятия на местности и на модели (ящике с песком) вели опытные инструкторы и преподаватели.

Сеть офицерских училищ СС расширялась. Например, горной войне стали учить в Тироле, на пограничье между австрийскими и итальянскими землями. Занятия проводились иной раз на трехкилометровой высоте над уровнем моря. Здесь готовились выносливые и храбрые бойцы для действий в ущельях, на перевалах и вершинах гор.

Отметим, что генерал Гауссер и его помощник Штейнер выступали не чистыми теоретиками, а действующими командирами. Скажем, Штейнер, получив под командование полк СС «Дойчланд», сделал все для воплощения в жизнь своих теоретических разработок. Он сформировал боевые подвижные группы, вооружив их пистолетами-пулеметами вместо винтовок, снабдив их большим запасом гранат. Так, чтобы такие бойцы обладали повышенной огневой мощью. Штейнер переодел их в удобные камуфляжные куртки вместо привычных мундиров.

А Гауссер получил под водительство дивизию СС и 10 мая вместе с 9-й танковой дивизией устремился к голландским Мурдейку и Роттердаму – на помощь воздушно-десантникам Курта Штудента. Нанеся по пути поражение седьмой французской армии, соединенные силы эсэсовцев и танкистов взяли Роттердам. А в марте 1943-го Гауссер, командуя танковым корпусом СС, нанес поражение 6-й советской армии, отбив у нее Харьков…

Так что СС, несмотря на сопротивление вермахта, смогли стать армией будущего. Конечно, сегодня система ее подготовки в наши дни никого не удивит, особенно на фоне описаний тренировок современных сил специальных операций. Но мы напомним: СС немцы создали еще до того, как появился спецназ современного типа! Они стали первыми.

Созданная ими система подготовки весьма актуальна и нынче. Особенно для нас. Надо лишь модернизировать ее. Учить командиров взаимодействию между всеми родами оружия. Война будущего становится операциями мобильных групп повышенной огневой мощи, действующими в комплексе с артиллерией, ВВС и орбитальными аппаратами, ракетными частями. Мы тоже должны создать прекрасные офицерские училища взамен старых, пришедших в упадок, нацеленных на количество выпускаемых учеников, а не на их качество. И разместить их надо вдали от городов, в предгорьях Кавказа, на Валдае и на Урале, в Приморье и Красноярском крае. И пусть они будут футуристическими, захватывающими воображение городками, где властвуют необычные и высокие технологии, новейшая техника и люди с выдающимися способностями! Здесь СССР-2 сможет готовить не только воинов, но и новую элиту: отважную, неукротимую, восприимчивую к новациям и одержимую жаждой изменить судьбу всего мира. Новые училища породят корпорацию новой аристократии, способной сломить косность чиновников и уничтожить их как класс, создав государство совершенно нового типа – чертовски динамичное, гибкое и практически неразрывное. Попросту говоря, цивилизацию следующей людской расы, мчащуюся на самом острие научно-технического развития. Ту, о какой мы с Русовым мечтаем в книге «Сверхчеловек говорит по-русски». Здесь можно заложить основы нового общества – нейросоца по Игорю Бощенко. Отсюда смогут выходить группы людей, организованные наподобие нейронов человеческого мозга. И тогда мы станем непобедимыми!

 

Рождение спецназа: презрев условности и ложный стыд

 

Знаете, что меня еще поражает в немецком блицкриге? Смелая ставка на отряды специального назначения. Думаю, вы и сами помните о том, какую роль сыграли такие формирования в кампании 1940 года, да и раньше тоже.

Немцы смогли переступить через дурацкие условности и ложный стыд, впервые в мире соединив разведку с силами особого назначения. И здесь люди свастики оказались впереди всех, получив громадное преимущество. В сегодняшнем мире отряды спецназначения стали неотъемлемой частью войн. Мы просто не можем себе представить, что можно обойтись без них. Но в 1939 году все было иначе! Спецназ считался чем-то недостойным цивилизованных обществ, чем-то очень преступным.

Давайте возьмем для примера Британскую империю. Управление специальных операций англичане стали формировать лишь в 1940 году. В те времена акции специального назначения именовались «иррегулярными». Инициатива и планирование оных были делом начальникам разведуправлений ВМС и сухопутных сил, а также службы специальной разведки. Однако получить разрешение на такие акции оказывалось нелегким делом! Высшие чины Британии охотно пользовались плодами спецопераций, но ответственность за их проведение все время норовили свалить на чужие плечи. Пламенным организатором британских сил спецопераций стал Иэн Флеминг, будущий автор романов о Джеймсе Бонде, работавший в войну в разведупре английского флота. (Примечательно, что Флеминг был не кадровым военным с квадратно-дубовой башкой, а крученым биржевым маклером, представителем бизнеса с раскованным мышлением, успевшим поработать и в информационном агентстве «Рейтер»).

Будущий «отец» агента 007 обладал ценнейшими качествами: он не робел и не благоговел перед начальством, поскольку не прошел мозговышибательную военную школу. Он был инициативным и энергичным, практически моментально порождал идеи по решению тех или иных проблем.

Флеминг начал планирование операций по нарушению поставок железной руды из Швеции в Германию, по диверсиям на нефтеперерабатывающих румынских заводах и по блокированию судоходства на важнейшей немецкой транспортной артерии – реке Дунай. Однако в то время даже премьер Черчилль прибегал к диверсионно-агентурным операциям лишь в крайних случаях, натыкаясь то на возражения министерства иностранных дел, то на недостаток бюджетных средств. К тому же, нужно было получать разрешение на подобные операции у начальника главного штаба британских ВМС или его заместителя, а те вечно боялись ответственности. И потому разведка флота и Флеминг только приветствовали создание управления специальных операций.

Англичане здесь здорово отставали от немцев. Фактически, британцы в сороковом лишь приступили к тому, что гитлеровцы успели сделать в 1938-м, создавая сверхсекретное управление «Абвер-2». Именно оно готовило диверсантов для заброски в тыл противника, ведал разработкой, производством и испытаниями средств террора, планировл и проводил теракты с диверсиями, готовил повстанческие отряды для действий в тылу врага. Тут же шла организация спецподразделений, куда набирали фольксдойчей (немцев, родившихся и живших за пределами Германии) и представителей национальных меньшиств (например, западноукраинских боевиков-националистов). Диверсанты успешно показали себя уже в Польше 1939 года. А весной 1940 года абвер сформировал полк спецназначения – «Бранденбург-800». («Диверсанты Третьего рейха» – Москва, ЭКСМО, 2004 г., сс. 237–238).

То, о чем мечтал Флеминг, шеф абвера адмирал Канарис начал воплощать еще в 1935 году. Он пригласил к себе на службу ветерана Первой мировой, капитана Теодора Готтлиба фон Химпеля, прославившегося организацией партизанской войны против англичан в африканской Танганьике. Ему-то и поручили создавать уникальный полк, аналогов коему на тот момент в мире просто не имелось. Ну, а в 1942-м полк развернули в дивизию спецназначения.

Опередив всех в деле создания полноценного спецназа, немцы получили огромное преимущество – и умело им воспользовались.

Надо сказать, советская военная верхушка оказалась не менее консервативной, чем британская. Наш генералитет и высшие политики не вынесли должных уроков из успешных действий диверсионных отрядов немцев в событиях 1938–1940 годов. Перед сорок первым годом у нас не имелось ничего подобного «Бранденбургу-800»!

Вернее, советскому спецназу фатально не везло. Если у немцев был опыт диверсионно-партизанских операций в своих африканских колониях, окруженных превосходящими силами держав Антанты, то у нас – намного более богатый опыт организации подрывных операций в тылу белых армий и интервентов в годы Гражданской войны. Достаточно сказать, что еще январе 1918 года по личному указанию Ленина сформировали ЦШПО – Центральный штаб партизанских отрядов, затем переименованный в Особое разведывательное отделение оперативного отдела Полевого штаба Реввоенсовета РСФСР. За это время красные получили громадный опыт операций партизанских отрядов: как армейского типа, организованных «сверху», так и созданных «снизу». По сути дела, партизаны – тот же спецназ. Из партизан Гражданской вышли многие знаменитые диверсанты Великой Отечественной. Скажем, легендарный полковник Илья Старинов. В 1920–1925 годах против Польши действовала НВО – нелегальная военная организация с базой в советской Белоруссии. На ее счету – десятки успешный рейдов и диверсий. А затем подготовка диверсионно-партизанских соединений в западных приграничных районах СССР была поставлена на широкую ногу. До конца тридцатых мы планировали сковать и дезорганизовать вторгнувшиеся в нашу страну армии агрессоров действиями летучих отрядов в тылу, одновременно нанося тяжелыми бомбардировщиками разящие удары по городам противника. В этом смысле советская военная стратегия чем-то напоминала психотриллер. В 1932-м под Москвой провели знаменитые Бронницкие учения с высадкой в тыл «противника» партизан-парашютистов. Затем под Ленинградом в общевойсковых учениях задействовали сводный отряд партизан (пятьсот бойцов) из Ленинградского, Белорусского и Украинского военных округов. Там были отработаны способы проникновения в тыл врага, высадка с воздуха и нападения из засад. Например, опытным путем установили: атаки на штабы неприятельских частей малоэффективны, потому что охрана все время замечала диверсантов и успевала организовать отпор. Зато показали отличную эффективность диверсии на путях сообщения регулярной армии. (Виктор Степаков. «Русские диверсанты против «кукушек» – Москва, ЭКСМО, 2004 г., сс. 24–25)

Партизан-спецназовцев учили весьма серьезно, преподавая им топографию, подрывное дело, вождение автомобилей, парашютизм, тактику действий небольших групп. В Белорусском военном округе подготовили шесть партизанских отрядов численностью от 300 до 500 человек в каждом, заложив в тайниках для них 50 тысяч винтовок, 150 ручных пулеметов и изрядное количество взрывчатки. А в Украинском ВО (3 тысячи партизанских специалистов) готовились 80 диверсионных спецподразделений (600 бойцов), рассчитанных уже на авиазаброску непосредственно во вражеские страны. Их формировали из бывших красных партизан из польских и румынских эмигрантов. (Как видите, если немцы делали ставку на фольксдойч и принцип «общности крови», то мы – на сплочение по идейному признаку).

В основном спецназовцев тридцатых готовили к операциям на своей земле, временно перешедшей в руки захватчиков. Но, как показал опыт Испании, они могли ходить и в дальние тылы врага.

В 1938 году знаменитый чексист Яков Серебрянский, руководитель Особой группы при НКВД СССР, предложил сформировать спецназ при советской разведке (НКВД ею активно занимался). Где? На базе школы диверсантов при Особой группе. Однако Серебрянского вскоре репрессировали и посадили за решетку.

Таким образом, объективно СССР опережал немцев в деле создания сил особого назначения и оставлял далеко позади немцев, французов и американцев. Но произошла трагическая ошибка. Мы стремительно растеряли преимущество, отстав сначала от немцев, а к 1941 году – и от англичан. В 1937–1938 гг. партизанские формирования распустили, а большинство подготовленных кадров репрессировали.

Почему это случилось? Легче всего объяснить произошедшее действиями кровавого параноика Иосифа Сталина. На самом же деле, все гораздо сложнее и трагичнее. В СССР конца 30-х действительно шла борьба за власть и, как доказывают многие авторы сегодня, действительно существовал военный заговор. И имелось в правящей партии изрядное число тех, кто был связан с Троцким, ненавидевшим имперский курс Сталина. Иосифу Виссарионовичу объективно пришлось уничтожать старую верхушку, нацеленную не на строительство экономической, технологической и военной мощи, а на «перманентную революцию», освобождая место другой элите – элите строителей и организаторов индустриального подъема. И армию пришлось чистить от «перманентных революционеров», причем падение каждого сопровождалось и вычищением всей его команды, подобранной по принципу личной преданности. Понятно, почему каток репрессий прошелся по партизанско-диверсионным кадрам: ведь их подбирала и расставляла прежняя военная верхушка. Действительно: спецназ казался формированиями, очень удобными для устройства государственного переворота в СССР. К тому же, новая военная доктрина – удара по территории врага мощными механизированными, танковыми, авиационными и авиадесантными частями – не предусматривала партизанских действий, а до идеи использования спецназа в наступательных операциях так не дошла. Идея существования каких-то элитных, очень самостоятельных частей небольшой численности претила психологии тогдашних генералов. Те мыслили в категориях индустриализма: война – это действия миллионов взаимозаменяемых «живых винтиков», управляемых из министерств-штабов. В этом отношении немецкая военная элита оказалась гибче и умнее нашей.

Цепь ошибок и трагических обстоятельств привели к тому, что преимущество в футуристической (на тот момент) войне по части сил спецопераций СССР утратил. Нехватка частей спецназа для действий в тылу противника стала очевидной уже в Финскую войну 1939–1940 годов. Пришлось формировать их наспех, из добровольцев, на десятидневных (!) курсах. После тяжелых потерь, понесенных такими «спецназовцами», их части стали формировать тщательнее. Один из лыжных отрядов возглавил старый партизанский специалист, прошедший Испанию – Хаджи Мансуров (к тому времени – сотрудник 5-го управления Генштаба). Он набирал бойцов из ленинградцев-добровольцев и студентов Института физической культуры имени Лесгафта. Триста «мансуровцев» в ту войну уходили на 120–150 километров в тыл финнов, уничтожали небольшие вражеские подразделения, нападали на узлы связи и штабы, громили артиллерийские батареи, учиняли засады на дорогах для охоты на финских офицеров, ехавших в автомобилях, и для захвата важных документов. (Виктор Степаков. «Русские диверсанты против «кукушек» – Москва, ЭКСМО, 2004 г., сс.39–44).

В апреле 1940 года на знаменитом совещании комсостава армии при ЦК ВКП(б), посвященном урокам Финской кампании, Мансуров выступил с инициативой создания спецчастей. Правда, не при НКВД или Разведупре, а в армии – при каждом округе. Однако его почин не поддержали. Хотя здесь мы могли бы идти ноздря в ноздрю с формированием немецкого «Бранденбурга-800»!

Дело стронул с мертвой точки Лаврентий Берия (в обличье шефа НКВД и заместителя председателя советского правительства), отдавший распоряжение о создании разведывательно-диверсионнного аппарата на случай войны 17 или 18 июня 1941 года. Поручили сие дело звезде советской разведки, Павлу Судоплатову. Предполагаемый спецназ должен был работать на территории Германии, Польши и Скандинавии. 20 июня Судоплатов получил задание создать спецгруппу для действий в ближних тылах немцев. Как отмечает сам Судоплатов в своих воспоминаниях (Павел Судоплатов. «Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год» – Москва, «ОЛМА-ПРЕСС», 2001 г.), работа легла на плечи его небольшой группы, куда входили Леонид Эйтингон, Анна Камаева и еще три человека. Эйтингон развил бешеную активность. Он предложил организовать специальный боевой резерв из 1200 диверсантов, набранных в пограничных и внутренних войсках. А еще – четыре диверсионных батальона (на Украине, в Белорусии, Прибалтике и Подмосковье). Совершенно правильными были и цели для спецопераций: немецкие склады с горючим, уничтожение коих должно было затруднить действия танково-механизированных группировок Гитлера. Берия согласился с таким планом утром 21 июня.

Еще до такого одобрения Эйтингон занялся утряской вопроса с Генштабом и командованием армии в округах. Контакта с командующим Белорусским ВО, печально знаменитым Павловым, не получилось. (Он так и не понял роль спецназа в будущей войне!)

«20 июня 1941 года Эйтингон сказал мне, что на него произвел неприятное впечатление разговор с генералом Павловым… Поскольку они с Эйтингоном знали друг друга по Испании, он попросил у Павлова дружеского совета, на какие пограничные районы, по его мнению, следовало бы обратить особое внимание, где возможны провокации немцев. В ответ Павлов заявил нечто, по мнению Эйтингона, невразумительное, он, казалось, совсем не понимал в вопросах координации действий различных групп в современной войне. Павлов считал, что никаких особых проблем не возникнет даже в случае, если врагу удастся в самом начале перехватить инициативу на границе, поскольку у него достаточно сил в резерве, чтобы противостоять любому крупному прорыву. Одним словом, Павлов не видел ни малейшей нужды в подрывных операциях для дезорганизации тыла войск противника», – пишет Судоплатов. (П.Судоплатов. «Разведка и Кремль» – Москва, ТОО «Гея», 1996 г., с. 143)

То есть, перед нами – тупой генерал, не вынесший никаких уроков из немецких успехов 1939–1940 годов, уповающий только на число штыков, пушек и танков. Ох, и дорого обойдется стране такая тупость! Ох, не зря Сталин Павлова к стенке прислонил! И сравните сообразительность Павлова с умом немецкой военной элиты и мозгами Лаврентия Павловича. Он-то смог в вопросе разобраться, подобрав себе умных подчиненных – да еще и этому дураку в большими звездами помочь пытался.[14]

Так что с командующим главным округом ничего не получилось. Зато тесное сотрудничество наладилось с полковником Мамсуровым из разведупра Красной Армии. Но только 27 июня, на пятый день войны, появился приказ НКВД о формировании Особой группы войск при наркоме. Советский спецназ создавался опять спешно, со множеством недочетов…

Здесь мы очень отстали от немцев. Ведь они свои диверсионно-разведывательные подразделения развернули вдоль наших границ с 15 февраля по 15 июня 1941 года. У них «Бранденбург-800» развертывался тщательно и продуманно. Он был частью военной разведки – абвера. Немцы к 22 июня, сочетая наземную, агентурную, радио- и авиаразведку точно засечь местонахождение важных мостов, нефтебаз, аэродромов и узлов связи. Поэтому, как свидетельствует Судоплатов, немецкий спецназ, повторяя свои успешные действия в Югославии, в ночь на 22 июня 1941 года смог захватить десять мостов на центральном участке советско-германского фронта! А 28 июля диверсанты 8-й роты «Бранденбурга», переодетые в советскую форму, захватили подготовленный нами ко взрыву мост через реку Даугаву под Даугавпилсом, обеспечив успех группы армий «Север» в Латвии. А еще были дерзкие и удачные операции абверовского спецназа в Крыму сорок первого и на Кавказе в 1942-м…

Довольно примеров. Мы, в самом деле, не историю спецназа пишем. Важно другое: то, как гитлеровцы смогли опередить все страны мира по части организации спецназа – на тот момент рода войск необычного и футуристического. В то время, как мозги военных всего остального мира заплыли жиром, покуда одни (англичане и французы) почивали на лаврах победителей 1918 года, а другие (советские генералы) уповали на численное превосходство, немцы проявляли ум и находчивость. Они смогли создать род войск, какого в то время не имелось ни у кого! И посмотрите, как окупает себя изобретательность: чтобы устроить противникам катастрофы 1939, 1940 и 1941 годов, Гитлеру понадобилось не так уж много спецназовцев – больше одного полка, но меньше дивизии. Все решили их подготовка и продуманное взаимодействие с разведкой и другими родами войск. И обратите внимание: немцы использовали спецназ централизованно. Обратите внимание: они не стали создавать спецназы по отдельности – для ВВС, ВМС и армии, для абвера и СС. Нет, они создали де-факто единый род войск спеназначения для действий в интересах всех вооруженных сил! Очень умный подход в случае, если враги превосходят тебя по экономической мощи и обладают перевесом в собственно военных силах. К тому же, спецназ зарекомендовал себя отличным инструментом для войны-психотриллера!

Коль речь зашла о спецназе, то нужно с горечью признать: западники вынесли на его счет урок гораздо лучше, чем советские (и россиянские) генералы. В США был создан корпус ССО – сил специальных операций. А вот у нас после войны, в 1946-м, спецназ НКВД расформировали. Потом, в пятидесятые – снова стали создавать. Но Хрущев испугался военного заговора – и все пошло прахом. СССР так и не сформировал единого рода войск спецназначения, интегрированого со всеми войсками. Отдельный спецназ был у КГБ СССР, свой – у ГРУ Генштаба, свой – у воздушнодесантных войск. В РФ спецназы разных ведомств пошли плодиться, аки грибы после дождя. В общем, снова пальцы врастопырку, а не в единый кулак! Если советские генералы копировали Павлова с его твердолобой верой в превосходство количества над качеством, то постсоветские – просто ведомы шкурными, узковедомственными интересами.

Вот что заявил в интервью газете «Завтра» полковник Владимир Квачков, спецназовец ГРУ, один из идеологов создания единого корпуса сил спецопераций в РФ. Напомним, что его в 2005-а арестовали по обвинению в покушении на жизнь «великого реформатора» Чубайса):

 

«…В 1997 году командование ВДВ под эгидой Совета безопасности Российской Федерации провело научно-практическую конференцию «Специальные операции и необходимость создания сил (войск) специального назначения в Вооруженных Силах Российской Федерации». Конференцию готовили мы с П.Я. Поповских. Он тогда был начальником разведки ВДВ, а я занимал ответственную должность в ГРУ ГШ. Вечером, накануне конференции, на которой я делал основной доклад, дома раздался звонок, позвонил генерал-лейтенант из ГРУ и потребовал, чтобы я отказался делать доклад, так как создание самостоятельных сил специального назначения Вооруженных Сил приведет к сокращению численности личного состава военной разведки со всеми вытекающими отсюда организационно-штатными, должностными, административно-хозяйственными последствиями. От доклада я не отказался, выступил, особо подчеркнул, что сохранение спецназа в составе военной разведки тормозит создание в России самого современного нового рода войск. Тогда отставание от США, создавших свои силы специальных операций, составляло уже около 10 лет. После конференции «десантный след» в деле Холодова резко усилился. Павла Поповских с товарищами отправили в тюрьму, а меня, несмотря на уже имевшееся решение министра обороны о продлении моего срока службы, точно в день 50-летия уволили из Вооруженных Сил. Так жестко подавлялась идея создания сил (войск) специального назначения в России. Уже будучи гражданским специалистом Центра военно-стратегических исследований Генерального штаба, я представлял свои обоснования необходимости объединения существующих соединений и частей специального назначения, разбросанных по военным округам, в единую организационно-штатную структуру, секретарям Совета безопасности, министрам обороны, начальникам Генерального штаба, Президенту. Где-то в сейфах ГРУ должна храниться моя докладная 2000-го года с компромиссным, половинчатым решением проблемы – созданием сил специального назначения ГРУ ГШ – с резолюцией начальника Генерального штаба генерала армии А.В. Квашнина: «согласен». Оказалось, что согласен-то он согласен, да кто ж ему даст. Принципиально судьба сил специального назначения Вооруженных Сил должна была решаться в марте (обратите внимание на дату!) этого (2005 – прим М.К.) года. Уже готова была к печати монография к докторской диссертации по теории специальных действий Вооруженных Сил. 18 марта я должен был отправить ее в типографию. Но 17 марта меня арестовали… Можно ли все это считать случайным совпадением в датах? Нет, конечно. Категорическое возражение мировой закулисы против усиления Вооруженных Сил России очевидно. Формирование сил специального назначения позволило бы резко повысить эффективность специальных операций на Северном Кавказе, расширило бы возможность России по защите разделенного на части русского народа в СНГ, а также национальных интересов России за рубежом. Но нынешняя власть боится собственной армии – не той ее части, которая ею уже развалена, а той, что еще боеспособна. Чего власти бояться еле дышащих Сухопутных войск, авиации, тем более флота. А спецназ опасен. Поэтому роль прокуратуры в делах Поповских, Ульмана, в нашем деле – это роль исполнительного механизма. Организаторы – в Кремле, заказчики – за океаном. Продолжается уничтожение русской армии небоевыми средствами…»

 

Иными словами, даже немецкий подход 1935 года для сегодняшних бело-сине-красных «военачальников» – недостижимая высота!

Но это – в нынешней, ни на что не годной РФ. А какой урок из немецких успехов должна вынести грядущая Сверхновая Россия (или СССР-2) для своего военного будущего?

То, что нам нужен единый корпус сил спецопераций – вне всякого сомнения. Архисовременный. Оснащенный техникой завтрашнего дня. С изощренными психотехниками подготовки бойцов – вплоть до уменя гипнотизировать врага и отводить ему глаза. Здесь должны служить сверхчеловеки – измененные с помощью не только особой педагогики, но и с применением генной инженерии и нанотехнологий. С подразделениями войны в киберпространстве, в финансах, в психологической сфере. Здесь нельзя брезговать ничем: ни телепатией, ни ясновидением, ни сочетанием человеческого мозга с возможностями вычислительных машин (или нейросетей).

Такой корпус должен стать корпорацией будущего мира. Должен пропитаться идеей возрождения русского величия и рывка в грядущее, духом смелых новаций. Бойцы будущего станут первопроходцами смелых технологий, годных не только для войны. Квантовая связь, использующая не радиоволны, а эффект Белла, невосприимчивая к постановке помех? Отлично! Новый способ летать? Установки для устройства климатических эффектов над заданным районом? Все в данном случае – в кассу.

Главное – опередить врага, ошеломить его, вырваться на эпоху вперед! Так, как сделали когда-то немцы. Только вырваться дальше – и не терять преимущества! И не бояться вести войну на поражение психики врага – терроровойну.

 

 

Глава 10. Английский «сбой»

 

Но вы резонно заметите нам, что дальше Гитлер терпел большие неудачи. Что его психологические триллеры сбоили. И это действительно так. Но почему? Давайте разберемся. Тем более, что это также важно для военного искусства сверхновых русских.

Итак, первым сбоем в череде фантастических успехов немцев в том же 1940 году стала воздушная война против Британии в июле-сентябре 1940 года.

 

Почему не сдалась Британия?

 

Да, англичан воздушный натиск немцев летом-осенью 1940 года так и не сломил. Потеряв свыше 20 тысяч человек в ходе отражений натиска Люфтваффе, сыны Альбиона не вышли из войны.

Главная причина этой неудачи Гитлера заключена в том, что всерьез (и это мы описали в «Третьем проекте») фрицы британцев бить не желали. Они выбивали в основном английскую авиацию, только потом переключившись на города. Они не пытались по-настоящему парализовать английскую экономику и утопить флот Британии в гаванях. И вообще в воздушной войне с Альбионом Гитлер предпочитал не напрягаться – выпуск самолетов не наращивал, не развертывал новую аэродромную сеть во Франции, Бельгии и Голландии. Даже элементарные технические усовершенствования не делались – такие, как дополнительные баки на истребители. И не зря воздушную кампанию 1940 года называют «доктриной Дуэ для бедных». Самое интересное – англичане производили тогда самолетов больше, чем Германия. И это – война?

Разгадка кроется в планах Гитлера. Разгромив Францию, он ожидал, что англичане запросят мира. Ведь французы были их главными союзниками на континенте, а СССР, не в пример царской России, не собирался воевать за интересы туманного Альбиона. Более того, Союз заключил с Германией договор о ненападении. Потому Гитлер имел все основания полагать: чтобы спасти свою рассыпающуюся империю, джентльмены с островов пойдут на мир с Берлином. И тогда составится прекрасный союз между Британской империей, обладающей колониями и сильным флотом – и мощной, индустриально развитой Германией, имеющей в распоряжении сильную сухопутную армию. Такой альянс мог стать отличным противовесом и выскочкам-американцам, и этим непредсказуемым русским.

Как бы мы ни относились к Гитлеру, но он действительно предложил вариант сохранения роли Европы в будущем мире, оберегая ее от покорения американцами и Советским Союзом. Получалась совсем иная история: без глобального господства доллара, установившегося благодаря Второй мировой и разорению Старого света, без блока НАТО, Варшавского договора и многого другого.

Вот немецкий фюрер и ждал, что к нему приедут гонцы из Лондона – и начнут замирение. Поэтому и не напрягал экономику Рейха, ибо считал, что война успешно завершена. А потому не надо заставлять немецкий народ терпеть ненужные лишения и ограничения.

То была фатальная, стратегическая ошибка Адольфа Алоизьевича. В июне 1940-го он расслабился.

Он не учел, что к власти в Лондоне пришли круги, желавшие не за интересы Британии сражаться, а за будущее, где глобальная власть принадлежит финансистам-магнатам, Золотому интернационалу. Новый премьер Уинстонн Черчилль, сменивший Чемберлена, выступал ставленником именно этих кругов, пользовавшихся прямой поддержкой финансовых глобалистских кругов США. Эти «глобобританцы» уже в 1940-м решили: Британская империя должна распасться, а центр мира – переместиться за Атлантику. Но до этого Британия должна все ресурсы бросить на борьбу с Германией, подрывая самое себя и не давая немцам стать конкурентами США. И эта «теневая» сторона истории Второй мировой отлично изложена в книгах Сергея Кремлева.

В этом положении Германию могла спасти только последовательная, массированная атака на Англию: с уничтожением ее флота и ВВС, уничтожением с воздуха электроэнергетики и транспортных узлов, подводной блокадой островов, минированием Ла-Манша и десантной операцией. Но именно к такой войне Гитлер не готовился! И когда британцы не стали просить мира в июле 1940-го, ему пришлось лихорадочно импровизировать. Он попробовал вынудить Лондон к сдаче путем воздушного натиска на острова.

Так началась знаменитая авиационная «битва за Англию» лета-осени 1940 года.

Ее перипетии давно описаны вдоль и поперек. Главный упор немцы решили сделать на перемалывание ВВС англичан в непрерывных воздушных боях. Мол, когда у противника иссякнут и самолеты, и летчики, британцы сдадутся, ибо останутся полностью беззащитными перед угрозой бомбежек.

При этом немцы совсем не желали напрягаться – даже для наращивания выпуска боевых самолетов. Все делалось на чистом нахрапе, залихватски-легкомысленно. В то время, как англичане худо-бедно мобилизовали свою промышленность и стали гнать авиатехнику на пределе всех возможностей, гитлеровцы повели себя уж вовсе немыслимым образом. Они могли бросить в операции всего 818 средних бомбардировщиков, 240 двухмоторных истребителя Ме-110 и всего 760 исправных одномоторных «мессеров»-истребителей. Учитывая то, что англичане могли противопоставить всему этому 714 истребителей, ПВО с централизованным управлением и мощную сеть радарных станций, сил у Гитлера явно не хватало.

Логично было бы предположить, что немцы развернут усиленное строительство новых истребителей. Но они в августе 1940 г., в самый разгар воздушных боев над островами, выпустили всего-навсего 160 Ме-109, тогда как английские заводы дали военным 476 «файтеров»! И это при том, что промышленный потенциал англичан примерно вдвое уступал немецкому. При том, что в 1944 году, например, немецкая промышленность выпустила 24 тысячи истребителей: в среднем по две тысячи в месяц.

Немцы распылили силы в операции, не сумев поставить перед бомбардировщиками приоритетные цели. Например, чтобы подорвать выпуск британских истребителей, было достаточно разбомбить завод в Дерби, производивший моторы «Ролл-Ройс Мерлин». А для нарушения производства самых сильных истребителей англичан типа «Спитфайр» необходимо было стереть с лица земли завод «Супермарин» в Саутгемптоне, находившийся в опасной близости от баз немецких бомбардировщиков.

В итоге они не смогли сломить англичан к сентябрю. Потерявший терпение Гитлер приказал начать террористические бомбежки Лондона – чем только пробудил волю британцев к сопротивлению и вызвал большие потери своих авиасил.

 

В дюйме от цели

 

Но даже в таком варианте немцы едва не поставили англичан на колени!

К 6 сентября 1940 года, как свидетельствует Черчилль, из строя вышла четверть подготовленных пилотов. Стала ощущаться нехватка и самолетов: немцы усиленно обрабатывали аэродромы ПВО Англии. Казалось, еще немного – и Англия, оставшаяся без защиты, станет удобной целью для бомбардировщиков Лювтваффе, и те сделают со страной примерно то же самое, что и с Польшей.

Нарастало и психическое напряжение англичан. Они смертельно боялись начала немецкой высадки на юге страны. В воспоминаниях аса Джеймса Э. Джонсона есть описание случая, относящегося аккурат к началу сентября. В офицерском клубе появляется полисмен и сообщает, что вторжение гитлеровцев неизбежно в течение ближайших двенадцати часов и что командование вооруженных сил объявило всеобщую тревогу. Тотчас в клубе воцарился переполох. Мобилизованные на время пожилые офицеры бестолково метались из стороны в сторону.

«Наш командир куда-то пропал, мы попытались найти хоть какое-то объяснение происходящему. Вскоре мы услышали дюжину самых различных версий, самой распространенной из которых была следующая: началась вражеская операция по высадке десанта и вторжение на восточное побережье произойдет в ближайшие часы. Вероятно, командир эскадрильи и командиры звеньев уже находятся на стоянке…»

Панику удалось погасить пожилому майору, коего Джонсон встретил в коридоре, выбежав туда в поисках телефона. Спросив: «Что тут за паника?», он решительно двинулся в помещение. Войдя, он сначала полюбовался на шум, гам и метания – а потом громовым голосом выругался и приказал доложить, что случилось.

«Полдюжины человек наперебой принялись объяснять, и наконец он кое-что смог понять. Пока майор слушал, его глаза обшаривали зал, и уже через минуту все летчики ощутили, что между ними и этим человеком протянулись невидимые, но прочные нити.

Когда он подводил итог услышанному, в зале воцарилась тишина.

«Итак, ублюдки двинулись. Это будет хорошенькая драчка! Представьте, сколько отличных целей будет на плацдармах. Прелестная охота!» – И он громко изобразил «тра-та-та» пулеметной очереди.

Эффект был мгновенным и необычайным. Все сразу вспомнили, кто и что должен делать, и сложный, неповоротливый механизм аэродрома снова завертелся относительно гладко…» (Джеймс Э. Джонсон. «Лучший английский ас» – Москва, АСТ, 2003 г., сс. 40–41)

То есть, обстановка в Англии балансировала на грани паники. Тут бы и довести до конца дело уничтожения ПВО островов, дальше приступив к планомерному уничтожению «нервных узлов» страны.

И в этот самый момент Гитлер дал англичанам возможность восстановить потенциал ВВС, перенаправив налеты на Лондон!

Вот тут сказалось отсутствие у немцев сильного аналитического «мозга», снабжаемого надежными разведывательными данными.

Даже в налетах на Лондон была допущена ошибка: вместо того, чтобы громить фешенебельные районы города, нагоняя ужас на элиту, немцы разрушали кварталы для простонародья.

Англичане к началу сентября оказались вымотанными без угрозы единственного вида оружия массового поражения, которое у них имелось – отравляющих веществ. А если бы у них были ядерные заряды, которые есть у нас? Мы же пытаемся извлечь уроки из тех войн, научившись малыми силами бить богатого врага.

Да, если б у Гитлера имелись атомные бомбы, то Англия была бы выключена из борьбы в 1940 году. В решающий момент, когда мощи совсем не сверхсильных Люфтваффе оказалось мало, у Гитлера не оказалось оружия, способного поразить сознание врага. Например, для того, чтобы устроить показательное уничтожение пары объектов, как это сделали американцы с Хиросимой и Нагасаки. То, что могло бы действительно повергнуть англичан в шок и трепет после катастрофы в Бельгии и Северной Франции, появится у Гитлера лишь в 1944 году – баллистические ракеты Фау-2, самолеты-снаряды Фау-1 и реактивные самолеты, способные стать «шнелльбомберами» для нанесения точечных ударов по важнейшим целям. Получился разрыв во времени, ставший для Германии роковым.

На мой взгляд, можно было обойтись даже без этих футуристических на тот момент вооружений. Например, нужно было концентрировано применить обычные средства, умело мобилизовав экономику. Самое интересное, что у Германии нужная техника имелась. У нее был подводный флот с прекрасными лодками, действовавшими передовым методом «волчьих стай». У нее имелись магнитные мины, которыми в сорок первом немцы парализуют на время наш Черноморский флот. В феврале 1942 года, организуя триллер-операцию по прорыву тяжелых кораблей из французского Бреста в Норвегию через Ла-Манш, под самым носом у «владычицы морей», немцы сумеют ослепить береговые радары англичан электронными постановщиками помех, и это сделает не кто иной, как сподвижник Геринга – начальник связи Люфтваффе Вольфганг Мартиньи. Если бы немцы поднапряглись и еще в сороковом начали б против Британии комбинированную минно-подводно-воздушно-электронную войну, то все могло повернуться совершенно в другую сторону. Ослепленная, засыпаемая бомбами, лишенная подвоза жизненно необходимых грузов по морю Британия неминуемо капитулировала. А так получилось – сначала фрицы вели плохо подготовленный натиск с воздуха, а потом, когда он провалился, кинулись на СССР – громить последнюю надежду англичан на материке, параллельно развертывая подводную войну против Британии. Получилась «война вразнобой».

Вы скажете о том, что Гитлер просто не успевал мобилизовать свой военно-промышленный комплекс, потому что его армия очень устала и понесла значительные потери в материальной части после молниеносной кампании во Франции и Бенилюксе? Резонно. Но и тогда оставалось прекрасное средство для поражения англичан. Надо было лишь, не давая им передышки, перебросить сильную группировку войск в Северную Африку (а не две роммелевских дивизии), смелым ударом овладев Египтом и Суэцким каналом. Дальше немцы выходили в подвластный Англии Ирак (там в реальной истории в мае 1941 года вспыхнуло антибританское восстание) и создавали угрозу Индии, которая тоже была готова встретить немцев как освободителей от заморского владычества. Ближневосточная нефть оказывалась в руках Гитлера, он перерезал Суэцкий канал и порождал угрозу полного развала Британской империи. Англичане оказывались в полной зависимости от подвоза нефти из США по морю, где свирепствовали бы подводные корсары Деница. Так немцы могли поставить Лондону мат.

Однако Гитлер не сделал и этого хода. Видимо, у фюрера случилось «головокружение от успехов». Он слишком рассчитывал на то, что англичане сдадутся, едва только он разгромит Францию. Именно поэтому он и не думал заранее о том, что нужно сделать, если Лондон не падет духом. Именно поэтому он не стал мобилизовать военное производство и не увидел шанс, которые открывала ему смелая операция в Северной Африке.

Совершив ряд просчетов, он подошел к главной: решил, что для выведения из войны Англии нужно уничтожить ее последнюю надежду – Россию, Советский Союз. Эта ошибка стала для Гитлера роковой.

 

Несоблюденные условия

 

Тем не менее, немцы дают нам очень важный пример. Попробуем его суммировать.

Во-первых, для победы нужен арсенал футуристического оружия, потрясающего воображение и своих, и чужих. Его нужно создавать продуманно, с большой фантазией, как единый комплекс поражения и важнейших элементов инфраструктуры врага, и его сознания.

Во-вторых, нельзя рассчитывать на «косвенное» поражение сознания. Например, на то, что нервы у твоего оппонента сдадут после разгрома его сил за пределами страны. Нужно создать угрозу нанесения смертельных ударов по самому что ни на есть гнезду твоего врага, по его родному дому, глубокому тылу.

В-третьих, атакующему необходима решимость идти до конца, отсутствие страха. Как говорится, коли размахнулся – то бей всерьез.

В-четвертых, нужно оружие массового поражения, которое не обязательно применять для убийства сотен тысяч человек. Просто оно должно быть. Враг же должен знать, что мы его применим в самый трудный час – без колебаний и боязни.

В-пятых, нужно досконально знать врага, по максимуму нагружая разведку и аналитические органы.

Немцы в операции против Англии в 1940-м эти условия не соблюли. Потому и случился сбой.

 

 

Глава 11. Сталь против вихря

 

 

 

Битва магов

 

 

«– Когда была рассеяна дивизия?

– 7-го она была разбита. Ваша авиация разбила ее. Я едва остался жив и этим должен быть благодарен исключительно вашей авиации.

– Понесла дивизия большие жертвы?

– Мы потеряли 70 % танков…

– А в чем причина плохой боеспособности армии?

– Благодаря немецким пикирующим бомбардировщикам, благодаря неумным действиям нашего командования…»

 

Перед вами – строчки из протокола допроса немцами Якова Джугашвили, сына Сталина. Его, попавшего в плен, допрашивали 18 июля 1941 года…

Любому русскому человеку невыносимо больно писать о катастрофе того черного года. Картины лета-41 разворачиваются, словно кадры гигантского фильма-трагедии. Как больно и унизительно! Даже десятки минувших лет не смягчают горечи поражений.

