:::: БИБЛИОТЕКА SE@RCHER
:::: БИБЛИОТЕКА SE@RCHER


Максим Калашников Юрий Крупнов
Гнев орка

 

Серия: Америка против России – 3

 

 

 

 

«Гнев орка»: Астрель, АСТ; 2003

ISBN 5-17-018123-X, 5-271-06360-7


Аннотация

 

В своей новой книге М.Калашников и Ю.Крупнов рассказывают об угрозе самой необычной в истории Земли Пятой мировой войны, которую ведет новая, скрытая и очень агрессивная цивилизация – Вечный рейх. Авторы с тревогой и болью предостерегают нас о реальной опасности этой войны, о ее причинах и последствиях, о новейших видах оружия, о том, как противостоять этой войне и спасти Россию.


Максим Калашников, Юрий Крупнов

Гнев орка

 

(Америка против России – 3)

 

ОБ АВТОРАХ

 

Максим Калашников (Кучеренко Владимир Александрович)

Родился 21 декабря 1966 года в Ашхабаде. Вырос в славном городе-герое Одессе. Историк по образованию (МГУ). Служил в рядах Вооруженных сил СССР.

В журналистике с 1989 года («Вечерняя Москва», «Мегаполис-Экспресс», «Российская газета», «Стрингер»).

Принадлежал к крайне великодержавным политическим течениям. В 1993-м был на стороне противников режима.

Книги: «Московский спрут» (1993), «Москва – империя тьмы» (1995), «Сломанный меч Империи» (1998, переиздание – 2002), «Битва за небеса» (2000, переиздание – 2002). Женат. Отец двоих дочерей.

 

Юрий Крупнов

Родился в 1961 году в г. Электросталь, вырос в Ногинске, живет в Москве.

Председатель движения «Партия России» и общественной организации «Образовательное общество», советник Российской Федерации 1-го класса, лауреат премии Президента Российской Федерации в области образования.

Работал в Российской академии образования и Министерстве образования РФ. В 1992 году совместно с Независимым методологическим университетом организовал издание альманаха «Россия-2010», посвященного восстановлению России как мировой державы через опережающее развитие промышленности, образования и науки на принципах тысячелетней самобытной государственности.

В 1996 году организовал Институт учебника «Пайдейя». В 1996-2000 годах Институтом учебника «Пайдейя» разработано и выпущено 32 экспериментальных учебника.

В 2000 году в составе коллектива стал лауреатом премии Президента Российской Федерации в области образования за 1999 год.

В октябре 2001 года организовал общественное объединение «Образовательное общество», а в марте 2002 года – общественное объединение «Партия России».

 

Пролог

 

 

Мемуары о будущей войне

 

Далекий звук автомобильных моторов заставил его схорониться в придорожной лесополосе. Вжавшись в густую траву, он замер, сжимая в руках самое главное свое богатство – старый автомат Калашникова. Слегка приподнявшись на локтях, он вперился взглядом в полотно разбитой автострады.

Кажется, то был какой-то гуманитарный конвой. Впереди катили две бронемашины «Брэдли», развернув пулеметные башни «елочкой». Первая – направо, вторая – налево. Мелькнули белые американские звезды на скошенных зеленых бортах. Дальше шла колонна тупоносых грузовиков со значками сил ООН на дверях кабин. Взгляд выхватил головы солдат в затянутых камуфляжной тканью касках, белозубую ухмылку на негритянской роже…

Обдав шоссе облаком выхлопных газов, колонна скрылась за поворотом, оставив справа ободранный дорожный указатель «Ольховка – 5 км». Человек, залегший в лесополосе, снова чутко прислушался. Ничего. Он ощупал подсумки. Озадаченно подумал о том, что осталось всего два с половиной магазина к автомату и всего одна банка тушенки. Вчера ночью он пробовал обшарить обгоревший остов подбитого бэтээра у обочины в поисках патронов. Тщетно. Кто-то поживился уже до него, оставив в мертвой стальной коробке только груды разлагающегося человечьего мяса. А значит, очень скоро придется выйти на охоту. Нет, дальше по дороге он не пойдет – впереди явно расположился блокпост сил ООН, или как там еще. В одиночку с ним не сладить.

Человек извлек из-за пазухи засаленный автодорожный атлас, открыл нужный лист, что-то напряженно соображая. Вид человека был ужасен: грязная камуфляжная одежда, дикая борода, засаленные космы шевелюры. И – дикий блеск в глазах.

Нет, отлеживаться придется до сумерек. А там… Может быть, чем-то съестным доведется разжиться в этой Ольховке. Может быть…

В обнимку с автоматом он забылся чутким сном в кустах. Пришел сон, тревожный и призрачный. Снилась маленькая Людмилка. Вот она, сидя на диване, протягивает ему розового зайца. Такую забавную куклу-перчатку. «На уку… На уку одеть… Заесь…» – лепетала ему во сне дочка, прося надеть зайца на руку и поиграть с ней. Человек проснулся, оскалив зубы, сморщившись, словно от дикой боли.

Сколько прошло с тех пор? Всего два месяца. Тогда, в июне, НАТО в первый раз бомбило Москву. Крылатая ракета целилась явно в казармы бригады внутренних войск на Подбельского. Но что-то засбоило в ее мозгах – и «томагавк» врезался в многоквартирный дом брежневской постройки. Тогда, когда сам человек спешил домой с работы. Восемьсот килограммов взрывчатки превратили дом в груду щебня. И там, под обломками, осталось все, что было у человека – жена и дочь, книги, рукописи, жалкие сбережения.

Он смог сохранить рассудок, разгребая окровавленными руками бетонные обломки, бросаясь на скрученные прутья арматуры, слушая стоны из-под завалов. А потом разжился вот этим старым АКМ, вырвал кое-что из разрушенного склада и двинул прочь из обезумевшей столицы. С одной мыслью: на юг! Туда, где еще могут быть люди, готовые драться…

В первые дни было сравнительно легко. Тогда удалось подкрасться к группке мародеров и расстрелять их, добыв кой-какое золотишко, еду, патроны и даже пачку долларов. Тогда его вырвало жестоко – до желчи. Превозмогая головокружение от запаха теплой крови, он обшарил одежду убитых, забрав все ценное. К сумке с консервами и хлебом он не мог притронуться еще два дня.

Он уходил из обезумевшего города, и ветер трепал остатки старого рекламного плаката на обочине: «Третье тысячелетие – время любви, мира и согласия».

А потом был долгий путь из Москвы. На остатках энергии батареек карманный приемник приносил обрывки информации. На ультракоротких волнах царствовали возникшие оккупационные станции. Какие-то ушлые мальчики и девочки с русскими именами игриво сообщали сводки «сил ООН» – в промежутках между вечной эстрадой. Гораздо больше толку было от передач на английском языке – от Би-би-си. Демократия в России победила окончательно. Единой страны больше не было: образовались Поволжская федерация, Центророссия, Северокавказский союз, Ингерманландия – вкупе с Сибирской и Дальневосточной республиками. Откуда-то, как тараканы из щелей, бойко повылазили многочисленные президенты и прыткие молодые политики. Шли бесконечные интервью с «простыми людьми», бурно радующимися наступившей новой эре и прощанию с имперским прошлым. И лишь иногда говорили о боях с группами партизан на Брянщине и где-то на юге… Хоронясь по лесам и заброшенным домам, он чувствовал возникновение какой-то новой жизни вокруг. Встреченная на опушке бабка сначала до смерти его испугавшись, потом перекрестила его, поделившись тремя круто сваренными яйцами. Причитая, рассказала, что в их поселке уже обосновалась новая полиция. Те же омоновцы, подчиненные комендатуре Полицаи…

– А вообще у нас немцы стояли, милок.

– Какие немцы, мама? Америкосы.

– Не, сынок, немцы. С черными орлами на рукавах. И говорят, как лают: «нихт», «лос», «цурюк»…

– Понятно. Бундесвер.

– Чего, сынок?

– Нет, ничего…

Первых американцев он убил через две недели. Осторожно пробравшись во тьме к околице какого-то села на звуки рэпа, человек с автоматом заглянул в полоску света, пробивающуюся сквозь занавеску небольшого окна. Взгляд выхватил комнату со скромным убранством, заставленный тарелками с едой стол, на нем две бутылки виски. На диване в углу двое – негр и белый – увлеченно пользовали мясистую бабу. Все трое животно постанывали. Рядом на стуле, сваленные в кучу, громоздились камуфляжные куртки, у стены он заметил винтовку М-16, стоящую стволом вверх. На всю мощь гремел невидимый магнитофон.

Саданув в стекло прикладом и сорвав занавеску, человек ударил внутрь комнаты короткими очередями. Благо, громкая музыка помогла. Кровавая строчка пересекла спину бабы. Второй американец успел только обернуться. Перед глазами мелькнуло искаженное страхом лицо, бобрик стриженных щеткой волос. Коротко дернулся «калаш» – и янки рухнул ничком на залитую кровью пару.

Не помня себя, человек оказался внутри. Дрожащими руками схватил кусок копченой говядины со стола, запихнул в рот, лихорадочно жуя и давясь. В схваченный баул полетели незнакомые ему гранаты, пистолет с двумя обоймами, буханка хлеба, бутылка спиртного, упакованный в пластик полевой паек. Туда же он запихал и чужие мундиры. Все, пора уходить, пока никто не всполошился. Сквозь рев магнитофона он расслышал, как где-то неподалеку страшно завыла собака.

Выбравшись через окно, он побежал к лесу. Задыхаясь, нырнул под его сосновый полог, и потом что есть сил бежал дальше, спотыкаясь о валежник, натыкаясь на стволы деревьев. Упал, в кровь разбив лицо. Боль отрезвила его. Остановившись, человек рванул «молнию» сумки, достал виски и почти сорвал пробку. Он вылил на свой след почти половину содержимого. Как он не подумал раньше? А вдруг у них есть овчарки, и они пойдут по следу? Холодом дохнуло в низ живота, в памяти пронеслись полузабытые кадры старых советских фильмов про немцев. Нет ничего страшнее далекого лая овчарок. Надо сбить им чутье…

На рассвете следующего дня он прятался в кустарнике. Издалека – то затихая, то становясь громче – слышалось тарахтение вертолета. Он явно кружил, ища виновников ночного нападения. А через час прямо над прятавшимся человеком пролетел странный аппарат, похожий на сигарету с крылышками. Беспилотный разведчик…

 

Предисловие

 

 

Неблагодарная футурология

 

Мы не знаем, как продолжать эту повесть. Герой ее обречен. И нам горько.

Это видение, читатель, совсем не пустая фантазия.

На первый взгляд, нарисованная здесь картина покажется многим плодом воспаленного и нездорового воображения. Но, право, не спешите с выводами, суровый читатель. Люди – существа странные, и во все времена им казалось, что Реальность, в которой они живут, вечна и неизменна. Даже пережив эпохи больших перемен, люди все равно думают: «Вот, пронеслась буря – и новый порядок установился надолго». Такова уж психология. Вот и теперь многим кажется, что после падения Советского Союза пришла и уже устоялась какая-то новая жизнь, что ужасы конца восьмидесятых – начала девяностых – это то «самое худшее», что уже позади. Да, то, что сменило советскую эпоху, имеет много недостатков, но, в общем, к этой жизни можно притерпеться, устроить деток в коммерческий вуз, найти работу в туристической фирме или в торговле – и жить себе помаленьку, смотря по телевизору бесконечные телесериалы.

Но Реальность в наши дни очень изменчива. Хуже того – непредсказуема. Знаем ли мы о том, что будет в 2015 году? Реальность за последний век с лишним все время преподносит сюрпризы. Ну, представьте себе, что вы перенеслись в 1900-й год в Париж, на Елисейские поля и встретили там хорошо одетого русского, который совершает моцион после сытного обеда в ресторане. Попробуйте поведать ему о том, что всего лишь полтора десятка лет спустя на полях Европы будут гнить десять миллионов трупов. Расскажите ему о газовых атаках и о людях с сожженными ипритом легкими, о мясорубках Вердена и Соммы, о налетах немецких цеппелинов на Лондон и бомбах, которые сыплются на голову. Опишите ему то, как танки давят гусеницами людей и орудия. Расскажите о крушении и развале Австро-Венгрии, о распаде Османской империи. А после попробуйте изобразить Россию, в которой расстреляна царская семья, лютуют голод и тиф, красные и белые бросают друг на друга корпуса и дивизии, а по полям и степям носятся многочисленные банды. Расскажите ему о расстрелах в подвалах Чека. Опишите ему его же собственную судьбу – когда он, постаревший и лишенный всего, будет бежать из Крыма на битком набитом пароходе в 1920-м, и как потом будет мыкаться в Стамбуле, а его дочь пойдет на панель, чтобы добыть хоть какие-то гроши на кусок хлеба.

Поверит ли он вам в своем 1900 году? Вряд ли. Скорее, посмотрит, словно на опасного сумасшедшего, а может, еще и с кулаками на вас бросится. А ведь вы скажете ему правду.

Люди не хотели видеть приближения Первой мировой войны. Даже в 1913-м солидные газеты полнились прогнозами компетентных экспертов о том, что долгая война невозможна, потому что, дескать, она за несколько месяцев разрушит современные финансовые системы, а пулеметы и скорострельные пушки быстро сделают свое дело.

«Для Пруссии-Германии невозможна уже теперь никакая иная война, кроме всемирной войны. И это была бы всемирная война невиданного раньше размаха, невиданной силы. От 8 до 10 миллионов солдат будут душить друг друга и объедать при этом Европу до такой степени дочиста, как никогда еще не объедали тучи саранчи. Опустошение, причиненное Тридцатилетней войной, сжатое на протяжении трех-четырех лет и распространенное на весь континент, голод, эпидемии, всеобщее одичание как войск, так и народных масс, вызванное отстрой нуждой, безнадежная путаница нашего искусственного механизма в торговле, промышленности и кредите. Все это кончается всеобщим банкротством. Крах старых государств и их рутинной государственной мудрости – крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны. Абсолютная невозможность предусмотреть, как все это закончится и кто выйдет победителем из борьбы, только один результат абсолютно несомненен: всеобщее истощение…» – так в 1887-м говорил Энгельс, сподвижник Карла Маркса.

«…Общеевропейская рабочая республика, силы которой могут быть временно объединены под одной какой-нибудь могучей диктаторской рукою, может быть (опять-таки очень ненадолго) так сильна, что будет в состоянии принудить и нас принять ту же социальную форму, втянуть и нас огнем и мечом в свою федерацию…». Это говорил в 1885 году основоположник консервативной революции Константин Леонтьев. Почти точное предсказание гитлеровского Третьего рейха, который пойдет на нас под красным (хотя и со свастикой) знаменем хотя и «национал», но все-таки «социализма». И его правящая партия так и будет называться – Национал-социалистическая рабочая партия Германии.

Но ни Энгельса, ни Леонтьева никто не хотел слышать.

Можно вспомнить и другие примеры. Скажем, какого-нибудь победоносного англичанина, сэра Рональда – молодого, патриотичного и счастливого, в 1918-м только вернувшегося с победой над немцами. И вот вы пытаетесь сказать ему, что всего лишь через три года Британская империя подпишет Вашингтонский договор, добровольно отказываясь от мощного океанского флота, а потом вообще начнет трещать по швам. Что казавшийся непоколебимым фунт стерлингов в 1931 году уступит место доллару, а потом англичане вообще окажутся жестоко битыми какими-то японцами. Разве он вам поверит?

Хотя возможны и обратные примеры. Так, за безнадежного параноика примет вас и американец из 1954 года, которому вы попробуете описать мир 1971 года: мол, не случилось никакой ядерной войны, вам не приходится жить в убежищах и ходить в противорадиационных костюмах, а главы государств СССР и США встречаются, чтобы подписывать договоры о разоружении и готовить совместный космический полет «Союз-Аполлон».

Нежелание людей видеть даже ближайшее будущее давно стало притчей во языцех. В 1900-м все казалось лучезарным и прекрасным. Разве что-то изменилось ровно век спустя? Так что, читатель, и нынешняя Реальность с бело-сине-красным флагом, Путиным, Пугачевой и Киркоровым преходяща. Впереди нас могут ждать весьма неожиданные повороты истории. Мы вообще живем в эпоху большой неопределенности. Выходя из дому, мы не знаем, станем или не станем мы через час заложником? Ложась почивать на ночь, мы не ведаем, не рванет ли сегодня гексоген в подвале нашего дома? Втискиваясь в поезд метро, мы не ведаем, доедем ли до следующей станции, не превратившись в обрубок обгоревшего мяса в искореженном вагоне. Садясь в самолет, мы рискуем увидеть последнюю картину в жизни: налетающие на нас стены небоскреба. И потому не стоит, право, отметать с порога ту картину, которую мы нарисовали в самом начале.

 

На самом исходе 2002 года два аналитика «Проекта ВВС» в рамках американской корпорации «РЭНД», Ольга Оликер и Таня Чарлик-Палей, разразились докладом «Продолжится ли закат России: тенденция и возможность вовлеченности США и их ВВС в разрешение новых русских проблем». Там они делают убийственные выводы о том, что «путинское возрождение» – это миф, что деградация РФ продолжается. Россия превращается в упадочное, неудачливое и плохо работающее государство. Ее реформы – это демонетизация экономики, повальное обнищание, бегство капитала, преступность и коррупция.

В будущем Россия содрогнется от демографической катастрофы, от межнациональных конфликтов и расизма. Ее армия окончательно деградирует. Начнут рваться самые тонкие звенья изношенной инфраструктуры: транспорт, АЭС, военные ядерные объекты. А дальше Россию ждут несколько сценариев: либо война в Азии, либо ядерный инцидент, либо ядерный теракт, либо война на Кавказе.

Распад РФ неизбежен. А потому ВВС США должны готовиться к проведению специальных операций в умирающей России…

И это пишут аналитики, которые финансируются из государственного бюджета США!

 

Разгром нашей Империи, Советского Союза, в декабре 1991 года, шизофрения опустошительных «реформ», деградация Вооруженных сил РФ, нападение НАТО на Югославию весной 1999-го, Вторая Чеченская кампания – это акты одной и той же кровавой драмы. Все стало только хуже после 11 сентября 2001 года, когда начался новый передел мира. За какие-то считанные месяцы Россию унизили, низвели до уровня международной «шестерки», обложили полукольцом новых военных баз с юга и окончательно подперли расширившимся блоком НАТО с Запада. Россию вышибают с восточных рынков, душат экономическими санкциями. США начали грандиозную программу вооружений, и скоро их ежегодный военный бюджет превысит 400 миллиардов долларов – больше, чем в 1980-е, когда США противостояли сверхмощному, вооруженному до зубов Советскому Союзу. Зачем? Догадайтесь сами. Они хотят создать качественно новую боевую силу. Зачем? Чтобы хранить мир во всем мире? Ну, давайте опять представим себя на месте умного человека образца 1900 года. Вы видите современные себе армии: пехота в обмотках: две ноги, две руки, винтовка. Кавалерия с саблями, карабинами да пиками. Похожие на маленькие пушки тяжеленные пулеметы на колесах. Пушки на конной тяге. Никаких еще автомобилей и аэропланов.

И вот вдруг вас ведут на сверхсекретный полигон одной страны, где вы видите опытные образцы и модели нового оружия. Летающие машины, которые могут поливать противника свинцом и уничтожать бомбами. Ручные пулеметы. Похожие на ромб бронированные машины, движущиеся по земле на гусеницах, ощетинившиеся стволами. Покрытые броней автомобили с двумя огневыми точками наверху. Подводные суденышки, способные топить торпедами громадные броненосцы. Странные аппараты, мечущие жидкое пламя на десятки метров. Противопехотные прыгающие мины.

Обозрев все это, умный человек 1900 года сравнит это с картиной современных ему конно-пеших армий, и придет к твердому выводу: страна, в которой он увидел такую программу вооружений, готовится к нападению на другие страны.

Точно такое же впечатление рождается и у нас, когда мы изучаем американскую программу перевооружения «Единая перспектива-2010» и сравниваем их будущую армию с тем, что есть сегодня.

Война приближается. Она уже идет – пока в своей «мягкой» форме, охватывая весь мир. И есть серьезные причины для того, чтобы она разразилась в конце концов громом пушек.

В этой войне нам нельзя проиграть. Потому что иначе нас больше никогда не будет. Нас, России, больше не станет.

 

 

* * *
 

Но если у кого-либо по прочтении книги вдруг создастся впечатление, что мы, русские, уже все проиграли – то это неправильное впечатление.

Более того, это вредная мысль. Наш проигрыш, наше поражение еще впереди, если мы в ближайшие годы коренным образом не переломим ситуацию. Главная беда – мы не извлекаем уроков из очевидных поражений – типа того же захвата бандитами «НОРД-ОСТА» и гибели почти двухсот заложников. Цель этой книги – показать положение, в котором оказалась Россия, и предупредить нас же самих: если страна не возьмется за ум, если мы не начнем настоящее промышленное развитие и оборонное строительство, если мы не сумеем восстановить Россию как мировую державу – то мы обречены быть вычеркнутыми из мировой истории. Более того, может непоправимо пострадать все человечество.

Авторы не всегда согласны между собой по отдельным моментам и даже главам книги. Внимательный читатель увидит, что авторы нередко спорят не только с едким Скептиком, но и друг с другом. Но они движимы одной главной мыслью – мы, граждане России, русские и нерусские, должны предотвратить гибель страны и человечества.

И это – дело прежде всего молодых русских.

Пора им перестать мечтать по-американски о бизнес-карьере любой ценой, как и о дурацком кураже – быть бритоголовым скинхедом. Пора им отнестись к России как к своей стране, которая сегодня сильно больна, поднять которую смогут только они. Вы, ребята, кому сегодня от 12 до двадцати пяти лет, можете выиграть битвы за Россию и воскресить ее.

Эта книга написана от имени русских и для русских. Русские для нас – это те, кто любят Россию, ее тысячелетнюю историю, и готовы служить Российской Государственности. И русские – это не происхождение, не цвет кожи, не избранные фамилии и роды.

Почти все другие работы авторов книги вы можете найти в книжных магазинах и, уж точно, в Интернете. Книги Максима Калашникова – на сайте «Библиотеки думающего о России» – http://patriotica.narod.ru/authors/kalashnikov.html, а статьи Юрия Крупнова – на сайте «Партии России» – http://www.p-rossii.ru/pred.phtml.

Наша книга – открытая. В ней много вопросов, но, очевидно, мало ответов. И мы решили – вместо того, чтобы убеждать всех в собственных предпочтениях и уговаривать согласиться с нашими версиями ответов – предложить формулировку ответов вам, наши читатели.

Смотрите на нашу книгу как на особого рода квест.

Шлите ваши версии ответов, критику вопросов и книги в целом, варианты возможных продолжений данной книги на сайты («Гнев Орка» – www.gnev-orka.narod.ru) «Абсолютная защита» и «Русский путь» – www.abs.zaschita.ru и www.russkii put'.ru).

Наиболее интересные суждения и впечатления будут опубликованы на сайте и, надеемся, отдельным изданием.

И вместе с вами – в спорах и обсуждениях – будем думать о том, как от гнева «орков» перейти к действию русских людей.

 

Часть I

Пятая мировая война

 

Глава 0

Новые кочевники против всех

 

Вы когда-нибудь задумывались над тем, в каком мире сегодня мы живем? Мир это или война?

Сегодняшний мир – это и есть война. Таково уж свойство современности, в которой грани между миром, войной и разными видами деятельности стираются все больше. Но кто и против кого воюет в этом сегодняшнем «мире-войне»? И каким образом? И за что?

В «Третьем проекте» я, Максим Калашников, сделал очень суровый вывод. В истории человечества постоянно существовали два течения, два сорта людей. Одно течение – это творчество, созидание. Второе – добывание трофеев, грабеж, мародерство. И деятели истории, в свою очередь, выступают либо в обличье созидателей, либо в личине «чужих», «добывателей трофеев», новых кочевников. Первые строят и открывают, создают новые богатства, знания и технологии, поднимают государства и вдыхают новую жизнь в свои народы. Вторые нагло и жестоко норовят захватить и переделить не ими созданное, обманув, стравив людей между собой, устроив кризис, революцию или войну. В предыдущие времена эти тенденции переплетались, и тот, кто в одном случае грабил, в другом пускал награбленное на созидание. Но к концу XX века произошла удивительная вещь: эти тенденции очень обособились друг от друга. Носители духа мародерства оформились в настоящее Античеловечество, и мы дали им имя – новые кочевники. Мы очертили их полуневидимые структуры – метагруппы, в которые включены крупные финансовые учреждения, спекулятивный аппарат, сети по обработке сознания, «мозговые центры», частные спецслужбы и части государственных аппаратов, захваченные неокочевниками. Мы показали, как неокочевники сложились из отдельных частей разнообразных сетевых глобальных клубов, масонства, сионизма, крупного финансового капитала и откровенной преступности.

Хотя их главное пристанище находится в США, это уже не американцы, а особый Интернационал. Первая страна, которая попала под почти полный контроль новых кочевников – это Америка. Но первая в мире страна, в которой новые кочевники победили полностью и которую употребили по полной программе – это Россия. Мы показали, как новые кочевники шли к своей цели, заливая планету кровью и потрясая кризисами. Натиск монополий в начале XX века… Русско-японская война и первая революция в России… 1917 год и дикое разграбление захваченной России… Вторая мировая… Холодная война и разрушение Советского Союза… Расчленение Югославии…

 

 

* * *
 

Какова же эта цивилизация новых кочевников, которая, словно сеть, охватывает почти весь мир? Сколько же особей насчитывает это Античеловечество, этот Вечный рейх?

Этими вопросами озабочены не только мы. Один из выдающихся русских мыслителей нашего времени, социолог Александр Зиновьев, тоже видит эту новую Антицивилизацию, хотя и называет ее иначе: сверхобществом.

«Существует не мировое правительство, наподобие правительств отдельных стран, а мировое сверхобщество. В него уже входят от 50 до 80 миллионов человек, десятки тысяч мировых экономических империй, некоммерческих предприятий (негосударственных организаций – Прим. авт.), СМИ и т.д. У него своя структура, своя пирамида, своя иерархия (сеть и метагруппы, описанные в книге „Третий проект“ – Прим. М.К.). Вот оно и управляет планетой. США суть метрополия этого сверхобщества. Оно имеет представителей по всему свету. Одной Россией занимаются многие тысячи экспертов. На самом верху есть, конечно, небольшой круг лично знакомых людей, определяющих общую стратегию! Это не значит, что они где-то постоянно заседают и думают. Они вообще могут не заседать и не думать. Их средства управления – детально разработанная и апробированная система манипулирования массами, народами, правительствами…» (А.Зиновьев, интервью журналу «Российская Федерация сегодня», № 18, 2000 г.).

То есть мы имеем дело с весьма необычным созданием матушки-истории. Прочь все примитивные, наивные представления о каком-то глобальном Совнаркоме, который заседает под видом Бильдербергского клуба и пишет прямые директивы! Мы имеем дело с необычной сетевой системой, которая сама по себе устроена так, что обладает каким-то нечеловеческим разумом. Это – сеть нового кочевничества, особая цивилизация-паразит. Мы долго считали, что это – Соединенные Штаты, но ошибались. США есть только их метрополия, база, главный схрон, наиболее подчиненный им организм, в мозги и мышцы которого неокочевники запустили свои тонкие щупальца. Это именно неокочевники – а не евреи или американцы, и многие привычные страны – только игрушки в их руках. Борьба на уничтожение Советского Союза действительно велась в тесном союзе североамериканского государства и новых кочевников, потому что СССР был самым сильным соперником для обоих. Это и породило заблуждение относительно того, что США это и есть новые кочевники.

Но теперь, когда наша великая Империя в декабре 1991-го пала, мы видим разницу. В мире действительно есть особая порода двуногих, которые не привязаны к конкретной стране, у которых дома, бизнес и даже развлечения разбросаны по всему миру. У них образовалась особая культура реактивных лайнеров, шикарных отелей и компьютерных сетей.

Они ворочают триллионами долларов и не обращают внимания на то, сколько стоит та или иная вещь: они всегда могут купить себе все и за любые деньги. Им даже выгодна дороговизна – так все самое новое и современное оказывается недоступным большинству землян, а им – доступно.

Во второй половине XX века они искривили научно-техническое развитие мира. И люди занялись бесконечным совершенствованием стиральных машин и утюгов, а никак не революционными прорывами в технике наподобие тех, чем в прошлую эпоху стали подчинение силы пара, изобретение двигателя внутреннего сгорания, электричества, радиосвязи и атомной энергии, осуществление полетов в воздушном океане и в космосе. Они остановили великие революции: отказ от нефти, как от главного энергоносителя, переход на атомную энергетику второго поколения (без обогащения урана). Они прекратили экспансию в глубокий космос и на шельф Мирового океана, развитие нелекарственной медицины, создание людена – человека сверхразумного и сверхсознательного. Почему? Потому что новым кочевникам надо как можно дольше сохранить мир в нынешнем виде, без переворотов – потому что такой мир ими досконально изучен и потому поддается управлению.

Им наплевать на страны и народы. В том числе – и на США с Израилем. Если им выгодно, если это помогает делу управления историей и созданию выгодных кризисов – то новые кочевники передают американские ядерные технологии Пакистану, хотя появление «исламской ядерной бомбы» угрожает самим США, а уж Израилю – и подавно. Если нужно новым кочевникам, то они бросают американские вооруженные силы в любую точку планеты, а те будут, например, бомбить и расчленять Югославию, хотя это и породит на свет опаснейший симбиоз наркомафии, пещерного национализма и самого что ни на есть исламского экстремизма – в лице албанской диаспоры. Если неокочевникам это выгодно, то спецслужбы США выкармливают бен Ладена и огромную сеть исламского радикального движения. Сначала его можно натравить на русских, но потом с большим успехом использовать и для управления самой Америкой, очень вовремя устроив тараны самолетов на башни Всемирного торгового центра.

Именно это Античеловечество и начало нынешнюю мировую войну – войну совершенно нам непривычную и еще неведомую для всего человечества. Пятую мировую войну. И в ней новые кочевники складываются в то, что мы называем Вечным рейхом.

 

 

* * *
 

Сегодня новые кочевники превратились в страшную наднациональную силу, в особую цивилизацию, цель которой – создать удобный им новый мировой порядок. Им нужен мир, похожий на пирамиду Аристотеля, в котором человечество навечно поделено на господ, их слуг и бесправных рабов, мир, который будет управляем новыми хозяевами жизни. Именно эта необычная сила и ведет нынешнюю войну. Только теперь не против Германии, скажем, или Советского Союза. Нет, теперь полем боя становится вся планета, а трофеем – все человечество. Особенно после 11 сентября 2001 года. В этой войне под ударом оказываются и нынешние остатки Великой России. Но правящие ею существа, словно в насмешку названные «российской элитой», к этой войне совершенно не готовы.

 

 

* * *
 

И вот тут я передаю слово своему соавтору, Юрию Васильевичу Крупнову, который эту войну попытался исследовать.

…Я открываю «Независимую газету» от 4 февраля 2002 года и читаю: «…Преобразования, связанные с так называемой военной реформой, провалились.

Главным итогом преобразований в Вооруженных силах стало снижение их возможностей по обеспечению обороны России.

В военном деле, в том числе в области военной теории, наша страна значительно отстала от передовых государств, и, в первую очередь, от США. Мы продолжаем учить свою армию и высшее командование тому, что, возможно, и не нужно будет в будущей войне: операциям на континентальных и океанских ТВД, всеобщей мобилизации и т. д. Однако эпоха таких войн прошла.

К сожалению, осмысления данного факта так и не произошло. Генеральный штаб ВС РФ не выполняет своей главной задачи – он не определил облик возможной войны будущего. Это не его вина, а его беда. Генштаб поставлен в такие условия, что огромный интеллектуальный потенциал военных ученых, военных практиков и управленцев просто не востребован. Оборонно-промышленный комплекс не может вести разработку вооружений, когда нет облика возможной войны будущего. Как следствие, государственный оборонный заказ формируется неизвестно по какому принципу…» (Коротченко И. Провал военной реформы. Председатель комитета по обороне Государственной думы РФ Андрей Николаев предлагает пересмотреть все решения по строительству и развитию Вооруженных сил России // Независимая газета. 4 февр. 2002).

Это написал не журналист, который ищет дешевой сенсации и ремесленной славы, а блестящий профессионал, генерал армии и председатель комитета по обороне Государственной думы Андрей Иванович Николаев.

Казалось бы, трудно что-то добавить к этой оценке. Кроме того, что «беды» Генштаба и руководства армии и страны были, есть и будут продолжаться. Надежды наших лучших генералов дождаться «правильного» министра обороны и вот тогда-то взяться за дело мне представляются наивными.

Однако разграбленная своими и чужеземными мародерами, преданная собственными вождями и умирающая страна вряд ли и дальше имеет возможность ждать того момента, когда у нашей «элиты» закончатся эти самые по определению нескончаемые «беды» (как говорит моя мама, «всё дела да случаи – они меня замучили»), когда высшие руководители опомнятся, встряхнутся и примутся за дело.

Я предлагаю начинать определяться самим по всем вопросам: и в том, каков будет облик возможной войны, и чему учить армию и высшее командование, какие новые физические принципы надо класть в основу нового российского оружия и какую действительно нужную и реалистичную разработку вооружений надо срочно начинать.

Достаточно хорошо представляя системы принятия решений в госаппарате и сам современный аппаратный настрой, я, к сожалению, уверен, что ждать от нынешних руководителей высшего звена решения хотя бы части проблем, которые сформулировал А.И. Николаев, – бесполезно и наивно.

Такая уж ситуация сложилась в стране (и, надо признать, не только у нас), что тот, кто хочет сохранить свою личность и достоинство, должен учиться отвечать на главные вызовы времени сам и с помощью своих товарищей.

Велико количество генералов и прочих полководцев, а защищать страну сегодня некому и нечем. Поэтому сегодня «спасение утопающих – дело рук самих утопающих».

И начать надо с главного – с того, чтобы перестать обсуждать войны вообще, а зафиксировать уже произошедшие, хотя и почти никем не отмеченные, и ту конкретную войну, которая, если не будут приложены специальные гигантские усилия, охватит мир в самое короткое время.

Война уже идет, читатель. В смертельную схватку мы, люди, вступаем с антилюдьми, с новыми кочевниками. И поле боя тут – вся Земля…

 

Глава 1

Конец Четвертой мировой

 

Сколько у нас было мировых войн, читатель? Большинство людей убеждены в том, что всего две, и последняя из них завершилась в 1945-м. После 11 сентября 2001 года в газетах даже мелькали смешные заголовки вроде «Начнется ли Третья мировая война?».

Мы придерживаемся совсем иного мнения. Дело ведь в том, что война существует не только в виде окутанных дымом полей сражений, на которых скрежещут танки и сыплются бомбы. Опыт XX века доказал нам, что можно захватывать чужие ресурсы, уничтожать соперничающую экономику, разваливать неугодные страны и даже уничтожать их население миллионами душ каждый год совсем без бомб и снарядов. И войны, как оказалось, можно вести многими другими способами.

Поэтому мы считаем, что после 1945 года в мире началась Третья мировая война, которая превратилась в цепь непрерывных операций непрямого действия и которая закончилась блестящей победой Запада и новых кочевников над нашей Империей – Советским Союзом – в декабре 1991 года. Страшные последствия этой войны для нас, побежденных, очевидны.

Но после 1991 года началась Четвертая мировая – война за передел мира, война финансовая. Вот ее вели уже новые кочевники, пытаясь уничтожить или остановить тех, кто после гибели СССР мог представлять хоть какую-то угрозу и сколь-нибудь значимую конкуренцию главному логову этих кощеев, Соединенным Штатам. Но эта война получилась сравнительно короткой, окончательного успеха агрессору принести не смогла, и потому 11 сентября была устроена грандиозная провокация, был инициирован процесс перехода Четвертой мировой войны в Пятую.

Появление сапога американо-натовских вооруженных сил США – НАТО в российско-советской Средней Азии (Киргизия, Узбекистан, Таджикистан и, возможно, Казахстан), появление их оплотов в Грузии – это и есть фактическое завершение Четвертой мировой войны. Окончательным и юридически корректным ее завершением станет признание так называемым «мировым сообществом» результатов успешного воспроизведения схемы афганской кампании октября-декабря 2001 года в Ираке или любой другой стране мира.

Знаков поражения различных стран мира и России в Четвертой мировой войне можно привести немало. Это и признание факта близкого присутствия чужих вооруженных сил, переорганизация территории влияния и, главное, слом собственной позиции – переход в «а-позиционное» состояние, позиционная капитуляция.

Самым важным знаком поражения, с моей точки зрения, является позиционная капитуляция (в просторечии позиционной капитуляцией называется «сдача позиций, переведенная в форму глубокомысленной стратегической политики»).

Именно для того, чтобы уничтожить позицию и стоящую за ней традицию у побежденного народа, страны, государства, и организуются войны. В начале прошлого века американский конгрессмен Н. Додд четко определил назначение войны как средства: «Если желательно изменить жизнь целого народа, то существует ли средство более действенное, нежели война». Позиционная капитуляция означает, что население теряет историю и судьбу, становится материалом для фабрикации нужного элемента мирового порядка с позиции победителя.

Итак, мы знаем, кто поведет Пятую мировую – новые кочевники, Античеловечество, сделавшее своей базой Соединенные Штаты. Но кто станет противником неокочевников в Пятой мировой? И что выступит в роли добычи, которая должна достаться агрессору?

Задача следующей, Пятой мировой войны – переорганизовать человеческий материал населения различных стран мира в целях уничтожения человечества как субъекта всемирной истории и мирового развития. То есть смысл Пятой мировой войны можно сформулировать аналогично высказыванию модного пять лет назад Френсиса Фукуяме: организовать конец истории. В этой войне слетают все ложные покровы. Теперь все обнажается до режущей глаз наготы. Против нас, людей, ополчилось Античеловечество. Мы все должны стать его добычей, материалом для переработки в интересах победителей…

Интермеццо: Почему орки?

Меня, Максима Калашникова, еще при первом прочтении «Властелина колец» Джона Рональда Руэла Толкиена, поразила та инстинктивная ненависть этого талантливого человека Запада к малопонятным, глубоко противным и мерзким этой своей странностью оркам, которых так много в его книгах-фантазиях.

Помните?

«…В самых черных глубинах Утумно, в Первую Эпоху Звезд, Мелкор совершил величайшее преступление. Он изловил многих из новорожденной расы Эльфов и запер их в своих подземельях, где путем страшных пыток извратил их души. Таким образом он вывел новую расу – отвратительных орков, которых сделал своими рабами и которые были полной противоположностью Эльфов. Единственной радостью для орков были страдания других. Кровь, текшая в орочьих жилах, была холодна и черна. Пытками и ненавистью изуродовал Мелкор и их внешность: из статных и красивых Эльфы выродились в кривоногих и приземистых, руки их стали длинными и сильными, как у южных обезьян. Кожа орков стала черной, словно обуглившееся дерево. Лица у них были широкие и плоские, а из огромных ртов торчали желтые клыки. Глаза их были похожи на узкие щели в железной решетке, за которой горит огонь.

Орки были свирепыми воинами, потому что своего повелителя они боялись много больше, чем самого лютого врага; возможно, смерть они предпочитали ужасной орочьей жизни. Орки были бесчеловечными животными, и часто их клыки и когти обагрялись кровью себе подобных. Рабы Властелина Тьмы, они страшно боялись света, но глаза их хорошо видели в темноте…

…Они пришли из Ангабанда в броне из стальных пластин и сплетенных цепей, на головах у них были шлемы из железных ободов и черной кожи, увенчанные железными клювами, похожими на клювы грифов и ястребов. Вооружены они были кривыми ятаганами, отравленными кинжалами, стрелами и широкими мечами.

…Ходили сухи, что Саурон решил вывести новую породу орков, ибо в 2475 году из Моргота пришли иные орки и разграбили Осгилиат. Это были не обычные орки: называли они себя Урук-хай, роста были человеческого, не такие кривые и горбатые, как обычные орки. Но больше общего у них, конечно, было с орками, чем с людьми: те же рысьи глаза, та же черная кожа, те же желтые клыки и когти. Но урук-хай совсем не боялись света. Таким образом, у них было множество преимуществ по сравнению с их собратьями. К тому же они были сильнее и храбрее в бою. Вооружены они чаще всего были длинными прямыми мечами и тисовыми луками, хотя не гнушались и другим орочьим оружием. Урук-хай составляли элитные подразделения армии Саурона, часто они были командирами меньших орков.

Несколько последующих веков урук-хай и другие орки продолжали наращивать свою мощь, готовясь захватить все эльфийские и людские королевства на западе. Они приобрели себе множество союзников; к ним присоединилсь дунладанцы, умбарские пираты, истерлинги, харадримы и другие народы Средиземья…

Во время Войны за Кольцо, последней войны Третьей Эпохи Солнца, орки были повсюду (об этом говорится в Красной Книге). Орки пришли из Мглистых Гор и из Лихолесья под черно-красными знаменами. Бесстрашные урук-хай вышли из Изенгарда под знаменами Белой Руки – символ Сару-мана. На знаменах орков Моргула – а там были и обычные орки, и урук-хай – была намалевана Луна, похожая на череп. А под командованием Саурона шли бесчисленные полчища орков Мордора, помеченные символом Красного Ока…»

 

Чувствуете? Эта дремучая мистика Толкиена – о нас. И столетнее рабство, и патологическая животная жестокость, и презрение к смерти, и клиническая неспособность к рынку и демократии. Все тут есть. Сегодня, когда «Властелина колец» экранизировали в Голливуде, орками принято считать мусульман. Но это не так. Ведь Толкиен писал в самом конце 1940-х, когда исламский мир был еще очень-очень слаб. В клыкастых, ужасных и свирепых воинах видели нас.

И помните, что орки – это для западного сознания Толкиена «восточники» – Easterns? Тот темный злой Восток, которому противостоит Запад.

Так вот. Теперь пришло время понять, что для Запада мы всегда были и будем – если лучшие люди Запада не переменят свое сознание – этими омерзительными дикарями-орками, лишними на Земле варварами.

 

 

* * *
 

Мы для Запада – люди Востока. Это всегда понимали все лучшие русские люди.

Об этом вдохновенно писал в страшном 1918 году в разгар братоубийственной Гражданской войны такой тонкий поэт, как Александр Блок:

 

Вы сотни лет глядели на Восток.

Копя и плавя наши перлы,

И вы, глумясь, считали только срок,

Когда наставить пушек жерла!

 

Это ясно заявлял министр по делам восточных территорий Германии Альфред Розенберг 20 июня 1941 года: «Мы хотим решить не только временную большевистскую проблему, но также те проблемы, которые выходят за рамки этого временного явления – как первоначальная сущность европейских исторических сил.

Война имеет цель оградить и одновременно продвинуть далеко на восток сущность Европы…»

И об этом же в октябре 1942-го, в самый разгар боев под Сталинградом, возглашал не менее знаменитый соотечественник Толкиена – наш партнер по антигитлеровской коалиции Уинстон Черчилль: «Все мои помыслы обращены прежде всего к Европе… Произошла бы страшная катастрофа, если бы русское варварство уничтожило культуру и независимость древних европейских государств.

Хотя и трудно говорить об этом сейчас, я верю, что европейская семья наций сможет действовать единым фронтом, как единое целое… Я обращаю свои взоры к созданию объединенной Европы»

А 1 июня 2002 года, в Всемирный день защиты детей, дипломатичный президент США Дж. Буш выступил перед выпускниками знаменитого Вест-Пойнта – главной Военной академии США – и однозначно заявил, что на конец прошедшего века «выжила и оказалась дееспособной только одна-единственная модель прогресса человечества » («The 20th century, he said, „ended with a single surviving model of human progress“). Он поведал, что Вест-Пойнт служит стражем тех ценностей, которые формируют солдат, а они, в свою очередь, „формируют историю мира“ („The United States Military Academy is the guardian of values that have shaped the soldiers who have shaped the history of the world“ – The New York Times, 02.06.2002).

Русские ему сейчас нужны для беспрепятственного начала Пятой мировой войны, и поэтому он похлопывает их по плечу, называя хорошими парнями, – пока будут послушно выполнять «указивки» из Вашингтонского политбюро.

…Что ж, если дело дойдет до края, – мы готовы быть орками. Мы готовы вслед за Александром Блоком сказать:

 

А если нет – нам нечего терять,

И нам доступно вероломство!

Века, века вас будет проклинать

Больное позднее потомство!

Мы широко по дебрям и лесам

Перед Европою пригожей

Расступимся! Мы обернемся к вам

Своею азиатской рожей!

Идите все, идите на Урал!

Мы очищаем место бою

Стальных машин, где дышит интеграл,

С монгольской дикою ордою!

Но сами мы – отныне вам не щит,

Отныне в бой не вступим сами,

Мы поглядим, как смертный бой кипит,

Своими узкими глазами.

Не сдвинемся, когда свирепый гунн

В карманах трупов будет шарить,

Жечь города, и в церковь гнать табун,

И мясо белых братьев жарить!..

 

И конечно, мы всегда, как и Блок в том ужасном 18-м году прошлого века, готовы к миру – но честному и открытому:

 

О, старый мир! Пока ты не погиб,

Пока томишься мукой сладкой,

Остановись, премудрый, как Эдип,

Пред Сфинксом с древнею загадкой!

Россия – Сфинкс. Ликуя и скорбя,

И обливаясь черной кровью,

Она глядит, глядит, глядит в тебя

И с ненавистью, и с любовью!…

Придите к нам! От ужасов войны

Придите в мирные объятья!

Пока не поздно – старый меч в ножны,

Товарищи! Мы станем – братья!

 

 

Мы, русские, если старый мир не остановится, станем орками.

Пока же – только гнев. Гнев орка…

 

 

* * *

 

Продолжим исследование войн нового типа.

Очень важно понять различия Четвертой, Пятой и Третьей мировых войн.

Третья мировая война («холодная война») была идеологической, ориентированной на поражение идейной организации сознания и на слом свободной идентификации, т. е. представления человека и общества, народа о том, кто, собственно, он есть и в чем его назначение («Третья мировая война, в напряженном ожидании которой прошла жизнь двух поколений землян, на самом деле завершилась. Началась она спустя год после окончания Второй мировой войны. С той самой знаменитой речи Уинстона Черчилля в Фултоне в 1946 году. Ее назвали „холодной“, но сути это не изменило, разве что длилась она намного дольше двух предыдущих, и стороны не вступали в прямые военные действия. Хотя стояли почти за всеми войнами на планете в 1946-1988 годах.

…Третья мировая война завершилась полным разгромом восточного блока. Наступил финальный этап войны – реорганизация пространства побежденного противника. Но главное поражение все же не политическое – военного так и вовсе не было – а идеологическое». Мурсалиев А. Третья мировая война окончена // Комсомольская правда. Дек. 1992 – http://www.kulichki.com/ moshkow/politolog/mursaliew.txt).

Главным оружием в Третьей мировой являлось консциентальное оружие, то есть оружие, которое поражает сознание (более подробно см. изданный нами в 1996 году специальный выпуск альманаха «Россия-2010» «Кому будет принадлежать консциентальное оружие в XXI веке?» – http://www.dataforce.net/~metuniv/consor/title.htm).

Третья мировая война служит прекрасным примером тихой, нераспознанной войны, когда поражение есть, а военных действий вроде как бы и нет. И это честно сформулировал бывший министр обороны Российской Федерации Игорь Родионов: «Мы не распознали признаков этой войны, у нас не было ни средств, ни научного подхода для борьбы с ней» («По склону вверх король повел полки своих стрелков…» // Русский Журнал ( Политика. Круглый стол) – www.russ.ru/politics/polemics/20010717-war.html, 17 июля 2001).

Это при том, что не кто иной, как экс-президент США Ричард Никсон в 1988 году издал книгу с более чем ясным названием «Победа без войны», в которой четко сформулировал задачу: «Мы должны поставить перед собой цель способствовать децентрализации власти в Советском Союзе. Это должно быть долгосрочной целью, но она вполне достижима» (Никсон Р. 1999 год. Победа без войны. – М.: Прогресс, 1989).

 

 

* * *
 

Четвертая мировая война стала финансово-информационной.

Субкоманданте Маркос из Лакандонского леса в мексиканской провинции Чьяпас, таинственный лидер повстанцев-сапатистов, в 1997 году удачно составил ее портрет: «Но одновременно с рождением Четвертой мировой войны будет изобретено новое военное „чудо“: бомба финансовая.

Финансовая бомба, как и ее атомные предшественницы в Хиросиме и Нагасаки, может разрушать города и страны, принося смерть, страх и нищету их жителям. Подобно нейтронной бомбе бомба финансовая способна действовать «выборочно», истребляя людей, но оставляя в целости неживые объекты. Однако финансово-неолиберальная бомба, в отличие от атомной и нейтронной, реорганизует и приводит к новому порядку все то, что является объектом ее атаки, превращая в одну из деталей в головоломке экономической глобализации. Результат ее разрушительного эффекта – уже не горы дымящихся руин и десятки тысяч прерванных жизней, а еще один квартал, добавляющийся к одному из торговых мегаполисов нового мирового гипермаркета, и рабочая сила, реорганизованная для обслуживания нового мирового рынка труда» (7 деталей мировой головоломки: Неолиберализм в виде головоломки: бесполезное объединение мира, делящее и разрушающее страны / Пер. О. Ясинского (Чили) oleg@netexpress.cl, Сантьяго, 2001 – http://www.mi.ru/~aka/markos.htm и http://kongord.narod.ru/Index/Screst/sk70-4.htm. Впервые опубликовано в газете «Ле Монд»).

Но и в далеком от Лакандонского леса мегаполисе – Москве – очень определенно зафиксировал именно финансовый тип Четвертой мировой войны один из немногих серьезных ученых в области военного дела в России В.И. Слипченко: «Главное оружие в мире – деньги. Именно деньги наносят удар, именно деньги поражают цели. В современном мире главной стратегической ударной силой стали финансы» («Известия», 17 янв. 2002).

Наконец, два итальянских генерала в отставке, придумавшие особое направление – «геоэкономику», еще в 1994 году были убеждены: «Геофинансы являются главной составной частью геоэкономики. Именно в этой области ощутимее всего подрывается государственный суверенитет…» (Жан Карло, Савона Паоло, М.: Геоэкономика, 1997).

Головным орудием финансовой войны выступил Международный валютный фонд, разрушительность действия которого сегодня признало подавляющее большинство политиков и экономистов мира, даже российские «западники». Схема деятельности МВФ оказалась во всех уголках мира одна и та же: кредит на стабилизацию – дефляция (бездефицитный бюджет) за счет урезания социальных расходов – дефолт – выплата долгов за те кредиты, которые де-факто выступали «финансовой бомбой».

Четвертая мировая финансовая война показала великолепные возможности новых войн: уничтожаемое население не просто нищает и африканизируется, но еще считает своей святой обязанностью самостоятельно финансировать – через последующую выплату долгов – войну против самого себя.

 

Сегодня существует огромное количество исследований и монографий, посвященных описанию однозначно разрушительной роли МВФ. Детальный, многократно отработанный и предельно документированный анализ реальной эффективности МВФ в течение полутора десятков лет ведет группа кандидата в президенты США Линдона Ларуша; на русском языке – http://www.larouchepub.com/russian/. на английском – Executive Intelligence Review: http://www.larouchepub.com/index.html. А вот что писал один из лучших политологов России Б. Кагарлицкий за полгода до обвала экономики в Аргентине: «Все недавние „отличники“ Международного валютного фонда переживают тяжелые времена. Мало того, что производство падает, а безработица растет, но и знаменитая „финансовая стабилизация“ обернулась таким же кризисом национальной валюты, какой мы наблюдаем в России. Иными словами, „последовательно“ или нет проводились „реформы“, результат всегда один. Хуже всего дела обстоят в Бразилии, которая находится на грани банкротства. На очереди Аргентина. Более слабые латиноамериканские государства уже девальвировали свои валюты…».

 

Сами посудите: сначала для получения «спасительного» кредита страна-жертва должна принять такие условия, которые приводят к страшным потерям и разрушениям, к нищете и гибели промышленности. Везде помощь МВФ приносила лишь кризис, горе и слезы. Но потом народ пораженной таким образом страны еще начинает возвращать этот кошмарный кредит, отдавая на это последние силы. То есть жертва сама питает агрессора. Ягнята наперебой кормят собою ненасытного волка.

Несмотря на огромные успехи, Четвертая мировая все же не принесла окончательной победы новым кочевникам, и потому зазвучали первые залпы следующей глобальной битвы…

 

Глава 2

Первые перестрелки… сетевой войны

 

Пятая мировая война еще толком не началась, но уже повсюду в мире идут рекогносцировки и авангардные бои. Враг ведет активную разведку, прощупывает оборону, вступает в первые перестрелки.

США сегодня считают себя глобальной державой и видят свою национальную задачу (даже прямой долг и обязанность!) в наведении устойчивого порядка в мире. Они также понимают, что наведение такого порядка, определяемого исключительно ценностями и мировидением США, потребует глобальной войны. Для этого они тщательно изучают и описывают подобные разведбои и экспериментальные формы борьбы в новой мировой войне.

Чтобы правильно понимать ситуацию, необходимо представлять, что огромное количество аналитиков, которых по образцу советологов сегодня можно, вероятно, назвать глобологами, изо дня в день занимаются изучением зарождающихся феноменов завтрашнего дня. И нас с вами, если заслужим, станут пристально изучать.

В области военного дела безусловным лидером является «Рэнд Корпорация» (http://www.rand.org/about/), которая проводит огромное количество исследований по всем ключевым направлениям войны и мира, особенно по вопросам организации вооруженной борьбы и современным проблемам населения (демографии).

Ведущие аналитики «Рэнд корпорации» последовательно изучают авангардные бои Пятой мировой на материале необычных войн в Мексике, Бирме, Сиэтле и в самих США. Среди этих аналитиков особенно отличаются Джон Аркилла и Дэвид Ронфельдт (John Arquilla, David Ronfeldt). Именно под их редакцией в 1997 году вышло исследование «В афинском лагере: готовясь к конфликтам в информационный век» (In Athena's Camp: Preparing for Conflict in the Information Age. John Arquilla and David Ronfeldt, editors. RAND, 1997), а совсем недавно опубликован обобщающий труд на эту тему: «Сети и сетевые войны: будущее террора, преступления и вооруженной борьбы» (Networks and Netwars: The Future of Terror, Crime, and Militancy. John Arquilla and David Ronfeldt, editors. RAND, 2001 – http://www.rand.org/publications/MR/MR1382/).

Будущая война, с их точки зрения, выглядит необычно. Она будет сетевой.

 

В сознании русских, крепко-накрепко, сотнями корней угнездился один-единственный стереотип войн. Ну, просто обязан враг выехать против нас непременно открыто, яростно поблескивая глазами сквозь прорези в броне, и мы должны сшибиться с ним в яростной схватке. Как вариант: на нас надвигаются армады танков, и мы, молясь и наполнясь священной яростью, сидим в окопе и сжимаем в руках гранаты, чтобы встретить агрессора грудью. И мы знаем, что вон там, левее нас, прет дивизия СС «Мертвая голова», а прямо на нас накатывает 2-й танковой группой сам Гейнц Гудериан, а с фланга хочет обойти Квантунская армия, а в тылу норовит высадиться 82-я воздушно-десантная дивизия США. Вставай, страна огромная! Врагу не сдается наш гордый «Варяг»!

И при этом мы знаем, что за линией фронта находятся центры агрессии, вражеские штабы, в которые сходятся все нити управления вражьей силой.

Однако нынешние войны совершенно не соответствуют этому стереотипу. Представьте себе, что против вас выходит не закованный в сталь супостат, которого вы ждете с мечом (гранатой, автоматом) в руке, а какая-то стая насекомых. И вот она тучей налетает на вас, проникая во все щели доспехов, и жалит вас, и кусает, и вообще облепляет со всех сторон. От тысяч и тысяч укусов вы сходите с ума, истекаете кровью, кричите от боли… Каждое насекомое в отдельности в тысячи крат слабее вас, но атака целого их роя – это смерть.

Вот это и есть сетевая война.

 

Основной феномен новой войны Аркилла и Ронфельдт видят в том, что раньше воспринималось как обычные партизанская война и мятежи, а теперь плавно переходит в форму социальной сетевой войны и становится глобальной войной – в пределе: мировой гражданской войной.

Самые известные примеры такой социальной сетевой войны – это события в Сиэтле, а теперь еще и в Генуе, где совершенно неожиданно прошли массовые и чрезвычайно успешные выступления хитро организованных людей, которых для простоты назвали «антиглобалистами».

Не менее известным (для тех, конечно, кто внимательно следит за происходящим в мире) является феномен движения имени Сапаты в Мексике, которое возглавляет таинственный субкоманданте Маркос. Он постоянно демонстрирует свою полную анонимность и разрыв с миром. Скажем, на вопрос корреспондентов уругвайского журнала «Эль Обсервадор»: «Вы поддерживаете отношения с родственниками или друзьями детства?» он дал типичный ответ: «Нет. Я полностью порвал с этим миром. Моя семья – это мои товарищи» («Партизан на асфальте», интервью субкоманданте Маркоса Матильде Камподонико и Эдуардо Бласине – корреспондентам уругвайского журнала «Эль Обсервадор» / перевод О. Ясинского (Чили) – http://www.tiwy.com/pais/mexico/entrevista=con=subcomandante=marcos/partizan.phtml).

Мир узнал об этом движении 1 января 1994 года, в день, когда вступило в действие Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) – региональный аналог Всемирной торговой организации (ВТО). В этот первый день нового года в мексиканском штате Чьяпас отряды Сапатистской армии национального освобождения (САНО) численностью, по разным сведениям, от 500 до 4000 человек вышли из тропического леса (сельвы) Лакандона и заняли города Окосинго, Лас-Маргаритас, Альтамирано и Сан-Кристобаль де Лас Касас. Муниципальные здания были конфискованы, заключенные выпущены из тюрем, государственные склады товаров открыты для людей. САНО выпустила Декларацию войны из джунглей и разорвала (денонсировала) НАФТА как «смертельный приговор» коренным жителям Мексики – индейцам.

Разумеется, описания этой социальной сетевой войны кардинально разнятся. Описания делаются с разных позиций. Поэтому мы постараемся опереться на разнообразные источники, а в качестве фундаментального научного труда примем монографию корпорации «РЭНД» «Социальная сетевая война сапатистов в Мексике» (Ronfeldt David F., Arquilla John, Fuller Graham E., Fuller Melissa. The Zapatista «Social Netwar» in Mexico. RAND, 1998 – http://www.rand.org/publications/MR/MR994/). Кстати, одним из редакторов и автором этой монографии является все тот же Джон Аркилла.

Вот как описывается ситуация, вызвавшая восстание сапатистов, на сервере Международного Социально-Экологического Союза (МСоЭС) – международной общественной некоммерческой организации (подчеркнем, что именно подобного рода некоммерческие организации Джон Аркилла называет базовыми боевыми единицами социальной сетевой войны): «Североамериканское соглашение о свободной торговле – это соглашение между Соединенными Штатами, Канадой и Мексикой, успешно создающее единую североамериканскую экономику. Сапатистская армия национального освобождения, которую поддерживает огромное количество местных жителей, считала и считает, что воздействие НАФТА на социально-экономическую систему и экологию всех стран, участвующих в соглашении, поистине опустошающее.

НАФТА – это не просто соглашение о свободной торговле товарами и услугами между странами. Его возможности гораздо шире. Оно дает компаниям, оперирующим под юрисдикцией НАФТА, определенные привилегии и всемерно способствует выполнению многих требований МВФ, таких как устранение государственного контроля за иностранными инвестициями. Договор явно отдает предпочтение корпорациям в ущерб интересам рабочих и окружающей среды. В приграничных городках Мексики жизнь превратилась в кошмар. Ядовитая грязь вытекает с фабрик, построенных недавно, после подписания НАФТА. Фабрики таких корпораций, как «Дженерал моторе» и AT amp;T, изрыгают всякую токсичную дрянь – расползающуюся повсюду багровую, оранжевую и зеленую слизь…»

«Позвольте представиться. Мы – это Сапатистская армия национального освобождения. Десять лет мы жили в этих горах, готовясь к войне. В этих горах мы создали армию. Мы не могли жить внизу, в городах и на плантациях. Наши жизни ценились меньше, чем машины или животные. Мы были как камни, как сорная трава на дороге. Нас заставляли молчать. У нас не было лиц. У нас не было имен. Не было будущего. Мы не существовали для той силы, которая называется „неолиберализация“. Мы ничего не стоили, не производили, не покупали, не продавали. Мы были нулем в счетах большого капитала» (http://www.seu.ru/programs/localization/booklet/gll5.txt).

Новизну этого нового типа борьбы лучше всего, пожалуй, характеризует описание самого субкоманданте Маркоса, которое он дал в 2001 году в интервью всемирно известному колумбийскому писателю, нобелевскому лауреату Габриэлю Гарсиа Маркесу (автора известных всему миру романов – «Сто лет одиночества» и «Осень патриарха»).

 

 

Г. Гарсия Маркес:

Вы использовали выражение «как говорим мы, военные». Для нас, колумбийцев, которые привыкли слышать речи партизан, ваши слова мало похожи на военную лексику. Что от военных есть в вас и вашем движении и как вы можете описать войну, в которой участвовали?

 

 

 

Субкоманданте Маркос:

Мы сформировались внутри армии, Сапатистской армии национального освобождения. Это военная структура. Субкоманданте Маркос – военный командир армии. Но в любом случае, наша армия – совершенно другая, потому что мы стремимся как раз к тому, чтобы перестать быть армией.

 

 

Военный – это абсурдная личность, потому что он должен прибегать к оружию для того, чтобы убедить другого, что его истина – единственная, которой нужно следовать, и в этом смысле, если будущее нашего движения – военное, у него нет будущего. Если САНО продолжит свое существование как вооруженная военная сила, это станет ее поражением. Поражением в смысле поражения ее идейных позиций, ее взгляда на мир. Кроме этого, еще худшим, чем это стало бы, если бы САНО пришла к власти и начала править, как революционная армия. Для нас это было бы поражением.

То, что считалось бы успехом для военно-политической организации 60-х и 70-х, когда возникли национально-освободительные движения, для нас стало бы поражением. Мы видели, как эти победы приводили к провалам или поражениям, скрытым за собственной маской. То, что оставалось всегда нерешенным, – это роль людей, роль гражданского общества, роль народа.

И наконец, это всегда было борьбой между двумя гегемо-ниями. Репрессивная власть, которая сверху все решает за общество, и группа просветленных, которые хотят наставить страну на путь истинный, отстраняет первую группу от власти, берет власть в свои руки и тоже сверху начинает решать все за других. Для нас это – борьба гегемонии, и всегда в ней есть «плохие» и «хорошие»: те, кто побеждают – хорошие, те, кто терпит поражение – плохие.

Но для остальной части общества в принципе ничего не меняется. Для САНО наступил момент, когда она оказалась превзойдена самим сапатизмом. Буква «А» (армия) в этой аббревиатуре уменьшается, ее руки оказываются связаны, причем настолько, что мобилизация без оружия не только не становится для нас трудностью, но мы даже испытываем от этого определенное облегчение. Да и патронташи становятся намного легче, чем раньше, и вес военной риторики, неизбежной со стороны любой вооруженной группировки во время диалога с гражданскими, становится куда меньше.

Нельзя восстановить ни мир, ни общество, ни национальные государства, разрушенные сегодня, если исходить из вопроса, кто на этот раз навяжет свою гегемонию обществу. Мир, а в нашем случае Мексика, состоит из разных людей и групп, и отношения, которые нужно построить между этими разными группами и людьми, должны опираться на уважение и терпимость, т.е. элементы, которых нет в выступлениях военно-политических организаций периода 60-х и 70-х. Как это обычно происходит, реальность предъявила свой счет, и для вооруженных национально-освободительных движений цена этого счета оказалась очень высокой…» (интервью субкоманданте Маркоса Габриэлю Гарсии Маркесу колумбийскому журналу «Камбио», 25 марта 2001 / Перевод О. Ясинского (Чили) – http://www.tiwy.com/pais/mexico/entrer vista=con=subcomandante=marcos/; адрес оригинала статьи: http://www.cambio.com.co/web/interior.php?idp=21 amp;ids=l amp;ida=).

Основной метод ведения борьбы сапатистов – навязывание многостороннего диалога между общинами индейцев, муниципалитетами и центральными властями Мексики. Отметим, что похожую форму «принудительного диалога» активно использовало в ходе местных и всероссийских выборов 1999 года общественно-политическое движение «Май», организованное в Екатеринбурге.

Для адекватного описания форм ведения борьбы в социальных сетевых войнах Джон Аркилла применяет термин «роение» (swarming), проявляемое в множественных «микродействиях», «тычках» и «стычках»: в выступлениях в СМИ, в вооруженных и невооруженных физических столкновениях, в разного рода демонстрациях и презентациях, в навязываемых диалогах и переговорах с официальными лицами и пр.

Для Аркиллы и для самих сапатистов такого рода противостояния, безусловно, являются войнами.

ВОПРОС: так что это – своего рода вялотекущая война?

ОТВЕТ: О да, это – определенно война, но не такая, где много людей становятся ее жертвами. Сейчас, когда мы даже не особенно слышим о сапатистах, их движение столь же сильно, как и раньше, даже перед лицом 70-тысячного мексиканского корпуса, окружившего мятежный район… (Интервью с человеком, вернувшимся из Чьяпаса – http://stop-wto.narod.ru/bib4.htm).

 

Аркилла, приводя многочисленные подтверждения из работ других исследователей, убедительно показывает, что такие социальные сетевые войны ведутся на транснациональной основе, огромная роль в них принадлежит правильному проектированию и использованию форм коммуникаций и информационных технологий, что, однако, не исключает, а, как правило, обязательно включает боевые отряды как небольшой по количеству, но важнейший элемент сетевых децентрализованных организаций, которые, собственно, и организуют эту войну (Ronfeldt David F., Arquilla John, Fuller Graham E., Fuller Melissa. The Zapatista «Social Netwar» in Mexico. RAND, 1998, стp. 113-132 – http://www.rand.org/publications/MR/MR994/).

Вы скажете, что приведенный пример вас не убедил. Что мы показали сапатистов, которые воюют как раз против современных западных сил. Верно, против. Но только такими же приемами пользуется и главный агрессор Пятой мировой. Это раньше одно государство воевало против другого, и все было просто да ясно. Или же один союз стран шел против альянса других: Антанта против Тройственного союза, НАТО против Варшавского договора. Теперь картина намного сложнее.

Страна сталкивается с тем, что ее противник – это какой-то рой вроде бы не связанных друг с другом фондов, комитетов в защиту того-то и того-то, преступных группировок, политических движений, телеканалов, Интернет-сайтов. Только действуют они невероятно согласованно.

Что далеко ходить за примерами? По «Третьему проекту» вы прекрасно знаете о том, что и сообщества новых кочевников, метагруппы, организованы именно как эти рои, как сети. Одни части этой сети заняты финансами, другие – информационными операциями, третьи – безопасностью и т. д.

Да вы вспомните, как России нанесли тяжелое поражение в Чеченской кампании 1995-1996 годов! Кто атаковал страну, добиваясь ее капитуляции перед сепаратизмом и бандитами? Да все те же роящиеся негосударственные структуры-насекомые. Всякие партии, газеты, телеканалы, комитеты солдатских и других матерей, правозащитные группы и исследовательские фонды, банки и фирмы по перекачке денег, Интернет-предприятия и пр. Противник получается каким-то неясным и рассредоточенным. И его удары очень трудно отражать. Сама война, которую он ведет, превращается в тотальную, сплошную. Нет уже фронтов, есть многомерное пространство войны, которая идет везде – в политике, культуре и экономике, в технологиях, на улицах городов и в идеологии. В этой войне в ход идут и убийства, и террористические акты, и вполне демократические дебаты, статьи в газетах и политические перевороты. И только иногда дело доходит до прямых авианалетов. Джон Аркилла и его коллеги говорят: основой такой сетевой войны сегодня становится бурно растущий третий социальный сектор. Это – огромное разнообразие самоуправляемых частных или неправительственных организаций (nongovernmental organization – NGO). Именно эти организации и превращаются в тех самых роящихся насекомых, связанных почти неуловимыми командами в одну сеть.

Эти неправительственные организации не ставят перед собой задач распределения прибыли акционерам или директорам. Нет, они, помимо формального аппарата государства, преследуют общественные цели вовне. Все это начинает становиться «ассоциационной революцией» негосударственных действующих лиц и по своему значению вполне может быть сопоставлено с возникновением национального государства в Новое Время (Ronfeldt David F., Arquilla John, Fuller Graham E., Fuller Melissa. The Zapatista «Social Netwar» in Mexico. RAND, 1998, стp. 116: «to quote from Adrienne Goss (1995), it appears that a global „third sector“ is being created – „a massive array of self-governing private organizations, not dedicated to distributing profits shareholders or directors, pursuing public purposes outside the formal apparatus of the state“. This amounts to an „associational revolution“ among nonstate actors that may prove as significant as the rise of the nation state…»).

Как в свое время государства нынешнего типа с их бюрократией и центральной властью безжалостными хищниками ворвались в пестрый мир феодальной раздробленности, так и сегодня неправительственные организации, вездесущие и быстрые, врываются в мир неповоротливых государственных бюрократий.

Разумеется, все прекрасно понимают, что такие негосударственные организации, NGO, выступают обоюдоострым оружием и используются как самыми мощными государствами мира (в первую очередь, США – достаточно указать на огромное количество фондов и благотворительных организаций в России), так и отдельными небольшими общественными группами активистов.

Но Джона Аркиллу и военно-дипломатико-политическое сообщество, представленное в корпорации «РЭНД» как в «мыслительном танке» (think tank), разумеется, интересует то, какова природа и эффективность этих организаций. Какова их фактическая неподконтрольность, сама степень неподконтрольности и свободы подобных образований? Каковы наиболее эффективные и дешевые средства борьбы с подобными сетевыми вооруженными силами в грядущем глобальном противостоянии с ними и с теми государствами «третьего мира», которые составляют «мировую ось зла» (заявление Президента США Дж. Буша 31 января 2002 года)?

 

А что интересует нас, читатель? Нам нужно не допустить Пятой мировой, которая обречена быть роевой и сетевой. Эта война получается самой гуманной в истории. Ведь в переводе на русский «гуманный» означает «человеческий», а главным объектом поражения и уничтожения в новой войне становится свободная, никем не управляемая человеческая личность, которая свободно мыслит и делает свободный выбор.

Для меня лично важная роль движения сапатистов (САНО) и подобных им состоит в том, что оно организует население на то, чтобы не попадать в современные тупики, представленные в виде однозначных дихотомий и ложного «выбора без выбора»: коммунизм-капитализм или, для российского населения – советское прошлое или либерально-рыночное будущее (Homo sovieticus или Homo economicus – см. дальше анализ программной статьи начальника Департамента социального развития аппарата Правительства Российской Федерации Е. Гонтмахера).

Способность отдельного человека, сообщества или народа самоопределяться к предлагаемым извне «свободным выборам» является сегодня не только фактическим здравым смыслом, но и главным условием элементарного выживания.

Сапатисты подают прекрасный пример того, что для умственно и нравственно самостоятельных людей и народов всегда «Иное дано» (напоминаю – это название программного сборника 1990 года, в котором с либеральных позиций доказывалось, что все многообразно и плюралистично, кроме одного – решения России строить «капитализм» и «правовое государство»), что неправильно и вредно принимать навязываемые и смертельно опасные «альтернативы». Выбирать можно не только между Ельциным и Зюгановым, и еще всегда есть возможность слабым в экономическом отношении противостоять сильным.

«С крахом „коммунизма“ возникла иллюзия триумфа капитализма. Если вы хотите сойти с пути, на котором находится сейчас мир, вы должны иметь некоторую идею относительно иной системы, и сапатисты жизненны, потому что они не только говорят об этом, они фактически сделали это. Они управляют муниципалитетами коммунально, они организуют их собственные проекты образования, их собственные водные проекты, имеют собственную армию, они обращаются к другим локальным сообществам Мексики – и это вдохновляет» (Интервью с человеком, вернувшимся из Чьяпаса – http://stop-wto.narod.ru/bib4.htm).

 

Враг наш давно освоил прием, который загоняет нас, людей, в опасные ловушки. С помощью своих «роев» и сетей нам каждый раз навязывают ложный выбор. Вы не за Ельцина и его воровскую шайку? Значит, вы за коммунистов! Вы ненавидите США? Да вы, батенька, стало быть, поддерживаете вот тех людоедов-диктаторов, которые сжигают тела своих жертв в ваннах с кислотой! Вы не пьете пепси? Значит, вы – антисемит.

Прекрасно показал этот тупой, но действенный метод навязывания тупиковых альтернатив в момент начала войны НАТО против Сербии в Косово сам субкоманданте Маркос: «В этой войне Мировая Власть стремится заставить нас всех занять одну из двух позиций – поддержать войну „этнических чисток“ Милошевича, или же поддержать „гуманитарную“ войну НАТО.

В этом заключается великая алхимия денег – нам предлагают выбор не между миром и войной, а между двумя войнами…» (Субкоманданте Маркос: Речь о войне в Косово // Мексика. Июнь. 1999 – http://www.alterdoze.com/antigl/a 17010204.htm).

К великому сожалению, события после чудовищной провокации 11 сентября 2001 года показали, что здравого смысла существенно не прибавилось, и тем, кто планировал эту провокацию, удалось-таки загнать почти весь мир и Россию либо в «войну с международным терроризмом», либо в противостояние этой «антитеррористической коалиции».

Необходимо научиться не попадать в безальтернативные альтернативы, иначе втянут в Пятую мировую войну в качестве пушечного и реформенного мяса преобразований, нацеленных на уничтожение целых «неправильных» народов и стран.

 

Глава 3

Самая гуманная война в истории

 

Но – чу! – слышим голос скептического читателя.

– Ну вы и скажете, господа авторы! А где же объявленная цель Пятой мировой? Что означает ваше утверждение о том, что главный объект поражения и захвата в ней – человечество? Это что, какие-то существа, ваши неокочевники, вынырнув из преисподней, примутся всех ловить, вязать и гуртом гнать вереницы рабов в какие-то дали? Ерунда какая-то!

– И вообще – мировой войны сегодня быть просто не может. Ведь нет уже на свете ни Советского Союза, ни Варшавского договора, против которых воевали западные силы. НАТО вот, судя по заключениям наших политологов и аналитиков, исчерпало себя, доживает последние дни…

Ну что ж, уважаемый скептик, слушайте наш ответ.

 

Пятая мировая война – не надо здесь строить никаких иллюзий – будет гуманной, или гуманитарной, т. е. связанной с переорганизацией подходящего для нового порядка человеческого материала и удалением неподходящего («неадекватного») человеческого материала. Новые кочевники считают, что земляне делятся на две части – нужную и ненужную.

Нужная часть – это существа, которые готовы отказаться от всего ради денег. К чему такие устарелые понятия, как честь, совесть, любовь, патриотизм и верность традициям предков? Все это – фашизм, мракобесие, «закрытое общество», неконкурентоспособность. Поведением человека должна руководить только голая выгода. В его глазах должны мелькать только цифры в твердой валюте, а душу ему заменяет прейскурант вкупе с кассовым аппаратом. Все, что приносит прибыль, – хорошо. Все остальное – плохо. Никакой любви – мы всего лишь покупаем сексуальные услуги понравившейся особи. Нет великих идей – есть только рыночные схемы. Вырви кусок из-под носа у соседа, пока он не победил тебя в конкурентной борьбе. И пусть торжествует самый конкурентоспособный.

Ненужное же население – это те, кто не хочет так жить, кто цепляется за какие-то нерыночные понятия и не хочет мерить все окружающее деньгами. Это – лишнее, неконкурентоспособное население, которое, очевидно, должно исчезнуть. Правда, вместе с ним исчезнет и часть людского стада первой разновидности, которое не выдержит рыночной конкуренции с себе подобными. Но это – мелочи.

Вот ради этой цели «прореживания» и отбора человечества для создания «рыночных животных» и поведет враг наш новую мировую войну. Поэтому и следует называть эту войну гуманистической, или гуманной, поскольку она принимается за человека целиком и видит в убийстве тела лишь одну из многих (и довольно вульгарных) возможностей управления ситуацией.

Гуманная – это совсем не значит милосердная и добрая. Как раз совсем наоборот! Периодически эта гуманная война из «роения» негосударственных сетевых организаций будет перерастать в привычную, «горячую», с авиационными налетами и атаками крылатых ракет.

По оружию Пятая мировая война будет комплексной, в том числе и ядерной, поскольку ядерное, нейтронное, биологическое, химическое и иное оружие массового поражения является чрезвычайно эффективным для уничтожения «избыточного» населения. Эффективность, прежде всего экономическая, – вот божок нашего времени и давно уже в головах военных ядерное оружие перешло из категории оружия политического в категорию оружия актуального и подручного. Страх перед «ядерным апокалипсисом» ушел почти бесследно.

События 2001-2002 годов показали, что все, в общем-то, готовы к тому, что над планетой поднимется парочка ядерных грибов. И не надо думать, что это будут непременно американские боезаряды. Ведь можно спровоцировать ядерную войну, скажем, между Индией и Пакистаном.

 

Нам тяжело писать эти строки. Но мы очень надеемся, что они, обозначая возможное непоправимое, помогут сделать так, чтобы это непоправимое никогда не произошло.

Господствующий на сегодня в мире политический класс, «мировая элита», к настоящему времени фактически уже утвердил в качестве основной идеи своего правления инвестирование в достижение безраздельного господства и в исключительно эффективные, с экономической точки зрения, проекты. Деньги идут лишь на то, что служит господству над человеческой массой, и на то, что приносит самую большую прибыль. Все остальное внимания этой «элиты» недостойно.

Обратной стороной этого решения является принципиальный отказ от ответственности за все население своих стран и за мировое население в целом. Западная «элита» все больше превращается в неокочевую, наднациональную. Ее все меньше волнует судьба людей даже в их базовых странах – в США и Западной Европе.

За этими решениями стоит, с нашей точки зрения, такое мироощущение, что существующие ресурсы абсолютно недостаточны не только для кардинального улучшения жизни каждого без исключения человека своей страны и мира, но и для элементарного «содержания» существующей массы людей. Это ощущение закономерно, поскольку даже в США реальный промышленный потенциал за последние сорок лет фактически упал в два раза. В «Третьем проекте» мы опишем то, как в 1970-е годы новые кочевники уродливо надломили научно-техническое развитие планеты, которое вело к возникновению экологически чистой цивилизации с необычными технологиями, цивилизации, которая не зависела бы так от нефти и газа. Новые кочевники сочли, что такая цивилизация подрывает их власть над историей, делает мир неуправляемым для их окаянного племени и вообще уничтожает среду их обитания. И вот вместо новых источников энергии мы к 2000-м годам получили дикое сочетание из компьютеров, почти рабского труда азиатских рабочих, грязной «огневой» энергетики и нефтяных вышек. В этом диком мире неэффективных технологий Земля всех ныне живущих прокормить просто не в состоянии.

Для того чтобы новые кочевники и дальше могли править миром, им надо либо стать светочами науки и образования, спроектировав технологический мировой прорыв, либо просто сократить население планеты.

Новые кочевники выбирают второе. С их точки зрения, лучше захватить под контроль как можно больше природных ресурсов, а «лишнее» население планеты от этих ресурсов отрезать. Ну, разве должно «неконкурентоспособное население» расходовать нефть? Нет, конечно!

Механикой такой стратегии служит методология «человеческого капитала», которая позволяет регулировать население, его количество и судьбу в зависимости от рентабельности этого населения. Рентабельное население – это то, которое способно в данных условиях самостоятельно участвовать в распределении ресурсов и демонстрировать соответствующий тип поведения. Оно определяется как качественное, а нерентабельное объявляют низкокачественным.

Причем, читатель, мы, русские, уже объявлены нерентабельными и некачественными людьми. Мы недостойны потреблять природные ресурсы…

 

Идеологическим обеспечением этого глобального фашизма выступают теории гуманизма. Человеческая жизнь рассматривается настолько дорогой, что во имя максимального служения этой жизни ее непозволительно растрачивать на преследование абстрактных идеалов и различных архаизмов, связанных с традицией и культурой.

Рекомендуется не «напрягаться» и не подвергать себя напряженному труду, чтобы не делать жизнь горькой, проводя ее максимально сладко. Последним аккордом обслуживающей ресурсную стратегию идеологии является утверждение о том, что такова, мол, неизменная природа человека, таковы законы природы, такова жизнь.

Но есть одна загвоздка: все эти правила распространяются исключительно на тех, кого зачислили в «рентабельное» население. Это их жизнь считается огромной ценностью. А на «некачественные» народы все эти блага не распространяются. Им оставляют только одну возможность: подыхать, ползая под столом, за которым пируют «качественные» народы.

Описанное выше и является в чистом виде неомальтузианством и социал-дарвинизмом, которые «по-научному» ясно констатируют, что объем ресурсов является ограниченным и убывающим, а объем человеческой массы неограниченным и возрастающим. Но регулировать ресурсы невозможно. Следовательно, надо регулировать человеческую массу. Несколько проще это звучит так: «На всех не хватит». В целом же мир и человечество в этом мировидении представляется группой кланов, беспощадно сражающихся за ресурсы. Идеалом при этом является такая победа одного из кланов, когда все базовые ресурсы будут сосредоточены у него.

Реализация данного мировидения с неизбежностью ведет к Пятой мировой войне. В связи с минимальным количеством людей, уничтожаемых с помощью взрывов и выстрелов, мы и считаем ее гуманной. Гораздо больше людей будет истреблено экономическими, демографическими и иными гуманитарными методами.

 

Итак, по своему характеру Пятая мировая война, основанная на неомальтузианстве, является «гуманной», а по методам реализации – множественной.

Мы ничего не выдумываем. Чтобы увидеть облик этой войны, достаточно вглядеться в нынешнюю Россию. Мы ведь стали первой в мире страной, власть в которой захватили неокочевники. И не американские, а свои, доморощенные. И у нас в грубоватой и беззастенчивой форме происходит все то, что очень скоро ожидает и весь остальной мир. Первые в мире теракты с разрушением зданий и массы людей случились не в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года, а в Москве, в сентябре 1999-го. И перед Косово был Карабах. Поэтому теоретики нашей местной «элиты» выбалтывают то, о чем помалкивают идеологи западных неокочевников.

Вот как по-ученически блестяще, на «отлично», воспроизводит логику «гуманной» войны в газете с многообещающим названием «Московские новости» не кто иной, как начальник Департамента социального развития (!) аппарата Правительства Российской Федерации Евгений Гонтмахер.

«Что с высокой долей вероятности произойдет уже через несколько лет? Ведь для обеспечения долгосрочного экономического роста потребуются трудовые ресурсы с вполне определенными качествами.

Во-первых, их должно быть достаточно. Но демографические прогнозы говорят о том, что после кратковременного увеличения числа людей, входящих в трудоспособный возраст (эхо всплеска рождаемости – 1946-1950 годы), наступает очень глубокий спад, во-вторых, усугубляется перечисленными выше тенденциями в качестве «человеческого фактора».

Конечно, теоретически рассуждая, можно ответить на этот вызов кардинальным повышением производительности труда. Но и здесь чудес, скорее всего, не случится. Скорость нарастания кризиса «человеческого фактора» значительно быстрее скорости обновления основных фондов нашей экономики.

Но даже если инвестиции польются рекой уже завтра, то сразу же обнаружится, что на многие рабочие места не найти людей нужного образования (особенно профессионально-технического и управленческого) и состояния здоровья.

Кроме того, настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО, сделает безработными, по моим оценкам, не менее 10-12 миллионов человек, занятых сейчас на нежизнеспособных и неконкурентоспособных предприятиях. Это абсолютно неизбежное и необходимое действие потребует от государства выделения значительных средств на адаптацию такой человеческой массы к новым реалиям. Это станет дополнительным фактором, препятствующим быстрому росту общественной производительности труда.

Нужно отдавать себе отчет в том, что к концу первого десятилетия XXI века именно состояние «человеческого капитала» станет основным фактором, который определит, выживет ли Россия как государственное образование и останутся ли шансы сохраниться – в физическом понимании этого понятия – у российской нации?..» (Гонтмахер Е. Хватит ли у России «человеческого капитала»? // Московские новости. n4. 29 января – 4 февраля 2002).

Я ни в коем случае не утверждаю, что сам Е. Гонтмахер сознательно желает кому-то зла и уж тем более осознает себя в качестве туземного пионера Пятой мировой войны.

Но логика его рассуждений тем. не менее очевидна и может служить образцом для описания логики и типа грядущей войны.

Давайте еще раз вчитаемся и вдумаемся в то, что Е. Гонтмахер провозглашает в программной статье.

«Кардинальное повышение производительности труда» и резкое увеличение «скорости обновления основных фондов нашей экономики» – невозможны. К тому же этому будет «препятствовать» «настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО».

То, что я и пока еще немало людей в России явно принадлежат к «человеческой массе» с «низким (по великолепному выражению Е. Гонтмахера) качеством» – это факт. В самом деле, как еще можно относиться к людям, которые по инерции своего старого мышления продолжают думать, к примеру, что структурная перестройка экономики должна в итоге вести к «кардинальному повышению производительности труда» и резкому увеличению «скорости обновления основных фондов нашей экономики»?

Поэтому, по мысли Е. Гонтмахера, чиновника, который де-юре и де-факто определяет социальную политику России, получается, что, во-первых, незачем инвестировать в повышение производительности труда и обновление основных фондов, т. е. в науку, образование и промышленность, которые и определяют производительность и фонды, и, во-вторых, в целях «обеспечения долгосрочного экономического роста» (по поводу фиктивности и вредности такого показателя, как экономический рост, см. мою статью «Россия имеет все шансы стать мировой державой», май 2000 г., опубликованную на сайте «Партии России» – http://www.p-ROSSII.ru/pred.phtml), для чего потребуются «трудовые ресурсы с вполне определенными качествами», необходимо переформовать «человеческую массу» под такой зоологический вид, который одним своим естественным существованием будет способствовать экономическому росту.

А в-третьих, нужно где-то брать эти самые доброкачественные человеческие ресурсы (в самом деле, не может же «элита» существовать без качественных рабочих скотов?), привлекать их со стороны, как из СНГ, так и из дальнего зарубежья: «И нам стоит рассмотреть вопрос о привлечении в Россию на постоянное место жительства и нерусскоязычных. Так формировалось население США, Канады, Австралии, ряда стран Западной Европы. Речь не только о бывших республиках СССР. Нужно думать и о квотированном привлечении людей из таких регионов дальнего зарубежья, как Средний и Дальний Восток, Юго-Восточная Азия, с одновременным ужесточением политики в отношении нелегальных мигрантов».

Итак, в чем состоит логика господина Гонтмахера.

Данный человеческий материал (русские) для «настоящей структурной перестройки экономики» и устойчивого экономического роста не подходит. Ergo, необходимо заменить данный материал естественным образом убыли и прибыли (смертями и рождениями), искусственным образом стимулирования иммиграции, а также организационными мероприятиями типа вступления в ВТО.

Quod erat demonstrandum – что и требовалось доказать.

Разве эта логика не является всецело людоедской логикой, по сравнению с которой образ жизни натурального людоеда – благородное направление мысли и дела?

Впрочем, в конце данной работы я специально остановлюсь на разборе оснований и механизмов «гуманной» войны, ориентированной на истребление лишнего – бесполезного и «нерентабельного» – населения.

Сегодня это делают в России. Завтра – будут творить повсеместно.

 

 

* * *
 

Но для того чтобы лучше понять реальность Пятой мировой войны как гуманной войны и прийти к соответствующей оборонной стратегии, с моей точки зрения, необходимо разобраться вообще с проблематикой войн грядущего века, познакомиться с разными формами и методами войны и обороны.

Ведь сегодня пришло время непонятных или, как это обозначено в прекрасной книжке Фридриха фон Хейдта, – «неправильных (иррегулярных) войн» (Friedrich A. Freiherr von der Heydte. Der moderne Kleinkrieg als wehrpolitisches und militaerisches Phaenomen. 1972. См. также перевод на английский, который был сделан Executive Intelligence Review: Modern irregular warfare in defence policy and as a military phenomenon. N.Y., 1986).

 

Глава 4

Против кого вооружаются США?

 

Странная сегодня наблюдается картина, читатель. Вроде бы у США уже нет до зубов вооруженного противника в лице СССР, Китай по военной части еще весьма слаб, а в Вашингтоне начали невиданную гонку вооружений.

Администрация президента США в феврале 2002-го предложила конгрессу план, по которому к 2007 году расходы на оборону планируется довести до 451,4 млрд долларов. Это всего на 0,4 млрд долларов меньше, чем рекордный военный бюджет США эпохи холодной войны – в 1985 году он составил 451,8 млрд долларов.

Это, а также заявленный президентом Бушем план сделать бюджет США 2003 года «центрированным» на военных расходах и имеющим 10 млрд «военного резерва», ясно обозначает общую тенденцию: государственный бюджет становится бюджетом войны.

 

Как всегда до логического конца доводит рассуждения и решения Администрации США радикально-имперская группа проекта «Новый американский век». Так, ведущий сотрудник этого проекта Вильям Кристолл в своем обращении по поводу объявления о характере и размерах бюджета 2003 года аплодирует своему президенту и говорит о том, что в этом «бюджете войны» предусматривается не только закладка 10-миллиардного резерва, но и резкое увеличение затрат на перспективное вооружение. Это не только национальная ПРО и космические системы, но и повышение жалованья для военных, и улучшение их медицинского обслуживания, и разработки в области высокоточного оружия, беспилотной авиации и систем связи – http://newamericancentury.org/defensebudeet-012402.htm.

 

На чисто военные цели только США, не считая их союзников и стран НАТО, в ближайшие пять лет инвестируют 2 триллиона долларов! До этого США все девяностые годы, не переставая, инвестировали примерно по триллиону в три года.

Удивляться тому, что госбюджет США становится бюджетом войны, не стоит. Что же тут может быть удивительного, если после событий 11 сентября 2001 года Буш официально много раз заявлял, что США находятся в состоянии войны на долгие годы – как минимум на десятилетие?

Это только наши генералы и политики почему-то восприняли эти многократные, четкие, абсолютно официозные заявления как метафору, пиарные преувеличения и пр.

А война между тем уже объявлена. Кто же становится противником США в этой войне? Оставаясь в здравом уме, этого никто не в состоянии точно определить.

Ну и что? Противника нет, а война – «первая война XXI века, которую надо выиграть» («win the first war of the 21-st century»), как заявляет Дж. Буш, – уже есть.

К этой диалектике нового типа, значительно превосходящей оруэлловскую (помните, «Свобода – это рабство», «Любовь – это ненависть» и пр. в романе «1984»), пора привыкать и учиться действовать в условиях такой выворотной логики.

Почему ветер дует – потому что деревья качаются.

Кто виляет – собака или хвост? Хвост собакой?

 

Напомню, что это название прелюбопытного фильма «Хвост виляет собакой» (Wag the Dog), который в российском прокате вышел под названием «Плутовство». Фильм вышел за год до начала войны США-НАТО против Сербии-Югославии и во имя «спасения от геноцида против косовских албанцев». Сюжет фильма таков: накануне президентских выборов в прессу попадает скандальный материал о том, что ныне действующий и собирающийся переизбираться президент США соблазнил несовершеннолетнюю; в результате команда «попавшего» верховного главнокомандующего и главы США приглашает специалиста по нестандартным решениям (его великолепно играет Роберт де Ниро), который, чтобы отвлечь внимание населения и добыть дополнительные очки в избирательной борьбе, устраивает с помощью Голливуда «небольшую войну с Албанией»; президент в итоге спасен и переизбран. Выдающейся находкой создателей фильма является не только правильное обозначение смысла современной логики («Хвост виляет собакой»), но и блестящее отражение стиля действующих по подобной логике. Когда героя де Ниро помощники проштрафившегося президента в оторопи спрашивают: «А почему война должна быть с Албанией?», тот недоуменно отвечает: «А почему нет?» Нельзя не отметить и выдающиеся чувство юмора руководства телеканала ОРТ, которое за день до «всенародных» думских выборов 1999 года специально показало этот фильм – после двух месяцев разбора Доренко тазобедренного сустава Е. Примакова и пр.

 

Почему в сентябре 2001 года США решили бомбить Афганистан? Потому что в декабре, через три месяца после сентября, была найдена «абсолютно подлинная» видеозапись с бен Ладеном, в которой он подробно разъяснил мировой общественности свою роль в уничтожении двух башен Всемирного торгового центра. Причем ни у кого не должно остаться сомнений в том, что именно бен Ладен – главный террорист, поскольку на этой кассете «человек, похожий на бен Ладена», делал все так, как это было нужно спецслужбам США для всемирного предъявления абсолютно достоверного доказательства по Си-эн-эн.

 

Трудно здесь указать весь массив серьезных аналитических работ, которые однозначно показывают, что руководство США прямо не заинтересовано в обнаружении реальных виновных в страшных событиях 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке. В русскоязычной прессе есть прекрасные статьи Б. Кагарлицкого, А. Ермакова и др. Хороший анализ представлен в вышедшем по следам событий сентябрьском, 2001 г. номере «Стрингера». Но на Западе, и даже в самих «развитых странах», также огромно число тех, кто указывает на нежелание руководства США вести расследование. В частности, генерал Андреас фон Бюлов, бывший статс-секретарь в министерстве обороны и министр обороны Германии, бывший глава парламентской комиссии по надзору над службами безопасности, в начале 2002 года выступил с опровержением официальной версии того, что случилось 11 сентября 2001 года в США. Главное, что его поражает, – это почему конгресс не потребовал расследования того, что в действительности имело место в тот ужасный день (Америкэн Фри Пресс (АФП). 28 янв. 2002 – http://www.americanfreepress.net).

 

…Для чего нужен такой огромный военный бюджет?

Мне лично абсолютно ясно – для победы в организуемой Пятой мировой войне.

 

В 1992-м Буш-старший в полной эйфории объявил миру о победе США в холодной войне. Эту речь много раз показывали по западному телевидению. Государственный секретарь США Дж. Бейкер по-бухгалтерски сухо пояснял в эти дни: «Мы истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы достичь победы в холодной войне против России».

Новые триллионы (по 2 в пять лет) – это инвестиции в очередную победу в 2000-х годах. Но кто будет проигравшим?

На этот раз противник настолько размыт и «повсюден» (используем замечательный термин В.И. Вернадского, открывшего феномен «повсюдности» жизни как основания биосферы), что реальным противником США является человечество.

А совсем конкретно, вероятно, будут «ломать» Китай (больше попросту и некого). И если дело будет и дальше идти так, как оно идет сейчас, то драться с Китаем будут русским пушечным мясом.

 

Глава 5

Война сплошная и непрерывная

 

Пятая мировая война, на пороге которой мы находимся, будет сплошной. Она будет состоять из множества боевых процессов, одновременно происходящих по разным направлениям, содержаниям и составу участников. Время и боевые действия совершенно сольются и превратятся в нечто, что предельно точно обозначил замечательный российский геополитик В.Л. Цымбурский как «непрерывность стратегического процесса» ( Цымбурский В. Л. Сверхдлинные военные циклы // Русский Журнал (Политика. Лекции). 20 июля 2001 – www.russ.ru/poli-tics/meta/20010720-tzim.html).

Подобным процессуальным характером уже во многом отличалась холодная война (прошу обратить внимание, что я считаю необходимым писать это выражение – «холодная война» без кавычек). Она, составляясь из многих, разбросанных по всему миру локальных войн, в которых за полвека погибли до 20 млн человек, стала почти непрерывной. Это очень хорошо обозначил военный статистик Б. Урланис, характеризуя частотность боев в первых двух мировых войнах: «…Трудно говорить о каком-либо интервале между битвами… Вся война представляет собой как бы непрерывную цепь битв» (Урланис Б. История военных потерь. – СПб., 1994, цит. по ст.: Цымбурский В.Л. Сверхдлинные военные циклы // Русский Журнал (Политика. Лекции). 20 июля 2001 – www.russ.ru/poli-tics/meta/20010720-tzim.html).

Третья мировая война 1945-1991 годов уже во многом имела характер если еще не единого процесса, то как минимум уже не состояния – т. е. четко отграниченного и определенного момента начала и конца войны, с объявлением о «состоянии войны» и с прекращением состояния войны в результате акта капитуляции. Уже тогда было непонятно, где кончаются боевые действия и начинается мир, где экономика переходит в подрывные операции, а культура – в идеологические наступления.

Вооруженные конфликты на чужой территории между двумя сверхдержавами следовали один за другим, погибало огромное количество людей – и при этом большинство населения было абсолютно уверено в том, что они наконец-то живут в мирное время и «главное, чтобы не было войны». Если у кого-то и были представления о реально происходящих в этот период войнах, то они казались просто «странными». Именно так, кстати, четко обозначил Первую Чеченскую войну (которая, как мы помним, вовсе была не войной, а системой мероприятий «по восстановлению конституционного порядка») бывший президент Ингушетии, военный человек генерал-лейтенант Руслан Аушев.

Исключительно процессуальный характер приобрела Четвертая мировая война, построенная на применении «финансовой бомбы» и наращивании консциентального оружия – т. е. оружия, поражающего сознание (от лат. constientia – сознание, совесть).

 

Пятая мировая война станет уже исключительно процессуальной, причем одновременно идущей по множеству направлений, «гроздьями» и «пучками», многими «роями» (если вспомнить термин Джона Аркиллы). На смену странным войнам второй половины XX века – многим непрерывным войнам в мирное время – грядет сплошная война, когда сам мир и является абсолютной войной. Разницы между войной и миром не сможет определить никто.

 

Очень тонко чувствуют это лучшие российские профессионалы военного дела.

Так, генерал-полковник запаса Леонид Григорьевич Ивашов, последний профессиональный защитник Родины с блестящим образованием, исключительно сильный военный дипломат, в своих статьях четко указывает на «методологический принцип утверждения контрольно-управленческих функций над регионами и странами – „управление через хаос“ (Ивашов Л. Г. Управление через хаос // Советская Россия, n24, 2 марта 2002). Также чутко и верно он определяет ситуацию как близкую к „мировой трагедии, к так называемому феномену «мировой гражданской войны“ (Ивашов Л. Г. Россия, шарахающаяся из стороны в сторону// Независимое военное обозрение. n7, 1-14 марта 2002).

Единственный недостаток, с моей точки зрения, состоит в том, что хаос и «мировая гражданская война» – это в начале XXI века уже очень метафорические и неточные, построенные больше по аналогии, термины. Также минус этих терминов состоит в том, что создавали их наши противники для своих собственных целей, поэтому они отражают не понятия, необходимые для организации соответствующей обороны и армии, а общее название того, что для нас будет происходить в виде «естественного» процесса – т. е. просто все понимают, что хаос, а откуда хаос и как этот хаос организован, уже почти никто не понимает и даже неспособен понять.

Надо ясно и определенно говорить о вот-вот готовой начаться Пятой мировой войне. Да, это сразу показывает нашу полную, сверху донизу неготовность к этой войне и абсолютную готовность наших генералов и политиков к войнам начала – середины прошлого XX века. Что ж, честная правда, как она ни горька и страшна, все же лучше для России и мира, чем сладкие иллюзии «приобщения к мировой цивилизации» по пути страны на кладбище.

 

Для такой нарождающейся на наших глазах сплошной войны недееспособный политический класс во многих странах мира с удовольствием принял еще один эвфемизм новых кочевников: «борьба с мировым терроризмом», «антитеррористические операции». Это также очень опасное заблуждение, требующее дисквалификации тех, кто с серьезным выражением на лице произносит эти бессмысленные слова.

Сплошная война требует новых лиц и голов и тем более новых армий и вооружений.

Чтобы хоть как-то описать природу грядущей войны, укажем на один случай. Один изобретатель в западно-сибирском городке Урай в начале 90-х годов предложил совершенно новый вид шахмат. Он назвал их «мерцающими». Идея была проста, как все гениальное. Вмонтировать в стандартные шахматные фигуры функцию смены их достоинства. Например, ты видишь пешку противника, а через пять секунд она уже – раз! – и ферзь или слон. Этот изобретатель даже умудрился устроить где-то на границе с Китаем первый и последний чемпионат мира по таким «мерцающим шахматам».

С моей точки зрения, грядущая сплошная война и будет именно такой «мерцающей» войной. Противник вдруг возникает и вдруг пропадает, подставляя союзника или друга. Пропадает географически конкретный и достаточно постоянный театр военных действий (ТВД), а сами военные действия кардинально меняют свою природу и представленность в пространстве.

Пространство и время в возникающей практике войны становятся взаимопроникающими категориями.

Любой неверный шаг и методологическая слабость здесь будут очень дорого стоить.

Можно указать только на один простой и наглядный пример.

Какой-то российский «стратег» через несколько дней после 11 сентября 2001 года поспешил радостно отрапортовать о том, что у чеченских боевиков нашли компакт-диск с учебным пособием по вождению самолетов.

Замысел «стратега» был прозрачен до неприличия – заставить «мировое сообщество» признать чеченских боевиков международными террористами.