И все же, глядя на сорок первый, ты застываешь в изумлении. Во-первых, потому, что немцы практически победили! Сами посудите. Практически всю кадровую армию СССР они уничтожили или взяли в плен. Мы лишились практически всей авиации и львиной доли танков. Балтийский флот, способный прервать поставки жизненно важного сырья из Скандинавии в Германию, понес тяжелейшие потери и действиями сухопутных сил немцев оказался загнан в ловушку Финского залива, где его надолго и «запечатали». Из четырех основных промышленных районов Советский Союз лишился трех. Громадная часть промышленности оказалась временно парализованной из-за поспешной эвакуации. Громадные запасы оружия, боеприпасов, снаряжения, продовольствия, вещевого довольствия и горючего либо взлетели клубами дыма к небесам, либо угодили в руки немцев. В западных районах империи разразилась настоящая катастрофа, и паника обуяла десятки миллионов человек. Наблюдалась дезорганизация транспортной системы. И если смотреть на дело с такой стороны, то немцы имеют полное право записать сорок первый в число своих грандиозных побед – вместе с кампанией 1940 года.

И тут не только мы, но и немцы той поры застываем, пораженные до глубины души. И десятой доли такой катастрофы хватило бы, чтобы любая западная страна пала на колени и запросила пощады. Но Советский Союз не только не пал – он продолжал яростно сопротивляться, то и дело пытаясь контратаковать. Власть держалась, продолжала заниматься организацией обороны и налаживанием машины военной экономики, пропагандой и даже вопросами культуры!

А вот это не умещалось в сознании немцев и всех прочих детей западной цивилизации. Как? Почему? За счет чего? Невероятно!

Исследуя историю войн-психотриллеров, нужно понять: за счет чего выстояли русские и почему провалилась молниеносная война Гитлера против нас?

По большому счету, напав на нас, немецкий вождь столкнулся с совершенно новым для него типом противника. Австрия, Чехословакия, Польша, Норвегия, Англия и Франция относились к разряду индустриальных обществ с демократически-торговым строем, основанным на коллегиальном правлении и господстве договорных начал. (Так классифицирует их крупнейший русский специалист по естественным и искусственным нейронным сетям Игорь Бощенко, называя западные станами типом систем управления СУ-3.) Впрочем, СССР также относился к тому же разряду. Просто его СУ-3 была своеобразной.

– Теперь самое время вспомнить и классифицировать социалистический строй, существовавший в СССР. Всем памятны долгие дискуссии о том, «что это было» – большевистская диктатура, рабочая демократия, народное государство, сталинская монархия? С точки зрения развиваемой модели, разгадка «тайны веков» очень проста. Большую часть своей истории СССР управлялся коллегиальным органом (ЦК, Политбюро), действовавшим по определенным правилам (Устав компартии). Следовательно – в СССР была реализована СУ-3. СССР уже в первые десятилетия своей истории стал индустриальным государством, с преобладанием городского населения и торгово-производственной деятельности. Следовательно – экономическим строем СССР был капитализм. Капитализм своеобразный, больше похожий на внутренний хозрасчет в рамках крупной корпорации – но все же капитализм, производство товаров с целью обмена.

Для проверки этого вывода зададим контрольный вопрос: на что тратился в СССР прибавочный продукт, изымаемый у хозяйствующих субъектов в пользу государства? Ответ – на развитие средств производства – в точности соответствует определению капитализма. Ведь в нем прибавочная стоимость идет на увеличение основного капитала. Ибо капитал – вовсе не деньги, как представляют некоторые политики, а средства производства: здания, инфраструктура, оборудование, технологии, обученный персонал. СССР управлялся как огромное акционерное общество, в котором простые граждане были миноритарными, а номенклатурные работники – мажоритарными акционерами, – считает Игорь Валентинович.

Однако при этом, добавим мы, СССР был, как и Германия, магической цивилизацией с сильным корпоративным началом. И там люди объединялись в структуры, связанные преданностью великой цели, общему делу, и могли действовать, как одна сверхличность. СССР, как и Рейх, выступал идеократией. И этим он в корне отличался от других, западных общественных систем. Впервые одна магическая цивилизация столкнулась с другой. Один «гость из будущего» пропробовал сокрушить другого. Грянула битва кудесников. И один смог выдержать удары, наповал разившие всех иных!

 

Война с СССР: надежда на шок

 

Напав на нас в июне 1941 года, Гитлер мог рассчитывать только на шок и трепет. Только на поражение сознания русских. Иначе это нападение превращалось в самоубийство: у Германии не имелось ни ресурсов, ни людей для победы над Советским Союзом. Замысел Гитлера понятен: нужно нанести Сталину такие страшные удары в первые же недели войны, после которых высшее руководство СССР:

– либо запросит мира на любых, самых унизительных условиях (вариант Брестского мира между Германией и ленинским режимом в 1918 г.);

– либо бежит за границу, бросив дезорганизованный СССР на произвол судьбы (как поступило польское правительство в сентябре 1939-го);

– либо произойдет военный переворот, который сместит Сталина и приведет к власти пронемецких генералов.

Теперь понятно, зачем Гитлер так рвался к Киеву, Ленинграду и Москве. Захват всех трех священных для русских центров означал глубокое поражение нашего сознания. Побочными эффектами гитлеровского блица против Советского Союза должны были стать вступление в войну против нас Японии и Турции. В этом случае вся наша государственная система могла сложиться, аки карточный домик.

Честно говоря, у Гитлера были серьезные основания для того, чтобы рассчитывать на успех. Отбросим прочь нелепые россказни о бесноватом ефрейторе, не желавшем слушать умных генералов. Перестанем слушать бредни о «самоубийстве» или о плохой работе немецкой разведки, недооценившей возможности СССР. Дело не в количестве танков и пушек, что могла произвести Советская Россия, и даже не в числе людей призывного возраста. Ищите разгадку уверенности Гитлера в победе совершенно не там, а в области психологической и метаисторической.

Немцы были уверены, что Советский Союз – колосс на глиняных ногах. К чему тогда всякие количественные показатели? Колосс может иметь тело, закованное в сталь – но ноги-то ему можно подломить. И гитлеровцы имели веские основания рассуждать именно так.

Ты, читатель, никогда не думал, что СССР был по сути фантастической страной, чужаком в ХХ столетии. Страной, которой быть по определению не могло! С точки зрения нормальной логики истории Российская империя должна была рухнуть после 1917 года так же, как рухнула империя на Дунае, Австро-Венгрия. Ее должна была постичь участь, подобная еще Османской империи, превратившейся в Турцию в кучу новых территорий, тут же отхваченных Западом под свой контроль. Наша империя, рванув изнутри со страшной силой и впав в кошмар взаимоистребительной войны, по логике вещей распадалась на три прибалтийских страны, независимую Украину, Татарский Крым, Новороссийскую и Донецко-Криворожскую республики, Восточную Белоруссию, Сибирскую республику, Центророссию, Северо-западную Россию. А еще – на самостийное Войско Донское, кучу горских республик – вместе с «державой» атамана Семенова на Дальнем Востоке, независимыми Грузией, Армений и Азербайджаном. Если вы помните, то в 1917-м поволжские татары успели учредить свой Курултай и потребовать независимости. Так что не исключено, что и отдельный Татарстан появился бы тоже. Да и Средняя Азия с Казахстаном превращались в довольно пеструю картину.

Знаете, в 1922-м году даже владивостокский либерал, адвокат Руднев носился с идеей создания града Китежа в Петропавловске-Камчатском, этакого острова-убежища от власти красных. Мол, перевезем туда судоремонтное оборудование из Владивостока и создадим карликовое государство под властью одного из Романовых. Большевики, мол, военный флот погубят и контроль за Камчаткой утратят. Посуху туда они добраться не смогут. А жить будем за счет промысла морского зверя, рыболовства и строительства флота, торгуя с Америкой и Японией. Было ясно, что в случае успеха сей «Китеж» быстро превратился бы в американский или японский марионеточный режим, в форпост для отторжения от России богатейших восточных земель да еще и в готовую базу для чужестранных военно-морских и воздушных сил. (Юрий Корольков. «Кио ку мицу» – Минск, «Беларусь», 1987 г., с.30). Слава Богу, красные сломали планы адвоката.

Но представим себе, что они сбылись, равно как и вожделения остальных охотников нарезать «государств» из тела империи. Все эти лоскутки и обрывки обречены были стать совершенно нищими, аграрными и полуаграрными «суверенами» со слабой промышленностью, валютами-«фантиками», погрязшими в государственных долгах перед банкирами Англии, Франции и Соединенных Штатов. Естественно, со слабенькими и осталыми армиями на уровне аравийского Хиджаза или Боливии. А главным их назначением была роль сырьевых придатков, обязанных бесперебойно отправлять великим западным державам и Японии уголь, нефть, руду, зерно, масло и мясо. Ну, еще всякие там лен, пеньку, лес, мед, воск и прочее. Во главе этих «суверенитетов» должны были стать «демократические власти» или мелкокалиберные диктаторы – одинаково слабые и продажные. Кстати, вот вам еще аналог из тех же лет: распавшаяся после революции 1911 года Китайская империя, превращенная в нищую территорию, переделенную между наркоторговцами, региональными генералами, националистами и коммунистами. При этом нещадно эксплуатируемая сильными державами.

Сегодня есть немало субчиков, утверждающих: ну, и надо было распадаться на части. Чего хорошего в Империи? Одним из первых это сделал Аксенов с романом «Остров Крым» в семидесятые. А теперь, особенно на Украине, новые националисты надувают щеки: мол, тогда, не потрапив «пид панування» клятых варваров-москалей, вошли бы мы в Центральную Европу.

Ну, что ожидало все эти осколки Российской империи при подобном повороте судьбы, можно увидеть на примере обломков Австро-Венгрии. Австрия и Чехословакия были поглощены отнюдь не самой сильной в мире Германией, которая и армии-то толком еще не имела. Югославия (называвшаяся еще королевством СХС) – разгромлена и оккупирована немцами в сорок первом, после чего погружена в пучину резни между православными, католиками и мусульманами. Венгрию хоть никто не съел, но она вынуждена была стать младшим партнером Третьего рейха и щедро оплатить кровью своих солдат предприятия Гитлера. Если брать Китай – то от него оттяпали Маньчжурию и устроили ему беспощадную войну (вторжение японцев в 1931 г.), которая унесла свыше двадцати миллионов жизней. (К тому же, шла еще и междоусобная гражданская война.) А уж сколько китайцев погибло от беспросветной нищеты, наркотиков и периодических голодовок – один Бог знает. Дело в том, что времена на дворе стояли немилосердные, жестокие, далекие от нынешних представлений о гуманизме, глобализации и аутсорсинге. К тому же, всех терзал мировой экономический кризис, разразившийся в 1929-м. И потому драйвом эпохи стало создание тоталитарных и авторитарных империй, Не мудрствуя лукаво и не играя во всякие демократии, сильные грубо покоряли плохо лежавшие земли, захватывая источники сырья и дешевой рабочей силы, обеспечивая себе рынки сбыта и выгодные геополитические позиции.

Что ждало лоскутья Российской империи? Да примерно то же самое. Если приверженцы независимой Украины хотят знать, как на них смотрел Гитлер, они могут почитать его застольные беседы. Малороссов фюрер считал дикарями и недочеловеками почище поляков, намереваясь отобрать у украинцев их земли и недра. Свои виды на нас имели Япония, Польша, Финляндия и Турция. Это не считая английских колонизаторов и французов. Весь этот мусор мелких суверенитетов должен был стать добычей сильных и развитых хищников.

Итак, к 1920 году Российская империя должна была разлететься на клочки. Миллионы русских ждала участь людей второго сорта, на коих местные националистические лидеры должны были превратить в козлов отпущения и в объекты вымещения своих комплексов неполноценности – естественно, как «оккупантов», виновных за страдания коренных наций под сенью двуглавого орла.

Но случилось невероятное. Красные, подняв знамя с серпом и молотом, сумели практически полностью воссоединить распавшуюся империю и создали мир миров, страну-планету под названием «СССР». И так они первый раз обманули историю.

Казалось и тут их ждет гибель. Юный Советский Союз оказался конченой страной, не имеющей ни единой возможности выжить во враждебном мире. Жесточайшая гражданская война 1918–1922 годов оставила страну без золотого запаса, вынесла из нее самые квалифицированные кадры инженеров. Промышленный потенциал царских времен, и в лучшие свои времена слабенький, деградировал. Страна подверглась деиндустриализации, откатилась в архаику и натуральное хозяйство, 80 процентов ее жителей были селянами, пребывавшими в отсталости и средневековье. Никто не мог предложить СССР больших займов – ибо страна не могла их вернуть. А вскоре некому стало и давать кредиты: капиталистический мир завопил от боли и ужаса, скрученный невиданным кризисом. Казалось, Россию на сей раз спасти невозможно. Не имелось ни одного рыночного рычага, годного для решения задач ее выживания.

И тогда красные второй раз обманули злой рок. Где ослепительной мечтой, ярким образом и зажигающим сердца словом, а где кровью и железом они смогли мобилизовать страну и в невиданные раньше сроки построили экономическую сверхдержаву с мощной промышленностью и сильными вооруженными силами, в одно историческое мгновение покончив с неграмотностью и подготовив миллионы специалистов в науке и технике. Это было сделано вопреки всем тогдашним представлениям о границах возможного. И до сих пор рывок 1930-х выглядит фантастикой.

Однако ценой рывка тридцатых стала неустойчивость системы под названием «Советский Союз». Она сохранялась и все последующие десятилетия.

СССР продолжал жить вопреки логике истории ХХ века, изменяя ее – словно положенный в устоявшуюся схему мощный магнит. Он нес в себе многие черты обществ Третьего тысячелетия, намного опережая свое время. А потому окружающий мир был невероятно враждебен этому пришельцу из грядущего, все время пытаясь то отторгнуть СССР, то его уничтожить. Да и самому Союзу было неуютно и душно в мире ХХ столетия. Текущая реальность противилась СССР и извне, и изнутри. Мир в буквальном смысле старался вытолкнуть нас из себя, силился аннигилировать чужаков. Именно фантастичность Страны Советов объясняет лихорадочность, кризисность ее истории. Все приходилось делать впервые в мире, вопреки всем объективным обстоятельствам, сталкиваясь с невиданными вызовами – да еще и на технологической базе ХХ века, столь грубой и неподходящей для поставленных Союзом метаисторических задач. Нужны были нейтридные технологии и наноботы – а пришлось обходиться паровозами и токарными станками. Отсюда – столько ошибок, репрессий и метаний в нашей истории.

Уже знакомый вам Сергей Чернышев очень метко выразился насчет того, что и гитлеровская Германия, и СССР были прорывами в будущее, в метаисторию. На высшие уровни бытия. Но если немцам пришлось прыгать вверх всего на одну ступень, из стадии высокоразвитой машинной цивилизации, то русским-советским, спасаясь от небытия, пришлось с кровью сигать на целых три ступени вверх – из стадии патриархального, сельско-традиционного общества. Когда бородатые крестьяне сжигали трактора вместе с трактористами и злобно плевали при виде самолета, крестясь словно от нечистой силы. Сейчас говорят: «И не надо было прыгать, а по-прежнему оставаться аграрной страной!» Только молчат, черти, и не говорят: каким образом можно было с винтарями Мосина, коняшками да сабельками сражаться со стальными имперскими монстрами того времени, готовыми бросить в бой отравляющие газы, танки и наводящие ужас боевые самолеты. Хоть «юнкерсы», хоть «мицубиси», хоть «спитфайры» с «девуатинами».

Нам пришлось прыгать через стадии исторического развития, чтобы не быть растерзанными в немилосердном мире первой половины ХХ стогодия. Но за это пришлось заплатить неустойчивостью Красной планеты.

Наконец, Иосиф Сталин и в третий раз попытался обмануть историю. Со времен преемников Петра Первого Россия служила марионеткой для влиятельных западных сил, то и дело ввязываясь в войны в интересах английского, а затем французского и американского капиталов. На протяжении двух веков русский солдат то и дело лил свою кровь во имя строительства чужих империй. До тех пор, пока страна, ввязавшись в чуждую и ненужную ей Первую мировую, не лопнула от перегрузки и надрыва – но ценой своей смерти спасла французов и англичан от немецкого стального натиска. Сталин же сумел добиться того, что Красная Россия заключила договор о ненападении с Германией и в начале Второй мировой осталась в стороне, предоставив Западу самому расхлебывать заваренную им кашу. И вот, в отличие от 1914 года, германец вошел в Париж и принялся мутузить Британию (столь много гадившую нам в прошлые времена), а русские солдаты не спешили стать «живым паровым катком» во имя спасения лондонской элиты. Этого западные элиты и всевластная финансовая закулиса простить красной Москве никак не могла, делая все, чтобы вернуть все на старую траекторию и стравить немцев с нами. (Простить того они не могут и до сих пор, на все лады повторяя штамп о «сговоре маньяков Гитлера и Сталина» летом 1939-го, совершенно замалчивая о собственной попытке сговора с фюрером в 1938-м.)

В силу всех этих причин к 1941 году СССР как система был крайне нестабилен. Рывок тридцатых, потребовав от народа множества жертв, породил миллионы тех, кто ненавидел Сталина и советскую власть. Кто-то пострадал безвиннно, а кто-то – из-за своей ограниченности. (Люди в большинстве не склонны к логическому системному мышлению и не могли понять, что без сильной индустрии, созданной в сжатые сроки, страна падет добычей жестоких завоевателей. А ограниченные крестьяне вообще не видели дальше околицы родного села.) Как бы то ни было, а в стране имелось немало озлобленных, способных стать пятой колонной агрессора. И еще множество тех, кто в случае войны был готов просто бросить оружие и сдаться в плен или утечь до дому.

Именно эту чудовищную внутреннюю напряженность немцы чувствовали и пытались использовать. Они считали, что Союз походит на раздувшийся от внутреннего давления шар. Или самовзрывающийся плод диковинного тропического растения в стадии перезрева. Ткни в него – и он как лопнет!

Невероятное напряжение царило и в правящем эшелоне СССР. Утверждения о том, что Сталин был всевластным диктатором, способным кроить реальность по собственному хотению – сказки. Драма заключалась в том, что в 1917-м к власти пришли те, кто желал зажечь пожар мировой революции, а Россию рассматривал как топливо для костра, как страну, которую не жалко выпотрошить для этого заживо – а потом отбросить прочь за ненадобностью. Люди с такими взглядами составили государственный аппарат раннего СССР, верхушку его армии и спецлужб. Никакой Красной империи взамен рухнувшей царской они строить не желали. А Сталин ее строил. И к 1937 году был просто вынужден уничтожить революционную элиту как совершенно негодную для задач создания мощной индустриальной державы. И не просто негодную, но и вредную. Ведь она не пускала наверх и душила тех, кто умел строить и созидать, а не подрывную работу вести или зажигательные речи произносить. Обстановка была сродни нынешней, когда революционная элита 1990-х годов, умеющая только приватизировать, запускать ручонки в казну, отнимать и делить, в 2000-х оказалась совершенно бессильной что-либо строить и развивать, превратившись в настоящую удавку на шее страны. Но если, скажем, Путин 2000–2008 годов оказался заложником такой верхушки и обрек РФ на позорный застой, то Сталин в 1937-м не побоялся физически перебить прежнюю партийно-государственную знать.

Но сколько же уцелевших чиновников и партийных функционеров возненавидели Сталина за этот шаг! Сколькие к сорок первому году желали сбросить его с трона любой ценой!

Все это усугублялось стремлением Сталина ограничить власть коммунистической партии. С 1936 года он предпринимает большие усилия для того, чтобы отстранить партию от руководства экономикой и госаппаратом, оставив в ее ведении только постановку стратегических целей, подбор кадров и идеологическую борьбу. Сталин даже пробовал провести первые выборы в советы на конкурентной основе. Но партийные чиновники властью поступаться не желали. (Эти попытки И.В.С. подробно, строго на документальной основе описаны историком Ю. Жуковым в трудах «Неизвестный Сталин» и «Сталин: тайны власти».) Потерпев неудачу с выборами, Сталин занялся истреблением старых кадров, а в 1938-м вновь вернулся к попытке разгосударствить комммунистическую партию. Однако и здесь дело шло крайне трудно, сопровождаясь мучительными перестройками аппарата управления, сокращением и восстановлением наркоматов-министерств.

Поэтому Гитлер с полным правом мог рассчитывать на возможный государственный переворот в Москве в случае крупных поражений советских войск на западной границе. Мол, несколько чудовищных окружений-«котлов», разгромленных армий и взятых городов – и Сталина вполне могут сместить заговорщики, которые затем ради сохранения власти пойдут на капитуляцию перед Германией. Причем новая власть не обязательно могла быть коммунистической. Вполне просматривался вариант генерала-диктатора, который объявил бы о запрещении компартии, роспуске колхозов и приватизации части экономики. Для переворота в Москве совсем не обязательно было доходить до Урала. Хватило бы и поражающих психику советской верхушки операций в Белоруссии, Прибалтике и на Украине.

Наконец, назовем еще один фактор неустойчивости Советского Союза в 1941 году. Назовем его незрелостью советской машинно-индустриальной цивилизации.

Основную массу офицеров и солдат Красной армии 1941 года составляли вчерашние крестьяне или крестьянские дети. Они еще не научились толком использовать все возможности техники. Носители крестьянского по структуре сознания по определению уступали немцам, детям цивилизации механизированной, городской, стальной. Горожанин в «войне моторов» безусловно выигрывает у крестьянина. Немцы в своей индустриальной революции на 60–70 лет опережали русских. Поэтому СССР, конечно, превосходил Германию по числу танков, пушек, самолетов. Однако управляли всем этим сельские, в общем-то, хлопцы. А потому армада, сконцентрированная Москвой у границ СССР к лету сорок первого, оставляла желать много лучшего в вопросах организации частей, в деле связи и взаимодействия. Мы еще не умели пользоваться новой для себя моторизованно-бронированной мощью, причем неумение это распространялось и на высший командный состав. Вот хрестоматийные примеры. Скажем, создавая мощный танк Т-34, его снабдили толстой броней и сильной пушкой, способной сразить любой танк Третьего рейха. Но при этом его снабдили убогими системами наблюдения за полем боя. Если у немцев стояла хорошая оптика, то на ранних «тридцатьчетверках» – примитивный перископ из двух отполированных стальных листов-зеркал. Разглядеть из него что-нибудь было невозможно. У немецких танков имелась на башне командирская башенка для озирания поля боя, и у Т-34 сначала ее не было. То же самое и в организации: зрелые «индустриальщики», немцы создали компактные танковые дивизии, введя в их состав автомобилизированные части сопровождения: пехотные, артиллерийские, инженерно-саперные, связи и разведки, мобильные техслужбы. Получился довольно совершенный боевой механизм, способный самостоятельно решать многие задачи. Наши же незрелые умы увлеклись созданием громадных танковых орд, лишенных таких же мобильных стрелков, пушкарей, саперов и т. д.

Как это ни обидно для русской гордости, но больше всего в сорок первом мы походили на турок XVIII столетия и даже более позднего времени. У тех турок-османлисов, читатель, формально имелся отличный флот: с прекрасными по тем временам многопалубными парусными линкорами, ходкими и с днищами, обшитыми медными листами. Ведь строились эти линейные корабли и линкоры по лучшим западным образцам. Имелись на османском флоте отличные пушки, отлитые в Англии и Франции. Однако экипажи кораблей, все эти гальонджи-матросы, по психологии своей отставали от имевшейся у них техники на целую эпоху. И поэтому турки всегда, сталкиваясь с меньшими силами русских, терпели сокрушительное поражение, невзирая на техническое совершенство своих кораблей и численный перевес. Хотя у русских корабли были зачастую даже хуже по качеству. Восемнадцатый век принес сокрушительные поражения турецкого флота – при Чесме, Очакове, Калиакрии, Фидониси. Адмирал Ушаков буквально вымел турецкие ВМС из Черного моря. Позже турки также терпят морские поражения: при Наварине и Синопе. И даже в войну 1877–1878 годов, когда Турция обладала подавляющим превосходством на Черном море и Дунае (броненосцы, паровые бронепалубные фрегаты и канонерские лодки, мониторы), она не смогла противостоять русским на небронированных пароходах и хрупких паровых катерах. Причина – все та же. В отставании развития людей, все еще принадлежавших аграрно-средневековой эпохе.

Вот и мы в 1941-м походили на турок. Правда, турки так и не смогли преодолеть разрыва, не выиграв ни одной битвы. А вот мы учились очень быстро и скоро стали наносить поражения западному врагу. Однако в июне 1941-го все было еще впереди, и техника с оружием в Красной армии оказались в руках еще неученых.

Крестьянское «вчера» русских-советских предопределило многое в катастрофе сорок первого. Например, мы по-детски увлеклись созданием громадных по численности соединений, погнались за количеством дивизий и мехкорпусов, совершенно забыв о технологиях организации и связи. И без этого сильнейшая на бумаге армия превратилась в неуправляемую по сути массу. РККА лета сорок первого перешла порог сложности, возможности штабов с их телефонами, посыльными и громоздкими радиостанциями на порядок не соответствовали тем сложным организмам, коими штабы должны были управлять. Или чего стоили все тысячи советских самолетов, если авиация не управлялась, как у гитлеровцев, централизованно, оказалась раскиданной по фронтам, да еще не имела ни радиосвязи, ни развитой службы наземных наводчиков? Поэтому численное превосходство красного воздушного флота оказалось сведенным на нет, враг бил наших пилотов пачками, а единственным видом авиации, имевшим централизованное командование, была тяжелобомбардировочная авиация. Ее-то и пришлось бросать на решение фронтовых задач, без прикрытия истребителями. Отчего и она погибла.

А против нас стоял меньший по численности, но зато лучше организованный и управляемый враг, уже получивший бесценный опыт молниеносной войны. Кстати, а вы не задумывались, в силах ли люди с крестьянской психологией быстро постичь секреты молниеносной войны-психотриллера? Ведь блицкриг – это борьба не за пространство, а за время. Блицкриг подразумевает бешеный темп операций, действие на опережение, согласование во времени множества как бы разрозненных операций. Вспомните операции немцев в Европе, напоминавшие хорошо разработанные или сымпровизированные гангстерские акции. Тут надо было увязывать действия подпольщиков из пятой колонны, акции высадившегося воздушного десанта, движения танково-механизированных кулаков, маневры флота и налеты ВВС. Войны в таком темпе могли вести только люди, отцы и деды коих давно привыкли к ритму жизни с секундами и минутами на циферблате, люди городские и индустриальные. С развитым чувством линейного времени, выработанным среди заводов и фабрик, среди станков и машин, в царстве хронометража, графиков и диаграмм.

А русские в душе оставались крестьянами, чье время – неспешно и циклично. Крестьянин не знал, что такое секунды и минуты. Сами наручные часы в нашей стране тогда были величайшей редкостью. Естественно, наши не смогли до конца понять, какой противник нам противостоит. И реальное столкновение с ним стало для русских беспримерным по тяжести потрясением.

К тому же, и досоветская история Россия имела примеры развала частей с крестьянской психологией при столкновении с индустриальным противником. Если вы прочитаете записки графа Игнатьева («Пятьдесят лет в строю») в части, касающейся Русско-японской войны, то узнаете, что уже в 1904 году он встречал солдат, норовивших уйти с фронта домой, приговаривая: «Не наша это война – пора по домам двигать». А развал русской армии в Первую мировую вообще стал притчей во языцех. Вот и в сорок первом немцы рассчитывали на формулу: «Потрясение – развал – массовое дезертирство – шок».

Но мы смогли с ними справиться и не сломились, разрази меня гром! Более того, смогли совместить крестьянскую стойкость с технической сметкой!

Да, Гитлер не так уж и ошибался, рассматривая вооруженные силы СССР 1941 года как плохо организованные полчища, которые можно рассеивать, рассекать и окружать, как делали подобное небольшие силы Александра Македонского с нестройными ратями персов. Кое-что чувствовал и Сталин, изо всех сил старавшийся оттянуть во времени войну с Германией. Догадывался он о незрелости, «сырости» советской военной системы. Чай, не зря изучал итоги и уроки войны с финнами в сороковом. Понимал, что юные, в общем-то, военные силы индустриального СССР страдают множеством детских болезней роста, и это тоже – последствия перепрыгивания, совершенного страной через ступени исторического развития…

Итак, с чисто материальных позиций СССР был несокрушим. Но в психологическо-моральной сфере он действительно был нестабильной системой в опасном периоде развития. И уничтожить нашу страну немцы могли только с помощью все того же блицкрига-психотриллера.

Что они и попытались сделать!

 

Несомненные успехи Гитлера

 

Надо сказать, немцы сделали для этого очень много. Хотя тотальной мобилизации своей экономики они так и не провели, народ свой на диету из маргарина и брюквы не посадили, однако к нападению подготовились намного лучше, чем к сороковому году на Западе. Они смогли нанести нам тяжелейшие поражения летом-осенью сорок первого, пустив в ход многое из своего футуристического арсенала.

Здесь была виртуозная дезинформация со сосредоточением войск у наших границ – при создании полного впечатления, что сами немцы к войне не готовы.

Здесь были умелые действия спецназа и немецкой агентуры в приграничной полосе.

Здесь немцы на полную мощь применили свою революционную тактику военно-воздушных сил, показав чудеса организации ударов, централизованного использования авиации, высокоточного уничтожения ключевых пунктов русского сопротивления, применения связи и наведения ударов с земли. Благодаря этому они разгромили и превосходящие их в числе сталинские ВВС. Вспомните только, как начиналась война! С бомбежек Минска и Киева. Они носили характер прежде всего психологических ударов. Вспомните панику, охватывавшую миллионы людей в СССР страшными летом-осенью 1941-го.

Да, готовились немцы не к классическому вторжению, а именно к войне на поражение сознания русских, к грандиозной подрывной операции, к взрыву СССР изнутри.

 

«…Представитель министерства иностранных дел Кэвендиш-Бентинк, председательствовавший на заседаниях объединенного разведывательного комитета, где присутствовали начальники разведывательных управлений видов вооруженных сил и их коллеги из других министерств, пишет:

«В начале 1941 года, в марте или конце февраля, мое внимание привлекли сообщения из Польши о том, что немцы увеличивают длину взлетно-посадочных полос на аэродромах… и укрепляют их покрытие. Я подумал, что это вряд ли делается для нужд гражданского воздушного флота. Чуть позднее мы получили информацию о том, что немцы начали снова субсидировать антисоветские организации на Кавказе. Эти факты побудили меня предложить коллегам по объединенному разведывательному комитету, чтобы наш штаб занялся составлением доклада по вопросу о возможности нападения Германии на Советский Союз.

Доклад был составлен на основе различной информации помимо упомянутых двух фактов. Хорошо помню, как офицер, секретарь объединенного разведывательного комитета, заявил мне, что наш штаб сошел с ума, предсказывая, что немцы в скором времени нападут на Россию. Когда я сказал ему, что предложение о подготовке доклада – моя инициатива, офицер бросил на меня презрительный взгляд (к таким взглядам я постепенно привык за период с 1939 по 1945 год). Насколько мне помнится, потребовалось некоторое время, чтобы убедить комитет начальников штабов в намерении немцев напасть на Россию.

Примерно 10 июня я провел около получаса в кабинете Антони Идена в министерстве иностранных дел…»

(Дональд Маклахлан. «Тайны английской разведки» – Москва, издательство МО СССР, 1971 г., с. 251–252).

 

Как говорится, комментарии излишни. Немцы готовились к нападению так, что в это нападение почти никто не верил. Да еще и финансируя мятежные элементы внутри нашей страны!

И до сих пор многие, ругая почем свет стоит Сталина с коммунистами, говорят: глядите, какие они уроды! Вот при царе, когда мы тоже воевали с немцами, мы полстраны не теряли. Господи, сами вы уроды, антисоветчики хреновы! В Первую мировую русским пришлось воевать с врагом из той же эпохи. Разница заключалась лишь в лучшем материально-техническом оснащении немцев. К тому же, в 1914-м мы первыми вторглись на немецкую территорию – в Восточную Пруссию. А вот в 1941-м мы столкнулись с врагом из следующей эпохи, поистине – с пришельцами из грядущего, которые, к тому же, смогли ударить первыми!

Немцы смогли на всю катушку использовать эффект Нового Оружия, стратегию блицкрига, бросив на нас прекрасно организованные танковые и механизированные дивизии, которые, уступая советским по численности собственно танков, на три головы опережали нас по структуре и продуманности вооружения. Именно благодаря этому немцы размололи в куски пятимиллионную армию Сталина, устроив поражающие сознание военные катастрофы под Минском, Киевом, Ельней. Стремительный бросок немцев в Прибалтике обезвредил красный Балтийский флот, заперев в узости Финского залива и тяжелые корабли русских, и наши подводные лодки. В итоге немцы отвели угрозу от своих путей снабжения железной рудой и ценными металлами, которые шли через Балтику. А смелые удары на Юге сняли угрозу русских ударов по «нефтяному сердцу» Рейха – Румынии и Венгрии.

Да, Гитлер и его соратники смогли сделать очень многое. Но просчитались в одном: им противостоял Сталин. Человек из металла, «парень грубого помола» – а не западные демократически слизняки, легко впадавшие в ступор и истерику. Сталин, с его броневой волей, смог не утерять контроля над ситуацией. Вопреки распространяемым байкам о «недельном параличе» и об исчезновении Сталина из Кремля в первые дни войны, он с первого дня войны напряженно боролся с нашествием, преодолевая чудовищные поражения. И это принесло свои плоды.

Отметим только, что с самого начала немцам пришлось иметь дело с совершенно иным обществом, нежели на Западе. В СССР не имелось той свободы масс-медиа, которую вовсю использовали для распространения ужаса и деморализации в Европе. В СССР умели бороться с паникерами. В СССР у людей изъяли радиоприемники, что сразу же дало Сталину возможность контролировать воздействие пропаганды на умы. Ведь ни Интернета, ни широкодоступного телевидения в сорок первом и в помине не имелось, а газеты, кинохроника и вещание по проводному радио (радиоточки) оставались целиком в руках советского правительства. Гитлер мог использовать в войне с нами лишь ошеломительные военные победы, устные слухи да листовки.

И все же нам пришлось тяжко.

 

Накануне: «артподготовка» психовойны

 

А ведь Гитлер пробовал сломить волю Сталина еще накануне 22 июня сорок первого. В ход пошел один из приемов, который Германия в 1938-м с успехом применила против Франции. Помните, как руководство Люфтваффе поразило воображение будущей жертвы, показав генералу Вюймелену все последние новинки своих Люфтваффе и даже продемонстрировало несуществующий на самом деле серийный, сверхскоростной истребитель? Так вот: нечто подобное немцы попробовали проделать и с нами. И снова в роли пси-оружия выступила техника гитлеровских ВВС.

И тут я передаю слово замечательному человеку – Виктору Никифоровичу Бугайскому, сталинскому конструктору, который начинал карьеру в 1934 году в конструкторском бюро знаменитого Ильюшина, а закончил ее в 1982-м – участником разработки воздушно-космического корабля «Буран». За свою долгую жизнь он создавал и бронированные штурмовики, и пассажирские самолеты, и реактивные бомбардировщики, и межконтинентальные ракеты, и «крылатки», и орбитальные станции. Словом, его воспоминаниям, изданным мизерным тиражом в тысячу экземпляров, можно доверять. Итак:

 

«…На аэродром «Чкаловский» прилетели из Германии самолеты «Мессершмитт-109», «Мессершмитт-110», «Юнкерс-88» и «Хейнкель-111». Это были современные для того времени самолеты… Кроме этого, многим советским специалистам в Германии показали авиационные заводы, на которых шло массовое производство военных самолетов. Внешне казалось, что немецкое правительство открывает нам свои самые большие секреты… Вот, мол, мы какие. Какое вам оказываем доверие. Вы нам можете поверить.

На самом деле у немецкого правительства были другие цели: это была демонстрация силы, нас запугивали.

Немецкое командование знало, что на вооружении ВВС Красной Армии в то время стояли истребители И-15 и И-16, бомбардировщики ТБ-3 и ДБ-3, по своим летно-техническим характеристикам значительно уступавшие немецким самолетам. Знакомство советских специалистов с образцами немецкой военной техники практически ничего нам не давало. Чтобы даже скопировать немецкие самолеты и организовать их выпуск, нужны годы. А немцы знали, что времени для этого у нас не было. Единственная цель знакомства наших специалистов с современными образцами военной авиационной техники – это показ-демонстрация могущества немецких ВВС и пренебрежение к нам…

В то время, благодаря колоссальному вниманию руководства партии и особо И.В. Сталина у нас уже была довольно сильная современная авиапромышленность, и в конструкторских бюро… были созданы образцы самолетов, превосходящих немецкую авиационную технику. Работа по созданию новых образцов… шла днем и ночью. Рабочий день продолжался 12–14 часов. Мы все знали, что война неизбежна, поэтому работали с полной отдачей сил. Но нам безумно не хватало времени. Цикл создания самолета довольно длителен…

Нужны годы. Мы все делали, чтобы сократить сроки. Но отведенного нам историей времени было очень мало, поэтому мы подошли к войне в тот момент, когда шло широкое внедрение в серийное производство самолетов Ил-2, Як-1, МиГ-3, ЛаГГ-3 и Пе-2. Нам не хватило года, максимум двух лет – и мы были бы, как говорится, на коне. Вот почему советское руководство делало все, чтобы насколько можно оттянуть начало войны…»

 

Ну, а к воспоминаниям конструктора добавим, что накануне советскую делегацию в Германии возили по 219 объектам Люфиваффе и немецкого авиапрома, что позволило нашим не только увидеть и закупить новейшие машины Гитлера, но и оценить ежемесячное производство боевых самолетов в Рейхе. Именно эта оценка (до 60-ти ежедневно) и стала для Сталина ориентиром для наращивания своего производства.

Вот вам и разница между поведением французов и сталинской России. Французы, увидев новинки Люфтваффе, сникли, опустили плечи. Сталинцы, узрев высокотехнологичные немецкие машины, бросились пахать с утроенной энергией. Французы даже не попробовали нарастить производство самолетов, получая только 60 машин в месяц. Сталин же сумел запустить выпуск новейших машин, хотя и в самый канун войны. Франция, словно зрелое яблоко, пала к ногам Гитлера. А вот железная воля Красного императора не поддалась умелому психологическому удару. И это тогда, когда, по словам Бугайского, настоящая индустриализация страны продолжалась каких-то десять лет – с 1929-го! Это тогда, когда нам пришлось противостоять силе, начавшей индустриализацию на век раньше русских! Смотрите: 28-летнего Бугайского тогда делают заместителем «звезды первой величины» – самого Ильюшина!

Так вот, читатель. Русские сталинского времени – это вам не западные размазни. Это – орешки ой какие твердые!

И все-таки Гитлер смог найти слабину Сталина!

 

«Неожиданное нападение»

 

Пожалуй, самой успешной операцией фюрера по поражению сознания высшего советского руководства стало «неожиданное нападение» 22 июня 1941 года.

Огромной психопобедой Гитлера над Сталиным стало то, что немцы смогли представить стягивание своих сил к границам СССР как блеф, как обманный ход. Именно это позволило им на все сто процентов воспользоваться возможностью первого удара и смести поочередно все три эшелона Красной армии, практически уничтожив ее в первоначальном виде.

Такой смеси блефа, умелой дезинформации и психотехник еще не было в истории. И поныне историки с публицистами исписывают толстенные тома, пытаясь разгадать загадку странной доверчивости Сталина. Почему, дескать, он не внял многочисленным предупреждениям об агрессии Германии. Все еще бытует примитивная поп-версия: мол, Сталин был таким параноиком и идиотом, что не верил куче донесений от умных-преумных разведчиков, в карты не смотрел – а потому во всем виноват он один. Ну, может еще и Берия, который Хозяину умело подыгрывал и грозил стереть в лагерную пыль всякого, чьи донесения расходились с мнением Самого.

Чушь все это! Не мог Сталин с его звериной подозрительностью быть настолько доверчивым. Историю с донесениями разведки давно уже разоблачили серьезные авторы. Их было слишком много, их даты разнились. И это вполне могло быть дезинформацией – а Сталин очень не хотел того, чтобы русские, как при царях, воевали за английские интересы. Дело тут совсем в другом: в столкновении разных миров, разных типов сознания. В том, что Гитлер смог разгадать мировоззрение Сталина и включить его в свой сценарий действий, а вот Иосиф Виссарионович подобного сделать не смог. Хотя очень старался!

Итак, Сталин – сугубый рационалист и железный логик. Поставьте себя на его место. Итак, начнем. Что нам известно в начале июня 1941 года?

Факт первый. Германия к войне не готова. По донесениям той же разведки, промышленность Рейха неотмобилизована. Сеть «Красной капеллы» устами суперкрота, агента Харнака, доносит в Москву, что запасы стратегического сырья у немцев – куцые. А уж о том, что немцы не позаботились ни о полушубках, ни о морозостойкой смазке для оружия – об этом еще Резун-Суворов красочно написал.

Факт второй. Германия боится войны на два фронта. А она уже воюет в Северной Африке и имеет на Западе недобитую Англию. Неужели она рискнет ввязаться еще и в войну с Россией, не решив английскую проблему, да еще и при неотмобилизованной экономике? По железной логике, немцы должны либо готовиться к высадке в Англии, либо добиваться заключения мира с Лондоном.

Факт третий. Развертывание немецких войск вдоль границы с СССР – это обычная практика страны, которая зажата меж двух «жерновов». Если ты готовишься вести войну на Западе (против Англии), а с востока над тобой нависает русский колосс, то логично перед высадкой на Британские острова организовать заслон на востоке – от неожиданного удара со стороны СССР. А то, что немцы могут готовиться к броску через Ла-Манш, подтверждается «репетицией», грандиозной операцией по захвату острова Крит с воздуха в мае 1941-го.

Факт четвертый. Британская империя трещит по всем швам. Ее сила подорвана. Единственная надежда англичан на спасение – это столкновение немцев с русскими. Сталин знает, что именно так англичане спасали свое могущество, сражаясь за империю «до последнего русского». Они в свое время сумели потянуть в кильватере своей политики царскую Россию, столкнув ее с Наполеоном в начале XIX столетия и со Вторым рейхом в 1914-м. В обоих случаях англичане с помощью дворцового заговора, дезинформации, пропаганды, подкупов и кредитного «капкана» сорвали попытки сближения России и с Наполеоном (при Павле Первом, которого пришлось устранять с помощью финансируемого из Лондона заговора), и с кайзером (аннулированный Бьоркский договор 1907 года). Неужели британцы изменили своей стратегии в сорок первом? Скорее всего, они опять постараются спастись, спровоцировав русско-немецкое столкновение. И, пока фрицы с иванами будут истреблять друг друга, Англия превратится в «обезьяну на холме».

Скорее всего, думал Сталин, англичане специально подсовывают мне секретные донесения о готовящемся нападении Гитлера на СССР. Так, чтобы я повелся и начал войну. Нет, нельзя поддаваться на провокацию!

Имея эти факты, рационалист Сталин в нападение Гитлера летом сорок первого не верил. По всем основаниям такого случиться не могло.

Но Сталин не учел еще одного факта: против него стоит существо с совершенно иным мышлением – не с логичным и аналитическим, а с хаотичным и интуитивным. Маг, а не живой компьютер. Тот, кто действительно может ринуться в бой, не обладая ни запасом сырья, ни теплых вещей для зимы. Теперь-то мы знаем, что Гитлер задумал устранить последнюю надежду Англии – русских. Русских, которые последние два века англичан всегда спасали и тупо служили Лондону в роли «штрафбата», «пушечного мяса». И Гитлер, судя по всему, прекрасно вник в безупречную логику Сталина, всячески поддержав видимость того, что первым на СССР не нападет. Он смог сделать Сталина фактором своей игры, частью своего сценария.

Для этого Гитлер умело использовал два обстоятельства – и великолепно сработанный в 1941-м поток дезинформации, и общую слабость предвоенных разведок всех стран мира – отсутствие сильного аналитического аппарата. И немцы действительно смогли утопить советское руководство в водопадах противоречивой информации. Как говорил мне Владимир Кравченко, бывший директор НИИ инфосистем при Первом главноуправлении КГБ СССР, все обращают внимание на кучу верных сообщений о грядущем нападении. Но они умалчивают о том, что были и «монбланы» умелой дезинформации. Миф о том, что советская разведка обо всем докладывала точно, развеян самими разведчиками. Например, Павлом Судоплатовым. И Зорге передавал противоречивые данные, и другие источники. Право, не будем вдаваться в эту тему – она рискует растянуться на целую книгу. Ограничимся констатацией факта: Гитлеру удалось провести информационно-психологическую войну, создав у Москвы впечатление того, что он не собирается бить первым.

Немцам это удалось.

 

Фактор «Х»

 

Знаешь, читатель, мы не собираемся здесь детально раскладывать катастрофу 1941 года. Может быть, когда-нибудь – с применением компьютерных моделей и трехмерных изображений, мы воссоздадим картину страшного времени, учтя в ней движения сотен дивизий. Только привлекая коллективный разум, мы сумеем до конца разобраться в картине драматических событий.

Здесь же мы хотим разобраться: что за таинственный фактор «Х» не дал нашей стране развалиться в то время? Что было предпринято в той каше? Что позволило спасти нестабильную систему «СССР»? Что за таинственное «силовое поле» простерлось над нами?

И тут мы вновь упираемся в фигуру усатого вождя с трубкой. В его несгибаемую волю и способность вести борьбу до конца. Хотя по официальной точке зрения в «трехцветной бывшей России» Сталин только и делал, что мешал народу одержать победу над Гитлером.

Изучая его деятельность не по кривым зеркалам художественных произведений, а по скучным научным работам с массой статистических таблиц и архивных ссылок, убеждаешься: Сталин задолго до войны готовился к худшему повороту дела. Конечно, не во всем – и роспуск партизанских отрядов тридцатых тому доказательство. Но если брать экономику, то картина выходит совершенно иной. Е.В. Хохлов, отечественный исследователь военной экономики СССР, отмечает: страну в сорок первом спасло то, что с начала тридцатых годов сталинское правительство упорно, вопреки всем экономическим выгодам, развивало уральскую промышленную зону. Сибирские и уральские руды были скверными по качеству, пылеватыми. Производство металла и машин на Урале было намного дороже, чем в Южном промышленном районе с его Донбассом. И, тем не менее, Сталин поднимал и Урал тоже, создавая для него автономное обеспечение углем, рудой, электричеством, чугуном и сталью, прокатом, агломератами и марганцем, металодобавками и ферросплавами. На Востоке поднялись Магнитогорский и Кузнецкий металлургические гиганты. На Дальнем Востоке построили «бастион труда и обороны – Комсомольск-на-Амуре, центр авиа- и судостроения. Комсомольцы в войну снабжали фронт истребителями.[15]

Зачем все это делалось? Для того, чтобы максимально защитить промышленные центры от налетов бомбардировщиков врага и от действий его диверсионных групп. И это было возможно только в условиях СССР, когда заводы и промкомплексы создавались за счет государства, а не по воле капиталистов. Если бы в тридцатые индустриализация шла на либерально-рыночных началах, то господа бизнесмены вкладывали бы деньги в Донбасс и Центральный промышленный район. Но именно они и попали под удар немцев в начале войны! Вот и получилось, что Сталин каким-то образом предвидел и худший вариант. Урал выручил нас. Страна смогла выстоять, потеряв и Южный, и Северо-Западный, и Центральный промышленный районы.

С 1937 года Сталин начинает странную с нынешних понятий экономичекую политику. Осваивает вторую нефтепромышленную базу между Волгой и Уралом. Создает по всей стране предприятия-дублеры по машиностроению, нефтепереработке и химии. Так, чтобы потеряв одни, сохранить другие. При этом по возможности заводы должны работать на местной сырьевой базе, автаркично. С 1939 года запрещается новое строительство в старых, освоенных индустриальных центрах – Москве, Ленинграде, Киеве, Харькове, Ростове-на-Дону, Горьком и Свердловске. Теперь упор делают на развитие производств в каждом регионе, удовлетворяя его основные экономические потребности в топливе, строительных материалах, энергии, продовольствии и одежде. Зачем? Чтобы по максимуму сократить объем перевозок на дальние расстояния. Вокруг крупных городов создаются картофельно-овощные и животноводческие базы. Разрешается использовать для сельского хозяйства площади садово-паркового хозяйства. Создается впечатление, что Сталин готовится не к простой войне (когда железные дороги могут быть парализованы налетами с воздуха), а к войне атомной. Или, на худой конец, к налетам на СССР воздушных армад из тысяч «летающих крепостей». Как мы понимаем, все эти меры никак не вязались с доктриной победоносного наступления Красной армии на Европу с первого дня войны. Сталин создавал резервы, страховал страну от неожиданностей, предусматривал самый худший вариант развития ситуации. И это также выручило нас в сорок первом!

Катастрофа лета сорок первого стала тяжелым ударом и по Сталину. Но, вопреки россказням перестроечных «обличителей», он не впадал в ступор, а с самого начала начал борьбу. Сдаваться он не собирался. И именно его воля стала тем «фактором Х», о который расшибся психотриллер-блицкриг Гитлера. На пути вихря выросла сталь. И победила вихрь!

Давайте попробуем проследить некоторые вехи сталинских действий в то страшное время.

 

Опасный кризис 29.06.41 года

 

Первая неделя войны оказалась материализовавшимся кошмаром. Управление войсками из Москвы было потеряно.

По воспоминаниям Микояна, Сталин в тот день отправился вместе с ним, Берия, Маленковым и Молотовым в наркомат обороны. Нарком Тимошенко по телефону не мог сказать ничего о положении на Западном фронте. Приехав, Сталин застал в кабинете Тимошенко Жукова и Ватутина. (Жуков – начальник Генштаба с 13 января 1941 г., Ватутин – его заместитель). Полчаса вождь СССР пытался выяснить – где командование Западного фронта, почему случился такой грандиозный немецкий прорыв и что делается, чтобы восстановить связь. Жуков ответил, что не знает, когда восстановится связь. И тогда Сталин вспылил. Он накричал на Жукова, обвиняя того в том, что тот потерял связь и никем не командует. Разве штаб может руководить без связи?

Дальнейшие события излагаются по-разному. По Микояну, Жуков разрыдался и убежал в соседнюю комнату, где его успокаивал Молотов. По словам Молотова (переданным через писателя Стаднюка) Иосиф Виссарионович обзывал Жукова, Тимошенко и Ватутина бездарями, ничтожествами, ротными писаришками, портяночниками. И тут якобы Жуков послал Сталина по матери, потребовав покинуть кабинет и не мешать работать. После чего побелевший Сталин ретировался. Если учесть, что позже Жуков, даже по телефону разговаривая со Сталиным, неизменно вставал, в историю с посыланием вождя всерьез не воспринимаешь.

В этот момент положение стало крайне опасным. Сталин ткнул товарищей большезвездных военных носом в дерьмо. Безобразная связь – целиком на их совести. Уже на следующий день Тимошенко сняли с поста наркома и отправили командовать Западным фронтом, а Ватутина – сделали начшатаба Северо-Западного фронта. Вся власть в стране 30 июня перешла в руки Государственного комитета обороны во главе с И.В.С.

А в ночь с 29 на 30 июня Берия сидел в своем кабинете на Лубянке и принимал доклады своих подчиненных: они отслеживали все подозрительные движения в столице. Так, чтобы вовремя среагировать на попытку военного переворота.

Разумная мера! Действительно, обиженные военные иерархи обладали возможностями свергнуть или уничтожить Сталина, составив новое правительство. А если учесть, что командующий Западным фронтом Павлов перед войной вел интересные разговоры о том, что в случае победы немцев ему, де, хуже не будет, то не исключено, что переворот мог окончиться мирными переговорами с Гитлером и принятием его условий.

29 июля Сталин стал наркомом обороны, а 8 августа – Главковерхом, приняв на себя всю ответственность. А еще 13 июля Берия добился назначения командира отборной дивизии НКВД Артемьева начальником Московского военного округа. Так Берия готовился к возможному прорыву Гитлера к самой столице, что могло породить панику, хаос и потерю управления. Так чисто военные меры умело сочетались с полицейско-жандармскими. И, как окажется потом, мера была совершенно оправданной. (Ю. Жуков. «Сталин – тайны власти» – Москва, «Вагриус», 2005 г., с. 120).

Так высшее руководство СССР, не потеряв головы, смогло удержать ситуацию под контролем и побороть последствия шока, поразившего страну.

Отметим также знаменитое выступление Сталина по радио 3 июля 1941-го. Помните, когда он обратился к людям со словами «Братья и сестры»? Так вот – современники единодушно отмечают, какое магическое действие оно произвело на всех. Поток добровольцев на призывных пунктах увеличился в разы.

 

Попытка московского «психоудара»: октябрь 1941-го

 

Не думай, читатель, что немцы не пробовали сделать с Москвой то, что они делали с Варшавой и Копенгагеном, Осло и Гаагой, Парижем и Брюсселем. В сорок первом у них был огромный опыт зажигания паники в столицах стран-жертв агрессии. И они попробовали применить ту же «психостратегию» и для взятия Москвы.

Я бы многое дал за то, чтобы взять интервью у самого Иосифа Виссарионовича. Меня поражает то, как он учуял угрозу немецких налетов на столицу. Скорее всего, он знал, какую панику наводит одна лишь угроза Люфтваффе крупным городам. Наверное, изучал Красный Император информационные сводки о том, что творилось в Праге, скажем, или в Роттердаме. Он боялся не тотального разрушения города, а прежде всего дикой волны страха. Именно И.В.С. распорядился в первый же месяц войны стянуть для защиты Москвы тридцать авиационных полков и громадное число зенитных «стволов», своим личным распоряжением разделив ПВО столицы на четыре сектора – по картушке компаса. Я еще в детстве читал об этом в мемуарах великого русского летчика-испытателя Петра Стефановского «Триста неизвестных» (сам Стефановский командовал западным сектором ПВО города).

Тогда Сталин поинтересовался, сколько заместителей у командующего авиакорпусом обороны столицы. Узнав, что зам – всего один, покачал головой и заявил: мол, со времен Римской империи известно, что один человек может хорошо управлять не более, чем пятью подчиненными. И тут же, на карте, разделил ПВО Москвы на четыре «дольки»: западную, восточную, северную и южную. В каждую был назначен свой начальник, подчиненный командиру оборонительного корпуса.

И вот в ночь на 22 июля 1941 года на Москву устремились 220 гитлеровских бомбардировщика. Их встретили 796 зенитных орудий среднего калибра и 248 – малого. Отбили налет. И отбивали все остальные нападения с неба.

Как немцы пытались сломить волю к сопротивлению в Москве в самые страшные дни октября-ноября 1941 года, прекрасно описал Станислав Грибанов (сам бывший военный летчик) в книге «Заложники времени» (Москва, «Воениздат», 1992 г.).

Грибанов – патриот, но и на него подействовали интеллектуальные помои антисталинщины 80-х годов. Поэтому приведу-ка я отрывки из его книги, лишь кое-где снабдив их своими комментариями.

«…С 21 октября по 20 ноября, в наиболее напряженные для Москвы дни, на город было совершено еще 54 налета. Немцы сбросили 657 фугасных и 19000 зажигательных бомб. Причем удары гитлеровские летчики старались наносить прицельно – по Кремлю, Генеральному штабу, электростанциям. Две 100-килограммовые бомбы упали вблизи штаба Московского военного округа на улице Осипенко. Чуть позже по этому штабу отбомбились более точно: несколько командиров были контужены взрывной волной, ранены осколками стекол.

В последних числах октября командующий войсками Московского военного округа и Московской зоны обороны докладывал в здании ЦК партии Щербакову. Во время доклада пикирующий бомбардировщик атаковал и этот дом. Сильную контузию получил Щербаков. Участники заседания с трудом выбрались из его кабинета с помощью сотрудников секретариата, когда на нижнем этаже вовсю бушевал пожар…

(То есть, немцы в 1941 применили против нас то, что потом с успехом применят американцы в войнах против Ирака и Югославии – высокоточные удары по «нервным центрам» страны, удары ослепляющие и обезглавливающие. Минимум стали и взрывчатки – максимум ущерба. Прим. М.К.)

В бомбардировках Москвы прямым попаданием полутонной бомбы почти полностью был разрушен театр имени Евгения Вахтангова. Сгорела Книжная палата на улице Чайковского, досталось и консерватории… Три фугаски ударили и по Третьяковской галерее, четырежды бомбили Музей изобразительных искусств. Чудом как-то спасли музей-усадьбу Льва Толстого, куда бросили 34 «зажигалки»! Но вот взрывом 1000-килограммовой бомбы полностью были разрушены и повреждены около двух десятков зданий на Овчинниковской набережной. Такая же 1000-килограммовая фугаска рванула у Никитских ворот, напротив памятника Тимирязеву, да так рванула, что воронка получилась около десяти метров глубиной. Памятник Тимирязеву снесло взрывной волной и разбило. Полуразрушены были ближайшие здания, скручены трамвайные рельсы…

(Немцы старались поразить прежде всего наше сознание, нанося удары по памятникам искусства и культуры, по символам русскости – М.К.)

К утру памятник ученому стоял на месте. Воронку засыпали. Трамвайные линии заменили новыми. В официальных отчетах это называлось «ликвидацией очагов поражения». К таким очагам относились заводы «Динамо», «Серп и Молот», ГПЗ-1, фабрика «Парижская коммуна», Всесоюзная строительная выставка, издательства газет «Правда», «Известия», Большой театр, Московский государственный университет, улица Горького.

15 фугасных и несколько сотен зажигательных бомб упали на территорию Кремля, дважды – на здание Арсенала. При этом погибло около ста красноармейцев Кремлевского гарнизона! Печать обо всем этом сообщать не слишком торопилась…

(А надо было об этом истерически сообщать в каждом выпуске газет и радионовостей, заражая страхом и Москву, и всю страну? Давать фото жертв и разрушений, гнать в прямой эфир интервью с обезумевшими от горя и охваченными ужасом людьми, стоны раненых и рыдания женщин? К чему подобное действие СМИ привело в Голландии, Норвегии и Франции 1940 года, мы уже хорошо знаем. Именно то, что СМИ Сталина жестко контролировались, дозировали сообщения и сохраняли спокойствие, и позволило нам не пасть жертвой дикой паники в те дни. Еще раз оправдал себя решительный шаг Сталина – изъятие у людей радиоприемников, что сделало страну неуязвимой для ударов гитлеровского «пси-оружия» – радиопропаганды. Поэтому немцы не могли провести и операцию в духе «цунами страха», которая так удалась им во Франции.

Сталин прекрасно уразумел еще одну особенность психовойны. Больше всего людей деморализует ломка привычного порядка вещей – парализованный городской транспорт, например. Поэтому и памятник наутро восстановили, и трамваи вновь пустили – М.К.)

А с середины октября немцы налетали на Москву уже не только ночью, но и днем – по 4–5 налетов в сутки – и не только бомбили, но и обстреливали город из пулеметов.

Вот что рассказал о тех днях генерал И.И. Лисов, бывший заместитель командующего воздушно-десантными войсками, тогда – сотрудник разведотдела этих войск:

«До Арбата, помню, мы шли по Кировской, площади Дзержинского, мимо Центрального военторга (шли по Лубянке, мимо уничтоженного нынче Лужковым магазина – памятника архитектуры 1912 года – М.К.) и видели суровую картину, как Москва готовилась к защите. При подходе к кинотеатру «Художественный» нам довелось почувствовать близость гитлеровцев – два их самолета шли на бреющем полете от Кропоткинских ворот и вели плотный пулеметно-пушечный огонь по людям вдоль Малого Садового кольца. Мы переждали обстрел, прижимаясь к домам и подворотням, а по кольцу уже неслись санитарные машины, где-то рядом они были нужны пострадавшим людям».

Вот те фунт! Вдоль Малого Садового среди бела дня да на бреющем!

(Узнаете стиль пси-атак Люфтваффе, полетов на бреющем над Копенгагеном и Осло? – М.К.)

В конце месяца налеты противника проводились почти непрерывно – и днем, и ночью. Четырежды воздушная тревога объявлялась 28 октября. В ноябре немцы совершили еще 41 налет на Москву. Из них 24 ночью и 17 днем. На пятый день после парада в честь 24-й годовщины Великого Октября бомбардировщики противника еще раз нанесли удар по зданию ЦК партии. Долго длился пожар на Старой площади (где сейчас – администрация россиянских президентов) – больше недели. Пожарные сквозь пламя и дым выносили из здания ЦК раненых, пострадавших от взрыва мощной фугасной бомбы.

Совинформбюро о таком тоже помалкивало – так ли это важно для правительственного агентства – какие-то пожары… В их сводках говорилось, что немецкие летчики, «рассеянные и деморализованные» огнем наших зениток, бросали свои бомбы в леса да на поля еще на подступах к столице. Ну, а 110 тысяч одних только зажигательных бомб – почти по две бомбы на каждый московский дом! – это так, ветерком попутным занесло…» (С.Грибанов. Указ. соч., с. 130–131)

(Опять Грибанов по-идиотски ерничает. Вы только представьте себе, что творилось бы в стране и в войсках в сорок первом году, если бы наше ведущее информационное агентство начало тогда сообщать о горящих в Москве центрах власти и управления страной! И так нервы тогда натянулись до предела, враг пер вперед, мы терпели поражение за поражением – а по мысли автора, нужна была полная гласность? Живые картины пылающих московских кварталов? Слава Богу, осенью 1941-го рычаги власти оказались в руках умных и волевых товарищей – М.К.)

Об этом почему-то не вспоминают, но Сталин после бомбежек регулярно появлялся на улицах Москвы, проверяя посты на улице Горького (Тверской), Земляном валу и Смоленской площади. А однажды, как свидетельствует охранник Сталина А. Рыбин, красный император вышел из машины в четыре часа утра на Калужской площади. Вокруг полыхали деревянные дома, машины скорой помощи подбирали убитых и раненых. Потрясенные люди окружили Сталина. Глядя на плачущих детей, жавшихся к матерям, он произнес:

– А детей надо эвакуировать вглубь страны.

На вопросы о том, когда остановим немца, ответил:

– Будет и на нашей улице праздник!

В другой раз Сталин после налета пошел по улице Горького. У Елисеевского магазина женщина, увидев его, вмиг взобралась на постамент уличного фонаря и заголосила, что нельзя руководителю страны ходить по улице в такое время, рискуя жизнью. Сталин только развел руками.

Слухи об этих выходах И.В.С. распространялись в народе, поднимая его дух. К слову: когда начались тяжелые налеты на города Германии, Гитлер ни разу не посетил пострадавшие районы! А вот Сталин это делал.

Итак, немцы пытались воздушным террором сломить нашу волю к сопротивлению и породить панику. Так же, как и американцы при налетах на Белград в 1999-м. Но если это сработало в Чехословакии (только угроза налетов!), в Норвегии, Дании, Голландии, Бельгии и во Франции, если в 1938-м перед перспективой бомбежек побледнели от ужаса и Лондон, и Париж, то сталинский СССР, как оказалось, обладал стальными нервами и сильными защитными механизмами против волны массового страха. Вот и сами судите – были ли оправданы суровые и крутые меры по пресечению паники в те годы. Прежде чем обвинять Сталина в жестокости, вспомните-ка то, что творилось в Европе при аналогичных операциях Гитлера.

Русские тогда смогли совладать со смятением и ужасом. И – победили!

 

Погашенная паника 15 октября 1941-го

 

И все же был момент, когда Москва повисла на волоске. В ней действительно вспыхнула дикая паника. И дело было 15 октября, во время ожесточенных боев на подступах к столице.

К тому дню немцы заняли Тверь-Калинин, Можайск и Малоярославец…

– В середине октября пошли слухи, что фронт прорван, а Сталин и правительство из Москвы сбежали. Да говорят, что еще Левитан, якобы, выступая со сводкой по радио, всего лишь один раз оговорился, сказал «Говорит Куйбышев» вместо дежурной фразы: «Говорит Москва». Начальство на многих предприятиях погрузило семьи в грузовики и оставило столицу. Вот тут и началось. Горожане дружно кинулись грабить магазины и склады. Идешь по улице, а навстречу красные самодовольные пьяные рожи, увешанные кругами колбасы и с рулонами мануфактуры под мышкой! Но больше всего меня поразило следующее – очереди в женские парикмахерские. Немцев ждали. Вся территория в радиусе нескольких километров вокруг Казанского и Курского вокзалов была забита кричащими и плачущими людьми, грузовыми машинами, дикая паника, многие стремились уехать из города любой ценой. Помню, как по шоссе Энтузиастов, единственной дороге на Муром и Владимир, молча проходили десятки тысяч людей. Но уже 16 октября власти спохватились и постепенно навели порядок в Москве. На улицах появились усиленные патрули. В городе формировали добровольческие коммунистические дивизии. Навстречу своей горькой и трагической судьбе шли отряды гражданских людей, вооруженных старыми винтовками и охотничьими ружьями. Шли пожилые люди, семнадцатилетние юнцы и множество мужчин интеллигентного вида в очках (до войны «очкариков» в армию не призывали), – вспоминает на страницах газеты «Дуэль» Е.А. Гольбрайх.

Все началось с того, что советское правительство решило часть государственного аппарата управления переместить в безопасное место. Это было сделано в 11 часов дня на заседании Совнаркома. При этом сам Сталин столицу твердо решил не покидать. Отказался от предложений вывезти его на самолете. Однако частичная эвакуация наркоматов породила панику.

На нынешнем «ЗиЛе» распорядились выдать зарплату рабочим за две недели вперед, а фабрично-заводскую молодежь и учащихся техникумов стали пешим порядком эвакуировать на восток. На заводе начался возмущенный митинг: рабочие хотели идти работать в цеха, но те уже были заминированы. Люди кричали о том, что правительство уже удрало из города, никто им ничего не объясняет, секретарь парткома и глава комсомольской организации предприятия куда-то исчезли.

«…Я видел, как рабочие завода «Серп и Молот» вышли на площадь Ильича, от которой начинался знаменитый Владимирский тракт, а нынче шоссе Энтузиастов. Именно по этой дороге, ведущей на восток, бросая на произвол судьбы свои предприятия и рабочих, бежали из Москвы всякие чиновники. Бежали со всеми домочадцами и со всем скарбом, погрузившись на служебные грузовики.

Возмущению не было предела. Как же так?! Начальство бежит, а нас тут бросает без руководства?! Рабочие стали останавливать машины, вышвыривать оттуда этих чиновников и их визжащие семьи, имущество, которое тут же разворовывалось.

Стихийный митинг произошел и на Сытищинском заводе наркомата вооружений. Там начальство, забыв об эвакуации уже упакованного в контейнеры оборудования, занялось отправкой на восток своих семейств и домашнего имущества, задействовав заводские автомобили. Пришлось НКВД заняться вывозом контейнеров. И оно же репрессировало как управленцев завода, так и зачинщиков рабочего бунта.

Очень быстро эти волнения распространились по всему городу. Стали грабить магазины. Я видел, как обезумевшая толпа разграбила трехэтажный универмаг на площади Ильича. Все расхватали и разнесли по домам…» – рассказывает Николай Железнов (сборник «Я воевал на Т-34», составленный Артемом Драбкиным – Москва, «Яуза»-ЭКСМО, 2005 г., с. 273). Железнов свидетельствует, что порядок навели жестоко: НКВД загребло практически всех, кто принимал участие в грабеже универмага.

Мама моей жены, которой в сорок первом было всего десять лет от роду, прекрасно помнит атмосферу дикого страха, сгустившуюся тогда над Москвой. Всюду летал черный бумажный пепел: в учреждениях жгли документы. Скукожившиеся от огня, невесомые лоскуты витали в осеннем небе.

Сталин смог погасить панику очень быстро. Он отдал распоряжение немедленно наладить работу трамвая и метро в осажденном городе, открыть магазины, булочные и столовые, обеспечить работу больниц и поликлиник. А руководителям города – выступить с разъяснениями обстановки по радио. А в это время части НКВД занимали рубежи обороны уже внутри города. Они прикрывали Ленинградское шоссе, курсанты училищ НКВД – заняли район Ржевского вокзала. Бойцы дивизии имени Дзержинского заняли позиции у стадиона «Динамо» и у Ваганьковского кладбища. В районе площадей Маяковского и Пушкина располагался резерв – бойцы спецназа, ОМСБОНа. На предложение покинуть Москву на самолете, взлетающем с Красной площади, Сталин презрительно отмахнулся. Он понимал, что столица падет, если он ее покинет, что дух защитников будет подорван. Он готовился драться до последнего, твердо держа рычаги управления в руках. Не в пример Саддаму Хусейну, потерявшему власть и позорно бежавшему из осажденного Багдада в апреле 2003 года. В отличие от польских и французских вождей, давших тягу из столиц в 1939 и 1940 годах, едва лишь запахло паленым! В отличите от президента США Буша-младшего, утром 11 сентября заполошно метавшегося по США в поисках убежища. В отличие от Ельцина, в начале первой Чеченской скрывшегося в больнице – на операцию по исправлению носовой перегородки…

Хотя к вечеру 15 октября пошли слухи, будто немецкие танки – уже в Одинцово. Нарком путей сообщений Каганович приказал подготовить к взрыву метрополитен. Однако Сталин, наплевав на все, поехал на ближнюю дачу в Кунцево. То есть, он бы оказался на пути немцев, если бы они действительно подходили к Одинцово. Приказал разминировать дом и натопить печку. Примерно тогда же на предложение Жукова вывести штаб фронта из Москвы в Арзамас предложил Жукову взять лопаты и копать себе могилы – ибо штаб останется в столице.

И воля победила хаос. Не взяв Москву, Гитлер практически проиграл войну. Ведь блицкриг сорвался – и Германия втянулась в смертельную для нее войну затяжную, на истощение…

 

Никогда не сдаваться!

 

Изучая перипетии лета-зимы 1941 года, понимаешь: драться нужно всегда отчаянно и до конца. Гасить волну отчаяния и смятения в душе бешеной деятельностью, железным выполнением намеченных планов. Особенно если ты – глава страны. Особенно если на тебя смотрят миллионы глаз.

Сталин это понимал и в сорок первом вел себя именно так. Что бы ни бушевало в его сердце, какие бы гнетущие мысли не лезли в голову – внешне он оставался спокоен и непоколебим, словно гранитный утес. Не теряя самообладания, он заставлял работать и всю верхушку власти. Немец пер вперед, опрокидывая и уничтожая одну русскую армию за другой – а Сталин приказывает разработать операцию по введению войск в Иран для того, чтобы обезопасить южные рубежи страны и не допустить прогитлеровского переворота в Тегеране.

Одновременно он ведет переговоры с американской делегацией. Посланцы Рузвельта удивлены: эксперты предсказывают падение СССР в течение нескольких недель, немцы прут вперед – а он, излучая спокойствие, ведет речи о поставке в страну оборудования (а не готового оружия), чтобы развернуть его и вести войну еще годы. Сталин понимает: от его психополя зависит сейчас все. Дрогнет он – и начнет рушиться вся система. Он приказывает эвакуировать зоопарк из Москвы. Особое внимание – вывозу слона. Гениальный ход! Прерываются разговоры о том, продержится Союз неделю или месяц – оказывается, сейчас нет дел важнее перевозки слоника. В те же дни Сталин собирает автоконструкторов и проводит совещание на тему послевоенного выпуска легковых автомобилей! Все должны знать: раз вождь обсуждает такое, значит, мы победим.

Конечно, были у Сталина минуты слабости и отчаяния. Но таким его видели единицы. Да и то мельком, случайно. А для всех прочих день за днем он являл из себя пример спокойствия и уверенности. Только сдал сильно: постарел и осунулся.

Даже когда фронт вплотную приблизился к Москве, Сталин не собирался прекращать борьбы и после возможного падения города. Воспоминания наших чекистов и военных, архивные изыскания историков говорят: в городе активно закладывались подпольные сети, оседали специальные агенты, маскировались взрывные заряды под важнейшими зданиями. Готовился план покушения на Гитлера, который должен был прибыть для торжеств по случаю захвата русской древней столицы. Дело поручили младшему лейтенанту госбезопасности Анне Камаевой-Филоненко, залегендированной под антисоветчицу – главу общины баптистов. Ей предстояло приводить в действие тщательно замаскированные взрывные устройства, одно из коих было в Большом театре, другое – в Колонном зале Дома союзов – бывшем Дворянском собрании. Затаившиеся группы боевиков НКВД готовились начать террор против захватчиков. Терактами против руководителей рейха, появившихся в Москве, должен был руководить композитор, русский немец Лев Книппер. (Он шел на верную смерть, хотя близкие его семьи были репрессированы!) Вот уж действительно – гвозди бы делать из таких людей! Всего в Москве и Подмосковье готовилось к работе 12 резидентур НКВД, закладывалась сотня баз с оружием и продовольствием. Причем делалось все в кратчайшие сроки!

Подпольную радиостанцию разворачивали в подвале кукольного театра Образцова. Главным координатором подполья по Москве назначили начальника контрразведывательного отдела столичного НКВД Сергея Федосеева. Особую резидентуру возглавил майор госбезопасности Виктор Дроздов, прославившийся в борьбе с бандформированиями и националистическим подпольем на Украине. Бывший нарком безопасности Украины Павел Мешик становился во главе резидентуры, нацеленной на диверсии на транспортных магистралях Москвы. (П. Судоплатов. «Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год» – Москва, «ОЛМА-пресс», 2001 г., сс. 334–340)

Сегодня модно утверждать, что страну спасло обращение Сталина к Православию. Конечно, спорить нельзя: вера помогла включить высшие контуры психики у многих. Но без стальной воли и такой же самодисциплины главы СССР никакие иконы и молебны не помогли бы. Религия была только одной из линий сопротивления. Доказательство? Вспомните, как Сталин обеспечил празднование праздника создания Красной империи – 7 ноября (с 1995 года отмененного путинской камарильей). Сегодня и представить себе нельзя, какое магическое действие произвел на миллионы сердец знаменитый парад на Красной площади в тот день, когда части уходили прямо с заснеженной брусчатки на рубежи боев! Какое презрение врагу было выказано в тот день!

Накануне, 6 ноября, состоялось знаменитое выступление Сталина на станции метро «Площадь Маяковского», посвященное 24-й годовщине революции. Павел Судоплатов («главный боевик НКВД») в своих записках отмечает: Сталин, хотя и сдал, по-прежнему излучал спокойную уверенность и властную силу. Его речь о неизбежности победы закончилась десятиминутными бурными овациями. Сталина не хотели отпускать из президиума, и он только и мог, что показывать бушевавшему собранию на часы…

Он действительно смог зарядить энергией и волей командный состав. Да, это вам не нынешние президенты, жидкие и безвкусные, словно разведенный водой кефир…

 

Декабрь 1941-го: крах плана «Гроза»

 

Гитлер в борьбе за Москву шел на самые удивительные и дерзкие операции. Немцы все не оставляли надежды захватить нашу столицу с помощью шока и трепета. Одна из таких операций по закрученности сюжета и смелости не уступит никакому голливудскому боевику. О ней в статье «Крах операции «Гроза» рассказал Станислав Глушнев:

 

«…Известную панику 16–17 октября 1941 г. в Москве удалось быстро ликвидировать. Но нервозная обстановка и неразбериха все же имели место и в последующем и кое-где в городе, и на отдельных столичных предприятиях, и даже в воинских частях. Это, безусловно, создавало почву для неприятных, а порой даже опасных ситуаций. Конечно, нередко их провоцировала германская разведка. Одно ЧП произошло на Тушинском аэродроме.

Надо ли объяснять, что этот аэродром, расположенный тогда близ Москвы, имел исключительно важное значение. И вот сюда, в комендантскую часть, 2 декабря под вечер явились два военнослужащих. Оба – в новехоньком обмундировании. Один – летчик, другой – политработник.

Едва перешагнув порог комендатуры, летчик сразу же стал кричать на находившихся там людей: «Вы что тут – спите, что ли?! Кто старший, ты? Я – личный представитель товарища Сталина капитан Гроза. Телефон мне, живо!»

Властный и самоуверенный тон незнакомого командира буквально всех ошарашил. Работники комендатуры оторопели и встали навытяжку. Между тем нежданный визитер, не торопясь, подошел к телефонному аппарату, набрал какой-то номер и четко произнес в трубку: «Алло, Кремль? Говорит личный представитель товарища Сталина капитан Гроза. Товарищ Сталин? Докладываю: прибыл, как вы приказали, на Тушинский аэродром, разобрался. Как вы и предвидели, и комендант, и комиссар на нем – шкурники и разгильдяи! Проморгали! А командир дислоцированного здесь авиаполка враг народа! Слушаюсь! Есть, товарищ Сталин!»

Сотрудники комендатуры только рты пораскрывали. «Ну, что, – мрачно произнес капитан, – слышали?» «Слышали…» «Ну, раз слышали, вяжите коменданта и комиссара!»

В мгновение ока приказ личного представителя Сталина был выполнен: подчиненные скрутили собственное начальство. После чего последовал новый приказ: «Берите винтовки, пойдем арестовывать командира полка! Я доложу товарищу Сталину о вашем геройском поведении». Пришли к командиру авиаполка, который усталый и расслабленный после полетов только-только собирался позвонить своему непосредственному начальнику генерал-майору Сбытову, доложить о событиях дня. Комполка не успел и рта раскрыть, чтобы выяснить, по какой такой причине к нему ввалилась компания из своих подчиненных и каких-то двух чужаков, как на него навалились и связали. Не избежали этой же участи начальник штаба и инженер в/ч. Недоуменные вопросы арестованных в грубой форме обрывал капитан Гроза.

А генерал Сбытов тем временем сидел у себя в кабинете и с нетерпением ожидал доклада с Тушинского аэродрома. Уже прошел обусловленный срок выхода на связь, а звонка все не было. Сбытова крайне удивляла эта задержка. Ведь командир авиаполка в Тушино отличался дисциплинированностью и исполнительностью. Тогда генерал сам набрал номер части. К телефону подошел дежурный. «Это – Сбытов. Где комполка Писанко?»

«Его связали».

«Как связали? Кто?»

«Сейчас позову».

К телефону подошел капитан Гроза и хладнокровно произнес в трубку: «Я – уполномоченный товарища Сталина и выполняю его приказ». «Ну, действуйте, раз вы уполномоченный товарища Сталина», – спокойно ответил Сбытов, хотя сам недоумевал: что за уполномоченный, да еще от самого Верховного? Нужно немедленно проверить…

Сразу же по вертушке генерал связался с приемной Сталина. Как всегда, ответил его секретарь Александр Поскребышев. Сбытов, едва скрывая волнение, начал рассказывать об инциденте с появлением некоего капитана Грозы на Тушинском аэродроме в качестве уполномоченного Верховного главнокомандующего, но тут вдруг услышал голос самого Сталина: «Какой еще уполномоченный? Никого я не посылал! Это провокатор! Немедленно его арестовать!»

Оказывается, у Поскребышева был такой телефон, что любой разговор мог прослушивать и сам «хозяин». Разумеется, на Тушинский аэродром экстренно выехала группа контрразведчиков, но «капитан Гроза» и его подручный-«политработник», почуяв неладное после звонка Сбытова, уже успели скрыться. Однако буквально через сутки их все же задержали. Они оказались агентами германской разведки.