Но здесь и была допущена грубейшая методологическая ошибка, в результате которой: а) Россию по-прежнему упрекают Чечней; б) по всему южному периметру России – в ее «подбрюшье» – возникает физическое военное присутствие США и НАТО; в) резко усиливаются позиции чеченских боевиков в РФ и само их количество.

Непродуманное и невыверенное действие в формате спецоперации привело только к тому, что у США через полгода после этой глупости появились дополнительные основания для присутствия в Грузии, в сердце Кавказа. В самом деле: для чего в Грузии появляются американские военные? Как для чего – для наведения порядка в Панкисском ущелье. А хорошо ли, прилично ли американским военным появляться в Грузии? Правильно, присутствие американских военных в Грузии недостаточно, и для искоренения международного терроризма в самой Чечне надо бы американским военным вместе со славным НАТО прямо туда и идти, наводить порядок в самой Чечне. А можно ли прямо в Чечню? А как же, ведь в этой Чечне, помимо беспорядка, который вызван неспособностью РФ в одиночку справиться с международными террористами, еще и, как пить дать, готовится очередной террористический акт против США – спасибо нашим коллегам из российских спецслужб, они нас уже в прошлом сентябре предупредили об этом.

«Президент России Владимир Путин сделал ставку на то, что присоединение России к войне против терроризма даст ей стратегические преимущества на Кавказе; а вместо этого Шеварднадзе, судя по всему, переиграл его, использовав кампанию против „Аль-Каиды“ в качестве предлога для приглашения в страну американцев. Если американские военные там закрепятся, то это воспримется как геополитический эквивалент изгнания России из зоны ее собственного влияния и как коварный шаг Грузии, направленный на то, чтобы превратить настрой России на сотрудничество с президентом Бушем в возможность решительно освободиться от влияния Москвы. Личные взаимоотношения президентов Буша и Путина могут быть теплыми и пушистыми, однако геополитика есть геополитика»; Karon Tony. Почему «Москва пребывает вне себя от ярости из-за проникновения Соединенных Штатов в Грузию» // The Time. 27 февраля 2002.

 

Предлагаю для наших «стратегов» логическую задачу. Итак, кто в первую голову виноват в появлении войск США в Средней Азии?.. Не угадали: «По мере того как оседает пыль, поднятая боевыми действиями в Афганистане, и независимо от того, в чем заключаются цели США в этом регионе, становится ясно, что российская армия в своем нынешнем состоянии оказалась неспособной дать адекватный ответ на глобальную угрозу со стороны талибов. Министерство обороны и российский Генштаб почти ничего не сделали для борьбы с наркоторговлей и угрозой расширения исламского фундаментализма в Средней Азии. Неспособность ответить на эти важнейшие угрозы, возникшие за последнее десятилетие, стала одним из факторов, вызвавших цепочку событий, которые и привели к антитеррористической операции в Афганистане…» (Отказ России от военной реформы привел к вводу в Среднюю Азию вооруженных сил США // Ариэль Коэн. 23 янв. 2002 – (c) Eurasianet – http://www.eurasianet.org). Кстати, обратите внимание на эту Евразия-сеть – прекрасный образчик передового отряда социальной сетевой воины.

 

Самое же наивное состоит в предположении, что чеченский боевик для Запада – террорист или может быть таковым. Для Запада это всегда «сукин сын, но это их сукин сын!». И как могут наши доблестные «стратеги» надеяться на изменение позиции США и НАТО по поводу происходящего в Чечне после того, как еще в 1997 году был опубликован «Мировой бестселлер» ветерана британской разведки, известного писателя Джона Ле Карре «Наша игра», в котором он прекрасно описал и показал, на чьей стороне «развитый мир» и что никогда России не будут прощены ее «имперские грехи» на Кавказе. И это после того, как была выведена на чистую воду британская гуманитарная неполитическая, нерелигиозная благотворительная организация «Хэйло траст» (Halo Trust), созданная 12 лет назад и базирующаяся в Лондоне, сотрудники которой учили бандитов в Чечне подрывному делу под «крышей» разминирования зоны боевых действий?..

 

«Проникновение в Чечню британцы начали в 1997 году… Въезжая под видом коммерсантов в нашу страну, они нигде, вопреки российским законам, не регистрировались и по отлаженным каналам перебирались из Москвы в Чечню. Там их встретили хорошо. В соответствии с указанием Масхадова „Хэйло траст“ были выделены помещение в Старом Ачхое и охрана из состава так называемой Службы национальной безопасности. В поездках по Чечне британцев сопровождали до тридцати боевиков.

Начав свою деятельность весной 1997 года, представитель «Хэйло траст» гражданин Зимбабве Томас Дибб уже 17 июня того же года представляет в Лондон подробнейший документ на 13 страницах. В рамках армейской терминологии он является квалифицированной разведсводкой, содержащей результаты топогеодезического и инженерного обследования всей территории Ичкерии, контролируемой незаконными вооруженными формированиями. В частности, помимо размещения минных полей Дибб указывает точные координаты мостов, бывших пунктов базирования федеральных войск и других объектов инфраструктуры. Для сбора этих сведений была создана сеть информаторов, каждый из которых получил кодовое имя – Омар, Хасан, Хуссейн и т.д.

Обращает на себя внимание высочайшая (до секунд) точность указания координат. Причем их определение проводилось в соответствии с западными картографическими стандартами. Как правило, такая точность достигается лишь при использовании военного варианта приемников спутниковой навигационной системы НАВСТАР. Между тем до весны 2000 года такие приемники считались секретной аппаратурой и использовались лишь в ВС НАТО. Нельзя не отметить, что топопривязка с помощью приемников спутниковой навигации предшествовала нанесению ударов по территории Ирака и Югославии.

…После обследования территории Чечни «Хэйло траст» приступила к разминированию. По показаниям захваченных в плен боевиков, деятельность эта велась неспешно. Больше преуспели британцы в «обучении местного персонала». За 1997-1999 годы в организованной ими школе прошли обучение до 150 курсантов, набранных из числа местных милиционеров. Каждый из них прошел трехмесячный курс подготовки. По оценке российских военных, так долго готовить специалистов по разминированию не надо – достаточно 20-дневных курсов. Интересно, что своим ученикам английские инструкторы были известны только под кодовыми именами.

Выпускники школы на минные поля не торопились. Значительная их часть стала инструкторами в незаконных вооруженных формированиях. Один из таких «учителей» – Руслан Джабраилов – был захвачен в плен федеральными войсками летом 2000 года. Одновременно в руки ФСБ попали видеокассеты, на которых тщательно и профессионально заснят процесс обучения. Камера зафиксировала, как «специалисты по гуманитарному разминированию» учатся устанавливать противопехотные мины. Крупным планом показывается, как приводить их в боевое положение, как маскировать, используя местные предметы. Подчеркивается, что чеку от взведенной мины нужно обязательно сдать командиру, ведущему «учет и контроль» за установкой минных полей. Голос за кадром предостерегает курсанта, повторяющего вслед за инструктором действия по установке ПМН-2: «Осторожнее, а то станешь первым шахидом».

Григорьев С. Гуманитарное разминирование оборачивается террором // Независимое военное обозрение. 18 августа 2000.

 

Более того, типичный, многократно продемонстрированный ход американской военно-политической машины состоит в том, чтобы выждать нужный момент и резко поменять – на 180 и больше градусов – свое отношение к любым боевикам.

Так было с талибами, являющимися в чистом виде творением, креатурой самих США (эти обстоятельства подробно изложены в статье Патрика Мартина «США планировали войну в Афганистане задолго до 11 сентября». Статья была опубликована на английской странице World Socialist Web Site (MCBC) 20 ноября. 2001 – http:// wsws.org/ru/2001/dez2001/plan-d03.shtml), с которыми они буквально вплоть до начала августа 2001 года (т.е. за месяц до 11 сентября 2001 года) еще вели интенсивные переговоры о сотрудничестве. Так было и с Освободительной армией Косово (OAK), которую буквально до последнего момента – до марта-апреля 1998 года, т. е. до первого месяца войны против Югославии, – США официально называли террористической организацией и которую до этих пор кормили и обучали немцы. И только в первый месяц войны против Югославии США резко признали OAK и сделали на нее ставку, в том числе перехватив руководство OAK у Германии. «Мерцающие» шахматы – в жизни!

Так будет и с чеченскими бандитами, которых, если США и НАТО это понадобится, станут по-прежнему называть «освободителями», «повстанцами» и «комбатантами». А если потребуется, то и не только «бандитами» и «террористами», но и «врагами рода человеческого» обзовут и признают – чтобы в нужный момент войти в Чечню своими войсками и превратить пока еще внутренний конфликт в международную войну.

Если наши «профессионалы» думают, что присутствие в Грузии американских военных США несколько скрасят помощью Российской армии в борьбе против чеченских «международных террористов», то, со своей дилетантской колокольни, спешу их поздравить: они глубоко ошибаются. США пришли в Грузию для трех задач: а) координации воздушных налетов на Ирак, б) организации долговременного военно-политического физического присутствия в центре Кавказа и СНГ, в) усиления боеспособности чеченских боевиков как фактора, на котором держится кавказская дуга нестабильности. Среди этих трех и, возможно, еще ряда задач одна точно отсутствует – помощь России. Помогать России никто на Западе не собирается.

 

…Помню, в детстве во дворе мы вечно улыбающихся и подхихикивающих, очень уверенных в себе парней называли почему-то «жизнерадостными рахитами». Не знаю почему. Но это выражение просто просится на язык сегодня в качестве адекватного обозначения состояния нашей политической «элиты», военных и прочих «профессионалов», допускающих такие «плюхи». Именно счастливое неведение является питательной средой организаторов сплошной войны и возможного полного разгрома России.

Наши специалисты-силовики сегодня абсолютно не готовы к действиям в условиях войны, близкой к сплошной. Что же будет, если начнется война нового типа?..

 

Глава 6

Ядерное оружие в Пятой мировой войне

 

При словах «ядерное оружие» принято бледнеть, точно полотно, хвататься за сердце и падать без чувств. А зря.

Акцент на ядерном оружии и создание моделей глобального уничтожения с помощью атомных бомб в период Третьей мировой (холодной) войны, сыграл, с моей точки зрения, злую шутку с военными аналитиками и политиками.

По-голливудски эффектные картинки ядерной войны и «ядерной зимы» (модель академика Н.Н. Моисеева) выполнили дезориентирующую функцию. Пугали ядерной войной и атомными бомбами, строили бомбоубежища, а попали в народившуюся и выросшую до всемирных размеров сплошную войну, включающую множество локальных, малых и очень маленьких войн.

Спецслужбы сколачивали «движения за мир во всем мире», математики считали количество раз, которыми можно уничтожить все живое на Земле, в это же самое время подспудно вырастали специалисты-практики совсем новых всемирных войн.

 

На сегодня существует большое количество разработок и описаний таких войн и их элементов. Но они, увы, малоизвестны даже для специалистов.

Достаточно указать на следующие термины и понятия: малая война – термин М. А. Дробова (Дробов М. А. Малая война. Партизанство и диверсии. – М. Государственное военное издательство, 1931); мятежевойна – термин эмигранта Евгения Эдуардовича Мессмера («Ведение войны – искусство. Ведение мятежа (революции) – тоже искусство. Сейчас возникает новое искусство – ведение мятежевойны… Стратегия мятежевойны имеет своею перманентной и тоталитарной задачей „взять в полон“ вражеский народ» – см. кн.. «Лик современной войны», 1957, «Мятеж – имя третьей всемирной», 1960, «Современные офицеры», 1961, «Всемирная мятежевойна», 1971. Важная публикация: Феномен мятежевойны // Независимое военное обозрение. n35. 21 сентября 2001 / Подгот. И. Домнин; см. также: Гриняев Сергей. «Сетевая война по-американски». (она развивает теорию «мятежевойны», выдвинутую русским ученым-эмигрантом) // Независимое военное обозрение. 15 февр. 2002 – http://www.mfit.ru/defensive/pub=30.html. Интересно краткое определение мятежевойны, данное полковником российского Генштаба Сергеем Валентиновичем Анчуковым в 2000 году (Е.А. Месснер также был полковником Генерального штаба – только императорской России): «Стратегия мятежвойны – это действительно отклонение от догм классического военного искусства. Это стратегия непрямых действий, в которой выигрывает не тот, кто одержал победу в горячей войне ценой невероятных потерь, а тот, кто обеспечил ПОБЕДУ до начала военных действий, в незримом сражении за душу народа» // Замечания о «мятежевойне» – http://whiteworld.ruweb.info/ rubriki/000101 /001 /01092204.htm); неправильная, иррегулярная, или малая, война – термин генерала Ф. фон Хейдта (Freiherr von der Heydte. Friedrich A. Der moderne Kleinrieg als wehrpolitisches und militaerisches Phaenomen, 1972); сетевая война – netwar – термин аналитиков корпорации «Рэнд» (Networks and Netwars: The Future of Terror, Crime, and Militancy. John Arquilla, David Ronfeldt. RAND, 2001, http://www.rand.org/publications/MR/MR1382/); войны шестого поколения, или бесконтактные войны – автор понятий – генерал-майор в отставке В.И. Слипченко («Это очень короткие войны, нацеленные прежде всего на уничтожение экономики вражеского государства. Не пересекая территориальных границ, можно разрушить военные базы, информационные центры и промышленные объекты на территории противника. Делается это в первую очередь ударами высокоточных ракет… В войне нового, шестого, поколения живая сила – например, сухопутные войска – никак не влияет на ситуацию, да и противнику совершенно неинтересна. В Югославии погибли всего 524 человека, но страна полностью обезоружена. Оставшись без экономики и вооруженных сил, государство фактически теряет независимость». «Безнаказанная агрессия. В Афганистане отработаны бесконтактные войны будущего: Интервью с военным аналитиком, доктором наук, профессором, генерал-майором в отставке Владимиром Слипченко» // Независимое обозрение. n4. 2002); консциентальные войны (термин Ю.В. Крупнова и Ю.В. Громыко (см. изданный нами в 1996 году специальный выпуск альманаха «Россия-2010» «Кому будет принадлежать консциентальное оружие в XXI веке?» – http://www.dataforce.net/~metuniv/ consor/title.htm); пуантилистские войны – от французского слова «точка» – термины историка А. Фурсова (Фурсов А. Мир на рубеже столетий // Культура. 21-27 февр. 2002).

Можно еще долго приводить примеры иных попыток определить и обозначить реальность многих локально-точечных войн, происходящих одновременно по всему миру (Так, огромное количество авторов описывает информационную войну – термин исходно американский; бывший министр обороны РФ И. Родионов говорил о провокационной войне // Русский Журнал – www.russ.ru/Dolitics/polemics/20010717-war.html. Много других терминов предложено на сегодня для обозначения принципиально нового характера и содержания военного дела.

Такой множественно-пуантилистский массив войн нового типа неожиданно ко времени развала СССР вырос в реальность более реальную, чем фантазии на тему «ядерной зимы». Кругом вроде бы какие-то отдельные точки да крючочки, а в целом – если смотреть на этот пуантилизм глазами импрессиониста, способного схватить картину в целом, то выйдет – всемирная хорошо организованная и дирижируемая война. Без всяких ядерных атак достигаются жуткие разрушения.

 

Однако из этого вовсе не следует, что ядерное оружие окончательно прописано по политическому ведомству и перестало быть собственно оружием.

Как раз наоборот. Выросшая под спудом ядерного противостояния двух сверхдержав процессуально-сплошная война оказывается принципиально неразборчивой к выбору средств достижения победы.

Именно в этом принципиальном безразличии к средствам и кроется своеобразная мощь сплошной войны. «Если потребуется, с точки зрения эффективности, – ну что ж, можно и атомную бомбу применить!» – к великому несчастью, примерно так сегодня вынуждены рассуждать многие стратеги, кожей чувствующие реальность надвигающейся сплошной войны.

Вовсе не случайно заместитель госсекретаря США по контролю над вооружениями и международной безопасности Джон Болтон (Undersecretary of State for Arms Control and International Security John Bolton) выступил со зловещими заявлениями 22 февраля 2002 г. в интервью газете «Вашингтон Таймс». Эта газета традиционно используется для вброса и первичной обкатки скользких заявлений. Болтон сказал, что администрация Джорджа Буша более не намерена придерживаться обязательств не наносить первой ядерного удара по странам, не обладающим ядерным оружием (Обязательство не применять ядерное оружие против стран, не обладающих таким оружием, так называемые «негативные гарантии безопасности», закреплено резолюцией Совета Безопасности ООН n984. В 1995 году Уоррен Кристофер, занимавший должность госсекретаря в администрации Билла Клинтона, подтвердил намерение Вашингтона придерживаться занятых позиций. К словам Кристофера присоединились все члены Совета Безопасности ООН, обладатели ядерного оружия. На основании этих заявлений была принята соответствующая резолюция), и что, хотя Вашингтон и «не ищет случая» применить свое ядерное оружие, он «в состоянии сделать все, что окажется необходимым в целях защиты своего невинного гражданского населения» («we would do whatever is necessary to defend America's innocent civilian population»).

Важно подчеркнуть, что Болтон сделал это заявление на следующий день после того, как вернулся из Москвы с переговоров по сокращению ядерных вооружений и по подготовке визита Дж. Буша в Россию в мае 2002 года.

И, несмотря на то что в тот же день официальный спикер Госсекретаря Ричард Ваучер (regular State Department briefing, spokesman Richard Boucher) полностью подтвердил предыдущие обязательства администрации США и твердо сказал, что «никаких изменений в политике США в области ядерных вооружений нет. Все, что я говорил сегодня, последовательно и неизменно заявляется в течение последних 20 или 30 лет…», сам факт выступления Болтона и отсутствие адресного опровержения его заявлений означает как минимум то, что часть администрации США думает так, как Болтон.

Получается, что их религия – это рыночная эффективность, минимум затрат при максимуме результата. Пока применять ядерные заряды в Европе невыгодно в силу тяжелых последствий. А вот Азия или Россия – совсем другое дело.

Это, кстати, сразу уловила и поняла даже по невнятным сообщениям российской прессы актриса Клара Лучко, приглашенная на передачу В. Познера «Времена». Однако ее попытка акцентировать внимание на кардинальном сдвиге в установках американского истеблишмента была тотчас прервана юрким Познером и благодушно-иронически проигнорирована сидящими рядом высокопоставленными военными, «настоящими профессионалами».

Закономерно появление в печати сообщения о том, что в рассекреченных записях Никсона обнаружилось следующее: бывший Президент США незадолго перед окончанием войны во Вьетнаме, в ситуации очевидного проигрыша США, прямо высказывался в пользу применения ядерного оружия. И хотя якобы Киссинджер его отговорил, но факт тем не менее остается фактом – да еще на фоне бывших за двадцать лет до этого Хиросимы и Нагасаки.

Но дело даже не в том, что так думал «нехороший» Никсон, а «хороший» Киссинджер его отговаривал. А в том, что вброс данной «информации» происходит в одно время с выступлением Болтона, после высказываний «специалистов» в сентябре 2001 года о возможности применения в Афганистане тактического ядерного оружия, и с массой других «мелочей» по данному поводу.

 

Общественное сознание в мире приучают к тому, что применение атомной бомбы возможно, пусть даже в крайнем случае. Тем более что уже «и дети знают», что, помимо «стратегического» атомного оружия, еще бывает и «тактическое», для «ограниченного применения» с «локальными и контролируемыми последствиями» на определенных ТВД.

Еще недавно нам казалось, что Америка никогда не пустит в ход свое ядерное оружие. До сих пор наши местечковые «аналитики» на все лады твердят об опасности экологических катастроф. «Этого не может быть, потому что не может быть никогда!» – вопят они, закатывая очи. Примерно о том же самом говорит даже такой умница, как генерал Слипченко в своих «Войнах шестого поколения».

А вот мы считаем иначе. С превращением США в единственного гегемона Земли всякие внутренние барьеры для применения ими ядерного оружия исчезают. Они все смелее говорят о том, что нужно применять его – и даже первыми – превентивно. И никто не боится никакой всепланетной катастрофы с какой-то там «ядерной зимой».

И вот уже глава пентагоновского управления по снижению угроз Стивен Янгер (2002 г.) вполне деловито рассуждает о том, что Америка должна уничтожать бактериологическое и химическое оружие в других странах не только бомбами с обычной взрывчаткой и не одними лишь ядерными зарядами малой силы, но и самыми мощными водородными бомбами. Такими, которые готовили когда-то для войны с СССР. Логика пентагоновского «мозговика» очень проста: малосильные боеприпасы могут не полностью разрушить бункеры-укрытия, и хранящиеся в них смертоносные газы или бактерии могут вырваться наружу. А потому – ради блага всего человечества – нужно полностью испарить эти бункеры, выжечь все их содержимое в огненном шаре ядерного взрыва. Соответственно, тут без боеприпасов в сотни килотонн и даже в мегатонны никак не обойтись.

Не может ли статься так, что по мере ослабления России бункеры для уничтожения найдутся и на ее территории? (Завтра, № 43, 2002). Впрочем, до этого времени опыт Хиросимы и Нагасаки наверняка успеют повторить в каких-нибудь странах поменьше. Может быть, в Северной Корее. Может, в Иране.

Нелишним будет указать и на чрезвычайно опасные и уже сегодня существующие ситуации противостояния между Израилем и Палестиной и между Индией и Пакистаном. Напомним, что у трех из этих четырех стран есть ядерное оружие.

Когда десять лет назад пакистанцы выходили на демонстрации с лозунгами «Мы будем есть траву, но у нас будет ядерное оружие», то вряд ли они рассматривали свое отечественное ядерное оружие в качестве исключительно музейно-престижного экспоната…

Наконец, ядерное оружие и обычное оружие понемногу смыкаются по своей действенности и силе уничтожения.

Сверхточное оружие или, к примеру, термобарическая (вакуумная) бомба, уничтожающая все живое в закрытом пространстве ущелья или долины, – это, разумеется, не атомное оружие, но по действию уже почти приближается к нему (Только в один день, в субботу 2 марта 2002 года, по данным Associated Press, американская авиация сбросила в место предполагаемого скопления талибов в горах две так называемые «термобарические» бомбы, уничтожающие живую силу в замкнутых пространствах – бункерах и пещерах).

Можно долго рассуждать и о других видах «самого обычного» оружия, которое действует фактически с такими же последствиями, как и атомное.

Огромная работа в области анализа современных проблем военного дела и современных систем оружия проделана международной группой аналитиков и политиков под руководством кандидата в президенты США Линдона Ларуша. Вообще, сообщество, которое возглавляет этот выдающийся ум и политик современности, проводит гигантскую деятельность по анализу и представлению современных методологий и концепции, в том числе и в военной области. Это именно они переиздали на немецком и перевели на английский чрезвычайно глубокую книгу Ф. Фон Хейдта «Неправильная война». По поводу фактического слияния ядерного и «обычного» типов еще в 1999-м Ларуш считал, что нас ждет бурное развитие ядерного оружия со специальными эффектами. Такое оружие, основанное на управляемых ядерных и термоядерных реакциях, предназначено не для массовых убийств, тотального разрушения и радиационного поражения миллионов человек. Нет, Ларуш убежден в том, что ядерное оружие нового поколения сможет вырабатывать, например, сильный электромагнитный импульс, который уничтожит компьютеры и другие технологии «информационной эры» на огромной площади. Это способно парализовать экономику США и Западной Европы по меньшей мере на несколько месяцев. По мнению Ларуша, такое ядерное оружие нового типа откроет эпоху совершенно новых войн. Скажем, для экономически разоренной России оружие нового типа становится единственной заменой огромных войсковых соединений при боевых действиях в Средней Азии и на Кавказе.

 

 

«The emerging revolution in military strategy»: «Lyndon LaRouche issued a statement, in which he pointed to the emergence of nuclear „special effects“ weapons as a crucial feature of military strategy. He contrasted this to the Clinton administration's and other Western governments' obsessive fixation on „weapons of mass destruction“ as well as conventional warfare» strategies, based on so called «precision weapons» and «information technology». All nuclear powers the US, Russia, Israel, Britain, France, and China are intensely working on nuclear «special effects» weapons.

Such «special effects» weapons, based on controlled nuclear and thermonuclear reactions, do not have the capability for mass killing, indiscriminate destruction and irradiating millions of civilians, which is usually associated with the use nuclear weapons. For example, «special effects» weapons, can generate the «electromagnetic pulse effect,» by using «miniaturized» thermonuclear «detonations» to neutralize computers and similar «information age» technology over a wide area. A «surprise attack» using even a modest total number of such weapons, would paralyze most of the economies of North America and western Europe for not less than months to come.

There are other weapons of a «special effects» type which nuclear and thermonuclear reactions make feasible. LaRouche emphasized, that nuclear «special effects» weapons will «create new dimensions in what today's misinformed people describe as „conventional warfare“. Think of a power, such as today's economically ruined Russia, which has no effective capability for fighting general, conventional warfare in Transcaucasus and Central Asia, except the use of advanced scientific methods to replace the massed military personnel capabilities which no longer exist for virtually any of today's nations, including the USA» // EIR STRATEGIC ALERT. October 7. 1999. Vol.13. n40.

 

 

Существует масса не только специальных публикаций на эту тему (Очень эвристичной является книга известного футуролога и публициста Олвина Тоффлера и его супруги – Alvin and Heidi Toffler. War and Anti-War: Survival at the Dawn of the Twenty-First Century // Little, Brown and Company. N.Y. 1993). Но важно то, что разрушительная и уничтожающая мощь даже вне «обычного» ядерного оружия в настоящее время полностью сопоставима с его мощностью. То есть конечный итоговый эффект может оказаться сегодня одинаково ужасным и непоправимым. И тогда уже не будет важно, какая именно наступит зима – «ядерная» или «термобарическая»…

Ни в коем случае нельзя по инерции рассматривать ядерное оружие как неоружие. Надо быть предельно внимательным – здесь находится «темная» для современного знания и мышления зона.

Стоит прислушаться к предостережению В.Л. Цымбурского: «Нам трудно вообразить обстоятельства, при которых могло бы произойти стратегическое обесценивание ядерной мощи и народы Евро-Атлантики опять оказались бы участниками „абсолютных войн“ за пересмотр мироустройства. Но невозможность изнутри сверхдлинного военного цикла представить, что ему должен когда-то наступить конец, – не свидетельство уникальности нашего положения, а, скорее, общее правило, прослеживаемое в истории. Фридрих II заявил о равновесии, обессмыслившем войны в Европе, за 15 лет до первой из войн Французской революции, а Людендорф выпустил свою „Тотальную войну“ примерно за столько же лет до наступления ядерного тупика. Смена циклов всегда неожиданна, „аки тать в нощи“, предпосылки же распознаются задним числом» (Цымбурский В. Л. Там же).

Впрочем, не успел я дописать эту главку, как газета «Известия» порадовала нас новым сообщением – «Россия попала в список стран, против которых американцы могут использовать ядерное оружие». «В канун визита российского министра влиятельная газета „Лос-Анджелес Таймс“ опубликовала сенсационное, на первый взгляд, сообщение, что по требованию Белого дома Пентагон составил список стран, против которых США должны разработать „резервные варианты использования ядерного оружия“. В него вошли Ирак, Иран, Северная Корея (члены так называемой „оси зла“), Ливия и Сирия (от которых теоретически можно ожидать чего угодно), а также Россия и Китай. Авторы доклада рассматривают три ситуации, при которых возможно использование Америкой ядерного оружия в современных условиях: существование на территории враждебных стран арсеналов ядерного, биологического или химического оружия, как ответ на использование этого оружия против США и, наконец, в случае „чрезвычайного военного развертывания“ в одной из перечисленных стран.

Вашингтонские эксперты ожидают в ближайшие дни жесткой реакции со стороны правительств тех стран, которые стали членами «великолепной семерки». «Это настоящий динамит, – изрек в те дни эксперт из Фонда Карнеги Джозеф Сайринсионе. – Я могу представить, что эти страны будут теперь говорить в ООН».

Однако многие его коллеги в американской столице не уделили этой «сенсации» слишком много внимания.

Сомнения в серьезности подготовленного Пентагоном «секретного доклада» укрепились после того, как его полный текст удалось получить сразу нескольким газетам. Эту публикацию связывают прежде всего с тем, что Америка послала недвусмысленный сигнал Ираку в свете резкого роста напряженности в отношениях между израильтянами и палестинцами. Китаю косвенно также угрожают использованием ядерного оружия в случае, если он нападет на Тайвань. Но при чем здесь Россия? Как указывает в самом докладе один из его авторов, «от России Америка не ожидает никакого непредвиденного развития ситуации», однако США «не могут быть уверены, что отношения с Россией всегда будут такими» («Россия попала в список стран, против которых американцы могут использовать ядерное оружие» // Известия. 10 марта. 2002 – http://izvestia.ru/world/article 15449).

Мне кажется, помимо прямой информации о публикации в «Лос-Анджелес Таймс», что подтверждает факт интенсивной подготовки общественного мнения к сюрпризам, стоит обратить внимание и на тон самой публикации в нашей отечественной газете «Известия». Ее стиль и общий настрой мало отличаются от сотни других сообщений в этом номере газеты на разные темы. Чувствуется, что журналисты газеты уж точно знают, что в целом все в мире нормально, им хорошо и всем хорошо, кроме этих плохих государств из бушевской «оси зла»…

 

Но даже по сравнению с этой завидной жизнерадостностью наших певцов «этого лучшего из миров» поражает комментарий к этому сообщению директора российских и азиатских программ вашингтонского Центра оборонных исследований Николая Злобина: «Подобный доклад, безусловно, свидетельствует об ограниченности интеллектуального ресурса его авторов, узости их взглядов. Но попытаемся понять логику американских военных. Нынешнее улучшение отношений с Москвой они связывают почти исключительно с позицией президента Путина, которая не пользуется твердой поддержкой российской политической элиты. Сегодня, говорят в Америке, Россия не является нашим врагом, но в Москве все может быстро измениться. К сожалению, нынешние отношения двух столиц слишком сильно зависят и от международной политической конъюнктуры. Нет ничего удивительного поэтому, что американские военные хотят перестраховаться, хотя порой и делают они это грубовато и не всегда кстати», Известия. 10 марта. 2002.

Вот так – «все может измениться…»!

 

Глава 7

Присутствие – мощный вид оружия

 

Неприятие расширения НАТО и тем более ужас от размещения американских и натовских войск в эсэнгэшной Средней Азии и в Грузии после 11 сентября 2001 года имеют не только и не столько эмоциональную природу, как это любят выказывать «настоящие аналитики», сколько совершенно реальную угрозу русским.

В наши дни здравый смысл настолько редок, что очень мало людей понимают, что в эпоху глобализации и превращения географии в управление круглым земным шаром (геоидом) сам факт присутствия является мощнейшим комплексным оружием.

Даже в абстрактно-размытой Военной доктрине Российской Федерации, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 21 апреля 2000 года № 706, ясно сказано, что «ввод иностранных войск в нарушение Устава ООН на территории сопредельных с Российской Федерацией и дружественных ей государств» является одной из «основных внешних угроз».

Через организацию связанных узлов присутствия формируется инфраструктура территориальных плацдармов для ведения сетевой войны.

И такая плацдармная сеть, или цепь узлов, является не только и не столько подготовкой к нападению на окружаемую этими базами страну, но непосредственно самими боевыми процессами.

Неслучайно, что заместитель исполнительного директора проекта «Новый американский век» Том Доннелли последовательно проводит идею «расширения имперского периметра США» (Donnelly Тоm. Vеrnоn Loeb // The Washington Post. February. 2002) через физическое присутствие США в Центральной Азии и организации «удерживающей цепи» прежде всего вокруг Китая (страна, которая расположена выше Китая и которая раньше называлась СССР – Россия, похоже, уже мало кого в США интересует как геополитический субъект).

Периметризация также представляет собой цепь операций (помните, мы уже приводили выше образ цепи у Б.Урланиса: «…Трудно говорить о каком-либо интервале между битвами… Вся война представляет собой как бы непрерывную цепь битв») – только не во времени, а в пространстве. Тот же Том Доннелли, с удовольствием обозревая «истерию» (его слово) в китайских СМИ по поводу обустройства США в Центральной Азии, особенно выделяет в одной из пекинских газет выражение «containing chain» и то, что главное, чего боятся и что тяжело переживают китайцы, – это буквально «окружения» (the strategic encirclement) силами США и НАТО.

 

 

«Indeed, from Beijing's point of view, other than the Taliban, the People's Republic of China has been the biggest loser thus far in the war on terrorism.

«Dispatching Troops to Afghanistan by the United States Is Tantamount to Sticking a Dagger in China's Back!» wails a headline in the Chinese press in Hong Kong. «To consolidate and establish its position as the sole global hegemon», the article asserts, the Bush administration has a three-pronged strategy: «to occupy Afghanistan militarily, support a pro-U.S. puppet regime and stick a dagger in China's back» by creating «a containing chain along east China».

This piece, which appeared less than a week after the September 11 attacks, typifies Chinese fears about where the war on terrorism might lead: to the strategic encirclement of Beijing. «If the United States should attack and occupy Afghanistan», the article continues, «it would impose an extremely big threat to the national security of China, and its objectives of modernization and complete national reunification» – such as gaining control of Taiwan – «would be seriously affected. It can be said that if the United States captured Afghanistan at one stroke, it would directly check and disrupt China's… major strategic objectives in the new century».

The initial hysteria of the Chinese popular press has subsided, reflecting both the decision of Chinese leaders to try to exploit American policy to repress China's own Muslim minorities and their recognition that world public opinion sided with the United clement and containment of China have remained a hot topic among Chinese strategists and foreign policy analysts. An essay on the People's Daily website warns that the war on terrorism gives the United States an «excuse» to «surround and contain China. The U.S. will absolutely not give up such a good opportunity».

Through Beijing's eyes, any recent tour of the strategic horizon is bleak and getting bleaker. Russia has permitted American overflights and now basing in former Soviet republics; India looks for a long-term strategic partnership with the United States and has reacted calmly to terrorist attacks by Islamic radicals; Pakistani president Pervez Musharraf has taken extraordinary internal risks to support U.S. policy; and Japan has played a larger military role. While Taiwan has played no significant role in the war in Afghanistan, recent elections on the island cemented the rule of the anti-reunification Democratic Progressive party. And the war on terrorism is bringing the United States closer to the Philippines-and even perhaps to Indonesia and Malaysia.

The presence of American troops in Central Asia is especially surprising and galling to the Chinese. Not only are U.S. troops going to be in Afghanistan and Pakistan for some time, but the Pentagon recently admitted that it «is preparing a military presence in Central Asia that could last for years,» according to the New York Times. And the Pentagon is being remarkably frank about what will surely reinforce Beijing's fears of containment…

…«The aim of U.S. global strategy in these early years of the 21st century,» argues analyst Zhao Linglin in the Beijing-owned Hong Kong newspaper Та Kung Pao, «is to politically integrate the whole world and act as sole world leader. The fight against terrorism has given the United States a good reason to fulfill this claim. Since the end of the Cold War, the United States has gradually expanded its share of influence by launching a series of wars. After the Gulf War of 1991, it assumed control over the Middle East; after the war in Kosovo, it assumed control over East Europe; and over Central Asia through the anti-terrorism war in Afghanistan. Furthermore, after each war, the United States enlarged its pool of allies and organized more and more coalitions» – China's Persecution Complex. They think we're using September 11 to encircle them / Tom Donnelly // Weekly Standard, January 28. 2001.

 

 

Здесь мы выходим даже за рамки диалектики, когда цель – проникновение в бывшую советскую Среднюю Азию – становится средством и наоборот, когда объявление начала войны может вполне оказаться ее реальным концом (а самая настоящая война – самым выдающимся и подлинным миром?).

Как бы то ни было, присутствие американских войск должно являться и является инструментом… всего. «Изменения режимов, политические и судебные реформы, организация экономического развития, сотворение, удержание и сохранение подлинного мира – все это не может быть выполнено вне продолжительного присутствия и наращивания американских вооруженных сил», – вот что, критикуя министра обороны США Рамсфельда, вменяет вооруженным силам своей державы неугомонный Доннелли

 

(«To describe the constabulary role of U.S. armed forces as simply „peacekeeping“ is to misunderstand the importance of armed forces in winning wars, not just winning battles. Regime change, political and judicial reform, economic development – creating, sustaining and preserving a real peace – cannot be accomplished without the continued presence and engagement of American forces, both to provide physical security and evidence of U.S. political interest. If war is a political act, then victory is more than military conquest and the defeat of enemy forces.

…Indeed, what makes American power uniquely relevant – what makes this still «a unipolar moment» – is not just our ability to strike down our enemies anywhere on the planet but our ability to ensure regional security and political freedom afterward»

 MEMORANDUM TO: OPINION LEADERS. TOM DONNELLY. Deputy Executive Director. December 19. 2001 – http://www.newamericancentury. org/peacekeeping-121901.htm).

 

Данная логика является традиционной для США как минимум с середины XIX века и была блестяще продемонстрирована в ходе трехмесячной войны против Югославии (см. интересную статью полковника Евгения Морозова о плане «Анаконда» – геополитической стратегии и тактики США применения блокады для экономического и геополитического удушения противников. Эта стратегия, в частности, основывается на работах адмирала Мэхэна и последующей трактовке этих работ Николасом Спайкмэном. В этом контексте «холодную войну» можно рассматривать как блокаду Евразии: «Рождение „Анаконды“. Тем, кто знает военную историю, название это хорошо знакомо. Так был обозначен стратегический план главнокомандующего союзными войсками в североамериканской Гражданской войне 1861-1865 годов генерала МакКлеллана. Сутью плана было полное блокирование мятежного Юга с суши и моря и постепенное экономическое удушение сырьедобывающих южных штатов индустриальным Севером.

…Оформив свою стратегию в первой крупной войне, США уже не отступали от нее. Вскоре были проведены и соответствующие теоретические разработки. Для нашего читателя наибольший интерес могут представить переведенные на русский язык труды американца А.Мэхэна – «Влияние морской силы на историю. 1660-1783». – М.; Л., 1941; «Влияние морской силы на французскую революцию и империю. (1793-1812)». – М.; 1940 и англичанина Б. Лиддел Гарта «Стратегия непрямых действий» – М.; Воениздат, 1958).

Впрочем, по мнению министра иностранных дел России И.С. Иванова, в пограничном присутствии первой и единственной на сегодня сверхдержавы мира нет ничего такого, что бы вызывало беспокойство: «Иногда спрашивают, не приведет ли это к усилению роли США в регионе и к ущемлению интересов России? С учетом глобальных вопросов, по которым ведется диалог с США, их присутствие в регионе не вызывает беспокойства. Вместе с тем, если бы сохранялся очаг терроризма в регионе, то это продолжало бы вызывать беспокойство. Для России это намного опаснее, чем присутствие США» (стенограмма интервью Министра иностранных дел России И.С. Иванова французской газете «Фигаро» (в сокращенном варианте опубликовано 15 февраля 2002 года) на официальном сервере МИДа – http://www.ln.mid.ru).

В самом деле, что может быть страшнее терроризма?..

 

Глава 8

Когда нет больше границ

 

В Пятой мировой больше не будет географических, ведомственных и дисциплинарных границ. Все сливается в едином действии, которое мы в «Третьем проекте» окрестили метадействием. География летит к черту. Безжалостно стираются грани между бизнесменом и боевиком, между солдатом и журналистом. Крылатая ракета или диверсия – это всего лишь продолжение телерепортажа и наоборот. Отныне нет разделения между армией и правоохранительными органами, между Генштабом и Госпланом.

 

Организация присутствия как боевая задача и выстраивание цепей-периметров вокруг «неправильных» государств и регионов приводит к тому, что география становится следствием искусственной деятельности военно-политических машин и целенаправленных усилий, а не отражением «естественных феноменов», натурально существующих географических объектов.

Если угодно политике войны – возникнет Евроафрика. Надо-и Евразия. В угоду моменту может существовать Молдогрузия или Укрочечня.

Отсюда возникает феномен исчезновения или прямого уничтожения, передвижения (сдвижки) и подрыва границ.

Современная война не признает границ и всегда строится на нарушении границ, на разыгрывании удара по сдвигу разнообразных границ.

 

Как подчеркивают аналитики и практики военного дела, в настоящее время происходит массированное «стирание» и перемещение привычных границ всех типов: географических, мировоззренческих, отраслевых, культурных и др. (см., например, раздел BLURRY BOUNDARIES в предисловии Alvin and Heidi Toffler к сборнику. В частности:

 

«The biggest boundary blur of all is that between „foreign“ and „domestic,“ so that a new term has been invented: „intermestic.“ As the informationalization of the economy proceeds at an ever-accelerating pace, military thinkers, strategists, and planners will need to broaden their focus beyond what have been conventionally regarded as „military matters.“ That means worrying more than some U.S. military leaders do at present about the civilian economy's new intangible vulnerabilities and especially its links to the fast-changing global economy»).

 

Огромное значение имеет стирание ведомственно-отраслевых границ.

В современных противоборствах формируются сложные многоотраслевые комплексы: медиа-эколого-(энверайментально)-промышленно-военные комплексы (термин Ю.В. Громыко) или «военно-промышленно-академические комплексы» (формулировка бывшего министра науки и технологий ФРГ, бессменного в течение 25 лет председателя комитета по разведке Бундестага Андреаса фон Бюлова / Andreas von Bulow. Da sind Spuren wie von einer trampelnden Elefantenherde» // Der Tagesspiegel. January 13. 2002 – http://www2.tagesspiegel.de/archiv/2002/0l/12/ak-sn-in-558560.html). При наличии автономных ядер составных элементов этих комплексов их действие в конечном итоге происходит в единстве, достижение которого и является в настоящее время одним из самых важных секретов, условий боеспособности и обороноспособности страны.

К сожалению, такое единство для России на сегодня еще очень трудная задача, до решения которой ой как далеко!

В последний период войны в Югославии в 1998 году было удивительно наблюдать, как военный дипломат генерал-полковник Леонид Ивашов сумел взять на себя ответственность за весь круг вопросов и буквально «на себе самом» организовать на некоторое время подобие такого межведомственного оборонного комплекса. Даже спецпредставитель В. Черномырдин и министр иностранных дел И. Иванов были обескуражены таким поворотом дела и определенное время бездействовали.

Но «странного Ивашова» убрали под давлением Вашингтона, и решением вопроса «профессионально» занялись Черномырдин с Ивановым. Они, конечно, хотели как лучше, а получилось, как всегда…

 

Глава 9

«Мировой терроризм» – грандиозный блеф новых кочевников

 

Нет сегодня более вредного для России термина и задаваемого им умонастроения, чем «терроризм». Забудьте это слово, потому что само явление терроризма осталось в прошлом веке. Сегодня под флагом «борьбы с международным терроризмом» враг всего человечества ведет свою войну.

 

Термин этот не только не описывает адекватно существующую ситуацию, но и наносит нам, русским, страшный вред. Использование слова «терроризм» и перевод его в конкретные военно-политические мероприятия в России напрямую разрушает страну. Увы, сегодняшний режим только этим и занят.

Собственно говоря, ни бен Ладена, ни Басаева, ни Бараева считать террористами в строго научном значении этого слова нельзя. Почему? Потому что террористы не обывателю кровь пускали, а действовали против носителей власти – против царей, президентов, министров, генералов и губернаторов. При этом террористы прежних времен не были лишены благородства, им и в голову не приходила мысль об уничтожении тысяч ни в чем не повинных людей. Они даже жизнью жертвовали, не помышляя об уходе с места теракта. Террористами выступали русские народовольцы, убившие Александра II. Террористом был серб Гаврила Принцип, стрелявший в эрцгерцога Франца Фердинанда. Террористом был знаменитый Бут, убивший пулей из «Деринджера» вождя победивших северян – президента Авраама Линкольна.

Но очень скоро смысл слова «терроризм» стали искажать. Терроризмом в XX веке стали называть отдельные эпизоды неправильной (иррегулярной) Третьей мировой войны двух сверхдержав за сохранение (для одних) и за передел (для других) ялтинского мироустройства, хотя на самом деле то были партизанские или диверсионные операции. В борьбе со сверхдержавами второй половины XX века приходилось охотиться за головами вражеских вельмож, срезать снайперскими пулями чужих генералов, убивать солдат США или Израиля.

Во второй половине XX века, однако, возникает новая, искаженная версия террора: «Давайте убивать не фюреров, не царей и генералов, а подвластное им мирное население. Дескать, тогда оно так обозлится на своих вождей, что восстанет против них или заставит их прекратить войну и капитулировать перед нами». И первыми этим путем пошли не арабы и вьетнамцы, а США и Британия. Именно они применили авианалеты для организации массовых убийств городского населения Германии ради опрокидывания режима Гитлера, именно они подвергали ковровым бомбометаниям города японцев, корейцев и вьетнамцев. Затем ту же стратегию подхватил Израиль. В этом смысле арабы, которые в те годы захватывали пассажирские лайнеры и однажды, в 1972-м, взяли в заложники захватили олимпийскую команду Израиля – всего лишь слабые подобия янки, англичан и евреев.

Однако с разгромом СССР терроризм даже в этом смысле стал вредным анахронизмом.

Другое дело, что сами террористы не остались безработными. Но с тех пор, как все они перешли на доллары и окончательно забыли, что такое рубли и стоящий за ними «развитой социализм», их нельзя называть террористами ни в каком смысле. Многие стали просто обычными уголовниками. Большинство из бывших террористов задействовано в спецоперациях, организуемых развитыми (т. е. способными платить доллары) странами – эти вчерашние террористы превратились в кадровых «легионеров», в передовые отряды «мировой цивилизации», ведущей войну с «новыми варварами». Другие проводят операции по заказу тех, кого с начала 90-х годов последовательно загоняют в угол и кого называют то «странами-изгоями», то, после выступления Дж. Буша 31 января 2002 года, – элементами «оси зла».

Есть, вероятно, и такие «бывшие», которые ищут или сумели найти новые формы для самореализации в кардинально изменившемся мире, стать вестниками нового возможного миропорядка.

Есть уголовники, есть наемники. Но террористов больше не осталось.

 

Признание Россией терроризма как актуальной проблемы и явления, помимо путаницы в мозгах, автоматически означает ее самозачисление в одну из двух категорий стран: в «мировую цивилизацию», объявившую войну «международному терроризму» и «варварству», или в «страны-изгои», составившие «мировую ось зла».

Нахождение России в любой из этих категорий стран является и тактически и тем более стратегически абсолютно тупиковым и чрезвычайно опасным. Для нас оба лагеря вредны. Они «оба хуже».

Кажется, что отсутствие воображения у людей, помогающих руководству страны принимать решения и делать «исторические» заявления, не должно служить причиной того, что всю страну, каждого из нас, как, прошу прощения, баранов, загоняют в два равно смертельных тупика.

Надо создавать принципиально новые научные обобщения реалий современного мира и современных войн с позиции обеспечения надежной обороноспособности России, а не повторять зады чужой пропаганды. И надеяться на то, что тебя примут в «мировую цивилизацию» или хотя бы ненадолго оставят в покое по причине того, что ты повторяешь чужие клише, как раз и не надо. Все равно не примут к себе в «рай» и все равно будут рваться к вожделенным призам и победам за твой счет.

«США не позволят самым опасным режимам мира угрожать нам наиболее опасными и разрушительными видами оружия», – именно этот ключевой момент программной речи Президента Дж. Буша 31 января 2002 года выделяет в передовой статье «Вашингтон Пост» Уильям Кристол, коллега Тома Доннелли по проекту «Новый американский век». И поясняет: «Важно отметить, что слово „терроризм“ полностью исчезло из этого самого драматического фрагмента речи Президента». Новый аспект войны с терроризмом идет значительно дальше терроризма и в сторону от терроризма. Это война против опасных тираний, старающихся завладеть оружием массового уничтожения. И это, если понадобится, может быть главным и односторонним типом войны.

…Фактически, если «ни одна нация мира не является освобожденной» без того, чтобы быть приверженной «подлинным и неизменным» принципам свободы и справедливости, американской внешней политике необходимо приказать войти в состояние войны с тиранией вообще, с тираниями в целом»… Цель – «достичь замены режима», правда, «пока что используя скорее дипломатические и политические, чем военные, средства».

 

(«The president did not shy away from drawing the implications. He would not „wait on events, while dangers gather.“ He would not „stand by, as peril draws closer and closer.“ And then, in the most significant sentence spoken by an American president in almost 20 years: „The United States of America will not permit the world's most dangerous regimes to threaten us with the world's most destructive weapons“.

It's worth noting that the word «terrorism» entirely disappeared from this, the climactic paragraph of the speech. Of course, it's true that the dangerous regimes that are developing weapons of mass destruction also support terrorism, so a nexus of terror and weapons of mass destruction exists. Still, this second aspect of the war on terror goes beyond terror. It is a war against dangerous tyrannies seeking weapons of mass destruction. And it will be a preemptive and unilateral war, if necessary.

In fact, since «no nation is exempt» from the «true and unchanging» principles of liberty and justice, American foreign policy can be said to be at war with tyranny in general – though not as urgently as we are at war with dangerously hostile tyrannies, and with a greater chance of using diplomatic and political rather than military means to achieve regime change».

Kristol William. Taking the War Beyond Terrorism // The Washington Post. January 31. 2002).

 

Замечательно, что Уильям Кристол, говоря, что «ни одна нация мира не является освобожденной», употребляет глагол «exempt» – «освобождать от налога или иной государственной обязанности».

То есть США фактически приступили к тому, чтобы назначать и взимать своего рода «налог на свободу и справедливость», а вооруженные силы и дипломаты Америки становятся всемирными сборщиками подобного налога.

Отсюда любые попытки увильнуть от данного налога или, тем более, посчитать его уплату ненужной будут расцениваться как мировое преступление и соответствующим образом наказываться. Впрочем, даже не совсем как преступление, а просто как банальное банкротство или дефолт.

Вот и вся архитектура мирового порядка. И в самом деле, причем здесь терроризм? (Взгляд аналитиков США на проблему терроризма с их позиции «обороняющихся» представлен, к примеру, в книге: Lesser Ian О., Hoffman Bruce, Arquilla John, Ronfeldt David F., Zanini Michele, Jenkins Brian Michael. Countering the New Terrorism // RAND, 1999 – http://www.rand.org/pubiications/MR/MR989/).

 

Вообще, надо сказать огромное спасибо крайним глобалистам (империалистам?) типа тех, что составляют проект «Новый американский век», за то, что они, в отличие от наших вареных «аналитиков» и «политиков», доводят каждую мысль Буша и команды до логического конца, до жесткости, ставят точки над «i». Впрочем, как и в случае с Бжезинским, не следует преувеличивать «отмороженность» и «неофициальность» данных господ. Между прочим, под исходным манифестом «Заявление принципов» (1997 г.) проекта «Новый американский век» стоят подписи сегодняшних вице-президента США Дика Чейни (Dick Cheney) и министра обороны США Дональда Рамсфельда (Donald Rumsfeld) (http://newamericancentury.org/statementofprinciples.htm).

«Ось зла» и «борьба с терроризмом» – это для Голливуда и для людей, сознание которых уже отстроено Голливудом. А суть дела состоит именно в том, чтобы организовать эффективный сбор налогов на свободу и справедливость по-американски со всего мира. Терроризм для США 2002 года является анахронизмом и только дремучие и несчастные люди могут с серьезными физиономиями «профессионалов» произносить это слово по отношению к проблемам России (Огромное сожаление вызывает статья Егора Холмогорова «Террор. К осмыслению феномена», в которой талантливый автор беспомощно воспроизводит логику антитеррористической пропаганды. Жаль, ведь этот автор публикует свои, как правило, хорошие статьи в газете «Спецназ России», организованной людьми, которые являются нашей национальной гордостью, – замечательным боевым сообществом группой «Альфа». Вряд ли реальное сознание и мышление «альфовцев», являющихся элитными специалистами по ведению сверхмалыми силами правильных действий в неправильных боевых ситуациях, следует описывать идеологическими штампами «антитеррора». Еще раз перечитал статью и со страхом понял, что мои рассуждения о данной статье на 98 процентов по Егору Холмогорову подпадают под понятие террористических и антицивилизационных. И в самом деле страшно).

Ловушка, в которую с потрохами попадают политики и аналитики, состоит в том, что они не видят различия между антисистемным и внесистемным действиями. То, что мы и огромное количество людей и обществ на Земле не желаем становиться винтиком (и даже сборщиком) в системе мирового порядка «а ля США», вовсе не означает, что я и эти люди и общества являются антисистемными! Вовсе нет. Это лишь значит, что большинство этих людей и обществ способны и желают выстраивать собственные системы, которые с позиции человечества по отношению к системе США являются внесистемными.

Российская тысячелетняя традиция и всемирная отзывчивость и всечеловечность русского человека, которые описал Ф.М. Достоевский в своей выдающейся «Пушкинской речи», не вписываются и не исчерпываются системой США. Ну, никак!

При этом ни я, ни множество людей и обществ вовсе не желают США зла и не требуют от США денег, бесплатных око-рочков, незаслуженных олимпийских побед или налогов на «свободу и справедливость», тем более не являются – с нашей позиции – антисистемными силами и врагами США.

Более того, именно с внесистемного действия по объявлению чрезвычайного положения начинаются, по политическому философу Карлу Шмитту, суверенитет и независимость страны, собственно государственность.

А «терроризм» – это устаревшее обозначение того, что организовывалось спецслужбами сверхдержав в эпоху холодной войны.

 

Чеченские боевики вовсе не являются террористами. Они являются либо мятежниками, которые, получая огромную помощь из-за рубежа, открыто, с оружием в руках желают отделиться от Российской Федерации, либо уголовниками, которые нашли для себя удобным заниматься бандитизмом, вымогательством и мародерствовать в условиях смуты. Мятежникам даже были даны два шанса – в 1993 и в 1996 годах. Они доказали, что неспособны выстраивать собственную систему и государственность автономного типа. Вот и все. И чем дальше мы будем тут путаться в терминах, смыслах и понятиях, тем дольше мы не решим так называемую «чеченскую проблему».

Вообще удивляет стремление многих хороших авторов газеты «Спецназ России» и сервера traditio.ru, таких, к примеру, как уже упомянутого Егора Холмогорова, а также интересного этноисторика Светланы Лурье, к какому-то малопонятному для их ума и культурного уровня упрощению. Выше мы упоминали про увлеченность патриота Е. Холмогорова расхожими представлениями о терроризме в ситуации, когда те, кто придумали этот терроризм, на его спине вползли в Среднюю Азию и в Грузию. Вот и Светлана Лурье, вместо того чтобы поучиться у глубокого и умного, начитанного Бориса Кагарлицкого (чье мировоззрение я не разделяю), начинает его отчитывать и чуть ли не подводить под статью: «Господин Кагарлицкий много пишет о законах партизанской войны, которую в Чечне против нас будто бы и ведут. Здесь следовало бы влепить звонкую пощечину за честь наших партизан, которых посмели поставить на одну доску с этими, как их: От души так. Оставим до личной встречи с упомянутым господином. Посмотрим на еще одну „партизанщину“. На тех „партизан“, которые воюют пером и глоткой и не в горах Кавказа, а со страниц столичных изданий. Вот тут-то как раз может народиться нечто, в сравнении с чем Басаев невинной овечкой покажется. Господин Кагарлицкий формулирует несколько правил партизанской войны. Начиная со второго они относятся к области военного искусства. Тут я с ним спорить не берусь. Ему отвечали военные эксперты, показавшие несостоятельность его предположений. Поговорим о первом формулируемом Кагарлицким законе партизанской войны. Гласит он следующее:

 

«Партизанская война продолжается ровно столько времени, сколько воспроизводятся в обществе определенные социальные и культурные нормы, сделавшие ее неизбежной»

(Спецназ России. № 10(49). 2000 – http://www.alphagroup.ru:8101/specnaz/gazeta/10.2000/9.htm).

 

К несчастью, надувание щек публицистами и даже «военными экспертами» так не смогло за прошедшие полтора года существенно поправить ситуацию в Чечне. Более того, сейчас туда уже вползают американские спецназовцы. Поэтому прав-то оказывается Борис Кагарлицкий – непрерывно увеличивающаяся слабость России в мире, связанная с принятием диктата США, в том числе и мировоззренческого диктата (что сила решает проблемы) – не только воспроизводит Чеченскую войну, но и допускает ее усиление.

Неужели это непонятно? Или невыгодно понимать?

Хочешь помочь американским мытарям – помогай, не умеешь помочь – рассуждай про терроризм. Но если ты желаешь восстанавливать российскую государственность и строить новую оборону и армию – научись быть умственно и нравственно самостоятельным.

Ложное направление ума на «антитеррористический интернационал» и терроризм в целом вредно не только в настоящее время, но и стратегически, на дальнюю перспективу.

Во-первых, это позволяет не ставить вопрос о восстановлении и развитии российской армии в целом и увлекаться фантазиями на тему малочисленных мобильных войск, даже спецназов, которые, конечно же, «успешно решат» все новые конфликты. Это подается под лозунгом необходимости построения «профессиональной армии», «небольшой и мобильной», которая опять же подразумевает существенное сокращение существующей армии – т. е. ее окончательное уничтожение как территориальной инфраструктуры на 1/7 мировой суши.

Во-вторых, это окончательно размывает идеологию конкретного и реального противника, против которого и должна создаваться боеспособная армия. «Международный терроризм» – это выражение, удобное для США, поскольку оно позволяет им отстраивать и выстраивать мир по своим лекалам. И его абсолютная размытость и абстрактность им очень даже нужна, так как превращает буквально каждую точку земного шара, если она вдруг им завтра понадобится, в объект военного нападения. Была бы поставлена задача по реализации национальных интересов США, а предлог и местные «террористы, входящие в сеть международных террористов», быстро отыщутся.

Наши политики и генералы, привыкшие, как писал Сергей Есенин, «задрав штаны, бежать за комсомолом», все норовят быть «как большие», быть такими же «крутыми» и современными, как сами США. Но выдавать чеченских боевиков и даже Хаттаба за международных террористов с нашей, российской позиции крайне опасно – ведь после Панкисского ущелья США и НАТО могут предложить свою помощь в борьбе против террористов и в самой Чечне. Стоит лишь им принять путинский тезис о том, что чеченские мятежники – это международные террористы.

 

Если понимать терроризм вполне конкретно как нагнетание ужаса и страха, то в этом смысле способность госаппарата наводить террор вполне может быть сравнима или даже большей, чем у «антисистемной организации». Разве бомбежки Соединенными Штатами и НАТО Югославии не являются в чистом виде интернациональным террором, организованным сразу несколькими госаппаратами? Разве действия государственных машин, которые не способны к реальному диалогу с обществом, не являются террором? По сравнению с этими операциями бен Ладен – это так, пацан с игрушками.

Гарри Кливер, исследователь, очень интересно обсуждающий сетевые войны, напрямую применяет термин «терроризм» к действиям правительства Мексики против сапатистов в Чьяпас:

 

«Terrorism», might seem a harsh word to apply to Mexican government actions, but as a word that evokes the spreading of fear, of terror, for political purposes, it seems quite appropriate in Chiapas. Not only have the police and army been involved in the harassment of communities, rape, torture, and arbitrary arrest, but the paramilitaries that we now know to be an integral part of the state's counter-insurgency strategy have engaged in all of these plus mass murder (Acteal) and the forcing of tens of thousands of people from their homes and communities. When soldiers gang-rape peasant girls with impunity, or the police take away living prisoners and later return mutilated, rotten corpses to a community, as has happened, what other word is appropriate than «terrorism»? When paramilitaries slash open the womb of their victim to savage the unborn child, what other word can we use?»

(Harry Cleaver. Computer-Linked Social Movements and the Global Threat to Capitalism // Department of Economics University of Texas at Austin, Texas. July 1999 – http://www.antenna.nl/~waterman/cleaver2.html.

 

Кампания по борьбе с терроризмом – чужое оружие! Нам оно излишне, оно не только противоречит нашей методологии и целям России, но и направлено против нас.

Вот один из многих примеров употребления этого термина против России. 27 февраля 2002 года, как сообщает агентство Lenta.ru «Госдепартамент США обвинил Белоруссию в поддержке терроризма… и заявил о возможном введении санкций против Белоруссии в связи с обвинениями в поставке оружия странам или группам, поддерживающим терроризм.

«США очень серьезно воспринимают информацию о продаже оружия тем странам и группам, которые поддерживают терроризм. Мы всегда используем самые различные способы организации взаимоотношений с такими странами, от двухсторонних переговоров до введения санкций с целью предотвращения распространения оружия», – заявил официальный представитель Белого дома Ричард Ваучер…» – http://news.ng.ru/2002/02/28/1014883943.html.

Кто даст гарантии, что от демаршей и окриков не перейдут к делу? Кто даст гарантии, что завтра героическая российская армия в Чечне не предстанет преступной организацией в официальном выступлении каких-либо пфайферов или шээв (не помните такого спикера НАТО, который вещал под музыку бомбежек Сербии в марте-июне 1998 года?..).

 

В ситуации сплошной войны необходима, в первую очередь, способность к удержанию и защите собственной позиции. Полноценное действие возможно только с правильной позиции.

Губернатор Кемеровской области Аман Гумирович Тулеев, фактически первым в России среагировав на использование США ситуации в Панкисском ущелье для создания очередного плацдарма присутствия в сердце Евразии, в отличие от «профессионалов», показал ясное понимание природы современной гуманитарно-финансово-военной, или множественной, войны.

«Те, кто считает, что США якобы разделили с Россией зоны влияния в Грузии, забывают о том, что американцы жестко преследуют только свои собственные цели. А значит, будут бороться с террористами и искать пособников „Аль-Каиды“ теми методами, которые сочтут нужными», – сказал Тулеев. По его мнению, при этом США будут параллельно оказывать влияние на политические и экономические институты «спасаемой» страны. «Так было в Афганистане, так будет в Грузии», – заметил губернатор. «В этом суть общей стратегии: гуманитарная и финансовая помощь идут рука об руку с военным присутствием», – подчеркнул Тулеев. По его словам, если американские СМИ всерьез обсуждают вопрос о том, «следует ли США принять участие в чеченской войне», то они должны при этом учитывать мнение России (Тулеев А. Г. Действия США в Грузии создадут напряжение на юге России // Газета.ru, 28.02.2002).

 

Но особо важно обратить внимание на последнее предложение. Здесь Тулеев фактически обозначил реальную цель «борьбы с террористами» в Панкисском ущелье Грузии – «принять участие в чеченской войне», т. е. «влезть» в чеченскую войну, «прицепить» к ней Абхазию и Осетию и сделать «антитеррористическую операцию в Чечне» интернациональной, международной, предмировой войной.

«Антитеррористическая» риторика бумерангом возвращается в Россию…

 

Давайте скажем честно: все попытки строить «антитеррористическую коалицию» с американцами, указывая на опыт совместной войны с Гитлером – это чушь собачья. Кукловоды Америки сегодня под предлогом «борьбы с международным терроризмом» добиваются исключительно своих целей. Эта «священная борьба» становится настоящим ломом, которым можно крушить любого, добиваясь каких угодно целей. Скажем, надо им опустить Россию окончательно, до уровня Верхней Вольты без ракет. Что делать? Заставить русских заниматься только добычей нефти и выплавкой алюминиевых чушек. Сделать так, чтобы русские не смогли продать за рубеж ни одного мало-мальски сложного изделия. Ну, с западными странами понятно: они у русских никогда не купят ни самолетов, ни станков, ни реакторов. У нас один выход: идти со своими высокотехнологичными товарами на Восток. И тут-то все и начинается. Пробуем продать в Ирак оборудование для шлифовки оптических линз – а нас тут же обвиняют в том, что эти станки используются в производстве атомных зарядов. Хотим предложить иранцам новый сварочный агрегат – а нам говорят, что он годен для выпуска баллистических ракет. Строим АЭС в Иране – нам шьют дело о помощи иранцам в создании ядерного оружия. Пожелаем построить у них современный химический комбинат – почти наверняка скажут, что мы им пособляем в производстве химического оружия.

Очень удобно. Сегодня продажу любого высокотехнологичного станка, любой технологии в страны Востока можно объявить помощью в создании оружия массового уничтожения. И ведь сколько сразу задач решается! И русская промышленность гробится, и конкуренты американских промышленников с азиатских рынков вышибаются, и развитие целых народов тормозится. Как раз в духе Вечного рейха!

Хитрая это штука: борьба с международным терроризмом. Только в этом матче все мячи влетают исключительно в наши ворота.

 

Глава 10

Вирусная агрессия

 

Новые типы (поколения, формации) войны заставляют кардинально пересмотреть устоявшиеся общественно-правовые основы современного военного дела и поставить во главу угла новый комплексный профессионализм.

Сегодня необходима принципиально новая «Наука побеждать». Потому что, читатель, в Пятой мировой старые подходы безнадежно устарели.

 

Так кардинально меняется природа современных государств и правовых систем. Происходит последовательное разрушение национальных государств, которые триумфально возникали в XV-XIX веках. Теперь огромную роль, абсолютно сопоставимую с крупными национальными государствами, играют «негосударственные государства» типа транснациональных корпораций, роев или метагрупп новых кочевников. Открытость и прозрачность границ делают трудноуловимой грань между «внешними» и «внутренними» проблемами страны или группы стран. Старые государства умирают – они неизлечимо больны.

Даже для Запада традиционная модель правового государства становится проблематичной, а для России, в которой идеология правового государства безуспешно внедряется в течение последних пятнадцати лет, данная идеология, очевидно, совершенно не подходит и не позволяет решать реальные проблемы.

 

Старые правовые, бюрократические государства становятся самой легкой мишенью для атак сетей и роев неправительственных организаций. Они похожи на неуклюжие и медлительные клетки, атакуемые мелкими и чрезвычайно подвижными вирусами. Проходит немного времени – и вирусы захватывают клетку, подчиняют себе, заставляя ее саморазрушаться и плодить новые болезнетворные вирусы.

Как написал еще в 1986 году теоретик малой войны (а в годы Второй мировой войны еще и практик, командир специальной группы парашютистов армии гитлеровской Германии) Фридрих фон Хейдт «в неправильной иррегулярной войне правовое государство (конституционное республиканское государство в рамках западной традиции) имеет огромные проблемы… В правовом государстве мы имеем только два типа людей: законопослушные граждане и преступники. Третий тип людей, который ведет иррегулярную войну, правовым государством во внимание не принимается».

Концепции и идеологии правового государства попросту «не хватает» для того, чтобы адекватно выразить проблему современной войны.

Как это проиллюстрировать? Понимаете, в классическом государстве все разделено по ведомствам. Одни чиновники борются с преступностью, вторые – налоги собирают, третьи – за культуру отвечают. Армия со внешними врагами должна сражаться. И так далее. И вот такое государство, в котором все виды деятельности разделены на ведомственные отсеки, подвергается нападению роя негосударственных структур. Они прорываются на стыках ведомственных интересов. То, что они делают, вроде бы находится на грани преступления, но за эту грань не заходит. Есть в их работе что-то от войны – но все же это не война. Есть в этих нападениях что-то от религиозного сектантства и от пропаганды, от экономической диверсии. Вроде бы деятельность негосударственных «роевиков» – ни первое, ни второе, ни третье, а общий эффект получается убийственным. И государство оказывается в тупике. Полицейские, пожимая плечами, норовят спихнуть дело на спецслужбы, а те – на налоговиков или армейцев, а в результате никто ничем не занимается.

На смену национальному государству идут рои и сети.

 

Совсем страшно становится, когда рои агрессоров захватывают неповоротливое государство, пронизывают его тело своими сетями и превращают государство в мутанта, в орудие своей воли. Точь-в-точь как те самые вирусы.

Именно это произошло в России, где само государство оказалось приватизированным мародерами, самыми хищными из породы новых кочевников. Государство в России превратилось в машину террора (т. е. наведения ужаса) и, что еще страшнее, в машину по уничтожению населения России и ее будущего.

Как можно кого-то там вовне обвинять в «антисистемности» и «терроризме», когда начальник Департамента аппарата Правительства Российской Федерации Евгений Шлемович Гонтмахер (см. выше и ниже) открыто, даже с пафосом спасителя России обсуждает вопрос о стратегии организации «переплавки» российского населения в «человеков экономических» и о проведении «структурных экономических реформ», в результате которых за бортом окажутся, по его же научным изысканиям и подсчетам, десятки миллионов (!!!) неэффективных «трудовых ресурсов», причем неэффективных только с точки зрения этих структурных реформ и их бездарных, неспособных на любое созидательное дело организаторов! Вот уж в чистом виде готовящийся на ближайшие годы выдающийся в своем роде террористический акт.

Но с позиции абстрактного правового государства получается так, что терроризм – это не превращение населения страны в реформенное мясо, поскольку эти «реформы» исходят аж из самого Белого дома, а мои указания на рассуждения господина Гонтмахера, поскольку они (мои рассуждения) явно подрывают, в отличие от рассуждений (и действий!) господина Гонтмахера, основы государственного строя. С точки зрения ограниченного ума государства, хладнокровный организатор убийства, засевший в правительстве, – это не террорист, а власть. А вот тот, кто называет вещи своими именами, в нынешней России как раз и считается террористом и экстремистом. Мало того, даже должен быть наказан по срочно принятому предусмотрительной «элитой» закону о борьбе с экстремизмом.

 

Правда, правовое государство и тут бессильно, поскольку сегодняшний «Основной закон» – Конституция Российской Федерации 1993 года – был создан в результате противозаконного и кровавого захвата власти тогдашним президентом Б.Н. Ельциным. Эту конституцию писали убийцы и новые кочевники, которым Россия досталась, словно трофей. Мудрый советник Ельцина Ю. Батурин, успевший уже после этого события слетать за государственный счет в космос, даже придумал в том страшном сентябре 1993 года для легитимизации Указа n1400 и его последующей реализации, вплоть до стрельбы танками, специальную формулу: надо, мол, различать законы, которые создаются людьми и могут быть ошибочны, – и само право, которое позволяет поступать правильно во имя высшей справедливости.

Можно поиграть и в эту терминологическую игру – но тогда, боюсь, от легитимности и системности сегодняшнего госаппарата совсем ничего не останется.

Деятельность руководства почти государственной компании РАО «ЕЭС России» во главе с А.Б. Чубайсом по периодическому и последовательному на разных территориях Российской Федерации отключению в 2000-2001 годах электричества – тоже проблема.

С одной стороны, эта деятельность в чистом виде подпадает под определение преступной деятельности с целью выколачивания экономической прибыли из государственного бюджета за счет безмерно завышенных тарифов. И когда господин Чубайс нахраписто кричит по телевидению о том, что энергетики тоже люди и должны получать зарплату, и что в мире стоимость киловатт-часа во много раз выше, чем в России – то мне странно, почему Анатолию Борисовичу люди из компетентных органов не разъяснят, на первый раз, что учителя, к примеру, не являются людьми менее значимыми, чем наши славные энергетики, и будучи даже самыми низкооплачиваемыми работниками почти во всем мире, тем не менее получают в России в 30, примерно, раз меньше, чем их коллеги в США, – а энерготарифы у нас всего в несколько раз меньше.

С другой стороны, деятельность государственной компании, принадлежащей к «системе», имеет, очевидно, много возможностей для неправовых и противозаконных действий. Поэтому местным полугосударственным «дочкам» РАО «ЕЭС России» отключать электроэнергию разрешено, а захват «рубильника» взводом местного абсолютно государственного спецназа, отключенного от последних благ цивилизации, – это уже, судя по понятиям, явно террористический акт.

С третьей стороны, эту деятельность Чубайса с позиции природы и характера современных войн надо однозначно понимать как типичную активную разведдеятельность в пользу любого противника России по изучению реакций населения и военных частей на их перевод в нецивилизованные условия жизнедеятельности, а главное – для изучения и испытания отключением стратегических объектов фактической обороноспособности России как непосредственно в военной сфере, так и в других важнейших сферах жизни и деятельности…

Но эти бесконечные «выпадения» из правого поля – только одна часть проблемы современных запутанных, массово-сплошных и абсолютно неправильных войн.

 

На вторую часть, не менее важную, указывают Фридрих фон Хейдт и все те профессионалы, кто разбирается с феноменом терроризма или неправильных войн, – это то, что за любыми «безличными» и «немотивированными» террористическими актами стоят совершенно конкретные лица и субъекты, страны и народы.

Другое дело, что искать их, как правило, надо не там, где светло, а там, где они фактически есть.

Но тогда дело совсем не в тех в общем-то несчастных людях, которые рискуют или даже жертвуют собственной жизнью, и на которых с помощью термина «терроризм» вещают всех собак и кошек.

Дело в тех, кто является субъектом мятежевойн.

Не следует думать, если что мы их не знаем – как не знаем, к примеру, кто и по чьему персональному приказу на самом деле убил Джона Кеннеди, как не знаем и того, кто организовал сложнейший, с технической точки зрения, акт взрыва двух башен Всемирного торгового центра 11 сентября 2001 года – из этого вовсе не следует, что их нет, что надо срочно бомбить Афганистан, и что все сразу прояснится, как только мы произнесем магическое слово «международный терроризм».

К великому несчастью, большинство серьезных и ответственных лиц, которые сегодня в России рассуждают про контртеррористические операции и коалиции, фактически не в состоянии ничего поделать ни с Чечней, ни тем более с другими «международными террористами». Но вместо того, чтобы честно признать это и попытаться выработать реалистичную стратегию и методологию зашиты страны, наши «силовики» по-прежнему, по-советски предпочитают изо дня в день длить то, что выдающийся русский советский философ Г.П. Щедровицкий назвал фиктивно-демонстративным продуктом (ФэДэПэ).

 

Впрочем, судя по всему, данная проблема совсем скоро будет разрешена.

Направления решения этой проблемы четко и грамотно сформулировал все тот же А.Б. Чубайс в своем программном выступлении на съезде СПС 14 декабря 2001 года.

Выступление этого яркого представителя племени новых кочевников было небольшим по объему и таким мощным, откровенным, что его стоит привести почти целиком. Потерпите, прочитайте – не пожалеете.

«Я выскажу мысль, которую, может быть, странно будет слышать из моих уст и которая, может быть, кажется не очень значимой в работе региональных организаций, но надеюсь, что она будет понята со временем и принята. У страны в целом на ближайшие 5-7 лет ничего более значимого, более масштабного, ничего в подлинном смысле исторического по сути дела не осталось, кроме одного вопроса – место России в мире. Я считаю, что в ближайшие 5-7 лет именно в этой сфере произойдет фундаментальный, ни с чем не сопоставимый в нашей истории, гигантский по значению исторический поворот.

Первые признаки этого поворота, пока еще достаточно робкие, уже произошли. Но то, что будет происходить дальше, как мне кажется, абсолютно беспрецедентно. Это изменит не только место России в мире и не только отношения России с миром – это изменит всю внутриполитическую карту страны. Это изменит позиции президента внутри страны. Это очень серьезно отразится на его рейтинге, приведет к значительному, если не радикальному, пересмотру взаимоотношений президента со всеми ведущими элитами внутри страны и полному изменению всей структуры его электоральной поддержки.

Я рискну сказать, что в последние годы для нормального гражданина России вопрос о том, кого мы больше поддерживаем – Соединенные Штаты или Китай, был довольно абстрактным. Существовали гораздо более насущные вопросы. Но мы обязаны думать о том, что будет самым важным, вызывающим острейшую полемику, если не противостояние, внутри российского общества через полтора-два года.

Я считаю, что это будет именно тот вопрос, о котором я сейчас сказал, – место России в мире. И если это так, то надо признать, что сегодня наша партия в этой сфере пока еще очень слаба.

Нас очень мало во внешнеполитической элите, нас практически нет в оборонной и в военной элите, нас вообще нет в разведывательном сообществе, нас вообще нет в тех сферах, которые являются базовыми для формирования будущей политики России в мире и определения ее места в мире. Я убежден в том, что это должно стать ключевым прорывом в деятельности «Союза правых сил» в ближайшие годы.

Повторяю еще раз: это не означает, что ничего не осталось делать в экономике, это не означает, что ничего не осталось делать в образовании. Конечно, все это значимо, но в этих сферах, я убежден, мы движемся в правильном направлении, и дальше будем двигаться правильно. Я говорю сейчас о том, где нужен радикальный, принципиальный прорыв. То, о чем говорила сегодня Ирина Хакамада, абсолютно верно. Это лишь самые первые шаги, уже сегодня недостаточные для масштаба задач, стоящих перед страной. Не на кого опереться России в решении этой исторической задачи, кроме «Союза правых сил». Никто, кроме нас, не способен по-настоящему сформировать новые элиты, по-настоящему сформировать интеллектуальный потенциал, по-настоящему выработать принципы, базу и стратегию всей политики России в этой сфере на ближайшие семь лет!

Может быть, сегодня это странно звучит. Но, поверьте, если мы действительно говорим о стратегии, то расширяться нужно принципиально в эту сферу. Расширяться, не отдавая ни одной пяди позиций, необратимо завоеванных нами в сфере экономики, в сфере бизнеса, в сфере промышленности, в сфере внутренней политики. Радикально продвигаться в оборону, в разведку, в военную сферу, во внешнеполитическую сферу – туда, где будет определяться лицо России в следующий пяти-семилетний период…» (полный текст выступления Анатолия Чубайса на Съезде СПС 14 декабря 2001 года и резолюции Съезда «России нужно определить свое место в мировом сообществе» – публикуется по: Наша газета. 11 янв. 2002. стр. 4, 5).

 

Два пункта этой Чубайсовой речи-программы с позиции современного понимания войн требуют срочной реакции «силовых ведомств» и Главнокомандующего Российской Федерации. Это – манифест «вирусов», целенаправленно и систематически уничтожающих нашу государственность.

Во-первых, открыто ставится задача внести партийность и партионность в силовые и внешнеполитические ведомства. За этим стоит не только нарушение Конституции РФ, но и четкая заявка на экспроприацию остатков государственной машины в целях не страны, но одной партии. Причем партии оголтело проамериканской и чисто «кочевой».

Принятый 11 июля 2001 года Федеральный закон «О политических партиях» в п. 5 ст. 9 однозначно определяет: «Не допускается деятельность политических партий и их структурных подразделений в органах государственной власти и органах местного самоуправления (за исключением законодательных (представительных) органов государственной власти и представительных органов местного самоуправления), в Вооруженных силах Российской Федерации, в правоохранительных и иных государственных органах, в аппаратах законодательных (представительных) органов государственной власти, в государственных организациях. Запрещается вмешательство политических партий в учебный процесс образовательных учреждений».

Или партийцы СПС вмешиваться в «процесс» внутри означенных А. Чубайсом ведомств не будут, а если и будут, то, вероятно, это не будет столь чувствительно, как «вмешательство политических партий в учебный процесс образовательных учреждений»?

Во-вторых, А. Чубайсом четко обозначается исходно тупиковая и смертельно опасная для России развилка (безальтернативная альтернатива): Россия должна быть либо с Китаем, либо с США. То, что Чубайс явно не с Китаем собирается делать «прорывы» – это очевидно. Но это второстепенно. Самое важное – Россия ни в коем случае не должна выбирать Китай против США или США против Китая, ни в коем случае не должна попадать в эту чубайсовскую рогатину.

С позиции Конституции Российской Федерации (п. 5 ст. 13: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни»), национальной безопасности РФ (очень аморфная и неработающая доктрина), с позиции информационной безопасности РФ (очень аморфная и неработающая доктрина), с позиции обеспечения обороноспособности Российской Федерации (очень аморфная и неработающая, такая же «никакая» военная доктрина), с позиции анализа и понимания современных войн и систем оружия эти два публичных и зафиксированных документально призыва А. Чубайса являются не только необходимым, но и более чем достаточным основанием для как минимум приостановления публичной деятельности этого энергичного и «энергетического» политика…

Но раз наши «силовики» не обладают никакой силой или пониманием происходящего, раз в стране нет адекватных современной ситуации профессионалов, то пусть уж, по крайней мере, не расстраиваются и не берут в голову, как говорится.

Совсем скоро на их место в соответствии с партийными задачами, которые поставил А. Чубайс, придут молодые, активные и подкованные ребята из СПС. Они быстро все приведут в порядок и окончательно искоренят терроризм – как внутренний, так и международный.

Я в этом уверен, только не скажу почему…

 

Глава 11

Очень много странных войн… уже в России

 

Все привыкли, что война – это когда взрывы и выстрелы. Ведь все мы смотрели фильмы: там стреляют танки, бежит пехота, летят самолеты…

Все знают, что войной занимаются люди в погонах, «силовики».

Ситуация состоит в том, что все все знают. Каждое ведомство без устали проводит «системы мероприятий по повышению, углублению, совершенствованию, развитию…» и т. п., и т.д. Да вот только когда против страны проводится очередное мероприятие извне, то не оказывается никого, кто не только бы осуществил грамотную оборону, но хотя бы тщательно разобрался в произошедшем.

 

Приватизация государства (аппарата) изнутри и превращение его в инвестиционно привлекательный объект извне – т. е., по-простому, закупка государственного аппарата в России – это что? Сколько сытых физиономий в стране живут на средства, доставляемые в конечном итоге из-за рубежа (Мировой банк, МВФ, гранты, импортно-экспортные коммерческие операции и пр.)? Разве это не боевые действия в убийственной, хотя и не объявленной войне против России и ее будущего?

Последовательное, по всем законам глубокого внедрения проникновение сект и католичества в Россию – разве это тоже не элемент войны? Разве это не открытая перевербовка населения, более благообразно называемая прозелитством?

А что тогда – война?..

 

Надежда Кеворкова в своей статье «Еще одна метрополия Рима. Ватикан продолжает двигаться вглубь России» пишет: «Субботний телемост, с помощью которого верующие, пришедшие в московский костел Непорочного зачатия и еще несколько российских католических храмов, могли совместно с римским понтификом молиться и выслушать его благословение – лишнее подтверждение тому, насколько серьезно Ватикан обратился на Восток» (Независимая газета, 4 марта 2002).

Это не война? По мысли Патриарха Алексия II, который «в своем комментарии… дал понять, что Московский Патриархат расценивает последние инициативы Рима как экспансионистские устремления, связанные с давними намерениями католицизма утвердиться в православной России», – это уже почти война.

Министерство обороны, очевидно, не рассматривает это событие из области «религии», «телекоммуникационного прогресса» и «свободы совести», ключевым событием обороны страны и состояния обороноспособности в целом. «Какое отношение экспансия католичества в Россию имеет к нашей обороне?» – пожмет плечами типичный чиновник. Если с этим обратиться в Минобороны, то его доблестные представители в лучшем случае посоветуют обратиться в Патриархию, в худшем – в психиатрическую клинику. Ведомственно-отраслевое разобщение в современной России приобрело такой глубокий характер, что реальность вневедомственного предмета «оборона страны» давно уже потерялась в междуведомственном гибельном пространстве.

 

А вот оборонное и внешнеполитическое сообщество США, представленное в корпорации «РЭНД», такого рода события однозначно подводит под давно уже ими тщательно разрабатываемое понятие «сетевой войны» (см. начало книги). Там давно поняли, что современная война, де-юре, ведется не между двумя государствами, а между негосударственной организацией (организациями, NGO) и государством, и именно поэтому Дж. Аркилла вводит понятие «роения», «роевой войны»: кругом полный мир, на дворе тишь да гладь, да святая благодать – а вокруг России вьются, как мошки, и роятся, как пчелы, мириады маленьких, сплошь благообразных и совершенно неправительственных организаций (теория «роевой войны» и «роения» прорабатывается также в: Bonabeau, Eric, and Meyer Christopher. Swarm Intelligence // Harvard Business Review, May 2001. P. 107-114; Johnson, Steven. Emergence: The Connected Lives of Ants, Brains, Cities, and Software // N. Y.: Scribner, 2001 (on «swarm logic,»). Oram, Andy, ed., Peer-to-Peer: Harnessing the Power of Disruptive Technologies, O'Reilly amp; Associates, 2001).

Тихие офисы, журчит Интернет, аккуратные и вежливые люди вокруг, молодые энергичные дамы, транснациональные мировые сети, регулярные долларовые получки, глубоконаучные симпозиумы и конференции, выездные лекции и коллоквиумы, постоянно открываемые новые церкви и молельные дома – если все это разом вообразить, то придем к восхищению от картины земного рая «мировой цивилизации». Место там, конечно, не для каждого найдется. Но эта цивилизация на редкость как хороша!

 

…А может, нам пригласить в Генеральный штаб, в Правительство РФ и в Администрацию Президента РФ, в Минобороны РФ Джона Аркиллу, ведущего теоретика сетевой войны и новых типов войн? Пусть он расскажет о передовом опыте Пентагона и корпорации «РЭНД»?

 

Все-таки приведу хотя бы аннотацию, представляющую понятие сетевой войны в последней монографии по этой проблеме:

 

 

«Netwar is the lower-intensity, societal-level counterpart to the editors' earlier, mostly military concept of cyberwar. This volume studies major instances of netwar that have occurred over the past several years from Osama bin Laden's networked terrorists to the Battle of Seattle's social activists and finds, among other things, that netwar works very well. Whether the protagonists are civil-society activists or uncivil-society criminals and terrorists, their netwars have generally been successful. Strategists and policymakers in Washington, and elsewhere, have already begun to discern the dark side of the netwar phenomenon, especially as manifested in terrorist and criminal organizations.

In this volume, the editors and their colleagues examine various types of netwar, from the most violent to the most socially activist. In doing so, they find that, despite the variety, all networks that have been built for waging netwar may be analyzed in terms of a common analytic framework. There are five levels of theory and practice that matter-the technological, social, narrative, organizational, and doctrinal levels. A netwar actor must get all five right to be fully effective. The most potent net-warriors will not only be highly networked and have the capacity for mounting «swarming» attacks, they will also be held together by strong social ties, have secure communications technologies, and project a common story about why they are together and what they need to do. These will be the most serious adversaries. But even those networks that are weak on some levels may pose stiff challenges to their nation-state adversaries. With this in mind, it is necessary to go beyond just diagnosing the nature of the networked nonstate opponent in a given conflict. It will become crucial for governments and their military and law enforcement establishments to begin networking themselves

Networks and Netware: The Future of Terror, Crime, and Militancy Arquilla John, Ronfeldt David (editors) // RAND, 2001, http://www.rand.org/publications/MR/MR1382/.

 

 

Впрочем, и журналист Кеворкова точно указывает на эффективность сетевой работы: «Однако в провинции, где католическая экспансия имеет благотворительную окраску.

Никаких акций сопротивления ожидать не приходится. В условиях глубочайшей нищеты даже минимальная помощь принимается населением без оглядки на конфессиональную принадлежность. Материальный ресурс, которым обладает Ватикан, не идет ни в какое сравнение с ресурсом РПЦ. А поэтому приход миссионеров в детские дома, детские сады и школы проходит гладко».

Подытоживая, можно с большой уверенностью констатировать, что постсентябрьский маневр руководства нашего государства по разворачиванию России лицом к Западу идет на всех парах. И продвижение Ватикана в глубь России – один из пунктов программы «приобщения России к западным ценностям».

 

Из дневника Калашникова: cхватка за историю

 

…В XX веке русские жестоко расплатились за неповоротливость и глупость бюрократии, за боязнь нового и необычного. Наш враг сумел сделать главное: навязав России – СССР свою игру, он сумел взять в руки управление историей, превратив нас в игрушку, в инструмент для себя самого. Только ценой неисчислимых жертв русским удавалось хоть как-то отстоять свои интересы, тогда как наш истинный противник обходился только деньгами и малой кровью.

Когда зарождается раса нынешних врагов человечества, новых кочевников? Когда у них пробуждается вкус к играм с целыми народами и к массовым жертвоприношениям? Наверное, в 1930-е годы. Их дебют – это Вторая мировая война. Та самая, которая надломила русских, сожгла самую лучшую часть нашего народа и прервала фантастический русский взлет. Болезненный надлом 1940-х и породил затем то, что кончится нашей национальной катастрофой 1991 года.

В ту войну властители США, применив метадействие, смогли де-факто воевать против всего мира, чужими руками уничтожив или подорвав всех своих соперников: Германию, Британскую империю, Японию и СССР. Они разрушили колониальные империи Франции и Голландии. Они открыли для себя огромные рынки, ввезли в США лучших интеллектуалов мира, опутали планету долговой сетью и превратили доллар не просто в деньги, а в орудие глобального господства, в магический насос для втягивания в Америку ресурсов всей Земли.

 

Но как они умело разыграли эту игру! Как здорово столкнули другие цивилизации в кровавой бойне, умело ее регулируя! Они в своих целях даже русских спасали, добиваясь того, чтобы мы с Гитлером подольше уничтожали и изнуряли друг друга.

Есть одна загадка Второй мировой войны: почему Гитлер в 1941-м промедлил с нападением на Россию, перенеся его с мая на июнь и потеряв целый месяц благоприятной климатической ситуации для операций против русских? И зачем он весной 1941-го кинулся на завоевание Балкан? Можно сказать, тогда это спасло нас – иначе немцы оказались бы под Москвой уже в августе. А так они потеряли целый месяц для наступления – и еще какой месяц!

Но и тут поработали американские инженеры реальности, управители истории… Глава американского УСС (предшественника ЦРУ США) генерал Донован весной 1941 года едет на английский фронт в Греции, ведет переговоры с болгарами и с югославами. Везде он разглагольствует о том, что нужно дать всеобщий отпор Гитлеру. Немецким агентам специально дают обшарить багаж и документы Донована, умело составленные специалистами разведки. Донован шлет Рузвельту искусно сфабрикованные депеши, зашифрованные известным немцам кодом. Речь Донована после совещания с Рузвельтом 25 марта 1941 года пишется специалистами по психологической войне.

И американцы добиваются своего: отложив нападение на русских, немцы кидаются на Югославию. Главная цель психологической операции достигнута – гитлеровцы увязли в тяжелой контрпартизанской войне на Балканах, растягивая свой фронт, распыляя силы, тратя дефицитные ресурсы и ослабляя себя перед нападением на нас. Торжество психологической войны и стратегии непрямых действий – налицо. (Н. Яковлев. Франклин Рузвельт. Человек и политик. Новое прочтение. – М., Международные отношения, 1981, с. 298).

 

Да что там сороковой год! В 1933 году послом США в Москве был назначен известный Уильям Буллит, который уже тогда в секретных депешах высказывал надежды на то, что русские станут объектом нападения и из Европы, и с Дальнего Востока, и потому не сумеют вырасти в «величайшую силу мира». (Цитируем по уже упомянутой книге Яковлева, с. 174).

Именно поэтому 1 сентября 1939 года, когда посол США во Франции Буллит ночным звонком разбудил Рузвельта и сообщил о нападении Гитлера на Польшу, президент США произнес:

– Прекрасно, Билл. Наконец, свершилось. Да поможет нам Бог!

Вряд ли в США в 1939 году существовал этот план, расписанный до мелочей. Нет, скорее был общий набросок, идея. Скорее всего американские правители, теневые и официальные, принимали решения уже в ходе войны, корректируя ход событий. Для ведения грандиозной борьбы против всего мира в США создали Управление стратегических служб, предшественник ЦРУ, настоящую академию тайной войны. В ее рядах работали 30 тысяч человек, из которых половина была учеными! Именно здесь янки смогли сосредоточить громадный интеллектуальный потенциал. Увы, они превзошли здесь не только немцев, англичан и японцев, но и нас.

А потом они так же умело втянут русских в войны и конфликты, которые нас истощат или выставят американцев добрыми ангелами. Тут вам и венгерские события 1956 года, и Чехословакия 1968-го, и Афганская кампания…

 

Врагов нужно изучать. В конце концов, это они нас опрокинули. Они первыми смогли преодолеть бюрократическую разделенность действия «по ведомствам».

Новые кочевники смогли задействовать для игры с историей системный анализ. Созданный первоначально биологами, он есть не что иное, как переведенный на технологический язык плод деятельности генеральных штабов. Ведь как действует генштаб? Он сначала должен понять, кто ему противостоит и затем разработать план разгрома врага. Ну, например, система гитлеровской Германии состоит из блоков – «Военная сила», «Экономика», «Ресурсы» и «Население». Между ними – такие-то связи. Каждый из этих блоков расчленяется на такие-то составные части. Таким образом, постигается внутренняя логика развития Германии.

Что надо сделать, чтобы ее уничтожить? Нужно разрушить самые важные связи, ослабить и дезорганизовать самые важные элементы.

Теперь надо рассчитать, как это сделать наличными нашими силами, распланировать последовательность своих действий на разрушение связей в системе врага и ослабление его элементов. Когда получишь последовательность действий – получишь и цепь событий. Теперь можно посчитать, сколько для этого нужно сил и материальных ресурсов, как сманеврировать имеющимися технологиями. В результате получили превосходный план военной кампании.

С применением системного анализа Запад вел стратегические бомбардировки Третьего рейха. Системный анализ применялся Америкой при Рейгане для разрушения Советского Союза, когда нас методически втягивали в войны, в помощь уже и не всякий автомат-то возьмет. А на вооружении у них будет новейшая винтовка М-4 с двумя стволами. Один, обычный, стреляет обычными же боеприпасами пехотного калибра. Другой бьет 20-миллиметровыми снарядами, которые благодаря встроенной в винтовку компьютерной системе будут разрываться на заданном расстоянии. Так, чтобы осколки этих снарядов поражали бы солдат или партизан противника, укрывшихся за оградами и стенами или засевших в окопах.

При столкновении с такими солдатами уже сегодня русские бойцы не смогут убивать американцев. Русские солдаты вынуждены воевать безнадежно устаревшим оружием, в дурацком и примитивном камуфляже, с перетяжеленной и грубой до ужаса амуницией, с отсталыми бронежилетами. Снаряжение пехотинца РФ 2000-х годов гораздо хуже амуниции гитлеровского солдата 1940-х, и это – как говорится медицинский факт. В бою же с западниками 2000-х наши воины уподобятся дикарям каменного века, которые попробуют деревянными стрелами с кремневыми наконечниками обстреливать закованных в сталь рыцарей.

А что будет завтра? А завтра мобильные силы США смогут брать города и с налету захватывать наше ядерное оружие, брать с наскока наши центры управления и связи.

Помните: телеграф, почта, мосты, вокзалы?..

 

Глава 12

Консциентальная война: поражение сознания

 

Наверное, самым впечатляющим оружием агрессии в Пятой мировой становится то, которое заставляет жертву по-идиотски улыбаться и не замечать того, что против нее воюют. Это действительно мечта: человека режут и грабят – а он переживает состояние блаженства.

И такое оружие уже есть. И Россия давно стала его испытательным полигоном.

 

В первые месяцы после предательского Хасавюртовского мира, ставшего во многом продолжением не менее ужасной избирательной кампании этого же 1996 года, Ю.В. Громыко и я, Юрий Крупнов, анализируя ситуацию и причины этого «политического дефолта» России, выдвинули концепцию «консциентальной войны» (см. выпущенный нами в 1996 году специальный выпуск альманаха «Россия-2010» «Кому будет принадлежать консциентальное оружие в XXI веке?» – http://www.dataforce.net/~metu-niv/consor/title.htm).

Консциентальность происходит от латинского слова conscientia – «сознание» (а также, кстати, и «совесть»!) – и связана с сознанием. Соответственно, консциентальная война – война на поражение сознания.

В основе такого поражения лежит уничтожение человеческой способности к свободной идентификации, т. е. способности каждого из нас к самоопределению. Так, чтобы мы не могли ответить на вопрос: кем мы стремимся быть и в рамках какой культурно-исторической традиции намерены жить? Когда человек обладает самоидентификацией, он тверд в мыслях и действиях. Когда человек может сказать себе: «Я – русский, вот – моя страна, вот – мои национальные герои и русские святыни», то такой человек устойчив. Он знает свое место в обществе, он обладает сетью человеческих связей, он чувствует себя частью огромного национального организма.

Но если способность человека к самоидентификации уничтожить, то случится страшное. Тогда ему можно внушить любую идентификацию, убедив его в том, что он – не русский, а, скажем, эльф, гоблин или демократ. Человек теряет способность быть русским (китайцем, татарином, индейцем майя), превращаясь в чистый белый лист, на котором можно писать что угодно и рисовать все, что взбредет в голову тому, кто перед этим стерилизовал сознание человека-жертвы.

Идентификация строится на основании воображения – деятельности по порождению образов и сущностных символов. Именно символические ряды и само воображение подвергаются замещению или слому в первую очередь. Именно поэтому операция по уничтожению СССР – России началась с разрушения образов наших национальных героев и легенд нашей истории.

Человек не только теряет свой образ, но и перестает восстанавливать и выстраивать свой образ заново, перестает видеть себя глазами других людей, в том числе и глазами славных предков, своих гениев и святых, и, в конечном счете, теряет форму и строй сознания. Превращается в кисель.

 

Разумеется, в массовом плане базовую работу по поражению сознания в настоящее время выполняют средства массовой информации и коммуникации. С позиции оборонного строительства необходимо создание особого рода войск, которые могли бы предотвращать применение консциентального оружия или, при необходимости, использовать такое оружие. В период войны в Югославии в первой половине 1998 года существовал ряд проектов телеспецназа, или медиаспецназа.

Не случайно Дж. Аркилла и Д. Ронфельдт считают необходимым создание «специальных медиавойск» (the notion of creating «special media forces») и развертывания специальных геополитических сетевых систем типа ноосферной революции или ноополитики (Arquilla, John, and Ronfeldt David. The Emergence of Noopolitik: Toward an American Information Strategy // Santa Monica, Calif.: RAND, MR-1033-OSD, 1999), в рамках которых организуются необходимые медиасистемы.

Высшим достижением правильно организованной консциентальной войны – войны на поражение сознания и его способности к свободной идентификации – является создание такой ситуации, когда в самый разгар боевых действий и в условиях катастрофы у населения, включая и «профессионалов» политики и военного дела, включая «элиту», возникает абсолютно очевидное и трижды достоверное переживание наивысшего расцвета мира и бесконечной отдаленности войны…

 

Именно это настроение и царит в нынешней России. Нас бьют, а мы этого не замечаем.

 

Чтобы все это не звучало слишком академично и отвлеченно, мы решили проиллюстрировать действие консциентального оружия на ярких и, увы, отечественных примерах.

Хотят того создатели этих передач или не хотят, но они показывают всему свету портрет нашего человека «эпохи Путина».

В них народ представлен не человеком труда в синем костюме на фоне станка, как это было при Советах, а сорвавшимися с цепи домохозяйками, мечтающими о зоофилии.

Пальма первенства в этой ветви телевизионных развлекух принадлежала ныне уже забытому проекту Елены Ханги – передаче «Про это», которая шла на старом НТВ. Афроамериканка Ханга впервые вывела на российский экран «свой народ» – разноцветных гермафродитов, трансвеститов, сексуальных извращенцев, моральных уродов, упоенных собой педерастов, зоофилов и потребовала политкорректности закоснелого российского общества.

С ней соперничал и успешно соперничает до сих пор депутат Госдумы Валерий Комиссаров с косноязычной передачей «Моя семья», в которой кривляются обычно задумчивые домохозяйки. Поправив теплые трико, они внезапно начинают признаваться, что давно мечтают переспать с соседским кобелем или козлом, если не удастся соблазнить почтальоншу. Тонкий, причудливый мир простого советского человека, долго подавлявшего свое сексуальное разнообразие, хлынул на нас, отсталых, как из помойки.

А потом пошло-поехало, будто из рога изобилия. Хит прошлого сезона – передача «За стеклом»: ели, пили, спали, одного-двух сожрали и не заметили, в общем, увлекательнейшим образом демонстрировали «коллективный разум». «Последний герой». Опять ели друг друга, спали друг с другом и опять этот же скудный разум. И наконец, «Большая стирка» Андрея Малахова, где гадят, ругаются, сплетничают, – в общем, демонстрируют духовную жизнь. И вершина – «самое скандальное шоу» Дмитрия Нагиева – «Окна». Тут, в добавление к обычному «ели-спали», «гадили», еще и дерутся, таскают друг друга за волосы, демонстрируя «высокие отношения».

Если к этому добавить, что каждую неделю в России на рынок выходит новая желтая газета, в которой на страницах происходит то же, что и на экране, то становится ясным, что все происходящее – не случайность, а чей-то глобальный проект.

Проект заключается в том, чтобы разбросать по всем каналам по три-четыре развлекательные программы, которые опускают человека до скотского состояния и заставляют его говорить о себе как о скотине, вытаскивая на свет Божий всю гнусь, которая нормальным индивидуумом изгоняется из организма. И только люди больные не справляются с душевной гигиеной и нуждаются в сеансах психического стриптиза.

 

 

«Наше общество, так трепетно относящееся к свободе слова, все никак не решится ввести на телевидении Наблюдательный совет и разумные формы цензуры, и вот к чему эти ужимки привели.»

Эти строчки принадлежат перу главного редактора газеты «Стрингер» Елене Токаревой (ситуация описана на 2002-й год).

 

Знаешь, читатель, мы не зря написали о консциентальном оружии Вечного рейха для поражения сознания. Российское телевидение всегда было отвратительной помойкой во главе с откровенными мерзавцами и кретинами. Сколько грязи на нас вылили с конца 1980-х годов – подумать страшно. Но с уходом Ельцина произошел какой-то качественный скачок. В нашей стране действительно начал разворачиваться глобальный проект по превращению нас в скотов. И дело не только в телевидении.

 

 

Не одни мы это видим.

 

Пример? Да хотя бы нынешняя школьная реформа. И здесь мы приведем статью, которая готовилась к печати в газете «Стрингер», но так и не увидела света. Мы приведем ее всю.