На допросах «капитан Гроза» показал, что немцы намеревались осуществить беспрецедентную по дерзости диверсионную операцию: изолировать без всякой стрельбы командование Тушинского аэродрома, подготовить взлетно-посадочную полосу к приему нескольких транспортных самолетов с отрядом хорошо подготовленных боевиков. После высадки, которая планировалась в ночь со 2 на 3 декабря 1941 г., часть гитлеровцев должна была направиться в центр Москвы и атаковать Кремль. Другие же десантники имели задачу двинуться к линии фронта и устроить панику в тылу наших войск. Одновременно отборная германская дивизия нанесла бы внезапный удар на данном участке с тем, чтобы ворваться в Москву…

И кто знает, как бы развивались события, если бы не бдительность генерал-майора Николая Сбытова…»

 

Добавим к этому еще одно обстоятельство: был здесь еще один фактор – железная воля самого Сталина и его стремление держать обстановку под полным контролем. Если бы он в самые критические моменты битвы за столицу не работал бы в своем кабинете, то не слышал бы и звонка Сбытова. Посмотрите на этот пример сталинской неукротимой воли – и сравните его с поведением, скажем, правителя РФ, при котором я и пишу эту книгу. В самые критические моменты, когда судьба страны зависала на волоске, нерешительный и слабовольный Путин исчезал, устранялся от руководства. Так было, когда на дно моря лег атомный крейсер «Курск». Так было в страшные дни захвата террористами шоу «Норд-Ост». И в дни, когда шла борьба за Украину. Как говорится, почувствуйте разницу. Она великолепно объясняет, почему СССР одерживал победы, а РФ – терпит одни поражения.

Да, в начале декабря сорок первого немцы попытались разыграть великолепную по замыслу операцию в стиле психотриллера. Они рассчитывали, что в Москве будет так же, как в Голландии. Но сталь снова победила «психо»!

 

Перекидывая мостик в будущее

 

Закроем пожелтевшие от времени страницы битвы за Москву. Задумаемся.

В самом деле, чем нам может пригодиться опыт давно минувшей эпохи? Ведь со времен Сталина, кажется, изменилось все. Неужели в этом столетии может быть интересен опыт войны, где главным оружием были еще несовершенные, слабые танки и тихоходные бомбардировщики «Юнкерса» со свободнопадающими бомбами, лишенными всякого интеллекта? Где не было еще ни компьютеров, ни спутников? Когда еще не знали, что такое – атаки сотен и тысяч крылатых ракет?

Нет, читатель, оружие могло стать другим – а вот люди изменились мало. А потому нам интересны в первую голову психологические уроки 1941 года.

В возможной войне будущего враг тоже направит главный удар на столицу. Это как пить дать. И к бабке ходить не надо. Так легче всего посеять панику и неразбериху. На нее нацелятся сотни крылатых ракет. Главное – ослепить и оглушить Москву, уничтожить руководителей страны, вызвать в ней беспорядки, нарушить жизнь города. И если немецким танкам до Москвы пришлось двигаться три месяца, то нынешние крылатки долетят за считанные часы. А перспективные КР с гиперзвуковыми скоростями – вообще за минуты. В бой за город сразу же бросят перспективные самолеты-роботы разных типов и «калибров», ударные самолеты-«невидимки».

В этих условиях очень важно сохранить твердую власть и порядок. На этот случай в крупнейших городах страны должны расположиться части национальной гвардии СССР-2. Части новой русской пехоты. Не только для того, чтобы в случае чего оборонять города, взятые врагом в осаду. Нет, прежде всего они должны обеспечить порядок и дисциплину. Уничтожить шайки мародеров и смутьянов, буде они объявятся. Развернуть мобильные энергетические установки и полевые хлебозаводы, обеспечить снабжение народа продовольствием и водой. Более того, нам нужно возродить отряды гражданской обороны. Нужно будет быстро ликвидировать последствия разрушений, не давая прерваться более или менее нормальной жизни. А над всем этим должен витать спокойный, полный твердого духа, образ Верховного главнокомандующего.

И, конечно, в войне будущего необходимо защитить страну от обезглавливания – от уничтожения ее руководства. Возможно ли это сегодня? Ведь, кажется, сила главного врага неодолима. Он способен засечь и уничтожить любой бункер, любую временную ставку.

Возможно! Но об этом мы скажем потом. А пока, осмыслив причины торжества стали-Сталина над Гитлером-вихрем, обратимся к иным полезным урокам Второй мировой.

 

 

Глава 12. Неразвитые находки и нераскрывшиеся возможности

 

 

 

Глобальная диверсионная стратегия

 

В самом начале 1943 года, когда гитлеровцы потерпели страшное поражение под Сталинградом, надежды на молниеносную победу оказались полностью утраченными, а в самой Германии, наконец, объявили политику тотальной войны, в Берлине попробовали создать и новую стратегию секретно-диверсионной борьбы. На сей раз – широкомасштабной.

При управлении зарубежной разведки СД появился отдел диверсий. Во главе его стал 34-летний гауптштурмфюрер СС Отто Скорцени. Перед ним поставили впечатляющие цели. Итак, отныне Германия поведет диверсионную терроро-психологическую войну по всей планете. Надо поднять против англичан горные племена в Иране и Индии. Нужно парализовать судоходство по Суэцкому каналу с помощью диверсантов и боевых пловцов-«лягушек», тем самым нанеся чувствительный удар по снабжению всех врагов Рейха. Необходимо забрасывать шпионов в отряды югославских и французских партизан. А заодно – взорвать важнейшие военные предприятия в США. В Англии предстояло заложить крепкую агентурную сеть с радиостанциями. В Рио-де-Жанейро – сколотить надежную пятую колонну. В специальной картотеке (базе данных по нынешнему) Скорцени приказали собрать сведения о слабостях и уязвимых местах политических и государственных деятелей всего мира – для начала шантажа.

И, конечно, нужны удары по Советскому Союзу. Германия-то не имела дальней стратегической авиации для того, чтобы разрушить оборонную промышленность на востоке нашей страны. Теперь Берлин решил забрасывать за Уральский хребет стаи диверсантов. Ну, а заодно планировались нападения на штабы советских армий, убийства партизанских командиров. Во всем этом немцы предвосхищали американскую практику второй половины ХХ века и нынешних дней. Они старались диверсиями компенсировать фронтовые неудачи.

Надо признать, программа действий вышла впечатляющей. Наше счастье, что немцы занялись ею лишь в сорок третьем, а не в тридцать девятом году. А то бы русским пришлось туговато.

Итак, нужно было сформировать целые подпольные армии. И работа закипела. Центром организации Скорцени стал замок Фриденталь близ концлагеря Заксенхаузен. Именно тут разместились «Специальные курсы особого назначения «Ораниенбург». Тут науку диверсий познавали не только немцы, но и русские белоэмигранты, и украинские националисты, и американцы немецкого происхождения, и немцы-выходцы из других стран (фольксдойче). Тут их учили убийствам всех видов, прыжкам с парашютом, действиям в воде и под водой. Тут испытывались отравленные боеприпасы, отрабатывалось применение взрывчатки и постановка подводных мин для потопления кораблей. В распоряжение Скорцени выделили 200-ю бомбардировочную эскадру Люфтваффе.

Ну, а финансирование заграничных акций СС наладило, поставив на промышленную основу печатание фальшивых денег – британских фунтов стерлингов. Да еще в таком размере и с таким качеством, что англичанам после войны пришлось менять банкноты на бумаги нового образца. Попутно немцы тем самым пытались вести войну на подрыв одной из мировых валют.

Что ж, можно только благодарить Бога за то, что к тому времени у Германии не было в распоряжении техники для развертывания такой глобальной подрывной войны. Например, атомных подводных лодок, способных покрывать сколь угодно дальние маршруты и высаживать диверсионные отряды на побережьях всего мира. Или турбореактивных транспортных самолетов, могущих летать без дозаправки на тысячи километров. У них не было вертолетов, сверхмалых подводных лодок, совершенных аквалангов или дыхательных приборов для боевых пловцов. И переносных атомных фугасов тоже не имелось. Учтите, что у Скорцени просто не могло быть спутников разведки и спутниковой связи, Интернета, специальных технологий и методик для подготовки людей со сверхчеловеческими способностями (боевых экстрасенсов).

Но все это есть у нас сегодня! А сама мысль – заменить огромные армии на отряды хорошо подготовленных диверсантов для поражения противников – в условиях сегодняшних и будущих войн приобретает характер ключевой идеи. Это, кстати, первыми поняли не мы, а американцы. Но у них есть целая армада авианосцев, а у нас – нет. И потому в будущей войне русским придется рассчитывать на диверсантов.

 

Вечные уроки «роботблица»

 

…18 июня самолето-снаряд поразил часовню казарм Веллингтона в британской столице, унеся на тот свет 121 жертву. 27 июня еще одна крылатая машина угодила в Министерство авиации на Стрэнде. Взрыв – и на небеса отправились души 198 человек. 1 июля в Челси от падения еще одного самолето-снаряда погибли 124 англичанина.

2 августа Лондон пережил самую сильную атаку «крылатых бомб». Рыча прямоточными реактивными движками, на город пошли 316 летающих роботов. 107 из них упали в пределах мегаполиса. Один из них поразил мост Тауэра, перекрыв движение по нему на несколько дней…

…8 сентября ракета обрушилась на Чизвик, убив троих лондонцев и семнадцать – серьезно ранив.

…25 ноября ракета упала на универмаг «Вулворт» в Дерпфорде, и под развалинами здания погибло сто шестьдесят человек.

…27 марта ракета обратила в кучу щебня дом в лондонском районе Степни. Итог – 130 мертвецов…

Это, читатель, не строки из фантастического романа, а реальные новости из 1944–1945 годов. Из времени, когда немцы впервые в мире осуществили массированные атаки на Лондон, но не бомбардировщиками, а роботами – первыми в мире крылатыми ракетами Фау-1 и баллистическими ракетами Фау-2. От первых погибло шесть тысяч лондонцев, от вторых – 2700 душ. (Дэвид Ирвинг. «Оружие возмездия» – Москва, «Центрполиграф», 2005 г.). На город тогда упало 517 баллистических V-2. В то же время немцы выпустили по огромному городу 7488 самолето-снарядов V-1, запуская их с катапульт с французского побережья и с борта «хейнкелей-111». Цели достигли 2419 Фау-1. Остальные оказались сбитыми истребителями (1847), зенитными орудиями (1878), врезались в аэростаты заграждения (232) или промазали мимо Лондона…

Таким образом, гитлеровцы применили чисто террористическое оружие, пытаясь поразить не «нервные узлы» Британии, а убить как можно больше людей и разрушить елико возможно зданий. Так они ответили на ковровые бомбежки немецких городов, стремясь сломить волю британцев. А иначе и быть не могло: с точки зрения нынешних времен, ракеты и самолето-снаряды немцев были страшно примитивными, с удручающе низкой точностью попадания. Атаковать они могли только большими массами. Геббельс тогда кричал о страшном «роботблице».

Считается, что этот вариант психотриллера у немцев не удался. 8,7 тысяч погибших от ракетных атак – это меньше 23 тысяч англичан, убитых во время воздушного натиска люфтваффе в июле-декабре 1940 года. Но это лишь на первый взгляд. Стоимость Фау-1 в массовом производстве была сбита до 3500 рейхсмарок. Самолето-снаряд с прямоточным воздушно-реактивным двигателем, способный нести 850 кило взрывчатки со скоростью в 656 км/час на дальность в 240 километров стоил в 12–20 раз меньше, чем пилотируемый самолет. Он работал на низкооктановом бензине, не требовал летчика (подготовка коего стоит очень дорого), а эффект производил солидный. В этом смысле Фау-2 по критерию эффективность/стоимость сильно проигрывала – она хоть и била на 320–380 километров боеголовкой с 975 килограммами взрывчатки, однако стоила 35 тысяч марок. Но зато ее атаки были совершенно неотразимыми и психически более страшными, нежели налеты дозвуковых реактивных «бомб-роботов». Впрочем, по подсчетам Вальтера Дорнбергера, во время воздушного наступления на Англию в сороковом немецкий бомбардировщик до гибели в среднем успевал доставить до цели шесть-восемь тонн бомб (пять или шесть боевых вылетов). Если посчитать затраченные на постройку одного боевого самолета деньги и прибавить к ним затраты на обучение экипажа, то получалось, что даже дорогая Фау-2 выходила в тридцать раз дешевле!

В принципе, Гитлер запоздал с роботблицем на несколько месяцев как минимум. Первые обстрелы Британии начались 12 июня, уже после высадки англо-американцев в Нормандии (операция «Оверлорд», 6 июня), когда союзники на всю мощь запустили машину вторжения, завоевав полное господство в небе. Гитлер не успел создать запас в 5 тысяч Фау-2 для удара по Лондону. По большому счету, ему бы это оружие тогда, в сороковом, чтобы добить психику англичан! Бессильное переломить ход войны в сорок четвертом, в сороковом баллистическое и «крылатое» оружие могло бы сыграть роль решающей гири, брошенной на колеблющиеся весы войны. Но в 1940-м оружие такого класса было еще только в замыслах. Да и не решился фюрер использовать такое радикальное средство, как снаряжение боеголовок ракет химическим оружием. Ну, а компактных ядерных боеголовок в сорок четвертом не имелось ни у кого…

Хотя… Будущий американский президент, генерал Эйзенхауэр, после войны разразился мемуаром «Крестовый поход в Европу», где написал: «Похоже, что, если бы немцы успели создать и пустить в ход это новое оружие на шесть месяцев раньше, наше вторжение в Европу столкнулось бы с исключительными трудностями и, может быть, стало бы невозможным. Я не сомневаюсь, что если бы немцы успешно использовали это оружие в течение полугода, избрав одной из основных целей район Портсмута и Саутгемптона, то от операции «Оверлорд» пришлось бы отказаться..» (Цит. по Вальтер Дорнбергер, «Фау-2» – Москва, «Центрполиграф», 2004 г., с. 229). Словом, если бы гитлеровцы успели и сосредоточили бы атаки на главных портовых базах для переправы англо-американцев через Ла-Манш, то…

Так что запоздал тот психотриллер, сильно запоздал. И все же он дал любопытные уроки!

Для нас они особенно ценны, потому что налеты немецких баллистических ракет и самолето-снарядов на Лондон – это, по большому счету, единственный пример подобных ударов по крупнейшему центру Западного мира. (Если не считать аналогом 11 сентября 2001 г., когда в Нью-Йорке роль ракет сыграли пассажирские самолеты.) Все остальные случаи массированного применения крылатых ракет относятся к войнам США против иных цивилизаций. Например, в 1991, 1998 и 2003 годах «томагавки» стаями налетали на Ирак, страну исламского мира. В 1999-м «роботблицу» по-штатовски подверглась страна православной ойкумены, Югославия. К тому же, в отличие от англичан 1944–1945 годов, американские жертвы ракетных нападений не могли ответить агрессору адекватно. Ни Ирак, ни сербы не были способны хотя бы накрыть пусковые позиции «томагавков». А вот британцы времен Черчилля еще как могли! Так что опыт ракетного наступления нацистов на Лондон нам наиболее ценен.

 

«Ракетобоязнь» как материальный фактор

 

Кое-каких успехов немцам все же удалось достичь. И, прежде всего, психических.

Нервозность в Англии начала расти в в 1943-м, с обнаружения странных «лыжных трамплинов» на северо-западном побережье Франции, ориентированных в сторону Лондона. Это были «лыжи» – катапульты для запуска самолето-снарядов Фау-1. (Тогда же британская разведка узнала и о работах немцев над ракетно-реактивным оружием). Как вспоминал один из отцов ракетной программы Германии, генерал Вальтер Дорнбергер, таинственные сооружения вызвали множество слухов среди англичан. Одни говорили, будто немцы готовятся забросать Лондон контейнерами с некоей «красной смертью» – то ли биологическим, то ли химическим оружием. Дескать, есть у Гитлера такие газы, что способны уничтожить на Британских островах все живое. Параллельно ходили россказни о том, что гитлеровцы готовятся делать искусственные айсберги в проливе Ла-Манш или погнать через него облака ледяных кристаллов, которые помешают тяжелым бомбардировщикам союзников подняться в воздух. (Ибо Англия служила, как вы помните, огромной базой для воздушных флотов, подвергавших Германию опустошительным ковровым бомбежкам).

Более, чем за полгода до начала реальных Фау-атак на Лондон, 3 декабря 1943 года, британский премьер Черчилль распорядился начать грандиозную операцию «Арбалет»: упреждающие удары с воздуха по стартовым позициям немецких «ракет возмездия». И вот в канун Рождества 1943-го 1300 (!) американских бомбардировщиков начали налеты на полторы сотни обнаруженных позиций. Как пишет Дорнбергер, 12 января 1944 г. англо-американцы даже начали особую исследовательскую программу, посвященную тому, как наилучшим образом осуществить операцию «Арбалет». На базе Эглин-Филд во Флориде были построены копии немецких «лыжных площадок» ради того, чтобы отработать способы их гарантированного разрушения. Ревели моторы бомбардировщиков, одно испытательное бомбометание шло за другим. Опытным путем установили: лучше всего совершать налеты на бреющем, меча самые тяжелые бомбы. Ребята из Голливуда сняли учебный и фильм, он отправился в Британию для обмена опытом – и началось!

Тысячи западных бомбардировщиков отвлеклись на уничтожение стартовых трамплинов Фау-1, кои немцы быстро и четко восстанавливали после каждого налета. Вместо того, чтобы уничтожать немецкие города, подрывая дух противоборствующего народа, вместо того, чтобы разбивать военные заводы Германии и ее транспортные узлы, целый авиафлот занимался рейдами на странные сооружения, напарываясь на зенитный огонь немцев! Поскольку налеты приходилось совершать на низкой высоте, да еще на тяжелых машинах, сами понимаете, какие потери при этом несли западники. Вот это был огромный «косвенный эффект»! Как отмечает Дэвид Ирвинг в книге «Оружие возмездия» (Москва, «Центрополиграф», 2005 г.), в налетах на позиции гитлеровских ракет погибли 2900 пилотов англо-американских сил и 450 самолетов. На оборону Англии от самолето-снарядов были отвлечены громадные силы: сотни истребителей, полки зенитной артиллерии, аэростаты заграждения и радиолокаторы. Потом дотошные англичане подсчитают: если общий ущерб, нанесенный Британии ракетными атаками немцев, исчислялся в 47,6 миллиона фунтов стерлингов, то сами гитлеровцы истратили на свои ракетные затеи 12,6 миллиона. Если от ракет погибло 7810 человек (гражданских людей и военных пилотов), то немецкие ракетные части потеряли всего 185 бойцов убитыми. При этом благодаря взрывчатке повышенной мощности (триалену) взрыв Фау-1, стирая с земли целый городской квартал зараз, был равносилен сбросу почти двухтонной авиабомбы-блокбастера.

Таким образом, немецкие ракетные войска, только зародившись, смогли оттянуть на себя удар огромных военно-воздушных сил союзников, ослабив силу небесных атак на саму Германию. Более того, обнаружилось: если стартовые позиции самолето-снарядов были неподвижны и известны заранее, то стартовые площадки баллистических Фау-2 оставались практически неуязвимыми. Ведь пускали их мобильные немецкие дивизионы, которые сразу же снимались с места после запусков и скрывались от ударов союзнических ВВС. Оказалось, что накрыть это оружие на стартовых позициях практически невозможно.

«…В течение тринадцати месяцев, с августа 1943 года по конец августа 1944 года, операция «Арбалет» отвлекла на себя 13,7 процента от общего количества самолето-вылетов союзников, на стартовые площадки и заводы противника оказалось сброшено 15,5 процента от общего тоннажа бомб. К марту 1945 года авиация союзников сбросила на цели «Арбалета» 120 000 тонн бомб.

В июле и августе реально существовавшие самолеты-снаряды и потенциальная угроза «А-4» отвлекли на себя 40 процентов всего потенциала британской бомбардировочной авиации. Это сказалось в первую очередь на снижении уровня поддержки наземных операций… В целом кампания по бомбардировке объектов, связанных с операцией «Арбалет», в 1944 году может расцениваться как относительная неудача, причиной тому – игнорирование полученной разведкой информации. Атака, своевременно проведенная на транспортные коммуникации и нефтеперерабатывающие заводы противника, существенно уменьшила бы количество выпущенных впоследствии на Британию самолетов-снарядов и была намного эффективнее, чем более трудоемкие воздушные налеты на цели «Арбалета». Немцы всегда возводили свои катапульты гораздо быстрее, чем союзники уничтожали их…» – написал Д. Ирвинг (Указ. соч., сс. 320–321).

Иными словами, немцы смогли показать пример асимметричного ответа, противодействия намного более богатому и сильному материально противнику. Нетрудно посчитать, что 450 уничтоженных самолетов США и Англии равны по стоимости примерно 4500 примитивным «крылаткам» V-1.

А знаете, почему западники действовали так иррационально и били по стартовым позициям гитлеровских ракет? Потому что ими овладел страх – страх людских потерь. Мысли о том, что, пока они станут бомбить цели в глубине Германии, пусковые установки во Франции и Голландии смогут беспрепятственно отправлять на Лондон тысячи реактивных снарядов, становились невыносимыми для западников. Они до жути боятся терять свои жизни!

Как вспоминает Д. Ирвинг, немцам удалось превратить в руины одну шестую часть Лондона, разрушив 20 тысяч зданий. Огромный ущерб понесла промышленность столицы.

 

«Хуже всего эти известия сказывались на моральном духе солдат союзнических армий, которые, высадившись в Нормандии, теперь я боями прокладывали себе путь вглубь Европы. Каждую ночь они слышали оглушительный рев реактивных двигателей – это ракеты проносились через Ла-Манш в Англию. Каждую ночь миллионы людей – в том числе и автор этой книги – затаивали дыхание, когда рев неожиданно стихал и на несколько секунд воцарялась гнетущая тишина, которая затем сменялась оглушительных грохотом – на чьей-то улице взрывались боеголовки ракет»

(Д.Ирвинг. «Оружие возмездия» – Москва, «Центрполиграф», 2005 г., с. 16).

 

Те, кто был в Москве в сентябре 1999 года, прекрасно может представить себе состояние лондонцев из 1944-го. Тогда в столице РФ таинственные силы взорвали два жилых дома, похоронив под их обломками сотни спящих людей. В те дни над столицей повисло незримое облако ужаса. Он проникал вглубь каждого москвича, пронизывал буквально до костей, липким холодным комом опускался в низ живота. Люди плохо спали по ночам. Каждый ожидал, что следующим взорванным домом станет его многоэтажка. Лица людей на улицах, в метро и кафе были полны какого-то молчаливого отчаяния, угрюмого напряжения.

Но то был эффект от взрыва всего лишь двух домов в десятимиллионном мегаполисе! А теперь представьте себе, что дома погибают каждую ночь и каждый день! Причем не единицами, а десятками! Именно так и было, когда Фау-1 и Фау-2 обильно сыпались на огромный Лондон. И если самолето-снаряд выдавал свое предложение громким частым фырчанием (которое прерывалось, когда он начинал падать вниз), то боеголовки Фау-2 летели быстрее звука. То есть, от Фау-1 еще можно было спастись бегством в укрытие, а вот точку падения баллистического снаряда не мог предугадать никто. Только над всем городом раздавался гром, когда Фау-2 при входе в плотные слои воздуха порождала ударную волну при прохождении сверхзвукового барьера. Нет ничего удивительно, что при таком ужасе у англичан отказывало рациональное мышление и они принимались за дорогие атаки стартовых позиций немецких ракет, а не за рациональное уничтожение заводов и коммуникаций Германии. Им не хотелось нести людские потери!

Самое же примечательное, что Гитлер предвидел подобный эффект «отвлечения сил» и психологическое действие ракет. Вальтер Дорнбергер в книге «Фау-2» вспоминает, как лидер Третьего рейха принял его в своей ставке (Растенбург) 7 июля 1943 года. Увидев фильм об успешном запуске Фау-2 (А-4) в октябре 1942 года, он пожал Дорнбергеру руку и сказал тому шепотом:

– Я благодарю вас. Почему же я так не верил в успех вашей работы? Если бы такие ракеты были у нас в 1939 году, не пришлось бы вести эту войну… И Европа, и мир теперь станут слишком малы, чтобы вести войны. При таком оружии человечество их не выдержит…

Тогда же, рассматривая модель бункера для пуска ракет, Гитлер заявил: «Эти укрытия будут манить вражеских летчиков, как мух манит на мед. И значит, чем больше на них будет сброшено бомб, тем меньше их упадет на Германию.»

Он оказался прав. Хотя это и не спасло его рейха.

Пожалуй, немцы добились бы еще более нерациональной реакции англо-американцев, если бы смогли нанести ракетные удары по Нью-Йорку. Даже не массовые, а единичные. И это хорошо понимал рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер, правая рука Гитлера. Тот самый Гиммлер, коего норовят изобразить туповатой и ограниченной личностью с кругозором сельского учителя. Супердиверсант Третьего рейха Отто Скорцени так пишет о своей беседе с шефом СС в октябре 1944-го:

 

«Во время наших встреч Гиммлер всегда заводил разговор о новейших разработках систем вооружения для Люфтваффе и флота. Когда я рассказал ему об испытательном запуске «Фау-1» в открытом море, он на мгновение задумался, подошел к большому глобусу на своем рабочем столе и взволнованным голосом спросил: «Значит, мы можем бомбить Нью-Йорк с помощью «Фау»? Я ответил, что теоретически это возможно, если подводная лодка «Тип VII» будет оборудована стартовой платформой. Как всякий импульсивный человек, любитель скоропалительных решений, Гиммлер оборвал меня на полуслове:

«Немедленно обращаюсь к фюреру и Деницу. Мы должны приступить к бомбардировке в ближайшем будущем. Нью-Йорк должен быть разрушен! Слышите, Скорцени, камня на камне нельзя оставить на месте этого проклятого города!»

…Я подробно рассказал о всех сложностях, с которыми нам пришлось столкнуться во время испытательных запусков «Фау-1»; о всех приспособлениях и механизмах, которые пришлось конструировать моим инженерам для усовершенствования этого еще не очень точного оружия… Внезапно Гиммлер прервал меня: «Судьба предоставляет нам шанс – воистину великий шанс повернуть вспять течение всей войны. Америка должна на своей шкуре испытать, что такое война. Они считают, что отгородились от нас океаном и находятся вне пределов досягаемости. Выживший из ума Рузвельт вообразил, будто с Германией можно сражаться деньгами, техникой и горсткой солдат. Потрясение от нашей атаки должно быть чудовищным для американцев. Они увидят настоящее лицо войны и ужаснутся. Я крайне невысокого мнения о силе духа янки. Один нажим – и их гнилая плутократия рухнет…»

(Отто Скорцени. «Секретные задания» – Ростов-на-Дону, «Феникс», 1999 г., сс. 226–228).

 

Как видите, Гиммлер предвосхитил удар 11 сентября 2001 года. Он предвидел и то, как СССР сможет шантажировать Соединенные Штаты, держа их города на прицеле наземных РВСН и ракет подводных лодок. Другое дело, что немцам в 1944–1945 годах было нечем достать Соединенные Штаты. Дизель-электрические подлодки немцев тех лет могли волочь ракеты только в буксируемых цилиндрах или в уродливой надстройке, отчего становились тихоходными и легкоуязвимыми. Да и сколько самолето-снарядов они могли бы выпустить по Нью-Йорку? Единицы. Маловато для ударного психоэффекта. Прочные небоскребы со стальными каркасами самолето-снаряд не брал. Атомных боеголовок не имелось. Гораздо большим эффектом мог бы сопровождаться удар двухступенчатой «Америка-ракетой» через Атлантику. Но этот проект не был осуществлен в силу нескольких причин – от гибели выдающегося ракето-двигателестроителя, доктора Тиля при бомбежке англичанами Пенемюнде в сорок третьем до элементарной нехватки времени, съедавшегося натиском сталинских дивизий. Проект Ойгена Зенгера – воздушно-космического «Америка-бомбера», предтечи аэрокосмолетов будущего – так и не вышел за пределы предварительной стадии. С помощью межконтинентальной ракеты и такого челнока-бомбардировщика немцы могли бы поразить Нью-Йорк бактериологическим оружием или распылить над ним радиоактивные вещества. Но это, к счастью для янки, не реализовалось.

А ведь у немцев уже в 1941 имелось бактериологическое оружие, возможности коего впечатляют и в наши дни! Откроем воспоминания небезызвестного Вальтера Шелленберга. В них он описывает, как Гиммлер в апреле сорок первого отдал ему приказ ликвидировать личного врага Гитлера – Отто Штрассера, скрывавшегося в Португалии. Как? С помощью бактериологической сыворотки. Шелленберг описывает, как ему представили доктора Шт. Он показал стальную пробирку с сильнодействующей сывороткой, капли которой достаточно для умерщвления тысячи человек. Препарат, по словам ученого, убивает человека за 12 часов, причем смерть наступает от болезни, похожей на тиф. Высыхая, капли сыворотки не теряют эффективности. Шелленберг пишет, что слушал все это с ужасом и содроганием. Ему дали две стальных, герметически укупоренных пробирки, содержимого которых хватало на убийство населения миллионного города. Легко представить себе, что могло бы дать распыление сотен литров такой сыворотки над Нью-Йорком с помощью ракеты…

Тогда бы половина англо-американской авиации бросилась бы охотиться за немецкими ракетными частями!

 

Роботблиц в наши дни: особые черты

 

Пусть вас не смущают примеры шестидесятилетней давности. Сами того не желая, гитлеровцы показали и нам, и всему миру, как можно воевать с богатыми западными странами, уступая им по материальным показателям. С помощью ракетного «роботблица»!

Охотно поясню свою мысль. В отличие от затяжной Второй мировой, нынешние и будущие войны с Западным миром скоротечны. Атакованные ракетным оружием в 1944-м, англичане успели привыкнуть к стрессам и жертвам войны, тянувшейся с тридцать девятого года. Потому и не сломились, несмотря на потери в шесть с лишним тысяч горожан. Но представьте себе, что такое тысячи погибших в Лондоне или Нью-Йорке в XXI веке в ходе блиц-войны! Равно как и в Риме, Берлине, Токио, Брюсселе… Шок! Апокалипсис! Создай такую угрозу для Варшавы или Будапешта (нынешних участников НАТО) – и те крепко подумают, прежде чем участвовать в боевых действиях против нашей будущей Неоимперии (СССР-2). Внезапный переход от мирной и сытой жизни к ужасам войны станет слишком сильным ударом по психике обывателя. Вы только представьте себе состояние обывателя в другой части света! Еще сегодня он пил пиво или играл в боулинг, наслаждался жизнью в свингер-клубе и мечтал об отпуске на Средиземноморье… И вдруг на его голову обрушиваются страшные ракеты!

Чего боятся общества «золотого миллиарда» сегодня? Да опять-таки ракет! Поэтому он с таким страхом отмечает: вот, мол, у Ирана появилась ракета, способная достать европейские столицы. Вот у северных корейцев уже есть баллистические штуки, добивающие до Токио, а в перспективе – и до городов на западном побережье США. Надо сказать (и мы еще остановимся на сем момента позже), что опыт ракетобоязни умело использовал Саддам Хусейн в войне 1991 года, начав слабомассированные ракетные атаки на Израиль.

А теперь скажем прямо: если ты относительно Запада беден и даже уступаешь ему по технологическому развитию, но обладаешь баллистическими и крылатыми ракетами, способными достать его важные центры, если ты убедил НАТО в своей решимости применить такое оружие во всех видах снаряжения боеголовок в критический час – то тебя не тронут.

Можно усовершенствовать формулу асимметричного ответа: гроза должна грянуть над резиденциями, местами работы и отдыха вражеской элиты. Это намного усиливает психоэффект!

Ракета-«баллиста» в наши дни становится дешевым оружием. Их продуманная массированная атака прошибет любую ПРО. Если у тебя, к тому же, еще есть дальнобойные крылатые ракеты морского и воздушного базирования и их носители в достаточном числе – еще лучше. Также нелишним будет и флот подводных кораблей с баллистическими «птичками» на борту, способных патрулировать у берегов вероятного противника. Причем совершенно не обязательно, чтобы это были громадины с батареей тяжелых ракет (хотя это – оптимально). В крайнем случае, пойдут и лодки с двумя-четырьмя ракетами. Даже русские малошумные дизель-электрические субмарины с комплексом «Клаб-С», способные нанести удар по береговым объектам (благо, в США мегаполисы находятся в основном близ побережий двух океанов). Причем ракеты могут быть и не в ядерном снаряжении. Будучи даже в обычном снаряжении, они способны произвести шоковый эффект.

Теперь вы понимаете, почему США так приветствовали инициативы Путина, направленные на свертывание унаследованного от СССР ракетного потенциала. Или почему россиянские власти де-факто уничтожают атомный подводный флот страны и ее стратегическую авиацию.

А нам, сверхновым русским, после взятия России под контроль и создания Неоимперии, ракетное оружие списывать со счетов ой как рановато! Особенно сегодня, когда одна ракета может, в зависимости от снаряжения и точности наведения, заменить собой от десятка до тысячи старых Фау…

 

Гениальная находка Саддама Хусейна: ракетная лихорадка 1991 года

 

Чтобы не быть голословными, приведем пример самый что ни на есть наглядный – из войны между американцами и иракцами в январе 1991 года.

С самого начала западные ВВС под командованием генерала Хорнера принялись крушить Ирак. ПВО оказалась разбитой. Фактически, ВВС коалиции действовали так же, как и Люфтваффе в Польше. Но Саддам Хусейн пошел на смелый и нетривиальный шаг: начал обстреливать старыми ракетами типа «Скад-Б» Израиль, Саудовскую Аравию и Бахрейн. (Всего выстрелили 88 ракетами: сорока двумя по Израилю, 43-мя – по Саудовской Аравии и тремя – по Бахрейну). Что такое «Скад-Б»? Оперативно-тактическая ракета на подвижной восьмиколесной автоплатформе с примитивной инерционной системой наведения, ухудшенный вариант прародительницы – советской системы Р-17. С дальнобойностью, доведенной арабами до 620 километров. Делалось это оригинальным способом: из трех ракет советского или северокорейского производства иракцы делали две ракеты «Аль Хусейн» – удлиненный вариант с дополнительными топливными баками.

Начав обстрел Израиля, Хусейн едва не разрушил всю комбинацию американцев. Дело в том, что разъяренные евреи грозились нанести по Ираку воздушные удары, а если Хусейн вместо боеголовок с обычной взрывчаткой применит бактериологическую начинку – то и ядерный удар нанесут. Чего, собственно, иракский диктатор и добивался. Вступление в войну Израиля тут же баламутило весь исламский мир, могло вызвать беспорядки в Саудовской Аравии и нападения на американцев. Коалиция же, куда США затащили и семнадцать арабских стран, просто разваливалась.

Израиль потребовал от США защитить его от ударов иракских примитивных ракет. Вашингтон тут же надавил на главнокомандующего американскими войсками в зоне Персидского залива Нормана Шварцкопфа и на главу авиагруппировки генерала Чака Хорнера. И вот вместо того, чтобы продолжать громить Ирак, те вынуждены были посвятить 25–30 процентов вылетов (всего – 2493 самолето-вылета) охоте на подвижные ракетные установки в западных районах Ирака, тратя на их уничтожение драгоценные боеприпасы. Все это подрывало планы командующего 9-й воздушной армии США Хорнера на развертывание стратегической авиационной кампании.

Американцы рыскали над пустыней, гоняясь за призраками, вместо того, чтобы уничтожать действительно важные с военной точки зрения цели – радары, позиции средств ПВО, мосты, заводы, скопления бронетехники, склады боеприпасов и горючего, электростанции и бункеры управления… На «противоскадные» вылеты отвлекались такие ценные машины, как Ф-15Е и штурмовики А-10А.

«Таким образом, кучка примитивных иракских «Скадов», представлявших собой скорее источник раздражения, чем реальную угрозу, стала причиной политического и военного кризиса и вызвала напряженность в отношениях между Вашингтоном и американскими полевыми командирами. До этого момента – и явно в противоположность тому, что происходило во Вьетнаме – политическое руководство США придерживалось принципа невмешательства в военные действия, предоставляя командирам на местах возможность самим принимать оперативные решения. Однако теперь, отвергая концепцию генерала Хорнера, считавшего «Скады» почти что «досадным пустяком», Вашингтон потребовал основное внимание уделить именно этим ракетам…» – вспоминает саудовский генерал Халед ибн Султан.[16]

Да, читатель, особо интересной нам страницей войны с Ираком стала широко разрекламированная охота за арабскими оперативно-тактическими ракетами «Скад Б». Непосвященному потребителю продукции мировой прессы кажется, будто бравые пилоты Запада уничтожали страшные «скады», не давая им взлететь, прямо на стартовых позициях. Так представляло дело и западное телевидение. Ну, а те ракеты, которые как-то ухитрились взлететь, расстреливались у цели непревзойденными комплексами «Пэтриот».

Переоценивать «Скад Б», эту несовершенную копию нашей старенькой Р-17 в исполнении Северной Кореи, не стоит. Он-то и в родном варианте был очень неудобен: его приходилось заправлять жидким топливом на старте. Запас прочности у ракеты был минимальным: надо было добиваться максимальной дальнобойности при минимуме затрат. Уменьшая массу боеголовки и увеличивая за счет этого запас топлива с окислителем по желанию Багдада, северокорейские инженеры оставляли неизменной прежнюю систему управления. Из-за этого ОДНА ПЯТАЯ часть неумело модернизированных иракских «скадов» сами разваливались на части при входе в плотные слои атмосферы в районе целей, падая на землю, по сути, дождем раскаленного металлолома.

В общем, американцы и мечтать не могли о более удобных противниках. Но и с ними они крепенько сели в лужу. По официальным данным США, им удалось поразить сорок пусковых установок. Но в 1996-м году американский конгресс опубликовал итоги расследования, проведенного по итогам войны в Заливе. Историк И.Попов писал на страницах «Новостей разведки и контрразведки»:

«Впервые американские вооруженные силы вели охоту за мобильными комплексами баллистических ракет и, несмотря на достаточно благоприятные условия местности и широкое применение технических средств, включая постоянное боевое патрулирование, не смогли эффективно выполнить задачу обнаружения и уничтожения этих комплексов.

Силы и средства воздушной разведки, специально нацеленные на поиск иракских «Скад» как на первоочередную цель, вынуждены делать это даже в ущерб интересам сухопутных войск США и союзников, принимавших участие в реальных боях. Так, в первом же наземном столкновении у Аль-Хафджи самолеты воздушной разведки вместо обеспечения боя получили команду патрулировать западную часть Ирака в поисках мобильных комплексов…

Более того, как отмечают авторы доклада, нет никаких убедительных доказательств того, что в ходе «Великой охоты за «Скад» была уничтожена хотя бы одна ракета или мобильная пусковая установка. Во время войны Центральное командование вооруженных сил США выпустило широко разрекламированный фильм, где демонстрировалось уничтожение подвижных установок «скадов», но специалисты в Вашингтоне буквально через несколько дней установили: в рекламном ролике сняты топливозаправщики, а никак не сами комплексы».

Эту информацию подтвердил бывший капитан морской пехоты Скотт Риттер, работавший в комиссии ООН по наблюдению за ходом уничтожения иракского наступательного вооружения (НВО, № 2, 1997 г.):

«…В ходе войны вообще не было уничтожено ни одной мобильной пусковой установки… Несмотря на неоднократные заверения командующего Многонациональными силами генерала Н.Шварцкопфа, американцам не удалось «стереть с лица земли» и стационарные пусковые установки. После войны комиссия определила, что Ирак имел их 28, а не 30 единиц. Причем две оказались полностью боеготовыми, а из остальных двадцати шести незначительные повреждения имели четырнадцать. Таким образом, фактически уничтоженными оказались двенадцать стартовых столов.

Более того, операция «Контр-Скад» практически не нанесла ущерба самим «скадам». За исключением пяти не находившихся на боевом дежурстве ракет, которые были накрыты бомбами в хранилище, а также израсходованных иракцами в стрельбе по целям, все остальные (93 – авт.) остались невредимыми… Бомбардировками союзников во время войны не было уничтожено НИ ОДНОЙ ракеты».

В большинстве случаев иракские ракетчики успевали отстреляться и уйти в укрытие. Например, под мосты или эстакады, где их не могли обнаружить ни спутники, ни самолеты-разведчики. Они быстро поняли, что американские спутники не видят запуск ракеты, когда земля закрыта низкой плотной облачностью, и западные пилоты-охотники часто замечали ракеты лишь тогда, когда они пробивали облака где-нибудь прямо по курсу.

Зато драгоценные высокоточные боеприпасы летели в ложные цели – макеты, которые представляли из себя трубы из листовой стали, взгроможденные на колесные платформы. Иракцы вытаскивали эту бутафорию по ночам, а ближе к рассвету начинали поджигать бочки с нефтью, имитируя старты ракет – и нервные янки бросались бомбить эти «обманки». Для уничтожения этих «целей» тратились такие дорогие штуки, как бомбы GBU-10-1 с лазерным наведением.

На третий день войны оказалось, что американцы недодавили ПВО Ирака из-за нехватки самолетов, что слишком мало авиации контролирует результаты авиаударов. А как посылать на задание других пилотов, если нет уверенности в том, что оборона подавлена? Пришлось втягиваться в череду операций спецназа, забрасывая для охоты на оперативно-тактические подарки Хусейна многочисленные группы американского, британского и даже израильского спецназа.

Конечно, Хусейн не смог тем самым свести войну хотя бы вничью. К этой великолепной операции со «скадами» нужны были и активные действия авиации Ирака, и решительные диверсионные действия, на что иракский вождь так и не пошел, оставаясь на удивление пассивным в военном отношении. Но легко представить себе, как могло повернуться дело, будь у него вместо примитивных «скадов» ракеты с гораздо большими дальностью и точностью боя. Да еще и с непростыми боеголовками. Ведь мог бы, чертяка, добиться своего и развалить коалицию!

В случае войны с русскими американцам пришлось бы охотиться не за старыми-престарыми «скадами», которые имели точность попадания «километр туда-километр сюда», а за куда более совершенными оперативно-тактическими ракетами СССР. Такими, как «Точка-У», «Ока» или «Искандер», оснащенными оптической системой прицеливания и спутниковой аппаратурой для снайперских ударов. И ракеты эти, читатель, могли бить точно по штабам, командным пунктам и скоплениям вражеских войск. И не простыми боеголовками, а ядерными, тактического назначения.

А ведь неудачная охота на «скады» велась на территории небольшого, в общем-то, государства. На местности столь ровной, что сравнению с ней даже наш среднерусский ландшафт кажется очень сложным. А какие силы они бросили на «скады»!

После 17–18 января 1991-го, когда три арабские ракеты накрыли саудовскую авиабазу в Дахране, и боеголовки двух «скадов» взорвались в Тель-Авиве и Хайфе, на охоту были брошены 220 разведывательных машин и два десятка спутников. Особая ставка делалась на «Торнадо» с системой инфракрасного обнаружения. «Вместо 27-мм пушек самолеты получили шесть видеомагнитофонов для записи полученного изображения, а в кабине штурмана смонтировали два экрана, на которые они выводились в реальном масштабе времени. Объединенный с навигационной системой комплекс с высокой точностью засекал объекты по тепловому «следу», и не демаскировал самолет активным излучением,» – писал в работе «Смерч над пустыней» Александр Булах («Авиамастер», № 1, 1997 г.)

Но результаты обескураживали. Впервые вылетев на поиск мобильных ракет Саддама, два «торнадо» англичан засекли один «Скад» западнее иракской базы ВВС Хаббания. Но нанести удар перегруженные разведаппаратурой самолеты не могли. Они вызвали пару истребителей-бомбардировщиков Ф-15Е, однако те не обнаружили цели в наползшем густом тумане.

Той же ночью звено «торнадо» обнаружили пару «скадов» над районом Вади-аль-Кхирр. И что же? Пока сюда добрались вызванные ударные самолеты, обе установки успели сменить позицию. Лишь когда западные союзники отправили на охоту еще пару «торнадо», им, как утверждают в США, удалось найти и разбомбить одну установку.

Иракцы быстро «просекли» тактику врага, и их «скады» принялись маневрировать поодиночке, втягиваясь после запусков в городские кварталы, где их не могли отыскать ни радары, ни тепловизоры самолетов-разведчиков. Они скрывались под дорожными виадуками и мостами. Подчас западников элементарно обманывали, изображая старт Р-17 с помощью подожженной бочки с мазутом. Выяснилось, что штурманы «переэлектроненных» «торнадо» оказались перегруженными работой с навигационной системой и слежением за массой индикаторов, которые должны предупреждать о включении радаров иракской ПВО или о пусках зенитных ракет. Они просто не успевали смотреть на дисплеи инфракрасной разведки, сдавая видеозаписи в наземные аналитические центры после возвращения на базы. И пока там расшифровывали записи, да докладывали по начальственным звеньям «наверх», иракцы успевали отстреляться и уйти в безопасные убежища. И очень часто пилоты видели только далекие факелы взлетающих ракет.

Не сумев устроить «1941-й год» для иракских баллистических ракет на земле, янки со своими сателлитами не смогли и защитить цели их ударов с помощью подвижных зенитно-противоракетных установок «Пэтриот». И хотя из каждых пяти «скадов» один разваливался из-за низкой прочности, цель поразили 44 процента выпущенных «баллист»! Журнал «Техника-молодежи» издевательски вопрошал: не записывали ли американские зенитчики 20 процентов саморазвалившихся ракет на счет своих «пэтриотов»? Американцы считают, что им удалось сбить 29 из восьмидесяти двух (по другим данным – 88) запущенных «скадов» и тринадцать – повредить. Ну, даже если дело обстоит и так, то результаты были бы весьма плачевны.

Запад боялся, что Ирак применит бактериологические и химические боеголовки. К тому же, соревноваться с противоракетной обороной американцев оказалось невероятно выгодно. Ведь на уничтожение одного «Скада», стоящего всего 300 тысяч долларов, уходило от двух до шести «пэтриотических» ракет. Каждая из которых стоит по девятьсот тысяч!

Слабость защиты войск США и НАТО от атак русских оперативно-тактических ракет общеизвестна. И об этом свидетельствует книга «Тень над Вавилоном» Дэвида Мейсона, вышедшая в свет в 1993-м. Процитируем ее:

 

«…Конструкция ракеты «Скад», куда ни ткни, была паршивой – воистину кусок металлолома в свободном полете с чертовски неточной системой наведения эпохи каменного века. Однако прицепите к ней ядерную боеголовку, и…

…Когда случается старт, все происходит так быстро! Вжик – и вверх устремляется «Скад». В пределах десяти секунд со спутника приходит первое «бип». Последующие сигналы поступают каждые десять секунд. Центр оповещения главного командования НОРАД (противовоздушной обороны и системы раннего предупреждения Северной Америки – М.К.), погребенный глубоко под горами Шайенн в штате Колорадо, должен дать подтверждение и сообщить о траектории ракеты и вероятной цели через минуту после момента старта – время, необходимое при отсутствии облачного покрова. Облака увеличивали срок на определенный промежуток, пока ракета не пройдет сквозь них. Разведспутники посылали данные на специальные ретрансляционные космические станции, которые направляли информацию непосредственно в НОРАД.

После того, как там рассчитывали траекторию, цифры передавались на спутник военной системы космосвязи «Милсат», который, в свою очередь, ретранслировал их в центральный пункт связи в Персидском заливе. Через три с половиной минуты с момента старта полевые командиры получали необходимую информацию, а уже через 90 секунд после этого – всего-то каких-то пять минут с момента старта – ее получали сами батареи ракет «Пэтриот» в Израиле или Саудовской Аравии.

Время полета «Скада» составляло менее восьми минут, так что у батарей «Пэтриотов» оставалось самое большее три минуты, чтобы засечь и сбить приближающуюся ракету. Те, кто служил на этих батареях, спали в сапогах и вполглаза. Если вообще спали.

Проблема с «пэтриотами» заключались в том, что они предназначались для нормальных целей, а не для металлолома вроде «скадов» или их модификаций «Аль-Аббас» и «Аль-Хуссейн». Эти паршивые «скады» начинали рассыпаться на нисходящей части траектории на высоте 15–20 километров и падали на землю, развалившись на три части, а то и больше. У них отваливались хвостовые отсеки, отрывались стабилизаторы, и даже сам корпус ракеты мог разломиться пополам. Стандартная процедура перехвата заключалась в пуске двух антиракет «Пэтриот» по каждой цели, поэтому очень часто четыре или большее число ракет устремлялись вверх при появлении в воздухе каждого «Скада». Две из них преследовали боеголовку, а остальные попарно гонялись за всеми отвалившимися частями, причем иногда – до самой поверхности земли. В одну из ночей было запущено 35 антиракет против всего лишь семи «скадов»! Миллион баксов за каждый старт!

… «Рэйтеон корпорейшн», производитель «пэтриотов», в какой-то мере предвидела возникновение этой проблемы…, но никому и в голову не могло придти то, насколько непрочными и ненадежными окажутся эти иракские «скады». «Рэйтеон» нашла решение проблемы достаточно быстро и уже через сутки отослала в район Персидского залива дополнительное оборудование. Теперь операторы «Пэтриотов» могли переводить систему из автоматического режима в ручной, что позволяло им наводить антиракеты на цель с наиболее устойчивой траекторией – на носовую часть с боеголовкой – хотя при этом и требовалось изрядное присутствие духа, чтобы выбрать единственный обломок из нескольких за какие-то, может быть, сорок секунд до того, как все это упадет тебе за шиворот.

Лишь однажды произошла настоящая трагедия – когда «Скад» накрыл ресторанчик на базе в Дахране, убив при этом 28 отдыхающих военнослужащих США. «Пэтриоты» не сбили «Скад» – но тут уж ничьей вины не было. У каждой батареи «пэтриотов» была своя строго определенная зона прикрытия (ЗП), которую она защищала. Существовал предел для ее размеров – если она была слишком велика, осуществить удачный перехват было невозможно. Поэтому любой «Скад», направлявшийся за пределы ЗП, игнорировался. Размеры зоны прикрытия зависели от траектории атакующей ракеты: если та приближалась по низкой траектории, то зона могла быть большой, так как это означало, что «Скад» летит не так быстро. Но если он падал почти вертикально и с большой скоростью, у «Пэтриота» оставалось меньше времени для перехвата. Ракета, уничтожившая ресторанчик, прилетела по исключительно сложной траектории, и оградить весь район от подобных случайностей не представлялось возможным. Ресторанчик располагался в каких-то пятнадцати метрах от зоны прикрытия…»

 

Мэйсон также сообщает, что иракцы здорово дурили янки, имитируя пуски оперативно-тактических «баллист», просто поджигая бочки с нефтью, и заставляя западную коалицию поднимать в воздух тучи самолетов-охотников, гоняясь за ложными целями. На охоту уходили эскадрильи Ф-16 в сопровождении подавителей радаров Ф-111 «Уайлд Уиззл» и самолетами-заправщиками. Янки слишком много болтали в воздухе, и потому арабы даже с ослепшими радарами могли по радиоперехватам узнавать, куда наносится удар. А потому они вовремя убирали настоящие пусковые установки своих ракет, пряча их в городских кварталах, под мостами и виадуками.

Правда, Дирк Джонсон в журнале «Aircraft-Airspace» за июль 1997-го говорит о том, что «пэтриоты» сбили 35 из 98 (уже 98-ми – М.К.) запущенных Ираком ракет. Достигнув, таким образом, эффективности в 36 процентов. Провал налицо: ведь по всем инструкциям на одну сбитую ракету надо было тратить не более двух противоракет. Разваливаясь на несколько частей, простенькие «скады» вызывали на себя огонь сразу нескольких ракет комплекса ПВО-ПРО «Пэтриот» – ведь их систему определяли кувыркающиеся куски иракских ракет как сразу несколько летящих боеголовок. Сами понимаете, что Ирак, организовав массированные удары своими низкотехнологичными ракетами, мог бы запросто истощить противоракетную оборону, выставленную янки в Израиле и Аравии. По принципу: «Расстреливайте металлический хлам напичканными электроникой, супердорогими противоракетами».

И неслучайно после войны 1991 года для многих небольших государств заиметь на вооружении «скады» стало чуть ли не делом чести. Во всяком случае, северокорейцы и ныне грозятся с помощью своих «нодонгов» (модификации все той же макеевской ракеты 1965 года) превратить Южную Корею в «море огня» и в случае чего – ударить даже по Японии.

Очень жаль, что основную массу своих «скадов» – почти двести – Ирак израсходовал до войны с Западом, в битвах с Ираном в 1980–1988 гг. Но если допустить, что Советский Союз тогда стал на сторону Ирака и снабдил его новейшими ракетами оперативно-тактического ранга, то исход войны мог быть совсем иным. Ребята, да ведь на наших ракетах уже стояли оптические головки наведения высокой точности! А вы и со «скадами»-то справиться не сумели…

Мы можем выставить еще одного свидетеля – саудовского принца, профессионального военного Халеда ибн Султана («Воин пустыни» – Москва, издательство «Дар аль-Кэмам», 1996 г.), который в ту войну выступал в роли номинального командующего Объединенными вооруженными силами антииракского альянса.

Применение «скадов» оказалось мощнейшим психологическим оружием. Хорнеру, командиру 9-й воздушной армии США, пришлось до 30 процентов боевых вылетов пускать на безуспешную охоту за мобильными ракетами Ирака, отвлекая силы от воздушно-наступательной операции, от уничтожения действительно важных целей.

Оказывается, Хорнер разместил весь парк драгоценных самолетов АВАКС (летающих командных пунктов ВВС и машин дальнего радарного дозора) в аэропорту саудовской столицы, Эр-Рияда. Аккурат в радиусе действия «скадов». И очень жаль, что у иракцев не было спутников разведки, чтобы это засечь, и точных систем наводки у «скадов», чтобы эти АВАКСы поразить. Уничтожение этих машин резко снижало ударную мощь западной авиации.

Но если бы война шла с нами, на такое счастье западники в 1991-м рассчитывать не могли.

Ибн Халед сообщает, что охота американских ВВС на подвижные пусковые установки провалилась: пилоты поражали обманки-макеты. «В ходе «большой охоты» на «скады» Коалиция проиграла не только благодаря изобретательности иракских расчетов, но и вследствие плохой погоды. Ирак всегда пускал «скады» только в ненастье, когда облака висели в километре от земли, а то и ниже…Многие пилоты, ведшие боевое патрулирование, видели «скады» в воздухе, выходящие из плотных облаков. Однако американские спутники раннего обнаружения запусков ракет представляли собой системы времен «холодной войны», рассчитанные на предотвращение неожиданных ударов по США советскими межконтинентальными ракетами. Они не были способны обнаруживать точное место пуска сквозь густую пелену облаков и передавать соответствующие координаты пилотам».

16 февраля 1991 года иракцы нанесли удар «скадами» по саудовскому порту Эль-Джубаль, буквально забитому боеприпасами для американской группировки. Одна из ракет взорвалась менее, чем в сотне метров от скопления боевой техники и боеприпасов на портовых причалах. Если бы ракеты были более совершенными и меткими, то могли бы ударить в груду бомб. Детонация их превращала порт в подобие Хиросимы после атомного удара. Разве что без радиации.[17]

В будущем мы тоже можем столкнуться со США на поле боя. А потому придется вспомнить уроки Залива 1991 года, и применить для защиты страны ракеты – оперативно-тактические и дальние. Очень точные, оснащенные ложными целями, с обычными «головами» и ядерными боеголовками небольшой мощности. В конце концов, ракеты – национальное оружие русских. Нам нужны новые их виды, способные лететь и на тысячу километров так, чтобы поразить заранее известные базы западной агрессии – летные поля в Восточной и Западной Европе, командные пункты, скопления войск и припасов. Новые оперативно-тактические ракеты, способные прятаться в лесах, под мостами, в городах.

Имея такие ракеты, мы сможем терроризировать агрессора, массами убивая его солдат и оттягивая на охоту за мобильными установками огромные силы авиации и спецназа, ресурсы спутниковой группировки и дешифровщиков данных разведки. Ведь США боятся своих людских потерь, как огня. Убей тысячу американцев – и ты заставишь их отступить. С помощью таких ракет мы сможем обойтись небольшим числом самолетов, спутников или групп спецназа. Ибо главное будет – разведать расположение врага и передать его координаты подвижным ракетным частям. Мы – русские, и потому имеем право защищать свою жизнь любой ценой.

К сожалению, после уничтожения Горбачевым ракет типа «Ока» у нас теперь нет достаточно дальнобойных «птичек» нестратегического класса. А нынешняя власть об этом оружии даже не думает. Но, как говорят люди знающие, новейший ракетный комплекс «Искандер» повышенной точности боя в случае чего можно доработать и превратить в ракету средней дальности. Мобильные же системы «Тополь-М» позволят бить по целям на Североамериканском материке.

Русское ракетное оружие будущего неминуемо превратится в комплексы нового типа. Давайте, например, присмотримся к нынешнему «Искандеру» и его развитию, объявленному в Минобороны РФ.

Чтобы атаки «Искандера» были убийственно точными, необходимо иметь средства разведки, которые позволят в реальном масштабе времени точно определять координаты цели. Для этого планируется применение беспилотных летательных аппаратов-разведчиков и средств космической разведки. Ставится задача создать комплекс оперативно-тактического назначения, который может выполнять все действия, в том числе и разведывательные.

Это – уже РУК, разведывательно-ударный комплекс, который позволит русским бороться с превосходящими силами противника и разить его важные объекты. Например, авиационные базы, узлы противоракетной обороны и ПВО, а также командные пункты и центры связи противника, крупные группировки войск, промышленные объекты и другие цели. В условиях, когда базы НАТО придвигаются вплотную к нашим рубежам, такой мобильный комплекс становится естественным ответом на новые угрозы.

Перспективы развертывания такого оружия в нынешней «беловежской России» невеселы: денег не хватает. Но в России сверхновой «искандеры» могут составить целые полки. Есть отличные технологии для повышения точности русских ракет малой и средней дальности. Например, уникальная головка оптического наведения, разработанная в ЦНИИАГ, в которой хранится картина цели и ее окрестностей. Стоит заранее, еще до войны, разведать из космоса некоторые объекты поражения (скажем, авиационные базы вероятного противника или отели и загородные клубы, где любит проводить время элита нашего врага) – и в случае начала конфликта «искандеры» уйдут на цели с невероятной меткостью попаданий. «Тополя» помогут разить важные цели в США и на их заморских базах. Причем, читатель, не обязательно ядерными «головами». БЧ можно сделать и в химическом, и в бактериологическом исполнении, и в виде заряда, выдающего сильнейший электромагнитный импульс, и как «вакуумную бомбу».

А к таким вот «суперскадам» нам понадобятся и дешевые средства уничтожения спутников врага. Потому что без спутников янки не смогут так быстро засекать факелы взлетающих русских ракет и маневрирующие по нашей земле пусковые платформы.

В возможной войне будущего нам стоит скрестить ракетный террор с диверсионными операциями спецназа – операциями глобального размаха.

При этом ракетное оружие нам понадобится и против неамериканского противника. Конечно, им не повоюешь с бандами боевиков-сепаратистов, однако оно прекрасно подходит как средство разгрома «тяжелых» танковых и механизированных колонн, которые есть, скажем, у китайцев, турок или некоторых европейских стран.

Таковы вот непреходящие уроки роботблица, начатого немцами в 1944 году. Но одним пространством войны они не исчерпываются…

 

Если не смириться с поражением…

 

Удивительно, но факт. Ракетно-космический прорыв второй половины ХХ века родился… благодаря поражению Германии в Первой мировой войне.

Изучая уроки гитлеровского роботблица, поневоле приходишь к волнующим выводам. Оказывается, поражение в одной войне – еще не конец. Волевые интеллектуалы с реваншистскими настроениями умеют превратить старое поражение в стимул для реванша. И то, что русские понесли поражением в Третьей мировой холодной войне, еще не значит нашей полной гибели.

Потерпев поражение в Первой мировой, Германия лишилась права иметь дальнобойную артиллерию. И тогда немецкие военные обратили взор к странным ученым чудакам, строившим ракеты. Чудики с сумасшедшим блеском в глазах говорили о том, что ракеты способны летать на сотни километров и даже выходить в космическое пространство. И тут немецким военным привиделось: ракеты могут поражать противника на гораздо большем расстоянии, чем самые мощные артиллерийские орудия. А главное, ракеты Германии иметь не запретили. Их нет в условиях Версальского договора 1919 года, лишившего немцев мощного флота, современной авиации, танков и дальнобойных пушек. Если бы Германия победила, то генералы даже не заметили бы энтузиастов-ракетчиков. А так поражение обострило умственные способности военного сословия. И финансирование ракетных исследований в Германии началось еще до прихода Гитлера к власти, из бюджета куцей армии Веймарской республики – рейхсвера.

В моей личной библиотеке есть воспоминания двух участников немецкой ракетной программы. Вальтера Дорнбергера и Вилли Лея. Первый стал организатором гитлеровского ракетостроения. Второй бежал из Германии в США вскоре после прихода Гитлера к власти. Но оба они рисуют одну и ту же картину начала ракетной эры.

Как пишет Вилли Лей в книге «Ракеты и полеты в космос» (Москва, Военное издательство Министерства обороны союза ССР, 1961 г.), рейхсвер взял работы ракетчиков под опеку в 1929-м, когда ни один научный институт не занимался сей тематикой, а эксперименты с ракетами велись в интересах рекламы кинофильмов! Большинство изобретателей-ракетчиков походило на спятивших.

Сначала куратором направления от рейхсвера выступал капитан Горштиг, а в 1930-м ему в помощь назначили капитана-артиллериста Вальтера Дорнбергера. Именно последний стал инициатором создания испытательной станции в Куммерсдорфе, в 27 километрах от Берлина. Первым гражданским работником оной стал молодой Вернер фон Браун: будущий создатель Фау-2 (А-4), будущий «мотор» космической программы США и родитель самой мощной ракеты мира 1960-х-1970-х годов – носителя «Сатурн».

Сначала полигон предназначался для проверки того, что предлагали многочисленные изобретатели. («Мы устали от беспочвенных проектов космических путешествий» – вспоминал Дорнбергер). В 1932-м на полигоне построили испытательный стенд. А годом позже начали проектировать первую ракету А-1 – «Агрегат Один». Тон задал 29-летний Вернер фон Браун, высокий, симпатичный человек арийского вида с квадратным волевым подбородком. Выходец из старого аристократического рода, он настоял на строительстве ракет на жидком топливе. В декабре 1934-го были готовы две небольших жидкостных ракеты А-2, «Макс» и «Мориц». Потом сделали А-3. Ей пришлось подыскивать новый полигон: слишком далеко летала. Именно тогда фон Браун и приглядел остров Узедом на Балтике, где потом выросла знаменитая научно-производственная база Пенемюнде. Первоначально оно называлось «Армейское учреждение Пенемюнде». Летом 1936 года фон Браун и его сподвижник Вальтер Ридель задумали построить А-4 – ту ракету, что затем будет терроризировать Лондон. Двенадцатитонную машину, громадину по тем временам! Ту, что в одном из испытательных полетов в 1944-м выйдет в ближний космос по суборбитальной траектории, поднявшись на 188 километров над Землей!

В 1935-м генерал фон Фрич посетил куммерсдорфский полигон, где ракетчики погоняли на стендах ракетные двигатели трех видов. Генерал был поражен и сразу же спросил: сколько нужно денег, чтобы превратить все это в надежное оружие? Миллионы? Фрич распорядился их дать. А затем ракетчиками заинтересовался глава отдела развития рейхсминистерства Люфтваффе фон Рихтгофен, соблазненный возможностью создания ракетных ускорителей для взлета бомбардировщиков и неуправляемых ракет для вооружения истребителей. Через Рихтгофена вышли на генерала Кессельринга, и тот обеспечил финансирование строительства базы в Пенемюнде за счет ВВС и сухопутных сил Германии. Решение Кессельринга сыграло роль: на ракетчиков посыпался золотой дождь.

Примечательно, что сам Гитлер сначала не понимал значения ракет. Посетив Пенемюнде в марте 1939-го, он молча смотрел, как команда Дорнбергера и фон Брауна распиналась перед ним, запуская даже свои первые ракетки. Рассказали они и о замысле А-4, будущей Фау-2. Но фюрер слушал молча. То было плохим признаком. Обычно, осматривая новые образцы танков или пушек, Гитлер засыпал их разработчиков тьмой вопросов, вызнавая мельчайшие подробности. А тут были короткие вопрошания, сквозило полное равнодушие, абсолютное неверие в перспективы ракет. И уехал он очень быстро, сухо попрощавшись. Зато командующий сухопутными силами Вермахта генерал фон Браухич тогда поддержал ракетчиков. (В 1944-м Гитлер признается Дорнбергеру, что Браухич все время втолковывал ему перспективы ракетного оружия, а он, де, не слушал умного генерала).

Зато через несколько недель на полигон прикатил шеф Люфтваффе и ближайший друг Гитлера Герман Геринг. Как нам все время пытаются втолковать: жадный варвар и наркоман, эксгибиционист и обжора. Но при этом – обладатель наивысшего интеллектуального коэффициента среди всех гитлеровских сподвижников (это установили взявшие его в плен американцы с сорок пятом), человек с живым воображением. Ему устроили такой же показ, как и Гитлеру. Импульсивный и оптимистичный Геринг восторженно хлопал себя по ляжкам, хохотал, лучился счастьем и делал фантастические пророчества. Мол, ракеты будут приводить в движение дирижабли, корабли и поезда! Они послужат средством воздушных путешествий!

Конечно, ракетчикам пришлось пережить и нелегкие времена. Пал их высокопоставленный армейский покровитель фон Браухич, ставивший ракеты в число приоритетов. Гитлер в 1940-м снял генерала с должности и вычеркнул ракетные исследования из перечня разработок первостепенной важности. Замаячила угроза распада коллектива Пенемюнде: ведь инженеров и конструкторов могли забрать в армию. И тогда Браухич без ведома Гитлера разрешил отозвать из боевых частей четыреста призванных ракетчиков, создав на полигоне как бы армейский тыловой отряд «Север». Благодаря этому ракетчикам, посаженным на голодный ресурсный паек, удалось 3 октября 1942 года совершить успешный пуск ракеты А-4, сумевшей подняться на 94 километра над Землей. Тогда же пришлось преодолевать кризис неверия в новое оружие: сказалось скептическое отношение Гитлера. Но ракетчикам помог министр вооружений Альберт Шпеер. Не дожидаясь благоволения фюрера, он под свою ответственность в январе 1943 года решил строить стартовые площадки во Франции. Но не решился доложить об этом Гитлеру. (Тому как раз снились сны о том, что ракеты не долетят до Англии). Пришлось даже спасать проект от приватизации. Выручило ракетчиков то, что они с 1942 года вели работы и над «летающей торпедой», будущей Фау-1. Успешные пуски ракет и самолето-снарядов убедили всех в успехе, и 7 июля 1943 года Дорнбергер поехал к Гитлеру в Растенбург, где фюрер был поражен и очарован…

Надо благодарить Бога за недальновидность Гитлера. Если бы он в 1939-м понял замысел А-4, то град ракет обрушился бы на Британские острова не в сорок четвертом, а в 1942-м. Их были бы не сотни, а тысячи. Лондон мог бы лежать в развалинах. А может быть, и Ленинград тоже. А к 1944-му у Германии могли бы появиться и более совершенные ракеты.

 

Скрытые пружины чудес

 

Знаете, что меня поражает в этой истории больше всего? То, как немецкие военные безошибочно выбрали перспективное направление развития оружия в 1929–1932 годах, еще не имея под рукой реально работающих прототипов! И как они выдержали поток аферистов, полусумасшедших, а то и вовсе шизанутых изобретателей, пока не наладили нормальную работу. Они действительно смогли готовиться не к прошлой, а к будущей войне! Иногда кажется, что кто-то неведомый из грядущего показал немцам возможности именно этого направления технического развития. Поневоле задумаешься: а не сыграло ли в этом роль мистическое общество «Туле», столько сделавшее для формирования идеологи «мистического реализма» Третьего рейха, искавшее тайные знания и пути к овладению таинственной энергией «вриль»? Ведь в 20-е очень многие немецкие военные входили в «Туле»…

«Это тоже была наша работа – отделять зерна от плевел, отделываться от кишащих в этой среде жуликов, шарлатанов, психов, среди которых лишь изредка попадались люди, понимавшие, чем они занимаются», – читаем в воспоминаниях Дорнбергера. С чем это сравнить? Представьте себе, что наш Генштаб или Минобороны вдруг создают особый отдел для разработки, скажем, гравитационного оружия. Которого еще нет! Которое существует лишь в догадках и сенсационных статейках. Создают, несмотря на острейшую нехватку средств (а рейхсвер в конце 1920-х сидел на голодном финансовом пайке)! Мало того, делают это в разгар тяжелейшего экономического кризиса и катастрофического спада производства (ибо 1929–1932 годы – пора Великой депрессии, когда в Германии были миллионы безработных и голодающих). И начинают выбрасывать денежки на сомнительное предприятие, выдерживая осаду толпы сдвинутых по фазе и жуликоватых изобретателей. Мало того, они не только делают это, но и создают первые успешные модели фантастической техники! Вы можете себе такое представить? А ведь сделать ставку на ракетное оружие в 1929-м все равно, что сегодня всерьез планировать использование в войне будущего антигравитации или генераторов торсионных полей.

Черт, тут в случае с немцами прямо-таки мистикой попахивает. Особенно в сравнении с военными других стран той же эпохи. Ну, англичане, французы и американцы, успокоившись на лаврах победителей в Первой мировой, подобной ерундой заниматься не спешили. А что мы, русские? В СССР тех лет тоже началось увлечение экзотическими видами вооружений, но, увы, сравнение с Германией здесь получается не в нашу пользу. «Невинно убиенный» Сталиным, крутой интеллектуал и провидец маршал Тухачевский, отвечая за политику вооружений Красной армии, тоже увлекся фантастикой. Но если немецкие генералы выбрали верное, ракетное направление, то Тухачевский распылял средства на тьму авантюристических проектов, где ракеты были только в графе «прочее». Шли дорогущие эксперименты с радиоуправляемыми танками, торпедными катерами и самолетами, что при том уровне развитии техники (без телевизионных систем, компьютеров и спутниковой связи) было чистым безумием. Проектировались легкобронированные танки на воздушной подушке, легкие настолько, что их можно было уничтожить очередью из станкового пулемета. Строились «воздушные авианосцы». А чего стоит одна бредовая затея Тухачевского с переводом армии и флота только на безоткатные пушки Курчевского – тяжелые, опасные для своих же, лишенные кумулятивных боеприпасов? Или его стремление создать универсальную пушку, способную быть и полевым орудием, и противотанковым, и зенитным? Миллионы улетали на всякие нелепицы вроде сухопутных противотанковых торпед, тогда как немцы смогли представить себе будущую войну. Вместо этого они последовательно разрабатывали боевые ракеты, танки с отличными системами связи и наблюдения, бронетранспортеры, самолеты-пикировщики и разведчики-корректировщики, радиостанции всех видов и т. д. То есть, все то, что так пригодилось им в реальных боевых действиях, принесло им оглушительные успехи. То, чего так не хватало нам в сорок первом!

Наверное, разгадка этой разницы состоит в том, что немцы не только, как мы, понесли поражение в Первой мировой, но в дальнейшем были вынуждены работать в условиях жесточайших ограничений: невероятного дефицита бюджетного финансирования и запретов Запада на развитие целых видов вооружений. Немецким военным действительно приходилось на учениях изображать танки с помощью обшитых фанерной бутафорией автомобилей, а самолеты поддержки воображать, имитируя их докладами из штабов и от командиров. А вот советским военным никто не запрещал строить танки и обзаводиться авиацией. Сталин, поднимая индустрию, не скупился давать своим генералам все, что им нужно, рассчитывая на мозги своих военных. Видно, те с жиру и сбесились. Пришлось потом корчевать прежнюю военную верхушку и ударными темпами выправлять положением с вооружениями. А вот у немцев работало воображение, скрещенное с практической сметкой. Им, в отличие от русских коллег, приходилось вертеться по принципу «голь на выдумки хитра».

Вторая разгадка тайны состоит в том, что немецкий рейхсвер до 1935 года был маленьким (всего в 100 тысяч), а потому особой карьеры в нем сделать было невозможно. А в растущей Красной армии – наоборот. В то время, как советские генералы дрались за новые назначения, подсиживали друг друга или оборонялись от претендентов на их посты (а это поедало массу сил и времени), немецкие генералы и офицеры занимались собственно военным делом. То есть, думали о сражениях будущего, искали необычные комбинации, представляли оружие грядущего. Как видите, это пошло на пользу стране.

Третья разгадка состоит в том, что до сталинской чистки конца 30-х наши высшие командиры состояли из странных людей со странными карьерами. Как правило, то были ребята, не имевшие опыта Первой мировой, выдвинувшиеся из «сыновей аптекарей» и пламенных революционеров. Даже маршал Тухачевский провел на фронте империалистической войны всего несколько месяцев. Вот красных маршалов и заносило в область дурных фантазий, тогда как немецкое воображение работало в правильном русле. Гитлеровские-то командиры опыт прошлой войны получили по полной программе, причем печальный. Им, в отличие от расстрелянных Сталиным маршалов, пришлось столкнуться с танками и отравляющими газами, с тупиком окопной войны, с массированными налетами аэропланов англо-французов. Они видели попытки Германии найти выходы из тупика позиционной войны, когда в 1917–1918 годах появилась тактика немецких штурмовых групп: предтеча гитлеровской манеры ведения боевых действий. Скрещение богатого опыта сражений с технически более оснащенным противником и воображения, усиленное на горечь поражения в 1918-м, и создало необходимую для успеха смесь. Именно поэтому немцы и смогли сделать ставку на то, что казалось фантастикой (ракеты), но, в отличие от радиоуправляемых танков Тухачевского, было перспективным.

Нет, идеала немецком варианте, конечно, не было. И с бюрократией приходилось бороться, и Гитлер ошибался. И все же история роботблица, равно как и история первого периода Второй мировой, показывают то, как отличный человеческий капитал способен творить чудеса. Вырываться в будущее. Одерживая победы в жанре психотриллера, Гитлер располагал отличными помощниками и воплотителями своих дерзких планов. Пожалуй, настало время сказать еще об одной гитлеровской «метатехнологии», технологией над технологиями, принесшей ему силу, источник коей непонятен многим и до сих пор.

 

Свобода от бюрократии и магия доблести

 

 

«Вермахт оказывает наивысший почет тому, кто, действуя против приказа, спасает ситуацию своей проницательностью и решительностью. При администрировании факт неисполнения приказа угрожает человеку самым суровым наказанием. Администрирование не признает исключений. Вот почему у администратора отсутствует мужество, необходимое тем, кто должен взять на себя ответственность».

 

Это говорил Гитлер. В застольной беседе в ночь с 1 на 2 августа 1941 года. И в этом коротком отрывке воплотилась вся его философия. И, может быть, главная метатехнология Гитлера, так ненавидевшего чиновников и так уважавшего рисковых людей.

Зачем я пишу эту книгу? И для того, чтобы подготовиться к будущим войнам. И для того, чтобы понять: с кем же нам пришлось столкнуться в июне сорок первого? В обоих случаях пройти мимо управленческой философии Гитлера просто невозможно.

Бичом позднего индустриального общества стал бюрократизм. А мою страну он терзает и уничтожает до сих пор. Мир Больших Машин породил громадный аппарат людского управления. Вселенную начальников и подчиненных, министерств, департаментов, отделов и подотделов. Но очень скоро оказалось, что бюрократия превращается в Голема, в монстра, живущего ради себя, тупого и неповоротливого. А сами бюрократы теряют честь и совесть, стремясь избежать личной ответственности. Они не дело делают, а хотят понравиться начальству, чтобы продвинуться вверх по служебной лестнице. Они всегда ждут, когда им «сверху» скажут, что и как делать. Бюрократ предпочтет сгноить миллионы тонн зерна, завалить перспективный проект – лишь бы угодить Начальству. «В промедлении – благодать» – эту строку из оперы «Юнона и Авось» можно считать девизом бюрократии. Если вы помните, в той опере граф Резанов тоже прошибает бюрократические препоны, чтобы организовать выгодную русским экспедицию…

Та же беда поразила и вооруженные силы индустриальной эпохи. Генералитет и офицерство превратились в громадный бюрократический аппарат со всеми его бедами: трусостью, угодливостью и медлительностью. Именно это Гитлер отлично понял на примере Первой мировой, когда слепое следованием планам «свыше» обернулось чудовищными людскими потерями. Гитлер поставил на антибюрократизм. Прежде всего – в армии, авиации и флоте!

«…Нам надо иметь чистую, неподкупную администрацию, но это также щепетильно. Она заорганизована и… перегружена. Ее принципиальная ошибка состоит в том, что никто в ее среде не стремится к успеху и что в ее рядах слишком много людей, не несущих ответственности. Наши функционеры пуще всего боятся инициативы, а ведут себя так, как будто они прибиты гвоздями к кабинетным креслам! В армии у нас намного больше гибкости, за исключением одного сектора вермахта, чем в этих гражданских отраслях. И это при том, что заработная плата часто несопоставима!» – откровенничал Гитлер в августе сорок первого. Если вы сами прочтете его «Застольные беседы», то сами увидите, в какое бешенство его приводил принцип выдвижения людей в бюрократических системах: когда чины и посты даются не самым смелым, талантливым и успешным, а тем, кто «выслужил», «высидел» свою карьеру. То есть, серым бездарям с лакейской сущностью.

«Государственная служба – прибежище для посредственностей, ибо государство не применяет критерия превосходства при найме и использовании персонала.

Партия должна позаботиться о том, чтобы не копировать государство. На самом деле ей надо следовать противоположным путем. Мы не хотим никакого рода статуса в партии наподобие статуса чиновников. Никто в партии не может иметь права на автоматическое продвижение. Никто не может заявить: «А теперь моя очередь!» Приоритет отдается таланту, только это правило мне известно! Придерживаясь этих принципов, партия всегда будет иметь верховенство над государством, потому что во главе себя имеет наиболее активных и решительных людей!» – говорил Гитлер в ночь с 10 на 11 ноября 1941-го.

Какие проницательные строки! Прямо-таки иллюстрация нынешней, жалкой «России беловежского пошиба», где всем заправляет бюрократия. Даже «правящей» партией «Единство» – а не наоборот, как должно быть. Как видите, у Гитлера в голове были не только примитивное («бей евреев и уничтожай недочеловеков-славян»), но и весьма здравые мысли. Как ни крути, а он – еще и социальный гений. Верно ухватив суть дела, он дал карт-бланш на отвагу и предприимчивость подчиненных. История той войны полна примеров, когда генералы и офицеры нарушали приказы, действуя по обстановке. Оттого нас поражает изобретательность гитлеровцев. Потому и удавались немыслимые операции, и ракеты летали, и спецназ действовал. И бывший архитектор Альберт Шпеер, став министром вооружений, сумел невиданно нарастить выпуск боевой техники в 1944-м, почти успев обеспечить Гитлера реактивной авиацией и быстроходными подлодками двадцать первой серии. Лидер нацистов опирался на людей с явно выраженной предпринимательской жилкой. Не в смысле «купи-продай» (как понимают предпринимательство в нынешней «России»), а в смысле умения строить хитрые схемы и брать на себя ответственность за их выполнение. Благодаря этому Германия, не имевшая ни единого шанса на победу, едва только война стала мировой (и против лишенной ресурсов страны ополчились гиганты СССР, США и Британская империя), смогла воевать долгих шесть лет, несколько раз оказываясь на грани триумфа!

Вот он, важнейший урок гитлеровских блицкригов. Кадры! Кадры из энергичных, умных и отважных людей решают все. Сможешь их найти и выдвинуть – и получишь все. Победы в операциях, напоминающих сначала план самоубийства. Завоевания целых стран, похожие на детектив пополам с триллером. Чудо-технику. Головокружительные открытия. Вот что нам надо уяснить в самую первую очередь! Вот он, ключ к победе в войнах наступившего века.