«Известный питерский публицист и аналитик Сергей Переслегин, следуя последним веяниям во внутрироссийской политике, решил возродить жанр политического доноса. И сам же первым написал его на имя В.В. Путина.

«Последнее время я все чаще жалею, что из российской публицистики начисто исчез жанр политического доноса. В самом деле, что делать гражданину, столкнувшемуся с признаками существования сложного и разветвленного заговора „врагов народа“, которые, судя по поступающей ко мне информации, уже не готовы ограничиться одним только разрушением военных, политических и экономических механизмов государства, а покушаются на сами основы существования российского общества?

 

 

Доброе утро, последний герой!

 

Высоколобые совершенно зря ворчали, когда интеллектуальные викторины времен СССР вытеснила игра «Кто хочет стать миллионером?». Потому что там всего-навсего разменивали ум на деньги. Там не требовалось делать за эти деньги подлости. Во всяком случае – цинично и на глазах у всех. Сегодня на нашем экране «интеллектуальный» лидер – игра «Слабое звено». Игра, в которой участники команды избавляются друг от друга. Я никогда не повернусь спиной к тем, кому нравится «Слабое звено».

«Слабое звено» оказалось лишь первым звеном. Позднее к нам пришла передача «За стеклом». На сей раз вместо открытой травли текущего «чучела» остальными игроками используется апелляция к мнению зрителей, что подразумевает интригу, более тонкую, но не более нравственную. Цель, ведь, остается неизменной – подставить «своего». Апофеозом «новой телевизионной политики» стал «Последний герой» – передача, выдающаяся во многих отношениях: самая зрелищная, самая популярная, самая дорогая. А кроме того, самая срежиссированная и самая аморальная.

Тропический остров в Карибском море. Несколько групп людей держат экзамен на выживание. Волею сценариста эти группы формируются в конкурирующие между собой племена. Война за существование эмулируется спортивными и полуспортивными состязаниями под руководством известного актера Сергея Бодрова (написано еще при его жизни. – Прим. М.К.).

Главный приз игры – три миллиона рублей. Он достанется только одному. Следовательно, внутри племен вновь должна начаться игра в «слабое звено». Интриги, временные союзы, предательства, удары в спину – все перед зрачком телекамеры. И никто не стесняется сказать на всю страну что-то вроде: «Она слишком хорошо проявила себя в последней серии испытаний и стала опасна. Поэтому я договорился с XX, YY и ZZ голосовать против нее. А чтобы она не догадалась раньше времени, продолжал оказывать ей знаки внимания…»

Итак, по условиям игры группа должна действовать как одно целое. И – тоже по условиям игры – в группе все воюют против всех, все подставляют всех, все предают всех. А зрители ловят от этого кайф. И никому из участников не пришло в голову, что жить по таким правилам недостойно человека, что всегда есть возможность совместно сыграть против самой игры, установив другие «граничные условия».

Впрочем, события, произошедшие на островах, представляются мне от начала и до конца срежиссированными. Тем самым с участников снимается большая часть моральной и юридической ответственности, зато в деятельности продюсеров все отчетливее просматривается состав преступления.

Считать автора этого доноса сторонником воспитания нравов «коммунистического муравейника» и противником воспитания буржуазного индивидуализма совершенно не следует. Речь идет о другом: о разрушении в России общества как такового. Ведь что такое индивидуализм? Это привычка человека опираться на собственные силы, причем он берет на себя ответственность не только за собственную судьбу, но, если надо, и за судьбы других. Кстати, певцом индивидуализма был Джек Лондон.

Представьте кого-то из пионеров Клондайка – хоть Элама Харниша, хоть Смока Беллью – в ситуации «Последнего героя». Представили? И сколько прожил бы Сергей Бодров? Индивидуализм: буржуазный ли, аристократический ли, первобытный ли, – органически не терпит интриги и предательства!

 

Цель – русские домены

 

Поздно перевоспитывать и Сергея Бодрова, и его хозяев. Но подлость превращается в измену Родине, если учесть, по чему именно наносят удар такими телеиграми – по основной ячейке русского-советского-российского общества, домену. Дело в том, что если в западном обществе классической ячейкой общества служит семья, а на традиционном Востоке – род (тейп, клан), то у русских – домен. Этакая современная община, люди в которой хорошо друг друга знают, обладают общими убеждениями, явным или неявным лидером и своей неформальной системой взаимопомощи.

Очень трудно проанализировать внутренние связи домена. Они не являются национальными, религиозными или семейными (родовыми). Не являются также профессиональными или школьными – через общее детство. Хотя могут быть и теми, и другими, и третьими, и четвертыми. И еще очень многими. Собственно, ответ на вопрос о том, что связывает домен, есть одновременно и ответ на вопрос, в чем причина дружбы или любви. Когда можно дать четкий ответ, это уже не дружба.

Численность доменов составляет от десяти до ста человек, обычно около двадцати. Важной особенностью данной социальной структуры является ее способность реагировать на внешние раздражители, как единое целое. Насколько можно судить, это обуславливает повышенную мобильность и «прочность на излом» – жизнеобеспечивающих систем российского общества. Например, именно благодаря доменам Россия после финансовой катастрофы 17 августа 1998 года повела себя вопреки прогнозам американских социологов, долговременный экономический спад при тяжелейших внутренних потрясениях не случился. Да и рубль упал в цене не в десять, а всего в четыре раза.

Анализируя эти и некоторые другие события, социологи «вычислили» доменную структуру российского общества. Наличие промежуточного социального звена – домена – позволило объяснить высокий «предел упругости» глубинной «жизнеобеспечивающей экономики» российского государства – экономики, не только нормально функционирующей в условиях тяжелейших военных поражений, но и успешно выдерживающей самые разнообразные эксперименты.

По ряду причин Запад не может воспроизвести у себя структуру домена и использовать данный ресурс. Поэтому долговременные международные программы, направленные на стандартизацию жизни в Ойкумене, восприняли русский домен как некую «призрачную угрозу». И немедленно была поставлена задача: уничтожить его за счет существенного изменения – под флагом пропаганды индивидуализма – характера межличностных отношений. (Понятно, что существование домена обусловлено наличием доверия, для которого нет юридических, биологических, функциональных или иных измеримых оснований).

Орудием разрушения русского домена становятся телеигры самого циничного типа. С осени 2001 года выходят почти одновременно «Слабое звено», «За стеклом», «Последний герой», «Алчность» – передачи, единственным назначением которых является разрушение «поля доверия». В «раскрутку» перечисленных программ вложены огромные деньги. Чьи это деньги? Я утверждаю, что западные политические структуры прямо или косвенно финансировали появление и раскрутку перечисленных выше передач. Так это или не так? В рамках жанра политического доноса отвечу стереотипным: Органы разберутся…

 

Враги народа в школе

 

В свете все того же разрушения уникального русского общества видится и нынешняя реформа образования, которая открыто ведется на деньги Мирового банка. Причем заказ зарубежных хозяев наши чиновники явно перевыполнили.

Почему? Советская школа, конечно, обладала огромными недостатками и не смогла обеспечить СССР победу в Третьей мировой (холодной) войне 1946-1991 годов. К середине 1990-х имперская система образования у нас оказалась разрушенной.

И тут выяснилось, что советское/российское государство, как водится, шло своим путем и не попало в общемировой тренд. А тренд этот таков, что современный уровень образования в России (крайне низкий) – является несбыточной мечтой для большинства развитых стран. Причем переломить тенденцию, вкладывая в системы «школа» и «вуз» дополнительные ресурсы, не удается: социальная машина потеряла управление. Неожиданно (и без особых заслуг со своей стороны) Россия, наряду с Индией и Китаем, оказалась обладателем ценного и практически невоспроизводимого в нынешних условиях ресурса: системы образования, хотя и со скрипом, но все еще выпускающей молодых людей, способных бегло читать, грамотно писать, без существенных проблем складывать дроби и обладающих более или менее системными знаниями по истории и географии.

Такое положение дел (вкупе с сохранившимся у России ядерным потенциалом) могло досрочно вернуть нашу страну в класс великих держав, что не всеми в мире обитаемом расценивается как радужная перспектива.

И тогда в ход пустили образовательную реформу. В школьные программы включили так называемые системообразующие предметы: ОБЖ (основы безопасности жизнедеятельности), расширили список «краеведении», «историй города», «валеологий», «основ цивилизационных знаний», «основ менеджмента» и т. п.

А после этого по всей Великой Руси разнесся плач о школьной перегрузке. На службу был привлечен зарубежный опыт. Поскольку американские школьники не знают дробей, путают Бразилию с Боливией и считают, что Вторая мировая война началась высадкой в Нормандии (речь идет о том меньшинстве, которое вообще знает про эту войну), но при этом Америка живет хорошо, то и нам надо перестроить свое образование, исключив из него лишнее и добавив необходимое.

Список «лишнего» впечатляет. Логарифмы, тригонометрические функции, степенные функции, стереометрия. Дроби пока отстояли. На рубеже веков разыгрывается постыдный фарс, когда господин министр образования говорит общественности, что, поскольку лично он понятия не имеет о кровеносной системе ланцетника (и ничего: министром вот работает), то и школьникам знать зоологию не обязательно. А что в мире начинается биологическая революция, так на все – воля Божия. Сначала сокращали темами, потом – целыми отраслями знаний.

Но и этого реформаторам показалось мало. Теперь они намерены вообще изгнать научность из школ России, отстранив учителей-физиков, химиков, математиков от обсуждения их программ. Главный упор в обучении наших детей следует сделать на воспитание терпимости, знания основ бизнеса и умения быть законопослушными. Для унификации российского образования с международным необходимо «объективизировать процедуру оценки», перейдя на единую для всей страны систему тестов.

 

 

По заветам дядюшки Гиммлера

 

Такой удар – то же самое, что и большевистское «до основания, а затем…». Или нечто сродни планам гитлеровцев на оккупированных территориях СССР в 1941 году. Изучая этот период, мы познакомились с комментариями к плану «Ост», известным письмом Бормана Розенбергу относительно политики на оккупированных территориях и докладной запиской Гиммлера «Некоторые соображения об обращении с местным населением восточных областей».

Не откажу себе в удовольствии процитировать рейхсфюрера: «Для ненемецкого населения восточных областей не должно быть высших школ. Для него достаточно наличия четырехклассной народной школы. Целью обучения в этой народной школе должно быть только: простой счет, самое большое до 500, умение расписаться, внушение, что божественная заповедь заключается в том, чтобы повиноваться немцам, быть честным, старательным и послушным (в понятных ему терминах рейсхфюрер говорит о нынешнем воспитании „умения сотрудничать и общаться с другими, толерантности и правовой культуре – С.П.). Умение читать я считаю ненужным (авторы реформы также жалуются, что старая школа требует „читать много книг“ – С.П.). Кроме школы этого типа в восточных областях не должно быть больше вообще никаких школ“. Надо сказать, что хотя риторика Гиммлера звучит не слишком современно, основные принципы текущей школьной реформы он излагает верно.

Вот логика авторов нынешней школьной реформы. «Мы с Вами знаем, что в стране финансовый кризис. Реальных денег на то, чтобы возродить прежнее образование, нет. И не будет. В России избыток специалистов с высшим образованием, которых невозможно использовать, вследствие непрерывного сокращения производства. Между тем школа продолжает исправно готовить кадры для вузов, вместо того чтобы поставлять рабочий материал для промышленности и кадры для армии. А нам из-за нехватки призывников нечем закрыть „дыру“ на границах Южного и Поволжского федеральных округов. Излишне образованные люди, как показал опыт перестройки, являются социально взрывоопасным материалом.

Наша реформа ставит перед собой следующие задачи:

– сократить расходы на систему образования;

– держать школьников под присмотром шесть дней в неделю в течение двенадцати лет;

– воспитывать выпускников, довольных тем, что они будут всю жизнь «заворачивать гамбургеры».

Поэтому российская школа будет разбита на три сектора.

Первый – коммунальный, для 90 процентов детей. В нем ничему учить не будут.

Второй – коммерческий, для 9 процентов детей «новых русских». Здесь тоже учить не будут, но – в более мягких условиях и за очень большие деньги.

Наконец, третий – специальный. Для оставшегося процента. В этом секторе будут учиться Ваши дети. Здесь мы станем воспитывать элиту – в тех количествах, в которых это нужно России. Здесь не будет «разгрузки смыслового ядра» и «отказа от научного подхода». Напротив…

Конечно, люди, способные так выстроить свою аргументацию, прекрасно понимают, где они лгут, а где довольствуются фигурой умолчания. Знают они, что и в третьем секторе ничему учить не будут – по общесистемным законам. Но «реформаторы» солидарны с рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером: в восточных областях и не должно быть школ других типов, кроме «народных»…

Больше надежды вселяют общемировые тренды. После того, как в заявлениях лидеров Европейского союза все чаще стали проглядывать нотки обеспокоенности за свое образование, после того, как было подсчитано, сколько специалистов потребуется единой Европе в ближайшие годы (для того только, чтобы сохранить существующий уровень развития, потому что для перехода к постиндустриализму их нужно гораздо больше), после того, как американскими бизнесменами был поставлен вопрос о немедленном возвращении в школу «дробей и логарифмов», деятельность наших реформаторов становится категорически нежелательной.

Сим я официально обвиняю министра образования РФ Филиппова, идеолога реформ Грефа и «примкнувших к ним лиц» в измене Родине, подготовке и осуществлении заговора, направленного на подрыв российского образования и, опосредованно – на разрушение научного, культурного, экономического и военного потенциала России, а также – в преступлениях против Будущего…»

Даже если бы этот донос дошел бы до Самого, до Президента РФ, вряд ли он смог бы что-либо сделать. Ему не на кого опереться, не с кем проводить иную политику.

Образование – это метасистема, это система систем. Это супертехнология, хай-хьюм, который позволяет русским производить истребители, космические корабли, программное обеспечение и вообще все, что делает нацию в нынешнем мире великим народом, а не толпой конченых и отсталых идиотов. Наш враг консциентальным оружием телеэкрана поражает именно эту метасистему. Через десяток лет после реформы мы как раз и превратимся в сборище дебилов, умеющих лишь телик смотреть, гамбургер в бумагу заворачивать и минет делать – извините за крепкое выражение. К тому же эти дебилы окажутся полностью неспособными создать даже подобие общества. Воспитанные телешоу, они станут уничтожать и пожирать «слабые звенья».

Консциентальное оружие – страшная сила, и его действие мы чувствуем сегодня на собственной шкуре. Справедливости ради заметим, что подобные, и даже еще более мерзкие телешоу, идут и в самих США. Но кто сказал, что Вечный рейх не дебилизирует и западные народы?

 

Глава 13

Иллюзия мира. Глобализация как новый рейх

 

Абсолютное изменение характера, природы и форм организации и протекания войн приводит к тому, что не только обыватели, но и профессионалы в период наивысшего развития военных действий находятся в иллюзии полного отсутствия войны.

Как только кто-то начинает говорить о мировой войне, так тут же всеми присутствующими или читателями осуществляется перевод буквального смысла – в переносное, метафорическое.

 

Прекрасный пример – отклики на интересную статью Олега Солдатова «Третья мировая война», в которой автор утверждает, что с началом разворачивания в США военной операции в Афганистане мы находимся на пороге новой, с его точки зрения, Третьей мировой войны: «Каковы же причины начала Третьей мировой? Первое – это распад бывшего СССР и нарушение прежнего паритета; второе – уход поколения тех, кто помнил предыдущую мировую войну, ее ужасы и лишения; третье – крайнее отличие уровней жизни развитых стран Европы, Америки и государств арабского региона; четвертое – накопление сверхогромных запасов вооружения, кризис перепроизводства в этой области, ведущий к задержке промышленного оборота денежных средств; пятое – активизация мусульманского фундаментализма.

Все сошлось и все готовы. Так же было и в начале предыдущих мировых войн. Мир стоит на грани великого перераздела территорий и сфер влияния. Каковы будут последствия и масштабы трагедии? Неизвестно…» (сетевой журнал «Русский переплет». 10 окт. 2001 – http://www.pereplet.ru/text/soldatov10oct01.html).

А вот – реакции на эту статью Интернет-читателей. С. Закиев откликнулся так: «Третья мировая… Апокалипсис, вечная ядерная ночь… Да верит ли автор в то, что мы все действительно уже на той роковой черте? Естественно, нет. Иначе он не стал бы доказывать само наличие этого действа. Третья мировая еще не началась – дай Бог не начнется,

…Поэтому считаю, что хотя мир и не стал жить в ситуации ожидания Третьей мировой, как утверждает автор, но вошел, тем не менее, в другую драматическую ситуацию, которую уже однажды сформулировал один остряк: «Ни мира, ни войны». Как она будет развиваться дальше, – увидим».

Читатель Yuli также указал на метафоричность авторских выражений: «Война, господин Солдатов, это когда вы отдираете с лица внутренности своего друга-солдата, который только что живой стоял рядом. То, что Вы описываете, называется политикой, бизнесом, подлостью, но не войной».

Мне, однако, кажется, что прав все-таки автор статьи Олег Солдатов и читатель LOM, который высказался так: «Да Вы, уважаемый Юлий Борисович, романтик? Приятно этим удивлен. На мой же взгляд, война – это совокупность и результат взаимодействия многих факторов, в том числе политических и экономических. А то, о чем Вы говорили, – кровь друга и прочее – это лишь следствие. Увы, неизбежное…»

…Еще в начале 1991 года, в самый разгар политики «смягчения напряженности», маршал авиации Н.М. Скоморохов в прекрасной статье, обозревающей реальную стратегию США, фиксировал следующий «парадокс»: «Мы размышляем о возможных военных конфликтах в то время, когда со времени Второй мировой войны оружие, по сути, и не смолкало…» (Скоморохов Н. М. Взгляд в будущее // Мужество. Ежемесячный литературно-художественный и исторический журнал. 1991. № 6. стр. 202).

 

Такие парадоксы и иллюзии связаны не только с множественно-процессуальной природой современной сплошной войны, но и с принципиальными перекосами в мировоззрении.

Ведь основой неведения войны и фактической нетрезвости сознания является то, что существует надежда на то, что мир как безмятежность и отсутствие противоречий возможны, что Существует горячее желание немного потерпеть и дождаться спокойных лет. Мир не рассматривается как исходно глубоко трагичный и сотканный из неразрешимых мировых проблем и противоречий.

Велика вера и в «законы» природы, общества, цивилизации и пр. – как некоторые естественные предпосылки, которые автоматически приведут мир и ситуацию к нужному состоянию. Это мировоззрение выпестовано, конечно же, марксизмом, который рассматривал историю как естественный процесс последовательной и закономерной смены экономических формаций. В настоящее время большинство людей в России являются историческими детерминистами, независимо от предпочитаемой ими идеологии. Для них все предопределено, и все кончится закономерным итогом. Правда, в зависимости от политических взглядов носителей такого детерминизма, итоги разнятся весьма и весьма сильно.

 

Великолепный образчик такого естественно-научного размышления по поводу новейшей истории демонстрирует С.Б. Переслегин – «советский и российский критик, основатель клуба стратегических ролевых игр „Императорский генеральный штаб“, который профессионально занимается военной историей».

Вот как он в статье «Военное будущее России» видит причины уничтожения СССР:

 

«Распад огромной советской империи не был обусловлен „чьей-то злой волей“. Объективные причины, или, говоря совсем уж научным языком, динамика информационных /материальных/ энергетических потоков, вызвали создание „мелкопоместных государств“.

 

Но происшедшее на основании этих «объективных причин» меркнет перед тем, что нам предстоит:

 

«Так вот, та же самая динамика приведет к воссозданию многонационального государства. Потому что в „княжествах“, отдохнувших в смутное время от власти Центра и наевшихся нищей свободой, появится необходимость в кредите или вдруг – в реализации того, что достигнуто другим независимым кусочком бывшей державы. Связи начнут восстанавливаться. Однако сеть этих связей перестанет носить пирамидальный характер с вершиной в Москве. Это будет действительно выгодно экономически и иллюзорно оправдано политически. Иллюзии скормят отделившимся народам, назвав их равными партнерами.

Поэтому прекращение кровавого хаоса на бывших советских территориях неизбежно. Вопрос лишь в том, произойдет это раньше или позже, и с какими человеческими жертвами»

(Переслегин С. Б. Военное будущее России – http://okh.nm.ru/materials/Pereslegin/Per=MilitFutureRu.htm).

 

Но дело как раз и состоит в этом «раньше или позже, и с какими человеческими жертвами».

 

В данный момент мир оказался в ситуации, когда Четвертая мировая война фактически подошла к концу, финансовая бомба полностью выполнила свои задачи, а Пятая мировая война пока еще не началась.

И этот создавшийся момент очень важно правильно разглядеть и использовать.

В русской дореволюционной армии штабных офицеров слегка иронически называли «моментами», поскольку те все время учили и требовали в стратегическом, оперативном и тактическом искусстве выбирать правильный момент и исходить из задач момента.

И это – выбор времени и его моментов в качестве основы планирования – с нашей точки зрения, является сегодня фундаментальным основанием не только военной, но и общей управленческо-организационной культуры.

Но для «схватывания» этого момента необходимо преодолеть иллюзию отсутствия войны в тот момент, когда рядом с тобой тишина и не стреляют. Более того, пора привыкать к таким войнам, когда фундаментальные задачи войны будут достигаться нередко и совсем без выстрелов.

В отличие от России, где только в 90-е годы стали издаваться различные китайские древние трактаты по военному искусству, в США подобные книги многократно переиздавались массовыми тиражами еще с 40-х годов. И все генералы США знают наизусть с десяток высказываний (прежде всего из военного канона «Искусство войны Сунь-цзы»), которые многократно обсуждались в качестве стратегии практического действия.

И для них совершенно понятны следующие положения древней восточной мудрости:

 

«…Одержать сто побед в ста сражениях – это не вершина превосходства. Подчинить армию врага, не сражаясь, – вот подлинная вершина превосходства.

Поэтому высшее пресуществление войны – разрушить планы врага; затем – разрушить его союзы; затем – напасть на его армию; и самое последнее – напасть на его укрепленные города.

…Поэтому тот, кто преуспел в военном деле, подчиняет чужие армии, не вступая в битву, захватывает чужие города, не осаждая их, и разрушает чужие государства без продолжительного сражения…»

(Сунь-Цзы. Искусство войны. Разд. 3. Планирование нападения; У-цзин. Семь военных канонов Древнего Китая / Пер. с англ. Котенко В.В. – СПб.: Евразия, 1998. стр. 145).

 

 

Следует также прислушаться к замечательному русскому логику и писателю А.А. Зиновьеву. С ним можно и нужно спорить, его можно упрекать в чем угодно, но только не в неумении строить научное обобщение.

«Идет, уже идет война нового типа. Обычно глобализация подается как некое стихийное объединение всех стран в единое целое. Но кто этого добивается и каким путем? На самом деле идет настоящая война западнистского сверхобщества, возглавляемого США, за мировое господство. Это такой же «добровольный» и «естественный» процесс, как «слияние» волка со съеденным им ягненком.

– А остальной мир превращается в колонию общего пользования? Зиновьев: Да, остальной мир превращается в зону колонизации для Запада. Так произошло с нашей страной, так произошло и с Балканами. Они завоеваны и включены в сферу колонизации.

…Не бывает глобализации вообще. Глобализация, как любой процесс политической интеграции, не может быть «ничьей». В современном мире действуют слишком мощные силы, чтобы оставить процесс такой значимости на волю случая. Фактически американцы успешно, гораздо более успешно, продолжают опыт фашизма – но уже в глобальном масштабе

Но говорить о том, что это окончательная победа, рано. Существует Китай, существует арабский мир, да и Россия еще не добита до конца. Внутри самого западного мира есть противоречия – между Германией и другими странами Западной Европы, между Западной Европой и США, есть Япония, которую не устраивает подчиненная роль покоренной страны, но битва за мировое господство уже началась. Глобализация и является этой войной. Войной в полном смысле этого слова.

Она началась, она идет – и первые победы Запад уже одержал. Разгромлен советский блок, Советский Союз, раздроблена Югославия… Правда, глобализация, как и всякая война, требует жертв и от агрессора – я имею в виду заметное сокращение социальных гарантий и отток капитала и рабочих мест в «новые индустриальные страны», но – на войне как на войне…

…Судить надо по делам. Они (США и НАТО) настолько уверены, что действуют во имя некой высшей, сверхчеловеческой «демократии», что они «освобождают» человечество от коммунизма (как «освободили» нас и югославов), что не задумываются ни о допустимых средствах, ни, тем более, о том, как это выглядит в глазах «туземцев», то есть нас с вами. Они отождествили коммунизм и фашизм и не заботятся о камуфляже. Они идут напролом.

– Рассчитывают, что те, кто может им противостоять интеллектуально, будут отлучены от «ящика» и не будут услышаны?

Зиновьев: Именно: они рассчитывают, что оппоненты будут попросту заглушены. Более того, они специально пытаются снизить интеллектуальный уровень своих оппонентов – в том числе потенциальных, то есть молодежи. Смотрите, как целенаправленно они снижают интеллектуальный уровень России. Россия, Сербия и другие побежденные страны стремительно деградируют. С точки зрения исторической и социологической – это продолжение того, что пытался делать Гитлер.

– Про гитлеровские планы геноцида «неполноценных» народов известно всем. Гораздо менее известна аналогичная американская концепция Макнамары-Киссинджера, официально положенная в основу американской мировой политики с начала 70-х (доктрина «золотого миллиарда»). Сегодня она реализуется через ООН, МВФ и Всемирный банк, которые, в свою очередь, навязывают политику экономического геноцида правительствам зависимых стран – в том числе России. Не просто частные лица – высшие руководители стран НАТО публично высказываются о «необходимости радикального сокращения населения России» – и даже называют цифры. Почему же российское руководство не видит столь явных проявлений враждебности?

Зиновьев: В свое время Бжезинский сказал, что в России останется миллионов пятьдесят, не больше, а другие идут еще дальше. Тэтчер как-то проговорилась, что им «хватит» и пятнадцати миллионов. Не так давно, незадолго до возвращения в Россию, я встретил одного из известных деятелей «холодной войны», и он мне прямо сказал: «Мы вас, русских, уничтожим – но только гуманными методами».

Судите сами. За последние десять лет в результате поражения нашей страны в «холодной войне» мы потеряли в человеческом материале больше, чем во время войны с Германией. Одно то, что смертность в два раза перекрыла рождаемость, а средняя продолжительность жизни сократилась больше, чем на десять лет, нанесло большие демографические потери, чем вся Отечественная война.

– Плюс деморализация оставшихся в живых…

– Естественно. За время войны с Германией в духовном плане советское население стало более монолитным, после войны был очень сильный моральный подъем. А сегодня идет быстрая деградация. Так что методы уничтожения, которые применяют против нас западный мир и американцы, гораздо более совершенны, чем гитлеровские. Среди главных установок глобализации в отношении России – сокращение население до минимума. Осуществляется спланированный заранее геноцид русского народа. В отношении других, меньших народов, которые, по их мнению, не представляют для них угрозы, они могут даже проводить политику поддержки – например, для поддержания заселенности территорий крайнего Севера, где никто, кроме коренных народов, жить не будет. Но что касается русского народа – то тут прямая установка на его низведение на уровень народа десятистепенной важности – и, в конечном счете, на его полное истребление.

– В том числе, и за счет уничтожения культуры?

– Ну, конечно. Что значит истребить народ такого масштаба, как русский? Разумеется, это значит занизить его в интеллектуальном отношении, посеять моральный, идеологический, психологический хаос, разрушить культуру и образование – по всем этим линиям и идет деградация. Сейчас разрушается система образования, когда-то лучшая в мире, уровень науки упал настолько, что просто страшно становится.

– Выходит, что глобальный фашизм ставит задачу не столько подчинения, на что надеются малодушные, сколько именно физического истребления, – но только без черных мундиров, овчарок и газовых камер – просто в лагеря превращаются целые государства…

– Одна из основных проблем реальной глобализации – это установить контроль над человеческим материалом планеты. Излишний, с их точки зрения, человеческий материал – уничтожить, но современными методами, так чтобы это было и незаметно, и выглядело как естественный процесс. XXI век, думаю, будет веком войны западного мира против Китая, и какая судьба в этой битве уготована нашей стране – это тоже проблема для размышления.

…В мире еще не все понимают суть дела, далеко не все. Хотя «горячая война» в Югославии закончилась, но не закончена война в целом. Завершена же она будет, когда человек, символизирующий сопротивление НАТО, будет «наказан». Вот это и будет политическим завершением этого эпизода войны нового типа за мировое господство. Война нового типа, проявляющая себя как глобализация, еще плохо изучена, и ее изучение в значительной мере является запретной темой. Так вот, в этой войне суд над Милошевичем даже важнее, чем все военные операции, проведенные против сербов.

– Как в традиционных войнах – захват знамен и подписание капитуляции?

Зиновьев: Именно. Пока эта символическая операция не осуществлена – война не закончена. Если бы суд над Милошевичем не состоялся, то можно было бы, с определенной точки, считать эту войну неудачей американцев и НАТО. Люди недоумевают: зачем было американцам тратить столько усилий, зачем все эти закулисные сговоры, посулы и угрозы – в конце концов Милошевича фактически выкрали в стиле Отто Скорцени: это в чистом виде диверсионная операция. Так зачем, недоумевают люди, столько усилий для того, чтобы всего одного человека украсть и осудить? А затем, повторяю, что эта операция важнее, чем все военные операции, которые ей предшествовали.

…Глобализация, как война нового типа – это явление многостороннее. Это не просто война НАТО против всех остальных. Это война внутри США между различными группировками. Это война между Штатами и Западной Европой. Это война в самой Западной Европе – в частности, между странами и между различными категориями людей внутри этих стран. Война идет и между осколками Советского блока и самого Советского Союза, разрушенного, напомню, руками самих советских людей, и в самой России, где различные группы натравливаются друг на друга. Ведь западнизация России осуществляется силами российских людей, выполняющих волю Западного мира. Так же было расколото население в Югославии и в других регионах планеты. Это один из методов войны нового типа. Это очень сложное явление, и разобраться в нем в высшей степени важно. Методы войны применяются любые – никаких юридических, никаких моральных ограничений для себя завоеватели не признают…» (Глобализация – это война! Интервью с А. А. Зиновьевым записал Александр Орлов – http://whiteworld.ruweb.info/rubriki/000111/001/01080605.htm).

 

В этом месте, читатель, я рекомендую вспомнить о консциентальной войне, поскольку то, что сказал выше выдающийся русский логик и социолог, основные СМИ подадут не иначе, как «кликушествующий шовинизм» (Гонтмахер Е. Хватит ли у России «человеческого капитала»? // Московские новости. 29 янв. – 4 февраля 2002. n4). И в очередной раз расскажут о прелестях любовного слияния РФ с «мировым сообществом».

 

Глава 14

Почему опять – Афганистан?

 

Мы считаем, что операция США в Афганистане – это авангардный бой в преддверии Пятой мировой. Но почему именно Афганистан? Почему тот самый Афганистан, который уже был одним из полей сражений в Третьей мировой, снова оказался в эпицентре глобальной схватки?

Потому что дело движется к тому, что новые кочевники овладеют контролем над огромными кладовыми природных богатств Евразии. А этот контроль позволит им приступить затем к грандиозному разделению человечества на «полезных» особей и на «бесполезные» организмы.

Оперативная информация на 2003 год:

120 американцев находятся в Таджикистане. Это – подразделение авиационно-технического обеспечения, разведки, связи и навигации, которое обеспечивает действия авиации США над Афганистаном и ведет рекогносцировку в интересах штаба сил Специальных операций. Базы – Душанбе и Куляб.

910 человек дислоцированы в Киргизии. Тут развернут центр связи и управления ВВС. В Манасе создана база бомбардировщиков. Здесь находится и одна из групп специального назначения.

Самая же крупная группировка войск США в Средней Азии – в Узбекистане. Всего здесь находятся 3400 человек. Элитные подразделения спецназа и морской пехоты США – это 1600 бойцов. Здесь расположен штаб Северного направления американских сил для действий по линии «Герат-Кабул». При нем работает и самый крупный в регионе разведцентр, который прежде всего направлен на нас и на Иран. В его распоряжение переданы часть спутников разведки. В Узбекистане (на 2002 г.) базируется сотня боевых и транспортно-боевых вертолетов США, есть аэродромы подскока для американских ВВС на аэродромах в Карши и Термезе.

 

Наш друг Скептик относится к построениям авторов с неприкрытой неприязнью. К чему, мол, Соединенным Штатам все эти запасы нефти, газа, угля и металлов? Ведь американцы уже вступили в эру постиндустриализма. У них финансовые операции отделились от производства, у них дома остаются только самые чистенькие и жутко интеллектуальные виды деятельности, а старые и грязные отрасли закрываются. Они, мол, не Советский Союз, которому нужны были ресурсы, ресурсы и еще раз ресурсы.

Это очень распространенное мнение, которое сами хозяева США поддерживают везде, где только можно. Но вот тут приходит время и нам насмешливо ухмыляться. Постиндустриализм? Нет в США никакого постиндустриализма. Вот если бы там появилась совершенно новая сфера производства, которая обеспечивала бы изобильную и качественную жизнь американцев, но при этом не пожирала бы уйму невозобновляемых ресурсов планеты, – это был бы постиндустриализм. Вот если бы экономика США не нуждалась почти в миллиарде тонн нефти в год – вот это была бы действительно новая эра, которая идет за старым индустриальным порядком.

А этого нет и в помине, и мы подробно об этом рассказали в «Третьем проекте». Пока же приведем любопытную статистику. Как пишет профессор Лестер Туроу в своем «Будущем капитализма», американец, родившийся в 1990 году, произведет за время своей жизни 1 миллион килограммов атмосферных отходов, 10 миллионов килограммов жидких отходов и еще миллион кило отходов твердых. Чтобы иметь средний американский уровень жизни, он потребит за свою жизнь 700 тысяч килограммов полезных ископаемых, 24 миллиарда британских единиц тепловой энергии (что равносильно 4 тысячам баррелей нефти), он съест 25 тонн растительной пищи и 28 тонн.мяса, что равносильно забою двух тысяч животных. Таким образом, экономика США по-прежнему остается чертовски прожорливой, ей по-прежнему нужны огромные ресурсы. А то, что американцы оставляют в своей стране лишь банки, биржи, лавочки по производству компьютеров, программ, лазерных дисков и фильмов, ровным счетом ничего не меняет: они ведь при этом не святым духом питаются. Они просто выносят все это старое, ресурсоядное производство в другие страны. И если считать, что это – постиндустриализм, то давайте объявим постиндустриальными, например, поселки новых русских по Рублевскому шоссе. Или Древнеримскую империю, которая ела в три горла и развлекалась, завозя себе все необходимое, которое производилось за пределами Рима трудом миллионов рабов, использующих самые примитивные технологии.

А если Америке и ее хозяевам (новым кочевникам) по-прежнему нужны природные ресурсы, то нужно отнять их у других, не дать другим странам и народам воспользоваться этими ресурсами. В этом смысле новым кочевникам жизненно важно завладеть евразийскими полезными ископаемыми, энергоносителями, запасами пресной воды и огромными, еще нетронутыми экосистемами Сибири.

А начинать приходится с Афганистана.

 

Есть однозначные суждения Збигнева Бжезинского, бывшего советника по национальной безопасности Президента США Дж. Картера. Именно президент Картер, кстати, вбросил в мир идеологию «прав человека», которые, как теперь знает каждый ребенок, вооруженные силы США сейчас и защищают в Афганистане, Югославии и во всех других местах, где это потребуется. Эти суждения исчерпывающе отражают самые сокровенные и решительные чаяния элиты США.

Еще в 1993 году он более чем понятно указал цель: «После поражения СССР в „холодной войне“ и последовавшего за этим распада США впервые имеют возможность распространить свое присутствие на новые постсоветские республики Евразии вплоть до границ с Китаем, а также господствовать в регионе Персидского залива, на южных окраинах Евразии» (Бжезинский 3. Вне контроля. Глобальный беспорядок накануне XXI в. – Нью-Йорк, 1993).

В 1999 году Бжезинский издал свою самую заветную книгу-стратегию «Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические императивы». Эту книгу он посвятил своим «студентам, чтобы помочь им формировать очертания мира завтрашнего дня».

Во «Введении» уже ясно все сказано.

«

 

С того момента, как приблизительно 500 лет назад континенты стали взаимодействовать в политическом отношении, Евразия становится центром мирового могущества. Различными путями, в разное время народы, населяющие Евразию, главным образом народы, проживающие в ее западноевропейской части, проникали в другие регионы мира и господствовали там, в то время как отдельные евразийские государства добивались особого статуса и пользовались привилегиями ведущих мировых держав.

Последнее десятилетие XX века было отмечено тектоническим сдвигом в мировых делах. Впервые в истории неевразийская держава стала не только главным арбитром в отношениях между евразийскими государствами, но и самой могущественной державой в мире. Поражение и развал Советского Союза стали финальным аккордом в быстром вознесении на пьедестал державы Западного полушария – Соединенных Штатов – в качестве единственной и действительно первой подлинно глобальной державы.

Евразия тем не менее сохраняет свое геополитическое значение. Не только ее западная часть – Европа по-прежнему место сосредоточения значительной части мировой политической и экономической мощи, но и ее восточная часть – Азия в последнее время стала жизненно важным центром экономического развития и растущего политического влияния. Соответственно, вопрос о том, каким образом имеющая глобальные интересы Америка должна справляться со сложными отношениями между евразийскими державами и, особенно, сможет ли она предотвратить появление на международной арене доминирующей и антагонистичной евразийской державы, остается центральным в плане способности Америки осуществлять свое мировое господство.

Отсюда следует, что в дополнение к развитию различных новейших сторон могущества (технологии, коммуникации, системы информации, а также торговля и финансы) американская внешняя политика должна продолжать следить за геополитическим аспектом и использовать свое влияние в Евразии таким образом, чтобы создать стабильное равновесие на континенте, где Соединенные Штаты выступают в качестве политического арбитра.

Евразия, следовательно, является «шахматной доской», на которой продолжается борьба за мировое господство, и такая борьба затрагивает геостратегию – стратегическое управление геополитическими интересами. Стоит отметить, что не далее как в 1940 году два претендента на мировое господство – Адольф Гитлер и Иосиф Сталин – заключили недвусмысленное соглашение (во время секретных переговоров в ноябре 1940 г.) о том, что Америка должна быть удалена из Евразии. Каждый из них сознавал, что инъекция американского могущества в Евразию положила бы конец их амбициям в отношении мирового господства. Каждый из них разделял точку зрения, что Евразия является центром мира и тот, кто контролирует Евразию, осуществляет контроль над всем миром. Полвека спустя вопрос был сформулирован по-другому: продлится ли американское преобладание в Евразии, и в каких целях оно может быть использовано?

Окончательная цель американской политики должна быть доброй и высокой: создать действительно готовое к сотрудничеству мировое сообщество в соответствии с долговременными тенденциями и фундаментальными интересами человечества. Однако в то же время жизненно важно, чтобы на политической арене не возник соперник, способный господствовать в Евразии и, следовательно, бросающий вызов Америке. Поэтому целью книги является формулирование всеобъемлющей и последовательной евразийской геостратегии»

(Бжезинский 3. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы) / Пер. О. Ю. Уральской. – М., 2000).

 

И далее, в главе «Евразийская шахматная доска»:

 

«Главный геополитический приз для Америки – Евразия.

Половину тысячелетия преобладающее влияние в мировых делах имели евразийские государства и народы, которые боролись друг с другом за региональное господство и пытались добиться глобальной власти. Сегодня в Евразии руководящую роль играет неевразийское государство, и глобальное первенство Америки непосредственно зависит от того, насколько долго и эффективно будет сохраняться ее превосходство на Евразийском континенте.

Очевидно, что это условие временное. Но его продолжительность и то, что за ним последует, имеют особое значение не только для благополучия Америки, но и в общем плане для мира во всем мире. Внезапное возникновение первой и единственной глобальной державы создало ситуацию, при которой одинаково быстрое достижение своего превосходства – либо из-за ухода Америки из мира, либо из-за внезапного появления успешного соперника – создало бы общую международную нестабильность. В действительности это вызвало бы глобальную анархию. Гарвардский политолог Сэмюэль П. Хантингтон прав в своем смелом утверждении:

«В мире, где не будет главенства Соединенных Штатов, будет больше насилия и беспорядка и меньше демократии и экономического роста, чем в мире, где Соединенные Штаты продолжают больше влиять на решение глобальных вопросов, чем какая-либо другая страна.

Постоянное международное главенство Соединенных Штатов является самым важным условием для благосостояния и безопасности американцев и для будущего свободы, демократии, открытых экономик и международного порядка на земле»:

«В связи с этим критически важным является то, как Америка „управляет“ Евразией. Евразия является крупнейшим континентом на земном шаре и занимает осевое положение в геополитическом отношении. Государство, которое господствует в Евразии, контролировало бы два из трех наиболее развитых и экономически продуктивных мировых регионов. Один взгляд на карту позволяет предположить, что контроль над Евразией почти автоматически повлечет за собой подчинение Африки, превратив Западное полушарие и Океанию в геополитическую периферию центрального континента мира. Около 75 процентов мирового населения живет в Евразии, и большая часть мирового физического богатства также находится там как в ее предприятиях, так и под землей. На долю Евразии приходится около 60 процентов мирового ВНП и около трех четвертей известных мировых энергетических запасов.

В Евразии также находятся самые политически активные и динамичные государства мира. После Соединенных Штатов следующие шесть крупнейших экономик и шесть стран, имеющих самые большие затраты на вооружения, находятся в Евразии. Все, кроме одной, легальные ядерные державы и все, кроме одной, нелегальные находятся в Евразии. Два претендента на региональную гегемонию и глобальное влияние, имеющие самую высокую численность населения, находятся в Евразии. Все потенциальные политические и/или экономические вызовы американскому преобладанию исходят из Евразии. В совокупности евразийское могущество значительно перекрывает американское.

К счастью для Америки, Евразия слишком велика, чтобы быть единой в политическом отношении…»

 

Господину Бжезинскому, движимому органической ненавистью к России и через военно-финансово-политическую машину США отстаивающему родовые интересы польской шляхты XIX века, удалось вызвать к себе несколько несерьезное отношение. Мол, это, знаете ли, такой «ястреб», экстремист, и его воспринимать совсем уж серьезно не стоит…

Эта вечная двусмысленность, амбивалентность и «какбы реальность» всех без исключения наших «профессионалов» политики и аналитиков, не позволяющая им иметь свою позицию и говорить однозначно, требует отдельного серьезного разговора.

 

Но, даже исключив суждения и действия господина Бжезинского, мы видим сегодня огромное количество открытых организаций, институтов, отделений университетов США, которые последние десять лет интенсивно занимаются проблемой Азии – от Ближнего Востока до Восточной Азии. Количество этих организаций сравнимо с количеством организаций, которые занимались изучением Советского Союза в годы Третьей мировой холодной войны.

Необходимо, в частности, понимать, что за последнее десятилетие в США произошло «великое географическое открытие». Буквально на наших глазах в результате усилий США возник принципиально новый регион – тот, что сегодня называется «Большим Ближним Востоком» (The «Greater Middle East»). В этот «Ближний Восток» по новым американским понятиям входят уже не только «бассейн Каспия» (полностью!), но и Афганистан, Пакистан и Индия!

Наиболее развернутое и ясное обозначение геополитической стратегии США было представлено в 1997 году в книге серьезных исследователей Дж. Кемпа и Р. Харкави «Стратегическая география и меняющийся Ближний Восток», в которой они впервые четко обозначили сам этот военно-географический сдвиг – «возникновение новой стратегической карты региона» – и этот новый регион – Большой Ближний-Средний Восток – и детально обосновали для политиков США то, что этот регион становится «глобальным стратегическим призом» (Kemp Geoffrey, Harkavy Robert E. Strategic Geography and the Changing Middle East. – 493 p. 1997).

 

Вот как один из авторов этой книги, Роберт Харкави, представляет суть книги и позиции в журнале Dimensions в том же 1997 году:

 

THE CHANGING MIDDLE EAST: With the break-up of the Soviet Union and growing links between the traditional Middle East and the Caucasus as well as Central and South Asia, a new strategic map of the region is emerging that has far-reaching implications for the United States and other major powers and interests in the region.

…Findings from this work lead us to argue that increasing demand for Persian Gulf and Caspian Basin energy, especially from strong Asian economies, ensures that the Middle East remains a global strategic prize as well as a source of continued rivalry. At the same time, radical changes in conventional military technology and the proliferation of weapons of mass destruction, combined with megaterrorism, present ominous possibilities for future warfare. The nexus of oil resources and nuclear proliferation is crucial here. So, too, are emerging demographics (the proximity of South Asias huge populations to the Persian Gulf), the potential for conflict over scarce water resources, and the political rivalries which focus on alternative oil and gas pipeline routes out of Central Asia.

On the positive side, a cooperative, prosperous, and venturesome future is possible which resembles that advanced by former Israel Prime Minister Shimon Peres. This could include a host of possible cooperative economic projects, such as canals, highways, water pipelines and dams, oil and gas pipelines, communications grids, and regional airports. Much of the modernization could be underwritten by oil and gas revenues, which are predicted to increase substantially in the wake of projected global shortages. This could be paralleled by the spread of democracy to allow the region to become part of a «zone of peace» – an appellation now applied only to North America, Europe, East Asia, and Australia and New Zealand.

…Between the nether poles of optimism and pessimism is the certainty that the strategic importance of the greater Middle East will continue to hold center stage in world politics, even as its traditional configurations and alignments change».

 

 

Весь 1997 год шли очень серьезные обсуждения этой проблемы, а в августе того же года на одном из брифингов после доклада представителя ЦРУ, который поделился с собравшимися итогами деятельности созданного в ЦРУ в начале 1990-х годов специального подразделения для наблюдения за развитием событий в Каспийском регионе (Гриняев С. Сетевая война по-американски. Она развивает теорию «мятежевойны», выдвинутую русским ученым-эмигрантом // Независимое военное обозрение. 15 февраля 2002), тогдашний госсекретарь США Мадлен Олбрайт заявила, что «одной из самых важных задач будет работа над формированием будущего этого региона».

В 1999 году этот сдвиг в сторону определения фактически всей Центральной и Средней Азии в качестве зоны абсолютного приоритета ресурсных интересов США стал уже рассматриваться как давно известная вещь, почти банальность. Это прекрасно видно по эссе сотрудника Института исследований в области внешней политики Адама Гарфинкеля «Большой Ближний Восток в 2025 году».

 

«The Greater Middle East – defined as the Arab world, Israel, Turkey, Iran, Central Asia, and the Caucasus – is the site of the world's largest supply of fossil fuels and a place where several ambitious powers actively seek regional hegemony. It is a region where the United States has key allies as well as important interests, and where weapons of mass destruction are being actively developed. Not entirely by coincidence, it is also the place – the Persian Gulf, specifically – where the United States fought its last major war, in 1991, and it is the only region of the world where more or less permanent U.S. forward-based military deployments have expanded since the end of the Cold War…»

Garfinkle Adam. The Greater Middle East In 2025 // Foreign Policy Research Institute E-Notes. December 17. 1999 – http://www.nyu.edu/globalbeat/mideast/FPRl121799.html.

 

Причем, та торжественность и величественность геополитических аппетитов США в Средней Азии, которая сквозит из каждой строки эссе А. Гарфинкеля, думаю, позволяет мне перевести это «The Greater Middle East» уже не как просто «большой», а прямо «Великий Ближний Восток».

Наконец, изданная в 2001 году корпорацией «РЭНД» монография «США и Азия: к новой стратегии и размещению вооруженных сил США», авторами которой являются лучшие специалисты этой организации, – спокойно, обстоятельно, технически проводит последнюю рекогносцировку и сверку позиций уже прямо по поводу организации схемы присутствия США в Азии в целом (Khaliliad Zalmay, Orletsky David, Pollack Jonathan, Pol/peter Kevin, Rabasa Angel, Shlapak David, Shulsky Abram, Tellis Ashley. The United States and Asia. Toward a New U.S. Strategy and Force Posture//RAND, 2001).

 

Таким образом, действия США после 11 сентября 2001 года являются реализацией стратегии обеспечения неограниченного доступа США к новым ресурсам и обозначают кардинальный геополитический и геоэкономический сдвиг ресурсной базы США из региона Персидского залива в Каспийско-Среднеазиатский регион.

Вот как представляет сценарий развития дальнейших событий в 2002-2003 годах журналист А. Орлов:

 

«Ход будущей войны проясняется все больше. В его основе – комбинация сценариев: афганской кампании 1980-х и захвата Балкан (Косово и Македонии) войсками НАТО и албанскими наркотеррористами (лишь формально противостоящими друг другу). И со стороны США – НАТО, и со стороны исламского наркотерроризма (основой которого стало проамериканское движение моджахедов) войну готовят прежние люди.

Американцы не собираются вязнуть в горах Афганистана. Их намерения (блокада афганских границ и подготовка ударов по инфраструктуре и населению) имеют целью создание мощного потока беженцев, направленного на север – в Среднюю Азию, где будут созданы ооновские лагеря беженцев, как в Пакистане или в Македонии. Так, на плечах беженцев и под охраной натовских «миротворцев», талибы преодолеют оборонительные рубежи СНГ и выйдут на оперативный простор.

На втором этапе «беженцы» в союзе с местными наркокриминальными структурами (союзы уже созданы), сметая нынешние элиты и осуществляя резню оставшегося русского населения, из гостей превратятся в хозяев, после чего от российского влияния не останется и воспоминаний. Вместе с тем американские базы останутся нетронутыми – строго по косовскому сценарию. В Россию же направится не только поток русских беженцев, нужда неизбежно погонит через необорудованную границу миллионы голодных людей и тысячи тонн сверхдешевых наркотиков»

(информационное агентство «Славянский мир». 2 января 2001. – http://slavmir.ruweb.info/5.htm).

 

Можно как угодно относиться к подобному прогнозу, но нельзя не видеть «медицинских фактов». Военный контроль, нефтегазовые ресурсы и наркопроизводство сегодня слились воедино и составили особый Прикаспийский район Евразии – Великий Ближний-Средний Восток.

Кто не очень доверяет российским журналистам, тот, может быть, прислушается к мнению бывшего министра науки и технологий ФРГ Андреаса фон Бюлова, в течение двух десятков лет бессменного председателя комитета по разведке Бундестага. В своем интервью немецкой газете «Дер Тагесшпигель», он, между прочим, полностью разоблачает «доказанность» связи взрывов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года с Усамой бен Ладеном. Тут же фон Бюлов утверждает, что «глобальная карта организованных в настоящее время гражданских войн и конфликтов в Центральной Азии совпадает с месторождениями необъятных запасов стратегического сырья на территории бывшего Советского Союза… То же самое наблюдается с третьей картой: узловыми пунктами торговли наркотиками».

А события 11 сентября, считает он, «точно совпадают с движущей концепцией индустрии вооружений, разведывательных агентств и всего военно-промышленно-академического комплекса» – и это так очевидно, что «бросается в глаза» (Andreas von Bulow. Da sind Spuren wie von einer trampelnden Elefantenherde // Der Tagesspiegel. January 13. 2002 – http://www2.tagesspiegel.de/archiv/2002/01/12/ak-sn-in-558560.html).

В самом деле, тот, кто представляет реальный гигантский потенциал минерально-водородных ресурсов бывшего СССР в Средней Азии, тот, кто следит за проектами маршрутов нефте– и газопроводов, – тот без труда поймет, что все то, что в 1991 году принадлежало СССР, в 2001 году полностью перешло к США и союзникам.

Впереди Евразию ждут большие потрясения. «Постиндустриальные» США к тому времени, когда вы будете читать эту книгу, наверняка либо развалят Ирак на части, либо установят в нем угодный себе режим, который зальет покровителя дешевой нефтью. США непременно займутся Ираном. Получив контроль над Азербайджаном, они постараются поднять сепаратизм среди азербайджанцев на севере Ирана, а когда иранцы примутся его подавлять – начнут войну по косовскому образцу, стремясь расколоть Иран и установить в нем проамериканскую власть. Снова все пойдет под лозунгами «борьбы с мировым терроризмом» и «защиты прав человека». Приз – опять-таки громадные запасы нефти и газа. Огромные неприятности готовятся и Китаю, и Саудовской Аравии.

 

А Россия, в то время как США решительно трансформируют мир и географическую карту этого мира, пока что жалко приспосабливается к этим изменениям. География изменяется и в России. В плане сдачи своих вековых позиций и традиций.

Даже Л.Г. Ивашов в своем недавнем интервью «Независимому военному обозрению» говорит о бывших советских среднеазиатских республиках как о «республиках Центральной Азии». Что уж говорить о наших «ответственных официальных» лицах, которые уже и Казахстан иначе как Центральной Азией не называют. Если так дело пойдет и дальше, то года через два, боюсь, мы будем называть бывшую Среднюю Азию – Южной или Дальней.

С выходом России на мировую арену после победы над Наполеоном Бонапартом и образования Священного союза в 1815 году Афганистан вот уже два столетия как является ареной противоборства Запада и России. Весь XIX век за Запад играла Великобритания. К середине XX века эстафету переняли США. Афганистан обозначает собой то место, в котором сердце Евразии и Земного шара (Heartland).

«Последние приготовления к началу по-настоящему масштабной после 1945 года войны завершаются. И эта война фактически проиграна раньше, чем прозвучат первые выстрелы. Средняя Азия – зона жизненно важных интересов России, в которой проживает многомиллионная русская община, – без боя отдана США и НАТО», – констатирует журналист А. Орлов.

…Лет через пятьдесят учителя в школе будут рассказывать детям, что были в России такие особые люди, которые называли советское присутствие в Афганистане с 1979 по 1991 годы «бессмысленной войной», а участие России в «антитеррористической коалиции», предоставление США плацдармов для военно-политического присутствия в Киргизии, Узбекистане, Таджикистане и, теперь, Грузии – великим преодолением холодной войны и выдающимся шагом на пути к миру во всем мире.

Если возможно, я прошу их учесть, что моей фамилии в этом списке быть не должно.

…Итак, для США этот Ближний, или, если переводить буквально, Великий Средний Восток действительно становится все ближе и ближе.

Очевидно направление и следующего геостратегического сдвига, существо которого состоит в том, чтобы наш российский Дальний Восток стал самым ближним для США.

Ответом России в области географии присутствия должна стать срочная программа развития российского Дальнего Востока, в том числе и в сотрудничестве с Китаем. На берегу Тихого океана мы должны создать систему внутреннего присутствия и закрыть границы страны. Это также станет важным фактором для преодоления главной стратегии США – сталкивания России с Китаем.

 

Нет, не Афганистан нужен нашему врагу. Ему нужно завладеть огромными природными и людскими ресурсами Евразии. Нефтью Каспия. Газом и металлами Средней Азии. Практически нетронутой Восточной Сибирью. Байкалом и Леной. Новые кочевники, которые наложили запрет на развитие в мире действительно революционных, закрывающих технологий, искусственно сохраняют старую экономику, ненасытно пожирающую ресурсы, словно алкоголик – спирт. А в этой экономике ресурсов на всех не хватит, и нужно захватить их как можно больше. Нужно отобрать их у русских, перекрыв к ним доступ и мусульманам, и Китаю.

Афганистан же – это ключ к Евразии. Брешь, сквозь которую на нашу землю врывается враг.

 

Глава 15

Война с «осью зла»?

Лишь предлог для захвата человеческих ресурсов!

 

США, почти дорвавшись до главных мировых ресурсов в «сердцевинной земле» (Heartland) Евразии, неминуемо вынуждены устанавливать мировую полицейскую систему, которая бы позволяла:

а) не допускать никого «постороннего» хотя бы к части этих ресурсов;

б) организовать в каждом регионе Земного шара «правильное» население из «экономических животных».

То есть то население, которое при минимальной трате дорогих ресурсов производило бы максимальное количество товаров и услуг.

Автоматически перевести население регионов и стран мира в состояние рентабельных, с позиций США и обслуживающего их финансового капитала, не удастся. Поэтому неизбежной оказывается организация следующей мировой войны.

При этом США уже давно находятся в ситуации почти острейшего финансово-экономического кризиса. Но это является только дополнительным основанием для ускорения процессов и приближения начала последней, решающей мировой войны. Ждать «неминуемого глобального финансового кризиса», как ждет его оригинальный мыслитель нашего времени господин Л. Ларуш или наши местные «эсхатологи» (типа Татьяны Корягиной, на которую опять же огромное влияние оказала выдающаяся личность господина Ларуша или людей типа инициаторов выпуска занимательных брошюр «Крах доллара»), неправильно, поскольку именно военно-силовая мощь США и НАТО, включая консциентальное оружие, машины по «промывке мозгов», является для США и Западного мира средством «выскочить» из финансово-промышленной «черной дыры». Обладая подавляющим военным превосходством и мощным оружием изменения сознания людей Земли, Запад и США так просто крушения своей финансовой системы не допустят.

Главным в предотвращении этой Пятой мировой войны является выработка правильного понимания ее характера, природы и определение правильной позиции России в мире.

 

Пятая мировая война – это захват Вечным рейхом человеческих ресурсов Земли под хитрым предлогом уничтожения «Зла». Вот наш вывод.

Целенаправленные действия субъекта и организатора Пятой мировой войны строятся на его фактической неспособности предложить жителям Земли мировую политику, в которой было бы хоть что-то, кроме права силы и необходимой для реализации данного права мании – образа врага.

До развала СССР таким образом «мирового Зла», который позволял Америке организовать всю мировую политику и сплачивать своих союзников, был коммунизм, а его империей – «империей зла» – был СССР. Все на борьбу с врагом! И все шли за Штатами. Но вот беда: СССР погиб, и в мире начались опасные разброд да шатания, и власть США лишилась высокого оправдания. А на праве сильного вечно ехать нельзя.

Но очень кстати «случилось» 11 сентября 2001 года. И вот нынче, благодаря тем ужасным взрывам, найден новый враг – это человечество, которое самоорганизуется и совсем не желает признавать гегемонию США и мирового финансового капитала новых кочевников.

Теперь появился повод «мочить» эту непонятливую часть землян «в сортире».

Главное нехорошее и вражеское в этом человечестве – его многокультурность и многомирность, принципиальная нерациональность и прямое нежелание огромного количества людей становиться Homo economicus – людьми экономическими – т. е. такими, которые строят свою жизнь исключительно по законам рыночной рациональности. Надо ясно понимать, что у нашего врага (новых кочевников и подчиненных им Соединенных Штатов) переделка населения мира, его антропологии, культуры и традиций в однородную массу Homo economicus давно уже поставлена в качестве абсолютной задачи, требующей только оптимального технологического обеспечения.

В такой войне у Большой Американской Базы может и не быть равного по силе противника. Ну, нет больше ни СССР, ни Варшавского договора, ни Третьего рейха – и что с того? Это даже хорошо: тем легче создавать иллюзию отсутствия войны и прятать настоящую линию ее фронта: между нелюдя-ми-неокочевниками и нормальными людьми. Пусть внешне все выглядит так, будто цивилизованные и демократические герои идут на бой с какими-то там выродками и мракобесами, с «мировыми террористами». Когда-то выращенными и выкормленными, кстати, теми же самими «героями».

 

Для кочевого Античеловечества, поставившего себе задачу захвата человеческих ресурсов планеты и превращения уцелевших в «экономических животных», ничего не значит гигантская критика всеми без исключения выдающимися деятелями культуры, философами и писателями XX века самой идеи и тем более реальности Homo economicus. Для них абсолютно ничего не значит великая русская литература XIX века, которая в своей конгениальности с немецкой классической философией абсолютно ясно показала развертывающуюся мировую трагедию того, что Homo economicus – это экономическое животное и скотина, и что, когда человек начинает вдруг стремиться к состоянию Homo economicus, то он перестает быть человеком.

Но несмотря на все это (не глядя в самом буквальном смысле), побеждающая в настоящее время в США военно-политическая верхушка делает ставку не на то, чтобы ограничить свои притязания и потребности. Наоборот, она замахнулась на неограниченное владение всеми мировыми ресурсами, и поэтому следующая после захвата минерального и углеводородного сырья Средней Азии (это задача Четвертой мировой войны) ставка делается на ресурс человеческий, захват которого и является задачей Пятой мировой войны.

И необходимо трезво понимать, что мы имеем дело с буквально болезненным состоянием политического класса США, попавшего во всемирно-историческую ловушку. В настоящее время США уже попросту не могут, не способны, не в состоянии проводить иную, чем построенную на образе врага, политику и не могут существовать экономически иным способом, кроме как за счет полного присвоения природных и человеческих ресурсов. Американцам все время нужно пугать остальной мир чем-то страшным и под этим предлогом отбирать у напуганных самое ценное.

Опора на право силы и на социальную систему, в которой прав тот, кто силен, кто «первым выхватит кольт», – вот страшная болезнь США.

Все фильмы Голливуда за последние двадцать лет, равно как и выступления Р. Рейгана с его провозглашением СССР «империей зла» и последними программными выступлениями Дж. Буша-младшего с его обзыванием ряда стран «мировой осью зла», построены исключительно по одной модели.

Есть добро и есть зло. Есть люди – и есть враги. Люди борются с врагами, добро побеждает зло. Хочешь быть победителем – будь силен и нападай первым.

Буш уже несколько раз высказывался в том плане, что, если «Зло однажды еще раз захочет нас поразить…» (that if the evil ones try to hit us again, that we've done everything we can, physically, and that there is a spiritual shield that protects the country), и, судя по всему, сам президент и поддерживающие его речи американцы и партнеры по антитеррористической коалиции действительно относятся ко «Злу» как к конкретной персоне.

А вот как описывает эту умопомрачительную риторику зла редактор «консервативной» газеты «Национальное обозрение» Рич Лоури:

 

«Bush, I suspect, sees himself as a spiritual warrior. At a town-hall meeting in California a few weeks ago, Bush was asked what people could pray about, both for him and for the country. Bush said they should pray „that there's a shield of protection, so that if the evil ones try to hit us again, that we've done everything we can, physically, and that there is a spiritual shield that protects the country.“ A few months ago that statement would have elicited guffaws from the press corps. This time it went basically unnoticed. Bush's answer showed that he believes the war on terrorism doesn't just have military, diplomatic, and financial dimensions, but also a spiritual dimension. The war, then, is his most important faith-based initiative. Bush says over and over that the war on terrorism is a fight between good and evil. He means it, not just in the sense that it is a battle between things we like and things we don't, but in an even deeper Tolkienesque sense. For Bush, this is a battle between light and darkness that we almost don't have a public vocabulary for anymore. Although Bush is trying to revive a part of it. As John J. Miller points out, Bush used the word „evil“ last night five times. If I were to pull out one phrase that was the moral and intellectual heart of the speech it would be „evil is real“

Rich Lowry, Faith-Based Warrior Bush believes the war on terrorism has a spiritual dimension. January 30. 2002 – www.nationalreview.com/lowry/lowrv.shtml.

 

 

Риторика Буша определенно вводит сознание слушателей в состояние «священной войны» – куда эта сакрализация заведет мир?

При такой социальной модели странно уже не то, что в любой ситуации стреляют, а то, что, описывая ужасы, к примеру, регулярно происходящих в американских школах расстрелов одноклассников, удивляются тому, как это вдруг такое могло случиться.

Американец Буш предложил миру возврат к системе ценностей древнеперсидской религии – манихейства. В этом манихействе зло в сущности равно добру. Некоторые же манихеи приходили к выводу, что зло гораздо полнокровнее, гораздо ярче добра (помните, к примеру, уныло-безлично-доброго Бэтмана и мгновенно запоминающегося Злодея в исполнении Джека Николсона?). Манихейство президента Буша еще интереснее: он предлагает различать добро и зло с позиции своих интересов и силы. Мол, добром можно считать лишь то, что выгодно могучей Америке. Добро – это сила, у нее и право, т. е., стало быть, у кого право и сила – тот и добр.

А за этим видением везде «Зла» стоит, как известно, военная машина.

У нас, к сожалению, плохо знают известный на Западе тезис бывшего президента США Рональда Рейгана, с которым он, уже после распада СССР, выступал перед студентами Оксфорда: «Зло по-прежнему шествует по планете. В этой ситуации я считаю необходимым предложить бархатную перчатку, надетую на стальной кулак военной силы» (Evil still stalks the planet. What I propose is nothing less than a human velvet glove backed by a steel fist of military force… – Might and Right After the Cold War/ Can Foreign Policy Be Moral? // Edited by M. Cromartie, 1993).

А все остальное – сомнения, традиции, милосердие или правда – это все нерациональные категории, за которыми стоит сознание либо неразвитое, либо «идеологизированное, имперское и т. п.», как блестяще формулирует уже цитировавшийся нами «экономист» Е. Гонтмахер.

 

Примечательно, что сходная болезнь, похоже, охватила еще одну страну. Уже на следующий день после 11 сентября эта риторика мистического «Зла», появления «империи зла», которая «есть терроризм», и необходимость беспощадной борьбы со «Злом», прозвучала в редакционной статье израильской газеты «Иерусалим Пост».

В этой статье тем американцам и израильтянам, которые начинают переживать и искать вину в случившемся в самих себе, дается ясная установка: «Америка была атакована не потому, что она сделала что-то не так, а потому, что как раз все, что она делает, является правильным, и потому, что Америка является надеждой всего человечества».

 

 

«Some Americans, like some Israelis, may be tempted to think about what they have done wrong, what they might have done to cause people to take so many lives along with their own. The answer is that America has been attacked not for what it has done wrong, but for what it has done right, and for being the hope of the entire world.

Concepts such as good and evil have long gone out of fashion, but we must relearn how to think in these terms. We have become used to rounding the corners off everything, so that what used to be a chasm between good and evil has been whittled down to a matter of opinion. But the fact that there are people in this world who would crash an airplane full of innocent people into a building full of innocent people should revive the concept of evil.

There is a new «evil empire» – the empire of terror.

When confronting evil, the appropriate emotions are anger and determination, not understanding and moderation. The terrorists were evidently thinking as big as they could; the American response should be no less ambitious»

The New Evil Empire // Jerusalem Post, September 12. 2001 – http://www.ict.org.il/articles/articledet.cfm?articleid=378.

 

 

В этой ветхозаветной риторике мести и собственной непогрешимости, своей безусловной избранности «Добру», помимо явной опасности впасть в манию величия, проскальзывают еще, кстати, и знакомые газетные штампы времен холодной войны. Так и чувствуется, что писал эту и подобные ей статьи какой-нибудь бывший работник советской «Правды» или советских «Известий».

Только понимают ли эти «борцы со Злом», что их риторика привязана к крупнейшей в истории военной машине, которая по своей природе настроена на профессиональное уничтожение стран и народов?

Или сила всегда права?

Сила же – это владение наибольшими ресурсами. Самая главная мировая сила – это владение самыми главными в мире ресурсами. Поэтому там, где главные ресурсы мира, – там и приоритетные интересы США.

Поэтому, читатель, Россия, эта сокровищница природных ресурсов и необъятный кладезь сохранившихся экологических систем, совершенно неизбежно становится объектом захвата агрессорами Пятой мировой войны. Отсидеться мы никогда не сможем. В покое нас никогда не оставят. Нам даже нельзя рассчитывать на добровольную сдачу и милосердие захватчиков. Ибо мы как лишнее и нерентабельное население приговорены к ликвидации.

Ресурсное отступление: Великая нефтяная война

– А о нефти вы не забыли? – спросит нас дотошный читатель и окажется прав.

Конечно, у Пятой мировой войны есть еще одна цель: овладение мировыми ресурсами нефти. Вы правы, читатель! В наши дни сквозь повседневную кутерьму вдруг проглянул лик сурового будущего – мира без нефти. То, что казалось далекой перспективой, внезапно замаячило уже на горизонте. Вы никогда не думали о том, что будет, если нефть в нашем мире иссякнет?

Бензин как горючее для автомобилей – это полбеды. Бензин можно заменить спиртом, синтетическим горючим из каменного угля, которое делали еще при Гитлере, топливом из сахарного тростника или древесины ивового дерева. Можно поставить на машины простые газогенераторы, которые добывают газ из древесных чурок, – такие цилиндрические колонки стояли на грузовиках во Вторую мировую.

Болезненная перестройка ждет флот: он тоже зависит от нефтяного топлива. Но его, хотя и с муками, все-таки можно перевести на паровые двигатели и на атомные силовые установки.

Однако нефть дает не только бензин. Из нее вырабатывают керосин, на котором стоит вся военно-воздушная сила государств, равно как и мощь гражданского воздушного флота. Керосин – это авиационное топливо. И заменить его пока нечем. Из нефти производится масса материалов и предметов, которые нас окружают и без которых вся современная цивилизация попросту не сможет существовать. Например, пластмассы разных видов, полимеры – пропилен и полипропилен, все новейшие конструкционные материалы. От нефти зависят химическая и нефтехимическая промышленности, индустрия органического синтеза, фармацевтика и даже биотехнология. Посмотрите на свой персональный компьютер – для его производства также используется нефть. А резина? А покрышки автомобилей?

А дороги, которые сделаны из асфальта – он тоже делается из тяжелых фракций нефти. Перейти на дорожное строительство «доасфальтовой эры» и делать шоссе из камня, как древние римляне и более поздние европейцы? Это значит, что вся нынешняя дорожная сеть быстро придет в негодность (ведь ее будет нечем чинить), а строительство новых дорог будет очень незначительным, потому что трудоемкость работ вырастет во много раз.

Остаться без нефти крайне неприятно еще и потому, что топливо из нее обладает уникальной способностью: его можно хранить и транспортировать. Бензин, керосин, мазут, реактивное и дизельное топливо – это действительно законсервированная энергия солнца. Ее можно заливать в бак, возить в танкерах, перекачивать по трубам на огромные расстояния, причем довольно дешево. Благодаря жидкому топливу из нефти работают удобные двигатели внутреннего сгорания. Атомный же двигатель на автомобиль не поставишь. Газовое топливо не так удобно, оно нуждается в огромных, хорошо герметизированных баках, да еще и не так калорийно, как нефтепродукты. Электрохимические элементы, с помощью которых получают энергию из водорода, хороши для подводных лодок и для обеспечения теплом и светом жилищ, но совершенно не подходят для наземного транспорта и авиации. Недостатки солнечной энергии известны всем, особенно в холодной и пасмурной России. Ловить ветер? Ну, на море это еще можно. Можно поставить современные ветряки – но на земле не так уж много мест с постоянными ветрами. Да и где вы видели ветер, который дует с постоянной скоростью и по заказу? Придется запасать энергию в аккумуляторах, а это и громоздко, и дорого.

Можно вырабатывать много электричества с помощью атома и сжигая уголь, но электричество не может храниться, залитое в канистры. Автомобили на аккумуляторах неудобны, а самолеты – просто невозможны в обозримом будущем.

Отказ от нефти повлечет за собой тяжелейший кризис. Людям придется сильно сократить число личных автомобилей, жить гораздо скромнее, вспомнить лошадок, парусники и паровозы, а заодно уйму средств потратить на заводы, которые смогут производить сотни миллионов тонн горючего из угля и растений.

 

В книге «Третий проект» (в части «Эпоха перемен»), а параллельно со мной, Максимом Калашниковым, и замечательный аналитик Андрей Паршев в своей книге «Почему Америка наступает» сделали вывод о том, что после 2020 года в мире будет нарастать дефицит «черного золота». Паршев посвящает этому практически половину своего интересного труда, разворачивая таблицы и диаграммы. Не станем пересказывать эту книгу (а просто порекомендуем ее прочитать), но приведем выводы, сделанные ее автором. Во-первых, последние двадцать лет в мире исчерпывается больше месторождений нефти, чем вводится в строй новых. Во-вторых, ни Каспий, ни Восточная Сибирь не могут заменить месторождений Ближнего Востока, а запасы нефти в России не так уж велики – по сравнению с тем же Ираком. В-третьих, исчерпание прежних промысловых районов к 2020 году приведет к тому, что нефтеносные поля Персидского залива и Ирана, которые сегодня занимают около 30 процентов мировых запасов нефти, через двадцать лет займут уже половину. Именно там и окажется главный нефтяной резервуар Земли.

 

Времени остается очень мало. Современная западная цивилизация, поедая более половины ежегодной добычи нефти, не торопится снижать ее потребление и отказываться от того же бензина. Потому что так удобнее, потому что так не придется снижать уровень потребления, заставлять западного обывателя жить хуже. За двадцать лет вряд ли коренным образом изменится и быт современного западника, у которого дома полным-полно бытовых электроагрегатов, потребляющих электричество (добытое все из тех же нефти и газа), и индивидуальные отопительные системы, работающие на все тех же нефтепродуктах.

Паршев приводит отрывочные сведения о том, что американские правители знают о грядущем нефтяном кризисе. Они уже контролируют Мексику (5,14 процентов разведанных нефтезапасов мира сегодня против 10,32 у Ирака, 9,11 процентов у Ирана, 9,96 процентов у Кувейта и почти 27 процентов у Саудовской Аравии). Они почти наверняка овладеют и венесуэльской «цистерной» – 6,66 процентов.

И потому после 11 сентября новые кочевники начали самую настоящую войну, цель которой – захватить контроль над Персидским заливом, оттеснив всех остальных землян от последнего источника нефти. С той же целью они входят в Среднюю Азию и нацеливаются на Иран – на средоточие обильных нефтегазовых запасов. А Средняя Азия, читатель, – это уже преддверие Северного Каспия и русской Сибири, где еще есть нефть. Пусть даже и не такая большая и не такая дешевая в разработке, как «черное золото» Персидского залива. (Запасы в РФ составляют, максимум, 13 процентов от мировых).

Да, сегодня нефть в России добывать невыгодно. Даже официальная Москва в лице Минэнерго РФ признает то, что нефти в Восточной Сибири гораздо меньше, чем было найдено в 1960-х годах в западносибирской Тюмени. Что эта нефть лежит так глубоко, в таких неосвоенных и суровых по климатическим условиям районах, что ее освоение обойдется втрое дороже, чем когда-то на Самотлоре. Мы уже знаем, что нефть в Обской губе потребует насыпания искусственных островов (о чем пишет А. Паршев), а «черное золото» на шельфе наших арктических морей вообще нерентабельно, потому что нужны огромные, ледостойкие добывающие платформы.

Но это – сегодня. А через двадцать лет, когда из-за нехватки нефти цены на нее начнут взвинчиваться немилосердно, даже эта трудная и дорогая русская нефть покажется желанной и выгодной.

 

Именно углеводородное сырье становится одним из самых сильных рычагов мирового господства, и Вечный рейх начал войну за его полный захват. Видимо, слухи об американском плане «Ковчег» не так уж и беспочвенны, и правители США действительно хотят стать последними обладателями нефтяных ресурсов планеты, чтобы обеспечить переход своей базы в новую технологическую эпоху «без нефти» наиболее безболезненно.

Поэтому самым естественным образом вырисовывается еще одна, «нефтяная» стратегия Пятой мировой войны. В этой борьбе новые кочевники постараются удержать контроль над последними «нефтегазообильными» районами планеты – Персидским заливом и Средней Азией. Они будут удерживать Ормузский пролив, Суэцкий канал и юг Африки, чтобы обеспечить власть над морскими путями перевозки нефти в Северную Америку и Европу.

Совершенно очевидно, что в ходе войны новые кочевники попытаются полностью вышвырнуть русских из Средней Азии и Каспийского региона, не пустив туда китайцев. В ходе кампании разделению на несколько проамериканских «государств» должна подвергнуться Росфедерация – чтобы Вечный рейх мог взять в свои руки месторождения нефти Восточной Сибири и шельфа арктических морей, нефть Курильских островов, Сахалина и Камчатки. Все это позволит Вечному рейху предотвратить дальнейшее развитие соперников – Китая и Японии. Дело это настолько важное, что последние запасы нефти истинные господа мира не оставят в руках «новых русских».

А одновременно с уничтожением остатков Советского Союза они уничтожат мощную атомную индустрию русских, не позволяя ей стать оплотом антиамериканской политики незападной части человечества.

В этом смысле американцы совершенно не зря укрепляются в Средней Азии. Взгляните на карту – севернее нее начинается Сибирь. Полтора века назад Жюль Верн написал забавный роман «Михаил Строгов», в котором войска хивинского, кокандского и бухарского ханств обрушиваются на Сибирь, стремясь оторвать ее от Российской империи. Конечно, в реальной жизни этого быть не могло, потому что те ханства уже тогда находились в глубоком упадке. Но в будущем, когда экономика РФ деградирует до уровня африканской, когда ее армия опустится до уровня армии третьего мира, а в Узбекистане поднимутся американские военные базы, давняя сказка, глядишь, обернется былью.

 

В промежутке между великими событиями хозяева США предотвратят одну неприятность – образование союза между Россией и нефтедобывающими странами, арабами, персами и венесуэльцами. Если мы на него пойдем, то сможем диктовать условия даже всемогущему Западу.

Пока все складывается удачно. Москва, почти полностью сделав свою экономику нефтесырьевой, при этом грызется с нефтедобывающими государствами и водит «сердечную дружбу» с нефтепотребляющими США и Евросоюзом. (Подспудно нам внушается мысль: нам ли, русским, белым людям, водить дружбу с дикими и желтыми азиатами? Во всяком случае, разжигание ненависти между православными и мусульманами в РФ идет настолько успешно, что за океаном, поди, шампанское пьют).

А ведь в 1990-м нам представился прекрасный шанс выиграть в нефтяной войне. Возможно, стоило тогда правителю СССР ввести в стране жесткую диктатуру и поддержать Ирак добровольцами, советниками и оружием – и война 1991 года могла бы закончиться созданием в Заливе союзного нам Ирако-Кувейтского государства, контролирующего 20 процентов мировых запасов нефти. Да и Европа начинала дрейф от США к союзу с русскими. Но этот исторический шанс Москва упустила.

 

Затем новые кочевники сделают все, чтобы сократить мировое потребление нефти. За счет всего остального мира, конечно. А для этого, читатель, применяется все та же политика уничтожения производства в незападном человечестве. Его нужно вогнать назад, в каменный век, в примитивизм, в натуральное хозяйство и полную нищету. Нечего, мол, вам, недочеловеки, потреблять сырье и энергоресурсы, которые нужны Западному миру. Если ваша родоплеменная и «демократически избранная» верхушка пожелает иметь компьютер, кондиционер и «кадиллак» – пусть продаст добытую нефть на Запад и оттуда получит дорогие игрушки.

В первую очередь такая политика касается русских. Сегодня уже мало кто помнит, как в 1992-м один из младореформаторов, Костя Кагаловский, выступал с мыслью о том, что русским надо закрыть всю промышленность, которая перерабатывает сырье и делает из него товары, потому как тем сам русские только зря переводят природные ресурсы. Сказано было грубовато, но в общих чертах план воплотили. Остались еще досадные исключения, островки производства боевой техники, «жигулей» и самолетов, но и их – дайте только срок – успешно задушат.

Такое же счастье постараются преподнести, конечно же, китайцам, индусам, арабам с иранцами, Африке и Южной Америке. Кое-кому западные «друзья» помогут совершить исторический скачок из промышленной эпохи в эпоху сохи и мотыги с помощью ракетно-бомбовых ударов, революций и переворотов.

В нынешней РФ у этих сил есть энергичные и богатые союзники. Кто? Хотя бы самый успешный и энергичный политик Россиянии Анатолий Чубайс. Его проект чист и ясен, словно детская слезинка. Наша страна должна полностью подстроить себя под США, всецело поддерживать их политику и стать сырьевым придатком хозяев Америки. И пока у Чубайса многое получается на этом пути.

В итоге же, когда к середине XXI века человечество будет досасывать последние остатки нефти, получится все тот же расколотый на господ и низшую расу мир. И в нем высшие люди будут силой править низшими кастами. И чем дальше, тем более жестокой станет война за оставшуюся нефть планеты.

Таковы «нефтяные» цели Пятой мировой войны. И они полностью совпадают с борьбой неокочевников на других направлениях глобальной схватки.

 

Глава 16

Твой порядковый номер на рукаве: облик и судьба идеального россиянца

 

Подготовка к Пятой мировой войне идет в России полным ходом, читатель. Правящие нами существа с ярко выраженными неокочевническими замашками и комплексом благоговейного преклонения перед всем американским свое дело знают.

Давайте задумаемся: а что ждет нынешнюю Россию в этой Пятой мировой? Что станет со всеми нами и нашими детьми?

Задача перед правителями Россиянии поставлена предельно ясная: обеспечить переход ресурсов страны в клешни новых кочевников и выморить лишнее население России, словно тараканов. Так, чтобы не переводили зря ресурсы. Как только это понимаешь, становится ясной вся логика того раз-Фома, который нынче называют «российскими реформами».

 

«Нужно отдавать себе отчет в том, что к концу первого десятилетия XXI века именно состояние „человеческого капитала“ станет основным фактором, который определит: выживет ли Россия как государственное образование и останутся ли шансы сохраниться – в физическом понимании этого понятия – у российской нации?..» – вот центральная мысль уже цитировавшейся нами в начале данной работы программной статьи начальника Департамента социального развития Правительства Российской Федерации Евгения Шлемовича Гонтмахера (Гонтмахер Е. Хватит ли у России «человеческого капитала»? // Московские новости. 29 января – 4 февраля 2002. n4).

Теперь следует более подробно разобрать самые сокровенные мысли автора этой статьи.

Сначала Е. Гонтмахер осторожно рисует светлый идеал нового российского (уже не русского) человека: «В некоторых публикациях упоминается, что сейчас, наконец, происходит переход от Homo sovieticus к Homo economicus. Это считается весьма позитивным фактом. Предполагается, что теперь типичный россиянин в своих поступках начинает руководствоваться экономическими соображениями, которые заменяют установки (преимущественно идеологического характера), которые достались нам в наследство от „совка“. Люди начали считать деньги, понимать, что не стоит надеяться на отеческую заботу государства, стали больше суетиться на ниве зарабатывания средств».

Далее он показывает, что до светлого идеала еще очень далеко: «Но было бы заблуждением считать, что если люди стали руководствоваться в своей будничной жизни законами рынка, то это автоматически сформирует и их внутренний мир по образу и подобию западных (прежде всего либерально-индивидуалистических) образцов.

…Присмотритесь, с остатками советского (идеологизированного, имперского и т.п.) сознания соседствуют вроде бы несовместимые с ним абсолютно новые ценности рационализма. Недаром многие социологи, анализируя мотивы поведения россиян, отмечают, что они думают одно, говорят второе, а делают третье.

И все-таки: «чья берет»? Можно ли сказать, что по мере перехода на рыночную экономику и благодаря смене поколений в России восторжествует Homo economicus?..»

 

При всей аккуратности формулировок стратегический идеал, которому служит господин Гонтмахер, очевиден – это Homo economicus.

Разумеется, автор ни в коем случае не призывает в целях перехода к данному идеалу как-то грубо, напрямую действовать на людей: «Отсюда не следует, что российское государство должно, спохватившись, взяться за формирование внутреннего мира своих граждан. На это (до определенной степени и только на ограниченный период времени) способно лишь тоталитарное государство. Нужно просто понять, что творится в душах людей, и какие последствия, в том числе социальные и экономические, можно с высокой степенью вероятности ожидать уже в среднесрочной перспективе».

Организовать этот процесс переделки остатков «гомо советикус» в человеков экономических можно и нужно, по Е. Гонтмахеру, опосредованно, нетоталитарными и абсолютно гуманными методами.

Во-первых, как благожелательно отмечает Е. Гонтмахер, это улучшение человеческой породы происходит «благодаря смене поколений», т. е. человеки с «остатками советского (идеологизированного, имперского и т.п.) сознания» понемногу вымирают и освобождают место для людей, которые в состоянии «больше суетиться на ниве зарабатывания средств».

Во-вторых, в прошедшее десятилетие запущена и реализуется высокая «скорость нарастания кризиса „человеческого фактора“, а следовательно, неприспособленные маргинализируются и выбрасываются за борт жизни по понятным „законам рынка“.

В-третьих, большой вклад в обновление человеческого материала должна внести «настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО».

То есть процесс, как говорил другой российский специалист в области социализма с человеческим лицом, «пошел». Главное – не применять при этом тоталитарных методов, чтобы все было гуманно, на основе свободного выбора человека.

 

Прекрасно показывает механизм этого высшего гуманизма, реализуемого экономическими методами, Лев Якобсон, другой доктор экономических наук – первый проректор Государственного университета – Высшей школы экономики. В совместном с Е. Гонтмахером выступлении на радио «Эхо Москвы» 1 февраля 2000 года Л. Якобсон блестяще описал методологию гуманного, без применения тоталитарных методов, исправления человеческого материала.

То интервью на той радиостанции (тогда – органе Гусинского и Российского еврейского конгресса) стало великолепным образчиком логики правящих нами существ, образцом того, как Якобсон с Гонтмахером строят планы насчет нашего и наших детей будущего.

Вначале Е. Гонтмахер сформулировал свой принцип социальной политики России: «Основное должно быть именно в том, о чем мы сказали: кто не может сам себя прокормить по объективным причинам, тому надо помогать. А тому, кто имеет руки, ноги и голову на месте, – удочку и вперед».

Ведущая Н. Болтянская возразила: «Я не могу с вами согласиться. Сорокапятилетний или пятидесятилетний ученый советской школы науки, к которой во всем мире относились с уважением, получает сейчас мизерную зарплату, любит эту проклятую науку и не может ее бросить и пойти в коммерцию – он может сам себя прокормить или нет?»

И вот тут вступился Л. Якобсон: «Когда говоришь о социальных проблемах – не вообще, а в нашей российской реальности рубежа 1990-2000 годов, – очень трудно говорить об этом как экономист, но надо говорить об этом как экономист. Все мы хотим жить хорошо, все хотим, чтобы окружающие жили хорошо. Но ведь экономист о чем прежде всего вспоминает? Об ограничениях. Экономист – это прежде всего человек, который может предложить стратегию оптимального использования тех ресурсов, которые есть. Их у нас сегодня, к сожалению, маловато: если считать душевое производство, вдвое меньше, чем в 1991 году. Вот недавно на одной конференции один ученый произнес фразу: такую зарплату, как у нас, стыдно платить в России. И я чувства эти разделяю: стыдно. Но ведь по душевому производству Россия сегодня отстает от ряда латиноамериканских стран. Стыдно. А как быть? Значит, единственный подход – это тот, о котором уже говорил Евгений: мы вообще должны забыть о том советском принципе, что кто-то – государство или добрый дядя – устанавливает уровень жизни и раздает кому-то: вот тебе, тебе и тебе… Вопрос не в том, что это идеологически кому-то симпатично, а кому-то нет, но просто так не получится. И, соответственно, проблема состоит в том, что государство обязано помочь тому, кто не в состоянии себя прокормить, обеспечить прожиточный минимум, а другим оно Должно помогать расти. А дальше человек выбирает сам. Вот этот ученый – да, это очень плохо, но он должен выбрать. Интересная работа – это тоже часть образа жизни. Готов ты за это платить отказом от более высокой зарплаты, значит, платишь. Не готов – неспособный человек…» (http://www.hse.ru/news/echo=msk/20000201.htm).

Вот так. Интересная работа и соответствующий образ жизни – или высокая зарплата. Или осмысленный труд – или стабильно получаемый рубль. Выбирай. Полная свобода!

Это и есть великолепный пример того бесконечного тупика, того добровольно выбираемого крематория, в который совершенно нетоталитарными методами, асболютно гуманно и в высшей степени человеколюбиво загоняют население – в данном случае России.

Технология сверхэффективна: или подыхай по-геройски, как гомо советикус, или мутируй в гомо экономикус, чтобы «суетиться на ниве зарабатывания средств». Или ты остаешься человеком и подыхаешь – или превращаешься в экономическое животное, готовое на все ради лишнего «бакса».

Но и то, и то – по выбору, без принуждения, нетоталитарно и очень гуманно.

Вот они, технология и практическое оружие Пятой мировой войны.

И никакого насилия.

 

Для проведения такой политики у пультов управления в нашей стране ставятся туземные администраторы, которые принципиально неспособны организовать и осуществлять общественное воспроизводство и развитие. Они абсолютно не в состоянии управлять страной и осуществляют средствами по-особому понимаемой экономики целенаправленную трансформацию населения и подрастающих поколений как «человеческой массы», материала – как раз в установленном Вечным рейхом направлении. Эта кадровая задача в РФ успешно решена. И ельцинская и, к сожалению, путинская «элита» доказали свою абсолютную неспособность развивать страну.

Какие основания есть для этой гуманной селекции населения России? Они очевидны. Дело в том, что люди разнятся. Есть люди нелишние (способные), а есть лишние (неспособные). Таковы уж законы (природы, бытия и пр.).

Лишних людей надо сначала гуманно пропалывать, а потом, как и завещал Томас Мальтус, просто стараться не допускать их появления. Вспомним самое знаменитое высказывание Мальтуса: «Человек, пришедший в уже занятый мир, если родители не в состоянии прокормить его или если общество не в состоянии воспользоваться его трудом, не имеет ни малейшего права требовать какого бы то ни было пропитания, и в действительности он лишний на Земле. На великом жизненном пиру для него нет места. Природа повелевает ему удалиться и не замедлит сама привести в исполнение свой приговор, если он не найдет сочувствия нескольких участников пира. Но если они потеснятся, чтобы дать ему место, вскоре появятся новые, требуя для себя той же милости. Весть о том, что пища есть для каждого приходящего, наполнит зал многочисленными просителями. Порядок и гармония праздника нарушатся, изобилие, которое господствовало прежде, сменится недостатком, и радость приглашенных будет уничтожена зрелищем нищеты и скудости, свирепствующих во всех концах зала, и назойливыми криками тех, кто по справедливости возмущен, не находя пропитания, на которое рассчитывал».

Е. Гонтмахер и Л. Якобсон прекрасно показывают, что на место природы, которая помогала править в отсталом XVII веке, в наше время начала третьего тысячелетия приходит гуманный администратор, как правило, доктор экономических наук, владеющий экономикой как эффективным оружием против тех, кто неспособен мутировать в гомо экономикус. И этот администратор должен гуманно истребить лишнее население России.

 

На эти цели направлена и вся экономика нынешней Россиянии. Чего-чего, а вот недостатка во всяческих экономистах и «экономических гениях» в Кремле и на Старой площади сегодня нет. Кишмя кишат. Но вот только чем они заняты?

До недавнего времени в мире привычным и даже банальным пониманием смысла экономики являлась организация лучшей жизни людей или «создание нового национального богатства », как, к примеру, три года назад мимоходом заметил обозреватель более чем либеральной «Нью-Йорк Таймс» Томас Фридман.

А наши два доктора экономических наук Гонтмахер и Якобсон абсолютно уверены в том, что экономика ничего создать не может, и они, как экономисты, призваны только рационализировать использование уже существующих ресурсов или даже целенаправленно разрушать социальность. «Экономист – это прежде всего человек, который может предложить стратегию оптимального использования тех ресурсов, которые есть» (Л. Якобсон) или что «настоящая структурная перестройка экономики, помноженная на ожидаемые эффекты от вступления в ВТО, сделает безработными, по моим оценкам, не менее 10-12 миллионов человек, занятых сейчас на нежизнеспособных и неконкурентоспособных предприятиях» (Е. Гонтмахер).

Мышление Гонтмахера и Якобсона, которые нынче произведены в «великие русские экономисты», зациклено на убогой формуле «отнять и поделить». В этом смысле они недалеко ушли от карикатурного образа большевика, которым они тычут в лицо русскому народу.

В голову этих «экономистов» даже не приходит мысль о том, что негонтмахеровская экономика может создать в России совершенно новые производства с новыми рабочими местами. Нет, они исповедуют идеологию концлагеря: есть неизменно маленький и голодный паек, и численность заключенных в «лагере РФ» нужно регулировать в соответствии с этим вот пайком.

Даже Лев Троцкий не придумал бы лучше…

 

Конечно, такая «настоящая экономика» является не единственным оружием гуманной войны. Во имя самой наивысшей гуманности и получения «человеческого фактора» наивысшего качества практики политики могут идти и на более решительные «оздоровляющие» методы. Ведь можно уничтожать лишнее население и по-другому. Эти методы сегодня уже достаточно хорошо известны и описаны.

Во-первых, это секты разного рода, деятельность которых сегодня фактически ничем не ограничена. До сих пор в стране, к примеру, не проведено расследование реальных причин эпидемии самоубийств, которая охватила российских подростков с 1997 года, особенно такого типового самоубийства, как выбрасывание с высоких (не ниже 5-го) этажей жилых домов. Огромное количество сект являются открыто жизнененавистническими (чего только стоит так называемая «Церковь Эвтаназии» и другие подобные секты, проповедующие необходимость самоуничтожения человечества.

Домашняя страница Церкви эвтаназии – http://www.envirolink.org/orgs/coe/, http://www.paranoia.com/coe/. Текст интервью Корды (руководителя ЦЭ) – http://www.envirolink.org/orgs/coe/snuffitl/korda.html. Другие организации, выступающие за самоуничтожение человечества: Voluntary Human Extinction Movement (VHEMT) – Движение за добровольное вымирание человечества, http://www.vhemt.org/, Gaia Liberation Front (GLF) – Освободительный фронт Гайи, http://www.envirolink.org/orgs/coe/resources/glf/glf.html: «Человечество подобно раковой опухоли или вирусу. Люди – враждебные пришельцы, своей деятельностью уничтожающие жизнь на Земле. Ради спасения планетной экосистемы (Гайи) человечество как биологический вид должно исчезнуть с лица Земли». – Euthanasia World Directory – Мировой справочник по эвтаназии, http://www.efn.org/~ergo/: DeathNet – СмертеСеть, http://www.islandnet.com/~deathnet/: Обучение искусству и науке умирания. Рекомендации по способам самоубийства.

Идейной подпиткой для этих сект являются социал-дарвинистские и неомальтузианские теории, смысл которых в том, что, еще раз процитируем Мальтуса: «Человек, пришедший в уже занятый мир, если родители не в состоянии прокормить его или если общество не в состоянии воспользоваться его трудом, не имеет ни малейшего права требовать какого бы то ни было пропитания, и в действительности он лишний на Земле. На великом жизненном пиру для него нет места. Природа повелевает ему удалиться…»

Впрочем, теперь уже можно цитировать не только жившего три века назад скромного ученого Мальтуса, но и высших чиновников и ученых-экономистов России.

Во-вторых, это целенаправленное уничтожение отдельных социальных слоев и категорий населения непрямыми, косвенными методами. Так, известный экономист, директор Института проблем глобализации М. Делягин, пишет: «Великий философ-практик современных США Линдон Ларуш не просто осознал эту опасность, но и описал один из способов, стихийно применяемых американским обществом для защиты от нее… Он обнаружил и документально доказал существование в недрах разведывательно-аналитического сообщества США тайной организации, обеспечивающей ввоз на территорию США до 40 процентов импортируемых наркотиков. Целью является отнюдь не зарабатывание денег, а стремление к поддержанию единства нации путем искусственного сдерживания прогресса ее наиболее угрожающих элементов – афроамериканского, латиноамериканского и китайского.

В силу социальных причин и особенностей национальных психологий основными потребителями ввозимых в страну наркотиков оказываются именно они. В результате импорт наркотиков является аналогом этнического оружия, обеспечивающего замедление центробежных тенденций в развитии американского общества за счет торможения его «недостаточно американских» элементов.

Дополнительная функция наркотиков – «социальная селекция», уничтожение в обществе в целом недостаточно добропорядочных элементов, недостаточно управляемых из-за недостаточной восприимчивости к официальной пропаганде (в том числе и в части порочности наркотиков)…

Все это можно было бы посчитать обыкновенным бредом увлекшегося интеллигента, если бы не американский суд, приговоривший Ларуша к четырем годам тюрьмы – не за антигосударственную клевету, не за «разжигание межнациональной розни» и даже не за тривиальное уклонение от налогов, а… за разглашение государственной тайны! Такой приговор суда близок к признанию истинности сделанных подсудимым заявлений.

…Описанная Ларушем система неплохо работает…». И далее М. Делягин утверждает, что благодаря такому эффективному государственному проекту США уже удалось на десять-двадцать лет оттянуть этносоциальную дезинтеграцию и распад страны, осуществить «выигрыш целой эпохи» (Делягин М. Глобальная неустойчивость. Ч.1: Среднесрочные предпосылки мирового кризиса – http://www.policy.ru/documents/346893.html).

Для России, помимо наркотиков, за последние годы уже ставших буквальным оружием массового уничтожения молодых людей, которые не вписываются в «законы рынка» и не Хотят видеть смысл жизни в том, чтобы «суетиться на ниве зарабатывания средств», более «традиционным» средством массового уничтожения выступает пьянство, включая эпидемию пива, целенаправленно организуемую через преступную рекламу.

…К великому несчастью, здесь смыкаются все самые чудовищные и преступные замыслы, построенные на представлении о том, что вообще могут быть лишние люди и что прав тот, у кого есть сила сделать лишними других.

 

Логическим и однозначным итогом принципа права силы оказывается гуманная война.

«Сила всегда права » – «Might is Right », вот название мерзкой книги, изданной в США в 1996 году. Содержание книги – фактическое описание оснований гуманной войны. Наиболее нагло это представлено в пародии на Нагорную проповедь Иисуса Христа:

 

 

«Благословенны сильные, ибо они будут обладать Землей. Прокляты слабые, ибо они наследуют ярмо (рабство).

Благословенны властвующие – они будут первыми среди людей.

Прокляты хилые – они будут уничтожены.

Благословенны наглые, ибо они будут господами мира. Прокляты робкие, ибо их затопчут копыта…

Благословенны неверящие, ибо их умы не устрашатся. Прокляты «божьи агнцы», ибо кровь их будет течь белее.

 

 

 

Blessed are the strong, for they shall possess the Earth. Cursed are the weak, for they shall inherit the yoke.

Blessed are the powerful, for they shall be reverenced among men. Cursed are the feeble, for they shall be blotted out.

Blessed are the bold, for they shall be masters of the world. Cursed are the humble, for they shall be trodden under hoofs.

Blessed are the victorious, for victory is the basis of right. Cursed are the vanquished, for they shall be vassals forever. http://www.zvezda.ru/2000/03/02/hum.shtml. – http://www.necronomi.com/magic/satanism/might.txt.

 

 

Чем не кредо? Разве не актуально?

Кстати, именно эту «Сила всегда права» взяла на вооружение так называемая «Церковь Сатаны». А что тут удивительного? Если сообщество новых кочевников взялось делить землян на правильных и неправильных, да еще и уничтожать вторых, если эти античеловеки смотрят на остальных как на естественных рабов и говорящих скотов, то рождается и соответствующая «религия».

 

Глава 17

Общественное воспроизводство? Уничтожить!

 

Все это – глубоко закономерные явления. В «Третьем проекте», сделав вывод о возникновении в XX веке античеловечества, Вечного рейха новых кочевников, мы показали: экономика – это как раз их среда существования. Особенно экономика нынешнего толка, компьютерно-спекулятивная, которая специализируется не на том, чтобы что-то строить и создавать, а нацеливается на производство кризисов.

А что такое кризисы? Это – наилучший способ отнять созданное у творцов и присвоить. Такова политика неокочевых «добывателей трофеев». Отсюда и психология новых кочевников: мы – самые умные и хитрые. Мы – боги, а остальные – животные.

Писатели очень тонко чувствуют незримые течения.

У Стивена Кунца есть страшный роман «Полуночный взгляд», в котором главный герой обладает редчайшим даром заглядывать вглубь людей и видеть, что малая их часть – это не люди, а гоблины, садисты и убийцы, которые питаются людскими муками. А все мы – только стадо животных для гоблинов, только объекты охоты для жутких существ, с виду неотличимых от обычных человеческих особей.

Литературная традиция, которая изображает какую-то тайную, злобную расу, скрытую среди человечества, и которая это человечество жестоко использует, очень богата. Можно вспомнить Говарда Лавкрафта с его земноводными под людской оболочкой. Или даже Ганса Христиана Андерсена с его «Снежной королевой», где повествуется о людях, в чьи сердца проникли осколки зловещего зеркала эльфов, и они внутренне превратились в нелюдей, поскольку сердца их заледенели.

Сдается нам, что писатели и сказочники каким-то шестым чувством понимали, что в мире есть не только творцы и созидатели, но и их противоположности – безжалостные, холодные и расчетливые «охотники за трофеями», неокочевники.

 

Прежде их было не так много. Раньше, кажется, существовало равновесие между творцами и разбойниками. Но в XX столетии оно явно нарушилось и чаши весов стремительно качнулись в сторону тех, кто смотрит на человечество и на весь мир, как на свою добычу. И теперь мы видим эту новую расу «чужих» во всей красе. Она интернациональна и говорит на многих языках, поскольку правит уже во многих странах. Она давно стала огромным международным клубом, и тем, кто правит своими странами, на самом деле на эти страны глубоко наплевать. Везде наблюдается один и тот же сценарий.

Приходят мерзавцы, которые объявляют реформы, приватизацию, «открытость» и борьбу с тоталитаризмом. Везде эти реформы идут по одному и тому же шаблону «колониального либерализма по МВФ», после чего страны теряют неописуемые богатства, лишаются науки и лучшей промышленности, наполняясь миллионами нищих и обездоленных. Некогда радостные города поражаются злобой, отчаянием и развратом. И везде правящие «элиты» выгребают из своих стран миллиарды и миллиарды долларов, унося их на Запад и пополняя мощь всеохватных метагрупп.