И еще одно наблюдение. Дело – еще и в личности вождя, обладающего особыми психологическими качествами: вести за собой, заражать окружающих энергией и верой, расковывать их воображение. Хватит изображать врагов наших отцов и дедов недалекими недоумками, как это делал Ромм в «Обыкновенном фашизме» или Мельников-Черная в своих опусах о гитлеризме! Я понимаю: их еврейская кровь иного не позволяла. Трудно спокойно рассуждать над проблемой людей, поставивших целью полностью изничтожить твой народ. Но мы-то должны уяснить: русским в 1941–1945 годах пришлось иметь дело с выдающимися гениями зла, с великими полководцами, с пришельцами из «эры хаоса и катастроф». И не рассказывайте нам сказочки о тупом ефрейторе и погромщиках-питекантропах у власти в Третьем рейхе. Мы столкнулись с теми, кто смог опередить свое время на полвека, а то и больше.

Теперь я знаю, что Гитлер выступал психогенератором для целой страны. Недалекие его критики смеются над ночными беседами немецкого вождя. Мол, каков сумасшедший: собирал вокруг себя несчастных генералов, министров и машинисток, часами говоря на всякие темы. От проблем культуры и немецкой истории до перспектив новейших вооружений, от музыки до внутренней политики США. Мол, что с шизанутого возьмешь? Но я-то знаю: тем самым Гитлер приводил в возбуждение свои огромные психические ресурсы, рисовал образы будущего мира, излагал свою философию, заставляя элиту страны работать в унисон его фантазии. Ну, а кто этого не понял – мои сожаления.

Теперь понятны и причины наших тяжелых потерь в войне с немцами. Нет, я не буду повторять злобные вопли о тиране и азиате Сталине, который всю страну загнал в железные тиски бюрократической системы. Не стану повторять истории о том, как командиры боялись проявлять инициативу, предпочитая класть солдат тысячами «у безымянной высоты», лишь бы не прогневить начальство. На все есть свои причины. Сталину пришлось собирать страну на пепелище, на остатках распавшегося, взорвавшегося изнутри общества царской России. Еще вчера люди в стране ожесточенно грабили, резали и расстреливали друг друга. Потом Сталину пришлось жестокими методами проводить индустриализацию разоренной страны, дабы она не стала жертвой высокоразвитых агрессоров. (Без ускоренной индустриализации мы просто гибли в столкновении с немцами, а индустриализацию в тех условиях было невозможно совершить без не менее жесткой коллективизации-раскрестьянивания. Во всем мире раскрестьянивание ради строительства промышленности занимало десятилетия и даже века, как в Англии. У нас его пришлось проводить в несколько лет). И после этого общество было крайне нестабильным. Удержать его можно было только с помощью бюрократии. И это – наша беда, а не вина. Столкнувшись с хаотически-предпринимательской гитлеровской системой, регулярно-бюрократическая машина СССР понесла тяжелые потери.

И все же она не рухнула, как рухнули западные общества, едва только Гитлер нанес по ним удар. Только водные преграды спасли англичан и американцев от участи Франции и прочих европейских стран.

Я вижу еще одно объяснение удручающе высоких потерь Сталина. Вы когда-нибудь пробовали сравнить сталинских полководцев и сталинских же командиров промышленности? Мне всегда казалось, будто они происходят из разных не то, что стран, а миров.

Итак, промышленники (Косыгин, Ванников, Устинов, Малышев, Берия со своими сподвижниками) продемонстрировали чудеса предприимчивости, сумев наладить работу на эвакуированных во чисто поле предприятиях, по максимуму используя отпущенные (и ограниченные!) ресурсы.

А вот генералы и маршалы: получив от промышленности больше всех в мире танков, снарядов, орудий, они не смогли это использовать с наивысшей эффективностью. Олицетворением генералитета стал Жуков – мастер лобовых атак и массовых жертвоприношений. (Я не о всех командирах говорю, но, увы, жукоподобных было слишком много). Почему? Мне кажется, прав публицист Мухин: Сталин в предвоенные годы занимался экономикой и созданием мощной индустрии, армию перепоручив самим генералам. В индустрии было ясно видно, на что способны люди. Здесь наш лидер смог найти и выдвинуть вперед дельные кадры. В экономике успешность менеджеров хорошо проверялась реальными свершениями, введенными в строй заводами, выпуском продукции.

А вот с армией дело обстояло не так просто. По большому счету, войн не было. Конфликты на КВЖД (1929), на Хасане (1938) и Халхин-Голе (1939) были слишком скоротечны. Хотя благодаря Хасану и удалось вскрыть ничтожество Блюхера, их было слишком мало, чтобы увидеть истинное качество нашего генералитета до второй половины тридцатых. Не могли вскрыть истинного положения дел с командирами и стычки с басмачами. Армия могла скрываться за внешней показухой. Что она и делала. Вот отчего у нас к началу войны были лыжные батальоны, где бойцы не умели ходить на лыжах, и горнострелковые части, где солдаты понятия не имели об альпинизме и войне в горах. И отбор в армии шел совсем не по боевым качествам, а по умению угодить начальству, пустить пыль в глаза, «покрасить бордюры». А почему высший командный состав «ленинского разлива» не стал таким же изобретательным и предприимчивым, как немецкий, мы уже говорили.

Вот и пришлось заплатить за все это кровью. И учиться воевать в ходе Великой Отечественной.

 

Сильнее тысячи бомб

 

«…Ни одна из нацистских школ не смогла вызвать чувства столь крепкой привязанности со стороны воспитанников, как это удалось «имперской школе НСДАП Фельдабинг» на озере Штарнбергер. И сегодня, полвека спустя после последнего занятия, бывшие «фельдафинги», как они себя называют, с ностальгией вспоминают об учебе в стенах школы. Ни одно другое учебное заведение в рейхе не могло похвастать таким обеспечением и возможностями. Лозунг «Тот, кто хочет заманить, должен предложить нечто заманчивое» в Фельдабинге воплотили в жизнь. Воспитанники обучались игре в гольф на лучших газонах Германии. Они осваивали парусный спорт на новеньких олимпийских яхтах на Штарнбергском озере. Для занятий мотоспортом всегда стояли наготове 25 мотоциклов. Условия проживания были на самом высоком уровне. Более 40 роскошных особняков на берегу озера находились в распоряжении учащихся. Многие из них в недавнем прошлом принадлежали богатым еврейским семьям. Мартин Борман-младший, сын могущественного вельможи «третьего рейха» и бывший воспитанник школы в Фельдабинге, рассказал, что после бойкота еврейскому бизнесу, объявленного 1 апреля 1933 года, эти виллы были выкуплены у их владельцев или достались бесплатно…

У будущих повелителей не должно быть недостатка ни в чем. Режим не жалел денег на образование нового поколения вождей…Спортивная подготовка предусматривала занятия парусным делом, фехтованием, велогонками, планеризмом, конной выездкой, а для старших классов – вождением автомобиля и мотоцикла с последующим получением прав. Форменная одежда учащихся укрепляла в них чувство своей избранности…» – написал Гвидо Кнопп в книге «Дети Гитлера».[18]

В той школе воспитанники становились отличными лыжниками и мастерами полетов на планере. Они ездили в Альпы и на море…

Знаешь, читатель, было у немцев еще кое-что, помимо глобального спецназа и роботблица, что могло бы раскрыться и потрясти весь мир. Система подготовки новой элиты. Немцы не успели «десантировать» ее в реальность. Большинство воспитанников их элитных школ пошло в бой с фаустпатронами в руках тяжелой весной 1945 года. А если бы успели, то мир увидел бы психотриллеры уже совершенно иного уровня. Во главе Германии должны были стать дерзкие, смелые и умные люди. Да, наши враги – но какие! Именно они могли бы составлять немыслимые комбинаторные схемы войн, на всю катушку используя возможности нового оружия. Уж эти-то не проворонили бы технические новинки своего времени.

Немцы поняли главное – без качественной элиты страна бессильна. Ей не помогут ни сильная армия, ни богатейшие арсеналы, ни деньги. И войны выигрываются прежде всего людьми. Тот, кто отважен, предан своей родине и интеллектуально развит, сможет многое. Если война – то использует любой шанс для борьбы, не побоится ничего и выжмет максимум даже из устаревшего оружия. Грубо говоря, сможет сочетать те возможности, что дают спецназ и ракеты. Если мир (хотя бы и относительный) – то поведет умелую дипломатическую игру, сможет использовать малейшую возможность для экономического развития страны, кожей, шестым чувством почует любую угрозу национальной безопасности. А если во главе страны, ее армии, спецслужб и корпораций оказались ничтожества – то не поможет ничего.

Еще в 1933 году Гитлер выдвинул лозунг: «В наших глазах немецкий юноша должен быть строен и подтянут, быстр, как борзая, тверд, как крупповская сталь, и стоек, словно дубленая кожа». Ради воплощения этой четкой и ясной программы была создана целая «индустрия» отбора лучших из юношей и подготовки из них первостатейного человеческого капитала. Организатором же такого «человекостроения» стал глава Гитлерюгенда, Бальдур фон Ширах. Он накинул сеть своей организации на всю страну, давая практически всем юношам и девушкам отличные возможности для интересного времяпровождения. Поездки по Германии, велосипедные туры и отдых в палаточных лагерях, спорт, гонки на мотоциклах… Не за деньги, не только для детей богатых родителей – для всех! Сам Ширах с гордостью говорил: «Единственное знамя реет и ведет гитлерюгенд вперед. Сын миллионера и сын рабочего маршируют в одной и той же униформе. Только молодежь в этом смысле, без предрассудков, и способна к настоящему единению. Да, молодежь – это социализм». (Г. фон Кнопп. «За спиной Гитлера. Психограммы» – Минск, «Попурри», 2003 г., с. 390).

Был внедрен новаторский принцип: молодежь должна руководить молодежью. Во главе отрядов гитлерюгенд становились мальчишки. Ломались классовые и имущественные перегородки: отныне и сын богача, чтобы его уважали, должен был доказывать свой статус, участвуя в играх и соревнованиях, где требовались смелость и сила, смекалка и выносливость. Так уничтожалась спесь «золотой молодежи», ее изнеженность, создавалось единство нации. И так же открывался приток свежих сил в элиту из низов – из детей рабочих, крестьян, служащих и мелких буржуа. (Тот, кто проходил через службу в советских элитных частях или сержантские учебки, прекрасно знает, как там, независимо от социального происхождения, происходит спайка людей, как идет отсев низкосортных!)

В предвоенной Германии (а это – примерно половина нынешней РФ по населению) для юношей организовали 30700 тиров, где они могли упражняться в стрельбе из настоящего стрелкового оружия, ни платя за это ни пфеннига из своего кармана. А какое действие оказывает оружие на формирование настоящих мужчин, говорить не приходится. Вступив в деловые взаимоотношения с вермахтом и СС, система Гитлерюгенда умело выявляла среди юношей тех, кто имел склонность к технике, радио, самолетам. Таких ребят планомерно учили, делая из них воинов технократической эры.

Но еще большее удивление вызывает система школ для более глубокой подготовки лучших юношей. В них молодежь учили и подчиняться, и быть критически мыслящей личностью, инициативным вождем, а не послушным винтиком-исполнителем. Им давали знание современных технологий власти.

Прежде всего, элита должна обладать качествами воинов. Скажем, как шел отбор в знаменитую школу в Мариенвердере? На отборочных курсах, где из шестидесяти претендентов отсеивались пятьдесят. Здесь проверялись командирские качества – воля, умение преодолевать трудности, порядочность. Две недели шли военно-спортивные состязания, ночные тревоги и марш-броски. Шли экзамены-проверки на моральную закалку, занятия по математике и написанию сочинений. То есть, стремились отобрать не грубых солдафонов с полутора извилинами, а именно умных, в идеалах древности сочетающих интеллект, доблесть и физическое развитие. Особенно интересной была военизированная ночная игра в лесу. В ней юноши действовали не как регулярная армия, а как спецназ или партизаны, не допуская того, чтобы на них напали с тыла! Так воспитывались именно инициативные командиры, а не тупые исполнители приказов. Шла подготовка к войне будущего. Еще один важный момент: немцы использовали в подготовке молодежи бокс. Он, играя в то время роль нынешних боевых искусств, служил горном для закаливания бойцовских качеств.

Да и думать в питомниках гитлеровской элиты учили хорошо. Вот, например, тема сочинения: «В Германии царит диктатура и тирания. Германия готовится к войне. Немецкая культура раздавлена. Что вы можете ответить на эти провокационные обвинения заграницы?»

Кнопп, описывая гитлеровские элитные школы, все время их ругает, обвиняя их в подготовке интеллектуально неполноценных. Понятное дело: в современном мире Гитлера можно только честить, на чем свет стоит. Но тут же пишет: после войны воспитанники этих центров, наученные дисциплине, строгости и выдержке, сделали отличные карьеры. Он приводит впечатляющий список из банкиров, ведущих журналистов и издателей Западной Германии, партийных вождей Германии Восточной, дипломатов и актеров.

Слава Богу, что такие молодые силы не поспели к 1939 или к 1941 годам. Иначе война получилась бы для нас куда тяжелее.

Настоящая элита – вещь посильнее, чем тысяча ядерных бомб. Ее можно растить, совсем не обладая запредельными технологиями или огромными богатствами. Озера, горы, виллы в живописных местах, планеры и мотоциклы – все это может позволить себе даже маленькая страна. Легко себе представить, какое действие в нынешнем расслабленном мире «толерантно-политкорректных европидоров» (выражение писателя Кирилла Еськова) произведут воспитанники школ такого типа. Да они уподобятся стае волков среди стада овец. В среде изнеженных, мягкотелых, разобщенных особей такие воины добьются всего и вся. Мое глубокое убеждение, читатель, в том и состоит, что русским нужно заводить подобные школы. Да, на основе других идей – но с той же методикой.

Посмотрите на школу в Фельдабинге и сравните ее с советскими суворовскими училищами. Увы, сравнение не в нашу пользу. А уж о россиянских кадетских корпусах и говорить не приходится. Но идеи создания подобных школ настоящих элитариев-воинов носятся в воздухе.

Если мы сможем их воплотить, то победим! Тем паче, что у нашего главного врага подобных школ нет.

Таковы глубинные уроки, кои мы должны извлечь из истории с роботблицем, спецназом и школами элиты в частности и из гитлеровских молниеносных войн в общем. Сегодня, когда мы живем в потерпевшей поражение стране, очень важно создать кадры и технологии будущей Победы, братья! Да, роботблиц не спас ни Гитлера, ни Хусейна от поражения. Да и не мог спасти. Ведь все надобно применять в комплексе. Мы же продолжим искать крупицы ценного опыта в прошлых войнах, готовясь к битвам будущего.

 

Врата в грядущее. «Вундерваффе» для мировой гегемонии

 

В борьбе за будущее нам понадобятся люди, люди и еще раз люди! Кадры, как и много лет назад, решат все.

Отвлекаясь от перелистывания исторических хроник, попробуем вглядеться вдаль, в грядущее. Подготовка лучших в мире людей, кадров, коим нет аналогов – вот ключевая позиция, которую нужно занять русским. Кадры – вот и средство, и цель. В войне горячей и холодной. Гитлер не успел применить «кадровое оружие». Мы же просто обязаны успеть, начав подготовку новой элиты раньше всего прочего. Или, как минимум, одновременно с проектами технологических, экономических, социальных и военных прорывов.

Выскажу на первый взгляд мысль безумную и неожиданную. Если появится в нынешней реальности страна, способная защитить себя от разгрома, и если она при этом обеспечит:

а) высокую рождаемость (хотя бы на уровне трех детей на семью);

б) развертывание сети подготовки человеческого капитала высочайшего качества;

в) сможет заставить таких людей проникнуться идеей всемирного русского реванша и создания общества будущего по нашим лекалам, превратив их в сетевое сообщество;

то такая страна завоюет будущий мир!

Она завоюет ее не в примитивном смысле, огнем и мечом, а цивилизационно. Это когда весь мир станет жить по нашим канонам, смотреть на реальность нашими глазами, подражать нам и учиться у нас. И тогда русские станут вершить судьбы планеты, получая доступ к лучшим ресурсам – природным и людским.

Нам виден возможный облик хозяев будущего. Гармонично развитые. С высоким интеллектом. С мышлением системным, синтетическим и глубоким. Со способностью вникнуть в суть проблемы и отыскать кратчайший путь к ее решению. И при этом – обладающие крепостью стали и гибкостью кожаного хлыста. С несгибаемой волей и храбростью. С презрением к деньгам и убогим «радостям» обывателя. Они должны будут стать истинными фанатиками Третьего проекта, идеи победы людей над античеловечеством. Но фанатиками не косными, а умеющими хитрить, маскироваться и совершать обманные маневры. Фанатик, что в жизни выглядит прожженным циником – вот наш идеал. Ибо атакующий в лоб, с открытым забралом, в этом мире обречен на поражение.

Они могут быть специалистами в разных отраслях: строителями воздушных кораблей и военными командирами, финансистами и исследователями, офицерами метаразведки будущего или мастерами информационных операций. Инженерами или врачами. Художниками или пилотами космических кораблей. Но у них должен быть общий стержень. Стержень фанатика-интеллектуала, совмещающего качества закаленного металла и дубленой кожи.

Нужно ли делать из них сверхлюдей-люденов всеми возможными способами? Должно ли учить изощренным техникам овладения волей обычных сапиенсов? Необходимо ли развивать в них качества, присущие магам и сверхчувствительным личностям – экстрасенсам? Да! И еще их надо учить складываться в сетевые структуры, наделенные разумом и сознанием, где их личности уподобятся нейронам. Ибо в таком случае наша цивилизация обретет непобедимые кадры. Элиту, которую никто не сможет остановить!

 

* * *

 

Сквозь иногда застилающий глаза туман мы, кажется, видим облик победителя в грядущих схватках. Он – тот, кто понимает простую идею «Все связано со всем». Вы скажете, что это банально? Я тоже так думал. Пока не увидел на самом верху власти тех, кто искренне не может взять в толк, почему новые технологии домостроения или энергетики не менее важны для обороны страны, чем крылатые ракеты высокой точности. Что медицинская новация тоже способна стать оружием. Что новый способ выращивать картошку без применения химических удобрений – тоже укрепление военной мощи страны. Оказалось, что отнюдь не все генералы, требуя от общества больше денег на новые ракеты, самолеты и радары, пытаются задуматься: а как сделать так, чтобы народу не было тяжело от таких затрат? Как сделать так, чтобы сэкономить силы и ресурсы страны?

Только во второй половине 1980-х годов в СССР появилась группа интеллектуальных генералов, осознавших: нужно укрепить экономику страны с помощью необычных технологий. Так, чтобы все блага жизни мы могли бы получать с гораздо меньшими затратами труда, времени, сырья, горючего. И тогда СССР не только победит в гонке вооружений, но и сможет совершить громадный скачок в развитии, вырвавшись впереди всего человечества в новую эру. Но, к сожалению, при Горбачеве эта попытка была подавлена. А «демократический» призыв генералов вынес в основном дерьмо, не способное подниматься до осмысления таких вещей.

Но СССР-2 обретет иных генералов. Наши кадры осознают связь всего со всем. А если ты обладаешь цельной, а не хаотически-разорванной картиной мира, то сила твоя по сравнению с людишками без философии в голове безмерна.

 

* * *

 

Будущие кадры покорителей мира станут отличаться еще одной существенной чертой: они будут мастерами решения проблем, виртуозами достижения цели с наименьшими затратами сил и ресурсов.

Вы скажете, что это банально? И будете неправы.

Большинство людей с дипломами о высшем образовании – носители интеллектуальных шор и предрассудков. Выучат человека на специалиста по гидроэлектростанциям, скажем – и он до доски гробовой пребудет в убеждении, что ГЭС – венец всего. Ему скажут: «Нужно решить проблемы с энергетическим кризисом!», а он всегда предложит – строить больше плотин на реках. Спроси иного энергетика-отраслевика – и он начнет ратовать за «свое болото»: либо за угольные станции, либо за атомные. Выучат человека на специалиста по космическим ракетам – и тот до смерти будет стоять на том, что нет лучшего способа летать за пределы Земли.

Никто не спорит: миру нужны такие специалисты. Но выше них должны стоять те, кто способен достигать самой цели. Ведь цель энергетики – не строительство станций того или иного вида, а обеспечение людей энергией с наименьшими затратами ресурсов. А если говорить о космонавтике – то разве ее смысл состоит в строительстве ракет? Нет, он кроется в покорении космоса самыми эффективными способами. Там, где специалисты нынешней формации будут костьми ложиться, отстаивая свои предрассудки и приверженности, элитарий будущего отыщет самую нужную технологию или изобретение. Если он увидит реальный прорыв, скажем, к термояду – он обязательно его осуществит, сделав ненужными все прочие отрасли старой энергетики и подарив человечеству океаны неисчерпаемой мощи. Если он увидит нечто, что намного лучше ракет – он ухватится и за это.

Вот вам совершенно живой и наглядный пример. СССР с середины 1960-х годов имел все шансы опередить весь мир в новой космонавтике – авиационной, бескосмодромной, маневренной и дешевой. Он мог дополнить ракеты великолепными связками «тяжелый и высотный самолет-разгонщик плюс легкий многоразовый аэрокосмолет с разгонной ступенью». В этом случае стоимость вывода на орбиту полезных грузов падала в несколько крат – и мы могли завоевать полное господство в ближнем космосе, напичкав его и мирными спутниками, и футуристическими истребителями-штурмовиками. Дешевый вывод давал Империи возможность собирать на орбите станции-фабрики и станции-крепости больших размеров. Работа над системой «Спираль» началась в шестьдесят шестом, и сей путь был стократ перспективнее, нежели американские недоделанные монстры типа «Шаттл». Но этот шанс был последовательно убит. А все потому, что у руля космонавтики, обороны и государства стояли узковедомственные специалисты. В данном случае – ракетчики. Они не допустили появления конкурента.

А если бы дело оказалось в руках мастеров решения проблем? Боюсь, что к концу восьмидесятых мы бы имели не только аэрокосмолеты, но и принципиально новые двигатели пополам с невиданными способами космических перелетов! Мы могли действительно зарыть Америку вместе с ее прихлебателями, посматривая на мир свысока – со своих лунных баз.

В нынешнем мире подспудно существуют сотни, если не тысячи открытий, изобретений и технологий, способных принести тем, кто их задействует, мировое могущество – и породить совершенно новую реальность. Или навсегда прекратить унылые и трагические сумерки РФ в сияние Сверхновой Империи. Мы знаем лишь о малой доле таких чудес. Но причина их прозябания в безвестности, их травли и шельмования – господство людей-отраслевиков, защищающих свои корпоративно-клановые интересы. Все вместе они – как громадный коллективный разум, уничтожающий все, что не вписывается в его интересы и представления. Вы думаете, в военном деле все иначе? Как бы не так!

В классическом фильме «Планета обезьян» 1968 года есть персонаж – орангутанг, Главный по науке в царстве разумных приматов. Он стоит на страже религиозных представлений о том, что обезьяны всегда правили миром и сами создали цивилизацию, тогда как люди испокон веку были дикими и грязными, бессловесными тварями. И когда обнаруживаются остатки высокоразвитой человеческой культуры, орангутанг распоряжается уничтожить их динамитом.

Такие орангутанги сегодня держат в лапах судьбу мира. Везде – на Востоке и на Западе, в богатых США и нищей РФ. Если мы бросим против них наших сверхлюдей, то уничтожим весь прогнивший миропорядок ко всем чертям, породив царство нашей мощи и свободы! Они ворвутся в реальность так же победоносно, как стальные броненосцы – в гущу утлых деревянных шаланд. И они возродят империю.[19]

Я опять таки призываю обратиться к примеру гитлеровцев. Там поняли не только ключевое значение системы подготовки новой элиты, но и нащупали тот самый «целевой» подход. И сделал это шеф СС Генрих Гиммлер. У него не надо учиться организации концлагерей и уничтожению евреев. Ценен иной его подход. Он ради победы не боялся наплевать на мнение профессионалов-отраслевиков и отправляться на поиски самых «безумных» технологий или технических решений. Меня это еще в детстве поражало до глубины души.

Хвала Аллаху – Гиммлер был в этом отношении самоучкой и не обладал запасом времени. Но мы поставим дело подготовки «целевиков» на широкую ногу.

Подготовь миллионы людей с обрисованными здесь качествами – и они покорят планету. Положат к ногам СССР-2 целые страны, чаще всего – без единого выстрела.

Обоснуем эту мысль.

 

* * *

 

Вступающий в период своего долгого и мучительного распада современный мир Индустриализации испытывает дичайший голод на высококвалифицированные кадры. Запад, несмотря на гигантские инвестиции в свои школы и вузы, выпускает из них дебилов с хаотичным, мозаичным мышлением. Их способности таковы, что они не могут поддерживать даже функционирование сложной техники, созданной умами первой половины ХХ столетия. А уж тем паче, они не в состоянии создать технологии и технику будущего, для выживания в грядущем многослойном кризисе перехода между эпохами.

И США, и Европа должны ежегодно втягивать в себя десятки тысяч новых специалистов – инженеров, математиков, программистов, биологов и т. д. Откуда? С просторов погибшего СССР-1, из Китая, Индии, азиатских стран. Отовсюду, где образование еще не деградировало. Собственными кадрами западники давно себя не обеспечивают.

Это ведь тоже способ победить: когда у твоего врага не будет людей, чтобы поддерживать сложную техносферу, а у тебя они окажутся в большом числе. И тогда ты победишь лишь потому, что станешь оплотом современности среди моря разрухи.

Но можно поступить иначе: начать поставку своих спецов в разлагающийся, бывший «свободный мир».

Очень скоро вся жизнь наших соперников окажется буквально под русским контролем. Возникнет мощнейшая пятая колонна из людей, связанных незримыми неформальными связями. Как евреи когда-то, мы сможем выкачивать важнейшую информацию из противника день за днем, имея возможность ударить в его самые чувствительные точки. Может статься, в один прекрасный день мы попросту разделим контроль за Европой и США с китайцами и индусами.

Представить себе «производственную линию» по выпуску элитариев нетрудно. Вначале – русская педагогика Павла Тюленева, что учит детей читать и ходить одновременно. Затем – школа, позволяющая детям пройти общеобразовательный курс за четыре года. А затем – школа, подобная немецким, по подготовке элиты. Здесь мы совместим углубленное изучение предметов, в которых дети показали наибольшие способности – и систему закалки духа и тела. Так, чтобы в жизнь вошли не закомплексованные, бледные очкарики, неуверенные в себе и отравленные западной расслабленностью, а настоящие господа будущего мира. Тренированные и выносливые, мускулистые, умеющие убивать врага и ласкать женщин. Привычные к оружию, к рулям управления планеров, самолетов и вертолетов, к ревущей мощи тяжелых мотоциклов и гоночных машин. Владеющие верховой ездой, как аристократы – и умеющие выживать в самых невероятных условиях, как бойцы спецназа. Мы дадим им красивую форму, оружие, захватывающие ритуалы и обряды. И тогда они, обладающие колоссальным интеллектуальным превосходством над окружающими, получат еще и энергию, присущую сильным и уверенным себе воинам. Они окажутся пропитанным не только сознанием своего преобладания над остальными – но и чувством русскости, пониманием великой миссии по отвоеванию всего мира у захватившей его гнили и нечисти.

Ну, а следующей ступенью станет вуз нового типа, с обучением по методу «мастер-подмастерье». Из заведений разных типов станут выходить исследователи и боевые командиры, инженеры, доверительные аналитики и администраторы, финансисты и гении инфотехнологий, преподаватели и врачи нового типа. Словом, специалисты-отраслевики и целевики, предприниматели по духу, умеющие складываться в команды и разумные человеческие структуры.

Наконец, самые смелые и развитые уйдут в школы подготовки люденов – русских сверхлюдей. А уж оттуда выйдет раса будущего, перед коей не устоит никто.

 

* * *

 

…Дорога поднималась в гору. Мы миновали заброшенный КПП. Впереди нас ждал бывший объект «Алсу-5» – заброшенный командный пункт Черноморского флота СССР, упрятанный в скальные толщи.

Было лето 2005 года, и я ехал сюда вместе с одним из братьев. Горная дорога, петляя вела к местечку совсем рядом с пригородом Севастополя – Балаклавой. Душа замирала от расстилавшейся вокруг красоты. Как живописные здесь поросшие лесом горы!

– Тут сам Бог велел устраивать центр подготовки новой элиты, – говорил мне соратник. – Вот – и горы, где можно заниматься альпинизмом и марш-бросками. А вот и море синеет, где можно под парусом ходить и с аквалангом нырять…

Идем мимо заброшенного КПП по дороге. На расстилающемся здесь лугу пасутся козы. Виднеется недостроенный дом. Господи, какие мощные железобетонные конструкции!

– Объект можно достроить и сделать жилой корпус для кадетов, – замечает мой спутник.

Поднимаемся по серпантину выше. А вот и цель нашего путешествия – скальный командный пункт. Вход в него выступает мощной железобетонной коробкой, притулившейся к горе. Идем по выступающим платформам с глубокими шахтами. Отсюда должны были подниматься бронеколпаки с автоматическими пушками. Все сооружение напоминает что-то с линии Мажино. Войдя в «центральный форт», подходим к устью уходящего вглубь скалы туннеля, похожего на коридоры метрополитена. Оттуда веет холодом.

«Алсу-5» мог бы выдерживать близкие взрывы термоядерных зарядов, надежно защищать командование флота от крылатых ракет. Отсюда, из чрева горы, русские офицеры должны были управлять действиями кораблей и самолетов в Черном и Средиземном морях, в Индийском океане и в районе Персидского залива. Планы объекта после гибели СССР утрачены, и никто не знает в точности, на сколько километров вглубь горы уходят тоннели. Сколько здесь залов и эскаладов, на скольких ярусах. Но приведи все это в порядок – и у тебя появится мощная крепость с подземными хранилищами, командным пунктом, складами оружия, боеприпасов и продовольствия. Опереточная «самостийная Украина» все это освоить не может, бросив «Алсу-5» на произвол судьбы.

– Здесь, здесь надо ставить школу для молодой элиты, – говорит мой товарищ.

И он прав! Это все наши земли! И Крым, и Херсонщина, и Одесская с Николаевской областями, и Приднестровье! И Харьков! И весь Донбасс! И Луганск! Мы еще вернемся сюда.

И люди высшего качества будут нашим оружием. Развернув такую систему подготовки будущих победителей, мы час за часом станем покорять планету. Нужно лишь защитить себя от попыток уничтожить новую жизнь военной силой! Под сенью ракет с ядерными боеголовками мы выкуем главное «вундерваффе» – чудо-оружие.

Прочь затхлые мечты провинциальных националистов о параде «мелких идентичностей»! Мы презираем их звериный страх перед глобальными проектами. Наш новый империализм глобален.

Ибо чтобы отвоевать Россию, нам нужно повести за собой мир!

 

 

Глава 13. Террор в исполнении «свободного мира»

 

 

 

Безликая жестокость Большой Машины

 

Но было бы ошибкой считать, будто террор как стиль войны присущ лишь гитлеровскому режиму. Им занимались и «свободные нации».

На фоне немцев англосаксы (американцы и англичане) выглядят совсем иначе.

Если Люфтваффе – это дерзкая, неожиданная молния, то англосаксы тех времен ведут свой воздушный террор методично, целыми потоками тяжелых бомбардировщиков, стирая с лица земли целые города и по-научному убивая немецкую экономику. Террор ведется с огромными затратами. Здесь англосаксы с их ковровыми бомбометаниями намного более жестоки, чем немцы. Все бездушно. Без фантазии. С одним только расчетом на эффективность поражений и разрушений. Вершина этой стратегии терроровойны в сороковых – Гамбург, Дрезден, Токио, Хиросима и Нагасаки. Они предпочитают хоронить детей, женщин и стариков под грудами развалин, сжигать их заживо в громадных пожарах. Они ввергают их в голод, холод и мрак, оставляют без воды. Подсчитывается даже число раненых и искалеченных – ибо они также подрывают вражескую экономику, поглощая ресурсы. А главное, как отмечали англо-американские авторы стратегии воздушного террора на конференции 1942 года в Касабланке, налеты подрывают моральный дух германского народа.

Давайте посмотрим, как воевал гуманный и человеколюбивый Запад в те годы, не имея еще ни высокоточного оружия, ни атомной бомбы. Итак, в конце июля 1943 года англичане обрушили на Гамбург 7,5 тысячи тонн бомб. Погибло от 60 до 100 тысяч горожан, 750 тысяч остались без крова. Столб пламени над пораженным городом поднялся на четыре километра в высоту, достигая в диаметре полутора-двух километров. В Лондоне пришли в неописуемый восторг. Как написал военный историк Джон Фуллер, спустя четыре дня после сожжения Гамбурга заместитель британского министра авиации Бальфур заявил, что массированные налеты на немецкие города продолжатся до тех пор, пока «народы Германии и Италии будут терпеть у себя фашизм и нацизм». Иными словами, англичане на полном серьезе рассчитывали поднять в тылу Гитлера народное восстание. Ни дать – ни взять – теория расстрелянного Сталиным Тухачевского. (Тот рассчитывал, что после первых рейдов советских дальних бомбовозов на западные города тамошний пролетариат поднимется в поддержку Красной Армии). Полный бред – никакого антигитлеровского мятежа тогда не случилось. А вот стариков, женщин и детей убивали бомбами, хоронили под обломками и палили заживо десятками тысяч. Как сообщает Фуллер, разрушению подвергся 61 город Германии, в итоге чего 300 тысяч душ погибло, 780 тысяч было ранено, а 750 тысяч осталось без крыши над головой. Странно – но немцы продолжали сражаться и работать! А что в Японии? Неатомными стратегическими бомбардировками американцы уничтожили 260 тысяч японцев в городах, ранили – 406 тысяч, оставили без жилья – более девяти миллионов человек. Хиросима и Нагасаки добавили еще около ста тысяч погибших. В основном – все тех же стариков, женщин и детей.

 

Ад разверстый

 

Впрочем, лучше дать картинку с натуры. Откроем воспоминания летчика-истребителя Гюнтера Бломмертца, которого налет англосаксов на Дюссельдорф (1944 год) застал на улице. Ошалевшего офицера втаскивают в бомбоубежище:

 

«…В подвале под низким потолком бомбоубежища меня встретили взгляды женщин, детей и пожилых людей. Мне стало немного неловко за свое вторжение, когда я заметил над дверью плакат: «Мужчины от шестнадцати и до шестидесяти лет должны быть в бою, а не в укрытии!».

Люди начали что-то бурно обсуждать, но меня это не встревожило, так как следующая партия бомб уже со свистом летела вниз, и разговоры стихли. Неизвестность длилась всего несколько секунд, но они показались вечностью. Пожилая женщина начала громко молиться. Под самой крышей бомбоубежища, на койке в верхнем ряду, лежала девушка лет шестнадцати. В руках она держала книгу и смотрела на меня пронзительными зелеными глазами. Мать накрыла голову сына своим передником.

Взорвалась первая бомба. Затем вторая, уже ближе. Здание до самого основания содрогнулось. Поток сжатого воздуха ударил в бронированную дверь, часть его со зловещим глухим звуком просочилась сквозь замочную скважину. Третья бомба неслась с пронзительным свистом. Точно на нас! Все мы знали, что она падала на нас.

Зеленые глаза девушки буквально сверлили меня. Пронзительный визг бомбы стал напоминать звуки взмахов крыльев гигантской летучей мыши. Я испугался, испугался глаз девушки – они причиняли мне физическую боль.

Страшный удар! Треск ломающихся деревянных перекрытий и приглушенный грохот со стороны соседнего дома.

Мы ждали.

Девушка в ужасе обхватила себя руками. Тоненькие ноготки с маникюром вонзились в ее неприкрытые плечи.

Мы продолжали ждать.

– Не взорвалась, – произнес пожилой служитель бомбоубежища.

Женщины и дети плакали. Девушка вернулась к своей книге.

Я собрался уходить.

– Вам лучше остаться в убежище, – посоветовал мне старик в стальном шлеме. – Сейчас посыплются фосфорные бомбы.

Я послушал его. Вдруг пожилая женщина крикнула мне:

– Эй, ты! Мы сейчас тоже на передовой! Но если бы я была в твоем возрасте, я не стала бы прятаться по бомбоубежищам.

– Не нужно так разговаривать с нашим другом, – вмешался старик. – Он уже выполнил свой долг. – Служитель бомбоубежища указал на мои награды.

– Прекрасно, – ехидно продолжала женщина. – Но что он здесь делает?

– Летчик! – добавил кто-то еще.

–…Я просто готовился к дневному бою.

– К дневному бою? – повторила пожилая женщина. – Прекрасно. Опять промах наших вождей.

Но это было уже слишком для почтенного служителя бомбоубежища.

– А теперь будьте любезны помолчать, уважаемая фрау. Власти прекрасно знают, как наши бойцы должны действовать. Фюрер знает все. – На последних словах он повысил голос.

– Что вы хотите сказать? Фюрер? – крикнула пожилая женщина. – Вот мы здесь… умираем в этом подвале, а власти… Всех их надо поставить к стенке, предателей!

Все слышали яростные выкрики женщины, и мужчина средних лет в штатском вышел из полумрака.

– Такие высказывания против наших вождей обойдутся вам дорого, уважаемая!

В убежище воцарилось ледяное молчание.

– Ей семьдесят шесть лет, – тихо заметил старик.

– Возраст не имеет значения, – сердито ответил человек в штатском.

Я уже собирался вмешаться, как пожилая женщина вдруг пробормотала:

– В чем дело, герр блокляйтер? Я не сказала ничего плохого. Наоборот, я попросила молодого солдата сбить вражеские бомбардировщики. И я хотела бы, чтобы всех их поставили к стенке: летчиков, которые сбрасывают на нас бомбы, – с пафосом закончила она.

Со всех сторон грянул громкий смех…

– Фосфорные бомбы! – разнеслось по убежищу, словно предупреждение о приближении чумы или наводнения. Видимо, кто-то выглянул наружу и увидел вспышки.

– Падают на той стороне Рейна, в старом городе.

Тысячи контейнеров с жидким пламенем действительно летели вниз, пробивали крыши домов и взрывались повсюду. Белая раскаленная жидкость текла ослепительными потоками по стенам и лестницам, окутывая все огнем, блокируя выходы с улиц и из подвалов. В следующее мгновение ветер разнес пламя по целым районам. Горящие человеческие фигуры безумно носились или превращались в угли под обрушившимися стенами.

Несколько женщин снова начали бормотать молитвы, на этот раз их голоса звучали едва слышно и, наконец, совсем стихли. Все затаили дыхание… Что-то грохотало и плескалось за стенами убежища и на крыше, словно громадные градины стучали по черепице.

– Конец! – в ужасе закричала женщина. – Мы горим!

В это мгновение вокруг что-то заревело, бомбоубежище содрогнулось, потолок и стены вот-вот должны были обрушиться на нас. Бомба в соседнем доме взорвалась. Послышался стук падающих кирпичей.

– Это была бомба замедленного действия, – пробормотал старик.

– Иисусе, помоги нам! Иисусе! – пронзительно крикнула молодая женщина.

Все толпой бросились к выходу, толкая друг друга. Старик в стальном шлеме тщетно пытался урезонить людей, но его голос не достиг ушей даже той женщины, которая с криком и остекленевшим взглядом пробивала дорогу рядом с нами. С схватил ее и вдруг увидел, что она собралась рожать… прямо сейчас. У нее уже отошли воды.

– О боже! – простонала женщина. – Помоги мне!

– Мы вам поможем, – сказал я и положил ее на матрац. Бомбоубежище опустело. Остались только старуха и служитель.

– В соседнем доме живет доктор, – задыхаясь, произнес старик в шлеме, и я побежал к выходу.

В соседний дом вел проход под лестницей. Там стоял мужчина с карманным фонариком.

– Где здесь врач?