Разгромленное пространство Советского Союза… Разоренная Аргентина, некогда бывшая самой передовой страной Латинской Америки… Несчастная Бразилия, где отряды изуверов отстреливают беспризорных детей… Мерзкий Таиланд, где на растерзание сексуальным маньякам отдают чуть ли не младенцев… Залитая кровью Югославия… Везде одно и то же.

Мы столкнулись с сатанинским врагом рода человеческого. Весь XX век наш народ рвал свои жилы, сражаясь, строя и восстанавливая разрушенное. И это не сто лет, читатель – это десятки миллионов человеко-лет. Это труд живых и мертвых, это – будущее еще не рожденных. Новые кочевники все это сумели присвоить и перегнать в доллары. Грабежи монголов, эсэсовцев, испанской солдатни в Южной Америке – все это меркнет на фоне уничтожения и приватизации Советского Союза. И точно так же миллионы человеко-лет и поколениями нажитые богатства были вынесены из многих других стран только за счет искусно устроенных кризисов и гигантских спекулятивных операций.

 

И везде мы видим «новые элиты», щебечущие на стандартизированном американо-английском языке. У них повсеместно есть счета за рубежами своих стран, везде созданы островки одинакового «мира избранных»: одни и те же пятизвездочные отели, одни и те же рестораны и клубы, теннисные корты и развлечения. Хоть в Москве, хоть в Буэнос-Айресе.

Существа «расы охотников» показательно человеколюбивы и хорошо одеты – но сквозь внешний лоск проглядывают отвратительные, полусобачьи морды гоблинов с горящими угольями глаз. Они лицемерят, каждый день твердя о мире, свободе и согласии, но в любой момент они готовы устроить резню одного народа другим, бомбежки целых стран. Их жизнь сладка и полна удовольствий, они пекутся о своем здоровье, нередко не курят – потому что хотят продлить свою жизнь, полную наслаждений. Они принимают законы, которые запрещают курить всем и вся, но при этом другим законом вводят разрешение вступать в половую связь с детьми старше четырнадцати лет. Потому что им самим очень хочется тешиться с мальчиками и девочками в фешенебельных притонах. Они принимают законы о том, что мясникам нужно обязательно вводить бедным коровкам и бычкам обезболивающее перед тем, как их зарежут – чтобы животные не мучились, чтобы их резали гуманно. Но при всем этом они способны годами не замечать того, как озверевшие бандиты режут целые народы, как это было и с русскими, и с сербами.

Они отравляют все вокруг себя духом охоты на людей, разбоя и безудержной погони за наслаждениями. И вот наше время стало эпохой невероятного взлета сатанизма, «черной литературы» и демонического кино. Патологически увеличилось количество гомосексуалистов, и теперь иногда кажется, что нормальные люди превратились в угнетенное меньшинство, что на Западе нет большей заботы, чем забота о «голубых» и «розовых». Скандалы с растлением малолетних разражаются то здесь, то там. Год от года удовольствия становятся все изощреннее, все разнузданней. И параллельно все больше народов восстают друг против друга, чтобы убивать и вырезать соседей, деля их собственность – недра, леса и воды. Чтобы продавать это потом все тем же метагруппам новых кочевников, гонясь за долларами, долларами и еще раз долларами. И так опять и опять…

Из сокровенных мыслей Калашникова: «Нет ничего удивительного, что ряды неокочевников пополняют особи особого сорта. В этом отношении чрезвычайно нагляден пример России, первой страны мира, в котором неокочевники одержали полную победу. Посмотрите на нашу власть. Разве вы найдете где-нибудь такое количество неполноценных, педерастов, вырожденцев, особей с телесными уродствами, садистов, импотентов, шизофреников, патологических лжецов, маньяков и воров? Разве вся наша верхушка не выглядит, как карикатура на людей? Остро осознавая свою разницу с нами, нормальными людьми, они нас люто ненавидят. А современная экономическая наука позволяет этим неполноценным нас уничтожать и получать от этого садистское наслаждение.

Это идет Античеловечество, читатель. Наш самый страшный враг. Слышите стук его когтей по земле?»

 

Впрочем, а кто сказал, что в итоге Пятой мировой и воплощении глобализации по Вечному рейху не возродится и классическое рабство в виде надсмотрщика с бичом и оружием, который заставляет работать «говорящее животное»?

Да, мы увидим и возвращение такого рабства. В итоге глобализации в США создастся многоэтажный мир с многоэтажной же экономикой. Да, на самом верху будут и компьютеры, и генная инженерия, и высокие гуманитарные технологии. А вот внизу – все остальные уклады, включая и самые примитивные. В «конченых странах», как вы понимаете. В осколках, на которые разобьют многие нынешние государства.

Не верите? Рыночная, капиталистическая экономика не раз и не два давала примеры соединения высокоразвитой промышленности и современных технологий с рабовладением. Например, в 1995 году нефтяной гигант «Тоталь» подписал договор с военной диктатурой в Бирме, по которому обе стороны решили добывать природный газ и перебрасывать его по газопроводу. Правители Бирмы бросили на его стройку тысячи своих подданных, заставляя их строить дороги и военные базы вдоль трубопровода, который прокладывали в джунглях. Тех, кто не хотел работать бесплатно, истязали и даже убивали. (Коллон Мишель. Нефть, PR, война. – М., «Крымский мост», 2002, с. 155).

А случай с Россией 1990-х годов, в которой миллионы людей были вынуждены годами работать, не получая ни гроша зарплаты? Это ведь тоже рабство. А если посчитать, сколько бомжей попало в рабство к фермерам, к кавказцам – содержателям подпольных производств?

Рабством «балуется» и Китай, где лагеря заключенных стали прекрасными, высокодоходными предприятиями.

Разве уже не используется дармовой труд нищих наркоманов, готовых работать ради порции «дури» от хозяина?

Уже есть множество религиозных сект в самом Западном мире, которые прекрасно используют совершенно дармовой труд своих членов. Еще в 1980-е гремели разоблачения Церкви Муна, «прихожане» которой работали на босса без выходных, с продленным рабочим днем, да еще и отдавали секте большую часть зарплаты. При этом Мун располагал целой империей – с производством оружия, электроники и даже со своим рыболовецким флотом.

Наконец, вспомним пример гитлеровского рейха, который с успехом продавал рабов немецким промышленникам, и рабы-заключенные собирали даже баллистические ракеты Фау-2. В те же годы американские химические компании использовали рабский труд сборщиков каучука в Бразилии. (Об этом много писали еще в 1960-е годы). Мы вас еще раз призовем внимательнее изучать историю Второй мировой: в этой зловещей, черномагической войне действительно проступают черты глобализации и мира XXI столетия.

В нарождающемся Новом Мировом Порядке, который несет нам уже Вечный рейх, классический рабский труд широко распространится в «конченых странах» – поставщиках сырьевых ресурсов. (Сам Запад при этом останется как бы в стороне). Само собой, русским отводят только сырьевую роль. И на Западе, кстати, очень многие уверены, что само имя «славянин» происходит от «slave», «sclav» – «раб». Вполне возможно, что в роли надсмотрщиков должны выступить многочисленные мафии: правительства сибирских республик, дальневосточных федераций, московских княжеств, северо-западных директорий и пр. Религией мира глобализации становится наивысшая прибыльность. Если труд раба в каких-то отраслях или этажах мировой экономики окажется рентабельнее труда наемного рабочего, то рабство воскреснет.

История мира всегда идет по спирали. Рабство исчезает, сменяется наемным трудом, но потом снова возвращается, пусть и на новом технологическом уровне. Рабство будет и в мире глобализации. Но нам с вами уготована участь отнюдь не хозяев.

 

Из психологии новых кочевников вытекает и отношение этого племени к процессам общественного воспроизводства. Поскольку они способны только отнимать и потреблять, то следствием их власти становится разрушение уже созданного. Потребляя и отбирая, они не могут даже сохранить награбленное. Все, что попадает в их руки, используется до полного разрушения.

Экономика и финансы являлись исключительным оружием Четвертой мировой войны. Здесь очень показательно заявление Е. Гонтмахера об обязательной преемственности предлагаемых им в России мероприятий в области «социального развития» с финансовой политикой прошлых лет: «затраты должны не противоречить жесткой финансово-бюджетной политике, проводимбй в последние годы».

Оружием Пятой мировой войны выступает непосредственное уничтожение процессов общественного воспроизводства и развития для всех без исключения членов общества. Сильные выживают, а слабые погибают. Зачем же еще нужны целенаправленные усилия и инвестиции в какое-то там еще воспроизводство и развитие?

В ноябре 2001 года академик РАН Николай Петраков заявил по одному из каналов центрального российского телевидения: «Да, наблюдается экономический рост. Но этот некоторый экономический рост построен на костях населения. Дело не в том, какие у нас доходы, а в том, что расходы – маленькие».

 

В этом заявлении указано на самый существенный элемент не только российской, но и мировой ситуации. Проедание будущего сегодня идет не только на обломках СССР, читатель. Вложения в общественное воспроизводство являются в настоящее время ничтожно малыми по отношению к необходимым для достижения такого же качества жизни, какое было ранее. Отсюда появляется и экономический рост за счет роста социального, отсюда деградация социума питает деньгами экономические «успехи» бездарных экономистов и чиновников.

Маркс и Энгельс по наивности, свойственной, вероятно, XIX веку, возмущались изъятием прибавочной стоимости, проклиная капиталистов за то, что они оставляют работнику не больше того, что нужно ему для каждодневного пропитания и рождения потомства. Но они еще не видели нынешнего рынка эпохи глобализации! Сегодня речь идет об изъятии прожиточного минимума и о разрушении всей системы даже самого простого воспроизводства (по поводу проблемы общественного воспроизводства – см., к примеру, мое выступление на «круглом столе» на тему «Какой бюджет необходим для восстановления российской государственности?» // Российское аналитическое обозрение. 1999, № 13 – http://metuniv.chat.ru/rao/99-13/rndtbl.htm).

Сегодня появился строй, который отнимает у работника даже возможность прокормиться самому, строй, который даже не сохраняет уже созданного! Что бы сказали Маркс и Энгельс, увидев мир, в котором заработная плата не дает работнику возможности даже детей на свет производить?

 

Николай Петраков – признанный экономист. Но его экономика прямо противоположна экономике Е. Гонтмахера или Л. Якобсона, поскольку он рассматривает экономику как науку о том, как поддерживать и развивать население, а не о том, как получать на костях населения доходы и политические эффекты, и не о том, как приспосабливать население и страну к «ограниченным ресурсам».

Но ошибка академика Петракова, с позиции Е. Гонтмахера и Л. Якобсона, безусловно, состоит в том, что он исходит из того, что все население, включая буквально каждого человека, надо поддерживать и обеспечивать его воспроизводство. А Е. Гонтмахера и Л. Якобсона (а с ними огромное количество их единоверцев в России и мире) интересует население исключительно рентабельное, т. е. то, которое способно приносить быструю и ясную прибыль и, соответственно, получать быструю и ясную зарплату.

Поэтому воспроизводить ученого, его знания, его мышление, его мировоззрение, его научную школу государство, с точки зрения новых кочевников, совершенно не должно. Если найдется на рынке работодатель, который вдруг пожелает поддержать этого ученого – то тому повезло. А не найдется (как оно и бывает в 98 процентах случаев) – то тогда этот ученый «должен выбирать».

Отсюда вообще пропадает смысл общественного воспроизводства и развития по отношению к населению страны, региона, мира. Ведь если есть две категории населения – рентабельные и нерентабельные, то зачем воспроизводить нерентабельную? Но и для рентабельной части населения тоже не нужно строить механизмы воспроизводства, поскольку рентабельное население само о себе сумеет побеспокоиться, наверное, и воспроизводство осуществит.

О том, что либеральные экономисты конца XX века – это всего лишь утонченные людоеды и человеконенавистники, о том, что они предпочитают бороться с бедностью, убивая бедных, о том, что они давно повторяют опыт гитлеровцев на оккупированных территориях, говорится давно. Большинство людей в это не верит. А зря. 26.07.2002 года газета «Коммерсантъ» скромненько так сообщила новость: специальная государственная комиссия в Перу обвинила бывшего президента Фухимори в том, что при нем в 1996-2000 годах обманом подверглись стерилизации 215 тысяч женщин и 16 тысяч мужчин из бедных районов страны. Оказывается, по секретным директивам президента-реформатора врачи внушали людям, что стерилизация нужна им по медицинским показаниям. А иногда в ход шли угрозы: не хочешь сам идти на операцию – уплатишь большие штрафы или лишишься права на медицинскую помощь.

То есть вот такой творился в Перу откровенный геноцид. А ведь мы прекрасно помним то, как в начале 1990-х годов российская демопресса пела Фухимори хвалу как пламенному и умному реформатору, твердо следующему единственно верному учению МВФ. Некоторые чувствительные россияне даже мечтали, что Ельцин станет отечественным Фухимори.

Примеров либерального геноцида уже предостаточно. Вы помните, почему в 1992 году в Сомали разразился страшный голод, а потом страна развалилась? Просто перед этим власти этой страны взяли кредит у МВФ и сдуру выполнили все рекомендации этого фонда. В результате экономии бюджетных средств государственная ветеринария скончалась, а болезни выкосили скот…

 

Некоторые могут подумать, что они-то точно относятся к рентабельной части населения, а потому и бояться им нечего. Но в мире Вечного рейха свою рентабельность придется доказывать снова и снова! В мире, где господствует одна мировая держава (США), рентабельным оказывается исключительно то население, которое выбирает для себя (совершенно свободно и гуманно, разумеется!) предлагаемые державой-гегемоном нормы рациональности и, таким образом, выступает в качестве Homo economicus. В этом мире должен выжить лишь тот, кто примет американские стандарты и представления о жизни.

Вот, к примеру, в 2001 году югославское правительство в лице Коштуницы могло оказаться нерентабельным и претерпеть дефолт, а могло буквально в один момент стать рентабельным в случае выдачи (напомним, незаконной) С. Милошевича Международному трибуналу в Гааге. Милошевича арестовали и выдали – и Коштуницу не сняли, правда, пока и не выдали обещанное вознаграждение в полтора миллиарда долларов. Но, наверное, выдадут. Нам, впрочем, важно показать механизм того, как именно население может становиться рентабельным.

Также можно рассмотреть другие страны, которые сегодня оказались в составе «мировой оси зла». Если иракцы не хотят, чтобы их дети массово умирали от санкций и американских бомбежек – то они могут выдать Саддама Хусейна и станут, по крайней мере на первое время, более-менее рентабельным населением.

Очень важно, что рентабельность, конечно же, все время будет определяться вновь и вновь. Стал рентабельным – а через какое-то время население опять начинает расслаиваться на тех, кто может демонстрировать устойчивую рентабельность и на тех, кто не способен «суетиться на ниве зарабатывания средств». Выделившееся очередное лишнее население необходимо будет каким-либо «гуманным» образом опять изымать.

И так – очень долго. Думаю, без конца. По нашему мнению, природа человека такова, что мы не сможем искренне превратиться в экономических скотов. А потому отбор на рентабельных и нерентабельных придется вести снова и снова.

Таким образом, Пятая мировая война – это система последовательных операций по истреблению нерентабельного населения «гуманными» методами.

Отсюда Пятая мировая война является войной на слом воспроизводства того традиционного образа жизни, который соответствует данной культуре и истории.

Вот мнение известных социологов и демографов. Наталья Римашевская, доктор экономических наук, профессор, директор Института социально-экономических проблем народонаселения Российской академии наук: «…Но власть не решается на радикальные реформы. А какими-то полумерами социальную сферу не поднимешь. Если мы строим социальное государство, то решительные шаги в этом направлении необходимы. В противном случае сохранится дикий рынок, который потихоньку будет „пожирать“ наше население» (Римашевская Наталья. Бедность – источник деградации. Беседу вел Усам Оздемиров//Яблоко России. n24(58). 24 июля. 1999). Анатолий Антонов, завкафедрой семьи социологического факультета МГУ, в ходе «круглого стола» в Российской Академии государственной службы по проблемам демографии «Будем жить дальше и дольше?» в конце 2001 года зафиксировал: «Сейчас в России, а кстати говоря и в Европе, проводится антисемейная политика… Когда абсолютно антисемейными являются шаги всех правительств мира в социально-экономическом и в чисто нравственном отношении, то можно ожидать одного: к середине XXI века не останется в мире ни одной страны. Просто не будет ни одной страны после 2050 года. XXI век – это первый век в истории человечества, когда начнет убывать все мировое население…» – http://www.pareform.ru/ rgs/magazine/14.asp.

 

Насколько свежо и актуально, буквально на злобу дня, оказывается пафос Ф.М. Достоевского: «…Ненавидеть чужiе народы за то, что они не похожи на насъ; для того чтобъ иметь желанiе не укрепляться отъ всехъ въ своей нацюнальности, чтобъ ей только одной все досталось, а другiя нацiональности считать только за лимонъ, который можно выжать (а народы такого духа ведь есть въ Европе!) – если и въ самомъ деле для достиженiя всего этого надо, повторяю я, предварительно стать народомъ богатымъ и перетащить къ себе европейское гражданское устройство, то неужели все-таки мы и тутъ должны рабски скопировать это европейское устройство (которое завтра же въ Европе рухнетъ)? Неужели и тутъ не дадутъ и не позволять русскому организму развиться нацiонально, своей органической силой, а непременно обезличенно, лакейски подражая Европе? Да куда же девать тогда русскiй-то организмъ? Понимаютъ ли эти господа, что такое организмъ? А еще толкуютъ о естественныхъ наукахъ! – Этого народъ не позволитъ, – сказалъ по одному поводу, года два назадъ, одинъ собеседникъ одному ярому западнику. – Такъ уничтожить народъ! – ответилъ западникъ спокойно и величаво. И былъ онъ не кто-нибудь, а одинъ изъ представителей нашей интеллигенцiи. Анекдотъ этотъ веренъ» (Достоевский Ф. М. Дневник писателя за 1881 год. Гл. 1. Объяснительное слово по поводу печатаемой ниже Речи о Пушкине).

 

В какой бы вопрос мы с вами не углубились, везде мы найдем линию фронта Пятой мировой войны, которая пролегает через все страны. Сталкиваются в битве люди и нелюди, творцы и грабители. И экономика – не исключение.

Наша планета столкнулась с угрозой истощения ресурсов и экологической катастрофы. И в этой обстановке творцы говорят: давайте создадим новый образ жизни, давайте перейдем на сверхэффективные технологии и вложим больше средств в развитие людей, в науку и образование. Создадим новую цивилизацию, наконец!

Но в мире захватили господство иные «мыслители-экономисты» – последователи Мальтуса, социал-дарвинисты и неолибералы, прихвостни Вечного рейха. В скрытой и неявной форме, как в статье Гонтмахера, они учат: изменить нынешний порядок невозможно. Нет, мол, никаких принципиально новых технологий и стилей жизни. Реформы и другие «настоящие структурные преобразования», если верить этим людоедам, в рамках этого действия и позиции проводятся не для того, чтобы развивать промышленность, а для того, чтобы убить «лишнее» население. С позиции этого действия главной задачей становится и ликвидация «недоброкачественного населения».

Для нас вторая позиция – это человеконенавистничество в самом чистом виде. Между двумя описанными тенденциями неизбежна жестокая схватка, и мы в ней выступаем на стороне творцов. Идеология же разделения человечества на «рентабельных» и «нерентабельных» – это идеология Вечного рейха, ведущего войну против человечества.

Мы можем победить. Мы верим в то, что вложения в науку окупятся, пусть и через четверть века. Мы узнаем о технологиях и изобретениях, которые не хотят замечать власти предержащие, но которые развивают промышленность и достоверно повышают качество жизни населения в целом и каждого без исключения человека. (Мы расскажем о них в книге «Оседлай молнию!») С этой позиции немыслимо ставить вопрос о «некачественном населении», о «человеческих ресурсах», поскольку, во-первых, люди созданы не правительствами и даже не только своими родителями и поэтому не являются ресурсом, и, во-вторых, так называемое «неэффективное население» является прямым следствием неэффективного управления данной страной. С нашей точки зрения, «нерентабельны» не жители России, а ее правящая «элита». И гораздо целесообразнее поменять эту «элиту», чем отправлять на кладбище десятки миллионов наших сограждан.

Здесь мои представления совпадают с мнением известного соотечественника Т. Мальтуса католического писателя Гилберта Кая Честертона: «Мальтузианцы нападали на христианство не потому, что в нем есть что-нибудь особенно несдержанное, а потому, что в них самих есть что-то нечеловеческое» (Честертон Г.К. «Вечный Человек» / Пер. с англ. – М.: Политиздат, 1991).

Примирения между двумя позициями быть не может.

 

Я прекрасно понимаю, что простым отрицанием ресурсных ограничений или тем более наивной верой в научно-технический прогресс реальные социально-экономические вопросы не решить.

Но в этом-то и есть существо дела, что здесь стоит реальная проблема, заключающаяся в том, как в современном мире кардинально увеличить ресурсные возможности человечества без ухудшения экологических показателей. Это гигантская мировая проблема. Средства ее автоматического – только захотеть да волю приложить – решения в настоящее время отсутствуют.

Но принятие и правильная работа с этой мировой проблемой – это одна позиция, а простое указание на ограниченность ресурсов и отказ от ее постановки и сосредоточения усилий человечества на решении этой проблемы – это другая позиция.

Вторая позиция, связанная с отказом от принятия данной трудности как проблемы и, соответственно, с отказом решать эту проблему, является неомальтузианской и социал-дарвинистской. И какие бы ни придумывались «дымовые завесы» в виде многочисленных организаций, симулирующих озабоченность по поводу данной проблемы через программы «борьбы с бедностью», «борьбы с голодом», «борьбы с цифровым разрывом» и пр. – ситуация ясна.

 

Очнитесь от гипноза бесконечных высоких речей об экономическом подъеме в России.

Весь подъем в Россиянии носит чисто «африканский» характер и не предотвращает медленно надвигающегося распада страны. Чтобы рост стал действительно качественным, нужен рост так называемого четвертого уклада – высокотехнологичного производства. А как это достигается во всем мире, если брать самый-самый минимум? В основном – усилиями государства. Именно оно дает щедрые оборонные заказы и финансирует научно-конструкторские работы на самых прорывных направлениях (так действовал Рейган в США 1980-х), поддерживает гарантиями авиастроителей и финансирует космические программы, заодно давая льготные кредиты тем, кто поставляет за рубеж машины, суда, оружие, ядерные энергоблоки и воздушные корабли, компьютеры и даже целые заводы.

Все это очень выгодно. В этих отраслях свободного рынка практически нет нигде. Здесь царствуют план и долгосрочный расчет. Зато один доллар государственной помощи, потраченный на помощь компаниям в этих отраслях, привлекает в них несколько частных долларов, заодно принося казне четыре-пять долларов за последующие десять лет.

Оборонные заказы государства питают всю экономику сверху донизу, вплоть до железных рудников и нефтяных скважин, пополняя казну налогами и давая народу новые рабочие места. Это – не считая «побочного эффекта» в виде укрепления обороны державы и эксплуатации новой техники в войсках, которая невиданно способствует увеличению экспорта оружия. Один пассажирский самолет, проданный на условиях лизинга куда-нибудь в Китай или Индию, обходясь в 30 миллионов долларов, за десять лет приносит экономике до 60 миллионов долларов, не считая того, что индусы заплатят нам за запасные части и специалистов. Один ядерный энергоблок русского образца на легководном реакторе приносит России полтора миллиарда долларов за несколько лет, не считая того, что заказчик этой супермашины добрых полвека станет покупать ядерное топливо у русских. И тоже на кругленькую сумму. Если же ядерная станция построена в России, то она высвобождает для экспорта несколько миллиардов кубометров природного газа в год, принося нам валютные поступления. Государственная поддержка спутниковых программ позволяет, на много лет вперед извлекать прибыли из продажи снимков земной поверхности, услуг связи и приемников спутниковой навигации – по всему миру.

А все это, вместе взятое, читатель, дает народу новые рабочие места и достойные заработки, заказы ученым и вузам, которые готовят специалистов. Через эти механизмы страна закрепляет за собой рынки сбыта в мире на десятки лет вперед. Государственные заказы и помощь порождают новые технологические прорывы. Например, американцы, потратив казенные доллары на сеть военной связи «Арпанет», в конце концов, получили новое «чудо света» – Интернет, который принес им сотни миллиардов долларов. Сегодня они собираются вкачать миллиарды долларов в космическую противоракетную систему, получив на выходе сотни прорывных технологий имеющих мирное применение.

Если сравнить экономику страны с организмом, то государственная поддержка высокотехнологичных проектов подобна впрыскиванию в его кровь адреналина, который делает человека богатырем, позволяя ему бить все рекорды. Экономический рост удваивается и утраивается. И это понимают во всех странах мира, осуществляя господдержку на практике. Причем вплоть до того, что печатают (эмитируют) под такие проекты деньги, финансируя стратегические сделки и контракты.

Не понимают этого лишь в одной стране – в нынешней России. В Кремле и правительстве. У нас этот источник настоящего и качественного, сверхамбициозного экономического роста отсутствует начисто, как таковой. Из-за этого Россия обречена на все большее отставание от стран не только «золотого миллиарда», но и от Индии, Китая, Ирана…

 

По нашему глубочайшему убеждению, к власти в нашей стране с 1991 года пришли приверженцы совершенно тоталитарной религиозной секты, называемой «либеральными экономистами». Либеральная экономика – это не наука, а лишь набор тупейших суеверий и запретов, нацеленных на истребление миллионов людей. Сия изуверская секта заботливо пестуется Вечным рейхом именно в России, потому как нас делают полигоном для нового мирового порядка.

Нынешний Греф – это всего лишь клон прежнего Гайдара, а Чубайс – это Агасфер «российских реформ». Им хоть кол на голове теши, а они все время твердят, что государство не должно поддерживать казенными рублями какие-либо экономические проекты. Государство, мол, не должно нигде и никогда вкладывать деньги в экономику. Почему? А потому что так «не положено» и «нерыночно». Объяснить это нельзя, никакие конкретные примеры на мозги правителей не действуют. Это действительно сродни каким-то религиозным запретам, но тем не менее называется в Москве «монетаризмом». Так было при Ельцине, так есть и сейчас.

При этом у Россиянии есть четкий приоритет: она во что бы то ни стало хочет отдавать внешние долги из бюджета государства. За 2000-2005 годы – свыше 82 миллиардов долларов, стоимость целого флота из двадцати суперавианосцев или двадцати лет Афганской войны. В 2005-2010 годах нужно вернуть столько же. Но и после этого будут траты – в общей сложности двадцать лет каторжного труда, в итоге которых стране придется перегнать в западную экономику почти четверть триллиона долларов.

А к этому прибавим еще одну разновидность дани, которую наша униженная страна вынуждена класть на алтарь «чудесного нового мира». Под негласным нажимом США мы должны снабжать газом по льготным ценам угодные им режимы возникшие на обломках СССР – Грузию и киевских самостийников. А это – еще полтора-два миллиарда долларов ежегодно. А уж о тех миллиардах, которые вывозятся из страны «новыми русскими» ежегодно, и говорить не приходится. Там вообще все сорок миллиардов в год набегают.

Смешно утверждать, будто эти деньги поднимут Запад. Что для него эти миллиарды долларов из России в год? Ну, если не капля в море, так слону – чайная ложка. Но эти выплаты уничтожают самый мощный источник развития самих русских. Нам после стольких лет опустошения очень нужны эти деньги. Как струи дождя растрескавшейся от жары земле, так, как глотки живительного морского воздуха экипажу подлодки, отравленному долгим заточением в зловонии и духоте прочного корпуса. И этих средств мы лишаемся.

Именно эти миллиарды и могли бы поднять наш четвертый экономический уклад, наш космос и авиапром, ядерно-энергетический экспорт и передовые исследования, превратиться в оборонные заказы и государственные гарантии под инвестиции. Но не превратятся, а утекут за рубеж, поднимая чужую экономику. То есть источники силы русских уничтожаются самой Москвой, которая дерет со страны три шкуры для того, чтобы отдать деньги иностранцам. Страна напоминает истощенного голодом доходягу, которого полоумные врачи заставляют зарабатывать на жизнь, сдавая кровь в приемных пунктах. А мысль о том, что под некоторые вещи можно напечатать немного рублей, вообще повергает нашу власть в мистический ужас.

Дело доходит до вопиющей нелепицы. В 2001-м году президент В. Путин сумел вырвать у Пекина выгоднейший контракт на строительство «Газпромом» Транскитайского газопровода на 14 миллиардов долларов. Американцев отпихнули от такого жирного куска. Но тут оказалось, что китайцы намерены заплатить денежки после ввода «трубы» в строй, а на то, чтобы построить ее, у «Газпрома» средств нет. Решение напрашивается само собой: напечатать рубли, пустить на дело часть доходов бюджета или резервов Центробанка, загрузить заказами русскую промышленность – и в обмен на рубли получить 14 миллиардов долларов плюс богатый рынок сбыта для восточносибирского газа, ан нет – нельзя. Не положено. Пробовал было «Газпром» разместить под этот проект облигации на американском рынке, но янки, обиженные тем, что их отстранили от Транскитайского проекта, размещение бумаг на своем рынке перекрыли. Попробовали найти инвесторов среди российских бизнесменов, готовых под такое дело пустить в ход вывезенные из страны миллиарды. Но тут все испортила «чекистская группировка» во власти: она принялась расследовать происхождение капиталов, которые пошли в этот проект. Инвесторы перепугались и затаились.

В то же время советник Президента Андрей Илларионов (либерал из либералов) с пеной у рта утверждает: долги надо отдавать ударно, с опережением всех темпов и графиков. И тогда в стране наступит экономический рост.

Это идиотизм? Просто клиника – причем в квадрате и на государственном уровне?

Нет. Это клиника для нас, нормальных русских людей. А для правящих в России новых кочевников все это – стройная идеология. Ведь им надо нас уменьшить в числе, прополоть.

Нет, читатель, никакого будущего у «трехцветной России». Наследники Ельцина получили не новую страну, а всего лишь развалины самой крупной из советских республик. На этих руинах еще есть недодавленные остатки советского высокотехнологичного сектора, которые доживают свой век. И есть еще очаги «африканского роста» – те самые три примитивных уклада, о коих мы уже говорили, и которые, увы, не могут обеспечить единства страны.

Но разве правящим в России существам нужна Россия? Нужна – но только в роли полигона для Вечного рейха. То, что сегодня творится у нас, завтра ждет и десятки других стран…

 

Глава 18

Реформы – технология организации современной войны

 

Отличительной чертой правильно организованной, современной боевой кампании и особенно Пятой мировой – гуманной – войны является умелое использование эффектов процессуальности и процессуально-множественного, или сплошного, характера современных войн.

В определенном смысле точно описал подобную процессуальность немецкий социал-демократ конца XIX века Бернштейн в своем знаменитом лозунге «Движение – все, конечная цель – ничто».

Подобное управление через одновременный запуск множества разнонаправленных и несогласованных процессов можно также обозначить и как управление через хаос. Напомним, именно так описывает современную ситуацию генерал-полковник Л.Г. Ивашов (см. выше).

Только для тех, кто эти процессы запускает, это – целенаправленные системы процессов, а для тех, кто подпадает под воздействие этого процессуального «урагана» – это хаос.

Профессионально точно описывает этот процессуально-множественный характер ученый-геометр И.Ф. Шарыгин. Он сделал это на материале реформ сферы образования, казалось бы, очень далекой от военного дела темы. Но как раз на столь разных материалах и сферах прекрасно можно разглядеть и понять методологию «организованного хаоса».

«Сегодня реформы нашего образования привлекают самое пристальное внимание и высоких политиков, и широкой общественности нашей страны. С интересом наблюдают за этими реформами из-за рубежа, причем не только наблюдают, но даже отчасти направляют их. Но при этом не сформулированы четко цели образования вообще. Вы не сможете найти там и серьезный научный анализ сегодняшнего состояния дел в системе образования. Непонятно даже, что такое реформа образования?

Возможно, что реформаторы не только не владеют необходимой информацией, но в глубине души опасаются, что серьезный и объективный анализ может привести к выводам, прямо противоположным тем, которые они внушают обществу.

В середине февраля 2001 года Фонд Горбачева организовал общественное обсуждение реформы нашего образования. К сожалению, обсуждения не было. Реформаторы и их оппоненты говорили о своем, а любезные организаторы старались, чтобы их пути не пересекались, полагая, что именно так достигается так называемый консенсус. Открыл обсуждение ректор Высшей школы экономики Кузьминов, являющийся, по непонятным для меня причинам, одним из главных, а возможно, и самым главным идеологом образовательной реформы…

«Реформа» является нынче тем самым волшебным словом, под которое можно просить и даже требовать кредиты, инвестиции и прочие капиталовложения. Основная цель реформаторов в образовании сегодня – добиться финансирования образовательной реформы. Говорят, что только для запуска реформы требуется… (здесь называется такая астрономическая для образования сумма, что я просто не рискую ее привести). Но судя по всему, реформа уже запущена, а значит, часть денег уже поступила.

Главное в реформе – не результат, а процесс, и даже не процесс реформирования, а запуска реформы. В быстром окончании этого процесса не заинтересованы прежде всего сами реформаторы. Вообще занятие реформированием в нашей стране – дело весьма прибыльное, в некотором смысле оно даже более прибыльное, чем приватизация, поскольку реформаторы, как показала практика, ни за что не отвечают и ничем не рискуют.

На том же совещании в Горбачевском фонде звучали выражения: инновационные проекты, инновационные фонды, инновационные школы. Один из выступавших сетовал на то, что у нас в школе слабо используется «инновационный потенциал». Моя попытка выяснить, что такое «инновационный потенциал» и вообще какая разница между «инновацией» и бывшей ранее в ходу «новацией», получила снисходительно-ироничный ответ: «Да вы не волнуйтесь, никакой разницы нет».

…Прежде всего «инновация» сегодня является, как и слово «реформа», волшебным словом, с помощью которого можно добиться финансирования любого проекта. Для этого необходимо, а иногда и достаточно написать на нем «инновационный». Более того, как только нужное финансирование проекта получено, в соответствии с ныне действующими правилами игры его ни в коем случае не следует реализовывать, а сразу приступить к разработке еще более инновационного проекта. Таким образом, инновационная (или инноваторская) деятельность сводится к созданию последовательности проектов с грифом «инновационный» и получению под них денег. Проекты – виртуальные, зато деньги реальные. В соответствии с планом реформирования образования предполагается значительное увеличение финансирования инновационных проектов.

С инновациями связан еще один очень серьезный процесс, наблюдаемый в нашей школе. Почти повсюду мы видим прямое копирование и примитивное заимствование не самых лучших западных, в первую очередь американских, образцов. Все эти взятые из разных опер гимназии и лицеи, бакалавриаты и колледжи вперемешку с кое-где еще сохранившимися обычными школами превращают наше образование в подобие вавилонской башни. Здесь даже неважно, что лучше, а что хуже. Все это разрушает российскую школу, понимая школу как направление, связанное единством взглядов, общностью и преемственностью принципов и методов. Система образования заболевает, уже заболела серьезной и разрушительной психической болезнью – раздвоением личности, то есть шизофренией…» (Шарыгин И. Реформа образования: protub u contra. Сочинение на заданную тему // Независимая газета. 28 июня. 2001).

Трудно что-то к этому добавить. Так оно и есть.

Вот оно – бесконечное движение без результатов, их анализа и ответственности: «Главное в реформе – не результат, но процесс, и даже не процесс реформирования, а запуска реформы».

Один запуск реформы, запуск тут же другой реформы, запуск следующий той же реформы, запуск опять новой… Вот так, от запуска к запуску под живые деньги – по кругу – организуется уничтожающая страну процессуальность.

Годы проходят, результаты исключительно разрушительные, но деньги проедены, а кредиторы уже ждут. Что это, как не самые настоящие акции массового уничтожения в Пятой мировой?

 

Глава 19

Современная экономика – враг развития

 

Как я пытался показать, непосредственной причиной Пятой мировой войны, или решающим фактором ее развязывания, является неспособность властей всех уровней производить социальность нормального качества и уровня жизни.

Экономика сегодня превращена из сферы производства общественного богатства в средство уничтожения социальности и людей.

А почему, читатель? В основе производства устойчивой социальности лежит деятельность по созданию адекватных промышленных систем, которые были бы в состоянии включать мировое население в развитый промышленный труд на собственных основаниях для населения каждой конкретной страны и каждого конкретного народа, а также целенаправленная организация общественного воспроизводства и развития на традиционных основаниях.

Промышленность – это способность общества воспроизводить и наращивать качество жизни для каждого без исключения человека на собственных трудовых основаниях общества.

В настоящий момент 80 процентов будущего и обороноспособности страны напрямую зависит от наличия у руководства страны решительной промышленной политики.

Очень интересные показатели оценки эффективности промышленного труда приводит военный эксперт В.И. Слипченко: «На рубеже 2010 года Вооруженные силы Соединенных Штатов будут способны воевать с любым государством мира в течение 30 суток, ежедневно посылая на экономические объекты этой страны не менее 1000 высокоточных крылатых ракет. Это 30.000 ракет стоимостью 1 миллион долларов каждая. В 2020 году США будут способны воевать уже 60 суток, в 2030 году – 90 суток…» (Известия. 17 января 2002).

Такого рода показатели чрезвычайно важны не только в чисто боевом смысле, но и как удачный тип интенсивностно-мощностных показателей реальной дееспособности американского ВПК и национальной промышленной системы США в целом.

И неправ, к сожалению, министр обороны С.Б. Иванов, когда несколько небрежно заявляет об этих рассуждениях В.И. Слипченко: «Я… абсолютно не согласен с позицией автора… Соотношение потенциалов – это вопрос, в первую очередь, количественный. А сравнивать в таком деле штуки, тонны, комплекты и прочие единицы измерения – очень тонкое мероприятие. Поэтому скажу, что для обороны страны и оказания помощи нашим союзникам мы обладаем достаточно мощным потенциалом. И вы, и ваши читатели могут в этом не сомневаться…» (Иванов С. В деле обороноспособности страны второстепенных задач не бывает. // Парламентская газета. 22 февраля 2002).

Можно не соглашаться с конкретным подходом или цифрами автора, но без постановки промышленных целей, столь же точно просчитанных, не стоит всерьез и говорить о восстановлении обороноспособности страны.

В то время как продолжаются (в духе 1970-х годов) переговоры по сокращению ядерных вооружений, российская фактическая способность быстро произвести нужное количество современного оружия приближается к нулю, а американская способность непрерывно наращивается.

Вместе с тем спад и даже деградация промышленного производства, утеря промышленного принципа как основы организации самостоятельной и достойной жизни наблюдаются практически во всем мире. Именно поэтому практически повсюду в мире, в том числе и в «передовых» западных странах, не обеспечивается даже простого воспроизводства, а наблюдается устойчивая деградация, упадок.

При этом в качестве главного показателя ситуации и благосостояния миру демонстрируются кривые так называемого экономического роста – в общем-то пустого и неэффективного для управления представления. А реальные и абсолютные показатели качества жизни пропадают за пустой математикой роста или рецессии, (Понятие качества жизни является на сегодня, с моей точки зрения, одним из наиболее перспективных и важных для политики и организации нормальной жизни, для планирования социальности. Очень интересно рассуждает на эту тему доктор медицинских наук И.А. Гундаров).

Фетиш неокочевников-экономистов в РФ – это стабильный рубль. Пусть он будет стабильным, и плевать на то, что ради этого приходится морить миллионы людей и разрушать производство, что достигается стабильность кладбища.

Что? Кто-то там говорит, что устойчивый рубль – это не самоцель, а всего лишь средство для развития страны и роста жизненного уровня русских? Кто против экономистов – опасные «популисты», «экстремисты» и «русские фашисты»!

 

Для математики нет ничего странного в том, что в мире в целом, среднеарифметически, и особенно в отдельных развитых странах наблюдается экономический рост, а у отдельных людей, регионов, стран, континентов происходит фактический спад.

И для экономики тоже нормально, когда ее показатели растут, но уровень реальной жизни падает.

К сожалению, соединение экономики с математикой привело не только и не столько к выдающимся научным результатам, а к появлению «экономике», которая на практике выступила удобным инструментом замещения реальных процессов желаемой отчетностью, в чистом виде средством массовой информации, призванном не производить стоимость и накапливать всеобщее богатство, а сообщать разные сведения разным категориям мирового населения.

Критика наиболее распространенной сегодня версии экономики с позиции альтернативной экономики наиболее разработана в трудах представителей «физической экономики» (основатели – П.Г. Кузнецов и Линдон Ларуш), в рамках укладно-эволюционной или организационной экономики (С.Ю. Глазьев) и др. Критика самого экономизма как господствующего, но неадекватного современным проблемам способа мышления представлена в замечательных работах Ю.В. Громыко – см., в частности, книгу «Время вышло из пазов» – М., 2001.

Таким образом, с изобретением «экономике» обозначилась сила, оказавшаяся неспособной осуществлять или, скажем еще жестче, даже обеспечивать мировое воспроизводство и поэтому сделавшая ставку исключительно на свое собственное воспроизводство. Эта сила и есть те самые новые кочевники, «добыватели трофеев», Античеловечество.

Отсюда сегодня в мире может быть только две «партии»: партия воспроизводства Человечности и Человечества – и партия закрытого Античеловечества, устроенного по принципу касты, элитарного клуба, использующего существующие ресурсы и механизмы для обеспечения собственного воспроизводства.

При этом вторая партия не может рассматриваться в качестве политической, в качестве субъекта мирополитики, поскольку она не преобразует мир в целях обеспечения всеобщего, для всех и для каждого блага, а приспосабливает существующий мир к своим потребностям и привычкам и, следовательно, вынуждена отгораживаться от мира, строить разного рода санитарные кордоны, во много раз более мощные, чем советские «железные занавесы».

По сравнению с «периодом застоя», сумевшим родить всего лишь лозунг «экономика должна быть экономной», современные экономисты, подобные Е. Гонтмахеру и Л. Якобсону, сумели выйти на принципиально новый уровень человеческой мысли и выдвинуть лозунг «человек должен быть экономным».

 

Не менее важно, что неспособность к промышленной жизни и планированию социальности (проблема планирования социальности и организации в целом социально-ориентированной экономики представлена в работах М.Д. Дворцына, С.И. Меньшикова и ГГ. Пирогова) напрямую ведет к соблазну поддерживать свою состоятельность с помощью современных средств ведения войны, с помощью угроз и дубины. Господство неокочевников означает только одно – постоянные войны в самом прямом смысле этого слова.

Разные специалисты называют сегодня цифры фактического снижения производительности труда в США за последние сорок лет (по моим представлением, с учетом развившейся индустрии услуг – примерно в два раза), но все прекрасно видят устойчивую рецессию экономики США за последний год и печатание огромного количества (по средним оценкам – в несколько раз) необеспеченных реальным трудом, услугами и товарами долларов.

Отсюда и возникает соблазнительная идея – открыть сверхресурс, своего рода Эльдорадо в Средней Азии и Ираке и получить возможность предотвратить фактический промышленно-управленческий дефолт. За Средней Азией участь сверхресурса для захвата неизбежно играет Россия. А чтобы подобные неприятности не возникали в дальнейшем, неокочевникам надо организовать на принципах «новой экономики» глобальную фабрику по ликвидации нерентабельного населения и контролю за рентабельным..

Можно сколько угодно сомневаться или корректировать примерные цифры, отражающие не проценты, а порядки и существо дела, но невозможно скрыть главное – абсолютную несостоятельность США и стран Запада в ближайшие годы без военной дубины и насилия.

Если только они не сумеют осуществить по отношению к себе и своей политике чудесное самопреобразование.

 

Глава 20

Вечный рейх новых кочевников

 

Весной 2002 года корреспондент газеты, в которой работает один из авторов книги, принес кошмарный материал. Информаторы вывели его на женщину-биофабрику, женщину-рабыню.

Ей было всего 22 года, но тело уже расплылось, а лицо, казалось, принадлежит сорокалетней. Когда-то милая провинциалочка с изящной фигуркой, она приехала в Москву поступать в институт, но провалилась на экзаменах. Очень скоро она стала добычей молодого мерзавца, который сначала влюбил ее в себя, обрюхатил – а потом предложил сделать аборт на очень большом сроке. За две тысячи долларов. Так, чтобы ее неродившегося ребенка пустили на биоматериалы в одной из приватизированных клиник Москвы. Там из этого плода сделают очень дорогие препараты для сверхбогатых и заработают несколько сотен тысяч. Всего лишь на одной-единственной «биологической рабыне». А тот, от кого она беременела, работал на врачей-убийц, завлекая в их сети русских девушек.

«…На четвертой неделе срока меня пригласили на обследование в клинику в Филях, сделали ультразвук и дали денег на питание и на другие нужды. Получалось где-то по 200 долларов в месяц.

Мы договорились, что ближе к сроку мне позвонят и назначат число для проведения операции. Первое время я просто сидела дома и ничего не делала, беременность проходила достаточно легко и особых хлопот не доставляла. Я устроилась работать в коммерческую палатку недалеко от дома, появились лишние деньги. Ближе к моменту аборта начались истерики. Я не могла свыкнуться с мыслью, что моего ребенка пустят на какие-то там исследования. Перед абортом я уже точно решила оставить ребенка, но когда я сообщила об этом Сергею (он иногда звонил, справлялся о моем самочувствии), он пришел в ужас. «Ты что, дура, совсем не понимаешь, с кем ты связалась? Аборт тебе и насильно сделают, а вот потом уберут как возможного свидетеля!» Тогда мне стало страшно, и я передумала оставлять ребенка, больше у меня мыслей на этот счет не возникало.

С тех пор прошли уже почти пять лет, я вынашивала зародышей до 6,5 месяцев, мне делали аборт, я снова вынашивала, снова аборт. Сейчас я отдыхаю после своей уже шестой по счету беременности. Следующая – будет последней. Больше мой организм уже не выдержит. Гинеколог сказал, что я уже никогда не смогу доносить ребенка до рождения…»

 

Это не курьез, читатель, не выдумка досужего репортера.

Это – глубоко закономерное явление нового антимира Глобализации. Антимира, который установится после победы Античеловечества над Человечеством в начавшейся сейчас мировой войне. Это – то, что ждет всех нас в Вечном рейхе новых кочевников. Просто первой страной, которая целиком попала в лапы новых кочевников, стала Россия, и в ней сегодняшней видны черты общего будущего. Того, в котором нынешняя мировая война закончится победой самого страшного врага. Интересно, а что ждет мир, если в Пятой мировой победит Вечный рейх?

Грядет, читатель, эпоха безукоризненного, лощеного, постиндустриального фашизма. Время Ее Величества Глобализации, где гражданами мира первого сорта станут «самые демократические» и «рыночные» нации стран Запада, а все остальные – всего лишь рабочей скотиной, расходным материалом. А еще выше расположатся истинные господа – не знающие родины новые кочевники, финансисты, управители умов, распорядители информационных и денежных потоков. Таков пирамидальный порядок Вечного рейха неокочевников. Порядок неизменный, зацементированный.

Этот ужас воплощается уже сегодня. Есть чистенький, законопослушный и показательно человеколюбивый мир богатых стран, в которых все благопристойно, в которых маньяки, педофилы и охотники за биоматериалом из нерожденных своих детей отправляются на электрический сгул или на виселицу. Но у подножия этого мира существует мир нищеты, где закон только один – деньги. За деньги богатые из «чистого» мира, снизойдя в мир «нижний», могут позволить себе все. Вытяжку из эмбриона, выношенного биологической рабыней. Убийство в самой изощренной форме, когда жертву и насилуют, и пытают. Охоту на людей. Разврат с детьми. Человеческие органы для пересадки. Словом, все прихоти богатого постиндустриального господина. Или госпожи. При этом, как и встарь, «нижний мир» продолжит снабжать мир господ потоками сырья, рабочих рук, денег и мозгов, с радостью отдавая тонну нефти за косметический набор с яркой эмблемой.

Но это сегодня. А завтра все станет намного откровеннее. И подвластную массу у подножия западного Олимпа сделают еще более отсталой и бедной. Вы там, внизу, хотите жить в чистом мире? Мы поможем сломать вашу промышленность. У вас будет очень чистая экология и ни копейки денег. Мы вернем вам ваши славные традиции: размытое крепостное право усилим нашим рабовладением, вернем вам надутую и спесивую аристократию. Занимайтесь возрождением славных обычаев кровной мести, межнациональной резни, выкупа за невесту, права первой ночи. Нижний мир специально упростят, сделают искусственно архаичным и насквозь дохристианским. Наверное, мы увидим сцены сожжения колдунов и еретиков среди остатков космодромов и поросших бурьяном развалин ядерных центров. Новые язычники станут водить хороводы на площадях мертвых городов. А среди одичавших полей станут рыскать шайки новых работорговцев и охотников за людьми и скальпами, которых по совместительству станут называть борцами за национальную независимость. И уже сотни тысяч ваших женщин – существ из низшей касты – станут работать живыми биофабриками.

Страшному миру «чужих» и новых кочевников очень хочется, чтобы в мире было как можно больше суверенитетов. Чем больше их – тем ожесточеннее станут резать друг друга ингуши и осетины, аварцы и кумыки, сикхи и индусы, русские из Москвы и русские-тюменцы. Чем больше суверенитетов – тем больше шаек «суверенных элит» усядутся на шею народов Земли, тем больше тружеников станут гробить свои силы на содержание всяческих князей, президентов и министров уездного масштаба, полевых главарей, иx правительств и челяди. Тем меньше сил и средств останется на то, чтобы заниматься наукой, образованием детей или проектами будущего, тем прочнее гарантия того, что никто не сможет посягнуть на власть Вечного рейха, на американскую мощь. Тем легче будет новым кочевникам вить веревки из этих «элит», которые ради пачки твердой валюты или американского гражданства пойдут на любое преступление, на самую грязную измену. Тем удобнее будет высасывать ресурсы Евразии. И тем быстрее нищета, болезни и беспрестанные межнациональные войны станут выкашивать лишнее, ненужное Глобализации население планеты.

Вот она, главная цель нынешней мировой войны, уже пятой по счету. Прислушайтесь к своим ощущениям. Разве вы не чувствуете, как над всем миром повисла тягостная, невыносимая духота, как перед порывом бури? Разве не терзают нас, еще не забывших умение думать самостоятельно, тоскливые мысли и пугающие догадки?

Наступает эра нового фашизма. Необыкновенного. Глобального. Беспощадного. Поражающего сознание. Беспросветного.

(См. статьи Ю. Крупнова «Необыкновенный фашизм» – http://www.p-rossii.ru/articles/stat5.phtml и «Стать мировой державой» – http://www.p-rossii.ru/articles/stat34.phtml, в которых более подробно описывается указанное явление).

 

Нравится нам или нет, но Россия, как и весь мир, стоит перед выбором.

Даже безбожно раздуваемый «терроризм» является всего лишь оборотной медалью неспособности стран и народов предложить реалистичный общественный проект и миропорядок в условиях оголтелого навязывания США и «мировой развитой цивилизацией» (фактически – это G7) своей крайне сомнительной модели в качестве самой совершенной и единственной.

Мы уже упоминали в начале книги о программном заявлении Президента США Дж. Буша на его выступлении 1 июня 2002 года перед выпускниками Вест-Пойнта о том, что на конец прошедшего века «выжила и оказалась дееспособной только одна-единственная модель прогресса человечества » («The 20th century, he said, ended with a single surviving model of human progress») и что Вест-Пойнт является стражем тех ценностей, которые формируют солдат, формирующих, в свою очередь, историю мира» («The United States Military Academy is the guardian of values that have shaped the soldiers who have shaped the history of the world». – The New York Times, 02.06.2002).

Это формирование или придание формы мировой истории – буквально, по-американски, шейпинг всемирной истории («shaped the history of the world») – на сегодняшний день является общепризнанным методом ухода от мировых проблем в пространство мировой войны.

Модная в свое время статья Ф. Фукуямы «Конец истории» уже давно отошла на второй или третий план.

Библией организаторов этого странного шейпинга стала книжка помощника министра обороны (заметьте!) и заморских дел Великобритании Роберта Купера (Robert Cooper is Deputy Secretary of the Defence and Overseas Secretariat in the British Cabinet Office Robert Cooper) «Постмодерновое государство и мировой порядок» (The post-modern state and the world order).

Купер считает, что мы живем в эпоху, когда одновременно существуют премодерновые государства, модерновые и постмодерновые, составляющие три соответствующих «мира».

Первый мир – досовременный или премодерновый – представляют типичные «неудавшиеся государства» типа, как указывает автор, Чечни и некоторых республик бывшего СССР, многих других азиатских и африканских государств (уверен, что и РФ он автоматически помещает сюда). В этом мире существуют те, кто еще не научился или уже разучился организовывать наиболее известное в последнее 300 лет национальное государство – современное, или модерновое, по терминологии Купера.

Послесовременный, или постмодерновый, мир характеризуется «полным разрушением различий между внутренними и внешними делами», «взаимным вмешательством в то, что раньше традиционно считалось исключительно внутренними делами и взаимное надзирательство», «отвержением силы как способа для разрешения споров» и т. д.

Но главное состоит в том, что все же, поскольку приходится, по Куперу, выбирать между только двумя типами мирового порядка – гегемонией или балансом, то следует, безусловно, выбрать гегемонию как более надежный и совершенный тип миропорядка и окончательно признать, что то, «что сегодня необходимо – это новый вид империализма, приемлемый для мира прав человека и космополитических ценностей… Империализм, который, как и любой империализм, нацелен на привнесение и обеспечение порядка и организации, но который зиждется на принципе добровольности» («What is needed then is a new kind of imperialism, one acceptable to a world of human rights and cosmopolitan values. We can already discern its outline: an imperialism which, like all imperialism, aims to bring order and organisation but which rests today on the voluntary principle»).

Тем, кто жил в советское время, эффективность сего принципа добровольности, в умелых руках всегда оборачивающегося полной принудительностью, хорошо известен.

Но главным оказывается то, что первой и единственной мировой движущей силой признается гегемония постмодернового мира, которая реализуется с помощью совсем нового, но империализма.

Что же получается? В чистом виде – административно-командная система (выдуманная в 80-е годы идеологами «рыночных реформ», особенно преуспел здесь Г.Х. Попов) в мировом масштабе. Только если наши «аналитики» разоблачали советский строй как состоявшуюся административно-командную систему «в одной стране», то популярные сегодня «аналитики» (а правильнее, конечно, идеологи) Запада утверждают административно-командную систему уже в качестве проекта для всего мира.

Причем проекта безотлагательного, от которого зависит буквально все, поскольку «в модерновом мире продолжается секретная гонка по приобретению ядерного оружия. В премо-дерновом мире интересы организованной преступности, включая международный терроризм, растут существенно масштабнее и быстрее, чем само государство. Может, уже и совсем немного времени осталось» («That perhaps is the vision. Can it be realised? Only time will tell. The question is how much time there may be. In the modern world the secret race to acquire nuclear weapons goes on. In the premodern world the interests of organized crime-including international terrorism – grow greater and faster than the state. There may not be much time left»).

И в этой ситуации творческой несостоятельности, поистине доктринально-концептуального дефолта нынешних гегемонов всех мастей России, если ее население хочет остаться в истории, необходимо восстанавливать себя в качестве мировой державы.

Слабость нашей страны не может служить возражением против курса на мировую державу. Обобранность и униженность родной страны должны вызывать у нас боль и стыд, раскаяние, а не желание изобретать объяснения и «теории» по поводу «естественности» и «закономерности» сегодняшнего состояния. Нельзя немощь своей страны превращать в повод для позиционной капитуляции и самооправдания своего прямого или косвенного участия в дальнейшем разграблении и уничтожении.

Дальнейшая слабость России – прямой курс на мировую войну, поскольку упорствование в слабости напрямую провоцирует те элиты, которые воображают себя «гегемонами» и «новыми империалистами», на окончательное уничтожение России. Признаваемая слабость и демонстрируемая угодливость рождают соблазн не только окончательно «поставить на место» РФ, но и смело выходить на глобальный простор без опасения встретить препятствие со стороны России.

Россия как мировая держава – это важный фактор сдерживания сил, которые именно в мировой войне видят единственное средство решения общих и частных проблем.

Вопрос о слабости является не предметом высоконаучных изысканий, а тестом на дееспособность элит в самой России. Либо элиты будут консолидироваться вокруг продолжения эксплуатации слабости страны, вокруг извлечения дохода из слабости, униженности и раздробленности власти в стране – либо элиты сумеют поверить в собственную полноценность и способность к мировой политике. И тогда они скажут примерно следующее: «Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние за десять лет. Либо мы сделаем это, либо нас сомнут» (И.В. Сталин. «О задачах хозяйственников». Речь на первой Всесоюзной конференции работников социалистической промышленности, 4 февраля 1931. – Правда n35, 5 февраля 1931). Напомним, что сказавший это ошибся в дате начала войны всего на четыре месяца и семнадцать дней.

Общую ситуацию в мире хорошо отражает заявление профессора Института малазийских и международных исследований (Institute of Malaysian and International Studies (IKMAS) Ли По Пина, который заметил по поводу идеи «постмодернистского государства» Роберта Купера: «Нам, живущим в Юго-Восточной Азии, следует выступить с новой теорией международных отношений, которая бы исходила из уникальных характеристик Юго-Восточной Азии – либо же принять схему Купера и начать пытаться достичь постмодернового статуса» (Malaysia Star, 08.11.2002).

И нам, живущим в Европе и Азии, следует, полагаю, поступить точно так же.

Речь при этом вовсе не идет об антиглобализме или антиглобализации, как это пытаются нередко представить разные отчаявшиеся или стоящие на страже существующего порядка люди.

Очевидная сегодня для всех пошлость глобализации вовсе не стоит того, чтобы продлевать ей жизнь тратой сил и ресурсов на противостояние ей. Помимо протестных и антисистемных форм действия, существуют еще и на порядок более эффективные внесистемные формы, которые оставляют самим мертвецам хоронить свои мертвые дихотомии типа «глобализация – антиглобализация».

На место глобализации Россия должна выйти с инициативой мироизации, т. е. безусловного признания абсолютного права на самостоятельную мировую политику всех народов, стран, транснациональных и иных сообществ мира, права каждого сообщества строить свой собственный мир как вклад в мироразвитие, как всеобщее дело Человечества и без ущерба для любого иного всеобщего мира. Курс на мироизацию фактически означает требование организации справедливого миропорядка и складывание нового мирового сообщества.

Технологической стороной мироизации должно стать складывание коалиции мироразвития.

И здесь прямым партнером может стать Европа, прежде всего Франция, министр иностранных дел (1998 – май 2002 годов) которой Юбер Ведрин (Hubert Vedrine), к примеру, сформулировал в прошлом году позицию близкую к мироизации.

В своем интервью «Новой газете» и русскому сайту «Монд дипломатик» «За глобализацию с человеческим лицом» г-н Юбер Ведрин ясно заявил: «Я полагаю, что весьма экстравагантно отождествлять „движение антиглобалистов“ с террористическими группировками! За исключением нескольких экстремистов или „погромщиков“, огромное большинство их руководства и простых членов отвергает насилие и выражает озабоченность, ощущаемую значительной частью населения. Только вот в чем дело: настоящих вопросов они задают немало, но настоящих ответов на них не имеют… Со своей стороны, правительство Франции хотя и не разделяет в обязательном порядке весь их анализ, но старается поддерживать с ними глубинный диалог по сути дела. В Порту-Алегре, а также на заседаниях в Давосе и в Нью-Йорке члены французского правительства защищали те же идеи и выступали за регулируемую и более человечную глобализацию. Я уже сказал в ООН: необходимо продолжить коалицию против терроризма коалицией за справедливый мир» (http://www.monde-diplomatique.fr/ ru/2002/02/01vedrine).

Вот эта коалиция за справедливый мир («une coalition pour un monde equitable») вместо неумной «коалиции против терроризма» («la coalition contre le terrorisme» – везде выделения Юбера Ведрина), основанная на замечательной идее другого высокопоставленного француза Лионеля Жоспена о переходе к «управляемой», или «обузданной», мондиализации («mondialisation maitrisee»), может и должна стать плацдармом для инициативы России по мироизации вместо глобализации как метод обуздания и управления хаотической и вредной глобализацией.

В основу мироизации необходимо положить обозначение ключевых мировых проблем, затрагивающих «сверху донизу» и «справа налево» все человечество, все страны, народы, каждого конкретного жителя Земли.

Вот Россия и должна срочно предложить список этих «настоящих вопросов» (как прекрасно обозначил мировые проблемы Юбер Ведрин) и дать свои серьезные версии «настоящих ответов» на них – т. е. международных способов решения данных мировых проблем.

Инициативная и крайне активная («агрессивная») сверхконструктивная мировая политика России и вовлечение многих стран мира в специально программируемый и организуемый процесс мироизации – вот действие России как мировой державы.

Не только не давать любителям простых решений создать монополярный мир и навязать всему человечеству гегемонию США и НАТО, не только предотвратить неминуемую в подобном случае Пятую мировую войну, но и в чисто созидательном залоге предложить миру новый миропорядок, когда все человечество, все страны и народы мира включаются в решение мировых проблем и становятся совместными организаторами («коспонсорами») процессов мироразвития.

Основу новой мировой политики России должно составлять предложение миру осознать опасность и реальный факт начавшегося слома мирового порядка в форме нарушения Устава ООН.

Центральной идеей нового миропорядка следовало бы признать крах идеи объединения только наций (ООН или Лиги Наций) как консолидации исключительно правительств разных национальных государств.

Так, в 1999 году правительства НАТО, согласившись на акт агрессии, пошли на поводу одной из многочисленных международных транснациональных организаций, при этом в ряде случаев либо не согласовав свои действия с парламентами государств, либо не проведя референдумы, более того, скрывая и закрывая информацию от своих граждан и граждан других стран.

Идея нового миропорядка, выдвигаемая Россией, могла бы строиться на более сложном принципе (включающем в себя и принцип объединенных наций как важнейший, как задающий преемственность и воспроизводство итогов Второй мировой войны) межличностного согласия, на принципе корпоративного межличностного права, где субъектами такого права являются все лица (организации, народы, правительства, отдельные личности), которые соглашаются и практически реализуют идею мироразвития, признают новый субъект мироразвития – человечество, а также утверждают полный отказ от войн и насилия, от агрессии и терроризма как невозможных «иных средств осуществления политики», полностью исключают войны-агрессии как средства осуществления политики. Также – на место прав человека – права личности, права различных народов, этноконфессиональных общностей, корпораций, правительств и отдельных людей, всего человечества в целом.

Организация Россией коалиции мироразвития вовсе не отрицает определение ею своих союзников на ближайшие двадцать-тридцать лет.

Но есть две небольшие страны, которые за последние пять лет отчетливо обозначили устойчивый интерес ставить и решать мировые проблемы. Это Венесуэла и Малайзия как представители Ибероамериканского и Юго-Азиатского регионов (http://www.p-rossii.ru/articles/stat16.phtml).

Такой союз тем более важен, поскольку он очерчивает то пространство – пространство Тихого, или, как его раньше называли в России, Великого океана, – которое должно под эгидой России стать главным плацдармом мироразвития в этом XXI веке.

Коалиция Ибероамерики и Нусантары (Юго-Восточного гигантского региона вплоть до Австралии и Мадагаскара) – это возможность для России реализовать свою великодержавность в XXI веке в качестве тихоокеанского лидера.

Для этого России нужна новая восточная политика (http://www.pereplet.ru/text/krupnov28apr02.html), определяющая смысл ее присутствия и действий в пространстве между Америкой и Азией.

«Россия уже в силу своего расположения не может быть региональной державой с региональными или субглобальными интересами», – пишет в монографии «Россия и мир в новом тысячелетии» выдающийся профессионал военного дела и военной дипломатии Л.Г. Ивашов (М., Палея-Мишин, 2000, с. 206).

 

«Россия может существовать в XXI веке только как великая держава, способная обеспечить достойное качество жизни своим гражданам и защитить свои национальные интересы в мировой политике и экономике» – вот она, доктрина России в XXI веке, «национальная идея», лаконично сформулированная директором Института США и Канады РАН Сергеем Михайловичем Роговым (там же, с. 5-6), автором беспрецедентного «евразийского проекта России», определяющего превращение «сердцевинной земли» Евразии (знаменитого Heartland) в глобальную ось мирового развития (Независимая газета, НГ-сценарии, 29 августа 1996).

Реализация доктрины России в XXI веке – восстановление страны в качестве мировой державы – возможно только в том случае, если в ближайшее десятилетие это станет главным делом каждого русскоязычного человека.

Оперативная информация: Азания, шесть Россий и карта мира 2015 года

Любая мировая война заканчивается решительной перекройкой политической карты мира. Рушатся империи, разлетаются вдребезги прежние государства и возникают новые, границы скачут. Победители делят добычу. Так было после Первой и Второй мировых воин, так случилось и в итоге Третьей. Покажи нынешнюю карту мира советскому человеку в 1984 году – и его хватит инфаркт. Четвертая в этом смысле оказалась самой слабой по географическим последствиям. А какие пертурбации вызовет Пятая мировая?

 

Есть в Москве аналитическое агентство «Намакон», во главе которого стоит Юрий Дроздов – бывший глава нелегальной резидентуры КГБ СССР. Именно «Намакон» раздобыл карту будущего мира, составленную Уильямом Вудом, главным географом Госдепартамента США. Причем в работе над этой новой картой мира приняли участие «независимые эксперты»: председатель комиссии Международного географического союза Дэвид Найт, профессор Кентуккийского университета Стэнли Брупн, директор Дартмутского колледжа Рокфеллер-центра Джордж Демко и профессор Джорджтаунского университета де Блидн.

Итак, Россия к 2015 году распадется на шесть независимых «государств» – Западную Россию, Урал, Западную Сибирь (в которую войдет и север нынешнего Казахстана), Восточную Сибирь, Дальний Восток и Северные территории. Станут самостийными автономные республики – Татария, Башкирия, Осетия, Чечня и т. д. Отложатся Карелия. Калининградская область, Тува и Бурятия превратятся в фактически независимые автономные зоны.

Грузия раздробится на несколько княжеств. Молдавия развалится надвое – западная Молдавия уйдет в Румынию, а Приднестровье – отойдет к Украине.

В Европе завершится распад Югославии. В Британии отложится в самостийное государство Шотландия, Испания лишится Басконии и Каталонии. Северные районы Норвегии, Швеции и Финляндии с лапландским населением получат самостоятельность. Бельгия развалится на Фландрию и Валлонию. Италия поделится на Северную и Южную.

В Азии Индия потеряет Кашмир и Пенджаб, но присоединит к себе княжество Бутан. От Китая отпадут Шеньян и Тибет, в нем образуются фактически независимые Шанхайская и Гун-чжоуская зоны, хотя китайцы и вернут себе Тайвань. Тамилы отделятся от Шри Ланки, Минандао отколется от Филиппин. Афганистан распадется на три части, Камбоджа и Бирма – надвое. Пакистан уцелеет и даже поглотит индийский Пенджаб.

В Северной Америке Канада расколется на пять государств – Квебек, Альберту и Саскачеван, Центральную Канаду, Северную Канаду и Тихоокеанское государство. США устоят, но в них возникнут 12 автономных районов:

– Северо-Восточный, который присоединит к себе Островную Канаду;

– Среднеатлантический;

– Новый Юг;

– Индустриальный район;

– Южный прибрежный район;

– Горный район;

– Тихоокеанский прибрежный район;

– Северный тихоокеанский прибрежный район;

– Аляска;

– Ангелина (южные территории США и север Мексики).

В Южной Америке, по прогнозам американцев, Бразилия образует три автономных региона, Перу же распадется на Горное и Прибрежное государства. Австралия окажется раздробленной на Свонлэнд, Абонлэнд, Южную и Северную Австралии. В Африке ЮАР треснет на три части: Южную Африку, Азанию и Зулустан. В Заире богатые сырьем провинции Касаи и Катанга получат суверенитет.

В Арктике северные территории, отделившись от РФ, Канады, Финляндии и скандинавских стран, объединятся в Полярную конфедерацию.

Дополним эти данные 2000 года. Теперь в США не скрывают планов развалить на четыре части Ирак и попробовать расколоть Иран.

 

Замысел ясен. Пусть весь мир уподобится черепкам разбитой посуды, и пускай над всей этой грудой обломков высится единственный великан – США, главная база новых кочевников, их туловище с грозными военными кулаками. Пусть в мире обостряется проблема нехватки энергетического сырья: главные сырьевые сокровищницы мира выделятся в марионеточные «государства». Власть в них захватит всякая местечковая и мелконационалистическая сволочь, потешив свои затаенные комплексы новыми флагами, президентскими дворцами прочими игрушками «высшей власти». Местный народ будет ввергнут в показательную нищету и в управляемый дебилизм. Как? Смотри пример бывших республик СССР. И это понятно: туземное население, добывая сырье для хозяев мира, не должно слишком много потреблять. Заодно туземцев сильно уменьшат в количестве, отсеяв «нерыночное население». А все эти «новые страны загонят в разряд вечно и безнадежно отсталых, „конченых“ стран, где выбор жизненного пути у граждан весьма „богат“: поденщик, чернорабочий на промыслах, проститутка, заворачиватель гамбургеров, халдей при отеле или охранник. Быть летчиком, космонавтом, ученым – это удел других, высших, самых рыночных рас.

Север с его еще нераспечатанными толком природными кладовыми сделается большой-пребольшой конфедерацией, населенной неприхотливыми, узкоглазыми народами, осколками ледникового периода, а всеми делами здесь станет заправлять кучка чиновников-компрадоров из «лиц демократической национальности» и европейских комиссаров. Здесь будут стоять буровые платформы транснациональных корпораций, хорошо защищенные и частными армиями, и всей милитаристской мощью США. Чукчам кинут какие-то крохи с барского стола, и намного больше получит «политическая элита» северной конфедерации.

 

Глава 21

Если тьма восторжествует…

 

Задумаемся о мире, на который мы обречены в случае победы врага, воюющего нынче со всем человечеством.

На нынешнем Западе бродят сегодня зловещие энергии. Кто живет там? Скопища пресыщенных потребителей с банальными желаниями и штампованными мыслями, которые давным-давно погибают от скуки. Брюхо набито. Все есть. Материальное благополучие дошло до невиданных высот. И хочется чего-то такого, что может взволновать остывшую, жидкую кровь европейца или американца.

Великая Скука царствует в уютном и защищенном мире Запада. Там нет великих идей и великих целей – все сведено к плоскому счастью «консьюмера», к скотской сытости и чувственности. Все равны, все имеют равные права, жизнь – высшая ценность! Эти формулы западники повторяют каждый лень, но внутри-то у них рвутся наружу совсем другие желания. Желания бесящегося от комфорта, пресыщения и скуки постиндустриального существа. Им подсознательно хочется разрушать, видеть отблески пожаров, слушать чьи-то крики невыносимой боли и мольбы о пощаде, убивать и насиловать. Потому что это, черт возьми, захватывает и пьянит, выбрасывает в кровь сумасшедшие дозы адреналина. Нет, уже мало садомазохистских клубов и таиландских притонов, кассет с реальными пытками и фильмов ужасов. Нужен новый, живой объект для игры, для удовлетворения похотей и комплексов.

А кто же им станет? Мы, читатель. Мы, эта опустившаяся, ни на что не годная страна, которая только занимает место на карте.

Мы – те самые русские, перед силой которых еще вчера западные существа с фальшивыми улыбками и стеклянными глазами трепетали в страхе. Ведь теперь можно всласть поизмываться над теми, кого ты вчера так боялся. И над русскими, и над сербами, и над другими народами, которые пытались идти своим путем.

И это очень удобно: ведь западники – это тоже подвластное новым кочевникам стадо, пусть и самое привилегированное. Лучше будет, если это стадо займется большими развлечениями и удовлетворением страстей пресыщенного общества, а не ищет великих идей. Или же вспоминает совсем недавнее наследие, играя в неогитлеризм с сохранением верности Великой Америке. Ведь это тоже выгодно: держать в повиновении свиней высшего разряда, давая им возможность унижать тех, кто ниже их по рангу.

И мы видели симптомы этой борьбы с Великой Скукой. Вот хорваты возили богатых западных клиентов на войну, позволяя им поохотиться со снайперской винтовкой за сербами. Мы уже видели, как правые ультра в Западной Европе набирали бойцов на войну в Югославии, прямо говоря о том, что они лишь продолжают дело, не завершенное в 1940-х годах.

 

Что будет с миром потом? Западный обыватель свято верит в то, что его мир останется высшим миром, который отгородится новым железным занавесом от мира неустроенного и нищего. Что он, обыватель Запада, составит высшую расу, расу господ. В представлениях подленького западного человечка намертво сидит одна иллюзия – о том, что он-то всегда по праву рождения останется господином жизни на этой планете. Мол, если я родился в «цивилизованной стране» вроде США, Франции или Германии, то за будущее можно не беспокоиться. Все беды и кошмары останутся навечно за рубежами Свободного и Демократического мира, где-то там, восточнее Вислы и южнее Средиземного моря, за Рио-Гранде и за Беринговым проливом.

Наверху нового мирового порядка останутся именно эти самые Свободные страны, а уж участь быть внизу достанется всем остальным царствам-государствам. Пусть новый порядок уподобится вечной пирамиде. Главное, наши-то государства окажутся на ее вершине.

Но это сказка.

Разделавшись с нами, неокочевники примутся и за западные страны тоже. И тамошние народы тоже ждет раздел на господ, средних и рабов. Мир гуманизма и демократии, которые царят на нынешнем Западе, тоже исчезнет. Демократия, читатель, – это пережиток XX, ушедшего столетия. И разделение побежденного в нынешней мировой войне человечества на касты пойдет и внутри стран, которые заранее (и очень глупо!) радуются своей победе.

Победившие «чужие», эти мировые «добыватели трофеев» и мародеры, с презрением посмотрят на благополучную западную массу. Она слишком много потребляет, не желая перетруждаться. Слишком много жизненных благ требует весь этот «средний класс» Запада. А зачем? Нужно заставить и западную массу потреблять поменьше, а работать – побольше. Унаследованные от XX века глупые традиции «социального государства» или «государства всеобщего благоденствия» стоят слишком дорого. Какого черта нам содержать лишние рты, всех этих люмпенов и неквалифицированных работников в жирных складках больших городов? А эта дурацкая комедия со всеобщими выборами и демократией? Одна морока, которая влетает в копеечку. Зачем ее продолжать, коль во главу угла ставятся прибыль и рентабельность? К черту!

Тем более что теперь нет Советского Союза, одно существование которого вынуждало богатых на Западе делиться с бедными, создавать тот самый «средний класс», заниматься социальными программами и бороться с безработицей. Все помнили, как в 1930 году в США уже шли демонстрации озлобленных, голодных и обнищавших масс, которые выбрасывали лозунги «Сделаем так, как в Советской России». Теперь угроза конкуренции со стороны Советов снята окончательно, а так называемый «исламский фундаментализм» – совсем не конкурент.

Мечтатели все еще думают, что в новом порядке страны мира окажутся разложенным по полочками: вот эти – на верхней, в Первом постиндустриальном мире. Вот эти, работяги, пойдут на среднюю, во Второй мир фабричных труб. А самые пропащие и нищие окажутся в Третьем – подземном – мире. Как бы не так! Внутри самих западных стран окажутся и Первый, и Второй, и Третий миры. И тот кризис, в который Запад вошел с 2000 года и особенно после 11 сентября 2001-го – всего лишь первые колебания почвы перед настоящим буйством землетрясения.

 

В 1960-е все эти процессы на Западе здорово ускоряются молодежными бунтами 1968 года. Ведь тогда миллионы студентов действительно выходили на улицы с портретами Мао, Ленина и Че Гевары, обуянные жаждой социалистической революции.

Именно в это время на Западе и складывается огромный средний класс, опора стабильности и демократии. О формировании такого среднего класса в нынешней Россиянии так долго и безрезультатно разглагольствуют наши «дерьмократы». Однако этот «миддл клэсс» возник не в силу развития свободного рынка, а благодаря государству, которое заставило предпринимателей-капиталистов поделиться своими богатствами с массой в условиях двухполюсного мира, т. е. прямого давления со стороны СССР.

Средний класс возник потому, что государство заставило капиталистов вкладывать деньги в науку и образование, в программы вооружений. Или просто драло с них налоги, на финансирование государственных программ. Тогда казалось, что сей порядок будет вечен. Что Маркса и Ленина, а также огромное количество несоциалистических мыслителей, которые предсказывали будущее капитализма как бескрайнее обогащение верхушки и беспредельное обнищание низов, можно навсегда списать в архив.

Но уже в 1970-х этот «рай» начал портиться. Пришел могильщик рая – Дьявол Глобализации.

«Золотой век» Запада начался в шестидесятые. В 1964-м президент США Линдон Джонсон выдвинул программу «Великого общества». Именно тогда и сформировалось окончательно государство всеобщего благосостояния – с высокими зарплатами работяг, с огромными социальными льготами и пособиями и с очень большими налогами на предпринимателей, которыми все это и оплачивалось. Расцветает какое-то помешательство на правах человека. Постепенно Запад все больше и больше заботится о тех, кто в старые добрые времена считался опасными изгоями: о половых извращенцах и преступниках. Впервые появляются сконструированные молодежные моды, музыкальная культура молодых, разнеженно-потребительское движение хиппи, наступает сексуальная революция. Дома, машины, бытовая электроника становятся общедоступными. Расцветает «японское чудо». Картины именно этого рая, грамотно представленные в пропаганде Запада, и соблазнили советского обывателя.

 

Самым счастливым годом Эры всеобщего благоденствия стал 1972-й. В тот год реальные доходы западных рабочих и среднего класса достигли своего пика. Но уже в 1973-м грянул энергетический кризис, и цены на нефть, газ и электричество взлетели в несколько раз.

Кризис 1973-1975 годов еще не добил государства всеобщего потребления. Запад даже сумел резко увеличить экономичность своего производства. Есть немало серьезных исследований, которые показывают, что тот энергетически и кризис был даже искусственно и целенаправленно организован – в целях обновления западной экономики и стимулирования ее подъема на новых основаниях.

Однако 70-е стали порой бешеной – по западным меркам – инфляции, роста цен, сопряженного со спадом производства. Положение усугубилось тем, что с 1971 года янки отказываются от золотого обеспечения своего доллара, и отныне он, по сути дела, превращается в простую бумагу, неимоверная ценность которой поддерживается чем-то вроде всемирного поверья.

Семидесятые становятся довольно мрачными для Запада годами. Если познакомиться с кино и литературой той поры, то почти вся она полна предчувствия ядерной или прочей катастрофы и упадка Америки. Массовой манией снова становится строительство частных убежищ, разгорается движение сервайелистов – тех, кто хочет выжить, копя в своих убежищах оружие и продовольствие. Запад со страхом глядит на Восток, на нашу Империю. Хотя ею управляет явно впавшее в маразм и апатию руководство из стариков, западники жутко боятся того, что к власти в Советском Союзе могут прийти энергичные молодые силы. И если они смогут высвободить накопившуюся в Империи энергию обновления и рывка, то Западу придется туго.

Одновременно в самом конце 1970-х наступает первый серьезный кризис общества всеобщего достатка, который только будет нарастать в восьмидесятые. Наступает эпоха Великой Глобализации. Развитие бизнеса и технологий, появление всемирных электронных сетей в банковском деле и торговле приводят к тому, что начинается стремительный экономический рост Азиатско-Тихоокеанских стран. Теперь с помощью компьютера можно, сидя в уютном офисе в любом городе мира, не сходя с места, найти нужный товар в любом уголке света по самой низкой цене и так же, не выходя из офиса, его купить, отправив платеж по электронной почте. Теперь можно управлять своим бизнесом или купленным за тридевять земель предприятием за тысячи миль. И пусть предприятие это находится в Таиланде – с помощью глобальных сетей металл для него можно купить в Европе, а микросхемы – в Сингапуре, причем гораздо дешевле, чем в самом Таиланде. Теперь уже необязательно строить предприятие у месторождений угля и металла, не обязательно ставить штаб-квартиру фирмы прямо у заводских цехов.

Поэтому западные и японские капиталисты начинают переводить туда свои производства и даже финансы. Их прельщают мягкий климат тропических стран, баснословная дешевизна рабочих рук тех краев, очень низкие тамошние налоги. Ведь азиат требует на полсотни выходных дней в год меньше западного рабочего, ему неведомы двухнедельные рождественские каникулы и ежегодный оплачиваемый отпуск, к которым привык западный трудящийся. Азиат может вкалывать по 10-11 часов в сутки, почти не уступая по качеству труда западному рабочему, зато получая зарплату в десять раз меньше. Да и правительства в Азии берут куда меньшие налоги с бизнеса: ведь им не надо вести тяжелую гонку вооружений, платить большие пенсии старикам и обеспечивать громадные социальные льготы. О таких вещах, как пособие по безработице в 80 процентов заработка или рождественская месячная надбавка к жалованью, в большинстве стран Азии и слыхом не слыхивали. Стремительно взлетает экономика Южной Кореи, и теперь ее товары, как когда-то японские, завоевывают американский и европейский рынки. В 1978-м начинаются реформы в Китае, и он врывается на мировой рынок с многосотмиллионной массой квалифицированной рабсилы и теплым климатом.

Оказывается, Маркс и Ленин во многом были правы. Век назад они предсказывали, что западный капитализм превратится в мрачный Метрополис: кучка сверхбогачей-диктаторов, живущих в роскошных дворцах на одном полюсе, а на другом – миллионы и миллионы бесправных, нищих людей, вынужденных работать на фабриках-казармах за жалкие гроши. Маркс и Ленин думали, что в такой мрачный мир превратятся Европа и Америка, что год от года богатые будут становиться богаче, а бедные – беднее. Они только не предвидели такого вот процесса глобализации рынка и того, что беднейшие массы пролетариата будут образовываться не в самих западных странах, а за их пределами, в Третьем мире. Что участь рабочего, нищего стада отведут азиатским странам, тогда как страны Европы и США превратятся как бы в гигантские управляющие конторы, а их население – в конторских служащих в белых воротничках и с хорошими зарплатами, которые свысока смотрят на чумазых работяг-азиатов.

Маркс и Ленин не знали, что в последней четверти XX века западные рабочие перестанут быть рабочими в обычном смысле, превратившись в этакий нижний класс получателей доходов от жестокой эксплуатации работяг из жарких стран и, главное, самих этих стран, что западным «пролетариям» установят неоправданно большие зарплаты за счет доходов от западных предприятий, построенных в Третьем мире. Они не знали того, что на сборке электроники в жаркой Малайзии женщины-работницы будут работать в цехах совершенно нагими (ради чистоты производства) всего за сорок долларов в месяц, тогда как западную даму на такую работу пришлось бы вести под конвоем. Даже за тысячу долларов.

Парадоксально, но сейчас рабочие Азии или Мексики, вкалывая на фабриках транснациональных корпораций в своих странах, довольствуются такой же зарплатой, что и американский рабочий XIX столетия. И янки-сталелитейщик из Питтсбурга 1880-х годов, и мексиканка на заводе «Ай-би-эм» 2000-х годов получают одну и ту же зарплату в 40 долларов в месяц. Только вот доллар 1880-х годов равен как минимум двадцати нынешним долларам.

Но запущенный Западом процесс глобализации обращается против самого Запада.

Это раньше какому-нибудь американскому магнату приходилось строить свой машиностроительный завод на родине, поближе к источникам американских угля и руды. В эпоху глобализации завод гораздо выгоднее построить на морском берегу тропической страны, у вечно незамерзающего моря. Металл, горючее, всякое сырье с помощью электронных торгов можно купить в любом конце света – по самым низким ценам. Архидешевый морской транспорт быстро и надежно перебросит сырье к комбинату. А работать на нем будут бессловесные и неприхотливые туземцы. Местное же правительство может вообще освободить американского инвестора от всяких налогов.

Все это уже к началу 1980-х приводит к тому, что в Европе и США начинает расти безработица, закрываются производства, и государствам теперь все труднее обеспечивать все эти высокие зарплаты, пенсии и льготы. Корпорации вдруг сообразили: а зачем нам делиться своими прибылями со своими «рабочими» в Европе и Америке? Лучше взять все сливки себе. И вот теперь постепенно исчезают рабочие места в промышленности, им на смену идут простейшие места в сфере услуг по типу «пожарь гамбургер», «подай-принеси», «подмети-вымой» с гораздо меньшими зарплатами.

Если вы посмотрите фильмы тех лет, обращая внимание на бытовой антураж, и (если вам в 2000 году было за тридцать) припомните конец 1970-х, то получится вот что: наши бытовые товары не сильно-то отличались от западных. Те же квадратные телевизоры на транзисторах, те же телефоны, те же микрокалькуляторы и электронные часы, появившиеся на прилавках в 1978-м. Те же приемники, проигрыватели и магнитофоны. К середине 1980-х даже наши персональные компьютеры почти не отличались от американских. Хотя их и меньше было. (Советую посмотреть фильм «Данди по прозвищу „Крокодил“ 1986 года, обратив внимание на персоналки в редакции нью-йоркской газеты. Они – точь-в-точь наши „корветы“ или компьютеры из Болгарии, которая тогда работала с нами вместе).

Уже в 1981 году стало ясно, что привычному порядку на Западе долго не протянуть. Янки делали вид, что все идет по плану. Мол, они вступают в постиндустриальное общество. Пусть заводы и фабрики уходят из Америки – сами американцы будут зарабатывать на спекуляциях с валютами и ценными бумагами, на производстве компьютеров, программного обеспечения и спутников, разрабатывать новые технологии и материалы. Но они явно лукавили: нация не может состоять только из банкиров, брокеров, ученых, инженеров и программистов. Их не может быть больше 10 миллионов душ из 200-миллионного населения США.

А остальным что делать? А что делать Западной Европе, намного отставшей от США по части космоса и вычислительной техники?

Какие бы там умные лица не делали янки, а и тут глобализация рынка грозила им развалом США. Очень скоро оказалось, что и валютой спекулировать лучше из Азии, регистрируя там свои банки и фирмы. Оказалось, что там гораздо дешевле содержать технополисы и исследовательские центры. И вот уже знаменитая «Тексас Инструментс» проектирует самые сложные микросхемы в Индии. Телекоммуникационная «Моторола» открывает центры проектирования оборудования в Индии и Китае. Оказалось, что индийские, китайские и прочие специалисты могут писать программы ничуть не хуже американцев, требуя за это денег в несколько раз меньше. Более того, оказалось, что азиатские школы и университеты готовят гораздо более образованных людей, нежели американские «храмы науки». Что янки выпускают слишком много управленцев, юристов и финансистов, зато слишком мало – инженеров. Что азиатские ученые не менее гениальны, чем американские, зато запросы у них скромнее. А еще был великий Советский Союз, который мог «сняться с тормоза» и выбросить на мировой рынок свои спутники, перспективные материалы и услуги космических телекоммуникаций, свои компьютерные программы и прочее. И вот тогда Западу пришел бы полный конец.

США в начале 1980-х ясно поняли: надо во что бы то ни стало развалить Империю русских. И тогда поток дешевого сырья с обломков Советского Союза и вал не менее дешевых плодов работы русских ученых смогут оживить умирающий организм западных государств. Разлетится на клочья могучая и единая славяно-тюркская страна – и тогда Западу не придется напрягаться в военном соревновании с нею, получая столь нужную передышку перед лицом своего цивилизационного кризиса, оттягивая момент экономической катастрофы.

Надо отдать должное американцам: они рискнули и выиграли. Они пошли на принцип «либо пан, либо пропал» и добились своего. Они просчитали действия впавшего в маразм и тупость Кремля, как хитрый охотник предвидит действия безмозглого, неповоротливого ящера, загоняя его в замаскированную яму-ловушку.

Если бы советские вожди хотя бы только сохранили Империю – то и тогда бы СССР имел все шансы сплясать победный танец на костях Запада. И уж тем более добивала бы Запад его Империя-Корпорация, Орденское государство, которое я, Максим Калашников, нарисовал в прежней книге.

 

Даже сейчас, после гибели советской Империи, Америка все равно похожа на человека, бегущего по тонкому льду. Чуть оступится, промедлит – и канет. Мы выставим еще одного свидетеля, человека незаинтересованного, да еще и представителя враждебного нам Западного мира.

Итак, перед вами – профессор Массачусетского технологического института, всемирно признанный экономист Лестер К. Туроу, постоянный автор серьезных американских изданий – «Ньюсуик» и «Нью-Йорк Таймс».

В своей книге «Будущее капитализма» (1997 год) Туроу блестяще доказывает: Запад в его нынешнем виде проживет недолго. Сытая жизнь «государств всеобщего благосостояния» будет взорвана процессами глобализации и огромными внутренними противоречиями, которые западный капитализм разрешить не в силах. Он радуется уничтожению сверхдержавы русских, но пока не замечает того, что и сам обречен.

Эта книга о конце старого мира.

 

Запад очень долго гордился тем, что обеспечил своих стариков огромными пенсиями и социальными пособиями. Да так, что теперь США и Западная Европа превратились в настоящие цивилизации престарелых: из-за увеличения продолжительности жизни армия пенсионеров невиданно разрослась, они превратились во влиятельное крыло избирателей и в самую богатую прослойку общества, которая может позволить себе полное безделье и дорогие покупки.

Как пишет профессор из Массачусетса, люди старше 60 лет, которые в 1900-м составляли 4 процента населения США, в 1990-х заняли уже 13 процентов. Уже сейчас один пенсионер находится на содержании четырех с половиной работающих человек. Но в 2013 году произойдет взрывное увеличение доли пенсионеров (на покой уйдут люди многочисленного поколения 1947 года рождения), и тогда один иждивенец придется на 1,7 работающего человека.

Но все это происходит на фоне кризиса традиционной семьи. Это в человеческие эпохи молодые уважали стариков и помогали им в старости, а сами старики нянчили внуков. В современной западной «культуре» поколения разделены, старики стали чертовски эгоистичны и уже не хотят себя чем-то утруждать.

В сочетании оба эти течения превращают растущую армию западных пенсионеров в серьезнейшую угрозу для экономики Запада, в ее невольных вампиров.

Туроу пишет: за последние 20 лет, несмотря на то, что доходы в западных экономиках на душу населения росли, реальная зарплата наемных работников пусть медленно, но падала. Куда же деваются увеличивающиеся доходы? Оказывается, за последние 20 лет доля доходов, получаемых стариками, удвоилась. Армия пенсионеров упорно не хочет голосовать за снижение налогов на бизнес, опасаясь падения своих пенсий и медицинских льгот, и западные политики вынуждены им угождать.

Но ведь чем больше будет стариков, тем выше окажутся и налоги. А чем они тяжелее – тем скорее капиталы бегут из США в жаркие азиатские страны, ускоряя крах американской системы и подрывая доходные статьи бюджета Соединенных Штатов. И ведь чем меньше налогов – тем больше правительству в Вашингтоне приходится брать денег в долг под проценты, которые тоже надо выплачивать.

«Нужды и требования престарелых уже потрясли до основания государство всеобщего благоденствия, практически его разорив. Если прибавить к платежам престарелым выплату процентов по национальному долгу…, то видно, что эти платежи и проценты поглощают государственный бюджет. Спроецируйте эти цифры в будущее, и вы увидите, что правительство просто разоряется. Обнаружится, что оно обещало престарелым больше, чем может собрать в виде налогов с работающих», – пишет Туроу. Уже сейчас на выплаты престарелым в США идут 60 процентов федеральных налогов. Если ничего не изменить, то в 2003 году пожилые поглотят уже 75 процентов. А в 2013 году – вообще все.

«Расходы на престарелых истощают государственные бюджетные инвестиции в инфраструктуру, образование, научные исследования и разработки, упавшие за двадцать лет с 24 до 15 процентов федерального бюджета… Если рассматривать только денежный доход, то в 1960-е годы средний семидесятилетний человек тратил лишь 60 процентов по сравнению с тридцатилетним. Сейчас этот семидесятилетний тратит на 20 процентов больше… Налоговая система рушится…», -доказывает американец, заявляя о том, что сегодня США еще как-то выкручиваются за счет сокращения военного бюджета. Но и это лишь ненадолго оттягивает крах государства всеобщего благосостояния. К тому же, после 11 сентября 2001 года военные расходы снова пришлось наращивать, и в бюджете США зияют огромные дыры.

Между тем США весьма нуждаются в огромных расходах на улучшение образования молодежи, иначе янки не смогут достойно жить в Третьем тысячелетии, не сумеют развить самые передовые отряды промышленности. Однако сегодня в США самая бедная группа населения – это дети моложе восемнадцати лет. Правительство тратит на них в девять раз меньше средств и времени, чем на стариков, которые, в отличие от молодых, имеют право голоса. Тем самым уничтожается будущее американской экономики: ведь плохо подготовленная к жизни в мире суровой конкуренции молодежь не сможет платить налогов на содержание стариков.

В западных государствах «золотого миллиарда» старики буквально пожирают молодежь. Там наступает царство старости.

«В грядущие годы понятие классовой борьбы должно будет измениться: это будет не борьба бедных против богатых, а борьба молодых против старых… В Америке этот конфликт уже отчетливо виден. Престарелые систематически голосуют против налогов на развитие образования каждый раз, когда им представляется случай. Престарелые устраивают изолированные сообщества для себя, где не разрешают жить молодежи, чтобы не пришлось платить за школы…», – пишет Туроу, описывая случай в Мичигане, где в одном из городков старичье, пользуясь численным преимуществом, форменным образом разорило местные школы, оставив их без денег. Формируется какая-то запредельная власть стариков – геронтократия, старческая цивилизация, в которой старики упырями высасывают кровь из молодежи.

Это похоже на мрачный мир планеты-диктатуры Торманс, описанный великим Ефремовым в «Часе быка». Мир, в котором есть рынок, но зато большая часть людей отнесена к касте КЖИ, короткоживущих, которым не позволяют доживать до дряхлости, отправляя в храмы Нежной Смерти. Туроу, конечно, предлагает иной выход из ситуации, который, хоть и не доходит до такой степени, однако весьма далек от нынешней демократии. И действительно: власти США с 2000 года начали потихоньку, «шажками» в два месяца, повышать пенсионный возраст с 65 до 67 лет. Однако даже это не спасает положения.

Что делать-то? Старики-избиратели, преобладая в количестве, никогда не проголосуют за урезание своего пенсионного обеспечения. Завозить на Запад рабочую силу из других стран, чтобы содержать сотни миллионов престарелых? Не выход. Наплыв носителей чужих культур вызовет опаснейшее внутреннее напряжение в странах Запада, волну национализма и расизма. К тому же эта рабочая сила окажется достаточно низкого качества, потому что вся политика США нацелена на погружение окружающего Запад мира в отсталость. Заставить молодежь рожать больше детей? Нигде в мире либерально-рыночная и демократическая политика не приводила к увеличению рождаемости. Все происходило точно в обратном направлении: прирост населения прекращался. Везде, где есть развитая пенсионная система, люди не хотят заводить много детей, потому что не боятся остаться без кормильцев в старости. Значит, нужно отменять пенсии, заставляя нынешнюю молодежь работать не только на содержание имеющихся стариков, но и на себя самих в будущем, просто вынуждая их рожать и рожать. Но как это сделать без насилия?

 

Еще одна проблема, свидетельствует Туроу, – это саморазрушение американского общества в его нынешнем виде, которое наши доморощенные «демократы» рисуют в образе земли обетованной, земного рая, всячески стараясь перекроить Россию на манер Америки. Одно из самых жутких зол Туроу видит в телевизионной «культуре», которая тотально захватила США.

Кино и телевидение заменили семью для американских детей. Ребенок в США пялится в чертов «ящик» 21 час в неделю, тогда как с отцом проводит только пять, а с мамой – всего двадцать минут. До того, как стать подростком, янки видит на экране 11 тысяч убийств. Это хорошо объясняет нынешний феномен роста числа убийц среди молодежи.

Но даже и это не самое ужасное. Телевизор уничтожает саму способность человека мыслить, строить логические умозаключения, искать информацию. Раньше, когда в основном люди читали, тексты обращались к разуму, а не к чувствам. Телевизор возвращает в мир новой неграмотности. Не надо учиться читать – достаточно просто смотреть и слушать. Телевизор может напрямую вызывать любовь или ненависть, страх или радость в мозгу сидящего перед ним идиота, причем этот идиот даже не отдает себе отчета: а почему он, собственно, радуется или негодует? Телевизор может действовать на подсознание, на глубоко запрятанные инстинкты. Так действуют на подопытную крысу, вводя ей электроды в крошечные мозги. Телеобывателю показывают «бедных чеченцев», которых убивают «эти русские», – и он заходится в ненависти к нам. Ему не показывают, что чечены делали с русскими, – и для телезрителя этого как бы не было вообще. Не было десятков тысяч зарезанных, изнасилованных, ограбленных или изгнанных из Чечни славян, потому что этого не показывали по «ящику».

Туроу считает, что идиотизация американцев уже зашла слишком далеко. В телевизионном обществе современной Америки больше невозможны великие события из героического прошлого Америки. Такие, например, как дебаты о рабстве, победа Авраама Линкольна на президентских выборах или его великая речь в Геттисберге 1861 года, – потому что все это требует умных слушателей и читателей. Он сетует: язык телевидения становится все более бедным и грубым, а вслед за этим варваризуется и язык американцев. А разрушение языка, как вы, наверное, понимаете, – это разрушение мышления, превращение человека в обезьяну, в управляемого кретина. Туроу жалуется и на то, что стерта грань между подлинной историей и дурацкими «историческими фильмами»: американцы воспринимают бредни режиссеров как подлинные события. Смотря телевизор, люди покупают возбуждение – а это сродни наркомании.

Разрушается та мораль, которая и подняла Америку к вершинам могущества: трудиться и копить деньги, соблюдая при этом законы. Телевизор, сотни его викторин или игр типа «Колесо фортуны» учит совсем другому. Счастье – немедленно. Нет, нет, нет, мы хотим сегодня…

«…Индивидуальное потребление прославляется как единственный предмет личного честолюбия… индивидуальное достижение – как единственная законная цель. Для телевизионного героя нет смерти и ограничений реального мира. Нет долга и жертвы, нет общественной обязанности, нет общего блага. Любое поведение считается законным: ценности воплощаются не в действиях людей, а в их чувствах. Чувствуйте, но не думайте. Общайтесь, но не обещайте. Воспитывается цинизм, поскольку все герои в конечном счете изображаются как глупцы…

Под давлением средств массинформа, не верящих, что готовность ждать имеет какую-либо ценность, доля людей, верящих в ценность упорного труда, за последние десять лет упала с 60 до 44 процентов. Разрушение прошлого и устранение социальных механизмов, которые связывают личный опыт человека с опытом прошлых поколений, представляет жуткое явление конца XX века.

В нынешнем мире сосед, которого чаще всего приглашают в гости, – это нереальный сосед. Это телевизионная семья, которая гораздо (примерно вчетверо) богаче реальной средней американской семьи. Она оставляет у настоящей американской семьи крайне преувеличенное, ошибочное представление о том, насколько богат средний американец. Сравнивая себя с этой мифической семьей, все испытывают, в конечном счете, чувство ущербности.

В мире «средств» никто никогда не работает, кроме полицейских и торговцев наркотиками. Мир телевидения – это мир потребления без производства. В прошлом, если верить телевидению, ничего не надо было делать, чтобы обеспечить хорошую жизнь в настоящем. И в настоящем ничего не надо делать, чтобы обеспечить потребление в будущем. Инвестиций в будущее просто не бывает. Но капиталистическая экономика должна делать инвестиции в будущее, если она хочет выжить.

Капиталистическая культура и телевизионная культура превосходно подходят друг другу, поскольку обе заинтересованы в деньгах. Но их ценности несовместимы. Первая должна иметь в виду будущее, вторая же не видит никакого будущего, если это будущее требует жертв… Трудно даже представить себе возбуждающий телевизионный спектакль о людях, терпеливо откладывающих потребление для того, чтобы инвестировать в будущее…», – пишет беспощадный профессор.

Это очень важно. Туроу все время твердит о том, что США для выживания надо гораздо больше денег тратить на образование, высокие технологии, на воспитание молодежи. То есть – есть и роскошествовать поменьше, побольше сберегая. Но мешает телевизор.

«…Официально он поет гимны капитализму, но неофициально прививает целый ряд антипродуктивных ценностей. Имя этой игры – потребление. Никто не должен откладывать немедленное удовлетворение своих желаний. В стране телевидения примечательным образом отсутствуют творцы и строители. Временные кругозоры становятся все короче и вследствие идеологии телепрограмм, и ввиду способов подачи материала – все более быстрых переходов от одной сцены к другой. Поставьте хронометр во время вечерней программы новостей и измерьте, сколько времени телевизор отводит любому сколь угодно важному предмету.

Может ли деятель телевидения делать инвестиции и реформы, важные для будущего?…Он – крайний потребитель в настоящем. Откуда ему взять ценности для поддержания необходимых вложений в образование, научно-исследовательские работы и инфраструктуру? Что же случится, если их не будет?»

Туроу жалуется на повальное распространение так называемой функциональной неграмотности в США. Что это такое? Впервые один из нас столкнулся с этим в армии. Был в нашем взводе бойкий казах Елибаев. Вроде бы и на великорусском языке говорил отлично, и читать умел, и с нашей армейской электроникой управлялся хорошо. Но однажды я дал ему почитать интересную статью. И тут Елибаев, смущаясь, признался: я не могу читать. Я остолбенел. Как же так – ты же русский знаешь, грамоте обучен. Надписи ведь на пульте управления читаешь. Но оказывается, Елибаев не мог понять большого текста и воспроизвести его смысл. Его мозг не мог строить логические связи при чтении. Текст для него распадался на кучу понятных, но разрозненных слов. И если обычный человек, читая книгу, силой воображения своего вызывает в уме яркие картины прочитанного, то в данном случае Елибаев не мог представить ничего.

Оказывается, таких людей полным-полно в США, хотя и считается, что они обучены чтению-письму. Но это не мешает им тыкать в кнопки бытовой техники, копаться в моторе или смотреть все тот же телевизор. Среди моих имперских сверстников такая неграмотность была редким случаем. К сожалению, в Россиянии с ее культом примитивной жизни и засильем телевизора таких «умственных инвалидов» уже гораздо больше.

Об опасности утраты человеком способности читать говорил известный культуролог Йохан Хейзинга еще в 1941-м. В докладе «Недуг нашего времени» Хейзинга убеждал: чтение требует умственных усилий, воображения. Текст позволяет человеку вернуться назад и еще раз осмыслить написанное. А кино и радио (составные части телевидения) эту возможность напрочь убивают. В результате плодятся особи, обладающие каким-то полузнанием, с головой, забитой всяческой информационной шелухой, которые на самом деле не обладают ни настоящими знаниями, ни способностью критически мыслить, отделяя правду от откровенной лжи. Хейзинга оказался глубоко прав.

Когда смотришь нынешние американские фильмы, встречаемые «на ура» обывательским стадом, то поражаешься степени умственной отсталости янки. В их фильмах, например, о космосе, могут сыпаться искры и валить дым. Хотя советский школьник 1930-1940-х годов, читавший «Занимательную физику» Перельмана, прекрасно знал о том, что в космосе воздуха нет, а потому ни гореть, ни дымить там нечему.

Из всего этого нетрудно понять, почему Америка, несмотря на свое великое национальное прошлое и на военно-экономическое могущество, дебилизируется и все больше смахивает на обезьянье стадо. То, которое живет одним днем. И почему США вынуждены завозить к себе толковых математиков, физиков или инженеров: телевизионные идиоты ничего создать не могут. Недалек тот день, когда телевидение, все больше пронизывая жизнь американцев, попросту убьет Америку!

Нам в 1985-м оставалось продержаться совсем недолго. Лет тридцать. Дальше нашего тогдашнего врага убивало его же порождение – телевидение.

 

Но Туроу неумолим. Оказывается, американцы слишком мало вкладывают в собственное будущее. В школы и институты, в научные исследования и опытные разработки, в передовые технологии, наконец. Зато американские компании слишком много денег спускают на выплаты дивидендов расплодившимся мелким акционерам, которым на все плевать, кроме собственной шкуры. А американское государство тратит чересчур много на выплату долгов и процентов по ним десяткам миллионов держателей облигаций США. Это не считая слишком больших трат на содержание негритянских матерей-одиночек (браки среди негров распадаются почти тотально), на стариков (о чем мы уже сказали).

Туроу сообщает, что в США за последние четверть века капитальные вложения в общенациональный сектор сократились вдвое. И эта инфраструктура – в основном инфраструктура знания, отдача от которого наступает не сразу. «Биотехнология обещает изменить мир… Может быть, через тысячу лет человечество только это и будет помнить о нашей эпохе. Но средства на научные исследования и разработки, которые создали биотехнологию, никогда не были бы предоставлены капитализмом. В случае с биотехнологией понадобилось тридцать лет массированных государственных инвестиций (миллиарды долларов в год в нынешних долларах), прежде чем выяснилась хотя бы возможность появления рыночных продуктов – и тем более до того, как они появились».

Иными словами, читатель, все великие прорывы Америки в технологиях были сделаны вполне по-социалистически – вопреки рынку, на деньги государства. (Хотя организация дела у янки была лучше хрущево-брежневской, да и специалистам они от души платили, в отличие от наших чудаков, пришедших к власти после Сталина). Именно государственные вложения Пентагона через военный бюджет, начатые в 1969-м, а никакой не рынок, и создали «Интернет», эту живоносную ткань западного информационно-финансового общества. Но теперь уже янки не могут тратить столько же денег на научно-технические прорывы. И здесь глобализация подложила янки и всему западному миру свинью.

Чтобы тратить на современную науку, нужны еше большие деньги. Взять их в Америке можно, только увеличив налоги на бизнес. Но в условиях глобализации этого сделать нельзя: бизнес тотчас же даст тягу в дешевые азиатские страны. Значит, надо экономить на обеспечении стариков, на выплатах неграм и матерям-одиночкам. И тут янки угодили в ловушку своей демократии. Урежь социальные программы – и миллионы привыкших к «халяве» избирателей, тупой электорат, прокатит тебя на ближайших же выборах. С точки зрения американских политиков, лучше обидеть несколько сот тысяч ученых с инженерами, чем не угодить десяткам миллионов обывателей. Потому как и у создателя уникальной технологии, и у наркомана, и у тупицы-телезрителя, и негритянки, родившей ребенка в 15 лет, – один и тот же голос на выборах. А параллельно с потаканием страстям ленивой черни в США началось урезание ассигнований на научно-исследовательские труды и в крупных американских фирмах, потому как нынешний спекулятивно-финансовый капитализм требует только быстрой прибыли, больших дивидендов.

Итог? Крупные перспективные лаборатории исчезли из состава компьютерного гиганта «Ай-би-эм» и телекоммуникационной «АТТ». Все долгосрочные исследования финансируются из американской казны, но их объем с 1995 по 2002 годы уменьшился на треть. И если в 1973 году ассигнования на науку, просвещение и инфраструктуру в Америке составляли 11 процентов валового внутреннего продукта (ВВП), то в 1993-м – уже только 6 процентов. В частном секторе затраты на научные исследования и разработки, на образование и нежилищные инвестиции снизились с 14 до 12 процентов ВВП. И это в то время, когда будущее экономики зависит прежде всего от отраслей высокой наукоемкости!

 

Не утруждая вас цифрами, приведем еще один вывод профессора: американцы все меньше сберегают, все больше проедают, потребляя. Они проедают труд предшествующих поколений, не заботясь о том, как станут жить их ближайшие потомки. Их нормы сбережений уже гораздо меньше, чем в Азии. В десять раз меньше! Янки прожирают сами себя полным ходом.

Туроу считает, что этот гибельный для Америки процесс – последствия как раз той самой «райской жизни» в кредит, которой наши демократы прельщали несчастного советского обывателя. Иными словами, еще до Второй мировой войны американец, пожелав купить дом, автомобиль или стиральную машину, должен был сначала накопить на это деньги. После войны развился порядок, при котором американцы стали брать эти вещи сразу, в кредит, долгие годы выплачивая его.

«Если потребители копят деньги перед покупкой, то их сбережения могут быть использованы для производительных инвестиций, пока они не сберегут достаточно для покупки желаемой вещи. Если же они оплачивают займы после покупки, то они получают в виде аванса сбережения других людей, и тем самым они в действительности вычитают деньги из фондов, которые могли бы послужить для инвестиций», – пишет Лестер Туроу.

Иначе говоря, читатель, янки сами подрывают свое будущее.

 

Еще одна опасная болезнь США – это разложение и расслоение собственной нации. Да такое, которое грозит покончить с привычной нам американской демократией.

С начала 1950-х и до 1973 года янки растили свой средний класс и все время уменьшали разницу в доходах между ним и богатой верхушкой страны. А затем этот процесс развернулся в обратную сторону.

Если вы думаете, что обнищание образованных людей – только россиянская черта, вы ошибаетесь. Мы все хорошо знаем и о другом россиянском феномене: когда богачи, глубоко презирая честных людей, начинают создавать «новый феодализм». То есть селиться в особых поселках за высокими заборами, под охраной наемных головорезов-«секьюрити», заводить свои частные полицию, школы, детские сады, клиники. Но оказывается, то же самое происходит и в США.

Обнищание среднего класса в США объясняется все той же глобализацией: у американских инженеров, управляющих, врачей и квалифицированных рабочих появились обученные конкуренты в азиатско-тропических странах, которые, будучи тренированы ничем не хуже американских специалистов, при всем том согласны получать гораздо меньшие зарплаты. И по неумолимому закону мирового рынка американские заработки стали падать.

Туроу приводит интересные данные. Оказывается, с 1973-го по 1993 год средний заработок полноценно работающих (черных и белых) мужчин в США упал с 34 тысяч долларов в год до 30,4 тысячи. Хотя за это время ВВП США увеличился на 29 процентов! Если же брать белых мужчин, то их заработки за 20 лет упали на 14 процентов. Но особенно пострадали белые мужики в возрасте 45-54 лет, имеющие высшее образование на уровне колледжа: их зарплаты рухнули вниз почти на треть. Но и тем, кому 25-34 года, тоже несладко: у них доходы уменьшились на четверть.

А куда же тогда делись прибавка ВВП, рост экономики? Оказывается, они ушли высшим 10 процентам населения.

Глобализация, которая привела к закрытию многих промышленных предприятий в США (в станкостроении, судостроении, автопроме и сталелитейной индустрии), выплеснула в ряды безработных или на более низкооплачиваемые места в сфере услуг миллионы белых рабочих средней квалификации, которые еще в 1950-1960-е годы блаженствовали. Штаты стали люмпенизироваться. Самым ярким примером Туроу считает бездомных, чья армия стала расти с конца 1970-х, достигнув 600 тысяч в США и 600-800 тысяч, например во Франции.

Последовательная и многосторонняя критика национальной американской политики с 60-х годов прошлого века содержится в работах выдающегося современного мыслителя, четырежды кандидата в президенты США г-на Линдона Ларуша – см. его книги и сайты: на русском языке – http://www.larouchepub.com/russian/ на английском – Executive Intelligence Review: http://www.larouchepub.com/index.html.

Другой вид американских люмпенов (5,8 миллиона душ) – это мужчины трудоспособного возраста, которые в прошлом потеряли работу, не обучаются, не имеют права на пенсию по старости и живут без всякого видимого источника средств к существованию. Они не голосуют на выборах, не обращаются в полицию, не всегда посылают своих детей в школу. И даже телефона у таких особей, как правило, нет. Этих людей называют «Третьим миром» в недрах США, сравнивая с босяками из жалких африканских стран. Скоро этот «внутренний Третий мир» вберет в себя десятки миллионов американцев.

Начала развиваться «культура трущоб» – появление массы необразованных, не обученных никакому ремеслу стай и стад городской молодежи. Воспитанное телевизором, агрессивное и склонное к насилию, это стадо двуногих обильно питает преступность, страдает наркоманией и хочет жить хорошо, но зарабатывать не может.

Одновременно идет обособление богатых. «Богатые будут оплачивать из своих все более высоких доходов охраняющую их безопасность частную стражу, тогда как средний класс должен будет довольствоваться опасными улицами, плохими школами, неубранным мусором и ухудшающимся транспортом… В наши дни сообщества, обнесенные стенами, с запертыми воротами и охраняемые частной полицией, опять стали расти. Если считать многоквартирные дома с частной охраной, то теперь 28 миллионов американцев живут в таких сообществах, и число это, как ожидают, удвоится в ближайшее десятилетие… В Калифорнии есть сообщество со стеной, крепостным рвом, подъемным мостом и устройством „боллард“, которое выстреливает трехфутовым металлическим цилиндром в днище машины, если ее не захотят пропустить. Само слово „боллард“ происходит из темных веков. И хотя это крайний случай, но есть тридцать тысяч сообществ, где индивиды, как в далекие Средние века, отделяют себя от внешнего мира стенами и охраной…

…Очень скоро оказывается, что эти обнесенные стенами и охраняемые сообщества начинают требовать скидок со своих налогов, так как они не пользуются местными службами, и устраивают налоговые мятежи, требуя сокращения их местных налогов – чем лишают других граждан общественных служб, сохраняя свои хорошо обеспеченные, частные…»

Так пишет Туроу, сравнивая эти процессы с распадом Римской империи, где власть «приватизировалась», а города приходили в упадок.

Отсюда – и весьма зримая перспектива краха американского демократического государства, его принципа «один человек – один голос». Глобализация снова выдвигает на повестку дня принцип «выживает лишь сильнейший». Если ты не богат – ты не человек. А это значит, что богатые, обладая реальной властью, произведут еще большие невиданные перемены в американских политических порядках… Уже в начале 2000 года специалисты американского Института изучения экономической политики имени Томаса Роу заявили, что за последнее десятилетие бедные в США становились все беднее, а богатые – все богаче. Оказывается, доходы 10 процентов самых бедных семей выросли только на 110 долларов, достигнув 12.900 долларов в год, тогда как прибыль 10 «верхних» возросла на 17.870, дойдя до 137.480 долларов в год.

 

Наконец, Туроу пишет о том, что жизнь нынешнего Запада напрочь лишена смысла, идеи.

 

Ради чего жить и работать? Ради борьбы с тоталитаризмом? СССР разгромлен, гитлеровского рейха нет. Китай – слишком умен и очень ловко избегает прямой конфронтации. Да и, честно говоря, американцы уже далеко не те бойцы, которые еще могли водить воздушные корабли на немецкие города или бросать свои торпедоносцы на японские корабли. Борьба с международным терроризмом? На такую «обманку», шитую белыми нитками, никого долго не удастся водить за нос.

Жить ради торжества свободы? Но она уже и так во многом доведена до бреда, до абсурда. Защищены права маньяков, половых извращенцев, феминисток, спидоносцев, негров, сатанистов, пещерных националистов, которые вырезают другие народы, евреев и наркоманов. Дальше двигаться просто некуда.

В Европе – вообще мрак. Немцы полвека жаждали воссоединения Германии. И вот оно произошло. И сразу же исчезла идея, цель жизни. А бесцельно человек жить не может. Больше жратвы и секса – это, извините, не идея.

Человек так устроен, что тоскует по смыслу. И вот в благообразной старушке Европе полез национализм, который грозит развалить и США, и единую Европу.

 

 

Таким образом, друзья-читатели, покончив с нами, создатели нового мирового порядка, неокочевники, примутся за радикальное обновление и Запада тоже. Ибо его нынешние проблемы просто неразрешимы в рамках распрекрасных Демократии и Прав Человека.

США еще ждет очень болезненная ломка. Ведь нарисованные Туроу проблемы методами демократии решить никак нельзя. Американский охлос, который привык сладко жрать, всласть «заниматься любовью» и ходить по магазинам, добровольно на ухудшение своей жизни не пойдет. А это, читатель, еще один аргумент в пользу войны. Америке в ближайшие годы просто жизненно необходимо начать большую, настоящую войну – ибо она позволит списать на себя все тяготы и лишения Большого перехода, ограничения самоедства и свертывания демократической клоунады.

 

Вы скажете, что на самом деле Запад разовьет новейшие технологии и в конце концов создаст техносферу тоффлеровой Третьей волны: те самые маленькие установки на возобновляемых источниках энергии, экологически чистые и экономичные, которые заменят собой стальные с огромными трубами монстры-заводы Индустриальной эры. Что на Западе появится множество маленьких энергетических установок у непосредственных потребителей тепла и электричества. Что именно Запад, а не мы, разовьет те самые технологии работы с сознанием человека, которые я, Максим Калашников, описал в «Третьем проекте», и именно он создаст новую расу нейролюдей, люденов.

Но и в этом случае Западу придется ой как несладко! Один из самых умных американских футурологов, Олвин Тоффлер, еще в 1980 году в бестселлере «Третья волна» пришел к обескураживающему выводу о том, что высочайшие технологии способны полностью уничтожить демократию XX века и ввергнуть планету в эпоху Нового Средневековья. Потерпят крушение старые нации-государства, пав под натиском религиозных, сепаратистских и региональных сил. Прежние индустриальные общества распадутся на мозаику из тысяч человеческих групп и объединений. С умиранием индустриального общества массового производства и стандартизации всего и вся (общества Второй волны) появится множество признаков цивилизации Первой волны – эпохи аграрно-ремесленной, в которой были крепостные, рабы, феодалы и рабовладельцы. И как будто не было никакой демократии. Тоффлер показывает: развитие компьютеризации, малого производства и новейших технологий тоже приведет к умиранию городов, к децентрализации, появлению возобновляемых источников энергии, к возрождению надомной работы и работы не на рынок, а на себя.

Еще сильнее эти опасения он высказывает в «Метаморфозах власти» 1990 года. Регионы восстанут против своего «центра»: вы нас грабите и обделяете вниманием. Националисты и сепаратисты с помощью новейших технологий получат экономическую базу для создания своих микрогосударств, которые не будут зависеть от поставок, скажем, нефти. Обострится борьба между национальными меньшинствами в «лоскутном» обществе США. В глобальной экономике меньшинства и экстремисты всех мастей смогут раскинуть свои сети по всему миру.

«А когда регионы, страны и международные силы борются за власть, это создает почву для растущего антидемократического экстремизма и насилия».

Когда на место единой массы потребителей со стандартизованными вкусами придет мозаика самых причудливых групп со своеобразными вкусами, то пострадает не только массовое производство. Нет, у этих кусочков «человеческой мозаики» появится такая же масса политических интересов. Умрут политические партии: ведь они были рассчитаны на существование громадных масс людей со стандартными интересами. И если, пишет Тоффлер, в 1932 году Франклин Рузвельт пришел к власти, в общем-то, легко, сколотив коалицию из полудюжины политических групп (городских рабочих, малоимущих фермеров, иммигрантов и интеллектуалов), то уже сегодня приходится собирать коалиции из сотен группировок, каждая из которых весьма изменчива и конфликтует с остальными. Интересы чернокожих гомосексуалистов-каратистов резко расходятся с устремлениями белых гомосексуалистов-либералов, однако в чем-то совпадают с интересами мужененавистниц-феминисток, но всех их терпеть не могут белые техасцы, состоящие в гражданской милиции, которым не по нутру ни черномазые, ни евреи, ни приверженцы однополой любви. Но зато евреи-экологисты поссорились вчера с лесбиянками-правозащитницами, которые переметнулись к католикам – противникам абортов, и коалиция потеряла энное число голосов…

В условиях дикой мешанины самых разных групп приходится гробить миллиарды долларов на телевизионную политическую рекламу. Возрастает нестабильность, огромную роль приобретают организованные и решительные до фанатичности меньшинства, которым плевать на демократические нормы. Вырастает роль мастеров информационных войн и разведок. Воцаряется мир вечных провокаций, управления сознанием, ложных и обманных ходов, инсценированных событий. В этом хаосе, добавим мы, масса людей высвобождается из умершей индустрии. Эти люди деморализованы, они не могут найти нового места в жизни, кидаясь в консервативную реакцию, национализм, религиозный фанатизм. Они ищут виноватых. Другая часть населения, получив все преимущества новейших технологий и удовлетворив свои насущные нужды, выпускает наружу прежде спавшие страсти: воевать, господствовать, унижать других, разрушать и интриговать. Получится нечто, похожее на события в позднем СССР, когда масса народу, давно позабыв про голод, безработицу и эпидемии, давно находясь на попечении очень милосердного государства, возжелала чего-то острого и необычного, выпустив наружу какие-то самые первобытные разрушительные страсти. Когда вчерашние выпускники советских университетов принялись сажать других людей на кол, жечь их заживо или распиливать на циркулярных пилах.

То же самое ждет и Запад в случае торжества технологий Третьей волны. А к этому добавится еще одно фундаментальное обстоятельство, которое мы описали в «Третьем проекте»: появятся технологии такой обоюдоострой, разрушительно-созидательной, запредельной силы, что эти технологии нельзя будет выпускать на свободный рынок. Придется создавать экономику доступа для посвященных, для избранных и подготовленных. А ведь свободный рынок и есть основа старой демократии. Здесь же появятся люди, которые разделятся на сорта по своим правам и обязанностям.

 

Если же и на Западе развитие психотехнологий приведет к возникновению людей с психическими сверхспособностями (новой расы человека), то распад старых демократических обществ станет и вовсе неизбежным.

«…На протяжении всей известной истории Человечества его достижения лежат, главным образом, в сфере физической технологии, в способности управлять неодушевленным миром, окружающим Человека. Самоконтроль и управление социальными явлениями были оставлены на произвол судьбы или исключительно слабых попыток систем интуитивной этики, основанных на воодушевлении и первичных эмоциях. В итоге не существовало ни одной культуры, стабильность которой превышала бы пятьдесят пять процентов. И все это – результат величайшей ошибки Человечества…

…Огромное большинство человеческих существ, с психологической точки зрения, настроено на то, чтобы принимать участие в приоритетном развитии физических наук, и все они получают за счет этого грубые и осязаемые преимущества. Однако все же существует крайне ограниченное меньшинство людей, от рождения способных вести Человечество по пути величайших достижений науки о мышлении, но ценности, получаемые при этом, хотя и более долговечны, гораздо менее очевидны и более тонки. Кроме того, поскольку такая ориентация привела бы к созданию хоть и миролюбивой, но все-таки диктатуры лучших в психологическом плане, то есть фактически – элиты Человечества, это вызвало бы недовольство и возмущение большинства, и такое общество не сможет быть стабильным без применения силы, которая подавляла бы остальное Человечество на грубом уровне. Подобное развитие событий для нас нежелательно, и его следует избегать…»

Это – цитата из знаменитой трилогии «Академия» (или «Основания») Айзека Азимова, написанной в самом начале 1950-х годов. События как раз и примут нежелательный для Азимова оборот, если психотехнологиями завладеют те, кто нынче ведет войну против всего человечества – строители Вечного рейха, новые кочевники. И еше если им достанутся технологии омоложения организма и продления жизни, основанные на использовании человеческих биоматериалов. На фоне этих технологий опыты гитлеровцев в концлагерях покажутся всего лишь невинными забавами.

 

Словом, Запад начнет испытывать такие распад и расслоение, такие раздирающие его конфликты, что для удержания власти новым кочевникам придется пойти на самые жестокие меры. Раскол на разные миры произойдет и внутри самих стран Запада, и в тех же США в одном и том же городе можно будет увидеть «кусочки Африки», и сверкающие поселения господ из нового мира. История, посаженная на цепь после 1945 года, окончательно с нее сорвется. Да еще так, что люди станут вспоминать 1950-1990-е годы, как лучезарное время рая Божьего на Земле. Может быть, после победы в нынешней мировой войне, новым хозяевам жизни придется пойти на прямое управление психикой подвластного населения.

Наступление Эпохи Перемен чувствуем не только мы. Неокочевники тоже не лишены ни глаз, ни ушей. Не возникнет ли у них соблазна остановить скачки тифа?

«Третий уровень – излучатели психосферного воздействия. По сути, это приборы первого уровня, но большей мощности. Ими облучают большие массы людей, создавая ощущение тревоги и повышая уровень внушаемости. Собственно воздействие осуществляют проповедники, телеведущие и прочие вожаки толпы. Четвертый уровень – оружие глобального, планетарного масштаба. Русский ученый В. Вернадский выдвинул теорию ноосферы – некой энергетической субстанции как продукта мозговой активности человечества, окружающей Землю подобно атмосфере. Оружие четвертого уровня, будь оно создано, способно было бы избирательно поражать отдельные зоны ноосферы, созданные конкретными этносами, нациями или религиями. Представляете? Нажал кнопку – и стер память у китайцев о том, что они китайцы. Или все мусульмане разом забыли про Пророка. Иваны непомнящие, големы, биороботы с девственно чистым сознанием! Миллионноголовая биомасса, из которой можно лепить все, что угодно…

…Технофашизм – как единственно возможный путь развития техногенной цивилизации. Коммунизм нам построить не дали, значит, после краха капитализма наступит фашизм – как единственно возможный способ разрешения противоречий XX века. Согласитесь, это же так разумно – иметь расу генетически здоровых господ и биомассу для создания биороботов. И никаких экологических, социальных и прочих проблем. И никаких прав человека, потому что биоробот не осознает себя человеком…»

Это из «Оружия возмездия» Олега Маркеева. Не одни мы видим эту опасность. Да и разве Сергей Переслегин уже не выдвинул предположение о том, что катастрофическое оглупление основной массы американцев – это плод правления сверхразумного меньшинства, наделенного всем арсеналом психотехнологий? Эту мысль высказывают сегодня множество людей, даже незнакомых друг с другом. Не улавливают ли они подспудные, нигде не афишируемые тенденции развития нынешнего мира?

 

Ну, а каков самый последний итог Пятой мировой войны? Обрисуем его.

Впервые в истории Земли господа и рабы превратятся в две совершенно разные расы. Сегодня на Западе громадные деньги вкладываются в исследования по клонированию живых существ, в генетику, биотехнологии, фармацевтику, пересадку органов и производство заменителей этих органов для человека. Проблему расшифровки генома человека рассматривали не где-нибудь, а на саммите тысячелетия в Японии в 2000 году, на уровне глав государств западных стран, презрительно отбросив инициативу Путина создать дешевую и безопасную энергетику на быстронейтронных реакторах. Все эти штуки непомерно дороги и недоступны для 99 процентов населения планеты. Да это и не нужно.

Главное – они доступны тому самому проценту, который господствует над финансовыми и информационными потоками планеты, тем самым новым кочевникам, которых мы знаем под именем глобальных спекулянтов, магнатов по управлению сознанием масс и дирижеров войн. После победы в Пятой мировой у них найдутся любые деньги, чтобы улучшить собственные тела и мозги. Они заведут себе подпольные человечьи фермы, где их клоны превратятся в поставщиков органов и препаратов для продления жизни новых кочевников. К их услугам окажутся самые лучшие лекарства и методики, врачи и ученые. Они будут жить дольше и полнокровнее всех остальных землян, для которых чудеса генной инженерии окажутся слишком дорогими. Они дольше смогут сохранять память и живость ума, они смогут совершенствовать свои психические способности.

А еще победители в Пятой мировой создадут новую расу из своих детей. Генетика позволит им производить потомство без малейших изъянов, с заданными свойствами. Белокурых бестий, если так угодно. Они смогут рожать детей с идеально гладкой кожей, с прекрасными волосами и зубами, мускулистых и умных. Все генетические аномалии исправят еще в чреве матери, хотя это и будет стоить целое состояние.

Но этим отпрыскам новых кочевников все остальные люди покажутся отвратительными уродами с массой наследственных дефектов, с неприлично короткой молодостью и примитивным разумом. И они не будут испытывать ни малейших комплексов, управляя миром жестокой рукой. Они сделают свой рейх действительно Вечным. И к их услугам будет весь арсенал современной боевой техники Соединенных Штатов, который уже сегодня позволяет издали избивать целые страны и отбрасывать их в каменный век.

 

Такова судьба нашей планеты в случае поражения и русских, и всего человечества в войне с новыми кочевниками. И злорадствовать по поводу грядущей гибели старого Запада в итоге описанного процесса вряд ли стоит.

Боимся, что увидеть его доведется только последнему русскому, с тоскою взирающему на закат солнца из вонючего зиндана, с рабским ошейником на шее.

А потому уверены: лучше попытаться направить историю по иному пути.

 

Глава 22

Мировое значение нашей борьбы

 

В «Немецкой идеологии» К. Маркс и Ф. Энгельс писали о том, что от производства вещей после победы коммунизма возможно будет перейти к «производству людей». Задача, поставленная основателями научного коммунизма, развитая коммунистом Николаем Бухариным в 1920-е годы в представлении о «фабриках по производству правильного человека», принята сегодня как приоритетная организаторами Пятой мировой войны.

То, что гуманная война готовится под лозунгом «борьбы с коммунизмом» или «борьбы с мировым терроризмом», ничего не значит. Организаторам селекции человечества каждое лыко – что коммунизм, что фундаментализм – все в строку. Лишь бы эти лозунги эффективно работали.

«Человеческий капитал», «человеческие ресурсы» – эти слова, воспринятые из лексикона современных фирм как лучших в мире машин по всесторонней эксплуатации человека, сегодня перенесены в действительность государственного управления. Они вовсе не являются пустыми словами. Нет, они обозначают центральную идею «нового прекрасного мира» – человек является материалом, и его можно формовать так, как то необходимо для эффективного решения экономически рациональных задач. Пятая мировая война в этом плане и является переделкой мирового населения в человеческий материал наивысшей рентабельности.

Ненормируемый и неконтролируемый человеческий потенциал, личное достоинство, свободное сознание, умонастроения, физиология и пр. – вот главные враги организаторов глобальной фабрики.

Россия здесь оказывается в положении, когда ее традиционные основания, наиболее ясно представленные в принципе личности (описание принципа личности см., в частности, в статье Юрия Крупнова «Практика персонального образования» – http://www.personaledu.narod.ru/ или на http://www.p-rossii.ru/pred.phtml), которая не только создается Богом, но и является буквально «кусочком Бога», а потому не может подвергаться человеческому воздействию, просто не позволяют ей спокойно отнестись к предлагаемой трансмутации.

Если Россия хочет оставаться Россией, она оказывается главным противником субъекта Пятой мировой войны. В этом случае нам придется выйти на бой с новыми кочевниками, хотим мы того или не хотим.

Если Россия сумеет предотвратить эту войну или, в случае ее развязывания (разумеется, не со стороны России), выиграть – то она спасет не только себя, но и весь мир, человечество как свободный самоорганизующийся субъект справедливой мирополитики и мироразвития.

 

 

Часть II

Будет ли новое 22 июня?

 

Глава 1

Спор со скептиком

 

Только мы собрались продолжить работу над книгой, как нам позвонил наш друг-Скептик и, едва скрывая торжество, пригласил попить чаю.

Зная острый ум нашего приятеля, мы со вздохом отложили перья и отправились к нему в гости.

Уже с порога Скептик заявил:

Ох, и наворотили же вы, ребята, заумь! Разве станут США впрямую на нас нападать? Им это совершенно без надобности. Вот вы же сами пишете о том, что войны стали роевыми и сетевыми, и что старые армии заменили вездесущие неправительственные организации. Да они и так возьмут Россию под контроль и разделают ее по своему усмотрению. Наша верхушка сама им все отдаст на блюдечке с голубой каемочкой. А вот против Китая янкесам воевать как раз сподручно. Да еще и нас в союзники залучив. Вот вы, товарищ Калашников, что на это скажете, певец вы наш милитаристский?

Не спешите с выводами, друг наш Скептик.

Все эти рои да сети хороши до определенного момента. Иногда наступает час, в который нужно пустить в ход уже прямую военную силу – огневую мощь, когда структуры из этих роев уже ослабили жертву. Вы, видать, невнимательно нас читали, друг милейший. Вы еще не дошли до плана перевооружения США для совершенно иных «горячих» войн. И такое они себе подавляющее преимущество надо всеми создают, что рано или поздно его используют. А воюют нынче охотно. Господство новых кочевников означает цепь войн. Иногда этого может потребовать экономическая ситуация в США, иногда – соображения их же внутренней политики. А иногда нужно просто ускорить крушение промышленного потенциала целой страны, чтобы зря драгоценные ресурсы не поедала. К России, увы, это относится напрямую.

А Китаем нечего нам в лицо тыкать. Какие мы, к черту, союзники Америке в борьбе с Желтым Драконом? Армии у нас почти нет, оружия для ведения неядерной высокоточной войны скоро вовсе не останется. А пойдем воевать пехотой – так китайцы нам вмиг рога пообломают и оторвут всю Сибирь. Китай безо всякого труда может выставить в поле и десятимиллионную моторизованную армию. Вот это янкесам и новым кочевникам совсем не улыбается!

Вы хотите сказать, что если главный враг США – это теперь Китай, так они, пощадив Россию, бросятся сразу на него? Да вы, господин Скептик, прямо-таки неисправимый оптимист! Китай хоть и слабее США по военной части и не может ныне на США напасть первым и войну выиграть, все же при этом достаточно силен, чтобы отразить агрессию американцев и уничтожить США. А к 2015 году Китай только усилит свою мощь.

Нет уж. До Китая будем мы.

 

– Ага! Попались! – торжествующе восклицает Скептик. – Вы же сами доказываете, что США контролируются новыми кочевниками, а в России безраздельно правят их соплеменники по духу. А разве ворон ворону глаз выклюет? Разве наши олигархи российские уже не вписываются потихоньку-помаленьку в западный истеблишмент? Поэтому не будет никакого нападения США на Россию…

– Ну, опять вы, товарищ Скептик, кидаетесь в неоправданный оптимизм. Вы поменьше газет читайте, сами думайте…

Наши-то кочевники совсем не ровня неокочевникам западным. Наши охотники за трофеями зародились и прошли свои университеты в советской уголовной среде, в болотном мире «зон», в партийно-хозяйственном и репрессивном аппарате. Конечно, это просто удивительно, как мировоззрение вчерашних советских уголовников оказалось похожим на философию лощеных выпускников Йеля, Принстона и Гарварда. И те, и другие действительно глядят на окружающий мир, как на добычу, возомнив себя сверхчеловеками, а всех остальных – животными.

Но все же между американскими и россиянскими неокочевниками есть большая разница. Американские мародеры себя считают намного выше, на наших кочевников свысока глядят.

И в самом деле, западный неокочевник-пират свою Америку не трогает, а живет набегами на другие страны и народы, А новый кочевник россиянского пошиба мародерствует в собственной стране и на породившем его народе, глубоко ненавидя и презирая своих же, русских. Они для него все – «совки» и недочеловеки. Западный неокочевник холит и лелеет военно-промышленную силищу США, он хорошо кормит-поит своих солдат и ученых и благодаря этому может разгромить любое сопротивление в любом уголке планеты. К услугам заморского античеловека – и крылатые ракеты, и суперкомпьютеры, и космические группировки. А доморощенные неокочевники военно-промышленную силу СССР в пыль и руины обратили, армию развалили и страну превратили в калеку. В мире, где правит сила, неокочевник из США за все это глубоко презирает россиянских сородичей.

Западный охотник за трофеям и, как правило, опирается на сверхмощные корпорации, которые делают бизнес на самых высоких технологиях. Россиянский же олигарх-трофейщик опирается на экономику вчерашнего дня, сырьевую и грязную, намного менее прибыльную. Он не понимает, что гораздо большие деньги можно делать не на нефти, газе или никеле, а на программном обеспечении. И потому по финансовым возможностям россиянские «сверхчеловеки» во много раз уступают западным. Наши банки по сравнению с западными – что шлюпка супротив океанского лайнера «Куин Элизабет».

Наконец, западный неокочевник интегрирован в Закрытую Сеть своей цивилизации. Он проходил отбор в лучших западных университетах, входил в масонские ложи и закрытые общества, проходил школу в лучших корпорациях. Западные неокочевники связаны друг с другом, глубоко осознавая свою общность, принадлежность к одной касте. Для них россиянские выскочки представляются дикарями, варварами, презренными и грязными ландскнехтами-наемниками. Вы, дорогой Скептик, вспомните о том, как семь с лишним веков назад на наши северо-западные земли нападали рати немецких рыцарских орденов. В их отрядах были и аристократы-рыцари, считавшие себя кастой людей высшего сорта, и отряды наемной пехоты. И те, и другие убивали и грабили славян, почитая их низшими существами. Но при этом рыцари свысока глядели на свою наемную пехоту, считая ее грязными свиньями. Да и в критической ситуации не раз бросали собственных пехотинцев на произвол судьбы.

Так вот: американские неокочевники в нынешней мировой войне против человечества – это своеобразные псы-рыцари. А россиянские – это наемная пехота, союзный сброд. Пока старшим товарищам это нужно, «пехоту» терпят и допускают к общему грабежу. Но надо будет господам жизни – и они своих россиянских помощников голыми в Африку пустят, на нары усадят и все богатства отберут. Вместе со страной. А такое уже намечается. Предателей и воров никакой главарь не ценит, пусть даже они ему сейчас и прислуживают. Проамериканизм россиянской «элиты» питается тем, что она верит: западные дяденьки все же позволят им грабить Россию и наслаждаться вывезенными богатствами. Но невдомек ей простая истина: если россиянская элита своим грабежом создаст угрозу преждевременного развала РФ и попадания ее богатств в руки китайцев, США церемониться не станут и нанесут удар первыми. Да еще и выставят это как борьбу со страшной русской мафией, представ в глазах всего мира честными борцами с невиданным, омерзительным и кровавым спрутом русской преступности.

И повод для такой операции найдут. Врежется в очередной американский небоскреб очередной самолет, и тут же покажут по телевизору пленку с антиамериканскими угрозами какого-нибудь русского. Ага, вот кто теракт устроил! Русские – больше некому. И еще напомнят, что для этих русских ничего святого нет, что они для поднятия рейтинга своего президента собственные дома взрывают, агрессивную войну на Кавказе ведут и чеченцам жизни не дают. А еще они, ясное дело, антисемиты зоологические и по всей стране с утра до вечера ставят заминированные плакаты с лозунгом «Бей жидов!». Так что «замочим-ка» этих тварей русских «в сортире», пока совсем не распоясались.

Вы уж, Скептик дорогой, силу наших местечковых олигархов не преувеличивайте. Это они дома, в России, щеки надули и сделали себя великими да ужасными. А для Запада они – так, шелупонь, шпана мелкая. Самые крупные россиянские банки по мощности равны средненьким муниципальным банкам в западных странах. Чем владеют наши «новые русские» магнаты? Предприятиями отсталых сырьевых укладов. Ни один из них не может похвастаться чем-то подобным «Боингу», «Майкрософт» или «Глаксо». Наши олигархи по рангу болтаются где-то на уровне бразильских или нигерийских богачей, совершенно не занимаясь высокими технологиями и наукоемким бизнесом. Мало того, они еще и отличаются замашками рвачей и уголовников. Их на Западе терпят, лишь пока они нужны. А как только надобность в услугах наших «крутых олигархов» отпадет, их пустят в распыл.

 

– Нет, вы все-таки экстремисты! – сердится Скептик. – Наш народ, можно сказать, воспрял с 2000 года. Государство укрепляем! Гордо вздымаем бело-сине-красный флаг! За нами – Путин и Сталинград! С Европой связи крепим! Путин добивается прорыва за прорывом во внешней политике! А вы нас, что, всех в г… норовите макнуть?! Чего стоят все ваши утверждения о том, что Российская Федерация обречена…

– А мы от своих слов и не отказываемся. Прорывы, говорите? Мы слова о прорывах слышим вот уж второй десяток лет, да вот только прорывы эти все больше в одно, далеко не переднее место истории получаются. А нынешняя Российская Федерация, действительно, на свете не жилец. Она все больше и больше становится лишней.

Да, как ни горько это признавать, но весь прошедший век русские мостили своими костями Западу столбовую дорогу в счастливое будущее, питали его своей плотью и кровью, воевали с его врагами. Россия была и донором Запада, и его штрафбатом, и быком в его глобальных корридах, и регулятором, поневоле направлявшим мир в нужную Западу сторону.

Как ни удручающе это звучит, но в XX столетии нас уничтожали по полной программе, а в 1991-м – избили, отбросили назад и раскололи на части, и одно это заставило Россию годами зализывать раны.

Но вот пришли 2000-е годы. Мы уже не можем быть боевым быком Запада. Мы слишком ослабли и едва выдерживаем даже войну на собственной территории, в Чечне. Какой бык? Это уже старая усталая кляча, которую жалит чеченский овод, а она не в состоянии даже убить его ударом хвоста. Того и гляди, завтра Россию придется защищать и оборонять.

От России остались кожа да кости, и она уже не может быть таким донором Запада – у нас нет денег на огромные промышленные заказы, на закупки даже старых технологий. И отток живительной наличной валюты из России по сравнению с первой половиной 1990-х годов уж далеко не тот. Все сливки и пенки с нас уже сняты, все, что можно было взять легко, с минимальными вложениями, – уже взято. Для того, чтобы брать «из глубины», надо сначала вкладывать в Россию, создавать потребную для ее дальнейшей эксплуатации инфраструктуру. Это очень рискованно. Зато налицо превращение России из дойной коровы в попрошайку.

В силу всего этого сильно снизилась роль России как стабилизатора мирового хозяйства. Мы из фактора стабилизации превращаемся, наоборот, в фактор дестабилизации мирового рынка.

 

«Реформы» не решили ни одной из больных проблем, стоявших перед страной в 1985-м. Более того, они сделали их еще страшнее, а экономику России – варваризировали.

И при СССР, как в нынешнем постсоветском пространстве, можно было устроить полные прилавки магазинов. Стоило только Кремлю отпустить цены, установить маленькие зарплаты и пустить всю заработанную валюту на закупку дешевого импорта в Азии, Турции да Польше. Да вот только итог был бы таким же плачевным.

 

Исчерпанность прежнего пути то ли развития, то ли деградации давно просчитана математиками и специалистами по синергетике. Откроем-ка умную книгу «Синергетика и прогнозы будущего», написанную С. Капицей, С. Курдюмовым и Г. Малинецким, увидевшую свет в 1997 году в солидном академическом издательстве «Наука».

Там рассказывается о том, как математики смоделировали развитие условной страны Анчурии, которая обладает громадными природными ресурсами, большой территорией и властью, которая много тратит на науку с образованием. Но вот беда: эта власть не внедряет достижения анчурийской научно-инженерной мысли в собственную промышленность. Аналогия достаточно прозрачна: Анчурия – это Советская Россия последних тридцати лет, в которой отечественные разработки шли не в производство, а на полку. И Анчурия же – это постсоветская Россия, в которой и науку задавили, и восприимчивость экономики к технологическим новшествам не повысили, продолжая жить за счет добычи нефти да газа. И что же?

«…Происходит индустриализация. В течение первых тридцати лет идет быстрый рост производства. Оно возрастает, примерно, в 50 раз. Интеллектуальная сфера неплохо финансируется и вырастает почти в 30 раз. Однако восприимчивость экономики низка… Сделанные открытия и созданные технологии практически не используются в производстве. Поэтому его рост сопровождается быстрым исчерпанием природных ресурсов. Когда их объем падает ниже определенной черты, начинается быстрый, почти катастрофический спад (на графике – 32-35 лет). За пять лет производство падает почти в пять раз, а потом стабилизируется на уровне, отвечающем потреблению только возобновляемых ресурсов (леса, пушнины, бананов – Прим. ред.).

Когда проблемы Анчурии довелось обсуждать с экспертом Всемирного банка реконструкции и развития, он объяснил, что их математики получают схожие кривые и для России и что это очень неплохой вариант. У нас на этот счет другое мнение…» (Указ. соч., с. 121-122).

Что это такое? Это прогноз будущего страны, называемой «Российская Федерация». То есть пока наш нынешний кризис – еще только цветочки. Падение производства и жуткое обнищание людей с 1991 года были плодами расчленения Великой России и спекулятивно-грабительских «реформ». Ну, что с того, если мы даже при поддержке США установим в России авторитарный режим, который в экономике оставит все по-прежнему? Нас ждет еще один чудовищный кризис, когда исчерпаются нефтересурсы Западной Сибири и падет добыча природного газа. Этот момент уж недалече: на Самотлоре добывают уже не нефть, а «нефтяную жидкость», на 90 процентов состоящую из воды. «Газпром» же сидит на угасающих месторождениях с падающей добычей. Медвежье выработано на 78 процентов, Уренгойское – на 67, Ямбургское – на 46 процентов. А всего на затухающих месторождениях в России добывается 80 процентов газа. В эти годы нас ждет ежегодное падение добычи на 20 миллиардов кубов. То есть с каждым годом газа в стране будет все меньше. Единая система газоснабжения России (ЕСГС) по совершенно официальным данным настолько пострадала от недоинвестирования в последние десять лет, что скоро начнет разваливаться. Не нужно забывать, что средств в стране на освоение Восточной Сибири нет, а частные инвесторы в Россию на «труднодоступную» нефть не придут – они лучше в Казахстан, Вьетнам, Ирак или Ливию двинут. Там и нефти больше, и добывать ее куда дешевле.

Значит, мы уже не нужны мировому рынку. Мы – лишние? Мавр сделал свое дело – мавр должен исчезнуть навсегда?

И потому на Западе мучаются вопросом: с Россией надо в ближайшее десятилетие (если не в ближайшие годы) что-то делать. Но что?

 

Запад со страхом думает: а ведь им придется давать денег. Иначе в России может начаться тотальное разрушение, кровавый хаос, гигантское Сомали. Да, нас никогда не любили, но нас всегда можно было как-то использовать. В этом смысле прав был царь-батюшка Александр III, когда единственными верными союзниками России называл ее армию да флот. Только где они теперь?

Теперь нас нельзя даже и использовать. По логике вещей, наступает момент окончательного расчета. Страна наша сейчас сама должна найти свой путь. Слезть с печи, как Илья Муромец. Старые пути нам уже заказаны.

Надеяться на Запад глупо. Пока он явно не знает, что с нами делать.

Возможны несколько вариантов. Один из них – расчленить на части уже остаток Советского Союза, Российскую Федерацию, взяв под контроль нарезанные ломти. Если не с помощью оккупации, то через мягкий протекторат, управление посредством подотчетных специальным международным организациям местных «президентов» и «премьеров». Американцы под благовидным предлогом займут места размещения ядерного оружия, центры Минатома и АЭС.

Можно совместить все это с очередной внутренней войной по образцу Чечни или Косова. Тем паче что серия громких катастроф в Евразии вполне может оказать Америке помощь – в борьбе с конкурирующей валютой, евро, в попытке сохранить господство доллара или даже установить новую мировую валюту. Во всяком случае планы раздела России появляются в США периодически. Правда, исходят они из неофициальных кругов, отстоящих достаточно далеко от тех, кто реально принимает решения.

Однако есть и обнадеживающие моменты. Запад явно не готов взять на себя такую ответственность. Мы намного больше Сербии – с нами ударами с воздуха не покончишь. На нас придется тратить слишком много денег. Как не разбивай на несколько анклавов, на несколько новых республик (Сибирскую, Уральскую, Центрорусскую и т.д.), у нас все равно остается общая инфраструктура – техническая, социальная, экономическая. Железные дороги не делятся. Экспортные трубопроводы тоже. И народ у нас все-таки один, русский.

Может быть, потом, когда у американцев появятся совершенно необычная военная техника, совершенно фантастические технологии и аппаратура прямого управления сознанием миллионов людей…

Но пока этого нет. В условиях нынешнего мира, с его сложившимися потребностями, ни одна страна мира – как, впрочем, и мир в целом – не могут пойти на внешнее управление сколь-нибудь большой территорией. Соединенные Штаты в 1993 году не смогли обеспечить протекторат над маленькой Сомали. Затраты оказались колоссальными. А протекторат над Россией – это полный бред.

Наступает время какого-то перехода, тягостной неопределенности. Помощи нам ждать неоткуда.

 

Сейчас каждый мировой игрок смотрит на нас и пытается сообразить, что ему делать. Не только США мучительно думают над этим, но и Европа, и Китай с Японией, и мусульманский мир.

Еще в начале 90-х наша ушибленная демократией интеллигенция всерьез надеялась на то, что Америка будет рассматривать «обновленную Россию» чуть ли не как равноправного партнера, и что наши страны будут сообща править миром. И что Россиянию вообще примут в круг западных стран. Мечты болванов не сбылись: Америка лишь цыкнула сквозь зубы на попытки раннего Ельцина вести себя так и окатила россиянцев волной высокомерного презрения. Со свиным вашим рылом – да в калашный ряд? Размечтались. Пошли вон!

После гибели Советского Союза среди части наших патриотов вдруг вспыхнула радужная надежда на союз с Европой. Дескать, европейцы давно тяготятся зависимостью от грубых янки и считают их примитивными варварами. Так почему бы русским не пойти на унию с Европой? У нее – большие деньги и современные технологии. У нас – громадные природные ресурсы и остатки советского военного потенциала, ядерная сила, космодромы и центры производства прекрасной космической техники, которой у Европы нет. Так почему же нам не объединить усилия в противостоянии американскому натиску?

Эти идеи особо рьяно развивал Александр Дугин. Ему до сих пор видится евразийская ось «Россия – Германия», сплочение Континента-Евразии против Острова-Америки.

Но эти идеи, увы – утопия.

 

Европе мы нынешние не нужны. Пообщайтесь с теми же немцами из самых высших сфер германского общества. Они берут лист бумаги и ручку и начинают считать. Вот мы объединились с Восточной Германией, бывшей ГДР, и вот уже десять лет ежегодно вынуждены вкладывать в нее по 80 миллиардов марок. При этом мы не только не смогли сделать восточные земли такими же развитыми, как и западные, но и потерпели полную неудачу в том, чтобы восточные немцы, осси, ассоциировали себя с западными, весси. Несмотря на наши громадные вложения, осси до сих пор голосуют то за коммунистов, то за неонацистов. И это – земли ГДР, где еще в 1990-м году шли грандиозные всенародные гулянья по поводу падения Берлинской стены и воссоединения, где еще недавно сотни тысяч людей бежали на Запад!

А дальше рассуждают так: мы – маленькая Европа. А вот тут лежит огромный медведище – Россия. Если мы с нею вступим в союз, то сколько ж она потребует денег? Тем более, что с конца 1980-х годов Европа, и особенно Германия, делали попытку идти по такому пути. Давали они нам большие государственные и банковские кредиты. Старались вложить деньги в модернизацию промышленности, создание кооперационных производств с советскими производителями.

А каков финал? Европа превратилась в клуб наших кредиторов. Задолженность РФ немецкому правительству и банкам измеряется десятками миллиардов долларов. Иллюзии разрушены. У немецких политиков волосы дыбом становятся. Русские всю Европу погубят и разорят. Именно так они и рассуждают, и плевать им на всякие идеи евразийства и континентального братства. Им бы восточноевропейский барьер от Балтики до Черного моря создать поскорее и время от времени подбрасывать бы «русскому медведю» специальный корм – чтобы не буянил, а спокойно старел и хирел.

Раньше Россия была выгодна им тем, что представляла собой страшного медведя, существование которого позволяло кое-что получать от США. Сейчас медведь впал в немощь, но он хочет кушать, и это для Европы – серьезнейшая проблема.

 

Идея блока с Японией? Надо понимать японцев. Они до сих пор считают, что русские их предали во время Второй мировой войны. Мы, дескать, честно не нападали на Россию, даже когда Гитлер в сорок первом стоял под Москвой, и Сталину пришлось перебрасывать на Запад дивизии с дальневосточных рубежей. Мы не напали на русских, когда вермахт в сорок втором прорвался к Волге и Кавказскому хребту. А вы, русские, на нас напали в августе сорок пятого! Да еще и острова наши забрали и теперь, разбазарив собственную страну, чужого отдавать не хотите. Тоже мне, союзнички нашлись…

При этом японцы крайне прагматичны. Какой, к бесу, союз с Россией? Давайте дадим ей доразвалиться. К чему договариваться с Москвой? И зачем нам Курилы, если мы сможем взять Иркутск?

Наши китайские братья, которых мы вооружили последними достижениями русского военно-промышленного комплекса? Тоже выжидают и посматривают на наши просторы. Им даже ничего захватывать не потребуется. Они просто приезжают к нам и селятся, медленно, но верно захватывая под свой контроль восточносибирскую экономику. Начиная с сельского хозяйства – а далее везде…

Если бы американцы хотели нас развалить, им достаточно было лишь слегка нас подтолкнуть в 1993-1998 годах. Они на это не пошли. США боятся того, что за наш счет усилится Китай, которого они считают главным своим соперником и противником в наступающем веке.

Парадоксально, но сейчас американцы вынуждены охранять нас от преждевременного распада. Потому что они уверены: рухнет Россия – и наследником ее будет не Европа, а Китай, и отчасти – мусульманский мир. В стратегическом плане это Америке совсем не улыбается.

 

Но тут же опять встает вопрос: а дальше-то что с этой Россией делать? Она же больше не выполняет прежних функций. И потому сегодня настает момент, в который должно сформироваться окончательное решение «русского вопроса». Пока его, судя по всему, нет – достаточно посмотреть на метания американских политиков, на всяческие закрытые доклады и аналитические записки их «мозговых центров» и «мыслительных танков» (think tanks).

Не так давно, в начале 2000 года, один из таких сверхконсервативных центров предложил помочь русским строить у себя тоталитарную диктатуру. Потому что, мол, в противном случае происходит китаизация с исламизацией, сложится китайско-магометанский альянс, и у США возникнут весьма серьезные проблемы. В чем соль-то? Китай – это единственная цивилизация, которая уже имеет свою «пятую колонну» на любой территории. В виде китайских общин, своей диаспоры, которая никем не контролируется.

Не будем судить о том, правильна эта точка зрения или нет. Но она весьма показательна. США в 1980-е годы играли на наше уничтожение, и ценой победы в этой игре стал слом системы мирового равновесия. А ведь была эта система достаточно гармоничной. Как Инь и Ян.

Образно говоря, Штатам в 1981 году надоело играть в теннис с русскими, и они решили сыграть в жесткое, силовое регби. Но скоро выяснилось: в теннис-то они играли с противником, с которым можно было найти общий язык, договориться, установить некое цивилизационное единство. Русские в игре с Америкой придерживались неких правил, не переходили границ цивилизационного понимания. С Китаем так не получится. Очень многие американцы сейчас понимают: Китай – это не только другая цивилизация. Это просто другое человечество. И что с ним делать, янки не знают вообще. Вот и хватаются за идею установления в России жесткой диктатуры.

Замысел Штатов, в общем, ясен: пусть в нищей России будет тоталитарная диктатура. Пусть она держит в покорности народ, пусть у нее даже будет ядерное оружие сдерживания и обслуживающая его атомная промышленность. Но чтобы больше никакого «хай-тек», никаких глупостей с прорывными технологиями.

Этакая «тоже страна», полностью зависимая от Америки. Отчасти она послужит каким-то противовесом Китаю, отчасти – поставщиком сырья и площадкой для размещения экологически грязных производств. У этой диктатуры может быть даже вполне патриотическая, великорусская фразеология, она будет постоянно обращаться к великодержавным чувствам русских. И проамериканские диктаторы будут с суровыми лицами возлагать венки к Могиле Неизвестного Солдата у Кремлевской стены, поминать добрым словом Сталина и стоять со свечками в православных храмах, произносить гордые слова о подвиге нашего народа в Великой Отечественной войне и даже изредка поругивать самих американцев.

Но при этом русские будут нищими и продолжат тихо вымирать. Поддержанный из-за океана неототалитаризм просто законсервирует нынешнюю деградацию, переведет нас в режим медленной смерти. Главное – выиграть время, чтобы решить, как поступить с бывшей империей, что делать с остатками ее населения и как осваивать ее территории. Если США еще не готовы сегодня к окончательному решению «русского вопроса», то это отнюдь не значит, что такое положение продлится вечно. Бог посылает русским почти мирную передышку. Нам надо с толком ее использовать.

Потому что передышка не вечна. Потому что завтра неокочевники получат в руки достаточно мощные орудия для войны и окончательного решения русского вопроса. И им уже без надобности будет комедия с «независимой Россией».

 

Глава 2

Парагвайский вариант

 

– Помилуйте, господа! – слышим мы голос въедливого Скептика, свободного от старых предрассудков. – Не пугайте нас войной и вообще оставьте эти бредни старых коммунистов! Что бы вы мне ни доказывали, в нынешние времена силу оружия заменило соревнование в экономической, научной и культурной мощи. Большие деньги сейчас способны решить проблемы сильного стократ лучше, чем сотня танковых дивизий. Переговоры, политические технологии и пропаганда сейчас творят чудеса без больших кровопролитий…

Такие голоса звучат повсюду мощным хором. Эх, этими бы устами – да мед пить! Я очень люблю «Звездный десант» Роберта Хайнлайна, написанный в 1959-м, а особенно – монологи одного из персонажей, отставного полковника Мобильной пехоты – Дюбуа. Сила ничего не решает? Слушая таких сладкопевцев, хочется ответить им словами этого героя, немного изменив их:

– Я уверен, что правители страны под названием Югославия были бы очень рады это слышать. Ведь теперь Югославии больше нет: она получила смертельный удар под бомбами агрессора в 1999-м и распалась два года спустя. Почему бы вам не обнадежить югославов? Что, как не сила, решила судьбу Югославии?

Расскажите об этом в Ираке, в Ливии и Вьетнаме, в Афганистане или Иране…

Всякому, кто исповедует исторически неверную – и полностью аморальную – доктрину о том, что «сила ничего не решает», я посоветовал бы обратиться к духам Наполеона Бонапарта и герцога Веллингтона и обсудить этот вопрос с ними. Дух Гитлера вполне подойдет для того, чтобы рассудить вас, а места в большом жюри могли бы занять, скажем, Дронт, Большая Гагара и Странствующий Голубь. Сила, откровенная сила, решила в истории человечества больше, чем какой-либо другой фактор…

 

Давайте представим себе, что русским удалось совершить чудо – Россия начала воскресать из мертвых. Сошлись под стяги новой идеи русские братья и овладели самыми чудесными технологиями, новыми источниками энергии и невиданными способами развития человеческих способностей. Вот они развернули финансовые потоки, струями бившие из России, обратно в страну – и в ней стали подниматься новые технопарки и сверхсовременные производства. Вот Россия стала мировым прибежищем для самых смелых изобретателей, самых рисковых предпринимателей и самых оригинальных мыслителей. Вот мы становимся поставщиком технологий в страны незападного мира, открывая доступ к космосу и новой энергии арабам и малазийцам, индусам и китайцам, создавая с ними грандиозные совместные предприятия. Да и в самой России русская культура взяла реванш над импортной дрянью, русские стали русскими и принялись трудиться, творить, детей рожать и хорошо их воспитывать. И в стране нашей все больше появляется людей с психическими сверхспособностями – всечеловеков. И вообще в России начинает развиваться мир будущего, Нейромир.

Неужели вы думаете, что в этом случае нас оставят в покое? Что нам позволят развиваться так, как мы захотим? Что нам вот так дадут конкурировать на мировом рынке с западными корпорациями? Россия, которую мы хотим видеть, которую одни из наших единомышленников называют Китежем, а другие – Третьим Римом – такая Россия смертельно опасна для новых кочевников. Само появление такой цивилизации на одной шестой части суши станет самым сокрушительным поражением Вечного рейха и всего проклятого рода новых кочевников в их мировой войне за порабощение всех землян. Такая Россия безнадежно сломает планы нашего врага, она создаст мир, в котором неокочевники просто-напросто не смогут жить, вымрут, словно динозавры. Такая Россия породит новый мировой порядок, в котором исчезнут все рычаги, делающие неокочевников господами нынешней жизни: потоки лжи и подлости, искусственно дорогой научно-технический прогресс, монополия на него Запада, зависимость огромных территорий планеты от дефицитного сырья. Вся глобализация на американский манер в этом случае полетит к черту, а сила доллара побледнеет перед мощью русского интеллекта.

В этом случае, читатель, нас ждет самая настоящая, «горячая» агрессия. С бомбами, налетами с воздуха и высадками спецназа. И у этой войны – очень веская причина. Это – убийство потенциального конкурента.

В двухтомном «Третьем проекте» нам, потратив два года упорного труда, вместе с друзьями удалось вывести формулу невозможного: ухода России от смерти и распада. В «Третьем проекте» мы обрисовали новую стратегию, стратегию прорыва нашей страны в новую эпоху, названную в книге нейромиром. В этом мире русские способны стать первыми и нанести смертельный удар новым кочевникам, опередив США в гонке за вступление в новую эру. Мы исследовали те предпосылки для прорыва, которые уже сегодня есть у русских.

Но отсюда же следует и очень тревожный вывод, друзья-читатели. Ведь если русские начнут прорыв в новую эпоху, уходя в самую голову мировой гонки, если неокочевники почувствуют угрозу своему могуществу, то по нам тут же неминуемо нанесут удар. И удар этот скорее всего будет военным.

 

Не думайте, что мы преувеличиваем. История знает не один кровавый пример того, как страны, которые осмеливались нарушить планы могущественных гегемонов мира, жестоко наказывали за попытки развиваться по своему разумению. Просто о таких эпизодах мировой хроники почему-то не любят говорить.

Начнем с событий полуторавековой давности. Что представляет собой сегодняшний Парагвай? Нищее захолустье даже по латиноамериканским меркам. А ведь к 1862 году эта страна была самой развитой страной Южной Америки. Но ее подвергли самому жестокому геноциду.

А дело было вот как. После Наполеоновских войн англичане, как и американцы после 1945 года, начинают экономический передел мира. Побежденные европейской коалицией французы успели нанести смертельный удар по Испанской и Португальской империям, которые владели огромными землями Латинской Америки. Не было тогда еще ни Мексики, ни Колумбии, ни Эквадора с Боливией, ни даже Бразилии, равно как и всех других латиноамериканских стран. Испанцы, например, создавали эти колонии, развивали там промышленность и защищали их рынок от проникновения дешевых английских товаров, от экспансии английского (а, вернее, еврейского) банковского капитала. Но Наполеон, разорив саму Испанию, породил сепаратистское движение в Южной Америке. Под знаменами демократии, на манер французской революции.

Конечно, вожакам сепаратистов на всю эту демократию наплевать было. Просто им, как и главам республик СССР, хотелось самим стать хозяевами в своих вотчинах, самим распределять бюджеты, земельные угодья и собственность, торговать сырьем и жить в президентских дворцах. Это движение охотно поддержали англичане. Южная Америка пережила серию жестоких гражданских войн, отпав и от Испании, и от Португалии. Политическую независимость завоевали – а вот экономически попали в самую полную зависимость. Именно с тех пор латиноамериканцы ассоциируются с опереточными генералами-диктаторами, с нищетой людей, с дикой коррупцией и неразвитостью. Но англичане выиграли: новые государства просто завалили их дешевым сырьем и золотом, покупая у англичан все: и потребительские товары, и машины, и корабли, и оружие, и даже брусчатку для мощения улиц. Все велось по уже хорошо знакомой нам формуле: если мы сегодня за импортный компьютер должны отдать три-четыре тонны нефти, то тогда латиносы за манчестерское сукно отдавали горы леса, золота, хлопка, мяса. Особенно богатели первые люди в Англии – еврейские банкиры клана Ротшильдов. Да и молодые США очень скоро присоединились к этому грабежу. Потом они даже вытеснят британцев из этой части света. Но в середине XIX века британцы и американцы работали сообща.

К тому времени латиноамериканские режимы вовсю воровали, сменялись в переворотах, брали взятки и грабили собственные народы. Но только одна страна стояла особняком: гордый Парагвай – там стала развиваться индустриальная цивилизация, которая никак не служила Западу источником дешевого сырья и бросовой рабочей силы. А ведь Парагвай всегда был самой глухой, самой неразвитой провинцией Испанской империи, в людях которой было больше индейской крови, чем иберийской!

Парагвайцы силой оружия отбили попытку тогда еще молодой Аргентины осчастливить себя демократией. Во главе их с 1810 года стоял Хосе Франсиа, образованный правовед. Именно он стал диктатором Парагвая, отбившим все попытки аргентинцев присоединить страну к себе. А дальше, читатель, мы процитируем статью, которую скачали с сайта газеты «Спецназ России».…Естественно, западным приватизаторам это не нравилось, и уже в марте 1820 года был раскрыт инспирированный зарубежными спецслужбами заговор, во главе которого стояли в основном помещики и высшие офицеры. Франсиа реагировал молниеносно. Руководителей заговора расстреляли. Распоряжением верховного диктатора были высланы из страны все граждане Испании и на два года полностью прерваны отношения с внешним миром. За это «мировое сообщество» заклеймило Франсиа как кровавого тирана, хотя на самом деле за годы его правления преследованиям властей подверглись всего около 1000 человек, из них 68 были расстреляны, а остальные отделались тюрьмой или высылкой.

Чрезвычайное положение, введенное после раскрытия заговора, позволило практически покончить с терроризировавшими население преступными шайками. Резкое сокращение импорта компенсировалось расширением отечественного производства… Снижение налогов на производство стимулировало развитие государственной промышленности. В массовом порядке создавались школы. Парагвай стал единственной страной Южной Америки, где существовало всеобщее бесплатное начальное образование.

Располагая неограниченной властью, глава государства ни разу не использовал ее в целях личного обогащения. Жалованье, установленное ему Конгрессом, он сначала урезал, а потом и вовсе от него отказался, предпочитая жить за счет сбережений, сделанных еще до прихода к власти. Неудивительно, что авторитет Франсиа, получившего в конце жизни от народа неофициальный титул – Верховный (El Supremo), был абсолютен. Когда же 13 октября 1840 года, простудившись во время верховой прогулки, 74-летний диктатор скончался, по всей стране люди рыдали так же, как и 112 лет спустя плакала Россия, узнав о смерти другого Верховного, Иосифа Сталина.

После смерти Франсиа во главе парагвайского государства стал другой известный адвокат, сын бедного сапожника, Карлос Лопес. Поскольку внешняя угроза к тому времени ослабла, новое правительство открыло границы, установило дипломатические отношения с большинством стран мира и стало бурно развивать международную торговлю…

Быстро развивалась страна и при сменившем скончавшегося в 1862 году К. Лопеса его сыне, Франсиско. Его стараниями Парагвай превратился в самую передовую страну Латинской Америки. В ней были богатые, но не было нищих и почти отсутствовала преступность. Парагвай полностью обеспечивал себя тканями, бумагой, стройматериалами, оружием и боеприпасами. Действовала одна из первых в Южной Америке железных дорог, работала телеграфная связь, национальная валюта была устойчивой, как ни в одной другой латиноамериканской стране, а внешнего долга не было вообще.

Существование южноамериканского государства, не позволяющего себя грабить, подрывало все мыслимые устои. Когда же президент соседнего Уругвая решил последовать этому примеру и ограничить произвол английских и американских корпораций, терпение «мирового сообщества» лопнуло.

Действующий по указке Англии и США бразильский император Педро II 10 августа 1864 года объявил войну Уругваю и захватил его столицу Монтевидео. Так как через этот порт осуществлялась вся внешняя торговля Парагвая, его захват враждебным государством автоматически приводил к экономическому удушению страны.

Президент Лопес был вынужден начать военные действия против Бразилии. Овладев бразильскими пограничными крепостями, парагвайские войска двинулись в южном направлении, чтобы соединиться с остатками армии Уругвая. Успешно начатое наступление провалилось из-за предательства командующего экспедиционным корпусом генерала Эстигаррибии. Изменник завел свой 8-тысячный отряд в ловушку в городе Уругваяна, где тот был окружен и уничтожен 30-тысячной бразильской армией…

1 мая 1865 года Бразилия, Аргентина и оккупированный Уругвай заключили договор о союзе против Парагвая, и в марте 1866 года вторглись на его территорию. Исход войны казался заранее решенным. Страна была полностью отрезана от внешнего мира, ее население составляло 1,4 миллиона человек, в то время как одна Бразилия имела свыше 10 миллионов при неограниченной военной помощи Англии, Франции и США. По планам «Тройственного союза» война должна была завершиться не позже, чем через 3 месяца… «…Событие, занесенное в знаменитую книгу Гиннесса, по гнусности и лицемерию намного превзошло нацистский террор, но до сих пор успешно замалчивается во всех учебниках истории. С 1864 по 1870 годы мировое сообщество в составе Британской империи, Франции, США, Бразилии и Аргентины истребило 85 процентов населения маленькой латиноамериканской страны Парагвай.

Чудовищная бойня открыто оплачивалась международным банкирским домом Ротшильдов, тесно связанным со знаменитым британским банком «Бэринг бразерс» и другими финансовыми структурами, где традиционно ведущую роль играли соплеменники Ротшильда. Особый цинизм геноциду придавало то, что проводился он под лозунгами освобождения парагвайского народа от ига диктатуры и восстановления в стране демократии. По существу, «мировое сообщество» впервые опробовало здесь схему, в последний раз примененную против Югославии и ныне готовящуюся для России. Реальные же причины, как обычно, оказались сугубо экономическими…»

«…Основная борьба развернулась за крепость Умайту – центральный пункт всей парагвайской обороны, названный за стойкость защитников южноамериканским Севастополем. Многократные атаки интервентов захлебнулись, а несколько их отрядов были разбиты смелыми контрударами парагвайской армии. Тогда бразильское командование решило обойти Умайту с севера. Новая бразильская армия почти год продиралась сквозь джунгли. Не имея свободных войск, Лопес бросил на них отряд женщин. В сражении при Корумбе лихие девчата вместе с гарнизоном крепости полностью разгромили оккупантов, загнав их в болото, где незадачливых вояк прикончила тропическая лихорадка.

Не сумев добиться победы силой, интервенты сделали ставку на измену. Американский посол Уошборн организовал заговор с целью свержения Лопеса. И опять ничего не вышло. Заговор раскрыли, посла с подельниками выслали. Правительство США обещало их наказать и, естественно, соврало.

Пришлось опять штурмовать Умайту. В бой бросали всех, кого могли. Армия интервентов пополнялась бразильскими рабами, которым обещали свободу после окончания войны, иностранными наемниками и бандами боевиков бразильских и аргентинских помещиков. Из Европы и США шел непрерывный поток оружия: новейшие винтовки, пушки и, главное, мощные мониторы с броней, неуязвимой для парагвайской артиллерии. В августе 1868 года после 30-месячной осады Умайта пала. Спустя еще четыре месяца главные силы парагвайской армии были разбиты и оставили столицу страны Асунсьон.

Разгром армии не означал конца боевых действий. Лопес увел остатки своих отрядов в горные районы Кордильер и перешел к партизанской войне. Против оккупантов поднялось все население. Каждую деревню приходилось брать штурмом, после чего всех жителей, включая детей, обычно вырезали…

Последнее сражение парагвайской войны произошло 1 марта 1870 года в ущелье Серро-Кора. В неравном бою отряд Лопеса был полностью истреблен. Последними словами раненого президента были: «Я умираю вместе со своей Родиной!» За шесть лет войны население Парагвая с почти полутора миллионов уменьшилось до 221 тысячи. Из оставшихся в живых лишь 29 тысяч составляли взрослые мужчины, включая стариков и инвалидов. Война закончилась. Воевать стало не с кем.

Лишившаяся половины территории обескровленная страна превратилась в жалкую англо-американскую полуколонию, известную сегодня одним из самых низких в мире уровней жизни, разгулом наркомафии, огромным внешним долгом, полицейским террором и коррумпированностью чиновников. У крестьян отняли землю, отдав ее кучке помещиков, приехавших в обозе оккупантов. Впоследствии они создали партию «Колорадо», до сих пор правящую страной во имя интересов доллара и дядюшки Сэма. Демократия восторжествовала…»

Так была уничтожена парагвайская попытка построить свою, самобытную цивилизацию, которая не вписывалась в планы финансово-ростовщической мафии позапрошлого века – этого предка Вечного рейха.

 

Очень красноречивая история, не правда ли? Если немного поразмыслить, то можно обнаружить и другие примеры. Скажем, Германия первой половины XX века обладала возможностью развернуться в весьма самобытную цивилизацию. Немецкие физики, конструкторы и инженеры в ту пору восхищали весь мир. Первыми в истории немцы создали автомобильную промышленность и наладили производство цельнометаллических дирижаблей-цепеллинов. Их электротехника и радиопромышленность поднялись на высочайший уровень. Именно немцы в числе первых вели исследования по овладению атомной энергией, при Гитлере выбирая путь тяжеловодных реакторов. Немцы первыми в мире создали полноценную реактивную авиацию, построили первые вертолеты, сконструировали баллистические ракеты, вплотную приблизились к возможности полетов в космос. Именно их инженер Ойген Зенгер в 1942-м спроектировал многоразовый воздушно-космический самолет.

Но в результате очень умелой полигики США эта самобытная цивилизация погибла. И теперь при всем своем достатке и богатстве Германия технически на целую эпоху отстает от США, она не лидирует в области создания новейших технологий, а ее образование, претерпев американизацию, перестало давать стране гениальных ученых. Теперь немцы – не конкуренты американцам.

Третий пример – это мы. Русские во второй половине XX века тоже стали развиваться в самобытную цивилизацию. Уступая Западу по части бытовых удобств и потребительских благ, мы тем не менее создали несколько прорывных направлений, которые грозили развернуть на полную мощь. Можно сказать, русские избрали энергетическо-технологический путь прогресса взамен информационно-технологического пути Запада. Мы смогли создать независимые от остального мира машиностроение, ядерную, авиационную и космическую промышленности, биотехнологию, мы создали условия для появления новых видов топлива, летательных аппаратов, оригинальных транспортных систем, медицины. У нас сформировалась своя технологическая пирамида, практически несовместимая с западной, и она влияла на развитие огромных районов Земли, ломая западные планы.

Теперь же, всего полтора десятка лет спустя, эта техноцивилизация практически разрушена.

Впрочем, можно взять примеры масштабом помельче. Какая арабская страна в 1991 году выступала самой технологически развитой? Ирак. Что с ней сделали? Разгромили в ходе двух воздушно-космических наступательных операций в 1991 и 1998 годах. Еше в начале 1980-х самой продвинутой страной Южной Америки была Аргентина. У нее имелись и ядерная промышленность, и авиастроение. Где все это? Начисто уничтожено либеральными реформами 1990-х. Демократизация под американскую диктовку разрушила научно-промышленный комплекс наиболее развитой страны Черного континента – Южно-Африканской Республики. Реформы, сепаратизм и война привели к гибели высокоразвитой югославской цивилизации. А деградация некогда сложных производств на обломках СССР, на Украине, в Закавказье и на Северном Кавказе? А гибель компьютерной индустрии в Болгарии? А попытки США задушить развитие Ирана, Малайзии, Индонезии?

Получается вполне солидный перечень. Уничтожение тех, кого приговорили к неразвитию, убийство альтернативных Западу моделей – это не сказка.

 

Давайте дадим волю воображению и представим рождение действительно новой России.

Вот в нашей стране начат «технологический беспредел» и создаются образцы техники, которая под корень, как класс, уничтожает целые отрасли старой промышленности, заменяя их собой. Новые русские товары продаются через Интернет по всему свету. И вот крупнейшие нефтяные корпорации обнаруживают, что скоро они станут ненужными мастодонтами, что их власть над целыми частями планеты рушится. То же самое чувствуют компании, делающие сверхдорогие лекарства, автомобили, массу оборудования для промежуточных стадий индустрии. Западные финансисты сталкиваются с какими-то немыслимыми конкурентами, обладающими фантастическими способностями к предвидению. Сам окружающий мир, которые эти магнаты считали покоренным, вдруг начинает рассеиваться, а в проступающем пейзаже новой эпохи их самих уже нет. Ни «Шеврона», ни «Экссон», ни «Ай-би-эм» и «Саломон Бразерс»…

Неужели вы думаете, что они вот так просто сдадутся? Ведь источник угрозы их жизни находится даже не в родных США, а в какой-то России…

Тогда нас ждет война, которую американские правители готовят уже сегодня по плану «Единая перспектива-2010». И потому русским надо быть начеку, уже сегодня готовясь к отражению агрессии самого сильного и коварного на Земле врага.

Мы не должны повторить судьбу Парагвая.

 

Даже без гонки в Нейромир сегодняшняя Россия представляет немалую опасность для США и неокочевников, поскольку не вписывается в их планы.

Сегодня стало модным считать страны, которые поднимаются, при этом не горя любовью к Америке, и которые хотят бросить ей вызов. Тут вам и Китай, и Индия, и Иран. В этом же списке числят Индонезию и Малайзию.

Но заметьте: при всей решительности и волевом порыве правящих в тех царствах-государствах элит им еще очень многого не хватает. И образовательного уровня народа, и важнейших отраслей: авиастроения, космической индустрии, сложного машиностроения, ядерной индустрии, мощного оборонного комплекса.

А мы, русские, несмотря на утраченное величие, все эти отрасли уже имеем. Мы уже заплатили большую цену за их создание. Мы еще умеем летать в космос и строить различные модели самолетов, от маленьких авиеток до суперистребителей – вторыми после США во всем мире. У нас есть развитая ядерная отрасль, которая даже сейчас выбивает американских конкурентов с восточных рынков. Наша оборонка уже сегодня поставляет свои высокие технологии на Восток, участвует через посредников как субподрядчик в космических программах Европы, Китая и Южной Кореи.

Не верите? Поинтересуйтесь, за что США в 1998-1999 годах ввели санкции против наших «Главкосмоса», Московского авиационного института, Химтеха и Научно-конструкторского института энерготехники. Экспорт русских технологий, хотя и не всегда, идет во благо самой России и, не каждый раз принося деньги сами ученым, тем не менее ускоряет развитие незападного мира. И это воспринимается американскими вождями как большая угроза.

А если конкурент есть, то можно предпринять попытку его убийства и разгрома. Если Россия восстанет из пепла, то ее снова постараются стереть с лица земли. Но на этот раз очень быстро и жестоко, потому что времени, в отличие от XX века, у наших врагов мало, а способы, какими они без горячей войны уничтожили СССР, уже неэффективны. Если русские больше не ловятся на старые идеологические удочки, то придется убивать их настоящим оружием.

И потому мы написали книгу о возможной войне и о том, как нам, русским, в ней победить. Да-да, вы не ослышались – именно победить. Одержать верх над неизмеримо более богатым и сильным врагом.

Будущей войне мы посвящаем эту книгу.

Лирическое отступление: Так говорили Рахлин и Берков…

И тут в нашу книгу с белыми от бешенства глазами врывается Демократ, пытаясь запустить в нас тонким томиком «Избранных сочинений Анатолия Чубайса»:

– Как вы смеете обвинять в кровожадности самую прогрессивную страну мира, проклятые мракобесы! Кто поверит вашим бредням о том, что американцы будут бомбить Россию, едва она начнет усиливаться экономически и развивать технологии, которых нет в США? Да американцы – это наши друзья и союзники! Благородные люди! Сажать вас надо в тюрьмы, разжигатели войны!

Объединенными усилиями скрутив Демократа, мы усаживаем его в кресло и выдерживаем первые три минуты бессвязных воплей и угроз. Наконец, он, выбившись из сил, стихает.

А вы читали, дорогой Демократ, бестселлер Тома Клэнси и Стива Печеника «Оперативный центр», вышедший в 1995-м?

Нет… А что?

В этой книжонке американские ВВС готовы покарать всякого, кто осмелится оспорить власть звездно-полосатой страны. СССР нет, а Россиянию Клэнси вообще в расчет не принимает. Но какая ненависть к русским пылает на этих страницах!

«Но цивилизованная Америка не могла обращаться с другими так, как они обращались с ней. Америка всегда играет по правилам. И в этом ее главное отличие от монстров типа Третьего рейха или Советского Союза». (Это о том, что якобы нельзя первыми бомбить страны, враждебные США).

Интересные слова авторы вкладывают в уста Беркова (сокращенное от Беркович), советника президента США, о том, что ждет Ливию, Иран и Ирак в случае действий против янки.

«В таком случае, – рявкнул Берков, – мы превратим Тегеран, Багдад и Триполи в кратеры, которые будут хорошо видны из космоса!» – И это было написано за шесть лет до 11 сентября 2001 года. А с Берковым в сем романе соглашается директор ЦРУ – Ларри Рахлин (Rachlin).

Я всегда подозревал Клэнси в том, что он – скрытый антисемит! – бормочет Демократ, силясь развязать спутанные руки. – Я знаю: он специально пишет такие романы, чтобы их перевели в России и с его помощью разжигали русский фашизм…

Ну, вы явно горячитесь! – поправляем его мы. – Хотя не можем не согласиться с тем, что у Клэнси, на романах которого воспитывается боевой задор нынешних США, царствует просто какой-то ветхозаветно-иудейский дух военной жестокости.

– А я так и не понял, почему художественные вымыслы вашего Клэнси должны подтвердить ваш совершенно националистический вывод о том, что американцы уничтожат поднимающуюся Россию так же, как Парагвай. Вы что, ставите россиян на одну доску с такими бандитами, как иракцы или иранцы?

– Да нет, дорогой Демократ, у нас несколько иной ход мыслей. И мы его сейчас изложим. Тем более, что у Клэнси нет никакого вымысла. Он просто излагает агрессивную доктрину США 1990 года, которая пережила второе рождение после сентября 2001 года.

 

Логика нынешней Америки отличается поистине ковбойскими простотой и откровенностью. А попросту – неприкрытым цинизмом пополам с откровенным бандитством. В 1990 году, когда СССР корчился в предсмертных муках, команда президента Буша-старшего смекнула: Америка остается единственной сверхдержавой планеты, обладателем самых сильных финансов и военных кулаков. Все остальные страны пугливо забились по своим углам. И Америке нужно как можно дольше сохранить сложившееся положение. Иначе к чему тогда были все эти затраты на уничтожение Советского Союза?

А если так, то главным смыслом всей американской политики становится превентивный удар по всякому, кто только пожелает высунуться из отведенного ему угла и бросить вызов Америке. Как только возникает перспектива, что какая-то страна или группа стран начинает развиваться так, что в будущем сможет составить конкуренцию США, их следует «мочить» и ослаблять, дабы сохранить американскую монополию на глобальную силу. А вернее, монополию уже не американцев, а, как мы считаем, Вечного рейха новых кочевников, Античеловечества. «Мочить» же можно, как мы уже выяснили, самыми разнообразными способами, включая и бомбовые удары.

Проект такой стратегии разработан еще в 1990-м году маленькой группой, в состав которой входили и замминистра обороны Пол Вульфовитц, и сподвижники тогдашнего вице-президента США Дика Чейни Льюис Либби и Эрик Эдельман и примкнувший к ним Залмэй Хэлилзад (американский неокочевник афганского происхождения – Халил-заде). Именно последний в своей книжечке «От сдерживания – к глобальному лидерству» откровенно написал о том, что США должны предпринимать «любые превентивные действия» против каждой страны, чтобы не допустить появления в мире державы, способной в обозримом будущем соперничать с Америкой. «Для предотвращения такого развития событий США должны проявить волю и, в случае необходимости, использовать силу» (Доклад центра «Намакон». – Завтра, № 43, 2002).

Таким образом, маски оказались сброшенными. Полетели на пол за ненадобностью все красивые слова о защите демократии и правах человека. Все теперь – просто и ясно. Мы, сидящие в Северной Америке, – отныне хозяева мира, и мы присваиваем себе право убивать каждого, кто покажется нам опасным. Для этого есть право на превентивные, т. е. упреждающие войны. На такие же, какие в свое время вел Гитлер. Но уже на более высоком уровне и в глобальном охвате. При этом мы здесь, в Америке, присваиваем себе исключительное право судить: кто опасен, кто – плохой, а кто – хороший.

Раньше это называлось агрессивным милитаризмом, фашизмом, преступлением против человечества, и раньше за это вешали в Нюрнберге. Сейчас это называется глобализацией, торжеством демократии, и за это не вешают. Потому что пока некому вешать.

Двенадцать лет назад проект стратегии «превентивного удара» вызвал скандал. Но после таинственных событий 11 сентября 2001 года американские гуманисты получили полную свободу рук. Теперь новая Стратегия национальной безопасности США возвела циничный разбой в ранг закона. Тем более, что писали ее те же лица, что и в 1990-м году. Эта стратегия гласит: в борьбе с «международным терроризмом» допустима превентивная война. При этом не надо ждать, когда террористы нанесут удар – их нужно уничтожать загодя. Понятное дело, именно США и определят, кто на сегодня – террорист, и кто созрел для того, чтобы его бомбить. В том числе – и ядерными боеголовками. А борьба с терроризмом – это только предлог. Хозяева США уже не скрывают, что намерены «мочить» всякого, кто не хочет идти по светлому пути американского образа жизни, кто не восторгается Америкой и не хочет ей внимать с благоговением и трепетом.

Уже столько раз цитированный нами американский интеллектуал Дж. Аркилла сказал примерно следующее: для сохранения США мирового лидерства понадобится применение воздействия то в одной, то в другой точке земного шара. Главное – правильно определить эти точки, а уж повод для применения силы можно подыскать потом. Кого-то обвинят в поддержке террористов, кого-то – в нарушениях прав человека, кого-то – в супружеской измене. С американским пропагандистко-мозгопромывальным аппаратом найти оправдание для применения силы – пара пустяков.

А это значит, читатель, что мир ждет череда агрессивных операций со стороны американских правителей. Обратится эта агрессия и против нас, русских.

 

А почему вы так уверены в том, что Россия непременно окажется в конфронтации с Америкой? Ведь сегодня у нас наблюдается полная солидарность с американцами в борьбе с террористами, президенты обеих стран доверительно общаются, а Буш приглашает Путина на свое ранчо! – возражает Демократ.

А вы знаете модное нынче словечко «геополитика»? И чем геополитика отличается от политики?

Слышать-то слышал, а вот разницу так и не уловил.

А зря. Если вы почитаете классиков геополитики, то поймете их главную мысль. У каждой великой страны есть свои национальные интересы, и она всегда им будет следовать, невзирая на то, какой у нее политический и экономический строй. Хоть капитализм, хоть коммунизм, хоть феодализм. Артур Шлезингер-младший в своих «Циклах американской истории» приводит остроумный пример. Давайте представим, пишет он, что в 1980-м году на карте мира есть СССР, и есть Соединенные Социалистические Штаты Америки. И хотя у обоих государств вроде бы один строй, все равно они сцепляются в противоборстве, и американцы изо всех сил стремятся сохранить господство в районе Персидского залива, и строят авианосцы против русских. Почему? Потому что остались неизменными национальные интересы, которые у океанской Америки в корне противоречат устремлениям материковой России.

К чему мы это говорим? К тому, что скорее небо упадет на землю, а великая река Амазонка потечет вспять, чем американцы сольются в великой любви с русскими. Нашего президента хлопают по плечу и кормят барбекю на техасском ранчо лишь потому, что Москва сама ломает мощь своей страны и делает ее неопасной для США. Пока в Москве ведут политику деградации России и уничтожения собственного населения, пока наши правители уступают американцам все новые и новые позиции на глобусе, пока послушно кормят дешевым газом откровенно прозападные режимы в Киеве, Кишиневе и Тбилиси – нас будут хвалить и называть «равным партнером».

Но как только русская политика изменится в сторону наших коренных интересов, как только русские начнут поднимать свои высокотехнологичные отрасли экономики, оберегать и преумножать свой народ, как только примутся богатеть и отвоевывать рынки сбыта, как только в океан выйдут новые русские корабли, а в космос – современные русские аппараты – все моментально изменится.

Поэтому не стоит обольщаться тем, что Берков и Рахлин у Клэнси разглагольствуют о персах и арабах. Эти слова относятся и к нам. Подождите – еще какой-нибудь Берков или Халилзад посулят превратить Саратов, Самару или Питер в кратеры. А повод для этого всегда найдется. Например, попытка русских проявить имперские замашки и подавить какую-нибудь новоявленную республику клана Синего Орла, решившего возродить давние культурные традиции человеческих жертвоприношений и рабства после 70 лет коммунистического варварства. Особенно если эти синие орлы объявят своей собственностью какие-нибудь очень нужные США месторождения.

Ведь нынешнее время тем и «славно», что наверх вырвались самые темные и жуткие суеверия, что началось новое пришествие Темных Веков. И это время родило новый тип политика, который ради власти пойдет на разрушение всего, примет любое обличье и любую веру. И неизбежно начнет искать поддержку у Америки…

 

Вы хотите доказать мне, что США станут уничтожать всякого, кто старается развиваться и осуществлять технологические рывки? – не унимается Демократ. – Но вы в главе «Парагвайский вариант» все время оперировали примерами стран с диктаторскими и тоталитарными режимами. Старая Аргентина, Ирак, Иран… А у нас ведь – де-мо-кра-ти-я! У нас президентов выбирают, у нас – многопартийность и есть парламент!

Полноте, гражданин Демократ! Слово «демократия» в России 2000-х годов все более звучит насмешкой. А почему у нас такие примеры получаются? Все очень просто. Уже в XX веке те страны, которые по тем или иным причинам отстали в технико-экономическом отношении от США и Западной Европы (или были отброшены назад войнами и революциями), волей-неволей наверстывали упущенное путем мобилизации всех на циональных сил. А самым эффективным инструментом для этого становился жесткий политический режим, потому что приходилось заставлять свой народ работать на завтрашний день, не давая ему транжирить деньги попусту: на балаганы «выборов», на заграничные кутежи и роскошь верхушки, на всякие там вино-казино, импортные тряпки с побрякушками и прочую ерунду.

Именно так обеспечил космический рывок России Сталин. Именно таким путем пошли в Италии, Германии и Японии в 1920-1930-х годах, когда и немцы, и японцы, например, оставляли капиталистам-хозяевам заводов всего 5-10 процентов прибыли для личного обогащения, остальное принуждали вкладывать в обновление производства и в высокие зарплаты рабочим. Это, конечно, жестоко, но зато эффективно срабатывает.

Затем тем же путем пошли новые индустриальные страны, и власть Хусейна в Ираке, например, сделала свою страну самой развитой в арабском мире, вплотную подведя ее к выходу в космос и овладению ядерной энергией, сформировав целую армию талантливых инженеров и ученых. Впрочем, примеры отнюдь не демократических Китая, Тайваня, Сингапура, Южной Кореи – из той же серии. Правящие генералы в Сеуле много лет пресекали попытки народа жить, пользуясь красивыми импортными товарами, заставляя покупать только отечественное, и при этом приговаривали: «Хочешь жить красиво? Научись сам делать машины и электронику». И что же? Попытка увенчалась успехом.

История всего XX века убедительно доказала, что соединение недемократической, стабильной и твердой власти с экономической свободой творит чудеса. Особенно если такая власть обладает ясным проектом будущего. Когда после 11 сентября 2001 года капиталы побежали из впавшей в кризис американской экономики, некоторые россиянские «аналитики» всерьез рассчитывали на то, что эти деньги прибегут в экономику РФ. Но как бы не так! Они пошли в экономику Китая – туда, где нет идиотских выборов каждые четыре года, где царствуют дисциплина и порядок, где власть всегда держит слово и может гарантировать инвесторам неизменные условия на много лет вперед. А Россияния со всеми своими «рыночными законами» оказалась с во-от такушим носом!

Если сравнивать нас с «китайским чудом», то в России после 1991 года поступили ровно наоборот – стали строить демократию. Результаты этого новаторства – налицо. Коммунистический Китай нынче смотрит на русских как на бедных родственников, принимает Президента РФ Путина как лидера второразрядной страны и даже – верх позора! – дает Москве кредиты на покупку китайских технологий.

Россияне в начале 1990-х страдали одной иллюзией. Унаследовав от СССР огромный технологический задел, ВПК и прекрасные технологические проекты, аналогов которым в мире нет по сию пору, они устроили у себя амери-каноидную «демократию» и стали ждать, когда сюда набегут с несчитанными долларами американские инвесторы, и станем мы строить здесь новейшие самолеты, и термопланы с экранопланами, и лекарства делать, каковые заменяют собой целые отрасли мировой фармацевтики. На американские, стало быть, деньги. Но очень быстро умные смекнули: американский капитал никогда не пойдет на проект, в котором от него требуются лишь деньги, а русские целиком обеспечивают технолого-промышленную часть. Потому что американцы – не такие дураки, чтобы за свой счет вскармливать себе конкурента. Они гораздо охотнее разрушат у русских и промышленность, и оригинальные научно-технологические школы, заменив Все на свои технологии. Пусть они и хуже – зато свои.

Вот почему те, кто нынче быстро развивается, как правило, не страдают демократией у себя дома. Потому что именно жесткая власть позволяет взять прибыли от вывоза нефти и прочего сырья и вложить их в отрасли завтрашнего и послезавтрашнего дня. И тот же Ирак 1970-1980-х, получая от продажи нефти миллиарды долларов, превращал их не в золотые унитазы нуворишей, а в новейшую промышленность и волоконно-оптические линии связи, в тысячи высококлассных ученых и инженеров.

В США это прекрасно понимают. А поскольку весь смысл их политики сводится именно к тому, чтобы остановить развитие незападного мира, не дать России подняться и тем самым предотвратить возникновение конкурентов, то они «мочат» всех, кто не желает принимать «импортную демократию». Любого можно уничтожить, обвинив в недемократичности внутренней жизни. Россия «колониальную демократию» приняла и теперь стремительно скатывается на положение новой Африки. Оно и понятно: «импортная демократия» со всеми этими выборами-спикерами-президентами делает любую страну коррумпированной, дебильной, неспособной воплощать любые крупные проекты и полностью подвластной американским игрокам. Да еще и приводит к утечке огромных денег в американские финансовые центры, как мы уже убедились на своем опыте.

Вот поэтому-то все приведенные нами примеры убитого американцами развития относятся к недемократическим государствам. Вот почему и нас будут бить, едва мы действительно начнем развиваться.

 

Вот почему мы советуем вам, дорогой читатель, почаще вспоминать слова литературных Беркова и Рахлина, примеряя их к нынешней России.

– Да что вы страсти-то нагнетаете? – скажет нам Новомодный россиянский патриот с триколором в петлице. – Впервой, что ли, России из передряг выпутываться? Разве первый раз нам так плохо?

Именно что первый! Так плохо, как сегодня, нам не было никогда.

Россия видела немало бед. Мы могли голодать, рвать друг друга зубами в яростных свалках гражданской войны или погибать под пулями захватчиков. Мы очень часто оказывались израненными так, что, казалось, вот-вот рухнем. Так было в Смуту 1600-х годов, в смуту начала XX века и при гитлеровском нашествии. Но никогда Россия не распадалась на части так надолго, как это случилось в 1991-м. Никогда еще так умело не разжигалась взаимная ненависть между тремя великими ветвями русского суперэтноса – великороссами, украинцами и белорусами. Никогда еще в дополнение к ранам мы не получали такого заражения всего национального организма, такого поражения наших источников жизни и развития, такого морального удара. Еще никогда русские, потерпев поражение, не подвергались такому действию ментального и консциентального оружия, еще никогда не считали собственное государство худшим из всех возможных врагов, еще не испытывали такого комплекса национальной неполноценности!

Даже в годы разгула репрессий и гитлеровского нашествия страна сохраняла волю к жизни. Она рожала детей и воспитывала их. Она сохраняла мощные центры научного поиска, творчества и производства. Она не теряла веры в себя. Даже во время гитлеровского нашествия свободной от врага оставалась большая часть страны, и там сохранялись и наука, и производство, и образование.

А теперь? Вера потеряна. Кризис поразил науку и творчество в каждом уголке страны. Самая развитая промышленность в стране зарезана. Образование корежат и перемалывают с удивительной быстротой. Воля к жизни и борьбе утрачена у большинства. Еще никогда власть в России не принадлежала таким откровенным предателям и безвольным ничтожествам, такому дурачью и серости. Мы даже свой родной язык теряем, переходя на уродливый американизированный воляпюк. Подавляющая масса даже от своего имени отказалась, послушно повторяя слово «россияне» и стесняясь назвать себя русскими.

Все русские сегодня оказались зажатыми на опасном пятачке. Все – и генерал, и рядовой, и богач, и бедняк. Богатых Вечный рейх выжмет и выбросит. Бедных – проредит, уменьшит в числе и превратит оставшихся в экономических скотов, рабов Глобализации. И нечего нам сегодня хорохориться, питать глупые иллюзии и грызться между собой – нужно сообща думать, как спастись и не попасть в зубы самого страшного Зверя. Думать о том, как бы и на месте наших городов не зазияли опаленные кратеры.

А как это сделать? Мы на эту тему и писали книгу. Прежде всего – начинать становиться умственно и нравственно самостоятельным, начинать анализировать и вырабатывать собственную позицию, выбирая служение России и ее государственности.

Никто сегодня не даст все ответы на все вопросы. Так давайте делать это вместе.

 

Глава 3

Схватка за новую расу или явление всечеловека

 

 

Dark nights the planets are set

Creator prepares for the dawn of man

You're waking up, the day of incarnation

Said you're waking up to life

Images he made to love

Images of gods in flesh

Man is wonderful, very wonderfull

Look at him

Beware of future…

 

«The Serpent», «From Genesis to Revelations» album, «Genesis», 1968.

 

Темную ночь установили планеты,

Творец готов к закату человека.

Ты наступаешь, День Воплощения!

Ты просыпаешься к жизни.

Он творит чарующие образы -

Образы богов во плоти.

Человек так чудесен, чудесен…

Посмотри на него -

И берегись будущего!

 

«Змий», альбом группы «Дженезис» «От Бытия к Апокалипсису», 1968 г.

 

Есть в нарождающейся войне еще один аспект, который многим покажется едва ли не фантастическим.

Это – мучительное рождение новой расы людей. Расы того мира, который будет после разложения и гибели индустриальной эпохи, который придет за Эпохой Фабричных Труб и Больших Машин.

 

С каждым годом все больше умных людей начинают понимать, что старый мир уходит в прошлое, что грядет ему на смену нечто, называемое Постиндустриализмом. Мы же считаем грядущее эрой сознания, Нейромиром.

Нам нелегко его вообразить. Впрочем, разве не оказался бы в нашем положении римлянин в своем мире – с виллами, рабами и театрами, с философами и разнузданной чувственностью, если б он попробовал представить грядущее? Наверное, даже умному римлянину казалось, что вечно пребудут и белоснежные храмы с классическими колоннами, и люди всегда будут ходить в цирки-амфитеатры, наблюдая бои гладиаторов. Вряд ли ему удалось бы в деталях увидеть эпоху с мрачными замками феодалов, с кучей всяких графств и герцогств, с господством одной религии, с воняющими от нечистот городишками, с сожжением людей на площадях, яростной борьбой течений в христианстве и прочими «прелестями» Средних веков. Вряд ли самый смелый ум в Древнем Риме мог представить свет, в котором нет ни самой Римской империи, ни огромного Персидского царства по соседству. Где полчища арабов с новой религией захватывают полмира, где неведомые пришельцы из далекой Скандинавии на быстрых кораблях терроризируют берега Европы, а современные ему варварские племена из диких лесов Германии и Британии создают свои мощные державы. Да и средневековый житель, которому окружающее казалось вечным и неизменным, тоже не мог вообразить мир фабрик и заводов, миллионов людей, живущих по заводскому гудку или спешащих в офисы из стекла и металла к девяти утра каждый день. Разве он мог представить себе огромные конвейеры индустриальных гигантов, мировые войны моторов, схватки за нефть и безумие фондовой биржи?

Так что не требуйте от нас слишком многого. Мы знаем лишь то, что сейчас Настает Эпоха Перемен для всего человечества, и ломка старого будет не менее сильной, чем в эпоху крушения древнего мира рабовладельцев или в пору отмирания феодально-средневековых порядков. Будущее ясно лишь в самых основных чертах. Да, это будет мир совершенно иной экономики, совершенно иного уклада жизни. Это, кажется, будет мир без нефти, сожженной в предыдущую эру, и с огромной нехваткой природного газа. В этом мире расцветет малая, экономичная энергетика децентрализованных источников, которая будет использовать возобновляемые ресурсы ветра, прибоя и прилива, солнечного света, малых рек, органических отходов. А может, и вовсе новые физические принципы. То будет мир, где производство станет очень экономичным и немассовым, работающим на прихотливые потребности каждого потребителя. То будет мир экологической чистоты, бионических, вписанных в природу жилищ и совершенно новой медицины, направленной не на лечение болезней, а на их недопущение, на сохранение здоровья. То будет мир, в котором главную роль будут играть умственные способности людей, их творчество и фантазия, их знания и умения.

Но уже сейчас многим ясно: для возникновения такого мира потребуется создать и новую расу людей. Новую их породу с измененной психологией, с совершенно иным взглядом на окружающее. Невероятные метаморфозы претерпит прежде всего сознание. Это не фантастика – ведь смена эпох всегда несла и огромные изменения в самом человеке. Скажем, человек средневековый кардинально отличается от нас. Если брать телесные аспекты, то он был меньше, слабее, страдал множеством болезней и умирал в неприлично раннем возрасте. Если же брать психологию, то по сравнению с нами, обитателями Индустриальной эпохи, он отличался медлительностью в решениях, непунктуальностью, консерватизмом и тугодумием, привязанностью к месту, в котором родился и вырос. Но ведь и нам на смену грядет новый хомо!

Многое подсказывает нам, что на самом деле то будет представитель фактически новой расы – уже не хомо сапиенс, а человек разумнейший, человек сверхсознательный. Человек, способности которого резко возрастут. Человек, который превратится в самый важный фактор силы, в главный источник богатства, новых знаний и необычных технологий. Новый человек с невероятными памятью, проницательностью и даже ясновидением. Со способностями управлять процессами в своем теле через психику. Тот, кто единственный сможет жить в грядущем мире и не сходить с ума, путая реальную жизнь и виртуальные иллюзии компьютера.

Мы очень много говорили об этом в «Третьем проекте», называя такого властелина грядущей эпохи то «хомо сапиентиссимус», то нейрочеловеком, то люденом, то метагомом. Создавая эту книгу, мы яростно спорили о подходящем имени для него между собой в конце концов решили назвать представителя будущей расы всечеловеком.

Мы уверены в том, что главная гонка современности как раз и заключается в создании такого вот всечеловека. Самые умные люди во всех цивилизациях Земли это осознают. Понимают это и в Вечном рейхе, хотя и не все.