– Я врач, – ответил он, не поднимая глаз.

Два человека старались пролезть в дыру в стене.

– Идемте со мной! – крикнул я. – Там женщина рожает!

– Не пойду, – равнодушно ответил доктор.

Руки третьего человека показались их подвала на другом конце помещения.

– Где мои дети? Где моя жена? – простонал врач и начал звать их по именам, громко крича в щель, образовавшуюся в полу.

– Мы здесь! Мы идем! – ответил голос из подвала.

Я схватил вылезавшего оттуда человека. Прямо над ним перекрытие подвала несло на себе всю тяжесть горевшего дома.

– О, дорогой, мой жакет! – воскликнула где-то внизу в темноте женщина. Оттуда же доносились проклятия и плач.

Вдруг все вокруг нас начало рушиться. Когда огромная масса перекрытий рухнула на людей, раздались их последние крики, и больше из заваленного подвала не донеслось ни звука. Мужчина, которого я держал, вцепился в меня. Его ноги были раздавлены. Я схватил несчастного не очень хорошо и сейчас больше уже не мог держать. Он пытался помочь себе ногами, чтобы вылезти, но они были бесполезны, и бедняга понимал это. Человек смотрел на меня широко раскрытыми грустными глазами с едва заметной улыбкой на губах, словно был чем-то обижен. Наконец он разжал руки и упал обратно в подвал… улыбаясь своей последней улыбкой… Остатки перекрытий с грохотом покатились вслед за ним.

Только тогда я понял, что произошло. Доктор рядом со мной колотил по смежной стене и пытался разбить бетон перочинным ножом. Затем он остановился и прислушался. С другой стороны слышался легкий стук. Значит, там кто-то должен был остаться живым.

Наконец прибыли спасатели. В воздухе замелькали кирки, но стены оказались слишком крепкими для них. Пожарные начали тушить пламя, но дымящиеся развалины поглощали огромное количество воды. Внизу, в подвале, надежда еще жила: кто-то продолжал стучать. Однако мы знали, что в течение часа там все погибнут – будут раздавлены, задохнутся, сгорят или захлебнутся в воде…

Сзади из бомбоубежища раздались крики роженицы. Схватки становились все чаще. Доктор рядом со мной смотрел себе под ноги, я обнял его за плечи, чтобы поддержать.

– Может, нам вынести ее?

– Нет, – ответил он, не в силах сдержать слезы. – Я иду. Принесите воды.

Когда мы вошли в бомбоубежище, старик в стальном шлеме сказал, что, может быть, пройдут часы, пока дом над нами сгорит окончательно.

– Чистую воду, – повторил доктор, и старик побежал выполнять указание.

– У нее схватки теперь каждые пять минут, – прохрипела старуха.

Роженица продолжала кричать. Ее пальцы вцепились в мою руку. Затем ее крики превратились в стон, потом вокруг снова стало тихо.

Доктор взглянул на часы: его щека нервно дернулась, когда кто-то постучал в стену соседнего подвала. Там люди были все еще живы и надеялись на спасение.

– Я больше ничего не могу сделать, – громко зарыдал доктор, глядя на стену. – Там умирают мои жена и дети!

Но служитель убежища уже вернулся с ведерком воды и полотенцем. Несчастный врач начал рыться в своих инструментах. Слезы из его глаз капали на приготовленные им ножницы. Он надел перчатки…

…За стеной погибающие люди снова начали стучать. Доктор сжал зубы. На его лбу проступили вены…

…Наступало утро. Однако свет пробивался, только когда поднимался ветер. Плотная завеса испарений висела над городом. Черный дым окутал улицы.

Я направился к дому Хинтершталлерса, держась поближе к старой части города. Вдалеке виднелись красно-желтые отблески пожара. Потерявшиеся дети, рыдая, бежали сквозь дым, среди кружившихся над землей обрывков бумаги и пепла. Рыдающие женщины, искавшие своих родных, спотыкаясь, бродили по обгоревшим руинам. Некоторые несли с собой скудные пожитки, мокрые одеяла для защиты от огня. Несколько пожарных изо всех сил боролись с пожарами, но их усилия выглядели жалкими на фоне бушующего пламени.

Я свернул на боковую улицу, на которой стояла мусороуборочная машина. Люди в плотных перчатках с вилами и лопатами грузили в нее маленькие черные трупики.

– Это все дети? – в ужасе спросил я.

– Нет, молодой человек, – ответил один из мужчин с грубоватой серьезностью. – Когда-то они были такого же роста, как вы. Метр семьдесят, метр восемьдесят и выше, – закончил он, как на аукционе.

На меня нахлынула дурнота. Я торопливо отправился дальше, чтобы не видеть больше обуглившиеся тела. Но они лежали повсюду: маленькие, черные, сморщенные, уже раздувшиеся – как чернокожие карлики. В воздухе стоял сладковатый запах. Но я должен был дышать. Если бы я закрыл глаза, то наверняка упал бы.

Лежавшие на земле люди умерли всего несколько часов назад. В горящих развалинах, где фосфорные бомбы настигли их, когда они пытались выбраться; на лестницах подвалов, где ворвавшийся воздух и пламя превратили их в сморщенные угли, когда они старались вырваться из ада; на улицах, где пар от мокрых одеял причинил им смертельные ожоги, когда они пытались спрятаться под ними посреди пылающего пожара; на тротуарах, где они сгорали с обожженными лицами, стремясь спастись от жара, собрав оставшуюся в водосточных канавах влагу; в канализационных трубах, где они ныряли в горячую воду, пока огонь не уничтожил последний кислород, и бездыханные тела поплыли по течению…»

 

Когда англо-американцы налетали на немецкие города, на улицы выходили отряды Гитлерюгенда – гасить пожары, спасать раненых и контуженных. Они работали под бомбами. Как вспоминал один из бывших гитлерюгендовцев, «когда раздавался сигнал тревоги, мы отправлялись на нашу позицию. Тушение пожара во время ковровой бомбежки – очень опасное занятие. Можно было передвигаться по улице, только пригнувшись, потому что чуть повыше над землей кислорода уже не было. Он сгорал в огне. Огромные дома складывались как спичечные коробки. Из-за этого было много погибших…» (Г. Кнопп. «Дети Гитлера» – Москва, «Олма-Пресс», 2004 г., с. 191)

 

Дрезденское аутодафе

 

Другая картинка с натуры – Дрезден февраля сорок пятого.

«Когда первые сигналы тревоги ознаменовали начало 14-часового ада, дрезденцы послушно разбрелись по своим убежищам. Но – без всякого энтузиазма, полагая, что тревога – ложная. Их город никогда до того не был атакован с воздуха. Многие никогда бы не поверили, что такой великий демократ, как Уинстон Черчилль, вместе с другим великим демократом Франклином Делано Рузвельтом, решат казнить Дрезден тотальной бомбежкой.

Что двигало Черчиллем? Политические мотивы. Промышленность Дрездена производила только сигареты и фарфор, товары невоенные. Но впереди была Ялтинская конференция, на которой союзники намеревались членить измученное тело Европы. Черчилль и захотел разыграть «козырную карту» – некое грандиозное англо-американское действо, которое «произведет впечатление» на Сталина, – слишком самостоятельного и слишком умного, набравшего слишком большую силу. Эта карта, как оказалось позже, не «сыграла» в Ялте, поскольку плохая погода отменила запланированный рейд. Но Черчилль настаивал на том, чтобы рейд все же осуществился где угодно, объясняя это необходимостью подавить волю германского населения в тылу. Едва жители Дрездена разошлись по бомбоубежищам, на город была сброшена первая бомба – в 22.09. 13 февраля 1945 года. Атака продолжалась 24 минуты.

Город был превращен в море огня. «Образцовое бомбометание по целям» создало желаемый огневой шторм – это входило в расчеты склонного к юмору и любящего сигары «демократа». Шторм начался, когда сотни меньших пожаров соединились в один, громадный. Гигантские массы воздуха всасывались в образовавшуюся воронку и создали искусственный смерч. Тех несчастных, которых поднимали вихри, швыряло прямо в пламя горящих улиц. Те, кто прятался под землей, задыхались от недостатка кислорода, вытянутого из воздуха, или умирали от жара – жара такой силы, что плавилось человеческое мясо и от человека оставалось влажное пятно.

Очевидец, переживший это, рассказывает: «Я видел молодых женщин с детьми на руках – они бежали и падали, их волосы и одежда загорались, и они страшно кричали до тех пор, пока падающие стены не погребали их».

После первого рейда была трехчасовая пауза. Затишье выманило людей из укрытий. Чтобы спастись от смертоносного жара, тысячи жителей направились в Гросс-Гартен, чудесный парк в центре Дрездена площадью в полторы квадратных мили. Но палачи все рассчитали…

В 01.22 начался второй рейд. Сигналы тревоги не сработали. Небо покрыло вдвое большее количество бомбардировщиков с зажигательными бомбами на борту. Эта волна предназначалась для того, чтобы расширить огневой шторм до Гросс-Гартена и убить тех, кто был еще не убит. Это был полный «успех» англо-американцев. В течение нескольких минут полоса огня пересекла траву, охватила деревья, и загорелось все – от велосипедов до ног и рук. Еще много дней после того все это оставалось под открытым небом страшным напоминанием о садизме союзников.

В начале второй атаки многие еще теснились в тоннелях и подвалах, ожидая конца пожаров. В 01.30 до слуха командира спасательного отряда, посланного в город с рискованной миссией, донесся зловещий грохот. Он так описывал это:

«Детонация ударила по стеклам подвалов. Ко грохоту взрывов примешивался какой-то новый, странный звук, который становился все глуше и глуше. Что-то напоминающее гул водопада – это был вой смерча, начавшегося в городе».

Те, кто находился в подземных убежищах, умерли легко: они мгновенно сгорали, как только окружающий жар вдруг резко увеличивался. Они или превращались в пепел, или расплавлялись, пропитывая землю до трех-четырех футов в глубину – тому множество свидетельств.

После налета трехмильный столб желто-коричневого дыма поднялся в небо. Масса пепла тронулась, покрывая теплые руины, в сторону Чехословакии. Один домовладелец в 15 милях от Дрездена нашел в своем саду целый слой рецептов и коробочек от пилюль из дрезденской аптеки. А бумаги и документы из опустошенного Земельного управления упали в деревне Лирна, почти в 18 милях от Дрездена.

Вскоре после 10.30 утра 14 февраля на город обрушилась последняя порция бомб. Американские бомбовозы «трудились» целых 38 минут. Но эта атака не была столь жестокой, как первые две – по масштабам, но не по сути. Этот налет был характерен изощренным садизмом. «Мустанги» летели очень низко, и расстреливали все, что двигалось, включая колонну спасательных машин, которые прибыли эвакуировать выживших. Одна атака была специально направлена на берег Эльбы, где после ужасной ночи сгрудились беженцы, а также раненые.

Дело в том, что в последний год войны Дрезден стал городом-госпиталем. Во время ночного массового убийства медсестры героически перенесли на себе тысячи искалеченных, перенесли к Эльбе. И вот низколетящие «Мустанги» расстреливали этих беспомощных пациентов, как и тысячи стариков, женщин и детей, бежавших из города.

Когда скрылся последний самолет, почерневшие улицы Дрездена были усеяны мертвыми телами. По городу распространился смрад. Стая улетевших в зоопарке стервятников жирела на трупах. Повсюду шныряли крысы. Один из видевших все это сразу после бомбежки рассказывал: «У трамвайного депо была общественная уборная из рифленого железа. У входа, уткнувшись лицом в меховое пальто, лежала женщина лет тридцати, совершенно нагая. В нескольких ярдах от нее лежали два мальчика, лет восьми-десяти. Лежали, крепко обнявшись. Тоже нагие… Везде, куда доставал взгляд, лежали задохнувшиеся от недостатка кислорода люди. Видимо, они сдирали с себя всю одежду, пытаясь сделать из нее подобие кислородной маски…».

Вот описание Дрездена через две недели. Оно принадлежит некоему швейцарцу. «Я видел, – говорит он, – оторванные руки и ноги, изувеченные тела, и головы, раскатившиеся по сторонам улиц. На площадях тела все еще лежали так плотно, что идти приходилось с предельной осторожностью».

Урожай смерть собрала богатый. Размеры дрезденского «Холокоста» – 250 тысяч жизней, отнятых в пределах 14 часов. Это более чем втрое превосходит количество жертв Хиросимы (71879).

За всю войну Лондон потерял 600 акров земли, Дрезден за одну ночь – 1600.

По иронии судьбы единственная цель в Дрездене, которая с большой натяжкой могла бы считаться военной – железнодорожное депо – союзниками не бомбилась. Защитники «мировой демократии» были слишком заняты стариками, женщинами, детьми, ранеными…», – написано в статье Джорджа Т.Паркера, исследователя из США.

Именно с начала 1945 года решение о массовых убийствах немцев и разрушении их городов принимает сэр Черчилль. Уже к марту главные индустриальные центры Германии обращены в развалины. Тогда американцы и англичане составляют новый список целей, выбирая теперь как раз те города, которые наименее защищены зенитками и авиацией, те, которые можно засыпать бомбами почти безнаказанно. Как явствуют обнародованные в 2001 году британские архивные документы, генерал американских ВВС Фредерик Андерсон совершенно откровенно обрисовал цели этого авиатеррора: «Воспоминания о разрушении Германии будут передаваться от отца к сыну, от сына к внуку. Это лучшая гарантия того, что Германия больше никогда не будет развязывать новых войн». Лицемерие Цивилизации Доллара заключается в том, потери Англии (250 тысяч убитыми) и США (около 100 тысяч) во Второй Мировой были наименьшими – тогда как их авианалеты погубили около миллиона одних немцев, и в основном – не солдат, а детей, женщин и стариков.

В сорок пятом американо-английские бомбардировщики уничтожали под корень маленькие немецкие города. Сегодня очевидно: над составлением списка целей трудились и специалисты по психологической войне, и даже историки. 16 марта погиб баварский Вюрцбург, славившийся шедеврами архитектуры эпохи барокко, и под его обломками погибли пять тысяч немцев. Так же погиб и маленький аграрный Эллинген. Бомбы разрушили и другие жемчужины Германии – Байрейт (место проведения Вагнеровских фестивалей, один из центров магической цивилизации Гитлера), Зоэст, Ульм, Гейльбронн, Ротенбург, Ахен (столица империи Карла Великого). Погиб Мюнстер – одна из колыбелей немецкой веры, лютеранства. Страшная цифра: 20 процентов погибших под бомбами «летающих крепостей» составляли дети, 22 процента – старики. Выжигались главные «нервные узлы» магической цивилизации, средоточия культуры, исторической памяти, религии, университетского образования.

В совершенно том же духе «убийства духа» выдержаны и массированные бомбардировки Японии американцами, среди которых первое место занимает сожжение Токио в феврале 1945-го (более ста тысяч жертв), второе – атомные удары по Хиросиме и Нагасаки.

Воздушный террор западников, таким образом, уничтожал прежде всего не военный или промышленный потенциал немцев и японцев. Он поражал саму основу магических цивилизаций – дух нации, дух героизма и воинской доблести. Разрушалась воля к борьбе. Отныне – никакой магии. Все должны бояться новых хозяев мира, все должны стать пугливым стадом мелких обывателей. Мавров, сделавших свое дело в интересах Царя-Доллара и американского господства над миром, хладнокровно устраняли. Место всяких идеалов должна занять одна страсть – к получению долларов, которые смогут копить лишь паиньки, беспрекословно покорные воле хозяев США.

По принятым официально данным, таким образом западные воздушные флоты уничтожили 4 миллиона квартир и полмиллиона немцев. Но это чушь: на самом деле погибло не менее миллиона – не считая искалеченных, обожженных, умерших потом от ран, ожогов, контузий и нервных потрясений.

Западники умело использовали радио для усиления психотеррора. Например, в январе 1944-го в разгар налетов на Берлин, знаменитая английская станция в Кале, вещавшая на Германию, в один из вечеров прервала трансляцию сентиментальной музыки, и зловещий голос диктора произнес: «Берлин, ты был когда-то прекраснейшим городом в мире. Берлин, берегись одиннадцати часов вечера сегодня!» (Пример взят из воспоминаний Вильгельма Йонена, ночного истребителя Люфтваффе.)

 

Психотеррор метаисторический

 

…Это был чистой воды террор. Воздушный террор в исполнении самых гуманных и демократических стран. С военной и экономической точки зрения массированные налеты были практически бесполезными: немцы и японцы смогли рассредоточить промышленность и склады, убрав их под землю и в недра гор. Налеты не уничтожали немецких солдат и технику. Они просто убивали родных и близких этих солдат. Страшно и мучительно. Англичане и американцы бомбили прежде всего сознание народа. В этом было что-то сатанинское, эзотерическое. Как оказалось впоследствии, фугасные и зажигательные бомбы уничтожали не просто волю немцев к сопротивлению. Они стирали с лица земли сам германский старый дух. Они убивали Германию в сапогах и стальном шлеме, поднявшуюся на победах 1866–1871 годов. После жестоких воздушных расправ сознание германского народа изменилось, и на место воинов окончательно пришел толстобрюхий трусливый бюргер, сосущий пиво и смотрящий грубоватую немецкую порнуху. Оказалась разрушенной прежняя Германия с мощеными узкими улочками, готическими соборами и средневековыми домами, помнящими еще Луку Кранаха и Мартина Лютера. Разбомбили суровую Германию Нибелунгов и Гегеля, Бисмарка, Вагнера и Ницше – и расчистили место для ФРГ, республики бундес-обывателей. Лощеной, рыночной и модерновой. Телесно сытой и духовно мелкой. А создавал концепцию воздушного террора скромный человек – психолог Курт Левин, осевший в США еврей. Ох, умели в Америке подбирать кадры и нащупывать течения перемен!

Американцы оставались верны стратегии массированного воздушного террора еще очень долго. Террора неумолимого и деловитого, словно огромный конвейер на заводах Форда. Коврового террора с огромным индустриальным размахом. Мало что изменилось в этом отношении, когда американцы воевали в Корее и Вьетнаме. Все та же метода: под завязку загруженные бомбами «летающие крепости», сыплющие на обреченные города сначала фугаски, а потом – на развалины и ползающих среди них людей – зажигательное оружие. Ну, сменили контейнеры с фосфором на напалм, а суть-то осталась прежней.

И только потом умы их завоевала идея «хирургических ударов» высокоточным оружием. Мол, пусть невинные не страдают. В 1991-м эту концепцию полностью так и не воплотили. Воюя с Ираком в первый раз, «звездно-полосатые» применили ковровые бомбежки в Басре. Примечательно, что их сорокадневная воздушная кампания с обработкой позиций иракских войск (при завоевании полного господства в воздухе) привела к массовым нервным срывам у арабских солдат, открыв путь к их капитуляции. Дорого – но эффективно. Впрочем, в Ираке 1991 года американцы хоть и не стали один за другим превращать в руины города, однако остались верны стратегии «инфраструктурного террора». Они разбивали электростанции, мосты, водопроводы, склады с горючим и нефтеперерабатывающие заводы. Иными словами, они создавали угрозу гибели людей от голода, эпидемий, нищеты и мародеров. То же самое было и в Югославии 1999 года. Там и просто людей убивали – как во Вторую мировую.

Чем опыт такого террора может быть полезен нам в будущих войнах? Боюсь, что практически ничем. Для методичного уничтожения населения и техносферы врага у нас в будущих войнах не будет ни нескольких лет, ни даже месяцев. Равно как и подавляющего господства в воздушно-космическом пространстве. Рассчитывать приходится только на скоротечную, ошеломительную войну. Здесь нам полезнее опыт поражения сознания скорее на манер немцев, а не англосаксов. Нам полезнее окажутся не реальные разрушения и многотысячные жертвы среди западных (и восточных) горожан, а спровоцированная в их среде паника. А если возникнет надобность массированного возмездия, когда терять русским окажется нечего… Что ж, на этот случай есть ядерное оружие. Но о нем – особый разговор.

 

Прошлое, которое может вернуться

 

Сегодня в США нам говорят: «Забудьте об ужасах воздушных налетов сороковых! Такое больше не повторится. Теперь мы воюем гуманно. «Хирургически». Сводим потери среди гражданского населения к минимуму!»

Но мы не забудем ничего. Гуманизм нашего врага лицемерен. Если он когда-то делал подобное, то нет гарантии, что он когда-нибудь не повторит содеянное. Особенно если удастся замести следы.

Знаете, что может стать заменителем ковровых бомбежек Второй мировой? Что наш враг применить вместо града бомб? Сейсмическое оружие. Удары небольшими ядерными зарядами по «чувствительным точкам» земной коры – чтобы наши города разрушались как бы от стихийных бедствий, чтобы как бы по воле случая погибали десятки тысяч наших людей. Наш враг коварен и садистски жесток. С него станется. Да и русские для него, как и для Гитлера – не люди.

Впрочем, гораздо больший простор тут дают технологии воздействия на ионосферу. С помощью их можно не только тектонические катастрофы вызывать, но и ураганы, и наводнения, и эпидемии. Совместить же «стихийные» бедствия с техногенной катастрофой – когда столица наша в дополнение к землетрясению получит еще и взрыв атомного реактора – не так уж трудно. Разразится такое бедствие – и страну действительно может парализовать, сломить волю ее народа.

Надо быть готовым к подобному в возможной войне с главным врагом. И располагать возможностью удара возмездия!

 

 

Глава 14. Психотриллеры Третьей Мировой

 

 

 

Последние битвы Красного императора: сталь против атома

 

1946–1949 годы стали одним из опаснейших периодов русской истории.

Страна еще лежала в развалинах после страшной войны. Миллионы людей ютились в землянках, бараках и лачугах. Деревня голодала. Приходилось заниматься болезненной демобилизаций огромной армии, переводить промышленность на мирные рельсы – и восстанавливать три сильно разрушенных промышленных района страны из четырех.

По всем объективным показателям мы должны были рухнуть под напором Соединенных Штатов. У них-то в эти годы было, казалось бы, все для победы над нами. Во-первых, громадное богатство и огромная, высокоразвитая, совершенно неразрушенная промышленность, дававшая четверть всего мирового производства. Во-вторых, монополия на атомное оружие, колоссальный флот дальних бомбардировщиков, мощные авианесущие группировки военно-морских сил и кольцо баз, охвативших СССР со всех сторон. Нам еще только приходилось создавать реактивную авиацию – а у американцев она была. У нас не имелось ни крупных воздушно-стратегических сил (СССР не обладал сколь-нибудь значимым парком «летающих крепостей»), ни авианосцев, ни баллистических ракет межконтинентального боя.

Были четкие планы: подрыв сил СССР в гонке вооружений, запугивание его верхушки угрозами ядерно-воздушной войны – и дальнейшее расчленение нашей страны даже не по образцу 1991-го года, а еще хуже, на двадцать «стран».

Однако этого не произошло!

Иногда мне кажется, что воля вождя даже главнее техники. Стальная воля и смелость умного вождя способны парализовать противника на расстоянии, они передаются через дисплеи и экраны.

Давайте возьмем пример Сталина. Уж его-то никто не может обвинить в недостатке воли. Именно воля и спокойная решимость Красного императора позволила нам пройти опасные 1945–1949 годы, когда у нас не было ядерного оружия, в у врага оно уже лежало в арсеналах. Даже самые отпетые «разоблачители» Сталина в своем пылу невольно возвеличивают могущество этого человека.

Итак, в 1948 году Сталин заявляет, что «…не рассматривает атомную бомбу в качестве серьезной силы, каковой ее склонны считать некоторые политики. Атомная бомба предназначена для того, чтобы запугать слабонервных, но она не может решить судьбу войны, так как она недостаточно эффективна для этого». (Мы берем цитату из книги ярого ненавистника СССР И.Дроговоза «Воздушный щит страны Советов»).

Автор, брызжа слюной по поводу «уголовного пахана» Сталина, говорит: вот, мол, какой он лицемер и лжец! А что, господин Дроговоз, Иосифу Виссарионовичу в сорок восьмом надо было публично наложить в штаны при виде американского атомного превосходства, возопить «О, горе нам!» и посыпать голову пеплом? Перед всеми своими подданными, подрывая дух русских войск, своих ближайших сподвижников и всего народа? Ну уж нет! Сталин в этом случае выказал отличные качества вождя. Именно поэтому янки так и не решились использовать свою ядерную монополию. Воля и решимость оказались сильнее атомной дубинки.

Впрочем, был еще один поучительный эпизод – 1949 года. Тогда разразился так называемый Берлинский кризис. Сталин, взбешенный решением США и Британии создать в своих зонах оккупации сразу два немецких прозападных государства (ФРГ со столицей в Бонне и Западный Берлин), блокировал советскими войсками старую немецкую столицу. Войска США и их союзников стояли напротив русских дивизий. В окруженный Западный Берлин летали американские транспортные самолеты, прорывая сталинскую блокаду. Но, в конце концов, Сталин снял окружение.

Сегодня те же либеральные и демократические моськи изображают это как позорный провал коммунистического диктатора, который к тому времени окончательно выжил из ума. Мол, слава американской демократии! Но те же высшие посвященные в самой Америке говорят об ином. Сталин умело переиграл их. Ведь в то же самое время в Китае красные части НОАК громили войска проамериканского режима Чан Кайши и продвигались к Пекину. США очень не хотели потерять Китай и готовились помочь своему ставленнику атомными ударами по колоннам просоветской НОАК. А Сталин этого не хотел. Он прекрасно понимал, что распространение коммунизма по планете – это бред сивой кобылы, и что израненный недавней войной СССР не выдержит ни этого, ни военного противостояния с богатым Западом. Сталин пытался создать сильный евразийский блок между русскими и китайцами, направленный против Запада. Но при всем этом он не мог помешать ядерным ударам США по красному Китаю! У Сталина была к тому моменту одна-единственная атомная бомба, которую не мог взять на борт ни один советский бомбардировщик!

И тогда Красный император придумал гениальный ход. Он просчитал, что запаса атомных бомб у США не хватит для одновременной войны в Китае и в Европе. И он решил устроить Берлинский кризис, оттянув на себя внимание США. Американцы были вынуждены подготовить свое ядерное оружие к возможному столкновению в Европе и уже не смогли нанести удары по дивизиям красных китайцев, шедших на Пекин. А когда Сталин «отступил», дело было сделано: Китай уже стал союзником СССР.

Америка и в этом случае испугалась, так и не решившись на ядерные удары – хотя обладала в этом отношении полным превосходством, а ее авиация могла прорвать ПВО нашей страны. А пример уже наших дней? США в порошок растерли иракцев под предлогом борьбы с распространением оружия массового поражения, прекрасно зная, что у Саддама его нет, и что он не сможет накрыть ядерными ударами колонны вторгшихся в Междуречье американских дивизий. Но они не тронули Северную Корею, которая на весь мир заявила о том, что у нее есть атомные заряды, и она готова применить их первой, дотянувшись до Гавайев – территории Соединенных Штатов!

В те нелегкие годы проявились достоинства Сталина как менеджера. Он безошибочно выбрал оптимальный путь сдерживания американской ядерной монополии: наращивание сухопутных и военно-воздушных сил. Так, чтобы при возможном атомном нападении на страну мощными ударами вымести жидкие американские силы из Европы, рванувшись в Северную Африку и Азию, уничтожив там западные военные базы. Именно в это время в СССР создается зарубежная диверсионная сеть для ударов по ключевым военным объектам США в Европе. Нам удается на первый взгляд невозможное: разоренная войной страна не только в рекордные сроки поднимается из руин, не только создает атомную, электронную и авиационно-реактивную отрасли, но и разворачивает невиданное число танковых армий и авиадивизий. А на Чукотке развертывается ГСК – горнострелковый корпус для возможного вторжения на североамериканский материк.

И вот здесь сказались качества Сталина как суперменеджера. Он смог на ограниченных ресурсах послевоенного СССР добиться максимума, настоящего военно-экономического чуда. Сегодня ясно: не создай мы тогда таких боевых кулаков – и США могли избить нас с воздуха. Теперь известен подобный план командования Стратегического авиационного командования США.

Есть все основания считать, что Сталин готовился к войне в 1954–1955 годах. К грандиозному вторжению в Европу. К реваншу за изощренную игру Америки в 1941–1945 годах. Вы, дескать, нашими руками своих целей добились, с конкурентами расправились и приобрели долларовую систему господства над всей Землей? Так Союз теперь решительным ударом выбросит вас из Старого Света – и ликвидирует все преимущества глобального финансового гегемона, заперев США в Западном полушарии. В самом деле, план логичен. Решительный удар по позициям американцев в Европе и Азии приносил русским полный успех. Ибо больше никто не мог нам помешать. Франция и Западная Германия еще не оправились от войны. Британская империя терпела бедствия – развал и экономический кризис. И в то время атомные заряды могли применяться лишь в виде авиабомб. Межконтинентальных ракет еще не имелось ни у нас, ни у Запада. Подводных лодок с батареями «поларисов», способных стереть с лица земли дюжину городов сразу, тоже еще не имелось. В те годы атомная война еще не означала гибель всего живого на планете.

И очень жаль, что смерть Сталина в марте 1953-го помешала нам осуществить Поход к Последнему Морю. Грандиозный исторический реванш нашей империи…

 

 

Информация к размышлению:

Сталин уповал не только на войну-реванш за 1941 год. Он прозорливо двигал вперед работы по овладению ракетным оружием дальнего боя, выбрав его как дешевый противовес дорогим американским вооружениям вроде авианосцев и «летающих крепостей». Этим он закладывал основу будущего паритета сил между СССР и США, находил дешевый «закрывающий» ответ, принимал резервное стратегическое решение. И этот пример – еще один урок для нас.

Работы по созданию ракетного оружия начались по правительственному постановлению в 1946 году. Первые пуски трофейных Фау-2, собранных нашими силами, в Капустином Яру – 1947 год. В 1948-м начинает производиться первая баллистическая ракета СССР – Р-1. В 1950 году проходят учения 22-й бригады особого назначения, вооруженной Р-1. В 1951-м на вооружение принята Р-2 с оперативно-тактической дальностью в 600 километров. В 1952-1953-м формируются ракетные части – бригады резерва Верховного главнокомандования. Идут интенсивные учения с перебросками ракет на большие расстояния, с применением их в суровых климатических условиях. Королев ведет работы над ракетой Р-5 с дальностью боя в тысячу километров. Ракеты еще слабы и не могут поднять ядерных зарядов тех времен. И вот идут испытания боеголовок «Герань» и «Генератор», способных распылять радиоактивные вещества на поражаемой территории – создается радиологическое оружие. В 1950-м ставится задача: создать межконтинентальную ракету. Так начинаются труды над Р-7 Королева, которая и откроет космическую эру запуском первого спутника в 1957-м…

 

 

Психотриллеры Никиты Хрущева

 

Вы никогда не задумывались о том, почему в нынешние дни всякая либеральная шваль так поносит действия Советского Союза в дни Карибского кризиса 1962 года? Действия Москвы объявляют безумием, авантюризмом, провальной попыткой бросить вызов США, которые в этом Карибском кризисе, мол, одержали победу. В сущности, в официальной истории Америки события тех дней толкуют именно так.

Но это – пропагандистская версия, история для «лохов и лопухов». Ее твердят из года в год с одной только целью: никогда больше не допустить повторения подобного, поскольку для США это очень страшно. В среде высших посвященных США события 1962 года трактуются как ее поражение, как отступление перед лицом намного более слабого, но исполненного фанатичной решимости противника.

Наверное, «Анадырь» – самая отчаянная операция советских вооруженных сил, проведенная в духе гитлеровского психотриллера! Бог видит, я терпеть не могу Хрущева, никогда не прощу ему охаивания Сталина, ссору с Китаем и еще дюжину смертных грехов. Но скрытная и практически молниеносная переброска на Кубу группировки наших войск с ядерным оружием – это его несомненная заслуга. Потрясающий успех!

С чем можно сравнить операцию «Анадырь» и весь Карибский кризис? Да только с лихим налетом гитлеровцев на Норвегию в апреле сорокового. Но немцам тогда было легче. Войска пришлось перебрасывать сравнительно недалеко. И шли транспортные суда с бойцами под конвоем германских эсминцев и тяжелых кораблей. А в 1962-м мы ухитрились перебросить два полка ракет средней дальности и солидную сухопутно-авиационно-зенитную группировку через всю Атлантику, не имея флотского прикрытия! ВМФ СССР в то время был очень слаб. В глубокой тайне, ошеломив врага. Американцы просто не ожидали подобной дерзости. А если твои действия не укладываются в представления противника, он – и мы знаем это по опыту 1939–1941 годов – как бы слепнет, не замечает даже очевидного.

От высадки первой рекогносцировочной группы советских офицеров на Кубе 10 июля 1962 г. до развертывания (в основном) группировки на острове 14 октября (день ее обнаружения очнувшимися США) прошел рекордно короткий срок.

Суда выходили из Балтийска, Лиепаи, Кронштадта, Мурманска, Николаева, Поти, Севастополя и Феодосии. Дивизия ПВО требовала 12 судов, мотострелковый полк – 3 грузовых и два пассажирских теплохода. А в каких условиях пришлось совершать тот беспримерный переход!

 

«…Один из участников похода вспоминал: 20 августа. Приближаемся к Азорским островам. Штормит. Качка сильная. Морская болезнь свалила всех наших солдат и офицеров. Ночью предприимчивые воины вскрыли две бочки с солеными огурцами. Огурцы облегчили страдания людей от качки. Старшему врачу полка… вместе с судовым врачом пришлось оперировать сержанта – приступ аппендицита.

…Идем десятые сутки. Кругом океан. Жара. Раздеваемся до трусов. Ночью все ищут укромное местечко на палубах. Днем американские самолеты делают облет нашего сухогруза. Какой-то военный корабль увязался за нами и требует досмотра. Мы только слушаем, в эфир не выходим. Утром просыпаемся от гула самолета. Американский истребитель пронесся над теплоходом, чуть не цепляясь за палубные надстройки и мачты. Виден берег Кубы…»

(Ю.Коршунов. «Россия, какой она не стала» – СПб, «Нева», 2004 г., с.245).

 

Итак, первые суда разгрузились на Кубе 26 июля 1962 года.

И американцы перепугались до смерти.

Посудите сами: США в то время развернули в Турции и на юге Италии ракеты средней дальности «Юпитер», взяв под ядерный прицел важнейшие центры Советского Союза. В ответ русские провели операцию «Анадырь», перебросив на Кубу 36 несовершенных ракет средней дальности типа Р-12 и 42 бомбардировщика Ил-28. И тут же США пригрозили массированными ударами по Кубе, уничтожением советской группировки волнами авиации, а вдобавок – и ядерным ударом по нашей стране.

На первый взгляд, отступить должны были мы, поскольку наши шансы на победу выглядели ничтожно малыми. В 1962 году Советский Союз был хотя и динамично растущей, но еще небогатой страной (эпоха нефтедолларов Тюмени и Самотлора была еще впереди) со слабым флотом. В арсеналах СССР было только 297 ядерных зарядов, у США – 5100 зарядов, в семнадцать раз больше! У нас числилось 56 баллистических ракет, а у США – все триста. (Иногда встречаются другие цифры: 203 и 98 ракет наземного базирования, 144 и 104 ракеты морского базирования). Но у нас почти не было средств для того, чтобы добросить ядерное оружие до врага через океаны! Р-12 на Кубе нужно было очень долго готовить к старту, и за эти несколько часов их можно было просто разбомбить налетами авиации с кораблей и наземных баз США. Первые баллистические ракеты СССР Р-7 и Р-12 стояли на открытых площадках, их приходилось долго заправлять перед стартом, и американцы тоже имели возможность накрыть их позиции первым ударом своих ракет и стратегических бомбардировщиков. Тем более, что у русских еще не имелось ни спутниковой разведки, ни радаров системы предупреждения о ракетном нападении. Мы были просто слепы и пропускали первый удар!

На один русский стратегический бомбардировщик типа Ту-95 приходилось почти десять бомбардировщиков типа Б-52 и Б-47 (у нас было всего 133 машины дальнего радиуса действия). Стратегическое авиакомандование США могло бросить в бой от 1306 до 1650 бомбовозов дальнего действия. Средние бомбардировщики США могли проникнуть вглубь советской территории с баз в Западной Европе и Турции, тогда как наши Ту-16 и Ил-28 просто-напросто не дотягивали до американских границ. Янки могли бить по нам с авианосцев – у нас же не было ни одного корабля этого типа. При попытке атаковать США лишь единицы советских Ту-95 добирались до целей. Ведь у них еще не было крылатых ракет с дальностью боя в тысячи километров, и потому они несли действительно бомбы, которые приходилось метать по городам и военным базам США, прорываясь сквозь рои американских истребителей и рубежи зенитно-ракетного огня.

Подводные лодки-носители ракет с ядерными зарядами в СССР тогда были еще ужасающе примитивны, несли очень мало ракет и могли стрелять ими, только всплыв на поверхность – причем у самых территориальных вод США. То есть, большинство из них было бы просто потоплено, не успев выпустить ни единого снаряда. Наконец, американцы прекрасно знали о реальном положении дел в военной машине СССР, ибо получали сведения от своего суперагента, офицера ГРУ Олега Пеньковского.

Союзником русских стал ужас. Страх обуял американцев. Они забыли о своем колоссальном превосходстве во всем: в численности стратегического воздушного флота, в количестве баллистических ракет и атомных бомб, авианосцев и просто дивизий вторжения. Они не стали вспоминать, что ракеты Р-12 на Кубе можно снести упреждающим авианалетом, не дав им стартовать – а из СССР Америку тогда почти и не доставали. Они начисто забыли о том, что их ракеты средней дальности типа «Юпитер», развернутые в Турции и на Сицилии, способны поразить важнейшие центры Красной империи за каких-то десять минут. Страх парализовал янки!

Когда 28 октября президент Соединенных Штатов Джон Кеннеди проводил совещание с комитетом начальников штабов, те предложили нанести упреждающий воздушный удар по русским позициям на острове. Но Кеннеди наотрез отказался, заявив: «После такого шага очень скоро никого из присутствующих на совещании не останется в живых».

Америку охватила паника. С прилавков магазинов сметали все. У католических храмов выстраивались длинные очереди. На дверях церквей висели таблички: «Исповедь – круглосуточно». Никто не хотел сгореть в атомном пламени Страшного суда без покаяния и отпущения грехов. (Ю.Коршунов, указ. соч., сс. 257–258).

Обстановка в Карибском море все более накалялась. 26 октября Хрущев признавал, что на Кубе имеется мощное советское оружие. В то же время Никита Сергеевич убеждал президента, что СССР не собирается нападать на Америку. По его выражению, «только сумасшедшие могут так поступать или самоубийцы, желающие и сами погибнуть и весь мир перед тем уничтожить». Хрущев предлагал Кеннеди дать обязательство не нападать на Кубу, тогда СССР сможет вывезти с острова свое оружие. Президент США ответил, что Америка готова принять на себя джентльменское обязательство не вторгаться на Кубу, если СССР заберет свое наступательное оружие. Таким образом, первые шаги к миру были сделаны.

В воскресение, 28 октября, советское руководство решило принять американские условия. После этого международная напряженность стала быстро спадать. СССР вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики. 20 ноября США сняли морскую блокаду острова. Кубинский кризис мирно завершился.

Итак, в тот момент американцы могли учинить нам жуткий разгром, понеся пускай и тяжелые, но совсем не смертельные потери. Но, несмотря на все это, СССР не отступил. И тогда дрогнули американцы: они согласились в обмен на вывод наших ракет с Кубы убрать свои «юпитеры» из Турции и обязались не вторгаться на Кубу. Именно это и считается поражением Америки в Карибском кризисе – что бы там ни говорили нам сегодня. Американцы элементарно струсили. Это они побоялись даже нескольких ядерных взрывов на своей территории, это они отвернули в лобовой атаке, хотя, образно говоря, их суперистребителю в то время противостоял фанерный русский «ишачок». Но этот деревянный самолет не побоялся выйти лоб в лоб! Это был громадный успех, посрамление сильнейшей и богатейшей Америки!