 

…Чтобы воскреснуть и стать мировой державой, Россия должна стать колыбелью новой расы людей…

Смелое утверждение. Но знаете, что особенно интересно? Кому не скажешь эту фразу, почти всегда натолкнешься на одну и ту же реакцию. Воспитанные десятилетиями страшного чтива и бессчетными голливудскими «ужастиками», люди отвечают штампами. Ах, новая раса? Это вы собрались использовать генную инженерию? Это вы решили делать «белокурую бестию» в пробирке, а потом клонировать ее? Или станете отбирать самых красивых баб и отдавать их в жены самым сильным и умным мужикам? Да еще заставите остальную часть народа как неполноценных пахать на расу совершенных господ, учинив что-то вроде «генетического социализма»? Да вы, батеньки, гитлеровцы какие-то и явно бредите наяву…

Другие вообразят, будто мы решили превратить русских в чудовищные помеси из компьютера и живого существа, в киборгов. Вот, мол, эти два умника договорились до того, чтобы вживлять в наши мозги электроды.

Действительно, штампы живучи. С 1962 года, когда была описана молекула ДНК, нам говорят о клонировании и о возможности вмешательства в гены человека. Почти полвека нам рассказывали о том, что «наследственность по заказу» позволит выводить сорта людей: сверхумников с огромными лбами, расу господ-контролеров, неутомимых людей-рабочих, храбрых и нерассуждающих людей-солдат, смиренных людей-слуг и даже особую породу страстных любовников. Листая «Шок будущего» Элвина Тоффлера (бестселлер 1970 года), мы нашли любопытные строчки о том, как уже в ту пору ожидали: к середине 1980-х годов женщины смогут покупать в специальных магазинах человеческие зародыши, причем весьма совершенные. Свободные от генетических дефектов, с заданным цветом волос и глаз, с оговоренным уровнем интеллектуального развития – Ай-кью. Оказывается, в 1969-м советский ученый Нейфах из Института эволюционной биологии АН СССР спокойно предсказывал начало генетического аналога гонки вооружений. Воинственный Нейфах заявил о том, что реакционные капиталистические режимы заняты борьбой за мозги, а потому Запад просто вынужден применять генную инженерию для выведения гениев. Стало быть, Советский Союз должен первым совершить прыжок к этому новому оружию…

С прогрессом микроэлектроники и появлением мельчайших микросхем-чипов заговорили о создании людей с фантастическими способностями, у которых в мозг вживлены особые чипы, о людях, чей мозг напрямую соединяется с компьютером. То есть о киборгах, о которых нынче так любит говорить теперешний провидец, парализованный Стивен Хокинг. В приснопамятном 1967-м Станислав Лем, создавая свою «Сумму технологии», писал о грядущих машиночеловечьих помесях. У них нет органов пищеварения – сохраняются лишь печень и часть поджелудочной железы. Речь заменяется радиосвязью. Становятся лишними челюсти и зубы, сам рот как таковой. В ключевых точках организма размещены осмотические насосы, которые по мере необходимости впрыскивают в организм киборга лекарства, гормоны, питательные вещества…

Но мы, читатель, придерживаемся совсем других взглядов. Мы убеждены в том, что каждый из нас потенциально обладает волшебными способностями, которые просто надо пробудить. Прежде чем вмешиваться в генетику человека и вторгаться в его мозг с электроникой, следует полностью раскрыть способности человека в его нынешнем виде. Научить его использовать все сто процентов клеток своего «серого вещества», а не четыре, как сейчас. Прежде чем бросаться переделывать человеческое существо, надо еще научиться с толком и полностью использовать то, чем нас от рождения наделил Господь.

«…Современный человек, более или менее овладевший ресурсами своей психики, на дотехнологическом уровне по сравнению с обезьяной своего веса выносливее, жизнеспособнее, сильнее, быстрее. Наконец, он в среднем втрое дольше живет. Овладение ресурсами психики на низкотехнологическом уровне, по-видимому, позволит решить проблему „обычных“ болезней. „Человек разумный“ становится „человеком здоровым“. Но тогда на высокотехнологическом уровне не превратится ли он в „человека бессмертного“ (в смысле желязновского Эмбера)?» – так писали Сергей и Елена Переслегины в «Тихоокеанской премьере».

Действительно, ученые давно установили потрясающий факт: чем лучше человек овладевает возможностями своей психики, тем сильнее он способен управлять процессами в собственном теле. «Я могу надолго останавливать дыхание. Регулировать ритм сердца, вплоть до его полной остановки. Учусь управлять теплообменом, ускорять и замедлять собственный ритм времени и многое другое. Сначала я усмотрел в этом искусстве аналогию с йогой, но мне объяснили, что с йогой это ничего общего не имеет. „Йога – тупиковый путь, – объяснил мне начальник медцентра. – Она подразумевает, что, овладев ею, человек должен отрешиться от всего земного и посвятить этому делу всю свою жизнь. Только тогда он может добиться существенных результатов. Нам это не подходит. И вообще все, что в вашей фазе истории было по этому поводу – все эти учения о карме, ауре и прочая дребедень, – гроша ломаного не стоит. Все это жалкие попытки постичь тайны человеческого организма…“

А это – строчки из «Хроноагента» Владимира Добрякова и Александра Каланчева. И в них тоже – предчувствие всечеловека, человека нейромира. То есть человека, который раскрыл свои природные способности, не прибегая к вмешательству в свое тело, в свой мозг. Это достижимо уже сейчас, на нынешнем уровне русских нейротехнологий, которые мы приводим в «Третьем проекте». Но это будет «…скачок, сопоставимый разве лишь с тем, когда обезьяна окончательно встала, высвободив руки…» (Вячеслав Рыбаков. «Очаг на башне»)

Такой мы видим новую расу всечеловеков. Эти люди внешне останутся практически такими же, как и мы сегодня, но они научатся использовать свой мозг не на четыре процента, как обитатель промышленной эпохи, а на пятьдесят, шестьдесят и даже на все сто. Всечеловек сможет высвобождать колоссальный потенциал собственного сознания. Он будет прекрасен и силен. А клонирование и генная инженерия пусть пока подождут…

 

«…На протяжении всей известной истории Человечества его достижения лежат в основном в сфере физических технологий, в способности управлять неодушевленным миром, окружающим Человека. Самоконтроль и управление социальными явлениями были оставлены на произвол судьбы или исключительно слабых попыток систем интуитивной этики, основанных на воодушевлении и первичных эмоциях. В итоге не существовало ни одной культуры, стабильность которой превышала бы пятьдесят пять процентов. И все это – результат величайшей ошибки Человечества…

…Огромное большинство человеческих существ, с психологической точки зрения, настроены на то, чтобы принимать участие в приоритетном развитии физических наук, и все они получают за счет этого грубые и осязаемые преимущества. Однако все же существует крайне ограниченное меньшинство людей, от рождения способных вести Человечество по пути величайших достижений науки о мышлении, но ценности, получаемые при этом, хотя и более долговечны, гораздо менее очевидны и более тонки. Кроме того, поскольку такая ориентация привела бы к созданию хоть и миролюбивой, но все-таки диктатуры лучших в психологическом плане, то есть фактически – элиты Человечества, это вызвало бы недовольство и возмущение большинства, и такое общество не сможет быть стабильным – без применения силы, которая подавляла бы остальное Человечество на грубом уровне. Подобное развитие событий для нас нежелательно, и его следует избегать…»

Это – цитата из знаменитой трилогии «Академия» (или «Основания») Айзека Азимова, написанной в самом начале 1950-х годов. Именно Азимов придумал психоисторию – науку о предвидении будущих людских цивилизаций и о возможности управления будущим. Эта книга тем более интересна для нас, живущих на обломках великой Империи – СССР, что нас разгромили именно с помощью того, что можно назвать психоисторией и управлением будущим.

Порожденный воображением Азимова ученый Гэри Селдон создал психоисторию. Он жил в огромной и мощной галактической империи и смог разглядеть ее будущий распад. Спасти ее было уже невозможно: мешали закоснелость мышления правящих верхов, их загнивание и рост сепаратизма. Селдон предвидел страшные хаос, войны и варварство после распада супергосударства, которые грозили растянуться на тысячелетия, пока из чудовищного хаоса не родится новая империя.

И тогда он решил сократить период смуты и ускорить создание новой империи на развалинах старой, создав две Академии. Одну – носительницу науки и закрывающих технологий в привычном, физическом смысле этого слова. Вторую – носительницу высоких гуманитарных, психических технологий, центр «создания» всечеловеков. Тех, кто, собственно, и должен взять в руки управление историей.

Сегодня мы, живущие в исчезающей и тающей на глазах стране, среди развалин некогда великой империи, с жадностью читаем эти строки, ища в них надежду.

Скрытые от всех всечеловеки у Азимова управляют историей не напрямую, а через умы и сознание других людей. Они достигают своих целей именно таким воздействием, а не разрушением и ликвидацией. Им ни к чему физическое насилие.

 

Нейромир… Что это такое?

Только, пожалуйста, не представляйте себе толпы людей с отрешенными взглядами, которые бродят среди руин фабрик и заводов, поросших мохом и травой, медитируя, и, сосредотачиваясь мысленно, материализуют прямо из воздуха буханки хлеба, ботинки и рубашки. Или же едят навоз, воображая, будто вкушают черную икру, вызывая у себя реальные галлюцинации.

Нет, друзья, эпоха всеобщего «нейро» предстанет совсем иной. Здесь мы увидим царство технологий, которые повелевают ныне почти неподвластными силами природы, используют непривычные сегодня эффекты. И вот там, где сейчас на сотнях гектаров стоят коптящие небо индустриальные чудища, отравляя все на много верст окрест, появятся небольшие устройства, стоящие на зеленых лужайках. Делая то же самое, что и прежние громадины, они потребляют в несколько раз меньше тепла, электричества и горючего, обходясь минимумом сырья. А в финале возникает индустрия, которая совершенно не нуждается в сжигании нефти и газа. Так что Россия, первой прорвавшись в нейромир, не святым духом сможет питаться.

Это – только первый шаг в нейромир. Но будут и другие. С возникновением новой экономики, направленной на то, чтобы сделать человека здоровым, сильным и умным. И фундаментом этой экономики будут чудесные технологии. Будут построены мощнейшие центры создания новых знаний и технологий с тысячами творцов, отличные финансовые институты, которые сделают нашу страну мозгом планеты, а остальные страны станут нашими промышленными и денежными придатками. Уже тогда наши фонды, институты и корпорации начнут управлять ходом истории. Появятся люди, способные предвидеть ход событий хотя бы на несколько минут вперед. На фондовых биржах мира такие провидцы легко отберут у нынешних хозяев США и богатство, и власть. Ведь им заранее будут ведомы скачки курсов ценных бумаг и котировки валют.

И логическим завершением такой нейрономики станет создание нейрочеловека – всечеловека, творца самых чудесных технологий. Мы знаем предельное их развитие – это появление нанотехнологий в виде нанофоров, универсальных репликаторов. Тех самых, которые позволяют из любой органики, воды и песка создавать любые веши. Нанофоры, эта вершина развития информационных технологий, перекомбинируя атомы элементарных веществ, сумеют по информационным матрицам создавать все, что пожелает наша душа. И это станет погребальным маршем для промышленности. Она исчезнет вовсе.

Однако это – все же не столь близкое будущее. Ему предшествует появление во множестве центров творчества всечеловеков. Нейроученых и нейроинженеров. Нейрофилософов и «разведчиков грядущего». Создателей новых миров и нейро-стратегов. Нейрофинансистов и нейровоинов. Нейропоэтов и нейропевцов.

Это и есть нейромир, читатель. Наш нейромир…

 

Всечеловек станет могильщиком для Вечного рейха и новых кочевников. Во-первых, потому, что создаст новый мир, в котором глобальные пираты лишатся своей «экологической ниши», в котором погибнут так же, как хищные тиранозавры, если бы их поместили из влажных тропических лесов юрского периода в ямальскую тундру наших дней.

Во-вторых, всечеловек превзойдет нового кочевника по всем статьям, получив возможность предвидеть и просчитывать каждый шаг обитателей Вечного рейха. Всечеловек, как новый вид, вытеснит и неокочевников, и «новых русских», потому что без труда переймет финансовые потоки мира, направив их на развитие будущего, а не на грязные цели.

Задача русских сегодня в том и состоит, чтобы сделать рождение всечеловеков и развитие передовых технологий главной задачей. Ибо если будут у нас всечеловеки – будут и богатства, и возвращенные из бегов капиталы, и научно-технологические прорывы, и подавленная преступность, и развязанные узлы политических проблем, которые еще вчера казались такими же неразрешимыми, как квадратура круга или рецепт получения жареного льда.

И наш враг непременно почувствует эту угрозу. Нутром, звериным чутьем. И тогда он сделает все, чтобы подавить рождение в России цивилизации всечеловеков. И то будет какая-то запредельная, мистическая битва двух рас: творцов и грабителей. Настоящая мировая война.

 

– А если мы не создадим всечеловеков, если Россия посчитает ваши идеи фантазиями умалишенных? – спросят нас. Что ж, тогда – горе нам. Горе побежденным.

 

Глава 4

Великая битва американского перехода: вторая причина войны

 

Корень будущей войны кроется ныне в самой сильной и богатой стране света – в Америке. Сейчас эта страна подходит к очень опасному порогу своей истории. В очередной раз США должны претерпеть огромные превращения, в момент которых страна станет уязвимой и неустойчивой. И снова хозяева Америки захотят применить излюбленный ими прием: сбросить американские проблемы и кризисы на остальной мир, выйти на траекторию роста через новую мировую схватку.

Давайте вспомним историю. Еще в первой половине XX века США были провинциальной, неотесанной страной, всего лишь одной из ряда больших стран. Доллар еще не считался мировой валютой номер один. В 1929 году США столкнулись с самым суровым испытанием, когда Великая депрессия едва не привела к крушению и взрыву страны. И тогда США спаслись, использовав Вторую мировую войну. Именно в ней они сумели стравить между собой своих главных соперников и разрушить их экономики. Именно Вторая мировая позволила США установить глобальную власть доллара и превратиться в самую промышленно развитую страну, в мировой центр технологий, финансов, поп-культуры. Тогда и родилась нынешняя Америка.

Но вот теперь, читатель, привычная нам индустриальная цивилизация подошла к концу своего существования, и особенно в ее флагмане – Соединенных Штатах. Финансовые спекуляции, возможности которых еще недавно казались американцам безбрежными, которые позволяли им вытягивать самые лучшие ресурсы со всего мира, подошли к пределу. Американская экономика с 2000 года находится в застое. И доллар больше не может удерживать свое господство прежними способами. Доллар охватил теперь всю планету, и его могуществу более некуда расти вширь. Американская идея загнать всех в одну «зону» Всемирной торговой организации затрещала по всем швам. Теперь сама ВТО рушится на глазах. Работает 60-летний экономический цикл Кондратьева, и тенденция к повышению экономического развития Америки сменилась тенденцией к снижению. Америке нужно снова меняться – или же рухнуть. И она снова выбирает войну – как чудесный эликсир силы, снадобье вечной молодости.

Эту идею в конце 2001 года послал в электронный мозг Интернета Кашалот – Сергей Переслегин. Один из самых стратегических умов современности, блестящий аналитик, он подает сигналы из Питера. Что ж, прислушаемся к нему.

 

«Террористические акции, осуществленные в США 11 сентября 2001 года, способствовали резкому увеличению характерных частот следования существенных для глобального мирового равновесия международных событий. С началом бомбардировок Афганистана обстановка в мире приобрела отчетливо кризисный характер. В настоящее время нельзя сказать, является ли этот кризис первым звеном постиндустриальной катастрофы, но такая возможность существует и должна учитываться в перспективном планировании.

Движущей силой разгорающегося конфликта являются Соединенные Штаты Америки. В настоящее время эта страна вошла в нисходящую стадию глобального цикла Кондратьева. Данное обстоятельство дополнительно обостряет угрозу экономического спада, вызванную как традиционными причинами, так и «инверсным» характером экономики: ее «перегревом» за счет необеспеченных реальной отдачей инвестиций в высокотехнологичные (информационные) производства…»

Немного поясним ход мыслей Переслегина. Он считает, что США ждет очень болезненный переход от прежней индустриальной экономики к «экономике знаний». Американцам придется закрывать отрасли XX века и развивать отрасли Третьего тысячелетия. Если вы прочтете наш «Третий проект», равно как «Третью волну» Элвина Тоффлера (1980) и его же «Метаморфозы власти» (1990), то узнаете: измениться должно все. Идет Третья волна по Тоффлеру. Первой волной было возникновение аграрно-ремесленной экономики (Древний мир и Средневековье). Второй – развитие индустриального, промышленного порядка (Новое время и Новейшая история). Смена одного порядка другим всегда несла крушение старого устройства мира, войны, бедствия и революции. Теперь наступает время Третьей волны и смерти индустриализма. Целые отрасли промышленности отомрут, уничтоженные закрывающими технологиями «экономики знаний», огромные заводы уступят место компактным, экологически чистым установкам с той же производительностью. Прежняя политика, государства в нынешнем их виде, старая мораль, привычные нам формы культуры и даже семьи перестанут существовать.

На Западе, считает Переслегин, уверены в том, что «индустрия знаний» «насытит» экономику и изменит ее характер на «постиндустриальный». Говорится о массовом внедрении инновационных производственных циклов, о переходе от «высоких технологий», «хайтек», к «высочайшим» – «хайесттек». Считается, что такие технологии будут экономичны, безотходны и просты в управлении. Иными словами, он говорит о чудесных и закрывающих технологиях. О которых мы говорили в «Третьем проекте» и продолжаем разговор в этой книге.

Если изменение фазы развития подразумевает перенастройку всей совокупности общественных связей (личных, профессиональных, конфессиональных и пр.), то следует предвидеть, что преодоление постиндустриального барьера будет сопровождаться сломом не только юридической системы, но и положенной в ее основу морали. Такая эволюция социума требует от личности инновационной толерантности. То есть – терпимости ко всяческим экспериментам и изменениям.

«Информационная революция», как пророчит Переслегин, приведет к насыщению обыденной жизни виртуальными конструктами, что впоследствии обернется созданием мира высокой виртуальности (для которого выполняется принцип относительности: невозможно каким-либо экспериментом установить, находится ли наблюдатель в Текущей Реальности или в Текущей Виртуальности). Насколько можно судить, подобное смысловое перемешивание будет восприниматься обывателем, как острая форма утраты идентичности.

По мнению Кашалота, очень больно будет Европе. Ведь построение постиндустриального общества подразумевает решение ряда проблем, которые в рамках интеграционного проекта Евросообщества просто не поставлены. Такое положение дел провоцирует кризисную, а затем и катастрофическую динамику. Демонтаж западноевропейской страты европейской цивилизации будет вызван прогрессирующей потерей связи между физическими и гуманитарными технологиями.

Прогнозируются следующие наблюдаемые проявления этого системного кризиса: демографические (снижение рождаемости, отрицательный прирост собственно европейского населения, прогрессирующая «мусульманизация» Европы – в том числе в форме «великого переселения народов»); экологические (либо в прямой форме, либо в превращенной как неоправданный отказ от ряда остро необходимых технологий под предлогом их опасности для окружающей среды); образовательные (прогрессирующее снижение качества образования до уровня, не обеспечивающего поддержание даже индустриальной фазы); индустриальные (упадок «традиционных областей экономики» вследствие «перегрева» сектора «индустрии знаний»); случайные (рост технологических, транспортных и иных катастроф, в том числе маниакальных убийств, вследствие приближения к пределу сложности).

А вот что будет с Соединенными Штатами? Процитируем Переслегина дословно.

 

 

«Население страны, обеспокоенное ожиданием экономической депрессии, подверглось 11 сентября 2001 года шоковому воздействию и находится в стрессовом состоянии. По данным американских врачей, до 25 процентов населения страны нуждается в немедленной психологической помощи. Даже если эта цифра преувеличена в несколько раз, не приходится сомневаться в том, что социальная матрица страны потеряла стабильность. К объективным факторам, толкающим США на наращивание „ударов возмездия“, добавляются субъективные, к которым следует отнести: нелигитимность (или сомнительная легитимность) избрания Д. Буша президентом страны; испуг, испытанный президентом во время „террористической атаки“; неспровоцированное усиление валютного контроля в США, что должно привести к уменьшению конкурентоспособности американской валюты на мировом рынке и, возможно, к кризису доллара. Сочетание указанных выше объективных и субъективных факторов приведет к тому, что Соединенные Штаты будут искать оперативное решение в крупномасштабной и сравнительно длительной войне…»

 

 

Прервем речь рафинированного стратега-аналитика. Переслегин говорит о переходе «постиндустриального барьера», называя грядущую эпоху привычным словом «постиндустриализм». Мы же считаем, что сей термин устарел и неточен. Впереди людей ждет не постиндустриальное межвременье, а то, что мы в «Третьем проекте» называем нейромиром, эпохой разработки сознания человека, возникновения экономики мысли и творчества. Переход к такой эпохе страшно опасен, он несет невиданные потрясения. И, если вкратце вернуться к «Третьему проекту», то бури перемен, ломая привычные политические организмы и приводя к смерти традиционные государства, могут разорвать на части и сами США, породить разделение на части самой американской «нации».

Начавшийся процесс суров и беспощаден. Если мы мечтаем о расе всечеловеков и их новом мире, то у наших врагов – свои планы. В их финале человечество должно распасться на две расы: породу господ из Вечного рейха и массы недочеловеков. Первые будут во всеоружии фантастических средств работы с сознанием и разумом, со сверхмедициной, с потрясающим арсеналом информационных технологий и новейших средств производства. К их услугам окажутся самые быстрые и разящие виды вооружений, под прицелом которых окажется каждый уголок земного шара. Вторые же останутся обычными двуногими, с устаревшей экономикой «фабричных труб» и убогой жизнью в грязных городах и местечках. Между двумя расами разверзнется пропасть, перед которой величайший каньон планеты покажется жалкой канавой.

Сегодняшние события, читатель, подаются легковесно и путано, среди реклам и музыкальных клипов. Но на самом деле то, что началось ныне, должно определить судьбу мира на века вперед.

 

Война в Эпоху Перемен становится щитом хозяев Америки и их опорой. В этом мире США присвоили себе право быть и умом, и честью, и совестью, и силой эпохи. Они – Верховный Судия для всего мира, который лишь один властен казнить и миловать, назначая виновных по своему усмотрению. Почему мы виноваты? Почему вот это – хорошо, а это – плохо? Потому что так решила левая нога Америки. Вернее, засевшие в ее мозгах метагруппы новых кочевников. И это – высший закон для всей планеты. После 11 сентября 2001 года это право хозяева США используют в полной мере. Заставляя весь мир смотреть на вещи сквозь дьявольские очки американских образов, телевидения, мод и вкусов, американцы сумели начать уникальную мировую войну. Войну с противником, у которого нет ни столицы, ни государства. С врагом, который существует лишь в виде телевизионной картинки, виртуальной реальности Интернета и газетных полос, вину которого никто убедительно не доказал. Но под предлогом борьбы с полумистическими «Аль-Каидой» и бен Ладеном можно уничтожать вполне конкретные цели, расправляясь с реальными странами и народами. Поступая так, можно решать прежние задачи: совмещать политику с финансовыми спекуляциями, ударами по вражеским валютам, переделом собственности и сфер влияния, поднимать и опускать цены на нефть – эту «индустриальную кровь». Война – это всегда кризис, а в Америке умеют управлять кризисами, направляя их течение в нужные русла умелыми воздействиями. Американский опыт управления кризисами огромен.

Борьба с врагом, которого можно создавать в виртуальной реальности, но который при этом будет казаться миллиардам зрителей самой реальной реальностью, позволит сплотить американскую «нацию» на трудном переходе в новой мир. Так же как когда-то эту роль сыграли японские самураи, налетевшие на Перл-Харбор. И если чувство ненависти к врагу на экране телевизора станет ослабевать, всегда можно еще раз устроить небольшое шоу в Америке, протаранив самолетами старый небоскреб, либо взорвав, например, громадное газохранилище в Сакраменто.

Под предлогом войны с терроризмом можно начать гонку вооружений гигантского размаха. И тогда огромная доля налогов, собранных с богатейшей Америки, и самые полноводные потоки ресурсов, выкачанных со всей планеты, устремятся туда, где достигается самый быстрый прогресс, – в гонку вооружений. Там, где несметные миллиарды станут тратиться под завесой секретности, появятся самые фантастические технологии и немыслимые научные прорывы. И эти порождения рук и умов человеческих будут с равным успехом и убивать врагов, и повелевать силами природы, принося обладателям таких технологий астрономические прибыли. Триллионы долларов вольются в самую передовую часть промышленности США, спасая ее от кризиса. Одна лишь программа создания космической противоракетной обороны США обеспечит такой научно-технологический скачок, который оставит остальные народы далеко-далеко позади.

 

Вот поэтому глобальным кукловодам и их исполнителям в США нужна большая и долгая война. Предоставим слово Переслегину. Вот его анализ возможных стратегий США после 11 сентября 2001 года, сделанный по горячим следам.

«Возможные стратегии США в войне:

Ограниченные боевые действия в Афганистане не могут удовлетворить Соединенные Штаты, как вследствие малой емкости вторичного рынка вооружений, так и из-за полной «незрелищности» такой войны при очевидно затяжном ее характере.

Мы должны поэтому предположить, что боевые действия будут расширены. При этом возможны следующие основные оперативные решения:

 

1) «Пакистанский вариант».

США способствуют расширению внутреннего конфликта в Пакистане, спровоцированного началом афганской воины, и затем вмешиваются в этот конфликт, выступая либо на стороне «законного правительства», либо (что с точки зрения интересов США даже разумнее) на стороне одной из мелких враждующих группировок.

В этой версии истории желательный для США сценарий выглядит следующим образом:

стадия 1: война в Афганистане, «раскачка» ситуации в Пакистане;

стадия 2: гражданская война в Пакистане;

стадия 3: Индия вмешивается в гражданскую войну в Пакистане;

стадия 4: Китай вмешивается в гражданскую войну в Пакистане.

При такой «редакции» США сохраняют свободу внешнеполитического маневрирования и получают возможность резко загрузить экономику военным производством. Ухудшается международная позиция Индии и, вероятно, России. Китай отвлекается от проблем Азиатско-Тихоокеанского региона и теряет темп в развитии своего Индустриального мегапроекта.

 

2) «Дальневосточный вариант».

США наносят ракетно-бомбовые удары по Филиппинам, Малайзии, Индонезии.

В этой версии может быть реализована следующая схема развития событий:

стадия 1: наносятся бомбовые удары по Филиппинам. Эти удары приводят к многочисленным человеческим жертвам и вызывают негативную реакцию в России, Японии, Китае;

стадия 2: следуют удары по Малайзии, «визитной карточке» модернизационной ветви Ислама. Человеческие и материальные потери усугубляются, что немедленно отражается на курсах рубля, йены, евро. Материальные потери при нарастании американских воздушных ударов приобретают цивилизационный характер (в этой связи следует заметить, что в Куала-Лумпур есть свой аналог «башен-близнецов» Нью-Йоркского торгового центра);

стадия 3: наносятся удары по Индонезии, которые приводят к массовым беспорядкам в стране и захвату власти исламскими фундаменталистами. После этого в Индонезии, вероятно, вспыхнет гражданская война ста семидесяти миллионов мусульман против пятидесяти миллионов жителей, придерживающихся иных вероисповеданий, преимущественно христиан. Резко возрастет легальная и нелегальная эмиграция из Индонезии, что породит новую ветвь глобальных «человеческих течений».

Этот сценарий с неизбежностью повлечет за собой большую войну и крах экономики Дальнего Востока. Для США было бы безумием идти на такой риск, но «постиндустриальный барьер» может спровоцировать безумные решения.

 

3) Антитеррористическая акция США: «Саудовский вариант».

«Идеальная стратегия для США»:

Среди возможных сценариев развития международных событий в связи с американскими антитеррористическими акциями в Центральной Азии резко выделяется «Саудовский вариант». Эта версия расширения войны, не оглашенная в СМИ, является и наиболее опасной для мирового сообщества, и наиболее перспективной с точки зрения долговременных интересов США.

«Саудовский» сценарии предусматривает нанесение решительного удара по Саудовской Аравии; воздействию с воздуха подвергнутся также Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, несомненно, Ирак и, возможно, Иран.

Этот сценарий наиболее логичен и последователен с точки зрения формальных (объявленных) целей войны, к каковым относятся: физическое уничтожение террористов и обеспечивающей их деятельность организационной и финансовой инфраструктуры.

Боевые действия будут сопровождаться блокадой Персидского залива и приведут к резкому (для многих стран катастрофическому) росту цен на нефть. В этих условиях США расконсервируют собственные нефтяные источники, начнут структурную перестройку своей энергетики и перейдут от импорта энергоносителей к их экспорту. Финансовым обеспечением этой программы может стать национализация всех «исламских» по своему происхождению активов, находящихся в США (по аналогии с национализацией еврейского капитала в 1930-е годы в Германии).

В принципе такой сценарий на первую половину XXI столетия был запланирован для США еще в 1960-е годы. Сомнительно все же, что у государства, находящегося на нисходящем участке кривой Кондратьева, хватит решимости на подобные действия, идущие вразрез с современным мироустройством и предусматривающие временную международную изоляцию страны. Существуют, однако, варианты, в которых США будут вынуждены разыграть «Саудовский вариант».

 

«Саудовская стратегия США» в планах исламских модернистов:

Понятно, что политические, экономические и идеологические структуры «Исламского Мира» воспользуются сложившейся благоприятной конъюнктурой для расширения своего влияния и/или сведения счетов друг с другом. В любом случае мир ждет резонансный пик терроризма и насилия.

В рамках этой «исламской стратегии» (которая, по существу, тактика: исламские страны не ждали событий 11 сентября 2001 года и оказались неготовыми к крупномасштабному их использованию) выделяется экзотический сценарий, совпадающий во многих точках с американским «Саудовским вариантом».

«Привязкой» исламской религии к реальной истории и географии является, в широком смысле, Аравийский полуостров, в узком – мечети Мекки и Медины и прежде всего Кааба. Эта привязка служит ключевым моментом в формировании исламской идентичности, но она же и препятствует свободному распространению религии и ослабляет ее адаптационные возможности. Поэтому полное физическое уничтожение указанных объектов (разумеется, руками «неверных») отвечает интересам «модернистских» течений в Исламе и будет способствовать переходу «исламского ренессанса» в новое качество. Можно поэтому предположить, что определенные исламские круги будут провоцировать США именно на «Саудовский вариант», притом в наихудшей его «редакции» – вплоть до использования тактического ядерного оружия. Заметим, что с точки зрения современного международного права сибиреязвенные бациллы, обнаруженные в США, могут рассматриваться, как применение «террористами» оружия массового поражения, что дает Штатам право на «адекватный ответ».

 

Антитеррористическая акция США: положение России.

Оценка обстановки:

Кризисность международной ситуации, отсутствие четко выраженных «субъектов» войны провоцирует «индуктивные» отклики на действия США в Центральной Азии. Иными словами, под прикрытием общих лозунгов борьбы с терроризмом государства начинают решать внутренние проблемы, «под шумок» разбираясь с оппозицией, сепаратистами, соседями и пр. Пример уже подал Китай, организовавший конфессиональную «чистку» в приграничных с Индией и Пакистаном районах.

Долговременные интересы России требуют сохранения в развертывающейся «большой воине» нейтралитета, дружественного по отношению к обеим сторонам. Напротив, долговременные интересы США заключаются в том, чтобы Россия обязательно была втянута в этот конфликт – желательно, хотя и не обязательно, на стороне «антитеррористической коалиции». Развертывающееся на наших глазах «столкновение цивилизаций» обращает к России вызов «определиться со своей позицией». Можно с уверенностью сказать, что этот вызов примет форму последовательных провокаций, даже не обязательно кем-то сознательно спланированных…»

 

Но ведь это – только начало. Логика войны, нужной Америке, ведет дальше. И американцам, и неокочевникам придется столкнуться с «другим человечеством» – Китаем. Но до этого силе под звездно-полосатым флагом необходимо разобраться с русскими. Для войны с Китаем нужны наши земли. От китайцев нужно отрезать природный газ Западной Сибири, Якутии и Иркутской области, нефть Восточной Сибири, русские источники угля, металлов и древесины. Китаю не хватает нефти, и есть лишь два пути доставки ее в эту страну: морем, через Формозский пролив, и посуху, через Сибирь и Монголию. Чтобы перехватить первый путь, у США есть флот и сильный форпост на острове Тайвань. Чтобы перерезать вторую артерию, нужно взять под полный контроль Россию. Мы тут не противоречим сами себе.

Да, американцы пока опережают весь мир по степени продвижения к экономике нейромира, к экономике знаний. Им в дальнейшем не понадобится столько нефти, угля и металла. Но при этом им нужно задержать продвижение в этот Нейромир, в это царство Третьей волны всех остальных. А это значит, что такие цивилизации, как Китайская, Исламская, Индийская и Западноевропейская, сохранят свою зависимость от огромных поставок сырья и энергоносителей. Китай превратится в «слоеный пирог», в котором верхняя часть людей живет в нейромире Третьей волны, более низкая – в индустриализме, а самый низ – вообще в аграрном мире Первой волны. И хотя китайцев, достигших нового мира, будет меньше, чем американцев, Китай постарается уравнять свои силы с американцами и за счет форсированного развития привычной промышленности Второй волны, задействуя огромные ресурсы своего полуторамиллиардного населения с дешевым трудом. А это значит, что Китаю понадобится русская сырьевая «копилка». Именно ее Америке нужно отобрать у Китая.

Выиграть борьбу с Китаем для звездно-полосатых жизненно важно. Только так можно привести к расколу Поднебесной империи, только так можно отбросить ее от двери в новую эпоху, не позволив китайцам войти в расу новых людей, господ мира.

Поэтому мы смело прогнозируем: после полного перевооружения в 2010 году настанет и наш черед. Потому что смерть Китая пока лежит на русских необъятьях… Итак, читатель, вот вторая причина будущей войны звездно-полосатых против России, и эта причина коренится в самой Америке. Война нужна им для того, чтобы перейти из старого индустриального мира в Новую Эпоху. Америке сегодня просто не выжить без долгой, всемирной войны. И в этой войне на пути вождей Америки неминуемо становится Россия.

Чем должна завершиться эта сверхвойна? Разделением человечества на высших и низших. На Североамериканском континенте раскинется крепость новых кочевников, их главная военная, финансовая и технологическая база. Тысячи коммуникационных нитей и авиационные трассы свяжут ее с базами новых кочевников поменьше, которые раскинутся сетью по всей планете, в самых благодатных и экологически чистых ее уголках, среди лесов, тайги, южноафриканского вельда и на островах теплых морей.

А у подножия обителей высшей расы будет лежать нижний мир, расколотый на мелкие осколки. Там, где еще сегодня мы видим крупные европейские и азиатские государства, люди грядущего узрят мозаику из городов-государств, микроцарств и микрореспублик, племен, мафиозных территорий и религиозных общин. Этот мир низших существ будет глубоко зависим от тех, кто окажется наверху. И нас, русских, в этом мире не останется

 

На Западе тоже чувствуют угасание старого индустриального мира и приближение Эпохи Перемен. Не зря они так носились с празднованием Миллениума.

Но дело в том, читатель, что всякий раз новый мир рождается из остатков старого в неимоверных муках, в потоках крови и пожарищах. Каждый раз психика масс травмируется.

Так было всегда. Гибель рабовладельческого, языческого мира и начало эпохи Средних веков сопровождались крушением Западной Римской империи, чередой войн и нашествий, страшными опустошениями и даже деградацией. Толпы христиан уничтожали великолепные памятники старой культуры, разбивали прекрасные античные статуи, громили храмы и жгли библиотеки. Потом христиане так же ожесточенно делились на разные течения и упоенно дрались друг с другом.

Угасание Средних веков и рождение мира индустриально-капиталистического тоже было кошмаром. Западное христианство раскололось на католичество и протестантство, и эти течения втянулись в череду истребительных войн друг с другом. В этих войнах и те, и другие начали жестокую «охоту на ведьм», и были заживо сожжены сотни тысяч людей. Ломка феодальных порядков сопровождалась настоящим геноцидом: в Англии крестьян силой сгоняли с земель, превращая в пауперов-нищих, и против пауперов применялись жестокие репрессии: смертные казни за украденную булку, помещение в работные дома (тот же ГУЛАГ с его принудительным трудом) за бродяжничество. А потом в Англии были и гражданская война, и дикий грабеж Ирландии вместе с геноцидом кельтов – ирландцев, валлийцев и шотландцев. Потом англичане принесли на алтарь своего продвижения к индустриальному миру еще миллионы индусов. Торжество буржуазно-индустриального строя во Франции шло через кровавую Великую французскую революцию, унесшую несколько миллионов жизней, видевшую и массовые казни, и расстрелы собственных городов из пушек, и голод. В конце концов были и кровавые Наполеоновские походы, в которых только Франция потеряла от пуль, ран и болезней свыше миллиона душ. А о том, во что обошелся переход к индустриализму в России, даже говорить без содрогания нельзя. Наконец, для полного торжества индустриального мира потребовались две мировые войны и страшный кризис 1929 года, которые обошлись миру в добрых сто миллионов загубленных жизней.

Каждый раз новая эпоха рождалась в морях крови, в чудовищной жестокости. И вряд ли радостными будут события сегодня, когда в прошлое уходит эпоха индустриализма. Не зря США так вооружаются: они готовятся к большой и долгой войне.

 

Глава 5

Русский вопрос

 

– Фантастику вы пишете, господа мои, причем ненаучную! – осаживает нас Скептик. – Россия Третьего проекта, нейромир… Да ничего в Расее не будет, успокойтесь! Все покатится по-прежнему, курсом Гайдара-Грефа-Чубайса. Все так же воровать продолжат, все так же мы будем болеть, спиваться и хиреть, скатываясь на дно. Какие мы американцам соперники? И так же Вашингтонский ЦК будет давать директивы Москве. Зачем им нужна тогда война с нами?

Да, у многих такая спасительная мыслишка бродит. Мол, дадут нам спокойно помереть. Однако и это ошибка. Даже если никакого воскрешения России не случится, то и в этом случае мы рискуем нарваться на войну.

 

Война уже началась. Уже многим сегодня ясно, что в мире вызревает «русский вопрос». Вопрос о том, что делать с громадной территорией России, населенной народом, который вымирает, спивается, теряет жизненную силу. И эта территория – сокровищница не только ценного сырья, но и средоточие уникальных, огромных, неразрушенных еще экологических систем, густых лесов, миллионов кубических километров чистейшей пресной воды. Эта земля – кратчайший путь из Азии в Европу, из района Персидского залива – к Балтике. Такие богатства не могут оставаться без хозяина с сильной рукой. С точки зрения умных и циничных специалистов, русские, которые выродились в «россиян», не сумеют ни освоить эти земли, ни даже просто удержать их. Глупый народ, который сам себя предает и грабит, россияне создают экономику отсталого африканского образца, такую жалкую, низкотехнологичную и примитивную, что не могут ни прокормить сто сорок миллионов душ, ни обеспечить единство их нелепой федерации.

«…Мы превратились в общество величайших специалистов по ремонту. Повторная переработка, реставрация, обновление. Мы ничего не создаем с нуля… Если мы не находим где-нибудь более или менее приличный трактор, собранный еще до Катастрофы, то нам приходится разбирать десяток развалин, чтобы собрать из их деталей единственную работающую машину. Посмотри, на каких воздушных судах ты летаешь! Самому юному из них тридцать лет, и его место уже давно в музее!

…Нам пора отойти от пожирания падали – я имею в виду разлагающиеся останки погибшей цивилизации – к созидательной деятельности. Мы должны изобретать и строить новые машины…»

Это отрывок из фантастического романа «Ночь триффидов» Саймона Кларка. Это – мир через тридцать лет после вселенской катастрофы, когда почти все земляне лишились зрения от неизвестного космического явления и пали жертвой вырвавшихся на свободу растений-мутантов, страшных триффидов, которые убивали беспомощных своими ядовитыми жалами, потом пожирая гниющие тела. Но когда читаешь эти строки, то видишь картины нынешней России. Страны, которая пережила свою Катастрофу 1991 года, страны, в которой власть оказалась в руках падальщиков. Кларк дал убийственно точное описание нынешней «демократической России», которая доедает остатки советской цивилизации. Ведь почти не создается ничего нового. Эта власть малюет свои триколоры на килях истребителей, которые разрабатывали и строили в СССР. Она хвастается ракетами, унаследованными от СССР. Все великие и ужасные «олигархи» создают свои богатства, выжимая остатки ресурсов из предприятий, построенных в СССР. Армия воюет в Чечне на латаной-перелатанной технике, построенной советскими инженерами и рабочими. На двадцать лет вперед не видно никаких изменений: у больного, патологически вывернутого «государства РФ» нет денег на разработки новой техники и создание новой инфраструктуры. Под лицемерные слова высших руководителей о необходимости «избавить наших детей от долговой зависимости» Москва каждый год мечет за рубеж по десять-пятнадцать миллиардов долларов в год, содранных жестокими сборщиками налогов со всего народа, отдавая долги по разворованным ею же кредитам прежних лет. Этот процесс должен растянуться на четверть века, после чего мы расплатимся с долгами – и рухнем от истощения, превратимся в страну-свалку металлолома.

Пока все наши силы все эти годы станут уходить на возврат долгов, остальной мир стремительно уйдет вперед в своем развитии. Те страны, где правят не падальщики, а нормальные люди, не будут отдавать по четверти своего бюджета за долги. Они пустят деньги на развитие, на новую технику и волшебные технологии. Они поднимут сверкающие стены технополисов и прорвутся в космос. А русские будут жечь и жечь деньги для своего развития в ненасытной долговой «топке»…

Жизнь в РФ напоминает самые мрачные фантастические романы. Разве вы не глотали их запоем, друзья? Помните все эти страшные сюжеты о том, что разражается ядерная война, и потом, десятилетия спустя, люди вынуждены жить на ветхих остатках прежней цивилизации? Помните, как герои таких книг сначала дерутся между собой на старых танках, но потом это оружие ломается, и начинается деградация, и в конце, концов приходится осваивать луки со стрелами и примитивные мушкеты? Помните, как на обломках галактической империи Азимова новые царьки мелких государств до последнего используют старые реакторы и разыскивают уцелевшие звездолеты прежних времен?

Это написано о нас – сегодняшних. Мы уже и живем в таком вот мире обломков и остатков. И не повторяйте нам словес записных кремлевских оптимистов о том, что бардак, мол, уже кончается, что процесс падения не вечен, и что-то там уже делается. У нас умирает самое главное: сектор создания достойного будущего. У нас уходят кадры тех, кто мог изобретать и делать то, что ставило нас вровень с Западом. У нас исчезает школа сложного производства и наукоемкой индустрии, которая давала целые армии подготовленных людей. Мы как-то спросили у одного из ненавистников СССР: а что нового создала ваша власть с 1991 года? Он долго морщил лоб, а потом неуверенным тоном сказал о том, что строятся новые автодороги. Ну, предположим, дороги строят и в Зимбабве. А где же истребители пятого поколения? Где новые космические носители? Где новейшие системы спутниковой связи и зондирования Земли? И не называйте нам примеры из жизни нефтяных компаний или «Газпрома»: ковыряние дырок в земной коре и прокладка очередного «сырьепровода» сами по себе никого еще не сделали развитой страной.

Мы делаем вывод, который многим покажется крамольным и нигилистическим, очень непатриотичным и вызывающим. Мы считаем, что у страны РФ под трехцветным флагом нет будущего. Она не выживет. Можно, конечно, объявить нас безответственными умниками, но тем же языком говорит идеолог пропрезидентской партии. Не верите?

Росбалт, 09/12/2002, ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ, 20:00:

 

«Через пять-семь лет будет остро стоять вопрос о существовании России», – заявил в понедельник в ИА «Росбалт» заведующий кафедрой политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета, разработчик предвыборной программы партии «Единая Россия» Александр Юрьев. По его словам, «население страны сокращается как шагреневая кожа», и если не будет найден способ финансового, экономического и социального устройства страны в такой ситуации, то «России не будет».

Юрьев также считает «великим обманом» мнение об огромных природных ресурсах страны. «Мы сможем экспортировать нефть и газ не более 12-15 лет, а потом нам придется эти ресурсы импортировать, – уверен он. – У нас есть пять лет, чтобы придумать, что мы будем производить, продавать и на что будем жить».

Юрьев также отметил: «У нас нет политики, так как политикой является заглядывание на 15-30 лет вперед». По его мнению, если в выборах в Госдуму в 2003 году будут участвовать, как в Санкт-Петербурге, 25 процентов избирателей пенсионного возраста, то время будет потеряно, и уже парламент 2007 года «не будет знать, что делать со страной». «Руководство страны осведомлено об этих проблемах, но оно ничего не сможет сделать без участия регионов», – заключил Юрьев.

 

 

Такова природа власти пожирателей падали, власти воров и мародеров, какие бы государственно-патриотические ризы она на себя не напяливала. Эта власть остается, только обнаглев после Ельцина еще больше. Она добьет «государство РФ», у которого нет будущего.

Но и нам, простому народу, особо корчить из себя страдальцев не стоит.

Каждый из нас в эти годы сделал много ошибок. Кто по слабости, кто по глупости, кто еще почему… Как ни горько, но прав был Василий Розанов, который в октябре 1914 года писал:

 

Дана нам красота невиданная

И богатство неслыханное.

Это – Россия.

Но глупые дети все растратили.

Это – русские.

 

…Вот и возникает «русский вопрос» – такой же, как и «вопрос турецкий», который народился двести лет назад. Тогда, читатель, все смотрели на больную и ослабевающую Османскую империю, раскинувшуюся на богатых землях Восточного Средиземноморья, Малой Азии, Северной Африки и Междуречья. Или китайский вопрос в начале XX века. В двадцатые годы, напомним, Китай очень напоминал нынешнюю РФ. Формально вроде бы существовало единое правительство, но на самом деле власти у него набегало с гулькин нос. Огромные области не подчинялись столице, все лучшее оказалось скупленным иностранным капиталом, аппарат погряз в неописуемой коррупции. Нищета и беспросветность косили китайцев миллионами, и тогда в 1931 году на Китай напали японцы. Китай был, как казалось тогда, безнадежно отстающим государством-руиной, единство которого существовало лишь на бумаге, целые области находились под властью самостийных губернаторов и генералов. Единой экономики тоже не существовало, иностранцы поделили страну на зоны влияния. Массы китайцев в поисках хоть каких-то средств для пропитания бежали из Китая, соглашаясь на самую черную работу в любой стране мира. В этой «национальной руине» за первую половину XX века Китай потерял до трети своего населения.

Сегодня место Китая первой половины XX столетия заняли мы. Причем, в отличие от китайцев той эпохи, русские еще и вымирают физически, снизив рождаемость до ужасающе низкого уровня.

В «Третьем проекте» есть целая глава, в которой рассказывается, что после 2010 года в мире станет нарастать дефицит многого. Например, исчерпаются выгодные экономически и удобные для разработки месторождения полезных ископаемых в умеренных климатических зонах планеты, станет обостряться «газовый вопрос», почувствуется нехватка нефти и электроэнергии. Вот тогда Россия, которая нынче считается слишком неудобной и дорогой для освоения, станет лакомым куском.

 

«Русский вопрос» имеет еще одно измерение – человеческо-психологическое. Вернее, можно говорить о безобразной и всем очевидной деградации правящего слоя Россиянии. Каждое новое поколение правителей страны оказывается все хуже и хуже. Коммунистическая «элита» полностью выродилась за какие-то три поколения. Пришедшая ей на смену «дерьмократическая знать» во главе с Ельциным показалась нам сборищем уродцев и карикатур на людей. Казалось, достигнут самый край. Но вот, когда Ельцин ушел, на фоне нынешнего режима он начинает многим казаться образцом госу-дарственничества, воли и решительности.

Очень не хотелось бы, чтобы оказался прав автор статьи, который написал:

«На сей раз пришли путинцы – совершенно бесцветные, безмозглые, интеллектуально беспомощные существа, над глупостями и провалами которых хохочет весь мир. Путин, похожий на бестелесную голограмму, изрекающую невыразительные и бессвязные речи, неспособный ни на один решительный поступок, стал логическим продолжением деградации России. Эта стая особей пришла с настроениями немного порулить страной и поправить свои материальные дела. И ничего более. Примечательна фигура Путина – этого мелкого чиновника из деградировавшего советского КГБ времен Андропова, который занимал должность какого-то шестого разряда и никогда никем не командовал. Рожденный в 1952 году в Питере, этом граде провинциального, низкопробного западничества, он стал чистым продуктом селекции поколения 1950-х годов рождения. Его интеллектуальные возможности просты, как программа кухонного комбайна. Запад – это край всего хорошего, а в России есть лишь варварство. Россия должна присоединиться к Западу, невзирая ни на какие потери. Есть только одна, „единственно верная“ экономическая теория – либеральная, в экспортном варианте, от МВФ. Ей надо следовать, и тогда все будет хорошо.

Никакой Русской цивилизации не существует. В России есть только один цивилизованный город – Питер, а все остальное представляет собой варварство, лапотничество и азиатчину. Миссия Питера – всех цивилизовать на западный манер. И вообще перед Западом нужно выстилаться ковриком: учить своих детей не в русской, а в немецкой школе, говорить во время зарубежных визитов не на русском, а на немецком.

Убожество этих мозгов, безнадежно пропитанных бело-сине-красной мерзостью, очевидно. Полный крах путинства в чеченской кампании, во внешней политике стал очевидным уже в 2002 году. Тогда же начался новый экономический спад, и наблюдатели отметили полное смятение Путина: как же так? Мы все делаем по либеральным рецептам, а экономического роста – да еще и амбициозного – нет. Умственные способности, для того чтобы понять причины бед, отсутствуют начисто. Зато есть страх перед необходимостью проявить волю, напрячь интеллект, взяться за достижение конкретной цели, затрачивая годы и силы. Нет, идут поиски какой-то «палочки-выручалочки» в горбачевском духе: чтобы рыбку из пруда – да без труда. И все топится в пустопорожних словесах, в бесконечном пиаре. Проблемы забалтываются или замалчиваются. Как заметил в частной беседе один из чиновников путинской администрации в начале 2002 года: а мы решили чеченскую проблему! Как? А так. Теперь сводки из Чечни по телевизору воспринимаются населением так же спокойно, как и сводки погоды. Вот он, уровень мышления путинцев.

Власть в умирающей России постоянно мельчает. Иосиф Сталин, деятель глобального, имперского полета, уступил место Хрущеву и Брежневу, «орлам» республиканско-провинциального масштаба. Потом пришли «лидеры» Горбачев и Ельцин, чей потолок – губерния, и великая страна раскололась. Но потом во власть толпой повалили деятели уровня района и городской мэрии. Стало быть, дальше мы обречены на «вождей» с мышлением на уровне уезда или волости, а то и вовсе домоуправления.

Неужели вы думаете, что носители реальной власти и настоящей силы на Западе этого не видят? Неужели они позволят такой генерации карликов и «бледной моли» держать в руках русское наследство на одной восьмой части суши? Не позволят. И это тоже – часть «русского вопроса»……Вот, есть и такое мнение.

 

Но как будет решен этот «русский вопрос»? Да, читатель, войны изменились. Со времен Второй мировой они стали непрямыми. Это раньше сила применялась грубо и напрямую. Враг не сдается? Нужно расстрелять и разбомбить его, искромсать ударами сухопутных армий, выйти на бой лицом к лицу. Теперь же делают иначе. Лучше заставить своих врагов уничтожать друг друга, лучше столкнуть своего соперника с другой силой в своих интересах. В конце же XX века мы стали свидетелями войн, которые начинались ради того, чтобы подорвать экономическую мощь своих же формальных союзников, для того, чтобы обрушить курс их валюты. Это раньше начинали военные столкновения, чтобы «честно» отобрать у других территории, месторождения полезных ископаемых, захватить рабов или перекрестки торговых путей. Теперь же войны становятся частью грандиозных финансовых спекуляций, способом поднять свою экономику и самыми впечатляющими пропагандистско-психологическими акциями. Бомбят одних – но главный удар при этом падает на головы других. Омерзительная по своему цинизму телевизионная шоу-война с Югославией 1999 года стала здесь хрестоматийным примером.

Да, войны стали иными. Но от этого на них не прекратили убивать людей и крушить целые страны. И разве можно тешить себя тем, что русских минет чаша сия? Что и мы, ослабев до нужной степени, тоже не станем объектом нападения? Например, когда Америке понадобится вновь сплотить весь мир на борьбу с очередной глобальной бедой. Не станет ли такой бедой страшная русская мафия, нестабильность и анархия на земле России, где взбесилась старая техносфера и где взрываются реакторы, где сами по себе стартуют баллистические ракеты со сгнившими электронными схемами…

Можно до конца успокаивать себя тем, что Америка отныне – не враг нам, что ее населяют одни лишь ангелы во плоти. Но разве 9 марта 2002 года газета «Лос-Анджелес Таймс» не процитировала секретный доклад Пентагона о том, что Россия включена в список целей для американских ядерных ударов – вместе с Китаем, Ираном, Ираком, Ливией, Северной Кореей и Сирией? Разве янки не показали нам, что ставят нас на одну доску и со своими злейшими врагами, китайцами, и со странами, которые американцы называют «изгоями», гнездилищами терроризма? То, что кремлевская власть молча стерпела эту принародную пощечину и сделала вид, будто ничего не случилось, ничего не меняет. А если мы откроем планы создания перспективных вооруженных сил США к 2010 году, то увидим и очертания будущей войны. Пусть безъядерной – но оттого не менее опасной для русских. Да и НАТО все больше надвигается на нас. Ну конечно, ваш сосед – милый человек. Он клянется в дружбе и уважении к вам и даже зовет вместе поесть барбекю на своем ранчо в Техасе. Но при этом он почему-то ставит пулемет напротив вашего дома. Почему-то снимает с вас мерку и потом стругает доски в своем дворе, мастеря нечто, до боли напоминающее некрашеный гроб. Что это, как не плановая подготовка к войне?..

 

После бомбежек Югославии в 1999-м и после 11 сентября 2001 года в мире разыгралась новая историческая драма. В финале ее можно прогнозировать распад уже нынешней России, выход из строя ее ядерного оружия, нападение на нас НАТО по уже отработанному югославскому сценарию. Я, Максим Калашников, уже описал это в одной из книг цикла – «Битве за Небеса».

Это – война за установление господства Североатлантической цивилизации во главе с Соединенными Штатами. В отличие от прямолинейных и грубых Первой и Второй мировых войн, здесь битвы пойдут на поле финансовых спекуляций, а не на Курской дуге или в Арденнах. Вместо эскадрилий пикирующих «юнкерсов» и танковых колонн Гудериана в ход идут телевидение и вся мощь западных средств массовой информации. К услугам новых поработителей есть «ударная волна» в виде триллионов спекулятивных, «горячих» долларов, которая может сокрушить экономику самых трудолюбивых и бережливых народов. Здесь оружие пускают в ход только после финансовых и психологических ударов. И если в прошлых войнах Западу приходилось бросать в бой на врага свою молодежь, которую миллионами приходилось одевать в военную форму, то ныне… Ныне к услугам Запада есть целые армии фанатиков и бандитов, угрожающие миру целых стран под именем сепаратистов. Их много – в Чечне, Тибете, на индийских пограничьях и даже в самой старушке-Европе. Не там ли находится Косово, в конце концов? И всю эту агрессивную массу можно умело направлять, снабжать деньгами и оружием. А потом, вопя о нарушениях «прав человека», расчищать путь сепаратистским бандам ударами высокоточного оружия и палубных штурмовиков с авианосных соединений, операциями аэрокосмических экспедиционных формирований.

Так уже было в Югославии 1999 года.

Да, эта война не похожа на битвы эпохи Угля и Стали, с их горами людских тел, раздавленных танковыми гусеницами, расстрелянных ливнями пуль, удушенных газовыми снарядами или уморенных в лагерях смерти. Но цель ее – все то же господство над миром. Но – господство нового типа.

В те времена, когда миллионы человек работали у конвейеров огромных заводов, а Гитлер, вскинув руку, принимал парады войск в черных мундирах, для завоевания господства над той или иной страной приходилось вторгаться в нее огнем и мечом. Приходилось расстреливать и гнать в лагеря миллионы душ, ставить во главе городов и областей своих наместников-гауляйгеров. Громадный концерн Круппа включал в себя заводы в покоренных Франции, Чехословакии, Бельгии, на оккупированных русских землях. Массы людей насильно сгонялись на фабрики и комбинаты новых хозяев. И приходилось готовить даже новых фермеров-помещиков, которые могли бы командовать миллионами рабов-земледельцев.

Сейчас, в эпоху компьютеров и телевидения, все гораздо изощренней. Над покоренными не надо ставить надсмотрщика с бичом и пулеметом. Кредиты, долларовая система, телерадиосети и купленная «элита» правителей-марионеток опутают покоренную страну лучше всяких цепей, удержат почище танковых дивизий. И миллионы душ будут работать на агрессора, выбиваясь из последних сил, отдавая господам мира все самое ценное за простые зеленые бумажки с портретами давно умерших президентов. Все отдадут – и хлеб, и нефть, и металлы, и детей своих, и будущее своего народа.

 

В этой войне главная цель Америки – удержать мировое господство. Теперь у янки нет иного выхода, кроме как жить, уничтожая окружающих. Убивая и раскалывая любого конкурента, способного породить альтернативу доллару. Именно для этого в 1999 году нападением на Югославию и была начата Четвертая мировая.

Нет, не слабая Югославия была конкурентом янки. Нынешние войны намного подлее войн первой половины XX столетия. Сегодня для удара по сопернику можно начать настоящее кровопролитие и нешуточные бомбардировки за сотни, а то и за тысячи верст от его рубежей. Поддержав войну косовских бандитов против сербов, а потом и расколотив Сербию авианалетами, янки подрывали едва возникшую валюту единой Европы – евро. 11 сентября 2001 года они нанесли удар еще сильнее – уже по всему миру, начав пропагандистскую войну в Афганистане. И будут еще новые и новые удары.

Неумолимая логика говорит: ради сохранения господства янки просто вынуждены и дальше взрывать страны и поджигать все новые и новые конфликты. Их цели – уже не только Европа, но и Китай, Индия, Иран. Самое же страшное для русских кроется в том, что для финансовых ударов что по китайцам, что по индусам, что по европейцам США рано или поздно должны атаковать слабую, полуразваленную Росфедерацию, эту тень еще недавно великой Империи. И очень вероятно – то будет военная атака, настоящая война янки против нас. Так, чтобы окончательно разодрать нас на клочья, завладев ключевыми позициями в Евразии.

В «Битве за Небеса» я, Калашников, назвал возможные сроки этой трагедии. Это может случиться, когда наши ядерные силы при нынешней политике бандитских «реформ» прекратят свое существование к 2007 году, когда Америка развернет над своей территорией противоракетную систему, и когда у русских, добитых и вычерпанных «реформами», начнут разрушаться системы жизнеобеспечения страны. Электрическая, нефтегазодобывающая, теплопроводная, финансовая, продовольственная. Когда у нас уже окончательно не будет ни флота, ни зенитных систем, ни военной авиации. Зато США к тому времени должны завершить грандиозную программу перевооружения – «Единую перспективу-2010».

Потеря русскими России будет означать их окончательное вымирание. Характер нынешнего жестокого, лицемерного и циничного Запада таков, что он не станет кормить и содержать побежденных русских. После 1945 года США помогли разгромленным японцам и немцам для того, чтобы они не стали добычей Сталина и чтобы они же создали противовес нашей Империи. А нам-то зачем помогать? Хотите знать, что нас ждет? Посмотрите на Косово наших дней, где озверевшие албанцы под сенью натовских штыков уничтожают и сгоняют с земель сербов. Мы, с точки зрения Запада, – всего лишь выродившаяся популяция, народ-неудачник, тупиковая ветвь человеческой эволюции, мерзкие орки, и мы должны очистить занимаемое пространство для более сильных и удачливых. Нам никогда не светит участь попасть под добрую оккупацию и подняться экономически, сэкономив на необходимости содержания своей армии, как это случилось с Японией. Времена сильно изменились. Теперь Запад колонизирует другие земли, но не развивает их, а высасывает из покоренных стран, и народов все их финансы и интеллект, останавливая их развитие. Печальной станет и судьба «новых русских», лишенных своей страны. Неокочевники, которые правят Америкой, превратят их в объекты охоты, и это мы предвидели в книге «Третий проект».

Даже нынешняя нелепая и лишенная воли Российская Федерация все равно остается бесконечно чуждой и для США, и для Европы. Смешны потуги нынешнего Кремля найти в европейцах союзника против США. Судьба сложилась так, что Старый Свет смертельно боится сильную Россию, сразу же воображая русские танки на улицах Берлина, Вены, Рима и Парижа. А Россию слабую Европа презирает и не считает нас за людей, какие бы там прекрасные слова не изрекали их политики.

Значит, вот третья причина грядущей войны на наше уничтожение как цивилизации – «русский вопрос». Нужно заполнять пустоту, стремительно и неотвратимо образовавшуюся на территории, которая некогда была сердцевиной великого Советского Союза. Говорят, слабость жертвы провоцирует агрессора на атаку. Мы, чужие для США и Европы, сегодня слабеем, и уже исчезает последняя гарантия нашей безопасности – ракетно-ядерный потенциал. Под возвращенный народу советский гимн его каждый день доламывают все, кому не лень. Нам возвращают красную звезду на боевые знамена, но при этом призывают смириться с продвижением НАТО на Восток.

 

Глава 6

Полигон

 

А теперь, читатель, назовем четвертую возможную причину войны хозяев Америки против обессиленной и беспомощной России.

Перед решительной битвой новым кочевникам нужен полигон.

 

Некоторые думают, что если США вооружаются против Китая, и если именно он – их главный противник в этом веке, то России бояться нечего. Можно даже пойти в услужение к Америке, получив от нее куски с барского стола.

Что ж, внешне логично. Но тогда напомним об опыте XX века. Если кто-то готовится к войне и вооружается против своего главного противника, то сначала непременно находит слабого, на котором можно потренироваться перед основной войной. Не верите? Тогда вспомните, как Гитлер и Муссолини обкатывали свои планы на Абиссинии-Эфиопии и Испании. Эфиопам, вооруженным кремневыми ружьями и копьями, в 1935 году пришлось познакомиться с ударной силой мотомеханизированных частей и штурмовыми ударами авиации. Поскольку Абиссиния никак не могла ответить дуче, то итальянцы применяли против них даже нарывной газ в авиационных бомбах, и тысячи эфиопов погибли страшной смертью – с сожженными ипритом глазами, отхаркивая по кусочкам разъеденные газом легкие.

Немцы потрясли весь мир своим блицкригом. Стремительные броски танковых и мотопехотных частей, которым расчищают путь страшные пикирующие бомбардировщики, поставили на колени всю Европу и половину России. Но вначале с этими немецкими новинками познакомились испанцы. Японцы, готовясь к покорению Азии и войне с мощными США, впервые опробовали искусство рейдов авианосцев на полураспавшемся Китае 1930-х с нестройными и плохо обученными войсками, вооруженными на уровне 1910-х годов. Тогда же они опробовали и метод налетов авиации через море. Янки испытывали возможности атомной войны и массированных ударов стратегической авиации по городам на едва живой Японии 1945 года, на агонизирующей Германии. Так, чтобы использовать сей опыт в возможной войне с русскими. Мы, готовясь к войне с немцами, сначала бросили свою колоссальную сухопутно-воздушную мощь на маленькую Финляндию, которая была практически лишена бронетанковых сил, флота и бомбардировочной авиации.

США, планируя нынешнюю войну и раздел советского наследства, показательно искромсали в 1991 году Ирак, а в 1999-м – Югославию. Ни та, ни другая страна не могли достать своим оружием авианосные эскадры США, уничтожить базы их ВВС, перерезать пути снабжения американских войск, а тем паче – ответить ракетно-ядерным ударом по городам Америки.

Очевидны две простые закономерности таких «полигонных» войн. Прежде всего подопытная страна не должна представлять собой реальной опасности для агрессора, который решил потренироваться и поднабраться боевого опыта. Ей всегда практически нечем ответить на применение нового оружия и новой тактики. Во-вторых, печальная участь полигона должна нагнать страх на главного противника, сломать его волю. Она рождает ужас, который затем покатится впереди войск агрессора в будущей, самой главной войне.

Именно поэтому немцы, разгромив в 1939-м полукрестьянскую Польшу, не пожалели денег на роскошный фильм «Крещение огнем», который во всей красе показал жуткое действие пикирующих бомбардировщиков Ю-87 и истребителей-бомбардировщиков Ме-110. Геринг показывал эту ленту европейцам, вселяя в их души смятение и трепет. Видеоряд горящих городов, разгромленных укреплений и расстрелянной с воздуха техники начисто отключал логическое мышление, заменяя его безграничным ужасом. Никто не думал о том, что поляки не могли сбивать немецкие машины, не имея флота современных истребителей, и что на самом деле «лаптежники» Ю-87 – это тихоходные и слабо защищенные машины. Нет, в пораженном сознании «Юнкерс» представал в образе неуязвимого, разящего чудовища, которое пикирует прямо на тебя, и завывание его сирены леденит душу…

Совершенно тот же прием использовали и США после разгрома Ирака в начале 1991 года, но только на неизмеримо более высоком технологическом уровне, с гораздо большим размахом психологической кампании. Вся мощь глобального телевидения, мировой прессы, красочные видеофильмы и сайты Интернета создали впечатление бойни машин и людей, учиненной американцами в Персидском заливе. О Югославии даже и говорить не хочется. Родились мерзкие «телевизионные» войны, войны-шоу.

В случае со связкой «США – „новые кочевники“ в дело вступает еще один фактор – фактор полной безнаказанности для нападающего, фактор „нулевого риска“. Дело в том, читатель, что по плану „Единая перспектива-2010“ эта связка должна создать такие вооруженные силы, которые превзойдут любого противника на Земле, так же как когда-то белые колонизаторы с винтовками, картечницами и пулеметами превосходили суданских повстанцев Махди с их саблями и копьями. Тогда англичане выкосили на поле боя тысячи суданцев, потеряв всего нескольких своих. Хорошо вести войну, при которой ты так же недосягаем для противника, как и мальчишка, который увлеченно играет в очередную „стрелялку“ у экрана компьютера. Уже сегодня звездно-полосатые сумели провести две войны, в которых их потери оказались во много раз меньше, чем у их противников. Пусть даже янки и уменьшили число своих сбитых и убитых в несколько раз. Это – 1991 год в Ираке, операция 1998-го „Лис пустыни“ (вторая воздушная война против Ирака) и террор против Югославии в 1999-м.

Почти в этом же ряду стоят операция 1995 года с воздушными ударами по краинским сербам и война в Афганистане 2002 года. В этих случаях янки стреляли, как по мишеням, а черную работу по очистке территории и уничтожению противника вела туземная пехота – хорватские части в одном случае и разношерстные ватаги Северного альянса – во втором.

Отсюда рождается чувство собственной неуязвимости, почти полного отсутствия риска собственных потерь. Нарушается главный принцип войны: если ты применяешь насилие против кого-то, то и сам рискуешь пасть в бою.

Даже войны в Корее и Вьетнаме не давали американцам этого чувства. В Корее они видели атаки страшных Т-34 и ночные засады, в обеих войнах они сталкивались с врагом в яростных наземных боях и несли потери от истребителей и зенитных ракет тех, с кем воевали. Счет убитых янкесов шел на десятки тысяч. А тут – совсем иная картина, и чувство подавляющего превосходства уже кружит голову звездно-полосатым, снимает всякие психологические тормоза, делает войну легкой, желанной и захватывающей игрой. И это уже сейчас. А что будет еще лет через десять, когда на смену нынешней супертехнике американских военных придет поистине чудесное оружие? Тогда последние тормоза откажут.

Вот тогда неокочевникам и подвластным им США понадобится удобный полигон. Перед самой решительной «разборкой» с китайцами. Выгоревшая и выболевшая изнутри Россия, обладающая лишь потрепанными остатками советской военной машины с оружием на технологиях 30-40-летней давности (а то и производства тоже!) становится прямо-таки идеальной «грушей» для разминки военных кулаков. Особенно если эти кулаки испытывают жуткий зуд…

 

Дышащая на ладан «трехцветная» Россия рискует стать полигоном еще по одной причине. Мы уже с вами решили, что в борьбе с Китаем правители Америки никак не обойдутся без контроля над стратегически важными территориями РФ и над ее природными ресурсами. Так что и в этом случае на мир рассчитывать нам никак нельзя. Начинать с прямого задирания Желтого Дракона Америке крайне опасно. Хотя Китай в своей научно-промышленной и экономической мощи равен примерно Советскому Союзу 1970-х годов, и у Пекина есть всего лишь несколько десятков межконтинентальных ракет с ядерными зарядами, у китайцев имеется другое, весьма грозное оружие – решительность. Пекин – это вам не нынешняя Москва, превращенная в трусливую и продажную бабу. Это в Москве побоятся нажать на стартовую кнопку в ответ на удар. В Китае же нажмут непременно, и в США это прекрасно понимают. Поэтому горсть китайских межконтинентальных ракет стоит больше, чем тысяча россиянских. Китай далеко не безобиден. США угрожают 13 из 18 ядерных ракет «Дунфан-5» наземного базирования (Второй артиллерийский корпус НОАК) и еще несколько установок подвижных баллистических систем DF-31 (аналог нашего «Тополя»). Китайцы способны довольно быстро нарастить парк подвижных установок. Кроме того, у них есть старые ракеты «Дунфан-4», несущие по одной боеголовке мощностью в три мегатонны. В 1990-е годы китайцы поставили на вооружение несколько двухступенчатых ракет «Дунфан-3М» с 4-5 боеголовками в каждой, да еще и трехступенчатую НТ-1 (три заряда в каждой). Наконец, у них есть ракета о десяти боеголовках, которая в США обозначается как CSS-5. Это – аналог самой страшной для США русской ракеты типа «Сатана», ради уничтожения группировки которой американцы потратили немало сил и средств.

А вот Россия – явно не Китай. Очень удобная цель. Страна, которая сама себя разграбила, сама сгубила свою мощь. Страна, которая потеряла и волю, и честь, и решительность. Страна, население которой на всех уровнях власти и жизни ежедневно пропивает и сдает свою Родину. Однако ее по-прежнему видят как того самого страшного русского медведя – с одиннадцатью тысячами ядерных боеголовок, с огромными флотом и ВВС, космическими группировками и тысячами танков. Этот призрак нашей Империи живет в подсознании. Мой знакомый директор одного из самых сильных оборонных институтов, славный осетин, рассказал мне историю. Дело было уже в 1990-е, в час наибольшего позора и унижения русских. Западники тогда давили нас по всем направлениям, перекрывая каналы экспорта высоких технологий на восточные рынки, изнуряли наших проверками да инспекциями. Во время одной из них нашего славного осетина достал немец. И тогда Цагароев (мы немного изменили его фамилию) вскипел:

– Вы чего добиваетесь? Чтобы в Европу снова ворвались русские танки? И чтобы я шел на одном из них, и вращал башней, нацеливаясь стволом пушки на ваш дом?

Немец побледнел. Его лицо исказил страх. Потом он у себя дома рассказывал о том, что профессор Цагароев собрался давить его на танке…

Страх перед русскими все еще сидит в подкорке Европы. Образ нашей Империи еще не растворился в небытии окончательно. В США это знают. Они прекрасно понимают, что показательная расправа над Россией будет обладать потрясающим морально-психологическим действием для всего мира.

Голливуд умрет от зависти…

 

Сложите воедино клочки информации. Мы возьмем ее по состоянию на самое начало 2002 года. И, хотя она уже изрядно устареет к моменту, когда вы будете читать эту книгу, основная идея все равно останется той же.

Если супердержава вооружается бешеными темпами – жди войны. Зимой 2002-го президент США Джордж Буш объявил о начале чудовищной гонки вооружений.

Если США собираются создать десять аэрокосмических ударных соединений к 2010 году и полностью компьютеризованную армию, то кто станет полигоном? С Ираком к тому времени покончат. Иран? Масштабы не те. Бросить все это против полудиких стран с партизанскими ратями вроде Афганистана? Смешно. Да и против террористических организаций такая силища чрезмерна. По воробьям из пушек не стреляют. Нет, все нацелено на поражение больших государств, которые обладают и большими армиями индустриального типа, и ядерным оружием, и худо-бедно развитой инфраструктурой. И опять в списке появляется Россия…

 

Мы подходим на роль идеальной мишени даже тем, что после 2010 года остаемся практически без вооруженных сил. Если, конечно, все останется по-прежнему. И мы станем свидетелями уникального эксперимента: долго ли протянет страна, лишенная армии, авиации и флота?

Нам удалось раздобыть секретный доклад, который начальник Генштаба Квашнин делал в мае 2002 года. Его изучение разит наповал.

Армия под бело-сине-красным флагом необратимо распадается. Квашнин считает, что денежное довольствие офицерам нужно повышать не вдвое, а в несколько раз, иначе офицерский корпус времен СССР уйдет, а нового не окажется. Только в 2001 году, помимо всяких сокращений, армию покинули свыше 90 тысяч кадровых военных, которым не исполнилось и 35 лет.

«До Урала у нас уже нет командиров батальонов, за Уралом – командиров полков. Дошло до того, что не находится желающих учиться на генералов и адмиралов: впервые в истории Российского государства в академии Генштаба и Военно-морской академии недобор. И это при том, что зачисляли всех желающих, от которых из-за низкой компетенции и знаний избавлялись командиры на местах », – говорит А. Квашнин. Падает качество выпускников военных академий: они не способны командовать даже полком, не разбираются в системах вооружения, не умеют читать оперативные карты, проводить занятия с подчиненными.

«Трехцветную» армию захлестнули воровство и хищения. Только с начала 2002 года из Минобороны в МВД России поступили запросы на розыск 27 тысяч единиц стрелкового оружия. Этим арсеналом можно вооружить несколько мотострелковых дивизий. По подтвержденным данным, только за шесть месяцев этого года около 7 тыс. преступлений были совершены с применением похищенного оружия, а за весь прошлый год – около 13 тысяч. Всего же в 2001 году в отношении военных возбуждено более 23 тыс. уголовных дел, среди которых 432 случая растраты и присвоения имущества, 307 умышленных убийств, 341 разбой, 727 грабежей, а каждое второе преступление относится к категории особо тяжких.

И все прекрасно понимают, что Россияния никогда не сможет завести профессиональную, наемную армию. У нее нет на это денег. Вернее, их хватит лишь на несколько дивизий. Даже сейчас, когда солдаты служат по призыву и обходятся дешево, Россияния катится к катастрофе с вооружениями и боеприпасами. В мае 2002 года «Независимая газета» опубликовала жуткие факты. Даже малая чеченская война истощила запасы бомб, снарядов и патронов к стрелковому оружию. Уже кончились снаряды для 152-мм гаубиц современного типа. Иссякают огнеприпасы к 122-мм гаубицам Д-30, и уже приходится выкатывать гаубицы М-30 времен войны с Гитлером – потому что к ним еще есть снаряды. Из-за того, что военная промышленность стоит, в Чечне применяют только старые установки залпового огня «Град», ни разу не пустив в ход новейшие системы – «Смерч» и «Ураган». Нет запасных частей и снарядов к новым танкам – и в бой бросают старье, Т-62. Авиация полностью исчерпала запасы высокоточных бомб и ракет, и ей не хватает даже старых бомб свободного падения. Даже производство обычных автоматных патронов свернуто и давно не восполняет того, что расстреливается бойцами в Чечне. Это в условиях, когда производство боеприпасов в США только нарастает.

Наложим на это данные физического развала флота, ВВС и ракетно-стратегической группировки – и вот картина маслом налицо. К 2010 году, когда по планам «великих реформаторов» и должно начаться перевооружение армии, у нас окончательно умрет без заказов оборонная индустрия, и армия наша превратится в скопище плохо обученных мужиков со старыми, безнадежно отставшими от времени «калашами».

Грех упустить возможность потренироваться на таком «мощном противнике»!

 

Можно еще считать, что Америка готовит для России несколько иную участь – мирового «яблока раздора» и великой «черной дыры» для сил и средств тех цивилизаций, которые могут бросить американцам вызов. Поэтому, мол, звездно-полосатые бить нас не станут.

Но хрен редьки не слаще. Ведь для того, чтобы превратить Россию в такую «черную дыру», нужно сначала ее убить. И тогда спровоцированные Исламский мир, Китай и Европа начнут драку над трупом Русской цивилизации, стремясь переделить ее наследство и отхватить себе новые территории. Конечно, план очень красив и остроумен: местом стычек и столкновений становятся некогда русские земли, причем земли эти для освоения и удержания требуют умопомрачительных расходов и вложений. Вместо того чтобы усиливаться и направлять энергию на борьбу с Америкой, целых три цивилизации изнуряют сами себя и друг друга в изнурительной борьбе на «проклятой территории».

Но нам-то от этого не легче! Нас-то все равно сначала должны уничтожить как единую страну, как отдельную цивилизацию. Причем и этот сценарий вовсе не исключает использование России как полигона для проверки возможностей новейших вооруженных сил после 2010 года. Ведь Югославию тоже не оккупировали, а лишь бомбили, но она тем не менее распалась.

Поэтому в списке причин назревающей против России войны мы ставим третью – полигонную.

 

Глава 7

Пришествие «детей виртуальности»

 

Наконец, назовем последнюю возможную причину будущей войны. Она лежит на стыке разных явлений Западного мира, и для краткости назовем ее торжеством виртуального сознания.

Во власть после 2010 года мощным потоком пойдет поколение, целиком воспитанное на компьютерных играх. Которое уже не умеет читать, размышлять и фантазировать, но которое привыкло в играх своих все убивать и крушить в виртуальном мире компьютерных «геймов», ничем не рискуя. И при этом в подкорке у этих детей сидит представление о том, что у них – не одна жизнь, а несколько, много жизней – как в игре. И что в любой момент все можно начать снова, нажав на кнопку «рестарт».

Впрочем, обратимся к нашему досье. Любопытную заметку по этому поводу поместила «Техника молодежи» в сентябре 2001 года. Кимберли Томпсон и Кевин Ханингер из Гарварда установили: популярные видеоигры категории Е, рекомендованные для детей старше шести лет, воспитывают в чадах склонность к насилию и жестокости. Там нужно бить, стрелять и убивать, и за это полагается вознаграждение. В играх типа «action» на насилие уходит 91 процент времени, причем в 27 процентах игр насилие приводит к смерти. Пусть убийство и вознаграждение за него виртуальные – в сознании компьютерного поколения виртуальная реальность не отличается от настоящей жизни. Если учесть, что в 1999 году 70 процентов американских детей проводили время у компьютеров или электронных игровых приставок к телевизорам, стоит ли удивляться тому, что в США повсеместно школьники открывают огонь из пистолетов и ружей в школах, смешивая игру с действительностью?

Но параллельно с прививкой жестокости у компьютерного поколения происходит падение умственных способностей. Ученые университета Тохоку в Японии обнаружили, что компьютерные игры стимулируют лишь те участки головного мозга, которые отвечают за зрение и движение, но не способствуют развитию других важных его участков. Игры останавливают развитие лобных долей мозга, которые отвечают за поведение человека, тренировку памяти, эмоции и обучение.

Кстати, именно неразвитость лобных долей мозга делало примитивного человека, неандертальца, злобным и вспыльчивым, неспособным жить в большом коллективе. Именно поэтому неандертальцы были истреблены человеком нашего типа – кроманьонцем, хомо сапиенсом. Когда людям приходилось из-за болезней удалять лобные доли (лоботомия), то оперированный совершенно терял контроль над собой. Он не мог Сопротивляться своим импульсивным желаниям. Понравилась ему женщина – и он бросается на нее. Хочется кого-то убить или ударить – он хватается за тяжелый предмет.

Так вот, компьютерные игры ведут к деградации именно лобных долей. А те дети, которые занимаются старой доброй арифметикой и решают традиционные математические задачи, лобные доли развивают. Когда их интеллектуальные способности сравнили с Успехами тех юных, которые дни напролет проводили за видеоприставкой «Нинтендо», то оказалось, что для решения арифметических задачек уровня наших прадедушек нужны гораздо большие интеллектуальные усилия, чем те, которые «видекомпьютерные» чада тратят на свои «стрелялки» и «ходилки», и усилия эти как раз и приходятся на лобные доли нашего мозга. Кроме математики, лучше всего мозг развивают занятия, которым предавался еще Михаило Ломоносов в эпоху свечей и парусов, – чтение и письмо.

Профессор Рюто Кавасима, который и проводил это исследование во главе целой группы, горестно качает головой. С детьми нового поколения, которые режутся в компьютерные игры чуть ли не с пеленок, в общество придут новые и страшные проблемы, доселе человечеству неведомые. Мы же добавим: в бурную Эпоху Перемен, когда все будет зыбким и опасным, к власти придет поколение, которое станет страшным источником нестабильности и самого безумного авантюризма. То будут люди, потерявшие чувство реальности, да еще и деградировавшие умственно и эмоционально, в сторону обезьянолюдей.

Именно такие «дети виртуальности» будут более всего склонны решать возникающие проблемы войной. Есть «русский вопрос», вопрос полигонов, прикрытия американского перехода в новый мир и вопрос сдерживания Китая? Семь бед – один ответ.

Насилие. Война. А вот и новые вооруженные силы поспели, которые так похожи на привычные с детства по сотням и тысячам компьютерных игр.

Однако даже на этом последствия «виртуализации сознания» не кончаются. Это очень сложный процесс, и додумывать его последствия для России мы предоставим вам, дорогой читатель. Но как пищу для размышлений приведем здесь текст с сервера газеты «Завтра».

 

 

Четвертый рейх
Мусорщики

 

«Завтра», № 14(437), 02.04.2002; автор: Игорь Анатольев

 

Kleinstaatengerumpel, говаривал Гитлер. Мусор маленьких государств. Чем быстрее мы его ликвидируем, тем лучше. Европа должна принять новую форму. Конечно, это возможно лишь под германским руководством. Мы живем в мире, где, если ты не уничтожаешь, уничтожают тебя.

Фюрер не первый и не последний выразил эти идеи, хотя именно ему удалось – правда, на короткое время – воплотить их в жизнь. При нем мусор стали понемногу расчищать и строить на его месте величественное здание Объединенной Европы: с единой валютой, прозрачными границами и наступательной внешней политикой. Историки, правда, говорят, что с административной точки зрения Третий рейх представлял собой полный хаос. Фюрер решал все вопросы: от объявления войны Америке до закрытия беговой дорожки на ипподроме под Мюнхеном. Не существовало даже некоего подобия кабинета министров. Фюреру и не нужен был кабинет – он верил в свой дар предвидения и способность усилием воли менять положение вещей. Практически полная безответственность чиновников вела к невиданным ранее злоупотреблениям – коррупции, узурпации власти силовыми структурами, у которых была своя собственная повестка дня.

Сегодня европейский проект продолжается – только провидческий гений фюрера заменен на коллективный разум эдакого общеевропейского политбюро, Еврокомиссии. Просветители считали, что государство, как и планета, может появиться с кончика пера. Европейский проект развивался в ногу с техническим прогрессом. Так что теперь он представляет собой генерированную компьютером виртуальную реальность. Что, впрочем, позволяет примирить все противоречия и нелепости замысла в некоей идеальной многомерной конструкции.

Скажем, Германия видит единую Европу как некое расширение Германии – чем-то вроде федерации земель, где у Баварии или Шлезвиг-Гольштейна будут, примерно, такие же права, как и у Чехии или Португалии. Для Великобритании Европа – это, скорее, вариант Британского Содружества: с самостоятельными государствами, которых связывают единая культура и общий рынок. Франция представляет себе единую Европу как некую большую Францию – с решительной и самостоятельной внешней политикой, обширными социальными программами, культурной и политической экспансией. Мнением Португалии никто не интересуется. Италия быстро глотает свой кофе и спешит на очередную встречу, чтобы без нее о чем-нибудь не договорились.

Греция пьет кофе по-другому: неторопливо ждет, пока опустится вниз осадок. Греки наблюдают за тем, что происходит, со стороны – и так уже не первое тысячелетие. «Бриан – это голова». «Солана – не Солон».

В нынешней виртуальной игре «Построй Европу» участники становятся в матиссовский круг танцоров. У каждого танцора на голове шлем, который позволяет ему видеть свой собственный вариант реальности. Шлем – это выродившиеся «болтающие классы» с их газетными колонками, мелкими партийными разборками, душной сентиментальностью и искренним безразличием.

Долго ли продлится танец? До тех пор, пока кто-нибудь из участников не снимет шлем и не выйдет из круга. Конечно, это не предусмотрено проектом, и потому невозможно.

В сегодняшней Европе существующим признается лишь то, что наличествует в изумительном чертеже, и, наоборот – то, чему нет места в великом проекте, объявлено несуществующим.

 

 

 

Европа потребителя

 

С.Н. Булгаков в «Размышлениях о национальности» писал:

 

«Государства создаются не договором космополитических общечеловеков и не классовыми или групповыми интересами, но самоутверждающимися национальностями, ищущими самостоятельного исторического бытия».

Государства прошлого создавались народом и верой. Сегодня и тому, и другому нет места в строящемся Городе Солнца.

Нет народа – есть потребитель. Нет веры – есть великий и ужасный пиар, перед которым все трепещут, как перед языческим истуканом.

Политический маркетинг и подчиненная ему статистика раздробили народ на меньшинства и группы по интересам. Есть одинокие матери, гомосексуалисты пакистанского происхождения, католики-пользователи ПК до 25 лет и так далее. Для каждой из этих групп политик разрабатывает свой торговый ход, свой набор слоганов. Есть бесконечно дробящиеся меньшинства, но нет большинства – народа, единого в своей духовной истории и судьбе. Чтобы вести народ, нужны воодушевление, одержимость, фанатизм, как – во всяком случае, на первых порах – у Кромвеля, Гарибальди, Гитлера. Это трудно подделать, хотя уже Гитлер хорошо умел продавать банкирам свои горячечные видения. С потребителем все просто. Это та же собака Павлова: нужно лишь знать, где простимулировать, чтобы потекла слюна.

Когда власть в Сербии перешла от поколения отчаянных, но обреченных борцов, к поколению потребителей, последние, не задумываясь, продали «отца нации» ее заклятым врагам.

Премьер Сербии при этом заметил, что его соотечественников сейчас больше интересует итог последнего футбольного матча, чем судьба бывшего президента. Приветствуя этот поступок, западные лидеры дали понять, что уже при жизни этого поколения Сербия вполне может войти в Евросоюз.

Это совершенно естественно, потому что сербы прошли главный тест – показали, что стали нормальной нацией потребителей, управление которой не доставит хлопот.

Прошло время песен о Косовом поле, мечтаний о небесной Сербии, время народа-легенды, который стремился ни при каких обстоятельствах истории не терять своего Бога. Началась тренировка рефлексов слюновыделения.

Впрочем, у сербских дедов еще долго будут храниться пулеметные ленты, и поколение внуков, возможно, нанесет ответный удар.

Будучи насильно изгнанной из мира, вера уходит в неподвластные земным властям пространства и способна, как это уже бывало в европейской истории, вернуться. Вера концентрируется в отдельных личностях, которые со стороны могут выглядеть одержимыми. Жанна д'Арк создала Францию усилием воли – но чтобы случилось, если бы ее не было? Не было бы Франции? Таким образом, если Франция существует, есть и провидение. При помощи провидения воля творит историю, каким-то необъяснимым образом сочетаясь при этом с высшей ответственностью – ответственностью не перед вышестоящим бюрократом, а перед Богом и судьбой. Чтобы осуществить общеевропейский проект в настоящей, а не виртуальной реальности, Европе нужен был бы именно такой лидер.

Гитлер и Наполеон были самыми яркими фанатиками, одержимыми европейской идеей. Но они отчитывались не перед Богом, а, скорей всего, перед противоположной инстанцией.

Не сообщает ли это чего-то существенного про происхождение всего проекта? Впрочем, сейчас если и существуют одержимые Европой бесы, то это, скорее, существа типа Передонова.

Мелкий бес может править лишь в мареве иллюзий, которое создается пиаром. Его власть над совершенным потребителем безгранична, ибо тот не может выйти за пределы расчерченного перед ним поля и, следовательно, лишен воли.

Потребителю шепчут о безграничных возможностях выбора, но в действительности это выбор между разными формами одной и той же субстанции, измеряемой в деньгах и, следовательно, равной самой себе. Выбор внутри этого поля – это всегда выбор между разными виртуальными играми, но в любой из этих игр играешь не ты, а играют тобою.

 

 

 

Лара плюрализма

 

В этом смысле каждый потребитель – это версия Лары Крофт «Играй Мною». Кто такая Лара Крофт? Гуттаперчевая героиня компьютерных стрелялок, Лара долго обреталась в киберпространстве, питаясь мозгами подростков и программистов. Ей удалось стать бисексуальным идолом постсексуального общества, в котором виртуальная коммуникация заменила все нормальные человеческие связи. Под поверхностью общества, организованного согласно компьютерной модели, бродят страшные силы хаоса и разрушения. Система, по определению лишенная морали, предусматривает, конечно, ограничители в виде установленных повсюду телекамер CCTV и других форм доносительства и слежки. Но этого недостаточно, и Лара Крофт обеспечивает виртуальную разрядку. Лучше перевоплощаться в полногубую бестию, разрушающую виртуальные империи, чем стрелять в живых одноклассников на школьном дворе. Фирменный стиль Лары Крофт – найти врага и низвергнуть на него силы хаоса и разрушения – временно замещает реальную войну всех против всех, Голливуд всегда умел выражать Zeitgeist, находить «героев нашего времени» и делать на этом миллионы. Лару Крофт взяли из компьютера и посредством суррогатного тела актрисы Анджелины Джоли сделали «больше, чем жизнь».

Появление Лары Крофт на целлулоиде сопровождалось беспрецедентной рекламной кампанией, особенно в Европе.

Европа когда-то подарила Америке статую Свободы. В ответ старый мир получил от прекрасного нового Лару Крофт – с черной косой, бластером и черепом на пряжке ремня впридачу. «Вооруженная и опасная», Крофт-Джоли появилась одновременно везде: от популярных программ цифрового телевидения до культурного приложения газеты «Санди Таймс». На экране и в газетах мы видели, что Лара Крофт – это не только бестия разрушения в высоких ботинках. Это и британская аристократка, дочь лорда и выпускница средней школы в Уимблдоне. Перед съемками рожденной в Голливуде Джоли пришлось освоить произношение английских высших классов. В перерыве между съемками, проходившими, кстати, в Англии, Джоли провела много времени в лондонских музеях.

Маркетологи из Голливуда не могли сделать более удачного выбора: ведь трудно сказать, где кончается Лара и начинается Джоли. Пишут, что первый муж Джоли бросил ее потому, что купил Sony PlayStation и чересчур пристрастился к Ларе.

В интервью Джоли говорила, что не прочь бы заняться с Ларой Крофт любовью – ведь «никто ничего не знает о ее сексуальности».

Лару позиционировали на рынке как персону с неопределенной сексуальностью и национальностью – иными словами, идеал общеевропейца. В Европу, где идея единства никак не может перерасти рамки экономической необходимости, Лара пришла как долгожданное выражение общеевропейской идентичности. Лара – это и народ единой Европы, и его судьба. Она является и идеалом, и зеркальным отражением общеевропейца-потребителя.

Сегодня потребитель перестал быть объектом маркетинга, он становится – помимо своей воли, конечно, потому что таковая у него, по определению, отсутствует – еще и субъектом маркетинга, то есть агрессивной маркетинговой силой. Сейчас потребитель – это сам себе брэнд, которому предлагается сделать свое имя собственным логотипом. Политика в эпоху пиара свелась к маркетингу политиками самих себя как брэндов при помощи политических партий, которые выступают как супербрэнды. Политический маркетинг при необходимости плюралистичен, ибо супербрэнды поддерживают друг друга, даже сражаясь между собой. То, что на поверхности кажется борьбой, на самом деле является синергией.

Англия, Франция, Италия, Испания могут превратить вечную борьбу в синергию одним-единственным способом: превратившись в супербрэнды и играя по правилам маркетинга. Отбросив за ненадобностью культурную глубину и превратившись в гроздь рекламирующих друг друга брэндов, каждая из стран-супербрэндов может синергично с другими строить свою маркетинговую политику.

Абсолютный, ничем не мотивированный, но в то же время отчаянный динамизм Лары Крофт – это маркетинг, доведенный до совершенства. Она не существует без движения, невозможно представить себе Лару Крофт созерцающую. Лара Супербрэнд – это и есть идеал современной европейской политики, в которой абстрактная идея не нуждается в оправдании жизнью, в постоянном возвращении к истокам, в размышлении, во взвешивании. Проект победил жизнь абсолютно и окончательно. Жизнь уволена, проект занял ее место. Виртуальный фетиш Лары Крофт живее всех живых.

Лара Крофт является и необходимостью единой Европы. Ее реальное единство существует лишь в виртуальной реальности, куда каждый проецирует что-то свое, а все вместе находят притягательный образ Лары Крофт как выражение общеевропейской идеи.

В эпоху маркетинга любой брэнд должен выглядеть эротично. Это понимал еще предтеча современного политического маркетинга Адольф Гитлер. Стиль Третьего рейха – всегда живое свидетельство того, что между политикой и эротикой нет границы, что это единое политико-эротическое пространство. Современность придала такому пространству новое измерение – коммерческое. Эпохальное изменение совершил тот, кто продал первую футболку с портретом Че Гевары. Эта футболка лежит в основании системы координат нового пространства, в котором к политической оси X и эротической Y добавилась коммерческая Z. Лара Крофт позволила ввести в это пространство самого потребителя. Ранее чегеваровская футболка делала его причастным к такому пространству, которое становилось его кожей, его оболочкой.

Теперь же потребитель исчезает, растворяется в своей собственной проекции, становится равен самому себе, становится виртуальной Ларой Крофт. Ее/его эротизм мультимедиен, ее/его политика автоэротична, ее/его маркетинг политичен.

 

 

Католицизм маркетинга

 

Английский премьер Тони Блэр в Варшаве поделился своей мечтой о создании единой Европы в «пятьсот миллионов потребителей».

Расширение Европы на Восток означает расширение именно этого пространства – XYZ Лары Крофт. Маркетинг раздробил немцев, британцев, французов, испанцев в калейдоскоп не связанных друг с другом групп, но вместе с тем, в своей основе они как потребители – едины. Поэтому и возможен выработанный компьютером образ идеального немца, британца или испанца.

Компьютерное моделирование – это археология настоящего, верный признак того, что сам человек из плоти и крови становится ненужным и вскоре должен отмереть или быть заменен более совершенным потребителем (прежде всего из-за антикапиталистической скудости своих реальных потребностей). Компьютер, как когда-то академик Герасимов, в состоянии выдать нам образ не только объединенного немца, но даже и объединенного европейца (это, конечно же, Лара Крофт). В Ларе Крофт сливаются Блэр и Азнар, Шредер и Жоспен, Вим Дуй-зенбург и даже Карла дель Понте.

Кстати, символично, что земной носитель идеального образа чернокосой бестии родом из Голливуда. Голливуд, как всеобщий наинизший знаменатель, тождествен маркетингу и выполняет в объединении Европы ту же роль, что когда-то играла католическая церковь. Возможно, поэтому культ Голливуда в Европе имеет все признаки религии.

 

 

Европа как чистый лист бумаги

 

Все разумное действительно, и если это не так, то тем хуже для разума и для действительности. Любой проект, за который двести лет назад автора упрятывали в желтый дом, сегодня признается разумным, если он вписывается в общеевропейский большой чертеж.

Комиссар из Брюсселя, например, может приказать крестьянам, что жиров в масле должно быть ни больше и ни меньше, чем 82 процента. Можно не сомневаться, что любого из тех португальских или греческих крестьян, которые посмеют отклониться от ниспосланной свыше пропорции, ждет сума или тюрьма.

Еврокомиссия может объявить территорию Европы свободной от ящура. Если ящур вопреки высокому указанию прокрался на континент (или никогда с него не уходил), то тем хуже для региона, где зафиксирован подобный непорядок. Здесь весь скот уничтожается как класс, а фермеры рады и тому, что в жертвенный костер богу Евросоюза не подкладывают их собственные кости.

Таким образом, если общеевропейский проект признается разумным, силы железного детерминизма обеспечивают его действительность. Силы детерминизма созданы разумом просветителей и подвластны ему в рамках проекта – от столичных газет до стратегических бомбардировщиков. Если реальность не сдается, ее уничтожают. Сначала реальность уничтожают в снопространстве масс-медиа. Если сопротивление продолжается, начинается бомбардировка реальности, которая продолжается до тех пор, пока та не сдается. В любом случае реальность имеет право на существование, лишь если признается разумной в рамках проекта.

Сила, стоящая за разумом и его большим проектом, обеспечивает его действительность. Она же гарантирует, что те, кто будет оспаривать разумность созданной таким образом действительности, получат свое. Гиммлер, большой специалист по превращению неразумного в недействительное, использовал для обозначения процесса термин «эвакуация». За отчетный период с территории Вартгау «эвакуированы столько-то тысяч евреев»…

Как доказывает пример Америки, идеальное государство можно построить в том случае, если весь проект чертится на чистом листе бумаги. В случае Европы поверхность покрыта несколькими, и довольно густыми, слоями изображений. Конечно, можно не обращать на это внимания. Президент Литвы недавно с гордостью сказал, что литовская молодежь совершенно забыла «тоталитарное» прошлое и представляет собой чистый лист бумаги.

Путь от густого холста до чистого листа нельзя представить без применения сильнодействующих химических препаратов. Но есть одно обстоятельство, которое сильно упрощает задачу. Это коллективное самоубийство хранителя красочного слоя – интеллигенции. В Восточной Европе этот процесс происходит на наших глазах, а в некоторых странах действительно близок к завершению. В Западной Европе холст уже практически чист.

 

 

Перманентный аншлюс

 

Создание действительно идеального чистого листа невозможно без очистки континента от «мусора мелких государств». Разрешение на такую очистку архитекторы общеевропейского дома выдают охотно. В этом отношении идеальным архетипом служит общеевропеец Лара Крофт с ее бесконечными возможностями разрушения.

Чтобы легче было разрушить настоящее, нужно, чтобы оно приобрело черты нереального, вымышленного. Реальность легче разрушить сначала виртуально, а потом реально.

Пионером такого подхода в современной Европе был Гитлер, который показал свое умение вначале на Австрии, которую он мечтал уничтожить как государство и присоединить к рейху. Его политика состояла в том, чтобы всеми силами способствовать эрозии австрийского государства изнутри, и когда оно окажется неспособным защищать себя, нанести решительный удар. На последовавшем вскоре плебисците 99,75 процентов австрийцев проголосовали за аншлюс и «список фюрера».

Так, Гитлер первый провел тестовое уничтожение государства в рамках своего проекта построения ведомой Германией единой Европы. России, разумеется, с самого начала отводилась роль сырьевого придатка рейха, «германской Индии». Впрочем, уничтожение государств никогда не было для Гитлера искусством ради искусства. Гитлер уничтожал суть государства, его независимость, но не оболочку. В этом смысле Австрия была скорее эмоциональным исключением – нельзя забывать, что фюрер сам был австрийцем.

Во всех других обстоятельствах Гитлер предпочитал сохранить государственную оболочку нужной ему территории, внешние обряды и церемонии ее властных институтов. Пока у власти находился марионеточный режим, который, если пользоваться излюбленным выражением нацистов, «работал по направлению к фюреру», не было нужды в ликвидации такого государственного образования. Формальную независимость в нацистской единой Европе сохраняли почти все существовавшие тогда государства. Исключение составляли, пожалуй, Югославия и Польша, но для особого обращения с этими странами были свои причины как рациональные, так и эмоциональные.

Итак, за немногими исключениями, гитлеровский «новый порядок» был вполне совместим с формально независимыми государствами, лидеры которых умели «работать по направлению к фюреру».

Опыт Гитлера по разгребанию «мусора мелких государств» пригодился в эпоху глобализации. Теперь государства создаются, поддерживаются и (в самом крайнем случае) уничтожаются международными структурами, цель которых – создание «нового мирового порядка» – о, конечно же, исключительно для блага пасомых народов.

Обозреватель «Нью-Йорк Таймс» Томас Фридман окрестил новый подход к государственному строительству «глоболюцией».

Если государство не в состоянии начать необходимые экономические реформы сверху или снизу, их нужно вызывать «со стороны», пишет Фридман. Внешнее вмешательство должно установить в стране режим, который готов сделать ее «членом международного сообщества», что предусматривает открытие экономики для международных игроков, проведение широкой приватизации, резкое сокращение социальных программ и так далее.

Ирония истории состоит в том, что Югославия снова оказалась единственной страной в Европе, не готовой «вписаться» в предлагаемый «новый порядок». Гипотеза, согласно которой нравы европейской политики с течением времени смягчаются, прошла проверку весной 1999 года. Белграду и другим сербским городам тогда, пожалуй, повезло еще меньше, чем в 1941-м.

Если сравнить цифры потерь и масштабы материальных, моральных и психологических разрушений, напрашивается вывод, что предложенное в свое время Геббельсом понятие «тотальной войны» никуда из общеевропейской политики не ушло, а, скорее, приобрело новые измерения.

Арсенал разгребателей «мусора мелких государств» в последние годы обогатился: если Югославию по старинке разрушали бомбардировками, угрозами и пропагандой, то Македонии предложили написанную французским экспертом конституцию.

Теперь гадкого, похожего на обезьянку Геббельса сменила привлекательная Лара Крофт – но бестия внутри осталась. Разница состоит лишь в том, что Геббельс был смертен.

 

 

Крепость Европа

 

В 1941-м полное торжество европейской идеи на Балканах предваряло ее мощный бросок на Восток. Не предстоит ли нам вскоре увидеть повторение (на новом уровне, разумеется) старого сценария?

Впрочем, любая идея в процессе расширения постепенно обращается в свою противоположность.

При всем объединительном пафосе идея Европы подразумевает возведение охранительной Великой Стены на ее границах. «Крепость Европу», надежно защищенную от чуждых «нецивилизованных» рас, хотел создать еще Гитлер. Сегодня вопрос состоит не в том, будет ли возведена новая «Восточная стена», а в том, на каком рубеже она будет построена.

Восточноевропейцы, которые всегда входили в сферу влияния тех или иных империй, инстинктивно стремятся оказаться в блоке победителя, по правильную сторону стены. Эта стена должна быть чудом технологии. Она должна быть проницаема с европейской стороны и непроницаема с азиатской. Впрочем, не совсем непроницаема – скорее, с управляемой проницаемостью. Она должна позволять европейцам экспортировать на Восток политическую нестабильность, инфляцию, страх и ненависть, разрушительные комплексы – иными словами, свои проблемы.

При этом Европа должна обеспечивать с Востока все возрастающий поток энергии – не только топлива, но и человеческих ресурсов, людей. По мере освоения «цивилизацией» новых территорий, превращенных, естественно, перед этим в чистый лист бумаги, граница должна передвигаться дальше на Восток. С этой точки зрения государства и народы Востока должны представлять собой хаос, который бы и сам жаждал организации со стороны.

Старомодные конституции Дании и Ирландии вынудили правительства в этих странах вынести вопросы дальнейшей европейской интеграции на референдум. Датчане и ирландцы, в сущности, проголосовали против единой Европы – так же, как сделали бы немцы и прочие народы, если бы их спросили. Непокорных или заставят переголосовать, или придумают другой способ, как обойти демократические церемонии в столь существенных вопросах.

Власть олигархии в Четвертом рейхе вполне сочетается с поисками социального общего знаменателя, стремлением элиты сделать общество если не бесклассовым, то более однородным.

Во время празднования Дня свободного труда 1 мая 1937 года Гитлер заявил, что Германия – это бесклассовое общество, где у человека любого происхождения есть шанс подняться на самый верх исключительно при помощи своих личных заслуг – конечно, если этот человек, как фюрер в свою бытность солдатом, самоотверженно, полностью подчиняется коллективным интересам нации.

О своей приверженности принципу меритократии не раз говорил и теперешний британский премьер Тони Блэр.

К равенству возможностей призывают в своих документах все партии власти в нынешней Европе: от постсоциалистических «новых лейбористов» в Британии до неофашистского «национального альянса» в Италии. Разумеется, это равенство возможностей не распространяется на миллионы «рабов XXI века» – тех, кто бежит в Европу от конфликтов и нищеты, созданных триумфальным шествием глобализации по планете.

Точно так же гитлеровское «бесклассовое общество» мало относилось к миллионам рабов Третьего рейха и к десяткам миллионов тех, кто стоял у него на пути.

Цель новой общеевропейской меритократии – дискредитация реального пространства и замена его виртуальным XYZ Лары Крофт.

Это гигантское деловое предприятие, которое сулит неслыханные прибыли. В сущности, смысл этого процесса в том, чтобы сделать самого человека необязательным и на этом хорошо заработать.

«Государство есть в нас», – писал С. Н. Булгаков.

Если из европейцев извлекут Лару Крофт, мало не покажется…

 

Глава 8

Россия расколотая. Самый страшный для русских сценарий

 

Теперь нам остается только набросать завершающие штрихи возможной войны против России.

Итак, наша страна попадает в опасное положение при любом исходе событий внутри нашего общества. Если русские сумеют измениться, мобилизовать себя и начать новый взлет, то нас постараются убрать, как ненужного и опасного конкурента, который грозит сломать ход Пятой мировой войны. И если в этом случае не удастся справиться с нами «сетевыми» и «роевыми» атаками, то в бой будут брошены более привычные военные силы.

Если же русские продолжат катиться по тем же наклонным рельсам, то рано или поздно перед нами поставят вопрос: «А не слишком ли жирно вам будет, дуракам, контролировать одну седьмую часть суши с такими запасами ресурсов?»

Как заметил Н. Поляхов в своих комментариях к сборнику альтернативной истории «А что, если бы?», еще со времен Гражданской войны 1861-1865 годов «сложился специфический „американский стиль“ ведения войны. Прежде всего противник подвергается полной идеологической и информациионной изоляции: отныне в глазах всего мира он должен стать воплощением зла, причем зла тупого и ограниченного. Затем войне в обязательном порядке придаются черты освободительного похода. Американцы никогда не воюют против какого-то народа, они предпочитают бескорыстно сражаться за его освобождение. Это снимает чувство вины и обесценивает все этические ограничения. В результате усилия американской военной машины ориентируются против инфраструктуры вражеской страны, против ее городов, против основы существования ее людей…».

 

«…Дым над Югославией еще не развеялся, а в Европе, как, впрочем, и во всем мире, возникла новая геополитическая реальность. Ее можно охарактеризовать как „Пакс Американа“. Отныне только Америка будет решать, что в мире хорошо, а что – плохо. Америке дано выносить приговоры, миловать или казнить. Отныне только Америка, как некогда КПСС, будет направлять страны и регионы к светлому будущему. Новая „Империя зла“ выросла так стремительно, что мировое сообщество, особенно страны Третьего мира, еще не успели полностью осознать этот факт. Однако не вполне представляя себе конкретную политическую ситуацию ближайшего будущего, мир, тем не менее, понял законы, по которым он теперь должен жить. Стало ясно отныне, что все предшествующие договоры, упорядочивающие, насколько это возможно, отношения между странами, все международные институты, пусть даже такие давние и авторитетные, как ООН, все прекрасные рассуждения о праве каждого и свободе для всех потеряли смысл и не имеют никакого значения. Теперь они играют роль буфера, смягчающего геополитические удары, роль наркотика, позволяющего не чувствовать боли при оперативном вмешательстве. В мире снова, как и в первобытные времена, господствует только сила, одна грубая сила, сила дубины и топора, и в какую бы красивую оболочку, например, защиты прав человека, не упаковывали бы ее средства массовой информации, она останется именно силой, силой как таковой, насилием и больше ничем. Насилие же цивилизовать нельзя. С насилием можно либо бороться, рискуя, что оно в этом случае будет обращено против тебя, либо смириться с ним, воспринимая политический произвол как неизбежную данность.

Именно это в последние месяцы и произошло…», – написал еще в 2001 году Андрей Столяров в статье «Оккупация» («Упущенные возможности Гитлера»– М., ACT, 2001. с. 443-444).

Но Столяров писал еще до 11 сентября 2001 года, еще до этого чудовищного спектакля с «террористическим актом». Ведь сразу после него США, не представляя никаких доказательств, назначили виновных и заявили: «Кто нам не верит – тот против нас!». И все покорно склонили головы.

Просто удивительна та степень идиотизации и лизоблюдства неамериканских политических элит, которые после взрыва 11 сентября стали послушно играть отведенные им роли, словно запрограммированные куклы-андроиды. Мудрее всего поступил Китай: выразил соболезнование и замолчал. Ни Россия, ни Европа замечать очевидные «странности» терактов не стали. Никто не встал и не сказал: «Господа, да нас же дурят!». Все предпочли поверить в очевидный спектакль, загремев словами о «беспощадной войне с терроризмом», словно пустыми бочками. Кремль с каких-то радостей разрешил американцам пользоваться воздушным пространством России, полностью с ними солидаризировался, стал рваться в НАТО и под конец вообще заявил о том, что понимает и оправдывает потери мирного населения Афганистана в результате американских бомбежек. Словом, сделал все для того, чтобы:

а) сделать Россию верным союзником США в глазах всех мусульман и расколоть Россию изнутри, между христианами и мусульманами;

б) направить разъяренных американскими ударами ислам ских боевиков на север, в сторону слабой России, превратив ее в «штрафбат» для хозяев Америки;

в) Украина на всех парах вступала в НАТО (в чем вопрос, если и Россия туда же хочет?).

Кремль поднял руки перед янки. То, что делал в октябре 2001 года Путин, напоминало Горбачева: сдавать все, что еще не сдано. При этом американцы с чувством плюют нам в лицо. В конце сентября они публикуют список из двадцати семи организаций международного терроризма, поминая в них даже реликты 1970-х годов. Но в этом «списке Буша» нет ни одной чеченской группировки. Несмотря на раболепную поддержку РФ американской операции, уже в 2002-м радио «Свобода» начала передачи на чеченском языке. Уже после 11 сентября Москва неоднократно подвергалась расчетливому унижению. Нас по-прежнему вышибают с иранского рынка, нашу сталь не пускают в США, нас вываляли в грязи на зимней Олимпиаде 2002 года в мормонском Солт-Лейк-Сити. Более того, санкции, введенные против семи русских институтов и фирм за связи с Ираном, только ужесточились. Теперь янкесы получили право изымать их деньги, даже когда они заработаны на контрактах не с Ираном, а, скажем, с Италией или Южной Кореей. Россию так же унижают, не выдавая ей явных бандитов, которые ездят в Данию или Британию.

В общем, все уже поняли новые правила игры. И если завтра США решат, что нужно обрушиться на русских, то все скажут: да так этим варварам и надо! Поводом непременно будет нарушение «прав человека». При желании эти нарушения в нынешней России найти можно на каждом шагу. В мире у американцев столько холуев, что они давно все обосновали и оправдали. Вскоре после расправы над Югославией чешский президент, милейший и честнейший Гавел, посетив Канаду, изрек там потрясающую истину: «…Идол государственного суверенитета должен неизбежно рассеяться… Идея невмешательства – теория о том, что нам нет никакого дела до того, что происходит в других странах, что нас не касается, нарушаются ли там права человека – также должна оказаться на свалке истории… Слепая любовь к своей собственной стране… стала опасным анахронизмом, источником конфликтов и, в предельных случаях, невероятных человеческих страданий».

Все ясно? Нужно лишь чутко, как когда-то ЦК КПСС, слушать слова США. Они объявят, где и кем нарушаются эти права.

Русских, разумеется, эта защита не касается. Их можно миллионами сгонять с мест жительства, насиловать, морить голодом и нищетой и даже убивать – этого никто не заметит. Но стоит русским хоть немного последовать по пути своих интересов, хоть слегка развернуть деятельность Братства, как мы сразу же станем страной, где права человека нарушаются вовсю. Скажем, права бандитов на торговлю наркотиками, людьми и оружием. И в самой-то России всегда найдется достаточно холуев, которые все это оправдают и научно обоснуют. И вот тогда начнется «освободительный поход».

 

Если на нас нападут, то никто не придет на помощь. Нынешняя Россия оттолкнула от себя всех, кого только можно. С 1988 года Москва садистски душила и отталкивала от себя своих искренних союзников и щедро кормила врагов. Нас окружат рожи западников с холодными рыбьми глазами и фальшивыми улыбками.

Они молчали, когда русских и сербов в 1990-е расстреливали, резали, сбрасывали в шахты, сажали на кол и пилили циркулярными пилами. Они не заметили бойни в октябре 1993-го в Москве и заживо сожженных в Доме Советов. Но зато они горазды устраивать судилища над теми, кто пытался защитить православных славян, кто не пускал слюни, а старался разгромить банды убийц и грабителей.

…А ведь отношение Запада к нам ничуть не изменилось со времен Гитлера. Просто тогда нас уничтожали более грубо и честно, объявив низшей расой. Сегодня понятие «низшая раса» заменили на понятие «конченой страны», народ которой недостаточно усвоил демократические ценности и виновен в имперских амбициях. Мой вам совет – читайте побольше книг по истории Третьего рейха, благо сегодня они лежат на прилавках в избытке. Найдете множество параллелей с нынешней политикой США и НАТО. Взять, например, их трогательную заботу о правах национальных меньшинств. Гитлеровцы, знаете ли, оправдывали свои нападения защитой прав судетских немцев, косовских албанцев и кавказских народов. Разве не то же самое мы видим сегодня? А программа либеральных реформ, планирования семьи и прочей мути, которая по эффекту уничтожения русского населения точь-в-точь повторяет план «Ост» незабвенного Розенберга?

Когда на нас нападут впрямую, то рухнут все надежды на антиамериканизм Европы. Европа обернется к нам скорбным лицом какого-нибудь лорда Джадда со словами о «правах человека» на устах и с холодным огнем гуманного садиста в стеклянных глазах. Нам скажут о том, что мы угнетаем и мучим несчастных горцев Северного Кавказа. Известные полуфранцузские модные философы Леви и Глюксманн сравнят злодеяния российской армии на Кавказе с преступлениями советских солдат в Афганистане. А канцлер Германии с готовностью заявит, что с радостью предоставит авиабазы своей страны для святого дела. Бельгийцы, голландцы, датчане и прочие карлики злорадно заверещат о том, что русские все никак не могут смириться с потерей своего имперского величия, и давно пора их проучить…

Нет, никто нас не пожалеет, не пощадит. И если грянет гром войны, то все «мировое сообщество» просто закроет глаза на некоторые случайности и досадные накладки, из-за которых погибнут или будут вырезаны озверелыми сепаратистами тысячи и тысячи русаков. И мы тогда увидим судилища над русскими солдатами, которых объявят «военными преступниками» за войну в Чечне. Увидим гуманные расправы и много чего – того, что «и не снилось нашим мудрецам»… Будут уничтожаться самые смелые, самые неравнодушные к судьбе страны русские. Так, чтобы осталась лишь трусливая и покорная биомасса.

 

Когда может разразиться нападение на русских? Вероятно, не раньше того, как США завершат программу перевооружения по «Единой-перспективе-2010» и приведут в работоспособное состояние свою противоракетную оборону. Это случится около 2015 года. За это время и ослабление РФ дойдет до нужной точки. Причем по всем показателям. Нынешний режим уже проигрывает Вторую чеченскую войну, а к тому времени кровавое месиво охватит еще и новые регионы нашего Юга. Сформировавшиеся нации грабителей, мастеров набеговых операций, наркобизнеса и работорговли, не умея ничего иного, станут терзать уже земли с исключительно русским населением. Война станет постоянной, и в этой войне Запад будет на стороне бандитов.

Именно тогда новые кочевники и США получат гарантии собственной безнаказанности и беззащитности русских. Запад будет похож на стаю гиен, которые окружают умирающего медведя, но бросаться на него не спешат, пока сохраняется еще хоть малейшая возможность подвернуться под удар ослабевшей, но все еще когтистой, тяжелой лапы.

Давайте представим весьма вероятную войну. Воздушно-космические удары уничтожают ракетно-стратегические войска, маленький наш флот, разносят наши ВВС и ПВО. Они ломают остатки русской экономики и обездвиживают сухопутную армию. За уничтожением экономической инфраструктуры РФ и распадом ее армии неизбежно рушится и политическая система страны, к власти приходят полная гнусь, пятая колонна США и НАТО.

Господи, зачем за примером-то далеко ходить? Уничтожение Югославии выступает просто несколько растянутой операцией такого рода. Сначала – экономический и военный разгром с помощью воздушно-космической наступательной операции. Потом – наземное вторжение американских союзничков, банд сепаратистов. Потом – «демократическая революция» на западные денежки, выдача Западу всех, кто пробовал отстаивать честь и независимость своей страны, в обмен на западные кредиты. И наконец, превращение и так урезанной Югославии в верблюдострауса СиЧ – Сербию и Черногорию. Фактически это распад страны. А Косово уж и так отделилось.

Вы думаете, с нами не сделают того же, но уже на более высоком технологическом уровне?

Вижу я это, вижу. Окончательно оскотинившаяся в своей животной сытости Европа ложится под США и одобряет «освободительный поход». С Запада на наши земли устремляются младшие союзники янки – части мадьяр, поляков, немцев, украинские «самостийные» отморозки. С Юга – турки. Чтобы не упустить момента, двинут свои части и китайцы (на Приморье), и финны (на Карелию).

Эти союзники начнут старое доброе сухопутное продвижение к сердцу России и оккупацию обширных территорий. Заревут на наших просторах моторы немецких «леопардов». С воздуха их поддержат янки. Сами американцы со своими верными слугами (а может, хозяевами?), англичанами, выбросят воздушные и морские десанты в ключевых точках.

 

Можем держать пари по поводу того, каким станет «освободительный поход» в Россию. Нас придут освобождать от мерзкой полицейской диктатуры, созданной коррумпированными генералами, офицерами зловещих советских спецслужб и главарями криминальных сетей. К нам придут налаживать «элементарный порядок», выплачивать жалкие зарплаты народу хотя бы вовремя и прекращать геноцид «мужественного чеченского народа», который уничтожают ради извлечения мафиозных прибылей и поддержания нужного политического напряжения. А заодно и охранять нас же самих и мир от опасной техники в Россиянии, прямо-таки напичканной реакторами, химическими заводами, атомными лодками и складами оружия массового поражения.

А может быть, к нам придут, чтобы бороться с международным терроризмом. Как-нибудь кстати – в нужный момент – в Нью-Йорке рванет мощная бомба или очередной авиалайнер протаранит небоскреб, и все это сразу же объявят террористической акцией, проведенной русскими экстремистами-мафиози. Или рванет где-то ранцевый ядерный фугас, который, мол, эти алчные до легких денег русские продали радикальным исламистам.

Или же что-то страшное произойдет на нашей территории: реактор на старой АЭС расплавится или ракета с ядерной боеголовкой случайно стартует. Может статься, сначала разразится какой-нибудь чудовищный теракт вроде применения биологического оружия в России или взрыва атомного заряда в московском метро. Конечно же, эти акты совершат представители гордого горного народа, сражающегося с «имперской Москвой». (И тогда нас обвинят в том, что мы не конролируем свои арсеналы оружия массового поражения, да еще и довели горцев до края, и теперь все это вместе – угроза Западу).

Предлог для вторжения в Россию всегда найдется, будь то нарушение «прав человека» (озверелых кавказских бандитов, наркоторговцев и рабовладельцев), опасность попадания водородных боеголовок в руки «страшной русской мафии», притеснение американских инвесторов, возрождение «православного мракобесия» или «зоологический антисемитизм». Вполне возможно, что нас оккупируют и разделают на части, словно мясную тушу, оправдывая все это тем, что мы не можем отдать огромных долгов МВФ и американским банкам.

Контуры возможной войны США против ослабленной России ясны. Это – грандиозное «22 июня 1941 года» в аэрокосмическом исполнении. Неожиданный массированный удар авиации и крылатых ракет неядерными высокоточными боеприпасами по стартовым позициям наших межконтинентальных баллистических ракет с уничтожением их на земле и на взлете, когда они уязвимы донельзя, и когда неважно, сколько боеголовок и средств прорыва ПРО несет каждая ракета России.

Да и война получится вовсе не той, которая может привести остатки русского народа в ярость. Не ждите варварских бомбежек, которые превращают целые города в подобия лунных пейзажей и убивают тысячи людей во время каждого налета. Не будет бронированных и моторизованных лавин, которые идут по России с Запада, отмечая свой путь спаленными деревнями и гроздьями повешенных на деревьях, изнасилованными женщинами и младенцами с разможженными головками. Всё ограничится хирургическими ударами по военным объектам, электростанциям и прочим узлам нашей инфраструктуры. Массовой гибели людей не будет. Война будет исключительно гуманной. Но зато будет дикий страх в Кремле, и он парализует всю правящую в РФ «элиту».

Больше чем уверен в том, что такой сценарий окажется запушенным в самом хорошем для нас повороте истории, когда здоровая часть нашей нации создаст Братство и начнет прорыв в новую эпоху нейромира, примется за освоение тех самых магических технологий будущего, нарисованных мною в «Третьем проекте». Едва только черная стая новых кочевников это почует…

Возможная война непременно превратится в охоту за головами политических руководителей России и за ее финансово-промышленными магнатами.

Высокоточное оружие США в 2010 году позволит наносить удары по правительственным бункерам. Связка «спутники – беспилотные самолеты-наводчики – истребители» позволяет выслеживать даже личные автомобили и самолеты руководителей, уничтожая их в движении.

Как свидетельствует опыт Югославии, уцелевшее руководство стран-жертв американской агрессии объявляется «военными преступниками» и «злостными нарушителями прав человека», попадая в розыск или под трибунал. В случае России уцелевшим «столпам общества» предъявят и дополнительные обвинения: в коррупции, расхищении западных кредитов, в уголовщине и т.д.

У США есть и другие нужды, на обеспечение коих нужны астрономические затраты. Нужно ликвидировать возможных конкурентов с сотнями миллиардов долларов под контролем, нужно на что-то содержать в разгромленной России оккупационные силы, финансировать марионеточные режимы на обломках РФ и хотя бы по минимуму обеспечивать «голодной пайкой» местное население, удерживая громадную территорию от хаоса.

Кроме того, нужны громадные средства и на противоборство США с Китаем, и на обеспечение нового технологического прорыва Америки.

Где взять эти деньги? В подобной ситуации Запад всегда находил кого-то, кого можно ограбить (Латинская Америка, Индия для Британии, Россия 1917-го и 1990-х для США и Западной Европы). Теперь у США есть лишь один резерв: набухшие от вывезенных с обломков СССР денег «новые русские», которые в приличном западном обществе считаются алчными вандалами, разграбившими собственную страну, с руками по локоть в крови. Именно поэтому и сами «новые русские», и их состояния станут объектом охоты тех, кто разгромит ослабевшую Россию. Начнется экспроприация экспроприаторов на американский манер.

Охота пойдет под знаменами борьбы с «грязными деньгами», с «русской мафией», которая угрожает западному законопослушному порядку. С утра до вечера будут проводиться акции «чистые руки». Развернуть в эту сторону громадную машину американской пропаганды, масс-медиа и пиара – вопрос техники. По мере ослабления ядерного потенциала РФ и деградации ее Вооруженных сил эта пропаганда будет набирать силу, готовя будущую войну. И отнюдь не случайно США начали грандиозную программу развертывания АЭФ и ПРО, когда наша ядерная мощь стремительно покатилась под гору.

При нынешней нищете гособоронзаказа, неосознаваемости угрозы политическими руководителями страны и явном отсутствии приоритетов в Госпрограмме вооружений до 2010 года России будет нечего противопоставить США. К 2010 году остатки советского военного потенциала развалятся, а ничего взамен создать не удастся.

Нападение будет обеспечено мощнейшей пропагандистской кампанией, и весь «развитый мир» станет болеть за скорейшую ликвидацию «зоны хаоса, коррупции, преступности и режима, состоящего из уголовников и офицеров бывшего КГБ». Война на Кавказе для нас явно затягивается на долгие годы. С развалом оборонных систем СССР Чечня и Северный Кавказ превратятся для РФ в «новое Косово», и НАТО непременно встанет на защиту «прав человека».

Поэтому новое «22 июня 1941-го» для нас – вопрос лишь времени.

 

А что будет в итоге молниеносной войны против русских? Видится картина пространства бывшей РФ, нарезанное на лоскуты нескольких новых государств. Может быть, даже по границам путинских федеральных округов. В ключевых точках стоят американские гарнизоны и военные базы. В каждом государстве у власти – безобразная, насквозь продажная «элита», а народ влачит нищенское существование, ежегодно вымирая стахановскими темпами. Все недра и природные богатства, все добываемые ископаемые этих «стран» окажутся запроданными и заложенными на десятки лет вперед, причем деньги от таких сделок благополучно осядут за рубежом, разворованные чиновничеством этих «прости-господи-стран». Царствовать в их экономике будут англосаксонские нефтегазовые корпорации, все те же «Шелл», «Шеврон», «Бритиш петролеум»…

Все эти страны станут богатыми поставщиками женщин для борделей всего мира и резервуарами биологического материала. Даже робкие ростки будущего нейромира окажутся уничтоженными. Туземное население станет молиться на «Макдоналдсы», смотреть бесконечные шоу «за стеклом» и неудержимо тупеть. Детям в школах привьют комплекс вины за великодержавное прошлое, и толпа продажных интеллигентов с сентиментально-грустными глазами истинных демократов напишет для этого тьму учебников с «новыми концепциями», отрабатывая гранты западных фондов. Юному поколению заодно привьют и комплекс национальной неполноценности, а сибирским детям расскажут о том, что они – особый народ, который столько веков москвичи беспощадно грабили. Истории России не станет: вместо нее детишкам преподадут отдельные истории Сибири, Поволжья, Северо-Запада.

У Евгения Лукина есть замечательный рассказ. В будущей России русским разрешено только добывать сырье для цивилизованных стран, жрать водку, «заниматься любовью» и смотреть бесконечные телесериалы. За то, что ты дома прячешь инструменты и что-то мастеришь, могут упечь в тюрьму. Русские не должны портить сырье своими руками. Наборы инструментов продают из-под полы, в ларьках, пряча запретные молотки, стамески и рубанки за бесконечными рядами бутылок со спиртным и пачками презервативов. Гротеск, конечно, но не это ли нас ждет?

В общем, к чему рисовать подобные картины до мельчайших деталей: вы их сами не хуже меня изобразите. Разве мы не знаем, что экономика «колониального монетаризма» сокращает население страны ничуть не хуже, чем непрерывная работа лагерей смерти Адольфа Гитлера?

 

Остается одна маленькая проблема – топливно-энергетическая. Американцы явно не стремятся даром содержать десятки миллионов человек на площадях бывших СССР и РФ. Что же тогда делать с оравой русских, которая окажется в какой-нибудь Республике Центророссия, в которой нет никакой конкурентоспособной промышленности и где не добывается ни грамма нефти, ни кубометра газа? Если все эти драгоценные ресурсы, которые несут деградировавшей экономике РФ жизнь, свет и валюту, останутся за Уралом, под знаменами новых сибирских республик?

Ну, не стоит драматизировать ситуацию. Живут же как-то сегодня «независимые» Украина, Грузия и Молдавия, где нет своих энергоносителей. И не умирают. Все очень просто: Старший Брат из США приказал демократической Москве снабжать националистические режимы газом и нефтью по заниженным ценам, которые намного меньше мировых. Снабжать всегда, даже когда самостийники откровенно гадят Москве на голову и просто не платят за энергоносители даже по льготным расценкам. Ну, как бы в искупление за имперское прошлое отправляйте-ка на Украину 30 миллиардов кубометров газа, миритесь с воровством его из магистральных трубопроводов. И не вздумайте диктовать какие-либо условия властям Украины! В год написания этой книги долги Украины за газ перевалили за три миллиарда долларов, Молдавии – за триста миллионов. Но это ничего не значит. Русские по-прежнему должны платить дань «новым государствам» и содержать за свой счет откровенно прозападные режимы.

Та же история повторится и при распаде РФ. Просто сибирским президентам предпишут продавать энные объемы нефти-газа на полуголодное существование новых республик в предуральской части бывшей России. Вот и вся недолга.

Не поможет даже то, что в этих государствах будут жить люди одного языка, одной крови и веры, одни и те же петровы с Ивановыми. Не верите? Посмотрите на РФ и Украину. Одна и та же земля, населенная – кто бы меня не уверял в обратном – одним и тем же народом. Мы смотрим одни и те же фильмы, слушаем одни и те же песни, читаем одинаковые книги. На Украине давно стихла «антимоскальская» истерия, попытки дубовой украинизации саботируются. Попытки называть выхлопную трубу на воляпюке канадских украинцев «выпердовой» вызывают только взрывы хохота. Большинство людей в центральной и восточной Украине хотят видеть великорусский язык государственным. Но никто не рвется восстанавливать единую страну. А зачем? Нефть и газ идут не по мировым ценам, а в «незалежной» Украине привилегии чиновников и вообще многочисленного начальства будут больше, чем в едином великорусско-белорусско-украинском государстве. Лучше делить бюджет, собственность и квоты в Киеве без участия Москвы. И опять же, можно урвать кое-какие подачки с Запада, доказывая свою полезность для немцев, Штатов или НАТО.

То же самое повторится, и когда будет расколота РФ. Если нашим чиновникам будет выгодно, они напялят какие угодно одежды, придумают любую идеологию и станут с жаром доказывать, что сибиряки с приморцами – это исторически разные и отдельные народы, ничуть не похожие на жителей Рязани, Твери или Ростова. Надо – отдельным этносом объявят казаков. И всегда найдется достаточно наукообразных сволочей для того, чтобы это обосновать, и напыщенных идиотов, чтобы в это поверить.

И тогда русским наверняка останется лишь вымирать. Все, что могло бы послужить нашему развитию, окажется уничтоженным и разоренным. Все, что делает развитые страны развитыми. Русские космос, электроника, авиация, ядерные технологии, биотехнологии, лазерная техника – все это уйдет в прошлое.

В этом случае американцы уничтожат последний источник опасности, исходящей от русских. Именно мы славимся великим талантом создавать из самых что ни на есть подручных материалов вещи и технологии, которые переворачивают весь мир. Как ни уничтожали русское образование в последние годы, мы еще не утратили этого таланта. Мы по-прежнему угрожаем сделать мир неуправляемым для американцев и новых кочевников. Расчленение же РФ и массированная «промывка мозгов» остаткам русских эту опасность уничтожат.

Конечно, жизнь на обломках РФ будет еще горше и беднее, чем на Украине. Что ни говори, и климат в РФ посуровее, и почвы беднее. Но на какое-то время ресурсов хватит. Особенно если американцы проведут конфискации капиталов «новых русских» 1990-х годов или заставят их содержать обломки РФ, этого обломка СССР. Чтобы не допустить взрыва на Украине, ее запитают нефтью Каспия. Благо, и оттуда русские ушли, открыв американцам путь к этому морю после 11 сентября 2001 года. Обязанность продавать часть нефти по льготным ценам возложат на Казахстан – в обмен на американское покровительство. А потом подоспеет и новая техника, которая позволит на расстоянии управлять поведением миллионов людей. Это ведь тоже не фантастика…

 

На этом хотел было я завершить и эту главу, и всю первую часть книги, когда наш Президент В. Путин, в апреле 2002 года приехал в Германию и там изрек слова, от которых и у нас, и у наших друзей похолодело в животе. «Государство должно быть таких размеров и такого качества, чтобы эффективно решать поставленные задачи ».

Многие истолковали это так: Кремль собрался уменьшать территорию страны под возможности хилой экономики. То есть, вопрос передачи Калининградской области немцам за списание советских долгов и уменьшение платежей по долгу СССР бывшей ГДР, почитай, уже решен. А Курилы, видать, японцу сдадим. И начнется непредсказуемый процесс пересмотра итогов Второй мировой войны.

Так это или не так, покажет ближайшее будущее. Об опасности же пересмотра итогов войны сказано вдосталь. В Европе это может стать настоящей бомбой.

Обратим внимание на другое обстоятельство: правящая верхушка России смертельно боится не возвращать кредиты времен Горбачева. Почему? Нет, не войны она боится (за национальный дефолт еще никто ни на кого не нападал), а конфискаций того, что лежит лично у наших власть имущих за рубежом на банковских счетах и в зарубежных активах. После краха августа-98 Запад все время предупреждает богатых россиян: не будете платить по долгам страны – отберем ваше личное. В 1999-м вспыхивает скандал по поводу перекачки денег из России через «Бэнк оф Нью-Йорк». Тогда же, под предлогом войны с Милошевичем, США показывают всему миру, что могут найти самые секретные банковские счета сербского лидера. Намек поняли, русские? В 2001-м, едва Минфин товарища Кудрина пробует не платить по долгам Парижскому клубу, в США одевают наручники на Павла Бородина. И Минфин платит…

Своя рубашка для нашей «элиты» оказывается ближе к телу, чем интересы страны. Если платить нечем, то не простят ли долги за территории? «Иван Васильевич меняет профессию» смотрели? Фиг с ней, забирайте Кемскую волость!

Все нуждается в оправдании. И вот в высших кругах Москвы становятся все более популярными идеи нашего евразийского идеолога Александра Дугина, страстного проповедника воскрешения так и не воплощенной идеи 1930-х годов: антианглосаксонского союза «Берлин-Москва-Токио». В дугинских «Основах геополитики», красочно изданных в 1997-м, предлагается план Балтийско-Скандинавского союза, которому РФ должна отдать Калининградскую область, а Германия – Пруссию с Берлином. Идея утопична до конца: Калининград немцы охотно возьмут, но никакую Пруссию отдавать не станут. Да и союз наш с Японией и Германией сегодня невозможен. В 1930-е годы СССР был мощной державой, дружить с ним было выгодно и Берлину, и Токио. А кому нужна нынешняя бедная, скатившаяся в «третий» или уже «четвертый» мир РФ? Никакая передача Курил это положение не исправит.

Конечно, Дугин экстравагантен. Но его теория может прийтись ко двору, коли понадобится найти оправдание там, «наверху». А наш Дугин – стать их Бжезинским. Тем более, что сам Александр Гельевич в последнее время говорит, что к нему стали очень прислушиваться в верхах. Не по названным ли нами причинам?

Неужели и в самом деле – все?..

Неужели наши титулованные ничтожества решили уменьшать Россию под свои карликовые способности, под немощь созданной этой же самой «элиты» «африканской» экономики?

Сразу вспомнился недавний скандал, когда японцы на весь мир раструбили о том, что Путин отдаст им Курилы. Значит, дело о передаче немцам Калининграда-Кенигсберга и всей Восточной Пруссии решено? В обмен на списание долгов по кредитам, которые немцы давали еще выползню-Горбачеву и которые давным-давно разворованы и лежат на контролируемых Западом счетах?..

Мы долго ждали этого момента и очень его боялись. В 1995-м нам говорили, что нужно реально посмотреть на вещи и урезать доходы бюджета. Потом нас агитировали жить по средствам на этот куцый бюджет. Должен был наступить следующий логический шаг, когда нам скажут: «Давайте уменьшим страну под свои реальные возможности».

Неужели теперь слово произнесено?

Карлики, которые долго ползали по руинам Страны Гигантов, все же осмелились превратить нашу землю в скопище лиллипутий?..

Их психология понятна. Вот я лично украл несколько миллиончиков и положил их на Западе. Не трогайте меня, пожалуйста, большие западные дяденьки, не отбирайте моих кровных! А за это я отдам и Курилы, и Камчатку, и Кавказ… Вот Горбачев-то как устроился! Как сыр в масле катается, и никто его не трогает.

…Мы страшимся не войны с Западом. Мы боимся того, что вот эти уродцы сдадут Россию без боя и раскроят ее на несколько частей. Как раз по той схеме, которая набросана выше. И эта перспектива любого русского способна свести с ума.

 

Еще недавно мы с друзьями думали, что знание самой возможности лишиться и страны, и награбленного от руки Запада хоть как-то сплотит «новых русских», озлобит их, побудит к действию. Заставит, черт возьми, сделать Россию хотя бы своей ядерной Сицилией, оплотом и крепостью.

Но теперь очевидно – это были пустые фантазии.

Да, среди «новых русских» есть патриоты. Но основная часть нуворишей решила иначе: надо не болтать про всякие глупости, а быстрее, пользуясь моментом, организовать АО по «распиливанию» и продаже фрагментов РФ.

 

Логика действий нашего врага беспощадна. Для Запада наши олигархи-«новорусские» – это монстры. Никакие не бизнесмены, а просто грязные мафиози, убийцы и воры, которые в приличном обществе просто сидели бы в тюрьме. И миллиарды свои они сделали не в честной конкуренции, как американские миллиардеры, а просто на взятках, обмане и воровстве. Это презрение Запада к нашим доморощенным крезам явственно сквозит в его прессе, которая с 1998 года периодически разражается разоблачительными кампаниями о невообразимом воровстве россиянской верхушки, о ее мафиозности и кровавости.

Так что если завтра России с ее ядерным потенциалом не станет, за нашими богачами придут с наручниками. Запад сам побросает их за решетку и конфискует их деньги как незаконные доходы гангстеров, угрожающие чинной и законопослушной западной системе. Благодаря системе глобального прослушивания типа «Эшелон» все переговоры и перемещения наших незадачливых олигархов будут как на ладони. Хакеры ФБР и ЦРУ по компьютерным сетям вскроют всю систему их тайных номерных счетов в банках, как это обещали сербской верхушке в 1999-м, специальные группы обрушатся на оффшорные убежища «новых русских» в Науру и на Кипре, на острове Мэн и Каймановом архипелаге. И обдерут наших богачей, возомнивших себя полубогами, как липку. Всех – и русских, и евреев, и крутых братков, и бывших чиновников.

Но то лишь часть возможных репрессий. Овладев Россией, Запад предъявит к оплате огромные счета за долги, сделанные Горбачевым и Ельциным.

За 140-миллиардные долги янки отберут у «новых русских» всю самую ценную, ликвидную собственность в России: аэропорты, металлургические и алюминиевые заводы, газовую индустрию, «Норильский никель», морские гавани. Я хорошо помню, как в 1993 году Запад впервые заявил о требовании к России отказаться от национального суверенитета в отношении к высоколиквидной собственности, и мы с товарищами в «Мегаполис-Экспресс» дали возмущенный комментарий. Здесь Запад совершенно не волнует то, что долги делало государство, а лучшие куски собственности – у частных владельцев, которые формально к этим долгам никакого отношения не имеют. Западники тут коммунисты в квадрате и экспроприируют экспроприаторов почище ленинских красногвардейцев.

Первые-то ласточки уже есть. В 2000 году, например, боевые корабли янки уже дважды, как заправские пираты, захватывали танкеры «новорусских» под предлогом того, что они незаконно торгуют иракской нефтью, тогда как дядя Сэм сказал: «Низ-зя»! Можно было бы понять, что все богатства мало чего стоят, если у тебя за спиной нет страны с могучим миро-океанским флотом. Попробовали бы янкесы сделать что-нибудь подобное в 1988 году, когда в Персидском заливе крейсировала мощная русская эскадра!

Почему же наши «новорусские» этого не понимают? Ведь они должны быть в первых рядах тех, кто руками и ногами отстаивает сохранение ракетно-стратегического меча России. Они первыми должны были бежать в Кремль с требованиями не поддаваться давлению и оплачивать газетные кампании против ядерной капитуляции страны. В конце концов речь идет о судьбе их собственных задниц и кошельков.

Но они остались безучастными.

 

Долго у нас не поднималась рука, чтобы написать этот ненавистный сценарий самого гнусного и бесславного конца русских. И все же пришлось. Нельзя прятать голову в песок.

Итак, политически мы изолированы. США мы больше не нужны, да и в силу своей «инаковости» и географического положения невольно служим центром притяжения антизападных сил. Европе мы тоже чужды. Сильную Россию европейцы боятся, в их генетической памяти тотчас возникает образ восточного Медведя, нависающего над уютным Старым Светом. Слабую же Россию Европа попросту презирает. С миром мусульманским русские успели за последние десять лет прочно испортить отношения. Китай тоже смотрит на нас как на пустое место.

Но самое ужасное – к падению готова и сама Россия. Русские глубоко деморализованы, само имя «русский» стало синонимом никчемного и неудачливого, нищего и бестолкового человека. Сказалась мощнейшая кампания по многолетнему прививанию «комплекса национального поражения», начатая еще журналом «Огонек» при Горбаче. Русские не видят никакого выхода. Злейшим врагом русского стало собственное государство, которое беспощадно грабит налогами и которое, как знает теперь всякий русский, состоит сплошь из воров, предателей и нерусских. Любая попытка что-то изменить к лучшему в России неизменно оканчивается крахом, экономической катастрофой, новым кругом обнищания. Русский думает: пусть придут хоть американцы, хоть китайцы – хуже не станет.

Безвозвратно минули те времена, когда граждане России готовы были отдать жизнь во имя зашиты своей державы. Это когда-то великороссы и горцы, татары и украинцы, якуты и казахи могли драться до последнего патрона или бросаться с гранатами под чужие танки. Раньше они дрались во имя веры, во имя великой цели и образа будущего. Теперь же не за что отдавать жизни: Российская Федерация теперь лишена смысла своего существования, а погибать за благоденствие правящего слоя паразитов и олигархов никто не собирается. Проливать свою кровь за их особняки, заграничные счета и кутежи с девками, защищать их право грабить собственную страну?

Возникнет совсем иное настроение: да пусть придут поскорее иностранцы! Может, хоть они порядок наведут. То, что не наведут – это факт, но в больном сознании очумелого населения уже давно создана мечта о «западных освободителях» от ига ненавистных «реформаторов» (как раньше от «ненавистных коммуняк»).

Нужен ещё один, совсем небольшой толчок. Надо начать против России еще более мощную информационную войну. Колоссальной мощью американских медиа создать окончательный и стойкий образ бестолковой, бессильной, насквозь проворовавшейся страны, которая потеряла контроль над своими вооружениями и опасной техносферой, которая угрожает всему «нормальному человечеству» распространением чудовищной преступности, коррупции, оружия массового поражения. Очень быстро найдется информационный повод. Им станет, как мы уже говорили, либо катастрофа на АЭС, либо налет очередной полевой банды на склад с ядерным оружием, либо катастрофический выброс на старом химическом комбинате. Или, черт возьми, очередная ядерная подлодка затонет. А, может, это будет очередной виток экономического кризиса с зубодробительной девальвацией. Причем и технологическая катастрофа с ужасающим экологическим финалом, и экономический кризис могут быть умело подготовлены силами с Запада. Тесная связка спецслужб и корпораций – это давным-давно состоявшийся факт. Любая катастрофа будет подана глобальными и транснациональными медиа как апокалипсис. Следы радиации (если это будет нужно связке «США-новые кочевники») обнаружат от Сибири до Ирландии. Оседание ядовитой химии – тоже. Начнется самая разнузданная истерия. Все на Западе зайдутся в вопле: наведите порядок в России.

И тогда США и страны НАТО заявят, что они должны пожертвовать собой и прийти на помощь русским, что их войска возьмут под совместный с российской армией контроль ядерные арсеналы, стратегические объекты и опасные производства. Чтобы наша «элита» не трепыхалась, аресту подвергнется пара наших «шишек» на Западе. Россиянским правителям наглядно объяснят, что они вмиг могут лишиться вывезенных на Запад богатств.

Это предотвратит всякую опасность того, что Москва прибегнет к ядерному оружию. Страх враз все потерять и стать «военными преступниками» парализует волю наших верхов. Тем паче, что все вокруг ни полусловом не говорят о какой-то агрессии. Нет, нам пришли помогать, спасать нас. Если же мы будем упрямиться, то очень вовремя снова произойдет какая-нибудь катастрофа на нашей территории. Ее размах еще больше раздуют в масс-медиа. Тогда Москва сдастся окончательно, и иностранные войска без боя, торжественно вступят на нашу землю. И все это будет подано как громадный порыв в отношениях «Восток-Запад».

Правительство в Москве будет создано под контролем авторитетных международных экспертов. Фактически же именно иностранцы возьмут под контроль важнейшие части русской экономики: «Газпром», добычу нефти, электроэнергетику и ядерную отрасль, трубопроводную систему. Тем паче, что Россия все еще останется должна Западу сотни миллиардов долларов, долги плюс набежавшие проценты, и за эти долги нужно брать лучшие куски русской собственности. Все это будет прикрыто началом «периода экономической стабилизации».

Само собой, все виды вооруженных сил РФ тоже перейдут под контроль «западных партнеров». В 1997 году из Югославии в Москву вернулся отличный дядька, патриот до мозга костей – генерал Шепилов, много лет проработавший военным атташе в Белграде. Американцев он ненавидел до смерти, вдосталь изучив их способ уничтожать народы на Балканском примере. Вернулся, был обласкан и награжден орденом. А потом вдруг «выбросился» с пятнадцатого этажа своего дома.

Те, кто знал погибшего, в самоубийство не верили. Генерал в последние годы своей жизни утверждал: НАТО готовит оккупацию России. Под предлогом защиты человечества западный спецназ должен быстро взять под контроль наши ядерные объекты и центры управления. А для создания предлога Штаты обязательно спровоцируют у нас какие-нибудь опасные, кровавые передряги. Что-то вроде новой гражданской войны. С помощью все тех же специалистов по психологической войне и интригам «зеленых беретов».

В самый критический момент наше ПВО засечет на экранах радаров десантные «геркулесы» США, несущие американских парашютистов, но Москва скомандует: огня не открывать. Нас повяжут, точно кур на базаре. Что ж, вот вам еще один возможный сценарий нашего уничтожения.

Говорят, Шепилова цинично убрали из-за того, что он помогал сербам получать оружие из России. И оружие это продавали очень высокие чины из Минобороны РФ. Поэтому в живых такого свидетеля решили не оставлять. Погибший генерал знал, о чем говорит.

…Но все может быть еще намного проще. Скажем, после аварии на АЭС или ядерного теракта в московском метро Верховный главнокомандующий РФ просто подпишет договор о «помощи мирового сообщества» нашей Россиянии, и мы под музыку военных оркестров и с развевающимися флагами отдадим свое ядерное оружие американцам. Это, конечно, будет представлено СМИ как невиданный прорыв в международных отношениях и окончательный прием нас в «мировую развитую цивилизацию». После чего начнется главное действо.

Вряд ли американцы смогут сделать жизнь россиянцев существенно лучше. Но ради того, чтобы понравиться туземцам, они устроят парочку «показательных процессов» над самыми одиозными фигурами «трехцветной России». Например, над Татьяной Дьяченко, Черномырдиным, Березовским. А заодно – и над потенциальными вождями сопротивления. Начнется процесс изъятия активов у «новых русских», дабы содержать взятую под контроль территорию. Начнется хорошо поставленная кампания по разоблачению кровавых преступлений насквозь воровского режима в октябре 1993 года в Москве и в ходе бесконечной Чеченской войны. Начнется раскрутка фигур новых «россиянских лидеров», и может быть, среди них будут и Чубайс, и кто-нибудь из плеяды пока неизвестных прозападных наемников 1960-1970-х годов рождения.

После этого начнется разукрупнение РФ и ее нарезка на новые государства. Сначала – под предлогом улучшения дела управления и учета местных особенностей. Потом в этих новых образованиях появятся свои деньги: какие-нибудь уральские франки или татарско-башкирские таньга. Запад поможет им сравнительно небольшими кредитами, и скоро там появятся собственные полицейские силы вместе с маленькими армиями сальвадоро-панамского типа. Ключевые же позиции займут американцы, создав в них свои базы.

И это будет концом России. Все, что могло бы служить нашему развитию, окажется ампутированным, вырезанным подчистую. Не сможет жить даже чаемое нами Братство, потому что мы лишимся притока образованных людей и чудесных технологий. Мы угодим уже не только в военную и экономическую, но и в полную культурную и даже ежедневно-бытовую зависимость от врага. А это значит, что процесс возникновения по-русски мыслящих умных людей практически прекратится. Вероятность того, что какое-то здоровое ядро русских, удалившись куда-нибудь на острова теплых морей, начнет процесс отвоевывания страны, ничтожно мала.

Выпутаться из этого положения нам будет неописуемо трудно, и одна эта тема заслуживает еще одной книги. Поэтому, читатель, уж не обессудь – мы здесь промолчим.

 

Вот сценарий, которого мы действительно боимся. Если открытая война дает надежду на победу и подъем, то в этом-то случае мы просто погружаемся во мрак. Этого допустить никак нельзя.

Мы с товарищами однажды долго спорили о том, что делать в положении, когда верхи начнут сдачу страны.

Один юный студент предложил захватить вооруженным отрядом Троице-Сергиеву лавру, превратить ее в свою крепость и по радио воззвать к президенту Беларуси батьке Лукашенко… Мол, Александр Григорьевич, конец приходит – иди на помощь. Поскольку его дивизии на ходу и вполне боеспособны, то могут совершить бросок к Москве. Но, сам же подумав, он сник. Ведь нет никакой гарантии, что Лукашенко еще будет у власти в этот момент. Да и откликнется ли он? А если дивизии из Белоруси и начнут марш на Москву, то их с воздуха уничтожит авиация НАТО. Более того, наши политики в Москве сами попросят Запад об этом во имя защиты «российской независимости».

Поэтому, читатель, все дальнейшее повествование в этой книге исходит из того, что РФ все же сумела сохраниться и внутри нее зародилось наше Братство. Мы допустим, что под влиянием новой силы наша страна все же начинает медленно выходить из катастрофы, начиная прорыв в нейромир. И этот прорыв нам придется защищать.

Скорее всего, хозяева Америки постараются уничтожить нас без «горячей» войны. Значит, даже если мы вынудим их пойти на прямую агрессию – это уже большое дело.

В любом случае нужно крепко подумать над тем, как выиграть битву с Соединенными Штатами. Как это сделать? Для начала – четко уяснить, какой может стать война завтрашнего дня, какой арсенал будет пущен в ход против русских. Этому мы и посвящаем следующую часть книги.

 

 

Часть III

Сегодня, в четыре часа утра XXI века, без объявления войны… Необходимое интермеццо: мгновения воздушно-космической войны. Ночь с 7 на 8 мая 1999 года. Белград

 

«…Сотрудник ЦРУ, действующий под глубоким прикрытием в Белграде, получил срочное задание. Накануне американские станции перехвата зафиксировали выход в эфир радиопередатчика, работающего из центрального района Белграда. Между тем радиостанция должна была молчать – несколько дней назад ее антенны были уничтожены ракетами НАТО. До-разведку возобновившей работу станции провели самолеты RC-135 и RC-12. Они определили примерные координаты передающей антенны. Анализ показал, что передача ведется из посольства КНР.

Агент подъехал к зданию посольства и обошел его со всех сторон. Эти действия не вызвали у полиции и охраны никаких подозрений – мало ли людей ходит по Белграду в прохладную погоду, держа руки в карманах? Однако агент не просто прогуливался. Идя по периметру ограды посольства, он время от времени жал на одну из кнопок малогабаритного приемника GPS глобальной навигационной спутниковой системы НАВСТАР, спрятанного в кармане его одежды. Память аппарата фиксировала текущие координаты приемника. Данные в виде ничего не говорящего непосвященному набора цифр ушли по общедоступной электронной почте в один из центров ЦРУ.

Через некоторое время отдел Комитета начальников штабов США, планирующий поражение особой категории целей на территории Югославии, передал точные координаты объекта поражения вместе с боевым приказом в штаб 509-го тяжело-бомбардировочного авиакрыла ВВС США. Пилоты, отправлявшиеся с авиабазы Уайтмен в 35-часовой полет на бомбардировщике В-2А, не знали, какую цель должны уничтожить. Не исключено, что целеуказание они получили уже в полете.

Автопилот, непрерывно получающий от приемников GPS точные текущие координаты самолета, вел его по заранее проложенному маршруту через океан. Штурман при такой навигационной системе не нужен – в экипаже В-2А всего два пилота, которые управляют 180-тонной махиной по очереди. После десяти часов полета система GPS помогла встретиться бомбардировщику и заправщику без всякого радиообмена.

Над Югославией для В-2А открыли коридор, в котором не было натовской авиации. Приемники GPS тактических самолетов передавали текущие координаты в бортовые компьютеры, а те предупреждали пилотов о том, что они приближаются к запретным для полета зонам. Сам бомбардировщик летел в режиме полною радиомолчания, поскольку, благодаря точному знанию координат цели и своего положения, не нуждался в радиолокационном поиске объекта поражения.

Высота облачности над целью пилотов В-2А не интересовала – им, в отличие от летчиков всех остальных самолетов НАТО, не нужно было видеть цель при сбросе бомб. По информации системы GPS бомбардировщик на большой высоте вышел в точку сброса бомб JDAM. В нескольких километрах от цели бомбы отделились от самолета. На каждой из них находился собственный приемник GPS, который постоянно сравнивал текущее местоположение бомбы и координаты цели, полученные перед сбросом из бортового компьютера. Небольшие аэродинамические рули корректировали полет бомбы. Все три сброшенные на посольство боеприпаса попали в цель – радиус отклонения JDAM не превышает полутора десятков метров. Здание было разрушено, передатчик вышел из строя.

Стоимость выполненного задания была минимальной – суперсовременные JDAM были созданы из устаревших авиабомб Мк-82 путем оснащения их приемниками GPS и простыми исполнительными механизмами. Переделка каждой бомбы обошлась Пентагону примерно в 15 тысяч долларов. Для сравнения: ракета или бомба с лазерным наведением стоят примерно в двадцать крат больше, с телевизионно-командным – в сорок раз, крылатая ракета большой дальности – в пятьдесят. После анализа итогов операции в Югославии Минобороны США увеличило заказ на JDAM в два раза.

Противодействия со стороны ПВО пилоты малозаметного В-2А не боялись. Однако если бы противник обладал современными зенитно-ракетными комплексами средней дальности («Усовершенствованный Хок», «Бук-M1»), в бомбоотсек В-2А были бы загружены бомбы JSOW – их можно сбрасывать за несколько десятков километров от цели. По объектам, прикрытым ЗРК С-300 или «Пэтриот», удар был бы нанесен с двухсот километров ракетами JASSM. Все эти средства поражения используют при наведении на цель информацию системы НАВСТАР.

 

Наконец, если бы «невидимка» был сбит, аварийные передатчики пилотов, получив данные от приемников GPS, мгновенно передали бы их поисково-спасательным силам, которые благодаря точности информации успели бы вывезти пилотов раньше, чем их отыщет противник.

Этот пример дает адекватное представление о современных технологиях вооруженной борьбы. Отметим, что критически важной для проведения подобных операций системой является вовсе не малозаметный В-2А, бомба или ракета того или иного типа. Их можно было бы заменить другими носителями и средствами поражения. А вот без спутниковой системы навигации НАВСТАР и ее наземной составляющей, приемников GPS, такая операция была бы невозможной…».

США не зря подняли на воздух китайское посольство. В нем работала аппаратура, которая получала информацию с китайских спутников разведки, которая затем шла командованию югославской армии. С помощью даже маломощной космической системы Китая сербы могли узнавать о взлете натовских бомбардировщиков с европейских баз и умело маневрировать зенитно-ракетными комплексами. Даже слабая космическая разведка Пекина позволяла братьям-славянам ускользать от ударов западной авиации, устраивая ей ракетные засады. Говорят, через китайский терминал шли сигналы и с наших еще уцелевших орбитальных разведчиков. И США стерли приемную станцию с лица земли…».

Мы процитировали статью из «Независимого военного обозрения» (№ 14, 2000 год). И не зря. Это, пожалуй, самое наглядное проявление войн новой эпохи. Войн аэрокосмических, информационных, высокоточных.

 

Фантазия – великое дело в военном искусстве. Представить себе будущую войну, как показывает печальный опыт истории, может далеко не всякий маршал или политик. Но, если ты верно предугадаешь ход будущих боев, то треть успеха, считай, достигнута.

Самые большие беды случались, когда страны и люди готовились не к будущей, а к прошлой войне. Масса денег и ценнейших ресурсов расходовались впустую, а в финале несчастные терпели сокрушительное поражение. Горы оружия, которые готовились на роковой день, оказывались бесполезными. Примеров тому много.

Скажем, французы в 1930-х годах готовились ко второму изданию Первой мировой, к битвам позиционным и малоподвижным. Они делали тихоходные танки и циклопические укрепления линии Мажино, они учили войска сражаться в духе «окопных» кампаний 1915-1918 годов. Но враг применил отчаянно смелый, быстротечный и маневренный блицкриг, вдребезги разнеся французов, которые превосходили немцев и по количеству танков, и по количеству самолетов.

Наши генералы и генсеки после Сталина стали готовиться к новой войне с Гитлером, сохраняя никому не нужное производство десятков тысяч танков, содержание ударных группировок сухопутных сил в Европе и всю старую схему развертывания 15-миллионной армии, перевода всей экономики на военные рельсы. В итоге мы по глупости надорвали свою экономику и проиграли войну там, где к ней, практически, не готовились – в сфере идеологии, пропаганды, информации, моды и массовой культуры. Хотя могли легко выиграть гонку вооружений, если бы сконцентрировали свои ресурсы на авиации, космонавтике, связи и информатизации. Зато всегда добивались фантастических успехов именно те, кто мог ясно представить себе будущего врага и разумно выстроить программу своего вооружения. Такие страны и цивилизации экономили на этом огромные силы и средства. Наверное, самым впечатляющим и хрестоматийным примером такой политики останется Третий рейх. Именно его вожди обладали фантазией настолько живой, что смогли единственными на Западе подготовиться именно к будущей войне, произведя переворот в военном деле. Стратегия блицкрига, молниеносной войны, позволила немцам в считанные месяцы захватить всю континентальную Европу, потеряв людей меньше, чем за два первых месяца Первой мировой войны, при этом совершенно не напрягая свою экономику и не переводя ее на военные рельсы. Немцы могли воевать на грани «снарядного голода», с минимумом военной техники и дивизий, которых вечно не хватало, без неисчерпаемых людских резервов, несметных богатств в банковских сейфах, имея скудные запасы горючего и металла. Они умудрялись громить и нас в 1941-1942 годах, только в 1943-м приступив к тотальной мобилизации и к милитаризации всей германской жизни. Даже сражаясь с англо-французскими войсками, когда против одного гитлеровского самолета дрались 15-20 западных, немцы показывали неплохие результаты.

После Второй мировой успех подобного подхода показал Израиль, который и в 1967, и в 1973-м, и в 1982 смог побеждать противника, который обладал большим перевесом в живой силе, танках, пушках и самолетах, все время поражая его каким-нибудь новшеством. То евреи применили ускоренный цикл подготовки боевых самолетов к вылету, перебрасывая их с египетского фронта на сирийский, то боевые вертолеты с противотанковыми ракетами, то беспилотные разведчики, благодаря которым была перебита сирийская система ПВО. Да и США довольно умело смогли нейтрализовать неисчислимые танково-механизированные дивизии СССР на европейском ТВД, пусть даже только виртуально.

Если ты представишь своего главного врага, его способ ведения войны, то сможешь обнаружить слабые стороны даже у гиганта. И тогда становится реальным создать себе чудесный набор оружия, обойдясь минимумом денег и дорогих ресурсов. Тогда программа русских вооружений и строительства наших вооруженных сил станет действительно жизненной.

Так с каким же врагом и в какой войне мы можем сойтись?

 

Глава 1

Революция в военном деле, которую делают янки. План «Единая перспектива-2010»

 

Нам на три дня удалось получить доклад Пентагона президенту и конгрессу США за 1999 год. Чтение этого толстенного тома потрясло до глубины души. Мы увидели план подготовки новой агрессии, настоящий манифест воздушно-космической войны. Уже после гибели СССР начата новая, чудовищная гонка вооружений, и только Бог знает, чем она закончится. США, эта надменная Североатлантида, строят вооруженные силы Америки будущего – Америки постиндустриального кастового общества. Силы уже Пятой мировой войны.

 

Если говорить в целом, то янки воплощают свой план «Единая перспектива-2010», в результате которого сулят произвести революцию в военном деле. Такую же революцию, какую совершили гитлеровцы 1930-х годов с их концепцией «молниеносной войны». Тогда переворот совершили подвижные танково-механизированные соединения и тучи пикирующих бомбардировщиков, теперь – высокоточное оружие и спутниковые информационно-управляющие системы. Теперь место танковых соединений и самолетов-штурмовиков заняли высокоточное оружие, авиация и спутниковые информационно-управляющие системы. Но по сути своей философия нынешней революции в военном деле остается той же: расправиться с противником стремительно, за считанные дни. При этом господа из Пентагона не смущены аналогией с немецкими вояками.

…Представьте себе рассвет 22 июня 201… года. Спокойно спит большая страна-жертва. У нее есть ракеты с ядерными боеголовками. У ее границ не скапливаются огромные массы вражеских танков и пушек, не разворачиваются десятки дивизий и огромные склады снаряжения. Птички поют, встречая зарю. И вдруг на большую страну со всех сторон обрушиваются волны низколетящих, невидимых для радаров крылатых ракет. Их запущены тысячи– с самолетов, подводных лодок и даже с почти безоружных кораблей США, которые практически свободно плавают в Мировом океане, из которого исчез сильный флот СССР. На страну-жертву обрушиваются управляемые неядерные бомбы и ракеты с сотен бомбардировщиков-«невидимок», которые незаметно вторглись в ее небеса ночью. В действие вступают и заброшенные накануне группы американского спецназа.

Первыми ударами уничтожены штабы, военные и правительственные бункеры, центры связи, аэродромы стратегической авиации, космодромы, противовоздушные комплексы, атомные лодки у причалов и электростанции. На земле, не успев взлететь, разгромлены межконтинентальные ядерные ракеты – неядерное высокоточное оружие бьет прямо в ангары и в крышки пусковых шахт. Успевают стартовать лишь полтора десятка ракет. Но на взлете одни поражены американскими беспилотными самолетами с ракетами «воздух-воздух», другие перехвачены еще в космосе системой ПРО США.

А за первым ударом следуют другие. На несчастную страну налетают новые волны крылатых ракет и сотни самолетов с авианосцев и наземных баз США. За какой-то день страна остается без мостов, с разрушенными транспортными узлами, без электричества и топлива, связи и телевидения, авиации и всякой власти. Танки и сухопутные части расстреливаются с воздуха, как на полигоне…

 

Пентагон очень словоохотлив на эту тему.

Основа идущей революции – это такое усовершенствование систем добычи и обработки данных, анализа и оценки информации, которое даст полное превосходство над любым противником США. Разведывательные данные, получаемые в национальном масштабе, будут согласовываться с теми данными, которые получают главнокомандующие объединенными вооруженными силами. Причем в режиме реального времени, когда пилоты американских машин, капитаны боевых кораблей и офицеры сухопутных войск смогут видеть на своих дисплеях то, что видит множество спутников и самолетов-разведчиков сразу же, а не спустя часы или даже дни.

К 2010 году возникнет мощная, насыщенная разведсеть, которая обеспечит превосходство США в контроле за полем боя. Вдобавок к ней – и сеть связи, которая быстро передаст информацию разведки войскам и командирам. Одновременно янки построят более гибкую систему управления, которая обеспечит отменную координацию действий разнородных войсковых группировок – авиационных, морских и наземных. Новое боевое управление свяжет датчики разведки с комплексами огневого поражения, и это обеспечит динамичное целеуказание, наведение высокоточного оружия в самом напряженном бою, быструю оценку результатов ударов американского оружия и выдачу данных для повторного поражения – добивания уцелевших неприятелей. При этом янки получат средства для проникновения в информационные сети стран-жертв, после чего либо их работа окажется нарушенной, либо янки для своих целей используют чужие каналы.

 

Еще в 1991-м, молотя Ирак, янки использовали стратегию воздушно-наземных операций, когда массированные ракетно-авиационные удары расчищали путь танково-механизированным соединениям и десантам. Теперь североамериканцы переходят на новую, более высокую ступень войны.

В основе их революции лежат четыре концепции: «Господствующий маневр», «Высокоточное сражение», «Всеобщая защита» и «Целенаправленное тыловое обеспечение». Скажем, высокоточное сражение предполагает быстрое определение точных координат каждой цели в любом уголке планеты и детальную разведку, идущую в реальном масштабе времени. Но в этом сражении в ход пойдут не только бомбы, ракеты и снаряды, но и атаки на компьютерные сети врага, и высокоточные гуманитарные операции. Это когда янки, громя ту или иную страну, смогут привлекать на свою сторону значительную часть ее народа, быстро и точно кидая ей подачки и проводя пропагандистско-психологические операции – то есть «промывку мозгов» информационными технологиями. В высокоточном сражении должно применяться и так называемое «нелетальное», «несмертельное» оружие, о коем мы еще расскажем особо.

В итоге этой военной революции у Соединенных Штатов должна появиться армия такой силы, такого глобального охвата, перед которыми нынешние армии покажутся толпой людей с луками и копьями перед отрядом людей на танке. Янки должны получить силу, которая сможет уничтожать ракеты с ядерными зарядами еще на земле или на взлете, подобно тому, как немцы разбили русскую авиацию на земле 22 июня 1941 года. И не только авиацией и крылатыми ракетами. Ведь речь идет о высокоточной войне с действительно точечными ударами. А точечное воздействие могут осуществлять и группы десантников-диверсантов. При этом сами Штаты должны остаться полностью неуязвимыми для ответных ударов своих врагов.

То есть, грядет время войн, которые разражаются внезапно, совершенно неожиданно, словно тайфун в японских водах. В этих войнах судьба стран решается в воздухе и космосе. В них нет фронта и тыла – потому что поражению подвергается каждый уголок страны, на который напали американцы. Теряет смысл содержание громадных мобилизационных мощностей на тысячах заводов и фабриках, потому что в такой войне противник не даст нам времени перестроить жизнь по принципу «Все для фронта, все для Победы». Промышленность и транспорт окажутся разбитыми практически сразу. Уже нет смысла готовить миллионы солдат-резервистов: блицкриг высокотехнологичного века просто не позволит собрать всех солдат резерва. К таким войнам придется готовиться загодя. В этой войне исчезает старый смысл: окружать и уничтожать группировки врага, поскольку исполняется давняя мечта англосаксонской расы: разрушать ударами с небес жизненные центры страны-жертвы, ее «нервы» и «кровеносные сосуды». Уничтожают транспорт, энергетику, связь, трубопроводы и саму власть. И тогда танковые и сухопутные армады замрут сами собой, превратятся в горы мертвого металла и толпы объятых паникой человеческих существ.

Об этом мечтал в далекие 1920-е генерал Дуэ. И эта мечта воплощается в жизнь. Открывается возможность вести мировую неядерную войну, избегая угрозы тотальной гибели человечества. Последние сдерживающие мотивы попросту летят прочь!

 

Глава 2

Аэрокосмические, экспедиционные, ударные…

 

Слушая выступления военной и политической верхушки РФ в последние годы, поневоле приходишь к выводу о ее клиническом идиотизме. Если ей верить, то нет для нас зверя страшнее американской ПРО – противоракетной обороны.

Дураки боятся ПРО. Умные – совсем другого. АЭФ – аэрокосмических экспедиционных формирований.

 

Если главными героями Второй мировой стали танковые корпуса, то теперь ударными «кулаками» агрессивной войны становятся АЭФ – аэрокосмические экспедиционные формирования. Первый опыт их использования – разгром Югославии в 1999-м.

«Основной ударной силой нападения на нее послужило специально созданное 16-е экспедиционное авиакосмическое оперативное соединение США. Состояло оно из трех авиакрыльев. 16-е авиакрыло состояло из семи тяжелых бомбардировщиков В-52Н, разведчиков U-2S, истребителей F-15C/E и летающих танкеров КС-135. 31-е авиакрыло сформировали из истребителей-бомбардировщиков F-16C, „невидимок“ F-117A, штурмовиков А-10, летающих радаров, командных пунктов АВАКС, самолетов радиоэлектронной борьбы ЕС-130Н, воздушных заправщиков. Наконец, в 100-е авиакрыло вошли разведчики RC-135 и снова небесные танкеры». («Авиация и время», № 2, 1999 г.).

Что такое АЭФ? Это сочетание сильной авиационной группировки и спутников разведки и связи. В АЭФ входят самолеты-носители высокоточных бомб и ракет, причем самолеты разных типов. Тут вам истребители-бомбардировщики, самолеты-«невидимки», тяжелые стратегические машины и просто истребители. Для обеспечения их операций в АЭФ есть самолеты дальнего радарного обнаружения, летающие командные пункты типа АВАКС, летающие командные пункты наведения ударов по наземным целям «Джей-Старс», самолеты радиоэлектронного подавления, летающие заправщики и самолеты-разведчики. (В том числе – и сверхвысотные «локхиды» U-2). Роли четко распределены: одни давят противовоздушную оборону жертвы, другие – гвоздят по командным пунктам обреченной страны, третьи – разбивают центры жизнеобеспечения. Бомбами и крылатыми ракетами.

АЭФ очень подвижны: их можно оперативно перебросить на любое направление. АЭФ прекрасно взаимодействуют с кораблями-носителями крылатых ракет и авианосными ударными группами. Здесь выполняется самая заветная мечта американцев: превратить войну в безнаказанный расстрел противника издали, не посылая на его территорию ни одного солдата, не неся почти никаких потерь.

Удар АЭФ – это удар из единого воздушно-космического пространства. Ведь налеты с воздуха направляют мощнейшие спутниковые группировки, которые сканируют территорию страны-жертвы во всех мыслимых диапазонах, засекая малейшее движение на ее поверхности. А самое главное – спутники молниеносно перебрасывают огромные массивы разведывательных данных в мегацентры их обработки, так же быстро связывая их с ударными авиационными силами и высвечивая им цели для поражения.

АЭФ страшны тем, что они постоянно отмобилизованы и готовы к нападению. Если Гитлеру для подготовки войны надо было стягивать к границам страны-жертвы миллионы людей и тысячи танков, устраивать грандиозные склады горючего, боеприпасов и снаряжения, гнать эшелоны с продовольствием к рубежам объекта нападения и тем самым выдавать себя задолго до «дня М», то АЭФ в любой момент готовы нанести удар. Они всегда готовы!

Удар АЭФ – и потрясенные люди через считанные дни видят, что их страны больше нет.

Нет власти, связи, транспорта, экономики, социального обеспечения и медицины. Нет топлива и еды в городах. Нет света и газа. Молчат телефоны. Дороги и улицы забиты мертвыми машинами. И мечутся по обреченной земле обезумевшие, обуянные паникой толпы. И нет больше ни армии, ни флота, которые погибли, не успев толком разглядеть врага в свои прицелы…

 

Янки сформируют десять АЭФ. Десять страшных машин агрессии, десять ратей для власти над миром. Они воплощают доктрину под красноречивым именем «Глобальное воздействие». У нее есть шесть основных принципов.

Во-первых, полное господство в воздухе, которое обезопасит от возможных ответных ударов противника.

Во-вторых, это принцип глобальной досягаемости, когда под ударом американцев может оказаться любая точка Земшара (геоида) в любое время.

В-третьих, это принцип глобальной подвижности АЭФ.

В-четвертых – канон высокоточного поражения неприятеля с наименьшим риском для самих себя.

В-пятых, мощная воздушно-космическая разведка, которая дает полное информационное превосходство над жертвой.

В-шестых – это гибкое боевое обеспечение АЭФов всем необходимым.

Фантастическую силу скрещения спутников и новейшей авиации познали на себе иракцы в 1991-м. Именно тогда янки впервые воспользовались услугами французского аппарата «Спот», наблюдающего землю огромными, похожими на ячеистые глаза насекомых, панелями из тысяч кремниевых светодиодов. Янки знали, что где-то к востоку от Багдада находится хорошо замаскированный бункер центрального командования армией Ирака. Но найти они его не могли: слишком хорошо его спрятали. Воздушная разведка оказалась бессильной.

Но еше до начала войны Минобороны США закупило у частной фирмы-хозяина «Спота» цифровые снимки Ирака, Кувейта и Саудовской Аравии, загрузив их в мобильную систему обеспечения боевых вылетов, которая совмещала космические снимки с аэрофотосъемкой и картами местности. Именно «Спот» указал на странное скрещение грунтовых дорог за Багдадом, которое не было видно самолетам-разведчикам. Именно туда был направлен F-111 с двухтонной бомбой на лазерном наведении. Она вскрыла и обрушила бункер, погубив многих иракских генералов. И именно «Спот» вскрывал позиции ПВО Ирака. Потом янки подсчитают, что использование ВВС обычных карт давало 30-процентную вероятность поражения целей. Спутниковые снимки поднимали этот процент уже до семидесяти.

Но представьте себе, что прогресс ушел вперед, и вот уже у Штатов есть АЭФы с куда более зоркими спутниками и более умными компьютерами! Впрочем, зачем ходить так уж далеко? Нынешние американские спутники типа «Лакросс», каждый из которых стоит по полмиллиарда долларов, с помощью своих радаров видят предметы диаметром уже в метр, и им не помеха ни ночь, ни туман, ни мощный слой облаков. («Спот» давал разрешение до 10 метров). «Лакросс», работая на ВВС и Центральное разведуправление США, может отличить танк от БМП, видит воронки от взрывов.

 

Управление действиями сверхтехнологичных армад АЭФ будет сугубо централизованным, и особый ЦУДА, центр управления действиями авиации, уже создан на базе в Лэнгли, штат Вирджиния. Первый опыт создания ЦУДА получен в 1991 году во время войны с Ираком. Но если тогда на его развертывание требовалось почти две недели и 1500 человек персонала, то уже в 1998-м янки смогли обойтись одним днем и двумястами сотрудниками, причем сам ЦУДА можно перебросить куда угодно на одном самолете-транспорте Си-17.

Американцы прекрасно понимают, что после избиения Югославии в 1999-м году любая страна, которая подвергнется подобному нападению, применит в ответ все возможные виды оружия. Тут вам и оперативно-тактические ракеты, и оружие массового поражения – не только химическое, но и ядерное. В ответ на это ВВС США намерены применить концепцию непрерывного огневого поражения, уничтожая оперативно-тактические и баллистические ракеты страны-жертвы на земле, не давая им взлететь. Для этого они здорово учли опыт войны в Персидском заливе, проанализировали причины медленного движения разведывательных данных командирам подразделений и теперь создают автоматизированную систему боевого управления JCSE. Она автоматически сравнит важность обнаруженных целей и подскажет, какие из них надо смести с лица земли в первую очередь, какие – во вторую и так далее. Да еще и будет следить, сколько у каждого самолета в АЭФ осталось бомб и ракет, выбирая самое оптимальное оружие для поражения засеченных мишеней.

 

6 февраля 2002 года по миру разнеслась сенсация. Американские военные заявили, что миниатюрный самолет-робот «Предейтор» ударил ракетой по группе афганских боевиков и убил одного из главарей сети «Аль-Каида». Затем был уничтожен джип с активистами «Аль-Каиды» в Йемене в ноябре 2002-го. И снова ракетой по автомобилю ударил беспилотный самолет стратегического радиуса действия.

Наступает новая эра в воздушной войне. С 1996 года ВВС США разворачивают большую программу создания самых разнообразных самолетов-роботов, беспилотных разведчиков и ложных целей, которые должны запутать неприятеля. Дешевые беспилотные аппараты смогут делать все. Объединившись в сети, беспилотники превратятся в чудо-оружие – всевидящее и всепоражающее.

Одним из таких аппаратов должен стать беспилотный аппарат «Темная звезда» («Dark Star»). Построенная по технологии «невидимки», эта четырехтонная машина способна удалиться от центра управления на тысячу километров и 8-10 часов барражировать на высоте в 13,7 километра. Такой самолет сможет пройти сквозь поредевшую ПВО России и висеть над нашими головами, засекая своими датчиками все, что движется по земле со скоростью больше семи километров в час. Неся на борту аппаратуру лазерной подсветки цели, «Темная звезда» способна засечь мобильную установку межконтинентальной ракеты и навести на нее удар крылатой ракеты, управляемой авиабомбы с американского самолета или даже баллистической ракеты, выпущенной с подлодки «в упор» откуда-нибудь из Балтики. И точно таким же способом можно поразить кортеж президента России или иной страны, обезглавив противника.

Другой ДПЛА – это «Всемирный ястреб» («Global Hawk»), машина фирмы «Нортроп». Он уже стоит на вооружении американской армии. Эта управляемая через спутник «стрекоза» может уходить на 5400 километров от базы и летать над заданным районом ровно сутки – на высоте почти в двадцать верст. Его главная задача – засекать подвижные комплексы баллистических ракет как на автомобилях, так и на железнодорожных платформах. Прежде всего – русские и китайские стратегические ракеты («Техника – молодежи», № 8, 2000). «Всемирный ястреб» несет точнейшую инфравизорную аппаратуру на борту, а заодно и радары. Эта «птица» умеет засекать не только тепловые следы того, что находится под ней в данный момент, но и старые инфракрасные следы, оставленные уже ушедшей в другой район техникой. Весной 2002 года над Москвой на большой высоте пролетели два странных тихоходных объекта. Россиянское руководство так и не решилось отдать приказ на их уничтожение. По характеристикам то были американские «ястребы». Тогда же один крылатый робот такого типа совершил пропагандистский беспосадочный перелет из США в Австралию, а янки заговорили о развертывании баз «глобал хоков» в Европе. Против кого? Пусть самые сообразительные сами выберут против кого: западной страны, Германии, к примеру, или против нас. К 2010 году США должны располагать шестьюдесятью такими машинами.

Но дело в том, что эти штуки могут быть оснащены еще и небольшими ракетами с тепловыми головками самонаведения. Такая комбинация для нас вообще смерти подобна: роботы, способные засекать наши подвижные ядерные комплексы типа «Тополь», получат возможность поражать их ракетами на взлете. А перестреляв наши ракеты, США могут бить нас так, как им вздумается. И это не фантастика. Уже в октябре 2001 года американцы посылали в полеты над Афганистаном самые простые свои беспилотники типа «Предейтор», которые не только вели разведку с высоты в шесть километров, но и били по базам талибов противотанковыми ракетами типа «Адский огонь» («Хеллфайр»). Управление «предейторами» велось из центра, расположенного за тысячи километров от Афганистана, через спутник. В начале же 2002 года «Предейтор» испытали на авиабазе Неллис в штате Невада. Самолет-робот успешно поразил ракетой настоящий танк. Но на месте танка может оказаться и пусковая установка «Тополь-М» – русского межконтинентально-ракетного комлекса, который наша власть делает основой сил ядерного сдерживания РФ. Кстати, установка «Тополь-М» куда дороже «Предейтора» и намного уязвимее танка.

А в США полным ходом идут работы и над реактивным бомбардировщиком-роботом UCAV. Готов и испытывается его прототип – бесхвостая малозаметная машина Х-45А. Первый полет Х-45А совершил 22 мая 2002 года на калифорнийской авиабазе Эдварде.

Х-45А понесет 680 кило бомб и ракет на борту, он сможет автоматически выбирать самые важные цели, определять трассу полета к ним и сам возвращаться на базу. Его скорость – 0,8 от звуковой. Сей робот тоже сможет находиться в воздухе сутки (у него нет пилота, который смертельно устал бы от такого полета), да и дешева машина – не дороже 15 миллионов долларов за штуку. А это, друзья, втрое меньше, чем обходится США новейший истребитель. И эти монстры будут вплетены в единую сеть разведки и управления боевыми действиями. Американцы намерены атаковать такими штурмовиками комплексы ПВО типа нашей С-300.

Но этот аппарат – только первая ласточка. К 2010 году в США должны появиться Х-45А и Х-45В, которые будут способны воевать в связке с обычными самолетами. Один наземный оператор сможет управлять действиями сразу четырех беспилотников, которые к тому времени станут и вооруженными, и радионевидимыми. Человек станет управлять этими аппаратами только частично. Их электронные мозги позволят им самим распознавать цели и уклоняться от атак, взаимодействовать с другими американскими самолетами и стрелять по противнику боеприпасами, которые управляются благодаря спутниковой системе GPS.

Эти роботы станут основой для идеологии интеллектуальных беспилотных операций. Главное, для чего создаются эти чудища, состоит в уничтожении противовоздушной обороны страны, на которую нападают американцы. Затем они должны уничтожать хорошо защищенные цели, все те же штабы, центры управления, стартовые позиции баллистических ракет. Комплексы боевых беспилотников можно будет перебрасывать в любую точку света, и уже через 75 минут после развертывания они будут готовы к вылетам.

Эксперты считают, что боевые беспилотники во многом превзойдут обычные боевые самолеты. Дело даже не только в их дешевизне по сравнению с «обитаемыми» истребителями-бомбардировщиками. Робот по маневренности превзойдет обычные машины потому, что может позволить себе самые немыслимые кульбиты и перегрузки. Ведь на его борту нет летчика, который от перегрузок теряет сознание. А коли так, то сбить такой аппарат будет намного труднее.

Накануне начала кампании против талибов осенью 2001 года у американцев в строю были две сотни беспилотников. К 2006 году их должно стать почти полтысячи. Вместе с англичанами янки создают перспективную наступательную воздушную систему FOAS, в которой роботы типа Х-45 заменят собой старые истребители-бомбардировщики «Торнадо». Более того, янки сделают так, что немногие современные истребители их противников столкнутся с тучами дешевых беспилотных аппаратов, и те попросту уничтожат их. Даже если, скажем, русским и удастся создать чертовски дорогие истребители пятого поколения, то им все равно не устоять перед роями боевых роботов.

Знакомишься со всем этим – и тоска берет смертная. У нас-то беспилотники оказались в полном загоне. Летают, в основном, «пчелы» – легкие поршневые самолетики, да и те в Чечне поизносились. Создатель реактивных беспилотников, КБ имени Туполева, фактически разгромлено, финансирование работы над новейшими самолетами-роботами в Россиянии почти свернуто. А офицеры из двух полков беспилотных аппаратов разбегаются от дикой нищеты и полной безнадежности.

 

Сила АЭФ заключается и в их способности долго пребывать в воздухе, дозаправляясь от самолетов-танкеров. Уже в 2000 году США имели 472 самолета-танкера КС-135 и 54 заправщика КС-10, способных служить и в роли тяжелых транспортных машин. Огромное число аэротанкеров позволяет американским ударным машинам в два-три раза повысить дальность действия и нести больше вооружения, не обременяя себя лишним топливом. А точность встреч летающих заправщиков и боевых машин обеспечивают все те же спутники навигации.

 

Оперативная информация

 

В 1999 году в Стратегическом авиационном командовании Соединенных Штатов было:

– 93 «улана» – сверхзвуковых бомбардировщиков В-1;

– 21 «дух» – бомбардировщик-невидимка В-2 типа «блок 30», которые гнездятся на авиабазе Уайтмен, штат Миссури;

– 94 ветерана – «стратокрепости» В-52 разных модификаций.

 

Скрещенный с фантастическими возможностями навигационной спутниковой системы HABCTAP-GPS В-2, его бомбы и ракеты со спутниковым управлением – это воплощенная мечта янки, оружие стратегического поражения и террора. Когда-то его делали для прорыва к особо важным целям сквозь мощнейшую ПВО Советского Союза. Впрочем, не особо надеясь на успех – ведь на атаку «невидимок» наша Империя могла двинуть по черепу агрессора ядерной дубиной. Но Советский Союз убили, его ПВО развалили, и теперь в мире нет ни одной страны с противовоздушной обороной, хоть как-то сравнимой по силе с нашей, бывшей. Теперь у В-2 почти нет конкурентов. Теперь каждый, будь он хоть вождем суверенной страны, хоть партизанским лидером или крупным наркоторговцем – может быть убит по воле США. Кремль, уединенная гасиенда, поместье «нового русского» олигарха или горная база полевого командира – все они могут стать мишенью. Я уж не говорю о командных пунктах ракетных войск стратегического назначения или скоплениях ядерных ракет на автомобильных или железнодорожных платформах.

Но разве В-2А – вершина развития самолетов-невидимок? Оказывается, янки развернули свою программу ACTIVE и создают новейшую суперневидимку – самолет Х-44А, который должен подняться в воздух в 2007 году. Он вообще будет походить на неопознанный летающий объект. Никаких хвостового оперения, рулей или иных движущихся поверхностей, никаких стыков и зазоров – все это снижает незаметность машины для радаров. Рули заменят двигатели с изменяемым вектором тяги, вместо рулей будут отклоняемые реактивные струи. Зато запас топлива на Х-44А увеличится, и он сможет летать дальше. К тому времени наша противовоздушная оборона устареет и развалится еще больше, и тогда эти чудовища начнут вливаться в американские АЭФ. Невидимая смерть потребует только одного: целеуказания.

Теперь только надо, чтобы вблизи объекта когда-нибудь погулял американский агент с миниатюрным приемником HABCTAP-GPS. Американцы в нынешнем «открытом обществе» везде кишмя кишат – туристы, журналисты, бизнесмены, исследователи «прав человека» и сотрудники «гуманитарно-просветительских» организаций. Каждый из них может нести с собой спутниковый приемничек. А, может быть, это будут американские диверсионные группы, сброшенные с парашютом. Или местные наймиты янки. Ведь точно такие приемники могут нести и кавказские полевые командиры, и татарские националисты, и продажные русские шкуры, соблазнившиеся десятком тысяч долларов.

Они дадут ВВС янки точные координаты целей. Поразить их – только дело техники.

 

А впереди – оснащение военно-космических флотов США новейшими истребителями-невидимками пятого поколения F-22, новыми ракетами дальнего боя JASSM, способными поражать зенитно-ракетные комплексы С-300 с почти безопасного расстояния в двести километров, новые беспилотные аппараты и самолеты радиоэлектронного подавления. Всего двести F-22 «Рэптор» способны полностью господствовать в небе России, сбивая наши старые (к тому времени) истребители Су-27 и МиГ-29 еще до того, как их пилоты хотя бы заметят врага. К тому же Россия безнадежно упустила время для создания истребителя пятого поколения.

У патологически разрушительной власти «реформаторов» на это просто нет денег. Вместо того, чтобы потратить миллиард долларов на создание нового самолета, наши коронованные идиоты вбухивают миллиард долларов в спуск на воду новой подлодки, обреченной на гибель без поддержки спутников, авиации и надводных кораблей, и еще миллиард спускают на никому не нужный подъем погибшего «Курска».

А враг все усиливается. Если в 1999-м США могли обрушить на жертву около 3 тысяч тонн высокоточного оружия, то к 2005 году они смогут довести «вес залпа» до 10 тысяч тонн. И если в войнах 1991 и 1999 годов янки использовали бомбы и ракеты с лазерным наведением, которые боялись и тумана, и облаков, и дымовых завес, то теперь наведение будет либо радиолокационным, либо спутниковым.

 

АЭФ способны ослепить и оглушить целую страну. У нашего врага уже есть мощные силы специальных самолетов радиоэлектронной борьбы, которые в состоянии ослеплять и оглушать оборону страны, которая подвергнется агрессии Соединенных Штатов, наводить на цели авиацию НАТО. Сто четыре ЕА-6В, предназначенных для радиоподавления ПВО с американской территории, шестьдесят одна машина Е-2С, двадцать девять Е-3, двадцать один RC-135, сорок два RC-12.

Одновременно АЭФ располагают своей разведкой. Смотрим на парк самолетов «проникающей разведки» – тех, которые могут летать над нашей территорией. F-14 TARPS – сорок семь. F-16 TARPS – двадцать четыре самолета. FA-18D ATARS – 18 машин. Глядя на это, с тоской вспоминаешь о глубочайшем упадке системы отечественной ПВО, которая, по сути дела, не обновлялась с конца 1980-х годов.

И учтем, читатель, – американские АЭФы по-прежнему будут подкреплены таким «нестреляющим», но весьма грозным оружием, как самолеты типа АВАКС, этими летающими радарами и командными пунктами. Эти «Боинги-707» «Сентри» с «тарелками» антенн на фюзеляжах стали уже привычной картиной, однако давайте вспомним, что они дают американским ВВС.

Один из первенцев информационной войны, АВАКСы удваивают силу подопечных истребителей при столкновении с противником, который таких машин лишен. Крейсируя позади боевых порядков американской авиации на высоте в девять километров, каждый АВАКС просматривает пространство в 31 тысячу квадратных километров, засекая не только воздушные, но и морские цели. Каждый самолет-локатор передает то, что видит, своим подопечным истребителям, ведя этакий «телерепортаж». Благодаря этому ведомые АВАКСом пилоты могут до последнего не включать локаторы своих истребителей, не обнаруживая себя как можно дольше. Опыт применения самолетов-радаров показал, что АВАКСы в боях на 35-55 процентов уменьшают число самолетов противника, которые могут прорваться к целям. Американские же перехватчики под водительством самолетов-радаров становятся действеннее на 35-150 процентов. Иными словами, при столкновении с русскими ВВС сто истребителей-бомбардировщиков янки превратятся как бы в двести.

У НАТО в 1998 году было 57 «Сентри», не считая меньших самолетов-радаров типа «Хокай». У нас же – только девятнадцать наших «АВАКСов», машин А-50, оставшихся после расчленения СССР тремя преступными президентами. Все – в 144-м авиаполку, с базами в Печоре-Каменке и Клину. («Авиация и космонавтика», № 2, 2000 г.). Но если электронная начинка западных машин дальнего РЛС-дозора постоянно совершенствуется, то наши-то остаются на уровне конца 1980-х! Да и уничтожить их крылатыми ракетами на двух аэродромах легче легкого. Прямо на стоянках…

 

Главной целью АЭФ будет разгром целой страны с воздуха, полное уничтожение ВВС страны-жертвы, «вбомбление» ее в каменный век, полный стратегический паралич всей страны.

Для наведения ударов по наземным целям США хотят построить девять комплексов «Джей-Старс» – громадных «боингов» с мощными локаторами, которые передают картину земной поверхности и целей на ней эскадрильям ударных самолетов США.

Кстати, в докладе Пентагона можно прочитать и о том, как янки намерены давить нашу ПВО. Они очень опасаются умения русских делать интегрированные системы с разнородными зенитно-ракетными батареями. В противовес им Америка создает интегрированные воздушно-космические ударные соединения, которые будут быстро засекать батареи и громить их. Для этого они в начале 2000-х годов примут на вооружение новую ракету «воздух-земля», которой надеются бить наши С-300, не входя в зону поражения этих комплексов. Наряду с этим они ведут работу над ложными целями для обмана наших ракет и над беспилотными самолетами, которые смогут не только отвлекать на себя наш огонь, но и сами понесут на борту ракеты «воздух-земля» для атаки наших зенитных позиций. А еще янки разрабатывают и дешевые наземные средства засечения локаторов ПВО…

Что понесут в своих боевых отсеках самолеты американских аэрокосмических корпусов? В марте 2000 года на книжных прилавках появилась прекрасная, умная, захватывающая книга Дмитрия Черкасова «Ночь над Сербией». Я ее очень вам рекомендую, друзья мои. Оттуда я взял описание американского ракетно-бомбового оружия, с которым уже довелось столкнуться южным славянам.

«Две двухтысячефунтовые «умные» бомбы, вышедшие из створок бомболюка, сразу «зацепились» за цель инфракрасными головками наведения. Система прицеливания «Пейвуэй-3» сообщила о готовности на основной компьютер, и летчик в точно рассчитанный момент нажал клавишу сброса. Бомбы сорвались с подвески и понеслись к земле по баллистической траектории, на ходу выпуская корректирующие полет треугольные хвостовые стабилизаторы.

В пяти футах от крыши ангара криотронные переключатели дали импульс на сдвоенные детонаторы, и наполненные октолом емкости среагировали за четыре наносекунды, разметав здание в радиусе сотни ярдов…»

На заводе фирмы «Хьюз» в Палм-Спрингс делают бомбы нового поколения – GBU-10. Блок наведения ее замыкается на космический спутник Р-140 сразу после старта с борта самолета. «…Каждая из усовершенствованных GBU-10, получившая индекс „АХ“, несет в себе боевой заряд в триста пятьдесят фунтов пластита, что эквивалентно семистам килограммам тротила. Воронка от взрыва боеголовки достигает в диаметре десятка метров, а зона поражения простирается на добрую сотню. Оболочка изготовлена из композитных материалов и в дополнение имеет несколько внутренних полостей, заполненных миниатюрными стальными стрелками… Металлические иглы длиною всего в дюйм разлетаются со скоростью более тысячи ярдов в секунду и способны пробить насквозь десятисантиметровую дубовую доску. Что уж говорить о человеческом теле!

Подобные орудия убийства были запрещены международной конвенцией наряду с кассетными бомбами сразу же после окончания вьетнамской войны, на Женевской конвенции 1974 года…Стрелки в большинстве своем не убивали жертвы, избавляя их от страданий, а калечили. При попадании в человека маленькая игла начинала беспорядочно вращаться, разрывая мягкие ткани и наматывая на себя сосуды и нервные окончания. Спасти пациента удавалось в одном случае из трех, остальные несчастные умирали в течение нескольких суток, испытывая невообразимые мучения…

…Скорость модернизированной GBU-10AX по сравнению с базовым вариантом немного увеличена и составляет 550 узлов – 1020 км/ч. То есть, несется она быстрее звука. Из-за низкой траектории перехват снаряда подобного класса наземными комплексами ПВО чрезвычайно сложен, даже линия дивизиона зенитных установок способна уничтожить не более 20 процентов от общего числа выпущенных GBU-10AX. Боеголовки, в зависимости от типов заряда, рассчитаны на поражение любых видов целей. Корректировка полетных маршрутов согласуется со спутниками наведения и радиомаячками на территории противника. Отклонение от цели составляет приблизительно один метр, что при стандартной мощности совершенно непринципиально…»

Этим высокоточным оружием с космическим наведением янки вооружают свои самолеты-«невидимки» F-117A. А вот как Черкасов описывает действие такой вот GBU-10, которая из-за сбоя в своей программе попадает в голову колонны албанских беженцев: «…540 килограммов октола, которыми была начинена боеголовка американской ракеты, взорвались в пятнадцати метрах от них…Страшная ударная волна прошла по телам людей и металлу сельской техники со скоростью 700 м/с, размалывая в порошок все на своем пути. Пятьдесят три албанских беженца погибли за полсекунды от оружия, призванного защитить их от этнической катастрофы.

Вслед за ударной волной налетел фронт жара, испепеливший до костей останки людей и превративший обломки тракторов и повозок в бесформенные, перекрученные куски оплавленной жести. Солярка и все, что могло гореть, вспыхнуло…» И ведь это – не атомное оружие!

А вот В-1В, стратегический бомбардировщик, который не поспел к войне в Заливе, но зато отличился в Югославии и теперь будет играть важную роль в американских аэрокосмических экспедиционных формированиях. Он несет снаряды GBU-24NU. Кроме почти четверти тонны пластиковой взрывчатки сия штука снабжена бронебойной головой из обедненного урана, которая, благодаря изумительной прочности своей, позволяет этой ракете прошивать многочисленные бетонные перекрытия, взрываясь внутри здания или бункера и превращая все, что там находится, в огненную плазму. И это оружие также обладает космическим наведением.

Давайте снова откроем «Ночь над Сербией», где описывается то, как американцы такими вот ракетами атакуют здание Белградского телерадиоцентра, внутри которого еще до начала войны американский «тележурналист» в чине майора ЦРУ поставил радиомаячок.

«Углепластиковые контейнеры, защищающие бомбы от радарного обнаружения, цепочкой микровзрывов лопнули по всей длине, и одновременно включились маршевые двигатели снарядов. Дюзы выбросили стофутовые языки пламени, снаряды с ускорением в 10 ярдов в секунду за секунду понеслись к цели.

Спутник «Стар-Клаймбер» принял управление системами наведения боеголовок GBU-24NU через две секунды после сброса их с борта самолета.

…Над Дунаем оба снаряда изменили траекторию, поднялись вертикально вверх на высоту в милю и понеслись отвесно вниз, захватив инфракрасными системами слежения точку на крыше Белградского телецентра…Управляемые лазером ракеты пробили ее с промежутком в 98 сотых секунды.

Первая бомба насквозь прошила все здание и взорвалась в подвале… Вторая, у которой система детонации была ориентирована иначе, разнесла восьмой, девятый и десятый этажи, обрушив на головы людей десятки тонн разбитых бетонных плит, из которых торчали острые прутья перекрученной арматуры…

На момент попадания ракет в здание телецентра бомбардировщик В-1В был уже в сорока милях от границы Югославии с Венгрией и готовился к дозаправке в воздухе над местечком Калоча…»

Яркая картина, не правда ли? А теперь представьте себе вместо здания у берегов Дуная какое-нибудь иное сооружение у совсем иной реки. Скажем, у Невы или Яузы. А вместо Венгрии – иную страну, вступившую в НАТО. Литву, Эстонию или Украину, например…

Но есть и другие бомбы. Например – кассетные BLU-97, которыми вооружены истребители-бомбардировщики F-15, каждый из которых может сбросить два таких контейнера, начиненных четырьмястами мелкими бомбочками разнообразных сортов – фугасных, зажигательных, осколочных. И каждый накрывает обреченную позицию морем огня, уничтожая все живое, сжигая автомобили, подрывая ящики со снарядами, сметая с лица земли позиции зенитных ракет и полевых орудий.

 

Такая сила удара бомб и ракет, читатель, возможна только благодаря всемирной навигационной системе США, пресловутой НАВСТАР или GPS. Благодаря их спутникам на высоких орбитах, которые способны дать точнейшие координаты каждого предмета на лике Земли, стоит лишь включить на этой точке приемник. Такой же, какой использовался для удара по китайскому посольству в Белграде.

Благодаря НАВСТАР американские ядерные ракеты подлодок давно обладают снайперской точностью. Как и их «томагавки». Приемники системы дают возможность американским солдатам свободно ориентироваться в любом месте планеты и вести разведку, наводя на цели ударную авиацию США.

Более того, GPS-HABCTAP произвели революцию в высокоточном оружии. Еще во время войны в Заливе для «точечных ударов» приходилось использовать архидорогие бомбы и ракеты с кучей лазерной, инфракрасной и телевизионной аппаратуры. При этом точности попаданий мешали и дым, и туман, и облака, и снегопад – ведь они слепят телеобъективы, поглощают лазерное излучение. Именно поэтому, например, мы не смогли использовать высокоточные боеприпасы в ненастную чеченскую кампанию зимой 1994-1995 годов. Бомбы и ракеты с тепловым наведением можно обмануть искусственными пожарами, кострами и другими ложными целями. Даже перевод всех этих хитроумных снарядов с лазеров и тепловизоров на миниатюрные радары миллиметрового диапазона хоть и решает проблему дымов да облаков, однако панацеей быть не может. Ведь на это есть противодействие в виде металлизированных аэрозольных завес.

Зато приемник GPS, вмонтированный даже в старую бомбу, делает ее высокоточной. Будучи в десятки раз дешевле лазерно-радарных боеприпасов, бомбы и ракеты со спутниковой ориентацией идут на цели абсолютно уверенно. Им нипочем никакие завесы, облака или костры.

США всячески развивают свою GPS. Более того, они давно торгуют ее приемниками во всем мире (конечно, в гражданском варианте), выручая от продажи координат до 5 миллиардов долларов в год. Не продавая при этом ни грамма нефти, ни клочка земли, ни карата алмазов!

Еще недавно мы здесь могли спорить с янки практически на равных. В отличие от «возрождаемой Россиянии», «отсталый» Советский Союз в 1991 году развернул свою глобальную навигационную сеть – спутниковую ГЛОНАСС. Мы могли оснастить ее приемниками и наши Вооруженные силы, наши бомбы и ракеты, начав одновременно внедрение спутниковых систем навигации в гражданскую сферу. Мы могли торговать и своими приемниками, перебивая рынок Штатам! То была уникальная возможность сделать военную систему настоящим «золотым дном», самоокупающимся оружием.

Но Империю развалили. К власти пришли неандертальцы, которые принялись крушить и распродавать страну, спуская бессчетные миллиарды в своих кутежах и политических шабашах. На отделку кремлевских палат «россиянских президентов», на бесконечные фарсы «выборов» всадили денег куда больше, чем было нужно для развития ГЛОНАСС. На моей, Максима Калашникова, журналистской памяти вот уж пять лет россиянское правительство время от времени вспоминает о ГЛОНАСС, по-бабьи причитая о том, что нужно что-то делать – и тотчас забывает об уникальной системе.

В итоге система деградирует на глазах. Не освоены в производстве приемники ГЛОНАСС, не развернута наземная инфраструктура. В Чечне морским пехотинцам приходится таскать с собой громоздкие корабельные приемники. Вместо 24 спутников работают уже только девять, и точность ориентации обеспечена всего на тридцать процентов. Вопли главы Росавиакосмоса Коптева о том, что с потерей ГЛОНАСС мы лишимся всякого шанса иметь современное высокоточное оружие и громадных источников заработка, остаются гласом вопиющего в пустыне.

Наши неандертальцы во власти не понимают, то такое ГЛОНАСС. Они предпочитают делить доходы от примитивной торговли нефтью, газом или алюминием. Они умеют устраивать провокации в предвыборных целях и загаживать мозги своим телевидением. И только.

Мы можем вообще лишиться ГЛОНАСС, и нынешняя карликовая Россияния никогда не воссоздаст то, что было по плечу Империи. А в это время Штаты свою GPS холят и лелеют. И находят ей все новые и новые области «приумножения силы»…

 

Глава 3

Ее величество крылатая ракета

 

…Они вынырнут из предрассветной мглы неожиданно, словно призраки уходящей ночи. Узкие, стремительные «сигары» с короткими крылышками. Они возникнут из-за окружающих лесов или из-за гребней холмов, поразив немногих часовых недолгим приступом ужаса. Но не успеет вырваться даже короткий крик из глоток ошеломленных людей, как ракеты-убийцы поразят свои цели, лопнув клубами оранжевого пламени…

А уж дыр и брешей в нашей ПВО после расчленения Советского Союза – и не перечесть. Массированный, неожиданный удар – и вот наши ракетно-стратегические дивизии, сгрудившиеся в пунктах постоянной дислокации, превращены в груды искореженного металла, в облака ядовитейшего плутония, в полыхающие останки, поднимающие к небесам столбы чадного, жирного дыма. Погибают «ползуны» – ракеты «Тополь-М» на многоколесных тягачах. Горят «атомные поезда» – комплексы РС-22 железнодорожного базирования. Удар – и разрушены пути вокруг полков ракет железнодорожного базирования. Удар – и нет взлетно-посадочных полос авиабаз нашей Дальней авиации, а последние русские атомарины с пробитыми корпусами тонут у пирсов. Ледяная вода, клокоча, врывается в раскаленные реакторные отсеки. Ведь цели давно известны янки. Они уже много лет вытягивают все сведения о военных объектах России – где через «экологические движения», где из открытой печати.