США не решались использовать свое ракетно-ядерное превосходство и в более ранних эпизодах. В.И. Слипченко в своих «Войнах шестого поколения» приводит такие факты: когда Хрущев пообещал похоронить капитализм и создал Ракетные войска стратегического назначения в 1960-м, у него было только две примитивные, «одноглавые» баллистические ракеты Р-7 и 290 ядерных зарядов – в двадцать раз меньше, чем у Америки. В случае войны янки просто уничтожали Р-7 на старте и сбивали большинство русских бомбовозов. Но они не решились на войну! Они побоялись ее и во время Берлинского кризиса 1961 года, когда у нас было всего 4 ракеты против сорока американских «межконтиненталок».

Впрочем, впервые ядерный шантаж Хрущев применил осенью 1956 года, когда соединенные силы Израиля, Англии и Франции обрушились на Египет. В начале ноября советский лидер предупредил Париж, Лондон и Тель-Авив: не прекратите агрессию – война может перерасти в горячую Третью мировую, в которой может пойти в ход ракетная техника. Хрущев брал западников на испуг – и своего добился. В столицах стран-агрессоров прошли совещания важных лиц тех государств, где пришли к выводу: скорее всего, Хрущев не пойдет на ядерную войну. Но кто знает: может, он не понимает серьезности применения атомного оружия? Вдруг он такой сумасшедший, что пустит его в ход? Вдруг нас не поддержат в Вашингтоне. Уж лучше отступить – от греха подальше. И 7–8 ноября агрессоры отступили. СССР обрел огромный авторитет в арабском мире. («Россия (СССР) в локальных войнах и военных конфликтах второй половины ХХ века» – Москва, «Кучково поле»-«Полиграфресурсы», 2000 г., с. 175)

Надо отдать должное Хрущеву: он талантливо использовал наследие не только Сталина (при ком и были заложены основы ракетно-ядерных программ), но и Гитлера. Было в нем этакое звериное чутье, подсказывавшее: Западный мир боится решительных, непредсказуемых безумцев. И блефовать он умел. Притчей во языцех стали парады пятидесятых годов на Красной площади, где проходили мощные тягачи с ракетами всех видов. Причем некоторые из них были просто опытными образцами, а то и вовсе макетами. Как это напоминает гитлеровские блефы-демонстрации 1936 и 1938 годов с небоеспособными «мессершмиттами»! Хрущев на всю катушку использовал и первые успешные испытания противоракетной системы В-1000 в 1961 году. Тогда советские ученые под руководством Григория Кисунько впервые в мире сбили баллистическую ракету другой ракетой – и Хрущев громко заявил: «Мы теперь можем уничтожить даже муху в космосе».

Да, Никита принес огромные беды моей стране, положив начало гибели СССР. Но в военной области у него есть чему поучиться. И сегодня ясно: в борьбе с нашим главным противником нужно умело блефовать, а в решающий час – устраивать лобовую атаку, угрожая применением ядерного оружия. Да так, чтобы на Западе в штаны наложили. Ибо они ядерной войны боятся смертельно.

 

Блицкриг: израильское продолжение

 

Израиль в своей ранней истории – это какая-то смесь Советского Союза лучших времен и Третьего рейха.

Я никогда не был его приверженцем, но военная история еврейского государства меня восхищает. Крепчайший коктейль из психотриллера, молниеносных операций и дерзких акций разведки, широчайшее применение террора всех видов! Маленькое государство, для которого длительная война означала бы полный крах экономики (ведь десятки тысяч работников уходят в армию), Израиль всегда побеждал с помощью молниеносных сокрушительных ударов, предприимчивости, изобретательности и умения наплевать на «цивилизованные нормы поведения». Хотите интересные примеры-параллели?

Итак, 1969 год. Франция. Шербур. Здесь стоят пять ракетных катеров «Ягуар», построенных по заказу Израиля. Евреи их оплатили – но получить не могут. Президент де Голль объявил эмбарго на поставку оружия Израилю и деньги возвращать отказался. Что делать? Представителем заказчика в Шербуре сидел адмирал Мордехай Лаймен. Он и стал руководителем операции «Ноев ковчег», разработанной израильской разведкой.

Израильтяне сделали вид, будто продают эти катера некоей норвежской фирме якобы для целей нефтеразведки в море у берегов Аляски. Конечно, без вооружения. Естественно, норвежскую фирму создали сами израильтяне, зарегистрировав ее на базе юридической конторы из Панамы. Прибыли «норвежские» моряки: все, как на подбор, светлоглазые блондины арийского типа. В ночь на Рождество эти «норвежцы» вывели катера из Шербура – и были таковы. Как вы понимаете, оказались «ягуары» не у Аляски, а в Израиле. (Иосиф Дайчман. «Моссад» – Смоленск, «Русич», 2001 г., сс. 175–180).

А вот эпизод из деятельности главы СГОН (спецгруппы особого назначения) НКВД СССР Якова Исааковича Серебрянского – «Яши». Итак, 1936 год. Поставлена задача: срочно закупить во Франции и доставить республиканскому правительству истребители. Но Париж ввел эмбарго на продажу оружия в охваченную гражданской войной страну. И вот в сентябре 1936 года сотрудниками «группы Яши» при помощи агента «Бернадет» удалось закупить у французской фирмы «Девуатин» 12 новых военных самолетов якобы для некоей нейтральной страны. Машины были доставлены на приграничный аэродром, откуда под предлогом летных испытаний их перегнали в Барселону. Благо, граница была – рукой подать. («Новости разведки и контрразведки», Москва, 18.11.2005 г.)

Тридцать три года разделяют эти две операции – а почерк, как видите, один. Хитрость и отчаянная смелость в достижении поставленной цели, презрение к мировому сообществу и его мнению. Именно израильтяне смогли создать вооруженные силы – прямое продолжение гитлеровского вермахта.

Наверное, самый знаменитый министр обороны Израиля, одноглазый бандит Моше Даян выразился так: «Нам нужна небольшая профессиональная армия, эффективная и недорогая, способная решать текущие проблемы безопасности и ведение ограниченных кампаний и обладающая ядерным оружием на случай полной конфронтации. В противном случае мы скатимся в экономическую стагнацию».

Отличный принцип! И это при том, что израильтяне не создавали наемную армию. Она у них осталась смешанной – из призывников и постоянно служащих. Скажем, офицерский состав, пилоты, персонал ВВС и спецназ – постоянно служащие. А все остальные – призывники. В итоге получилась одна из лучших и боеспособных армий мира.

Об израильских войнах и спецоперациях нужно писать отдельную книгу. Я же постараюсь описать лишь самые выпуклые их черты. Во всех случаях израильтянам приходилось сражаться против численно превосходящего противника, вооруженного отличной советской техникой – да еще и на двух-трех фронтах сразу. И всегда Израиль одерживал потрясающие воображение победы. Надо признать, что именно он выступил самым последовательным продолжателем гитлеровской революции в военном деле, превратив войну в этакое «многоборье». Ради достижения победы можно применять все, что угодно, комбинируя леденящие душу налеты авиации с подкупом, запугиванием, дезинформацией и т. д. Израиль смог превратить свои ВВС в неотразимый меч, скрестив возможности реактивных чудовищ-ракетоносцев с разведкой и спецназом.

Например, в войнах 1956, 1967 и 1973 годов главным фронтом для Израиля был египетский. Во всех случаях евреям приходилось ломиться через Синайский полуостров к Суэцкому каналу. Посмотрите на карту Синая. Южную половину полуострова покрывает нагорье – она непроходима для тяжелой техники. Это нагорье на востоке Синая переходит в горную цепь, тянущуюся на север. Сквозь нее есть главный перевал – ущелье Митла. Последний удобен: через него выходишь прямо к Суэцу и Большому Горькому озеру. Можно сказать, к сонной артерии Египта.

29 октября 1956 года война началась с того, что с утра израильтяне произвели авиаразведку перевала Митла. Две миссии выполнили старые винтовые «Москито», две – реактивные «Мистэры».

Около трех часов пополудни над полуостровом появились четыре старых поршневых истребителя типа «Мустанг». Они были оснащены необычным оружием – крюками на длинных тросах. Первая пара «мустангов», выпустив крюки, порвала телеграфно-телефонную линию между перевалом Митла и городком Бир-эль-Тамада. Вторая пара таким же образом расправилась с линией между укрепленным районом египтян в Эль-Кусейме и местечком Нахл. И что интересно: задумка с тросами не сработала. Израильским пилотам пришлось, рискуя жизнью, рвать провода на бреющем полете пропеллерами и крыльями своих самолетов!

В три часа тридцать минут пополудни с аэродрома Экрон взлетела пара старых реактивных самолетов «Метеор» ВВС Израиля. Полетев со стороны Средиземного моря к Египту, они отвлекли внимание операторов арабских радаров. В то же время в воздух поднялся воздушный десант…

16 тихоходных транспортных самолета типа «Дуглас»-«Дакота» (ДС-3) времен Второй мировой, дерзко пройдя над позициями египтян на Синае под прикрытием десяти своих истребителей, высадили на перевале Митла четыреста бойцов – батальон 22-й парашютной бригады Израиля. В это время западнее, над Большим Горьким озером, патрулировали 12 «мистэров», которые должны были пресечь возможную атаку на транспортники египетских самолетов с авиабазы Кабрит. Но египтяне даже не пошевелились. В 17 часов «дакоты» выгрузили батальон на восточном входе в ущелье Митла. (М.А. Жирохов. «Крылья возмездия. История ВВС Израиля – Минск, «Харвест», 2001 г., сс. 100–103)

Командовал высадившимися десантниками бравый комбат Рафаэль Эйтан. (А его начальником был Ариэль Шарон). То есть, начало было в стиле гитлеровских операций против Дании и Норвегии!

Батальон Эйтана занял позиции у входа в ущелье и быстро оборудовал там посадочную полосу, способную принимать легкомоторные самолеты Пайпер «Кэб». Тогда еще не было беспилотных тактических разведчиков, и вместо них использовались пайперы. Вечером того же дня транспортные самолеты израильтян («дакоты» и французские «норатласы» с израильскими штурманами) привезли эйтановцам дополнительную группу бойцов, две безоткатные 106-мм пушки, два 120-мм миномета, боеприпасы и восемь вездеходов. Сам перевал израильтяне не заняли, но они его перерезали, лишив Египет возможности перебрасывать подкрепления на Синай.

На соединение с группой Эйтана по земле рванула остальная бригада Шарона. К вечеру 30 октября бригада пробилась к Митле, фактически отрезав Синай от Египта.

Операция стала успешной потому, что военная разведка «Аман» изучила Синайской полуостров так тщательно, что евреи знали его лучше египтян.

Ситуация развивалась драматически. Израильтяне отбили попытки египтян уничтожить десантников атаками с воздуха и постоянно снабжали бригаду Шарона с воздуха, подобно тому, как немцы смогли наладить такое обеспечение для отряда в Нарвике.

В конце концов, 31 октября бригада Шарона по инициативе командира взяла перевал Митла при поддержке с воздуха, разрезав Синайский полуостров на две части.

30 октября 1956 года чуть севернее группировка полковника Иегуды Валаха атаковала приграничные местечки Эль-Кусейма и Абу-Авегила. Здесь евреи наткнулись на добротно оборудованную оборону арабов, занимавших господствующие высоты. Атаки «в лоб» захлебнулись. И тогда 7-я танковая бригада полковника Ури бен-Ари зашла египтянам в тыл по маршруту, считавшимся совершенно непроходимым для бронетехники. Деморализованные арабы капитулировали…[20]

Как видите, снова израильтяне действуют методами, пришедшими из немецких блиц-операций 1940 года. Те же элитные десантные части, диверсанты и стремительные броски танков. Конечно, в 1956-м все решили атаки англо-американской авиации, которые с вечера 31 октября начали массированное уничтожение египетских ВВС ударами по аэродромам. Именно это и подсказало израильтянам: следующую войну нужно начинать с массового упреждающего уничтожения авиации противника на земле.

Это и случилось одиннадцать лет спустя, в 1967-м. Все эти годы израильская разведка не жалела сил и средств, чтобы узнавать все о ВВС соседних арабских стран – Египта, Сирии, Иордании, Ирака. К шестьдесят седьмому евреи обладали точным знанием того, как базируется арабская авиация, как и когда вражеские летчики вылетают на патрулирование, как размещаются самолеты на аэродромах, как построен распорядок дня на авиабазах: вплоть до времени приема пищи личным составом и времени молитв. Были разведаны и маршруты безопасного подхода к арабским аэродромам на малой высоте, с минимальным риском обнаружения локаторами ПВО. Примечательно, что ВВС Израиля работали в тесном контакте с военной разведкой «Аман», коей тогда руководил полковник Амос Ярив. Для обработки разведданных использовалась оригинальная компьютерная система, детище Юваля Неемана. Она переваривала данные, стекавшиеся по всем каналам: воздушной и агентурной разведки, радиоперехвата, анализа открытых источников сведений вроде прессы. Огромное значение сыграла радиоразведка. «Амановцы», работая в эфире, умело и плодотворно сотрудничали с разведотделом ВВС. Они не только перехватывали арабский радиообмен, но и вели активное воздействие на радары противника, выставляя помехи и создавая ложные цели. Именно «Аман», просчитав разные варианты возможной войны, убедил высшее руководство Израиля: бить нужно первыми, упреждая арабов. «Аман» работал в тесной связи с другой спецслужбой – «Моссад». (Д.П.Прохоров. «Спецслужбы Израиля» – СПб, «Нева», Москва, ОЛМА-пресс, 2002 г., с. 136)

К июню 1967 года Генштаб и авиация евреев получили исчерпывающие списки целей для молниеносного превентивного поражения. Информационная магия разведки, таким образом, тесно переплеталась с мощью ВВС. Иначе быть и не могло: Израиль не мог выдержать долгой войны. И здесь он здорово отличался в лучшую сторону и от немцев, кинувшихся в воздушную войну с Англией в 1940-м наобум, и от СССР шестидесятых. И надо отметить, что к лету шестьдесят седьмого евреям сильно помогли США, предоставив Тель-Авиву снимки со спутников разведки.

Израильтяне увидели слабое место арабов: их самолеты стоят открыто, а не в бетонных капонирах или подземных ангарах. А значит, они уязвимы для любых бомб. Разведчики смогли точно определить, где стоят макеты боевых машин (ложные цели), а где – настоящие истребители и бомбардировщики арабов.

К июню и арабы, и евреи отмобилизовали свои силы.

Удар по отмобилизованным арабам был нанесен 5 июня 1967 года. Израильтяне собрали ударную группировку в двести машин и лучших пилотов, оголив даже ПВО своей страны. Эта воздушная армада в 7 часов 10 минут утра взлетела с авиабаз Израиля и пошла на север, в сторону Средиземного моря, соблюдая полное радиомолчание. А затем, развернувшись, пошла на египетские авиабазы, появившись над ними в 7 часов 45 минут утра. Израильтяне угадали выбрали великолепный момент! Именно в это время египетские патрульные истребители возвращались на аэродромы, а личный состав уходил на молитву и завтрак. Воздушное пространство Израиля просматривалось иорданскими радарами. Они действительно засекли массовый взлет еврейских ВВС. Но именно в тот день менялись коды шифрованной связи между Египтом и Иорданией. Потому срочное сообщение, пришедшее в Каир, прочитать не успели. Более того, ранним утром 5 июня в воздухе, возвращаясь из Сирии, находился пассажирский Ил-14 с главнокомандующим египетскими войсками маршалом Амером, начальником египетских ВВС Сидки и советскими советниками на борту – и потому египетская ПВО от греха подальше получила приказ не стрелять по самолетам.

Удар получился сокрушительный. Израильтяне заходили на аэродромы египтян, как на полигоны. Они крушили наиважнейшие авиабазы Египта, в первом же налете уничтожив более сотни самолетов и вертолетов. Кошмар творился в Эль-Арише, Бир-Тамаде, Бир-Джифгафе, Кабрите, Инчасе…

К десяти часам на египтян обрушился второй налет. Примечательно, что большинство самолетов в нем были из первой волны: израильские техники проявили чудеса, сумев в рекордные сроки заправить и снарядить вернувшиеся на базы самолеты. И еще более сотни машин арабов погибло. Была подавлена египетская ПВО вдоль Суэцкого канала.

Затем израильтяне вернулись на базы, их обслуга снова проявила чудеса – и после полудня воздушный кулак ВВС Израиля обрушился на сирийцев, иорданцев и даже на Ирак (атака на аэродром Н-3).

Когда с авиацией арабов было покончено, израильтяне разгромили их и на земле. При полном господстве в воздухе это было не так уж и трудно. Евреи разодрали арабов в мелкие клочья всего за шесть дней, широко применяя охваты, высадку вертолетных десантов в ближнем тылу египетских войск и танковые прорывы на участках, считавшихся непроходимыми для бронированных машин. Практически молниеносно был разбит противник, превосходивший израильтян по живой силе в два раза, в артиллерии – в 2,5 раза, по танкам – в 1,7 крат, а по авиации – в 1,4 раза. Ключом к победе стал разгром ВВС противника упреждающим ударом по их базам. Катастрофа постигла египтян, сирийцев и иорданцев. А благодаря чему был достигнут такой успех – вы уже видели.

 

1973-й: обращая поражение в сокрушительную победу

 

Начало октября 1973 года стало самыми страшными днями в истории Израиля.

Казалось, что ему – конец. Тяжелейшие удары обрушились на израильтян с двух сторон – на египетском и сирийском фронтах. Помимо египтян и сирийцев, в войну вступили отряды ливийцев, иракцев, алжирцев. На стороне еврейских противников воевали пилоты из Пакистана и Северной Кореи. Надо сказать, арабы были совсем не те, что в 1967-м. Они извлекли уроки из поражений, крепко усвоили разработки русских советников, переняли опыт самих евреев до зубов вооружились техникой из СССР и натренировались. Они смогли ударить первыми, захватив инициативу.

Но даже в неудачной для себя войне 1973 года израильтяне смогли показать пример операций в стиле психотриллер и превратить поражение в оглушительную победу!

Все началось 6 октября ударом египтян через Суэцкий канал. Арабы к чертовой маме смели жиденькую израильскую завесу и ворвались на Синай. На евреев обрушивался массированный артогонь, перли сотни танков. Теперь уже в их тылу вертолеты Ми-8 советского производства высаживали десанты египетских коммандос, деморализуя евреев и отрезая пути подхода подкреплений. Израиль потерял господство в воздухе: наступление египтян прикрывала мощная группировка ПВО. Впервые были брошены в бой подвижные советские ракетно-зенитные комплексы типа «Куб» Ардалиона Растова, установки «Шилка» и ручные противосамолетные ракетные комплексы «Стрела-2». Евреи не успели ударить по аэродромам Египта первыми – и теперь их ВВС были вынуждены не господство в небе завоевывать, а спасать сухопутные войска, вылетая на опасные штурмовки египетских позиций и движущихся колонн. И тут еврейские пилоты нарывались на плотный огонь арабских зенитчиков, неся тяжелые потери.

Одновременно с египтянами наступление начали и сирийцы на Голанских высотах. Там завязались тяжелые бои, израильтяне подались назад. Обстановка становилась критической: на каждом из фронтов у арабов было изрядное превосходство в силах. Казалось – и оба фронта, словно гигантские челюсти, сомкнутся. И тогда Израиля не станет.

14 октября израильтяне решили нанести массированный удар по египетским военным объектам в долине Нила, собрав в кулак семьдесят «фантомов». Как и в 1967 году, они заходили со стороны Средиземного моря. Но теперь они столкнулись с активной ПВО, построенной под русским руководством. На сей раз евреев перехватили арабские МиГ-21. В разыгравшемся воздушном сражении израильтяне потеряли восемнадцать машин, сбив всего четыре арабских истребителя…

Именно тогда израильтяне проявили свои качества блицкригеров. Они смогли мобилизовать в свою поддержку Соединенные Штаты, добившись от них срочных поставок оружия по воздушному мосту. На их сторону стал могущественный еврей, госсекретарь США Генри Киссинджер. Он стал важнейшим фактором победы. Он без обиняков заявил президенту Египта Анвару Садату: Америка не потерпит разгрома Израиля. А если ты, Садат, хочешь порвать с Советским Союзом и получить щедрые кредиты – не делай глупостей. (Садат действительно шел в ту сторону). То есть, в войне евреи использовали ВСЕ доступные средства – военные и невоенные – выплетая из них отличные комбинации.

Поэтому египтяне, вклинившись на синайскую территорию силами 2 и 3-й армий на 15–20 километров, остановились и 9-13 октября стали закрепляться на достигнутых рубежах – вместо того, чтобы наращивать темпы наступления! Вместо того, чтобы двигаться на плечах отступающих евреев, не давая им опомниться! (Немцы, израильтяне и мы не останавливались бы!) Вот почему евреи смогли отразить натиск сирийцев и даже вернуть потерянные позиции. А потом принялись и за египтян.

15 октября израильские войска перешли в наступление на восточном (синайско-суэцком) фронте. Главный удар они нанесли по 2-й армии Египта, державшей левый фланг. Они смогли выйти к Большому Горькому озеру. Теперь сплошной фронт египетских армий разрывался этим самым водоемом. Именно озеро и стало ключом к победе! Для арабов оно действительно станет горьким.

Вечером 16 октября евреи провели дерзкую операцию: семь плавающих танков и восемь бронетранспортеров-амфибий с пехотой переправились через Большое горькое озеро и создали плацдарм в тылу у египтян! Те так и не заметили десанта. В ночь на 18 октября на другой берег ушли еще 30 танков. Плацдарм под носом у арабов рос и креп. За восемнадцатое число самоходные паромы перевезли на восточный берег озера еще шестьдесят танков. Где были воздушная и наземная разведка – один Аллах знает. А в ночь на 19 октября израильтяне, наведя через Большое Горькое два наплавных моста, перебросили на плацдарм новые танки и отряды пехоты. Командовал «просочившейся» в тыл египтянам группировкой отчаянный Ариэль Шарон по прозвищу «Бульдозер».

Вдумайтесь: по сути дела, израильтяне в данном случае совершили нечто очень похожее на блестящий прорыв немецких войск в 1940 году через Арденны, считавшиеся непроходимыми для танков. Только здесь была вода, а не горные теснины. И сработал все тот же, знакомый нам по первым психотриллерам принцип: если ты делаешь нечто невероятное с точки зрения противника, то он как бы слепнет и глохнет, не замечая твоей дерзости. Вот и египтяне словно зрения лишились. В их голове не умещалась подобная дерзость!

А Шарон, продолжая традиции вермахта лучшей поры, начал дерзкую операцию в духе сорокового года: веером распустил по тылам египтян множество групп силой в танковую роту в сопровождении пехоты на БТРах. Некоторые подразделения были укомплектованы теми, кто знал египетский диалект арабского языка. Их специально переодели в египетскую военную форму. Мобильные группы Шарона нащупывали слабые места в обороне противника, с тыла нападали позиции зенитно-ракетных комплексов, громили артиллерию на огневых позициях, уничтожали пункты управления и тыловые базы. Среди арабов вспыхнула паника. (А.Смирнов. «Арабо-израильские войны» – Москва, «Вече», 2003 г., с. 315–316) Израильской авиации пробили коридор для действий. Рейдами по арабским тылам евреи уничтожили 15 зенитно-ракетных дивизионов!

Евреи страшно рисковали, находясь на волоске от гибели. Уничтожь тогда арабы переправы через озеро – и Шарон оказывался в полном окружении, лишенный подвоза горючего и боеприпасов. Переправы можно было уничтожить массированными ударами артиллерии и авиации, бросить на их уничтожение коммандос. И тут случилось еще одно чудо: египетский президент Анвар Садат приказал прекратить начатый было массированный пушечный обстрел переправ, а бригада египетского спецназа, пробившаяся к понтонным мостам и уже приготовившаяся взорвать их, получила из Каира строгий запрет на проведение операции! Воспользовавшись этим, евреи разгромили тылы египтян, окружили их 3-ю армию. Вскоре 10 тысяч бойцов и триста танков переправились через Суэцкий канал, изготовившись к броску на Каир. Арабы проиграли…

Почему Египет сыграл в поддавки? Потому, что Садат уступил давлению Киссинджера и не решился побеждать. Он перетрусил. Он вожделел получать американскую финансовую помощь в 2 миллиарда долларов ежегодно. Естественно, на ней могли греть руки и он, и коррумпированная верхушка бюрократии. Садат уступил, запросил перемирия – а потом окончательно порвал с Москвой, пошел на подписание мирного договора с Израилем в Кемп-Дэвиде (1977 г.) и вывел свою страну из противоборства с Израилем, сильно облегчив тому жизнь.

Вот так, применив все доступные рычаги и инструменты, не пав духом в самый трудный час и мобилизовав ум да волю, евреи смогли победить. Все, что могло принести победу, они пустили в ход: и смелую стратегию, и рискованнейшие операции, и связи в еврейской общине США, и продажность высшего руководства Египта.

И это – главный урок для нас, сверхновых русских.

Заметим, что кампанией 1973 года израильтяне также вырвались в будущее. Изучив подробности операций того года, в начале восьмидесятых американские генералы начнут новую революцию в военном деле. Но это – другая история.

А пока заканчивается семьдесят третий. По радио звучит хит сезона – композиция «Деньги» из альбома группы «Пинк Флойд» – «Обратная сторона Луны»:

 

Money – it is crime…

 

 

Гибель «Таммуза»

 

Ох, как не хотелось писать этот раздел. А придется!

ВВС Израиля в начале 1980-х нанесли два сильнейших поражения противовоздушной обороне нашего типа. В 1981-м в Ираке. И в 1982-м – в Ливане. И снова, заразы, сработали в жанре психотриллера, точно вычислив уязвимые места.

Итак, в семидесятых годах Ирак, напитанный нефтедолларами, приступил к воплощению своей ядерной программы. Охотно сотрудничали с Багдадом французы. Они взяли заказ: изготовление для иракцев солидного реактора, с помощью которого уже можно было нарабатывать ядерную взрывчатку. Израиль взвился до небес: он смертельно боялся (и боится) появления ядерного оружия у соседних мусульманских стран.

Времена стояли дикие, нравы царили еще простые, и на Западе тогда не боялись продавать ядерные технологии на тонкий и загадочный Восток. В 1976-м Париж подрядился поставить Багдаду два реактора. Израиль пустил в ход возможности могущественной разведки «Моссад»: в 1979-м его группа устроила взрывы на складе и вывела из строя готовившиеся к вывозу в Ирак атомные установки. Но французы обещали исполнить заказ. Тогда в Тель-Авиве решили уничтожить иракский ядерный центр «Таммуз» в местечке Озирак под Багдадом. У власти в Израиле стоял в те годы человек решительный и смелый – премьер-министр Менахем Бегин, лидер блока «Ликуд».

Бегин – человек из эпохи Гитлера и Сталина. Рожденный в 1913-м в нынешнем Бресте, в юности он был членом боевой сионистской организации «Бейтар». Во Второй мировой как гражданин довоенной Польши он попал в ряды польской прозападной «армии Андерса», воевавшей в Северной Африке. А после он, демобилизовавшись, приехал в Палестину и стал активным деятелем военизированной террористической организации «Иргун Цвай Леуми», развернувшей жестокую диверсионную войну против британцев. Под руководством Бегина «Иргун» добивалась свободного выезда евреев-беженцев в Палестину. До 1947 года Бегин с женой и детьми находился в подполье, часто менял внешность и пользовался фальшивыми документами. Под его командованием были осуществлены диверсионные акты против военных объектов и правительственных учреждений. В 1946 году члены «Иргун» организовали взрыв в штаб-квартире британской администрации – в отеле «Царь Давид» в Иерусалиме. Британские власти объявили награду в 30 тыс. долларов за поимку террориста Бегина…

Да, такой отец-основатель Израиля и в преклонном возрасте оставался все тем же яростным, жестоким боевиком. Это вам не сериально-политкорректные еврократы, не вечно юлящие чиновники ЦК КПСС или нынешней администрации президента РФ! Бегин – из числа парней «грубого помола». Вообще, читатель, до восьмидесятых годов политика Израиля определялась бывшими боевиками и террористами. И каких успехов они добивались!

Бегин принял решение: строящийся «Таммуз» – уничтожить, пока он не заработал! И плевать на какие-то там ООН и общественное мнение. Если того требует безопасность Израиля – оправдан любой поступок. Дело получили «Моссаду» и «Аману». Сначала было решили использовать спецназ – «Саярет миткал». Но затем, просчитав все варианты, остановились на мощном ударе с воздуха. Несмотря на то, что объект был сильно защищен зенитно-ракетными комплексами советского производства. Да и за пультами их рядом с иракцами сидели советские офицеры-советники. Разведка евреев поработала на совесть. ВВС построили макет «Таммуза» и потренировались в заходах на будущую цель. Интересная деталь: незадолго до налета правительство Израиля предупредило МИД Франции: ваши граждане, работающие по атомному контракту в Ираке, рискуют жизнью. А в Париже несколькими выстрелами в упор убили французского куратора работ в Озираке. Никто не сомневался, что за убийством стоял «Моссад»…

У разных авторов проведенная 7 июня 1981 года операция даже называется по-разному – то «Сфинкс», то «Опера», то «Вавилон». Ее подробности неизвестны до сих пор. Каноническая версия израильских военных звучит так: с базы в Этционе взлетели еврейские самолеты – шесть тяжелых Ф-15 «Игл» и восемь Ф-16А «Файтинг Фалкон». Они плотной группой при полном радиомолчании пошли к цели. Поскольку дозаправиться в воздухе было негде, то самолеты несли с собой подвесные топливные баки. Чтобы обеспечить скрытность, шли на низкой высоте. Лететь пришлось окольным путем – через Саудовскую Аравию. Только перед целью евреи набрали высоту, поставили помехи – и снайперски ударили шестнадцатью бомбами. Иракские расчеты ПВО видели цель, но сделать ничего не смогли…

Однако у этой версии есть множество неувязок. Один из дотошных русских авторов, имя коего мне неизвестно, написал по сему поводу любопытную статью (http://forums.airbase.ru/index.php?showtopic=21322):

 

«Еще одним образчиком иудейской пропаганды являются различные описания налёта на иракский ядерный центр в Озираке 7 июня 1981 г, просочившиеся в отечественную авиационно-историческую литературу. Более или менее подробно эта операция была описана в статье М. Райдера «Опера для Саддама Хуссейна» (см. «История Авиации» № 6/2000, с.47 – 51) и в книге В. Ильина «МиГ-29, Мираж-2000, Р-16 – звёзды четвертого поколения» («АСТ-Астрель», 2002 г., с. 156–155]. Оба автора явно использовали официальные данные Министерства обороны Израиля, но при этом в описаниях самого налёта имеются значительные расхождения.

…Нет ясности и с бомбовой нагрузкой, так как не совпадает калибр бомб. По данным Ильина, «Файтинг Фалконы» сбросили 18 450-кг бомб на Оэирак», а у Райдера, «каждый из «Фалконов» нёс по две двухысячефунтовые (908-кг) бомбы Мk.84» (с.51).

Но это сущие мелочи, так как достаточно найти приличную карту региона, где была осуществлена операция, взять линейку и сравнить ТТХ израильских самолётов с расстояниями, которые им пришлось преодолеть. Например, протяжённость маршрута от расчётной точки старта ударной группы (авиабаза Ацион) до Озирака, заявленная израильтянами (по приведённой ими схеме) составляла около 1300 км. При этом для F-16A в большинстве справочников заявлена перегоночная дальность в 3900 км (с двумя подвесными топливными баками (ПТБ) на 1400 литров и одним на 1136 л) – и, естественно, без вооружения. Дальность полета без ПТБ составляет 1600 км, а у земли снижается почти в 2,3 раза, и составляет лишь около 700 км. В двух последних случаях боевая нагрузка состоит из четырёх УР А1М-9 «Сайдуиндер»…

Однако, как явствует из описаний, к Озираку самолёты летели на малой высоте. Согласно информации М. Райдера и приведённой им схеме полёта, после сбора группы над авиабазой, на высоте 732 м самолёты проследовали через Акабский залив, пролетев около 100 км (на что затратили чуть более 17 минут), после чего углубились в воздушное пространство Саудовской Аравии примерно на 450 км, после чего снизились до высоты 92 м. На этой высоте они прошли около 375 км (чуть более часа летного времени), пока приближающаяся пылевая буря не вынудила их выполнить 15-минутный подскок. Если учесть, что скорость на маршруте составляла 190 узлов (352 км/ч), то это означает, что группа уже 2,5 часа находилась в воздухе. От точки подскока до иракской границы, над которой самолёты сбросили баки и увеличили скорость до 450 узлов (833 км/ч), примерно 180 км или ещё полчаса полёта. От границы до точки «Сэнд Дюн Йеллоу», где экипажи включили свои бортовые РЛС и увеличили скорость до 500 узлов (926 км/ч), примерно 140 км или 10 минут лётного времени. От пункта «Сэнд Дюн Йеллоу» до Озирака примерно 370–380 км или 24–25 минут лётного времени на указанной скорости. Таким образом, только на дорогу до цели израильтяне должны были затратить около 4 часов, а ведь надо было ещё вернуться. Причём скорость на отходе составляла 600 узлов (1111 км/ч), правда на оптимальной высоте, и, судя по схеме, по кратчайшей прямой. Но в любом случае это ещё 1300 км. Если посчитать, что с учётом взлёта и сбора группы самолеты уже оставили позади 1600–1700 км, общую длину маршрута можно оценить примерно в 3000 км.

Заметим, что дальность 3900 км достигается на наивыгоднейшей высоте и скорости. Конечно, в дополнение к бакам на самолёт можно подвесить и указанное в статье оружие (пару «Сайдуиндеров» и столько же 454-или 908-кг бомб), но рейд осуществлялся на малых высотах, а в этом случае дальность резко снижается. Например, при варианте загрузки «два «Сайдуиндера», четыре 908-кг бомбы и один ПТБ на 1136 литров» при действии по профилю большая-малая-большая высота, радиус действия составляет всего 630 км, что соответствует по прямой практически тем же 1600 км, которые самолёт этого типа пролетит на наивыгоднейшей высоте и скорости с четырьмя УР Сайдуиндер, но без ПТБ. Очевидно, что даже без бомб только с тремя (а не с двумя баками) дальность полёта израильских «соколов» не превышала 1700 км, то есть топлива могло хватить только в один конец!

Имеются весьма серьёзные вопросы и к описанию операции в интерпретации В. Ильина, которое местами больше напоминает сборник анекдотов. Абстрагировавшись от выводов, рассмотрим ситуацию с другой точки зрения. Акабский залив самолёты пересекли на высоте 732 м и на этом же потолке углубились на территорию Саудовской Аравии на расстояние на 450 км. Заметим, что ни иорданская, ни саудовская ПВО их почему-то не засекла! Конечно, помолчать саудитам могли настоятельно посоветовать американцы, но подозревать Иорданию в симпатиях к евреям было бы явным перебором. При этом в книге В Ильина сообщается, что король Иордании Хуссейн лично наблюдал пролёт израильский F-15 и F-16 над Акабским заливом, не то находясь на борту своей яхты, не то из окон дворца. Поняв, что это чужие самолёты (какая проницательность!) король тут же позвонил по радиотелефону в своё Министерство обороны и Генштаб, но там никого не было (даже оперативных дежурных!), так как 7 июня 1981 г. было воскресенье. Затем король Хуссейн якобы позвонил Саддаму Хуссейну (как же: однофамильцы, а может быть даже дальние родственники!) в Ирак и узнал от него, что «израильтяне уже отбомбились» (словом, всё ещё хуже, чему у нас 22 июня 1941 г.).

Как было показано выше, от Акабского залива до цели израильтянам было лететь ещё 3,5 часа. Получается, что либо король Иордании два-три часа тщетно дозванивался до Багдада (там, видимо, было занято), либо после нескольких звонков в свое Минобороны и Генштаб отправился в гарем и лишь потом, «оттянувшись по полной программе», решил-таки предупредить на всякий случаи «друга Саддама». Понятно, что В.Ильин явно не утруждал себя просмотром карт с маршрутом полета ударной группы. Тут всё как в известном анекдоте: «Штурман, ты карты взял? – А как же, целых три колоды! – Понятно, опять будем лететь по пачке «Беломора»…

Какие можно сделать выводы из рассмотрения различных аспектов описаний данного эпизода? Реактор в Озираке действительно уничтожен, но откуда взлетали «фалконы»? Если с авиабазы Ацион, то, возможно, именно над Саудовской Аравией их и дозаправили с американских воздушных танкеров, после чего они снизились до высоты 92 м. Примерно в этом же районе янки могли дозаправить своих союзников и на обратном пути. Это предположение весьма удачно дополняет версию налёта в изложении М. Райдера, но документального подтверждения оно пока не получило.

Впрочем, есть и другой, гораздо более реальный вариант. Самолёты вообще могли быть не израильскими, а… американскими, и взлетели они не с Ациона, а к примеру с авиабазы НАТО Инжирлик. Замечу, что проблема появления у Ирака ядерного оружия серьезно беспокоила и США. С учётом расстояния до Озирака – это наиболее оптимальный район старта ударной группы. Поскольку Ирак в это время воевал с Ираном, то турецкое направление было тыловым, а потому контроль за воздушным пространством с этой стороны был явно снижен, весьма слабо граница была прикрыта на этом направлении и средствами ПВО. К тому же, обе страны откровенно сотрудничали на почве решения курдской проблемы, и ожидать такого подвоха со стороны соседа явно не приходилось. Вторая же группа самолётов (израильских) могла действительно взлететь с Ациона и, демонстрационно пройдя над Акабским заливом, вторгнуться на небольшую глубину в воздушное пространство Саудовской Аравии, а затем быстро вернуться.

Вообще всё описанное В. Ильиным отдаёт эдаким «круто навороченным» технотронным боевиком в духе Тома Клэнси, не имеющим ничего общего с реальностью. Масса нестыковок и откровенной «дезы» от одного только эпизода резко снижают ценность работы и заставляют серьёзно усомниться в профессионализме автора. В то же время в описании представленном М. Райдером не хватает всего лишь одной детали (но зато самой секретной!!), о которой он конечно знать не мог), а потому его версия событий выглядит более убедительной…»

 

И все же – как им удалось разбомбить объект, сильно прикрытый ПВО? Напомним, что тогда Ирак воевал с Ираном, а потому все его системы обороны находились в постоянной готовности. Ведь и иранская авиация могла бы попытаться разгромить «Таммуз».

И вот тут мы должны поаплодировать евреям. Они тонко использовали особенности иракской системы власти и управления. Они смекнули: мы имеем дело с восточной диктатурой, где подчиненные вынуждены на каждый чих испрашивать позволения у вышестоящих. Это в США, Израиле или Третьем рейхе офицеры и сержанты могли проявлять разумную инициативу в рамках поставленной задачи и не опасаться за то, что их расстреляют. Израильтяне решили применить смелую новацию: ибо жесткая иерархическая система, сталкиваясь с чем-то новым и необычным, «зависает», словно плохой компьютер. Она буквально не знает, что делать. Ей приходится соображать, причем делает она сие весьма туго, теряя время.

Они применили новацию: бросили в рейд самолеты, державшиеся плотной группой. Когда их, наконец, засекли радары, они создавали одну большую засветку. Перед целью израильская группа включала станции постановки электронных помех и «забивала» экраны иракских радаров.

И на деле вышло так: советские специалисты, дежурившие с иракцами у радаров, засекли крупную цель около шести вечера по багдадскому времени. Она приближалась с запада, а не с востока, откуда могли появиться иранские самолеты, и на запросы не отвечала. Внезапно экраны локаторов пошли сплошным «молоком» помех: цель включила станции РЭБ, чего за иранцами не водилось. Наши тут же предложили переключить радар на другую частоту. Но иракский оператор на подобное не решился, начав запрашивать разрешение начальства. Офицер, к которому тот обратился, принялся звонить по городской линии в штаб ВВС и ПВО Ирака – также получать санкцию. Время было потеряно: израильтяне сбросили бо