Не одни лишь самолеты с бомбами дают американцам силу. Есть еще и тысячи высокоточных крылатых ракет – одноразовые бомбардировщики, самолето-снаряды с кургузыми крылышками. В докладе Пентагона Клинтону за 1999-й мы прочли о «Томагавке», который сможет часами патрулировать в воздухе, передавая на землю видеоизображение, в любой момент будучи готовым броситься на одну из указанных целей, ориентируясь с помощью спутников.

Крылатые ракеты – это одна из самых страшных опасностей для России. Они стали символом и практически главным оружием войн нового поколения, войн бесконтактных, войн с безопасного для США расстояния. Как считает наш величайший из ныне живущих воздушно-стратегических теоретиков, герой войны с гитлеровцами генерал-майор Валентин Рог, к 2003 году янки смогут располагать парком в 198 надводных и подводных кораблей-носителей крылатых ракет. Выстрелив четырьмя тысячами «томагавков», флот США способен уничтожить 900-1200 объектов. Если добавить к этому 500-600 крылатых ракет стратегической авиации США, то получится, что янки способны на неядерную массированную атаку 4500 крылатыми ракетами, которая начисто парализует нашу страну.

Отразить такую массированную атаку русские уже не в состоянии. Для надежной защиты своей страны на один атакующий самолето-снаряд нужно затратить не меньше трех-четырех зенитных ракет. Обескровленной многими годами экономического разгрома и разграбления России такое уже не под силу. Сначала нашу ПВО исколошматят боевые беспилотные аппараты США и крылатые же ракеты, открывая путь основным волнам атаки. Самолето-снаряды «звездно-полосатых» опасны тем, что их чертовски трудно обнаружить: идут себе на бреющем, ныряя в слепые зоны для радаров (если они еще останутся после массированной атаки на русскую ПВО). Их прикроют самолеты американской радиоборьбы, забивая эфир бурей помех, слепя локаторы и наземных станций, и уцелевших истребителей России. Сама крылатая ракета практически не выдает себя радиоизлучением: ведь она ориентируется с помощью американских спутников-навигаторов, в ее «мозги» заложены цифровые карты местности. Попробуй-ка порази эту летающую смерть!

Бороться с «томагавками», уничтожая их пачками, пока они еще не взлетели? Для этого надо сбивать американские бомбардировщики, топить их подлодки и надводные корабли, пока они еще не подошли к рубежам пусков.

Это трудно. Ведь рубежи-то пусков лежат вдали от нынешних наших границ. У нас на это сил уже нет. С известной долей условности они были у русских при СССР – а теперь нет.

Восстанавливать мощнейший советский морской и воздушный флот? Увы, нереально. К тому же даже Империя не могла похвастать тем, что у нее есть достаточно военных баз для прикрытия своих пределов от высокоточных атак крылатыми снарядами. Но у нее были, по крайней мере, передовые рубежи в Восточной Европе и в Азии, на Украине и в Прибалтике. Мы могли полностью закупорить вход в Черное море, эту прекраснейшую позицию для удара самолето-снарядами по самым уязвимым местам страны. У нас были возможности крушить ВМС НАТО в Средиземном море и господствовать на Балтике – второй огневой позиции для вражеских носителей крылатых ракет. А у Россиянии таких возможностей уже нет. Более того, у США появился новый плацдарм для крылато-ракетной атаки – некогда русская Средняя Азия. Организация властями РФ своих сильных баз на опасных направлениях – это из разряда ненаучной фантастики или просто дешевого пиара.

А парк крылатых ракет США будет только расти, их производство – удешевляться. Они уже сейчас в 25-30 раз дешевле обычного истребителя-бомбардировщика и в сотни раз дешевле самолетов-«невидимок». Можно уничтожить даже половину нападающих «томагавков» – но остальные сделают свое разрушительное дело. Очень скоро США смогут бросить в сражение и десять тысяч самолето-снарядов. А у нас в России коммуникации растянуты, очень много критических предприятий и производств, заменить которые нечем. А наша уязвимая РАО «ЕЭС»? Нам и пяти тысяч крылатых ракет хватит, чтобы стать неподвижным калекой.

Огромная эффективность «томагавков» была продемонстрирована еще в 1991-м. Однажды, при атаке важного иракского бункера, способного выдержать даже близкий ядерный взрыв, американцы обошлись всего двумя ракетами, всего полутора тоннами обычной взрывчатки. Просто одна ракета вышибла бронированные двери убежища, а вторая влетела внутрь…

 

 

Наша справка.

 

В 1998 году США начали программу модернизации крылатых ракет типа «Томагавк». К 2003 году на вооружении должны были появиться «томагавки», которые, в отличие от разгромивших Югославию старых образцов, можно будет перенацеливать прямо в полете, в случае необходимости изменяя объект нападения. Новый «Томагавк» будет на 60 процентов дешевле прежней модели за счет того, что их не надо будет оборудовать под стрельбу из торпедных аппаратов подводных лодок. Ведь флота СССР уже нет – прятаться не надо. Дальность полета новых ракет увеличится до 1500 морских миль – т.е. до 2700 километров.

В Югославии ударами самолето-снарядов удалось уничтожить всю нефтепереработку, вывести из строя все важные мосты и от половины до 70 процентов остальной промышленности.

«Томагавки» особенно опасны тем, что летят низко, и потому остатки советской ПВО, разбитой и растрепанной при Ельцине, просто не заметят их атаки. Тем более, что начатое в конце 1980-х обновление локаторной техники было варварски прервано «реформами». Теперь у нас слишком много старых радаров, которые не видят низколетящие цели. Даже в московском округе ПВО они не способны засекать все, что летит ниже ста метров над землей. Но даже эти остатки советской противовоздушной обороны подвергнутся быстрому и жестокому уничтожению в самом начале войны. Так, как это уже было с ПВО Ирака в 1991-м. Каждый включенный радар выдает себя, и потому уничтожается. А средств неизлучающей локации типа «Тамара» у русских отчаянно мало.

«Томагавки» пойдут и в первой волне обезоруживающего удара. Крылатые ракеты США мы заметим, лишь когда они ударят в намеченные цели – в места стоянки наших наземных и железнодорожных ядерных комплексов, в крышки ракетных шахт, в штабы и аэродромы, в узлы связи и электростанции. А наша сегодняшняя власть облегчит им задачу нашего обезоруживания громадным сокращением ракетно-ядерных сил РФ.

В России 2000-х годов есть всего лишь сотня современных зенитно-ракетных комплексов С-300, которыми управляют нищие, давно не практиковавшиеся в стрельбе из них офицеры. Эти С-300 уже остались без запасных частей и электронных блоков, они уже часто выходят из строя при учебных стрельбах. Да, С-300 могут сбивать «томагавки». Но сотня этих установок, которые еще есть у России, просто-напросто захлебнется в волнах атакующих ракет. Если новые «томагавки» оснастят специальными видеодатчиками (а они собираются это сделать), то эти ракеты смогут гоняться за засеченными пусковыми установками ядерного оружия. Тем более, что в случае войны АЭФ ударят по ним и самолетами.

Когда читаешь прессу, скажем, 1999-2000 годов, то поражаешься тупой самоуспокоенности наших «военачальников» и «военных ученых». Бояться нечего. Мол, в случае чего – шапками Америку закидаем. Ну, не шапками, а ядерными ракетами. Дородные мужи с большими звездами на погонах, важно покачивая головами в огромных фуражках латиноамериканского типа, рассуждают о том, что российские ракеты прорвут любую противоракетную оборону своими разделяющимися головными частями с тучами ложных целей.

И ни один не говорит о том, что ракеты могут просто не успеть стартовать, что их еще надо защитить от неожиданных ударов с воздуха! Что Россия все меньше контролирует свои небеса, и скоро вообще перестанет вести за ними наблюдение. Что ядерные комплексы еще надо успеть вывести на патрулирование с мест стоянок, где они сгрудились на довольно-таки ограниченном пространстве. Они вообще не говорят об угрозе воздушно-космического «блицкрига»!

Я с ужасом думаю о дне, в который киевский режим втянет Украину в НАТО. Ведь уже сейчас Киев требует признать за собой право собственности на часть Азовского моря, право свободного провода кораблей через Керченский пролив. Тогда натовские корабли-носители крылатых ракет смогут входить прямо в этот теплый и мелкий залив Черного моря. Из азовских же вод даже нынешние крылатые ракеты добивают до Восточной Сибири.

 

Расстреляв запас старых «крылаток» по Югославии и Афганистану, янки уже делают новые, более точные и смертоносные! Наступает новая эра: эпоха Ее Величества Крылатой Ракеты. Оружия Нового мирового порядка, безраздельного господства Америки. Крылатые ракеты с неядерными зарядами вытеснят баллистические ядерные снаряды точно так же, как легкие и точные винтовки некогда отправили в музей грубые, тяжелые мушкеты.

Однако в докладе, который мы сейчас читаем, не так уж много конкретного. Единственное, что можно из него узнать – так только то, что на смену «Томагавку» идет ракета «Фастхок», как более скоростная и дальнобойная. Всех своих секретных разработок янки в нем не открывают. А они непременно есть. Еще тридцать лет назад Пентагон ухитрялся прятать их в несекретные статьи расходов. Еще в начале 1980-х годов американская пресса поднимала скандалы насчет того, что кофейник на борту нового бомбардировщика обходится в 70 долларов, отвертка – в десять. Просто таким завышением цен вояки выкраивали деньги для тайных разработок.

Ибо кто сказал, будто «Томагавк» – это вершина развития американских крылатых ракет?

«Военные ученые рассчитали, что если повысить мощность заряда боеголовки в два раза, то поражающая способность оружия возрастет на 40 процентов. А повышение точности попадания в цель в те же два раза увеличивает поражающую способность ракеты на 400 процентов. В пять раз! Сейчас создаются взрывчатые вещества, которые по поражающей способности превзойдут известные, традиционные в 30-50 раз.

Основным ударным элементом станут высокоскоростные, в 5-8 раз опережающие скорость звука, крылатые ракеты воздушного и морского базирования. Ракеты эти будут способны поражать цели на дальности 500-8000 километров. Лететь к цели их научат на высоте от 30 метров до 60 километров в режиме радиомолчания. С помощью систем наблюдения, коррекции и целеуказания, установленных на искусственных спутниках Земли, крылатая ракета будет двигаться по сложной схеме, маневрируя по скорости и высоте. Она сможет выходить на объект с тыла или, не оставляя никаких шансов противнику, на высокой скорости пикировать на цель чуть ли не из космоса. (Опять речь идет о поистине воздушно-космическом нападении – М.К.).

Такие разведывательно-ударные боевые системы в массовом количестве появятся на вооружении ряда стран, видимо, уже в ближайшие 10-15 лет». (Ю. Каторин, Н. Волковский, В. Тарнавский. Уникальная и парадоксальная военная техника. – М. СПб., 1999).

Разработкой боевых гиперзвуковых ракет занимаются научные подразделения всех видов вооруженных сил США. Янки обеспечивают теснейшую координацию этих работ. Еще при подготовке технических требований к будущей системе оговариваются возможности ее использования в составе различных средств (на самолетах, кораблях, наземных комплексах). Намереваясь наделить эти новейшие самолето-снаряды высочайшими скоростями в 7-8 махов, американские ВВС заказали фирме «Пратт-Уитни» прямоточные воздушно-реактивные двигатели. Саму же ракету делает «боинг». В рамках этого проекта Управление перспективных исследований министерства обороны DARPA ведет разработку боевой ракеты со скоростью полета М=6 и дальностью действия до 1200 км. Возможно, когда вы будете читать эту книгу, у нашего врага уже появятся первые гиперзвуковые ракеты. Пока лишь опытные. Но и здесь выплывает все та же дата – 2010 год.

 

Таким образом, США должны создать арсенал гиперзвуковых крылатых ракет, которые сразу утроят ударную силу их АЭФ. Ведь старые ракеты были вынуждены лететь к цели долго, низко над землей, преодолевая сопротивление самых плотных слоев атмосферы Земли. Поэтому «Томагавку» придется слишком долго лететь, скажем, из Белого моря до стартовых позиций русских межконтинентальных ракет. Часа два. При этом нашу технику можно вывести из-под удара, перехватить истребителями ПВО или просто сбить огнем из зениток. В Югославии сербам это удавалось десятки раз.

А вот гиперзвуковая ракета – дело совсем иное. Летя к цели со скоростью вдвое большей, чем у пули, она поднимается на высоту в десятки километров над планетой, оставаясь, практически, неуязвимой для зенитных комлексов и самолетов-перехватчиков. Ее подлетное время уменьшается до считанных минут, и если от «томагавков» удавалось уходить, вовремя снявшись со стоянки, то здесь так везти не будет. Гиперзвуковые ракеты способны быстро и точно расколошматить наш ядерный потенциал и разрушить узлы инфраструктуры.

До появления гиперзвуковиков еще остается последняя надежда – сбить крылатую ракету у самой цели, открыв сильный заградительный огонь изо всех стволов. Но гиперзвуковая ракета падает на цель практически отвесно, сбить ее практически невозможно. Несясь на скорости в два километра в секунду, эти ракеты пробьют любую броню, прошьют любые панцири из бетона и стали, поражая даже самые глубокие бункеры. Гиперзвуковые самолето-снаряды сделают ПВО полностью бессильной: их не могут перехватывать истребители, они неуязвимы для ракет «земля-воздух». Применять их против сверхвысотных гиперзвуковиков – это все равно, что пытаться сбить пушечный снаряд, стреляя в него стрелами из индейского лука. И, читатель, гиперзвуковая «крылатка» бьет намного дальше нынешних «томагавков». Если же строить ее по технологии невидимости для радаров, то мощь этого оружия становится просто неописуемой.

Конечно, и на них есть возможное противоядие. Например, спутники разведки, которые могут засекать их по факелам двигателей сверху, с орбиты. Они же способны наводить на стаи гиперзвуковиков специальные самолеты с лазерными пушками на борту. Но у нас-то космос – в загоне, денег на него, якобы, нет, а работы над советской лазерной пушкой на самолете Ил-76 давным-давно свернуты из-за опять же вечного отсутствия средств на дело у «возрождающейся Россиянии»!

…Они вынырнут, словно из ниоткуда – длинные размытые тени, далеко опережающие громовые раскаты своего полета. Огни спикируют нам на голову, лопнув вспышками объемных взрывов…

Оперативная информация: высокоточная ядерная война и электромагнитные убийцы

Господство в воздушно-космическом пространстве – великая вещь. Особенно если оно монопольно. И если наш враг его достигнет, то мы увидим применение и ядерного оружия.

Нет-нет, только не в виде банальных «атомных грибов», которые сжигают все и все заражают смертоносной радиацией. В ход пойдут авиационные А-бомбы очень малой мощности, в десять-двадцать раз меньше, чем хиросимская. На одну-две килотонны. Представьте себе стреловидный корпус из нанотехнологичного, сверхпрочного углерода с острием-тараном из обедненного урана. В хвостике такой бомбочки находится система управления со спутниковой навигацией, которая позволяет вогнать эту бомбу в заданную точку на лике Земли с точностью до двух-трех метров. А в серединке покоится небольшой ядерный заряд.

Таким оружием очень здорово уничтожать все подземные бункеры управления страны-жертвы. Сбросил американский самолет такую бомбу километров за тридцать от цели – и дальше она понеслась сама, набирая скорость в падении. Спутниковая навигация выведет ее точно в цель. На огромной скорости она своей урановой «головой» войдет на тридцать метров под землю, пробив самые толстые железобетонные перекрытия. А потом взорвется в замкнутом пространстве, превратив бункер в расплавленную шарообразную массу. Со всем его содержимым, естественно. Конечно, наружу вырвутся радиоактивные пыль да газ, но заражение местности получится в сотни раз слабее, чем при обычных ядерных ударах.

Несколько таких бомб – и управление огромной страной окажется уничтоженным. И ведь какова эффективность такого оружия с точки зрения экономики средств! Какова экономия сил и средств, которая при этом достигается! Тут уж самая сильная держава мира полностью лишается ограничений на такую аккуратную, точечную ядерную войну! И такое мини-ядерное оружие высокой точности уже разрабатывается в национальной лаборатории Сандия в Альбукерке, штат Нью-Мексико.

Однако есть способ, которым можно добиться полного уничтожения любой индустриальной страны без единого ядерного удара. Речь идет об электромагнитных бомбах. Представьте себе стандартную пятиметровую сигару, которую может нести любой американский истребитель-бомбардировщик. Внутри нее находятся батареи, сверхмощные конденсаторы и заряд обычной взрывчатки в металлической трубке, опутанной проводом. В такой бомбе энергия взрыва практически целиком превращается в разрушительный ЭМИ – электромагнитный импульс. Он на несколько километров в округе сжигает всю электронику и электротехнику, вызывая жуткие короткие замыкания и перегорания проводов с деталями.

Все, в чем есть электрические цепи и электронные схемы, сгорает. Ударь по стране-жертве такими бомбами – и она сразу же опрокинется в каменный век. У нее не будет ни электроэнергетики, ни телефонной связи, ни телерадиостанций, ни компьютерных сетей, ни радиолокаторов. Сгорит множество телевизоров, электромоторов, холодильников, трансформаторов, радиоприемников, систем зажигания в двигателях. Электромагнитный импульс от бомбы, взорванной, скажем, над Петербургом, по множеству проводов передастся еще на десятки километров. А это значит, что вся техносфера окажется парализованной. Остановится вся промышленность, парализует весь транспорт, исчезнет, практически, вся связь, кроме конной эстафеты и голубиной почты. Миллионы людей останутся не только без света, тепла и холодильников, но и без связи с внешним миром, без работы и средств к существованию. Без электричества станут бездействовать и водопровод, и канализация. (Ведь остановятся насосные станции!) Вы представляете себе хотя бы полумиллионный город, который остался без воды и тонет в дерьме? А двенадцатимиллионную Москву? Можно представить себе и результаты удара этими бомбами по электроэнергетике РФ. Вернее, по тому, что от нее останется после реформаторских упражнений г-на Чубайса.

Несколько дней бомбежек такими электромагнитными бомбами кого угодно превратят в парализованный кусок территории. И эта бомба тоже поступит на вооружение АЭФ США.

 

Глава 4

Черный флот околоземья

 

Но, пожалуй, вся эта мощь США XXI века будет стоять на космических аппаратах. Подобно тому, как сказочная силища библейского Самсона крылась в его длинных волосах, могущество западных вооруженных сил – в орбитальных системах. То, что янки намерены сделать в этой сфере, буквально ошеломляет.

Спутники, спутники, спутники… Одни указывают цели самолетам, кораблям, бомбам и крылатым ракетам США. Другие дают связь. Третьи прослушивают Землю. Четвертые обрушивают на жертву лавину телерадиопередач, ломая волю страны-жертвы к сопротивлению, загаживая людские мозги. Пятые помогают ориентироваться в любом месте планеты американским солдатам, танкам, кораблям и самолетам, идущим на цель крылатым ракетам и бомбам. Шестые следят за пусками ракет. Седьмые связывают воедино тысячи компьютерных «мозгов» и баз данных на земле. Почти каждая спутниковая система – это еще и коммерческое предприятие, которое имеет прибыльное гражданское приложение.

Когда мы писали эту главу о космической силе американцев, то вспомнили совсем недавний случай с нашим президентом.

В марте 2002 года В. В. Путин устроил в далеком Забайкальске неофициальные встречи с россиянской элитой. Советовался о том, как нам дальше жить-быть и Россию обустроить. И приехали к нему люди, в том числе и из оборонной индустрии.

Разговор пошел очень серьезный. Глава центра имени Хруничева начал рассказывать о вещах донельзя тревожных. Вот, Владимир Владимирович, во время войны 1991 года США стянули к Персидскому заливу орбитальную группировку в 60 спутников. Восемь лет спустя, во время расправы с сербами, они использовали в военной операции уже полторы сотни аппаратов. Их космический флот единого военно-гражданского назначения все время растет, а у нас – погибает. У янкесов на оборону работают триста спутников, а у несчастных русских на начало 2002 года их всего-то 183, да и те выработали свой ресурс на 70 процентов. Скоро у нас вообще ничего не останется. Путин, все это внимательно послушав, внезапно сказал: – А я вот сегодня звонил президенту Бушу, и он сказал мне, что находится сейчас на ранчо в Техасе. А я сказал ему, что сижу в Забайкальске. Так что проблемы с разведкой у нас нет…

 

Мы уже знаем, какие космические силы американцы, использовали в войне с сербами. Только для обеспечения разведки в боевых действиях и их согласованности НАТО использует полсотни спутников. Около двадцати аппаратов служат планированию и проведению ударов с воздуха. Цифровую информацию поставляли в военные штабы западников два спутника радарной разведки «Лакросс» и три сателлита оптического наблюдения «Ки Хоул-11». Дважды в день каждый из них пролетал над Югославией на высоте от 280 до тысячи километров. Еще три спутника передавали изображение местности. Это – не считая многочисленных спутников связи, 24 аппаратов навигационно-наводящей системы GPS и метеорологических аппаратов систем DMSP, NOAA и «Meteosat».

США уже сделали на этом пути огромный качественный скачок. Еще в конце 1994 года заработала специальная военно-компьютерная сеть ИНТЕРЛИНК, которая объединяет и обрабатывает данные со всех спутников-шпионов США, создавая трехмерное изображение нужного поля боя. Уже в 1995 году янки смотрели специальные объемные «мультики» о передвижении русских войск и чеченских боевиков во время боев за Грозный. Программное обеспечение настолько сильно, что пользователь сети может с помощью джойстика буквально прогуливаться по тому или иному городу. Сердце этой сети – компьютер-гигант в Лэнгли, знаменитой штаб-квартире Центрального разведуправления США. Если американцы поставят хотя бы один терминал этой сети чеченским бандитам, то кровь наших ребят польется рекой. В конце концов, янки уже снабжали спутниковыми фотографиями афганских душманов в 1980-е…

Кажется совсем скоро осуществится мечта янки о «большом дисплее», на котором они смогут видеть все боевые порядки врагов и расположение своих сил. Причем такие дисплеи будут даже у каждого летчика или полевого командира. Война в таком случае превратится в избиение зрячими американцами толпы слепых. Наступает эра новой войны – информационно-космической.

Читаю доклад министра обороны США Коэна-Когана президенту Клинтону за 1999 год. Спутники обеспечат американцам информационное превосходство. То есть, способность вести сбор, обработку и распределение непрерывного потока данных «с одновременным подавлением аналогичной способности противника». Эта тенденция закрепляется актом Клингера-Коэна 1996 года. Один из заместителей министра обороны США должен заниматься обеспечением информационного превосходства Америки. Космические силы США сводятся в силы C4ISR.

«Мы обязаны двигаться дальше, к полностью интеллектуальному космическому полю боя, где участники боевых действий будут рассматривать C4ISR не как систему обеспечения, а как инструмент ведения боя, – пишет Коган Клинтону. – Любая нация, планирующая действия, враждебные интересам национальной безопасности США, должна будет считаться с американскими космическими силами. Эти силы гарантируют, что враждебные действия будут своевременно обнаружены Соединенными Штатами. Кроме того, увеличивается значение космоса как основного пути для беспрепятственного потока информации, обеспечивающего как экономическое преуспеяние, так и национальную безопасность».

«Информационные операции являются силовым множителем ко всем аспектам мира, кризиса, войны и возвращения к миру. Информационная операция применяется для достижений специфических целей против информационных сетей противника, его систем принятия решений…»

Как же будут выглядеть информационно-космические группировки Североатлантиды? Чем займутся? Разворачивается глобальная информационно-координатная сеть DISN. Пока ее сегменты разрабатываются для европейского и тихоокеанского театров боевых действий. Пользователи DISN смогут получать электронную почту и информацию из любой точки света, прибегать к услугам закрытой и открытой телефонии и видеосвязи. В сети будут 16 мегацентров, которые затем будут сведены в пять. Американские вояки получат свою систему координат, смогут точно наводить свои удары и так же точно знать свое местоположение на лике планеты.

Связь обеспечат низко– и среднеорбитальные спутники «Милстар II» (4 запуска к 2006 году). То будет защищенная, крайне высокочастотная связь для стратегического и оперативно-тактического командования.

Широкополосную связь даст нынешняя спутниковая система DSCS. Широкополосность дает ей возможность передавать огромные объемы информации и телевизионные программы. Янки планируют запустить еще четыре спутника и ретрансляторы для создания всемирной системы телерадиовещания, GBS. GBS потребует выведения трех спутников типа UFO. С 2004 года США начнут развертывание на орбите аппаратов «Уайдбэнд Гэпфиллерз» – они заполнят мертвые пространства в широкополосном диапазоне, обеспечив США господство в мировом эфире.

Мобильную связь в узкополосном диапазоне, равно годную и для военных, и гражданских абонентов, обеспечат спутники марки «УФО». Связь в тактическом звене со 2002 года станет обеспечивать модульная система JTRS. Она даст возможность даже лейтенантам американской армии связываться друг с другом напрямую, минуя штабы и генералов. Обмен информацией на поле боя ускорится невероятно…

Пока военно-космическая связь янки крепнет, та же отрасль в России, безжалостно ограбленной собственными правителями, стремительно деградирует. Летом 1999 года из 34 спутников военной связи типа «Радуга» работали только пять. Запуски новых срываются из-за безденежья, из-за аварий ракет-носителей «Протон», которые теперь собирают нищие и не квалифицированные работники, из-за изношенности космодромов. Все время на грани выхода из строя пребывают последние спутники «Горизонт» – геостационары, которые обеспечивают мобильную связь правительства, армии, МВД, спецслужб. Никакой системы взамен этой власть бездарных управленцев и отъявленных воров создать не может.

А янки идут все дальше и дальше. На базе спутников станет работать американская ГСОУ – глобальная система оперативного управления. Ее пользователи в армии США смогут получать общую единую картину боевых действий, сведения о состоянии вооруженных сил, разведданные, информацию о состоянии объектов для атаки и задачах военно-воздушных сил, океанографические данные. Рядом с ней развернется система ГСТО – глобальная сеть тылового обеспечения. Благодаря ей интенданты вооруженных сил США будут точно знать, сколько боеприпасов, провизии, снаряжения и прочего необходимого для войны добра есть в каждом подразделении американских боевых сил. Так, чтобы как можно быстрее и с наименьшими затратами снабдить их всем необходимым.

Это еще что, читатель! Скоро командир танкового подразделения США, наступая на врага, сможет на спутниковом дисплее у себя в командной машине видеть, где находится каждый его танк и сколько в каждой его машине осталось и горючего, и снарядов. И конечно, он сможет видеть боевые порядки противника. При том, что сам противник – если в его роли будем мы – окажется слепым, пользуясь хрипящими радиостанциями, у которых быстро садятся аккумуляторы. Этот «военно-полевой Интернет» называется ИССЭ.

Спутники разведки янки намерены развить особо. Будущее – за интегрированной системой SBIRS, этим сочетанием системы предупреждения о ракетном нападении, противоракетной обороны и спутников технической разведки, способные следить за целями, излучающими тепло. SBIRS собираются строить из двух эшелонов – высокого и низкого. Первый составят четыре спутника на геосинхронных орбитах, как бы «висящих» над планетой в плоскости экватора. И еще два спутника, вращающихся по вытянутым, эллипсоидным траекториям через полюса Земли. Каждая орбитальная платформа будет сделана на основе коммерческих спутников и каждая будет нести два инфракрасных датчика – сканирующий и несканирующий.

Второй эшелон составят двадцать низкоорбитальных аппаратов, просматривающих всю планету «тепловидящими» глазами. Сами аппараты получат автоматическую межспутниковую связь. То есть, каждый из них, обнаружив взлетевшую ракету, будет вести ее елико можно, а потом по внутренней связи передаст слежение за ней своим собратьям. Как обещают американские разработчики, низковысотные спутники SBIRS будут предназначены для засекания пущенных по американским войскам оперативно-тактических ракет. Это в 1991-м американцы могли обнаруживать выпущенную по ним баллистическую ракету только с высокого спутника, а потом теряли ее из виду до тех пор, пока она не появлялась в поле зрения радаров противоракетной системы «Пэтриот». Теперь янки смогут лицезреть мчащуюся на них ракету постоянно, что дает возможность намного легче ее сбить. Ибо они будут заранее знать, откуда она прилетит, заранее развернув туда и противоракеты, и стрельбовые локаторы. Баллистические-то ракеты, в отличие от крылатых, маневрировать почти не могут, летя по своей траектории с предсказуемостью брошенного камня…

Не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять: все это делается для отражения атак не стратегических, а фронтовых, оперативно-тактических «баллист» – русских, китайских, иранских, индийских, северокорейских. А заодно – и для слежения за нашими боевыми самолетами. Само собой, SB1RS становится и важнейшей частью прикрывающей всю Северную Америку системы ПРО – противоракетной обороны, которую янки собираются строить с 2005 года.

В докладе американского Минобороны-99 мы прочли и о системе IRS – будущей сети всеобщей спутниковой разведки. Здесь будут космические системы видовой разведки, передающие на командные пункты цифровое видеоизображение, получаемое с помощью оптико-электронных «глаз». Их дополнят космические радары с синтезированной апертурой, дающей непрерывное картографированное изображение, радары, способные выделять движущиеся цели и цели, скрытые в растительности. Все это будет сдобрено аппаратурой радио– и радиотехнической разведки с орбиты, техникой сигнатурной разведки – засечения неприятельских наземных локаторов и определения их «почерка». Это особенно важно для подавления ПВО жертв американского нападения.

Я вижу, как орбиты американских спутников густо окутывают Землю. Так паук обволакивает паутиной свою жертву перед тем, как вонзить в нее свои ядовитые жала…

 

Слова «информационно-космическое превосходство» звучат как-то блекло и невыразительно, пока не представишь все это наглядно, на конкретном примере. Скоро схватка страны, оснащенной космосистемами, со странами, которые этих систем не имеют, превратится в бой человека со снайперской винтовкой против толпы противников с завязанными глазами и древними берданками. Космос, читатель, решительно изменит каждый вид оружия. Каждый, мой друг!

В докладе Пентагона Клинтону нет ни одного прямого упоминания о том, что янки разрабатывают оружие для уничтожения спутников русских, китайских или индийских, однако есть пассаж, который это подтверждает: «Военное ведомство должно иметь соответствующие возможности запретить, когда это необходимо, использование противной стороной космических систем, поддерживающих вооруженные силы противника…»

Первым случаем противокосмической войны стало уничтожение американцами китайского посольства в Белграде летом 1999-го, когда под обломками рухнувшего здания погибла и приемная аппаратура, передававшая сербам данные спутниковой разведки Китая.

Но янки готовятся и к настоящим орбитальным сражениям!

Из наших военно-научных источников мы знаем, что США готовятся и к такой космической войне. Еще в 1987 году они испытали противоспутниковую ракету АСАТ, которую несут истребители F-15. Сей снаряд может сшибать наши аппараты на высотах до тысячи километров. В стадии разработки находятся истребители спутников на базе баллистической ракеты наземного базирования MX «Пискипер» и ракеты подлодок «Трайдент». К 2005 году может быть принят на вооружение неядерный ракетный перехватчик космических аппаратов, который поражает их на высотах от 100 до 800 километров и на дальности от трехсот до нескольких тысяч километров. По оценкам наших спецов, после 2005 года космические силы янки смогут сбить почти четыреста космических целей на средних орбитах и 180 – на высоких.

К 2005 году американцы хотят получить в свои арсеналы орбитальные аппараты для подавления радиосвязи в трех направлениях: «спутник-Земля», «спутник-спутник» и «Земля-спутник». Это – прежде всего против нас.

В апреле 1998 года США провели командные учения «Космическая игра-2». Там янки отрабатывали нанесение ответных ударов по космическим объектам противника после того, как он сбивает один из американских спутников.

Но, возможно, продолжаются и секретные работы по постройке орбитального оружия для нанесения ударов прямо по Земле. Скорее всего, то будут воздушно-космические самолеты, высокоэнергетические лазеры космического базирования и «чистое» ядерное оружие третьего поколения, которое по пожеланиям конструкторов может превращать энергию взрыва либо исключительно в электромагнитный импульс, разрушающий электронику, либо в ударную волну, либо в поток смертоносного излучения. При минимуме радиоактивных осадков…

В США недаром ведутся работы под лазерными пушками воздушного базирования. Ведь это – ступень на пути к постройке космических лазеров.

Уничтожение наших спутников таким оружием даст американцам полное информационное превосходство над Россией в «день М». Наши вооруженные силы должны лишиться связи и самой лучшей – космической – разведки.

 

…Мороз за окном. Старый военно-воздушный волк, генерал Рог потчует нас домашней наливкой. За дверью чьи-то шаги гулко разносятся по высоким коридорам штаба Дальней авиации.

Валентин Григорьевич вспоминает. Более полувека назад ему приходилось возвращаться из рейдов на морские конвои немцев, где в струях огня и осатанелого металла гибли экипажи русских бомбардировщиков. В каждый вылет смертоносные трассы находили свою цель, и то один, то другой самолет вспухал в небе раскаленной плазмой взрыва или наискось, пылающей кометой, врезался в холодные волны. И тогда те, кому удавалось вернуться, прямо на летном поле, у еще горячих моторов, под изрешеченными пулями плоскостями, залпом пили технический спирт. В память ушедших. Мы пьем наливку со старым героем страшной машинной войны, в ядерную эпоху дожившим до времен войны информационно-космической.

Рог говорит о том, что в войне 1999 года радионевидимые бомбардировщики В-2 безо всякой дозаправки взлетали с базы Уайтмен в США, пересекали Атлантику и, достигая рубежей пуска в Средиземном море, хладнокровно расстреливали Югославию точными пусками крылатых ракет.

– Через двадцать лет у нас развалится все, что мы пока еще имеем… – говорит нам матерый пилотяга. – А у Америки появятся боевые спутники, которые смогут бить из космоса по точечным целям на Земле. И тогда нас начнут хладнокровно убивать, расстреливая, словно в электронном тире…

Эх, Валентин Григорьевич! Все может случиться гораздо раньше…

 

Кто владеет информацией – тот владеет миром. Эту истину хозяева США усвоили накрепко. Вся планета вопит от возмущения по поводу системы «Эшелон», которая прослушивает все телекоммуникации всех стран мира, контролируя даже Интернет. «Эшелон» стал предприятием англосаксов, объединяя разведструктуры США, Англии, Канады, Австралии и Новой Зеландии. Некоторые сравнивают эту систему по ее грандиозности с Интернетом, только вот последний не принадлежит никому, а «Эшелон» находится в руках Агентства национальной безопасности США. Когда-то созданный для разведки колоссальной военной мощи СССР, теперь «Эшелон» прекрасно совмещает военную разведку с коммерческой. С его помощью можно не только разгромить Россию в молниеносной войне, но и вскрыть все тайны «новых русских» и их спрятанных денег, выявить все их связи.

Понятное дело, что США будут только укреплять «Эшелон», превращая его в одну из теневых суперкорпораций, в которых грань между частным и государственным, между шпионажем и конкуренцией полностью стирается. А что же мы?

А мы в угодническом угаре громим русскую систему радиоэлектронной разведки. Мы уже почти бросили выгоднейшую, только-только переоснащенную базу в кубинском Лурдесе, вьетнамскую Камрань с ее центром радиопрослушивания.

А взамен, говорят наши важные генералы, взамен РФ запустит новые спутники радиоразведки. Много таких спутников…

Как же! Держи карман шире…

 

Глава 5

Космическое господство: ближайшие планы

 

Враг человечества прекрасно понимает, что столь желаемое им господство в околоземном пространстве должно стать вечным и безраздельным.

11 января 2001 года в США опубликовали доклад «Комиссии Рамсфельда», созданной для разработки политики космического господства. Полное название этой целевой группы – «Комиссия по оценке управленческих и организационных аспектов космической деятельности Соединенных Штатов в интересах национальной безопасности». И возглавил ее сам Дональд Рам-сфельд, назначенный Бушем-младшим на пост министра обороны США.

Бизнесмены до мозга костей, янки ведут речь об осознании особой важности космических средств для функционирования всей американской инфраструктуры, военной и гражданской. Они рассуждают об особой уязвимости этих космических средств (что иллюстрируется фотографиями российского постановщика помех сигналам навигационной системы GPS и информацией о планах Китая противостоять спутниковым системам США). Следовательно, надо со всей ответственностью подходить к задаче защиты американской космической инфраструктуры всеми располагаемыми средствами – как пассивного, так и активного типа. Более того, доклад «Комиссии Рамсфельда» недвусмысленно призывает к пересмотру тех международных и внутренних документов и режимов, которые могли бы ограничить деятельность США по развитию и защите своей космической инфраструктуры как от конкуренции со стороны зарубежных коммерческих фирм, так и от потенциально агрессивных намерений хакеров, саботажников и «государств-изгоев».

Китай и русские призывают не допустить гонки вооружений в космосе? На этот вздор и вопли неконкурентоспособных стран лучше не обращать никакого внимания. К чему все эти соглашения с Москвой о том, что нужно предупреждать друг друга о каждом баллистическом и космическом запуске? К черту! Космос настолько важен для Америки, что необходимо создать еще несколько рабочих органов государства по военно-космической политике и ввести еще нескольких заместителей министра обороны в штат Пентагона.

 

Пока американцы отложили планы строительства единых Космических Сил. Но как знать – не ускорят ли эти планы сообщения о разработке в КНР «спутников-паразитов», призванных незаметно сопровождать на орбитах ключевые космические объекты вероятного противника, а при необходимости нарушать линии управления и связи, перехватывая информацию или просто уничтожая «лидера».

Руководство Америки будет все меньше считаться с военно-космическими ограничениями времен Холодной войны, самостоятельно выбирая соответствующие аргументы из мирового потока новостей и выстраивая свою военно-техническую и военно-политическую стратегию в соответствии с видением победителей в Третьей мировой войне. Сильному никто не указ. Ставка же – власть над миром.

 

Итак, в отличие от россиянских руководителей, хозяева США четко понимают, что им жизненно важно использовать имеющийся космический потенциал для достижения целей в области внутреннего развития, экономики, международной деятельности и национальной безопасности.

Они будут и развивать, и развертывать в околоземье наступательные и оборонительные космические средства для защиты от враждебных актов, направленных против космических средств США. Эти же системы защитят «звездно-полосатых» от использования космического пространства другими странами в целях, враждебных интересам США.

Ради всего этого принимается план американской космической политики, выполнение которого попадает под неусыпное внимание высшей власти Америки. Именно она согласует действия всех министерств в этом направлении.

А вот и цели такой согласованной политики, этого сверхмощного американского «драйва»:

Использование космических систем для ускорения превращения Вооруженных сил США в современные силы, способные к оборонительным и наступательным действиям против растущих угроз, обращенных против национальной территории США, частей передового развертывания, союзников и интересов страны за рубежом и в космосе;

Разработка революционных методов сбора разведывательной информации из космоса, для предоставления президенту информации, необходимой ему для руководства государством, кризисного управления и разрешения конфликтов в сложных условиях переменчивой международной обстановки;

Формирование национальной и международной правовой и нормативной базы космической деятельности для защиты национальных интересов США и обеспечения конкурентоспособности коммерческого сектора и эффективности гражданского космического сектора;

Создание и поддержка внутриправительственных структур обученного корпуса квалифицированных военных и гражданских специалистов в космической области.

 

Никакой частный бизнес такие программы не потянет. Главным заказчиком космического флота становится правительство США. По плану именно оно будет инвестировать деньги в технологии и системы, которые на одно поколение опередят коммерческие орбитальные системы. В этом – требование национальной безопасности США.

В ближайшем будущем США поведут операции в поддержку своих национальных интересов на земле и в космосе – в космическом пространстве, из космического пространства и через космическое пространство!

 

Разведывательные данные, полученные из космоса, остаются ключевыми для национальной безопасности США. Космическая разведка поможет янки определить свою международную и военную политику, расширит возможности их президента управлять кризисными ситуациями и конфликтами. Космос даст огромные возможности в проведении военных операций, ускорит разработку новейших вооружений, обеспечивающих достижение целей Соединенных Штатов во всем мире.

Министерство обороны и разведывательное сообщество США до 2010 года намерены потратить 60 миллиардов долларов на полную замену своих спутниковых группировок.

 

Пока американцы недовольны уровнем взаимодействия между своими ведомствами в деле завоевания глобального господства в космосе. Мол, президенту нужна группа новых советников по космической деятельности, которая обеспечит независимый анализ в области развертывания и ввода в эксплуатацию новых космических средств. Нужно создать при Совете национальной безопасности США Главную межведомственную группу по космической деятельности.

Рекомендуется возложить руководство Космическим командованием ВВС США на четырехзвездного генерала, который не совмещал бы эту должность с должностью главнокомандующего Космическим командованием США и командующего аэрокосмической обороной Северной Америки НОРАД. Следует также прекратить практику назначения на должность главнокомандующего и командующего НОРАД только генералов из числа летчиков, что позволит назначать на эту должность и генералов любых родов войск, обладающих необходимыми знаниями в области военно-космической деятельности.

 

В соответствии с требованиями Министерства обороны космические системы могут либо задействоваться в самостоятельных операциях, либо обеспечивать поддержку наземных, воздушных и морских сил для ведения наступательных и оборонительных действий против врагов США. Сосредоточение систем военного космоса внутри реформируемых ВВС представляется наиболее целесообразным. Ответственность за обеспечение космических НИОКР, закупок и эксплуатации систем должна быть возложена на Космическое командование ВВС США во главе с четырехзвездным генералом. При этом сухопутные войска и военно-морские силы США по-прежнему будут заказывать, разрабатывать и развертывать космические системы, нужные именно для их ведомств.

Пентагон и ЦРУ должны позаботиться о создании исследовательской и опытно-конструкторской организации для разработки новых, революционных методов сбора разведывательной информации космическими и некосмическими средствами.

Освоение операций в околоземном пространстве все еще находится в начальной стадии. По мере овладения такими операциями ценность космической деятельности будет возрастать. Будет возрастать ценность коммерческой космической деятельности для мировой экономики. Война и бизнес здесь полностью перемешаются.

 

При всем этом космические стратеги США понимают, что их орбитальные системы уязвимы для целого ряда атак, которые могут вывести из строя или уничтожить наземные станции, ракеты-носители или спутники на орбитах. Политическая, экономическая и военная ценность космических систем делает их привлекательными мишенями для государств и негосударственных структур, враждебных Соединенным Штатам.

К сожалению для стремящихся к мировому господству американцев есть слишком много заманчивых возможностей для уничтожения или вывода из строя их космических систем и наземных станций управления космическими аппаратами. К числу примеров относятся дезинформирование, создание помех и глушение сигнала спутниковых систем на орбите, использование микроспутников для враждебных акций, а также подрыв в космосе ядерных зарядов.

 

В июле 2000 г. китайское агентство Синьхуа сообщало, что китайские военные разрабатывают методы и стратегии для разгрома американских сил в будущей войне в космосе с использованием новых технологий. Было отмечено, что «для стран, которые никогда не победили бы в войне, используя танки и самолеты, атака космических систем США может оказаться наиболее соблазнительным выбором». Подобного рода сообщения рисуют довольно мрачное будущее, но об этом никто особенно не задумывается.

Хакеры регулярно пытаются проникнуть в сети и компьютеры Министерства обороны. Совместная Группа по защите компьютерных сетей Космического командования США сообщает, что количество засекаемых попыток взлома и считывания информации возрастает. Доступ к хакерскому программному обеспечению с каждым годом все упрощается, а соответствующие технологии становятся все более изощренными. В 1999 году было отмечено всего около 22 тысяч попыток проникновения и снятия информации с систем Министерства обороны; за первые 11 месяцев 2000 года количество таких попыток возросло до 26.500.

Серьезными могли бы оказаться последствия широкомасштабного отказа или дезорганизации глобальной навигационной системы GPS. Потеря данных временнбй синхронизации через GPS вывела бы из строя пожарные, полицейские и медицинские службы США. Существенный урон такая атака нанесет мировой банковской и финансовой системе и системе электроснабжения США. Не говоря уж о том, что это сразу же приведет в негодность огромные арсеналы бомб и крылатых ракет, которые управляются с помощью GPS.

 

Космическая уязвимость США уже неоднократно подтверждалась.

В 1998 году неисправность на борту спутника «Гэлэкси-IV» привела к отключению 80 процентов пейджеров в США, вышли из строя линии передачи кабельного и вещательного телевидения. В некоторых случаях для полного восстановления спутниковой связи понадобились несколько недель.

В начале 2000 года США на три часа лишились всей информации с целого ряда своих спутников вследствие неисправности компьютеров на наземных станциях.

Признаки уязвимости не всегда столь отчетливы, как описано выше, а значит – не всегда правильно распознаются. Враждебные акции против космических систем довольно легко спутать с природными явлениями. Атаки на космические системы США легко замаскировать. Ах, прервалась связь со спутниками? Это они попали в поток метеоритов, столкнулись с обломками старых космических аппаратов или же замолчали из-за всплеска солнечной активности. И атака противника на космические эшелоны США останется скрытой.

Такая неопределенность может оказаться роковой для успешного управления кризисом или для разрешения конфликта. В результате, по мнению американских космических стратегов, будет проявляться сдержанность, когда необходимы решительные действия, либо, наоборот, в ход пойдут поспешные меры, хотя наличие наиболее правильной информации обеспечило бы гораздо более эффективный выбор.

Вопрос в том, будут ли Соединенные Штаты достаточно мудры, чтобы адекватно и быстро отреагировать на эти угрозы для снижения уязвимости своих космических средств.

 

Но как предупреждает американцев доклад Рамсфельда, коварный супостат не дремлет и на другом фронте. Зловредные завистники американского превосходства и мировой гегемонии стремятся заключать соглашения, которые ограничили бы использование космоса. Например, почти каждый год Генеральная Ассамблея ООН принимает резолюцию, призывающую к предотвращению «гонки вооружений в космосе» посредством запрещения всех видов космического оружия. Россия и Китай в 2000-м предлагали ограничить использование космического пространства для создания систем национальной противоракетной обороны.

Соединенным Штатам следует, конечно, сохранять режим контроля за космическими вооружениями, установленный Договором о Космосе, в особенности традиционную интерпретацию «мирных целей», в соответствии с которой допускается использование космического пространства как для самообороны, так и в «неагрессивных военных целях».

Соединенным Штатам, советует Рамсфельд, следует осторожно вести себя относительно тех соглашений, которые, применительно к более сложной системе договоров или нормативов, могут привести к ненамеренному ограничению будущей космической деятельности США. Один из недавних примеров – соглашение, подписанное США и Россией о системе предварительного и послепускового извещения о запусках (PLNS), которое предназначалось для того, чтобы свести к минимуму последствия ложного предупреждения о ракетном нападении. В соответствии с этим соглашением стороны должны оповещаться о каждом существенном запуске не позднее, чем за 24 часа. Это соглашение может создать прецедент использования международных соглашений для регулирования космических запусков. Положения соглашения, которые применимы как к запускам баллистических ракет, так и к запускам одноразовых ракет-носителей, могут оказаться существенным ограничением, если их применить к разрабатываемым сейчас системам для обеспечения «лучшего, быстрого и дешевого» доступа в космическое пространство. (Речь идет о космических самолетах и ракетах с воздушным стартом, которые янки хотят пускать в ход, никого не предупреждая – М.К.).

 

По мнению «Комиссии Рамсфельда», Соединенные Штаты не останутся ведущей мировой космической державой, если будут полагаться на технологии вчерашнего дня для решения сегодняшних задач при завтрашнем уровне затрат.

Соответствующие инвестиции в космические средства позволили бы Министерству обороны достичь:

– улучшения возможностей контроля космической ситуации и предупреждения об атаке;

– усовершенствованных защитных и оборонительных мер, создания профилактических и отражающих систем и возможностей по быстрой дальней проекции силы;

– модернизированных возможностей по запуску полезных нагрузок;

– более совершенных научно-технических программ для разработки и развертывания радара и боевого лазера космического базирования, гиперспектральных датчиков и многоразовых средств выведения.

Обеспечение Министерства обороны и разведывательного сообщества дополнительными ресурсами, необходимыми для достижения этих новых целей, следует рассматривать как часть национальной космической политики США.

Яснее, читатель, не скажешь. Цели США тут – как на ладони. Космический «эшелон» для ведения быстротечной, воздушно-космической войны должен быть надежным.

Наверное, вы теперь понимаете, к чему клонят дело американцы и новые кочевники. Очень скоро передвижение и местонахождение каждой баллистической ракеты с ядерным зарядом в России, Китае, Индии или Пакистане с помощью громадного космического «эшелона» США будет фиксироваться в каждый момент времени, высвечиваясь на экранах боевых систем управления. Каждая ракета может быть уничтожена внезапным ударом или срезана на взлете. Благо, у русских этих ракет становится все меньше, а у остальных неамериканских царств-государств их много и не будет.

Главное – иметь средства для молниеносного поражения ядерного потенциала подвластного или еще покоряемого человечества. Отчасти это уже есть.

То ли еще будет!..

 

Глава 6

Воздушно-космический авианосец

 

…Земной шар лежит под властью новых кочевников. У подножия Вечного рейха пресмыкаются в грязи и скверне неполноценные человеческие племена («человеческие ресурсы плохого качества»), рассортированные на касты в Мире Глобализации.

Некоторые еще таят злобу на господ мира и прячут за пазухой жалкие баллистические ракеты с ядерными зарядами. Некоторые еще пытаются бунтовать.

Но тщетны их попытки. У Вечного рейха есть грозный воздушно-космический флот, который через какой-нибудь час окажется над головой мятежников, расправившись с ними быстро и жестоко в назидание остальным. Эти фантастические аппараты летают уже на гиперзвуковых скоростях…

Мечта? Фантастика? Да уже не совсем…

 

Аэрокосмическая мощь США должна шагнуть еще дальше. Из соединения многоразового космического корабля, тяжелого гиперзвукового самолета и такой же стремительной крылатой ракеты янки, вполне возможно, создадут глобальную ударную систему воздушно-космического действия.

Летом 1999 года ВВС США приступили к изучению концепции перспективного бомбардировщика стратегического назначения, который предполагается принять на вооружение в 2030-2035 годах. Его название говорит само за себя – «Глобальная досягаемость» («Global Reach»). Как водится, в конкурсе на создание глобального бомбардировщика участвуют компании «Боинг», «Локхид-Мартин» и «Нортроп-Грумман». Как очень серьезный вариант для новой полувоздушной-полукосмической техники они рассматривают и гиперзвуковые аппараты.

Тот, кто первым в мире создаст крылатую космонавтику, это сочетание сверхскоростного самолета-разгонщика и легкого космического корабля с крыльями, приобретет огромное могущество. Дело не только в том, что обладатель такой системы получит в руки мощнейшее оружие для всемирных операций. Одновременно такая система станет архивыгодным средством запуска коммерческих спутников, во много раз сбив цены на запуски. А это значит, что обладатель такой техники способен насытить небеса своими спутниками, побить всех и вся в конкурентной борьбе.

Поэтому над воздушно-космическим авианосцем работают не только ВВС США, но и НАСА. Ведущая роль именно последней организации в разработке новых авиационно-космических систем была закреплена в 1994 году директивой президента США «Национальная политика в области транспортных космических систем». По этой директиве к 2015 году новая транспортная система должна заменить собой тяжелые и несовершенные «спейсшаттлы», летающие с 1981 года, а стоимость вывода одного кило полезной нагрузки должна упасть с 22 тысяч долларов до двух тысяч. В десять раз.

 

Можем ли мы хотя бы в основном представить облик новой системы? Как сообщил журнал «Техника – молодежи», еще в 1996 году по заказу командования ВВС США слушатели военно-воздушной академии разработали комплекс проектов под условным названием «USAF-2025», самым ярким среди которых стал проект «S-3» многоцелевой глобальной ударно-транспортной системы, которая может работать и как страшное оружие, и как выгодное коммерческое предприятие.

Ее основа – тяжелый гиперзвуковой самолет SHAAFT, стартующий со скоростного самолета-разгонщика, когда тот набирает высоту в двадцать километров и ход в 3,5 М. Ударный гиперзвуковик SHAAFT способен летать на высоте до 30 километров со скоростью в 12 «звуков», покрывая 25 тысяч километров без дозаправки. За какой-то час он способен пролететь Россию насквозь с запада на восток. При этом он практически недосягаем даже для самых новых на сегодня русских ракет. Ведь он летит быстрее них, почти вчетверо превосходя по скорости и лучший в мире перехватчик, МиГ-31М. На высоте в 30 километров зона поражения зенитных ракет сжимается почти в точку, и гиперзвуковик может просто обойти позиции русской ПВО. В военном варианте он должен нести несколько гиперзвуковых крылатых ракет с дальнобойностью в 1800 км, и тогда он превращается в оружие, способное держать под прицелом все материки Земли.

Но SHAAFT может нести на себе еще и многоразовый космический самолет SCREMAR, который способен выполнять сразу несколько функций.

Быть истребителем чужих спутников – пожалуйста. Выводить на орбиту американские аппараты – тоже. И он же способен стать и разведчиком, и штурмовиком для нанесения ударов по наземным и морским целям прямо с орбиты.

Примечательно, что «S-3» (пока на бумаге) разрабатывали не только против враждебного США Китая, но и против «возрождающейся России».

Но если такая система появится, то Америка получит настоящий воздушно-космический авианосец. Настоящее чудо-оружие, отразить налет которого чудовищно трудно. На фоне такого аппарата сразу же станут беспомощными и медлительными наши Су-27 и МиГ-29. Противостоять такому оружию можно только с помощью фантастических ныне лазерных пушек и гиперзвуковых истребителей, которых нет пока даже в проектах.

 

Поверь, читатель, все это – отнюдь не пустые мечтания. После выхода в свет директивы американского президента 1994 года о создании воздушно-космической транспортно-бо-евой системы американские корпорации передали перспективные разработки НАСА, а сами взялись за решение задач ближнего и среднего плана. Все делается вполне по-советски, централизованно.

Лаборатория Райтов отдала NASA проект стратегического гиперзвукового бомбардировщика «Глобальная досягаемость» («Global Reach») стартовой массой в 226 тонн и длиной в 60 метров. На основе полученных материалов NASA приступило к реализации программы «Hyper-Х», предусматривающей проведение запусков трех гиперзвуковых аппаратов Х-43. Эти экспериментальные машины, спроектированные при активном участии корпорации «Боинг», представляют собой маленькие модели самолета «Глобальная досягаемость».

Основные работы НАСА по перспективной транспортной системе получили название «Reusable Launch Vehicle» (RLV). Вскоре после утверждения программы «RLV» американские ВВС и NASA заключили соглашение о сотрудничестве по проекту и совместном использовании освоенных технологий.

Аппарат Х-33 со стартовой массой в 131 тонну, оснащенный кислородно-водородными ракетными движками, спроектирован компанией «Локхид-Мартин». Его задача – полеты со скоростью до 13-ти «звуков». То есть, со скоростью около 14 тысяч километров в час. И в этот проект США вкладывают 1,3 миллиарда долларов.

Программа создания аппарата Х-34 (8 «звуков») – поскромнее. Корпорация «Orbital Sciencies» разрабатывает его всего за 150 миллионов. Янки собираются запускать Х-34 с самолета-разгонщика на высоте десяти километров.

Наконец, есть программа Х-37, в которой предусматривается создание практически полномасштабной модели перспективного воздушно-космического самолета военного назначения, получившего название «Space Maneuvering Vehicle» (SMV). Разрабатываемая модель массой 5,6 т будет использоваться для оценки возможностей по выполнению различных орбитальных операций. Тут и сближение с космическими аппаратами, их обслуживание плюс проверка, тут и активное маневрирование при спуске с орбиты на скоростях до двух с половиной махов. Работы над Х-37 ведут «Боинг» и NASA.

В реализации двух последних программ особую заинтересованность проявляют ВВС.

Одновременно с работами по программе «RLV» NASA ведет проектные исследования по перспективным двигателям, которые позволят к 2025-2035 годам создать тяжелые гиперзвуковые самолеты. Янки отдают предпочтение комбинированным двигательным установкам, которые могут работать на всех этапах полета: от момента старта до достижения гиперзвуковых скоростей и выхода на околоземную орбиту. К таким установкам в первую очередь относят ракетно-прямоточные двигатели RBCC (Rocket-Based Combined Cycle), способные функционировать как в режиме обычного жидкостно-ракетного двигателя, так и по схеме прямоточного воздушно-реактивного двигателя. Создаются и вовсе уникальные ракетно-турбинные двигатели ТВСС (Turbine-Based Combined Cycle), которые могут работать и как типичный ракетный движок, и как газотурбинный двигатель, подобный тем, что стоят на боевых истребителях.

Вы представляете себе, чем это пахнет? Обладая таким двигателем, американский аппарат сможет с равным успехом летать и в воздухе, и в космической пустоте. Это значит, что атакующие машины американцев могут изящно прыгать в космос, уходя от всяких попыток их сбить, и так же легко нырять обратно, поражая любую цель в воздухе, на суше и на море. Даже самую-самую защищенную. Нырок – и ты возникаешь прямо над красноярскими ракетными базами. Нырок – и ты над Москвой. Раз – и ты поражаешь почти отвесным ударом ракеты любой корабль в океане.

Комбинированный ракетно-самолетный двигатель кладет конец нынешним мучениям конструкторов, вынужденных делать многоразовые космические корабли всего лишь стреловидными планерами. Американские и русские корабли-челноки 1980-х, «Шаттл» и «Буран», при возвращении с орбиты вынуждены планировать без мотора. Они, возвращаясь с орбиты, не могут передумать и снова вернуться в космос. Планируя, они ограничены в выборе места для приземления. А здесь это препятствие исчезает. Прибыв к месту ведения войны, перспективный аэрокосмолет может успешно отбомбиться по целям или выпустить по ним крылатые ракеты и затем, переведя двигатели на самолетный режим, спокойно направиться на ближайшую авиабазу НАТО. Благо, теперь они есть уже не только в Европе.

 

Горько это сознавать, но все эти американские воздушно-космические системы очень-очень похожи на систему «Спираль», которую разработал в 1964 году русский конструктор Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский (ее рисунок вы, читатель, могли видеть в иллюстрациях к моей книге «Сломанный меч Империи»). Если бы работы по ней были завершены, то сегодня мы добрых двадцать лет могли обладать великолепной военно-коммерческой системой. Увы, тупость советских послесталинских верхов остановила программу «Спираль» и заставила страну идти по тупиковому пути копирования американского «спейсшаттла».

Тем не менее, до самой своей смерти в декабре 2001 года Глеб Евгеньевич ратовал за начало работ по постройке в России многоразовой авиакосмической системы (МАКС) 1988 года, которая может стать дешевым аналогом американскому «аэро-авианосцу». Ее изображение я тоже приводил в «Сломанном мече…»

Более того, МАКС, этот легкий самолет с керосино-водородно-кислородным ЖРД, стартующий с тяжелого Ан-225, может появиться даже в нынешней подорванной и обнищавшей РФ намного раньше, чем гиперзвуковая аэрокосмическая система у врага. И эта же система способна сократить затраты на запуск кило полезного груза до 2 тысяч долларов. И стоит это всего половину того, что РФ отдает каждый год на Запад по долгам.

Но увы, никто в РФ на такую программу не пойдет. Да и чего ждать от власти алчных и тупых питекантропов? У нас даже намека нет на работы по созданию воздушно-космического самолета.

А США рано или поздно подобной техникой обзаведутся. И захватят полное господство и в небе, и в ближнем космосе. Посмотрите на рисунок. Вы видите воздушно-космический авианосец, настоящий флагман для молниеносных аэрокосмических корпусов Соединенных Штатов. Для нового орудия мирового господства.

 

 

Досье Калашникова

 

Мы не знаем всего, что готовят военные в США. В Пентагоне есть SAP – Special Access Programs, сверхсекретные «черные» программы вооружений, которые нигде не обсуждаются. («Независимое военное обозрение», № 23, 2000). Например, только в ВВС США на эти «черные программы» по разработке совершенно новых видов оружия в 2001-м отвели около пяти миллиардов долларов – едва ли больше, чем весь военный бюджет России. Но это – научно-исследовательские работы. Еще 7,4 миллиарда долларов ВВС Америки вкачивают в «черные программы» через закупки вооружения и новой техники.

Как сообщается, руководители тайных программ могут каждого, кто работает с ними, погнать проверяться на «детекторе лжи». Всего в 1997-м у Пентагона было 150 «черных программ», многие из которых военные вели совместно с такими коллегами, как ЦРУ или Министерство энергетики США. Все программы распадаются на три части: научно-исследовательские, использование уже полученных сверхсекретных вооружений и проведение разведывательных операций. С 1994 года управление программами особого доступа взял в руки особый наблюдательный и координирующий комитет Пентагона – SAPOC. Какие программы – «черные», а какие – «самые черные», знают только шестеро членов SAPOC, восемь конгрессменов и министр обороны. И все…

Что они готовят? И к какой войне? Сергей Модестов, которого мы цитируем здесь, говорит о воздушно-космическом самолете Х-38 фирмы «Рокуэлл» и о его боевой версии – Х-40, о программе испытаний высотного самолета-робота, «невидимки» «Темная звезда». Есть еще одна программа – закупка у Молдавии наших новых самолетов МиГ-29 и их всесторонние испытания на авиабазе Эдварде в составе опытной эскадрильи. Особенно на глубоко засекреченной 51-й площадке, что расположилась на краю высохшего озера Грум Лэйк, штат Невада.

К войне с кем готовятся янки, если так рьяно изучают русскую боевую технику? Ответ ясен. Мы знаем еще одну страну, в которой тоже был настоящий бум «черных программ». Это – Германия накануне Второй мировой войны.

 

Глава 7

Невидимый купол над Вечным рейхом

 

После первого натиска американской воздушно-космической, информационной агрессии полуослепший, контуженный и оглохший неприятель попытается хоть чем-то ответить американцам. И если у страны, подвергшейся такому удару, будет ядерное, химическое или биологическое оружие– она попытается пустить его в ход. Чтобы хоть чем-то ответить агрессору.

В этом и заключается опасность начатой янки сегодняшней гонки вооружений. Ни одна страна мира не может позволить себе создать даже слабое подобие американской боевой силы – чудовищно дорогой, неядерной. Всякий, кто чувствует себя потенциальной жертвой Вашингтона, отныне будет всеми правдами и неправдами строить арсеналы оружия массового уничтожения, которые гораздо дешевле американских штучек. В 1966-м в мире были только шесть стран с ядерным оружием: мы, США, Англия, Франция, Китай и Израиль. Теперь к ним присоединились Индия и Пакистан. Завтра ядерное оружие, глядишь, будет у Ирана, Северной Кореи, Египта, в крупных странах Латинской Америки, на Тихом океане. А уж владельцев отравляющих веществ и боеголовок со страшными тропическими болезнями, способными выкашивать целые города, будет и того больше. Один вирус Эбола, который за считанные часы превращает внутренности человека в кровавую жижу, чего стоит, не считая десятков ужасных гемморагических лихорадок, перед которыми старая добрая чума кажется чем-то вроде легкого гриппа.

Господи, в какой же страшный мир мы вступаем!

Но до врага еще надо донести это ядерное или биологическое оружие.

Как? В случае войны у жертвы нападения не останется времени на заброску в США агентов-диверсантов. Да и сложны такие операции до неимоверности, и уязвимы – тоже. Попробуй-ка ввези в Штаты ядерные заряды и контейнеры с заразой!

И потому остается один способ: нанести удар по агрессору баллистическими ракетами. Если они останутся. Только оперативно-тактическими ракетами с атомными зарядами смогут хоть как-то ответить разбитые с воздуха войска старого типа. Хотя бы огрызнуться.

И поэтому американская «Единая преспектива-2010» предусматривает: все те дальние ракеты противника, которые не будут уничтожены первым ударом АЭФ, должны быть перехвачены сильной системой противоракетной обороны.

 

Задача янкесов сильно облегчается тем, что у русских уже нет столь страшных для Запада ракет средней и малой дальности. Они были распилены Горбачевым по позорному договору 1987 года. По той же бумажке был «казнен» и высокоточный ракетный комплекс «Ока», способный снайперски бить на пятьсот километров. Теперь у нас еще есть межконтинентальные ракеты, но нет ракет радиусом действия до 5 тысяч километров. Когда в мае 2000 года федеральные силы увязли в Чечне, топ-руководители завопили о том, что будут, мол, «щас» бить по базам подготовки боевиков в Афганистане. И тут оказалось, что в России нет подходящих ракет. Вернее, в 1985-м они еще были, но… А оставшимися «скалами», «точками-У» и даже новейшими «искендерами» до афганских логовищ не достанешь даже с территории Таджикистана, Узбекистана или Туркмении.

У нас остались только слабые оперативно-тактические ракеты…

Американцы это прекрасно понимают, и в докладе Минобороны США есть еще одна формула американской революции в военном деле – принцип «всеобщей защиты».

Что это такое? Это – сочетание средств противовоздушной и противоракетной обороны, дополненное защитой от бактериологического и химического оружия, да еще и защитой от хакеров, способных влезть в информационные сети США. Но ключевой момент «всеобщей защиты» – это все-таки ПВО плюс ПРО.

Здесь янки жаждут построить многоуровневую систему. Свои противоракетные «зонты» получат соединения кораблей и сухопутные части (программы ПРО на морских театрах действий и фронтовой ТХААД). Все это дополнят тяжелые «Боин-ги-747» с химическими лазерами на борту, которые должны за сотни километров поражать взлетающие оперативно-тактические и дальнобойные ракеты неприятеля, обрушивая их обломки на головы чужих войск. Наконец, сама территория США должна быть прикрыта широкомасштабной ПРО с главными базами на Аляске и в Гранд-Форкс. В основе всех этих механизмов обороны будет лежать спутниковая система SBIRS.

Так что нам стоит еще раз повторить возможный сценарий войны, уже описанный в «Битве за Небеса». Молниеносной воздушно-космической операцией США громят ядерные ракеты русских прямо на земле. Причем не только их, но и центры управления, узлы связи ракетных войск стратегического назначения России. А если нам и удается хоть что-то запустить в ответ по Америке – то окажется перехваченным в космосе их национальной системой ПРО. После всего этого Россию можно будет методично расстреливать, членить на части, высаживать десанты на ее территории, формировать проамериканские правительства северо-западной, сибирской, дальневосточной и исламо-поволжской «республик». Попытки сохранившихся частей ударить по агрессору фронтовыми ракетами вроде «Скада», «Точки-У» или «Искендера» отражаются с помощью войсковых и флотских систем ПРО. Старты русских оперативно-тактических ракет быстро засекаются спутниками SBIRS, и, если до этого их не поразят лазерами патрульные «Боингив-TRW, то точно встретят убийственными залпами противоракеты установок „Пэтриот“. SBIRS – вот что позволит янки гораздо лучше сбивать оперативно-тактические ракеты по сравнению с днями войны против Ирака в 1991-м!

 

14 июля 2002 года мир вступил в новую эру истории. Американцы на Аляске начали строить шахты для ракет-перехватчиков своей грандиозной системы ПРО.

Защитить себя янки хотят капитально. Снова вчитываемся в доклад Пентагона президенту и Конгрессу США. Задумана система защиты США от крылатых ракет, которую хотят построить на основе комплексов «Пэтриот» и космических систем обнаружения пусков «крылаток». Действительно, их полет можно засечь с помощью тепловизоров с орбитальных аппаратов.

…Противоракеты должны базироваться в шахтах, причем каждая стартовая площадка сначала должна содержать по двадцать противоракет, число коих потом доведут до сотни. В планах США – развернуть по 125 противоракет на Аляске и в Гранд-Форкс. Причем на Аляске, то есть в первую очередь против нас.

Планы Вашингтона влетят в копеечку налогоплательщикам – 60 млрд долларов. Проект предусматривает содержание на орбите нескольких десятков спутников наблюдения, которые, в случае запуска баллистической ракеты противника, сообщат на землю ее траекторию. Все данные со спутников и радаров будут поступать на суперкомпьютер, расположенный в Колорадо. После получения предупреждения об угрозе компьютер запустит в действие еще один сверхрадар, работающий в диапазоне рентгеновского излучения. Этот мощнейший прибор будет собирать данные о траектории полета вражеского объекта в масштабе реального времени для обработки уже другим суперкомпьютером, который, собственно, и отдаст команду на запуск ракеты-перехватчика.

Второй компьютер будет, попутно сверяясь с данными всех задействованных в охоте радаров и спутников, сопровождать цель вплоть до победной вспышки на мониторе, возвещающей об уничтожении вражеского объекта.

К 2005 году на Аляске появятся двадцать ракет, входящих в систему НПРО, и рентгеновский радар. А к 2007 году здесь будут подготовлены уже порядка сотни ракет-перехватчиков, способных в любое мгновение вылететь для ликвидации угрозы. Всего же янки желают развернуть около четырехсот противоракет.

 

Для связи центра управления и перехватчиков в полете в США развернутся четырнадцать специальных систем – приемников-передатчиков под шарообразными надувными обтекателями. Сначала эти станции построят на Аляске, на острове Шемья (Алеутский архипелаг) и в Карибо (штат Мэн). К 2015 году к ним добавятся центры на Гавайях и в Мюнсинге (штат Мичиган).

Для раннего обнаружения янки усовершенствуют радарные станции с фазированными решетками, которые расположатся в Биле, на базе «Туле» в Гренландии, на мысе Кейп-Код, в Клире на Аляске, во Флаингдейлз (Англия). Для того, чтобы отделять летящие боевые блоки ракет от обломков последних ступеней, ложных головок и постановщиков помех, американцы собираются строить наземные радары «диапазона X». Первой должна стать РЛС на Шемье. К 2010 году к ней добавятся станции в Туле, Клире и Флаингдейлз. А в 2015 году – радары в Биле, на Кейп-Код и Гавайях, в Грэнд Форкс и Южной Корее.

В дальнейшем развитии системы НПРО США предусматривают установку еще одного рентгеновского радара вблизи американо-канадской границы в Северной Дакоте.

 

Замысел таков: сначала янки строят систему, способную отразить нападение нескольких ракет. В 2010-м году их ПРО сможет отражать уже 10-15 ракет. В обоих случаях речь идет о «баллистах» наземного базирования. А к 2015 году мощь ПРО дорастет до степени, при которой янки смогут перехватывать и запущенные по США ракеты с подводных лодок.

Вопя о том, что они разворачивают ПРО над всеми Штатами якобы для защиты от примитивных и малочисленных ракет Северной Кореи, на самом деле янки разворачивают ее против нас. И уже сейчас начинают опаснейшие работы – учатся распознавать, где настоящие боеголовки наших ракет, а где – ложные цели. («Независимое военное обозрение», № 7, 2000) поместило статью русского и американского экспертов, которые рассказали о том, как янки размещают специальные радарные станции типа HAVE STAR на острове Шемья и в Норвегии – в Варде, на территории подразделения норвежской военной разведки. Эти РЛС с 27-метровыми вращающимися антеннами обладают поразительной разрешающей способностью и видят объекты размером в 10-15 сантиметров. А это значит, что американцы смогут получать очень точные изображения наших боевых блоков, платформ для их разведения и ложных целей, научившись отличать их друг от друга. Тем более, что обе эти исследовательские станции прекрасно отслеживают испытательные и учебные запуски русских баллистических ракет, которыми наши палят с севера Европейской части страны или из Баренцева моря по полигону на Камчатке. Если бы янки действительно опасались корейских ракет, то поместили бы такую станцию не в Норвегии, а в Японии.

Что это даст Америке? То, что она, научившись отличать действительно опасные боеголовки от всяких обманок, научит свою ПРО уничтожать только первые и не обращать внимания на последние. Если же учесть и то, что янки выкачали из нас массу сведений о боевых частях и ложных целях ракет за годы ельцинской «дерьмократии» под видом «научного обмена» и «укрепления взаимного доверия», то – сами понимаете… К тому же, как говорят люди сведущие, среди продажного «демократического» генералитета уже давно сформировалось проамериканское лобби, которое делает бизнес на разоружении собственной страны и на сдаче ее секретов.

 

Строительство американской ПРО наносит русским два тяжелых поражения в цивилизационной борьбе.

Во-первых, эта программа вкачивает в самые передовые отрасли американской экономики огромные деньги, а это вызывает самый бурный технологический рост США. У них появляется множество новых технологий единого военно-коммерческого характера, отрыв США от всех остальных стран увеличивается сумасшедшим скачком. Мы же продолжаем деградировать. Такой рывок становится и мощным психологическим ударом по всему человечеству, потому что в его умах утверждается образ Америки – лидера из лидеров. В подкорку накрепко внедряется собственной комплекс неполноценности перед лицом США.

Во-вторых, европейцы скопом переходят под защиту американской ПРО. Они очень боятся новых ракетно-ядерных стран в Азии. ПРО еще крепче привязывает изнеженных европейцев к Америке, и теперь они станут еще послушнее приказам из Вашингтона. А что Россия? В 2000 году В. Путин сделал неуклюжую попытку оторвать Европу от США, заявив: давайте нам свои денежки, богатые европейцы, и мы построим вам другую ПРО, на основе наших комплексов С-300 и системы противобаллистической обороны Москвы. Но европейцы, поглядев на всеобщий развал высокотехнологической индустрии на остатках СССР, отказались. Они не верят в возможность русских создавать системы подобной сложности. То, что было по плечу могучему Советскому Союзу, – несбыточная мечта для бело-сине-красной Россиянии.

Впрочем, будь мы могучими, европейцы, скорее всего, отказались бы от нашей ПРО еще быстрее. Для них мы никогда не можем стать предпочтительнее США.

То есть союз с Европой нам уже не светит. Никогда.

 

Еще в 1985-м все попытки американцев наладить «всеобщую защиту» разбивались о стальную мощь нашей Империи. Лавина наших ракет, равно баллистических и крылатых, прорывала всякую ПРО. Войска противокосмической обороны СССР в случае чего просто выметали с небес спутники США. Однако мы ослабели, и это совсем не уменьшило риска войны. Более того, слабея, мы сами провоцируем нападение на нас сильного врага. Чем меньше у нас остается баллистических ракет, чем скорее приходит срок выхода из строя межконтинентальных машин советской постройки (а это – 2007 год) – тем легче врагам нашим перебить остатки русских ракетных сил на земле, дострелив немногие оставшиеся с помощью своей ПРО.

 

Акт за актом развернется трагедия гибели русских, которые рухнут без сил точно так же, как человек с перерезанными венами. До 2015 года янки будут хладнокровно, словно врачи-садисты, направлять нашу агонию, выставляя все новые и новые требования «реформировать», «урезать бюджет», «приватизировать», «соблюдать права человека»… Они ускорят умирание Русского Медведя.

…Еще в 1970-х, занимаясь проблемой противоракетной обороны, выдающийся русский ученый, академик Анатолий Савин, предложил высшему руководству нашей страны четырехзвенную схему. Сначала – ударить по американским ядерным ракетам на земле, не дать им взмыть в воздух. Второе звено – уничтожение их ракет в начале пути, пока они еще не разогнались, пока их головные части не раскрылись и не началось разведение боеголовок. Третья часть ПРО – расстрел ракет врага во время их перелета между материками, в космическом пространстве. Наконец, четвертая стадия – это дострел уцелевших боеголовок уже над нашей землей. А это значит, что противоракетная оборона потребует слаженных операций всех вооруженных сил – и флота, и ВВС, и космических сил, и ПВО, и даже сухопутных частей.

Данная каноническая схема использовалась и американцами при первой попытке построить космическую противоракетную оборону США в 1980-е годы. Но тогда все с треском провалилось, ибо никаких сил Америки не хватало на то, чтобы перебить сотни русских носителей ядерного оружия. Но с тех пор обстановка резко изменилась – мы ослабели как раз под возможности США. Скоро надо будет уничтожить всего лишь несколько десятков русских ядерных носителей. И если посмотреть на американскую «Единую перпективу-2010», то можно увидеть в ней всю ту же четырехзвенную схему Савина!

 

Глава 8. Окно в запредельное: космическое сверхоружие

 

Нас все чаше посещают невеселые думы о том, что враг наш прячет за вывеской американской ПРО несколько совершенно других программ.

Он создает абсолютное космическое оружие.

И нас, и весь мир может ожидать громадная беда.

 

И беда эта есть не что иное, как космический удар психотронным оружием.

Когда-то и мы были скептиками по этой части. Но позже узнали тревожные вещи.

Открытие того, что мозг человека может излучать электромагнитные волны и воспринимать их, было сделано еще в начале XX века. А значит, принципиально возможно создание аппаратуры, с помощью которой можно управлять как отдельным человеком, так и людскими массами. Можно сеять среди них панику, превращать в покорных баранов, передавать им импульсы беспричинной, всеразрушающей агрессивности. Причем электромагнитные волны – это самое простое. Ведь энергия есть всего одна из форм материи, а материя имеет тысячи обличий. А значит, есть множество иных способов того, как можно воздействовать на человеческую психику на расстоянии. Технологии первой трети XX века не позволяли создать такую технику. Но с тех пор возможности человечества выросли тысячекратно.

 

Первыми подступиться к психотронной войне пытались один из самых страшных врагов русских – Черный орден Гитлера – СС. А вернее, самая таинственная и по сию пору часть СС – институт «Анэнэрбе», «Наследие предков».

У истоков СС стояла одна из загадочных личностей – Карл фон Виллигут. (Он умер вскоре после войны 1939-1945 годов, не оставив потомства и не попав на скамью подсудимых в Нюрнберге). В его роду из поколения в поколение передавались странные таблички, на одной из которых были изображены некие аппараты, генерирующие какие-то закрученные потоки неких частиц. Создается впечатление, что это – рисунки генераторов так называемых торсионных полей, которые официальной наукой считаются мифом, бредом воспаленного сознания и еще черт знает чем.

Изучать же было что. Юрий Воробьевский в своей книге «Стук в Золотые врата» утверждает, что аппаратура торсионных полей и есть средство воздействия на психику человека в нужном направлении. «В архивных документах „Анэнэрбе“ подчеркивается, что воздействие техно-магических аппаратов нацеливалось прежде всего на „кристаллы воли“, особые образования где-то в области гипофиза. В 1980-е годы в советском академическом журнале „Кибернетика и медицина“ появились статьи на тему пси-исследований профессора полковника Георгия Богданова. Он писал, что в мозгу человека имеются встроенные самой природой кристаллы полупроводниковых структур. Благодаря этой твердотельной электронике возможна передача в мозг кодированной информации, которая вызывает образ, представление, зрительные ассоциации, акустические и поведенческие реакции.

Возможно, и здесь мы имеем дело с наследием «Анэнэрбе», которое досталось военным специалистам стран-союзников.

О том, что нацистские ученые не шарлатанством занимались, говорит тот факт, что во время Нюрнбергского процесса 1945-1946 годов, когда судили нескольких высших иерархов гитлеризма, вопрос о деятельности «Анэнэрбе» был замят. Эту организацию попросту объявили лженаучной, и в протоколах процесса вы мало что о ней найдете. Разве что в части медицинских опытов над военнопленными – в основном, русскими.

Тем не менее, спецы из «Анэнэрбе» по этой части и некоторые результаты работ по пси-оружию оказались в США. И работы против нас продолжились уже там.

Вновь и вновь мы убеждаемся в том, что наше противостояние с Западом в 1945-1989 годах, вся наша гонка вооружений были не чем иным, как продолжением войны 1941-1945 годов. Она отнюдь не закончилась со взятием нами Берлина: остатки гитлеровского режима были виртуозно впитаны в себя американцами, которые затем стали лидером Запада, нашим «врагом номер один». А недостроенный Третий рейх плавно перевели в Третью мировую – «холодную» войну.

Дело в том, что на Нюрнбергском процессе присутствовали будущий основатель ЦРУ Аллен Даллес (автор программы разложения и расчленения Империи, выдвинутой в 1946-м и воплощенной к 1991 году) и видный ученый-психолог Эвен Камерон. Именно там они могли познакомиться с результатами работ ученых-эсэсовцев. И именно после Нюрнберга в США начинается суперсекретная работа по программе пси-оружия. Сначала – в рамках программ «Синяя птица» и «Артишок». Затем, с апреля 1953-го – «МК-ультра». Камерон вел ее на деньги ЦРУ в «Мемориальном институте Аллана», крупнейшей в Канаде монреальской психиатрической клинике (так было проще избегать конфликтов с американскими законами). Известно, что с 1956 по 1977 годы более полусотни человек выступили, сами того не ведая, в роли подопытных кроликов, и в этой работе наряду с ЦРУ принимала участие и канадская Королевская конная полиция. И только президент Картер в 1978 году, после скандала с публикациями в прессе, объявил о прекращении сей программы. Но она не остановилась. Кстати, в 1988-м ЦРУ признало свою вину перед людьми, выступившими в роли ни о чем не ведающих лабораторных животных, и даже заплатило им кое-какую компенсацию.

В рамках программы «МК-ультра» к сотрудничеству были подключены 44 университета и колледжа, 15 исследовательских групп, 80 учреждений и частных фирм. Уже тогда Камерон крайне жестокими способами – сильным электрошоком и наркотическими средствами – пытался лишать подопытных воли, формировать в них совершенно иную личность, стирая прежнюю.

Работа в США продолжалась по многим линиям. Например, в 1977-м американский психофизиолог Хосе Дельгадо начал работы по вшиванию в мозг электронных систем управления. И опять его работой заинтересовалось ЦРУ. Уже в 1982-м в центре Дельгадо работали полторы тысячи сотрудников, а охранялся он морской пехотой США. Есть сведения о том, что схемы вживляли в человеческий мозг и вроде бы эксперименту подверглись даже некоторые пилоты ядерно-стратегической авиации США.

Есть множество свидетельств о том, что в качестве подопытных кроликов янки использовали членов религиозных и псевдорелигиозных сект, которые, как грибы после дождя, в изобилии плодились на сходящем с ума Западе (сейчас то же творится и у нас). Многие секты основывало и опекало, кстати, само ЦРУ – они были удобными полигонами для отработки способов управления людьми, превращения их в покорных биороботов. А также – весьма прибыльным предприятием: ведь главари сект получали тысячи добровольных рабов (к примеру, Церковь Христа, принадлежащая корейцу Муну, сделала его богатейшим человеком). Предполагают, что массовое самоубийство членов секты «Народный храм» в Гайане в 1979 году – это последствия опытов над ее членами. Опытов по пси-оружию.

Работа шла по многим линиям. С 1973 года психотроникой занималось DARPA – управление планирования перспективных работ при Министерстве обороны США. Исследования по «промывке мозгов» велись в 1979-м в канадском Эдмонтоне (сенсационные разоблачения Мартина Коски). Именно тогда, кстати, Стивен Кинг начинает издавать свои романы о жертвах экспериментов ЦРУ в этой области. Очень примечательная деталь: исследования в области пси-оружия всегда связаны с аэрокосмическими фирмами. Во всяком случае, один из крупнейших центров по изучению передачи мыслей на расстояние в Рэдстоуне, штат Алабама, находился буквально в полукилометре от кабинета отца американской астронавтики, гитлеровца Вернера фон Брауна. Человека, который был взлелеян СС, знал многое об «Анэнэрбе» и никогда не забывал о своих нацистских корнях.

Не будем углубляться в дебри сей обширнейшей темы, достойной нескольких книг. Ограничимся лишь замечанием о том, что к началу 1990-х наука и технология вплотную приблизились к тому, чтобы создать вполне компактные установки (в том числе – и на принципе торсионных полей), которые способны воздействовать на целые районы планеты – если эти аппараты вывести на орбиту и применить оттуда по наземным целям. По некоторым сведениям, работы по пси-оружию, способному управлять поведением людских масс, были вплетены в работы по дальней, загоризонтной радиолокации, и здесь использовалась энергия окутывающей планету ионосферы – до сих пор малоисследованной.

Очевидно, что на Западе работы по пси-оружию шли схожим путем с работами в эсэсовском «Анэнэрбе». И в том, и в другом случае использовался богатейший опыт психообработки, известной в мистических сектах, в тайных доктринах Востока, в инквизиции, в тибетской религии Бон – оппоненте буддизма. Значительное место, как следует из нескольких отрывочных сообщений, в этих исследованиях занимает каббалистика. Вот уж поистине призрак СС и ее шефа Генриха Гиммлера продолжает войну против русских даже полвека спустя!

 

Глубоко засекреченные работы в этом направлении шли и в Империи, и судя по многому, наши добились здесь немалых успехов. И, судя по всему, в Эпоху Великой Измены, на грани 1980-х и 1990-х годов, наши правители перекачали на Запад наши открытия и технологии в этой области – как сделали они это и в лазерной технике, и в космонавтике.

Есть известия о том, что первый образец пси-оружия янки применили в феврале 1991 года во время войны с Ираком – с борта крейсера «Белкнап». Говорят о случаях дикой паники среди арабских войск. Этот же крейсер во время августовских событий 1991 года, этой агонии Империи, стоял в болгарской Варне с поднятыми к небу антеннами. Использовали отражение сигнала от ионосферы?

«19 августа зомби-генераторы на борту „Белкнапа“ расчехлили вновь. Настройка шла на особый режим работы – вместо ужаса программировалась эйфория. Невидимый луч нацелился на Москву. В столице его действие корректировалось. Специальную технику включили на шестом этаже американского посольства. (Оно – в двухстах метрах от нашего Белого дома. – М.К.). Она также уже испытывалась. Однако в ходе опробирования поглощающие огромное количество энергии устройства загорелись. К очагу пожара российские пожарные допущены не были.

В августе 1991 года все сработало четко. Луч был сфокусирован в сторону Белого дома. Одновременно сюда подвезли повышающую внушаемость водку. Начала собираться толпа. Постепенно ее стало охватывать возбуждение. Стали строить баррикады. В основном – из мусора. Против танков. Никто не замечал их опереточного характера.

Словно чья-то рука залезла в подсознание и извлекла оттуда полузабытые клише: «Красная Пресня – 1905 год – „Долой самодержавие!“ – „Да здравствует революция!“ В мозгу людей, собравшихся на Красной Пресне в 1991-м, устойчивые образы приобрели новую лексическую окраску: „Долой партократию!“, „Да здравствует демократия!“

Потом Ельцин говорил речь. Для этого он зачем-то спустился с радиофицированного балкона и залез на танк: Революция – Ленин на броневике – Народ приветствует вождя!

Тысячи людей, ставших биороботами, копошились на пространстве у Белого дома. Вскоре его назовут площадью Свободы…» – пишет Юрий Воробьевский, называя август-91 «первой психотронной революцией». Да и мы сами хорошо помним какое-то нездоровое, маниакальное возбуждение тех дней у Белого дома. Люди словно ждали, что с победой Ельцина с небес посыплется сладкая манна и наступит рай. Я помню горящие глаза мужика, который хвастался тем, как он вылил ведро бензина на «броник», внутри которого сидели русские солдаты. Помню и газеты, которые взахлеб описывали то, как «защитникам Белого дома» привозили еду и деньги рэкетиры. Я тогда работал в «Вечерней Москве», сам это видел.

Можно хмыкать недоверчиво, но наблюдается весьма интересный факт: примерно с 1977 года в научной серьезной печати исчезают работы двадцати нобелевских лауреатов в области физики, биологии и психологии. Это очень напоминает похожее явление: в 1941-м из печати исчезают публикации ведущих специалистов по ядерной физике – началась работа над созданием атомного оружия в США.

Вот только пси-оружие по своему эффекту оставляет атомную бомбу далеко позади. Скрещение его с глобальными спутниковыми системами Североатлантиды – и есть одна из самых страшных перспектив для русского мира. Это – воплощение одного из самых зловещих планов Гитлера.

 

В начале 1998 года несколько русских специалистов выступили с тревожным предупреждением: берегитесь спутникового проекта ТЕЛЕДЕСИК!

«Особый интерес представляет собой глобальная система спутниковой связи ТЕЛЕДЕСИК (США), состоящая из спутников, высокая мощность радиоизлучения которых на поверхности земли может быть использована для облучения наземных, морских и воздушных объектов, что позволит инициировать в различных автоматизированных системах управления машинные вирусы. Например, запускаемые по особому сигналу. Для организаций, системы управления которых ориентированы на зарубежную технику, это может стать реальной угрозой безопасности. Такое воздействие со спутников опасно и тем, что энергетика инициируемых с них процессов может значительно превышать энергию „пускового“ сигнала. Такому отрицательному воздействию могут подвергаться, например, системы ПВО и противоракетной обороны.» – пишет Михаил Растопшин (О поражающем действии перспективного вооружения. «Техника и вооружение», № 2, 1998).

Это относится ко всей стране «РФ», напичканной импортными компьютерами, ко всем ее банкам и администрациям. Позор: даже в нынешнем Центре управления полетами стоят компьютеры фирмы «Хьюлетт-Пакард», а система управления и связи в стратегических ракетных войсках настолько изношена, так давно не обновлялась (и уже лишилась организаций-разработчиков), что может не устоять перед мощным волновым импульсом с орбиты. А к чему это ведет – сами можете догадаться.

«Возможно также и психофизическое воздействие на людей с целью изменения их поведения и даже управления социальными установками целых регионов. Сегодня США тратят на разработку психофизического оружия столько средств, сколько на самые сложные космические программы.» – продолжает Растопшин. – «Психофизическое оружие может размещаться на различных носителях. Так, во время войны в Персидском заливе в иракских водах находился американский крейсер „Белкнап“, осуществлявший психотронную обработку противника. На „Белкнапе“, по имеющимся данным, были установлены семь таких генераторов…»

На страницах ежемесячника «Коммандос» Игорь Панарин и Иван Варнавин предупредили: в ТЕЛЕДЕСИКе будет свыше 300 спутников, а значит, любая точка планеты сможет облучаться, как минимум, с двух сателлитов одновременно. Стоимость проекта – 9 миллиардов долларов.

Развертывая ТЕЛЕДЕСИК, знаменитый Билл Гейтс хотел заполучить диапазон частот в 220 гигагерц, заодно захватив в свои руки транзит информации через территорию России. В основном – интернетовской. Потери русских при этом будут исчисляться миллиардами долларов в год. Причем торговля частотами много лет ускользала от внимания наших невежественных политиков с примитивными мозгами: для них валюта – это только нефть, газ и алюминий.

Спору нет: кризис, поразивший США в 2001 году, отодвинул проект в неопределенное будущее. Но не ушел ли он в недра огромной программы создания всеамериканской программы ПРО?

 

Сделав такую систему, США способны получить идеальное оружие для своего Нового Мирового Порядка – средство власти над всей планетой. Это не только возможность в любую секунду пережечь схемы чужих оборонных систем или самолетов, нарушить связь или подслушать любой разговор. Нет, речь идет уже о большем! Мановение руки и целые нации сходят с ума, начиная крушить и разрушать свои же страны. Ожесточенно истреблять друг друга. Или плакать от любви к великой Америке. Можно наслать панику на целые армии или спровоцировать беспорядки. Воистину – магический жезл Сатаны – жезл высокотехнологичный.

Надо разрушить остаток Империи, РФ? И вот сибиряки, обуянные безумием, объявляют себя отдельным народом и создают отдельное государство. Властители которого тотчас же склоняются перед Великой Америкой, лижут ей руки, по-собачьи преданно глядят в глаза заокеанских хозяев. Ожидая долларов, инвестиций, защиты. Господи, да разве не то же самое уже было в 1991 году, когда сходили с ума миллионы людей, и брат шел на брата, когда прозрение наступало слишком поздно? Удар невидимыми волнами с небес – и на этот раз возникнут новые чечни и крымские конфликты, десятки случаев резни, подобных карабахской, сумгаитской или бендерской. «Разделяй и властвуй» – этот принцип так любим Новыми кочевниками. А если учесть, что Штатами правят не президенты, а тесная группировка интернациональных магнатов, то космическо-психотронное оружие становится инструментом их господства над миром – достижения полной мировой гегемонии.

Зашиты от пси-налетов почти нет. Не взгромоздишь же на голову каждого гражданина страны и каждого солдата массивный шлем из экранирующего материала!

А напоследок напомним вам о возможности развертывания в околоземье спутников, которые смогут влиять на ионосферу Земли. Мы написали об этом в «Третьем проекте». А если ты умеешь это делать, то можно через ионосферу управлять климатом, процессами в недрах нашей планеты, поведением людских масс и даже дирижировать эпидемиями.

Вы не допускаете мысли о том, что и такая программа может быть спрятана в грандиозное предприятие «противоракетная оборона США»?

 

Глава 9

Смертельная опасность: «несмертельное оружие»

 

В концепции высокоточного сражения доклад Пентагона называет еще одно оружие – НСО, так называемое несмертельное. И хотя о нем доклад совершенно не распространяется, но, судя по тому немногому, что о нем известно, считаем, что такое название для этого оружия – образец черного юмора.

Итак, что же готовят нам янки? Еще раз процитируем труд «Уникальная и парадоксальная боевая техника»:

 

«…Под таким оружием сегодня понимаются средства воздействия на людей и технику, созданные на основе химических, биологических и иных принципов, которые делают противника небоеспособным в течение определенного времени…

…В широком смысле к нему можно отнести все системы воздействия ниже уровня, опасного для жизни: несмертельные, не очень смертельные и так называемые «лучше бы смертельные»… Существенным является то, что определение министерства обороны США не требует, чтобы НСО имело «нулевую вероятность смертельных исходов и опасных последствий в случае его применения»…

…Так, прямое микроволновое облучение может вызвать прогрессирующее заболевание с выводом из строя, которое начинается с подъема температуры, а в конечном итоге, при нахождении человека неподалеку от источника излучения – привести к смерти…В связи с этим сотрудники института оборонных исследований Л.Р. Александер и Дж. Л. Клар в статье, посвященной современным разработкам НСО в США, отмечают, что новые военные технологии потенциально смертоносны в определенных условиях и случаях, и поэтому термин «несмертельное оружие» еще официально не принят в вооруженных силах США…»

 

 

Книга сообщает о том, что НСО разрабатывается, например, в Лос-Аламосской лаборатории министерства энергетики США. Высокотехнологиченое НСО должно на время выводить из строя либо людей, либо технику. В последнем случае должны меняться свойства топлива и смазок, отчего они становятся негодными. Или же могут разрушаться резиновые части машин – шины, уплотнения, прокладки. Есть способы, которые приводят к закупорке люков или склеиванию дверей. Есть упоминания о средстве, которое может сделать липким покрытие аэродромов, и самолеты в нем увязнут, словно мухи в меду.

Одним из перспективных видов НСО должно стать акустическое оружие. Известно, что инфразвук с его низкой частотой (гул землетрясений) при направленном воздействии на людей ввергает их в панику, лишает их разума, вызывает нарушения в работе сердца и нервной системы. При этом он прекрасно проникает сквозь стены в самые глубокие убежища или бункеры, за броню и брустверы. Еще в 1992 году фирма «Сайентифик эппликейшнз энд рисерч» выиграла конкурс на заключение контракта по исследованиям в области инфразвукового оружия. Известно, что работы идут в двух направлениях. С одной стороны, это будут генераторы инфразвука, действуюшие «направленными лучами». С другой – инфразвуковые «бомбы», сбрасываемые на противника.

Второе направление – это биологическое НСО, которое использует бактерии, вирусы, грибки и другие простейшие и микроорганизмы. Например, есть бактерии, способные разрушать нефть и ее производные, которые успешно использовались в экологических целях, в борьбе с разливами нефти при авариях танкеров и трубопроводов. Подобными микроорганизмами можно заразить топливные хранилища чужой армии. Бактерии, пожирающие смазку, способны вызвать заклинивание двигателей, закупорку их топливопроводов. Те же бактерии способны превратить в зловонное желе покрышки автомобилей. Ну чем не способ обездвижить войска противника? В этом случае покрышек могут лишиться и мощные тягачи – пусковые установки межконтинентальных ракет «Тополь-М», которые ныне россиянские политики и генералы рассматривают как настоящее чудо-оружие в сдерживании американцев. При нынешней нищете наших военных среди них найдется немало тех, кто за доллары подкинет в хранилища горючего или в сопла твердотопливных «тополей» облатки с роковыми микробами. Нищий человек быстро деградирует, и за сотню долларов готов на все – а если ему предложат десятки тысяч? Военных у нас держали в бедности доброе десятилетие. И если были случаи, что они продавались чеченским бандитам, то неужели не найдется тех, кто будет работать на янки?

Но и это еще не все. В США уже используют бактерии для разложения перхлората аммония – одного из компонентов твердого ракетного топлива. Зарази ими вражеские ракеты – и они выедят в ракетах такие раковины и полости, что запущенные снаряды полетят вкривь и вкось, а то и вовсе начнут взрываться на старте. Какие ракеты? Например, «Тополь-М». Есть штаммы микробов, пожирающих электронные платы и микросхемы, разлагающих знаменитый арсенид галлия.

 

Грань между смертельным и несмертельным биологическим оружием крайне тонка. Над Америкой уже нет никакого надзора или беспристрастного судии, она сама диктует свою волю. В ее тайных лабораториях, где достигнуты огромные успехи в генной инженерии – выведении искусственных живых существ, уже создаются невиданные в природе породы насекомых. И кусачих, и переносящих болезни. А еще с 1970-х годов биологи и биоинженеры умеют создавать недуги, которые будут поражать людей строго определенной расы или национальности. Ибо, вопреки воплям сторонников теории одинаковости людей, каждая нация отличается от другой некоторыми деталями в строении РНК и ДНК. То есть, можно создать биологическое оружие, способное разить только восточных славян, только нас, украинцев и белорусов, но которое будет безопасным для азиатов, негров и англосаксов. Или, наоборот, поражать азиатов, негров и славян – но не англосаксов. И хотя такое оружие в США формально запрещено – кто может проследить за тем, что этого оружия у янки нет? И кто может засечь сам факт применения такого оружия? Никто.

За биологическим НСО идет химическое. Оно тоже может разлагать топливо, склеивать части машин, обездвиживать самолеты на аэродромах.

А еще есть электромагнитное НСО. Генераторы электромагнитных импульсов, в которых используется энергия обычного, а не ядерного взрыва. С их помощью можно сжигать схемы компьютеров, электрооборудование, электростанции, радиолокаторы ПВО. Эти генераторы можно делать боеголовками бомб и ракет высокой точности.

К электромагнитному НСО относят и источники излучения СВЧ – сверхвысокой частоты. При воздействии на людей они нарушают работу центральной нервной системы и головного мозга, вызывают ощущения плохо переносимых шумов и свиста, поражают внутренние органы человека вплоть до смертельного исхода.

Оптическое НСО – это источники яркого мигающего света, поражающие людей временным ослеплением. Иногда вспышка, бьющая по глазам, приводит человека к подобию эпилептического припадка. При этом можно разместить источник ослепляющей вспышки в 155-мм пушечном снаряде – на основе взрывного нагревания инертных газов.

Смонтированные на бронемашинах пехоты лазерные «пушки» могут ослеплять прицелы врага и его солдат, причем отнюдь не только временно. Широкий диапазон лазерного излучения делает бесполезными защитные очки. Кстати, в романе Тома Клэнси «Долг чести» американские шпионы вызывают гибель японского самолета-радара именно оптическим НСО. Сняв квартиру неподалеку от взлетно-посадочной полосы аэродрома, они ночью при посадке тяжелого «боинга» с грибом антенны на фюзеляже посылают прямо в кабину узкий сноп лучей от чудовищной вспышки ксеноновой лампы. Пилоты слепнут: сетчатка их глаз сгорает, принимая удар, сравнимый со вспышкой ядерного взрыва. Управление потеряно – и самолет со слепыми пилотами врезается в землю. Само НСО замаскировано под аппаратуру тележурналистов.

Есть и информационное НСО. Например, атака чужих компьютеров вирусами, внесение ложной информации в связь между ними. А это – разлад всей жизни современного компьютеризированного государства. В ряду с подобным оружием стоят средства подделки чужой речи и изображения. Это позволяет вести ложные передачи по радио и ТВ, не только дезорганизуя войска, но и управляя поведением миллионных масс населения. Скажем, можно сфабриковать выступление по телевизору президента Путина, который понесет какую-либо чушь… Или отдаст такие приказы – что хоть святых выноси. А дураков, которые этому поверят и начнут паниковать, всегда хватит.

 

Такое оно, это «несмертельное» оружие. Это вам не резиновые пули, баллончики со слезоточивым газом или электрические разрядники-шокеры. Это – новое оружие, которое можно применять уже стратегически, ставя на колени целые страны подчас без единой боевой бомбы или настоящего выстрела.

Но в результате применения этого «несмертельного оружия» жертвы все равно будут исчисляться миллионами душ. Потому что, как мы знаем, участь народов, побежденных Вечным рейхом, – сокращение в числе.

 

Глава 10

Литоральная стратегия: атака с моря

 

Увлекшись необычным оружием, мы слышим ваши упреки. А как же традиционные виды вооружения Запада? Ведь он, например, всегда был славен своими боевыми флотами.

Вы правы, читатель. В той войне, к которой готовится наш злейший враг, его ВМС прекрасно дополнят аэрокосмические корпуса, ПРО, орбитальные генераторы безумия и НСО. Вместе с авиацией флот становится еще одним из главных носителей тысяч крылатых ракет. И если раньше американским морякам еще приходилось опасаться океанских боев с сильными флотами соперников, то теперь главными целями ВМС США становятся… цели наземные.

В «Единой перспективе-2010» США намерены создать новый флот – флот безраздельного океанского господства, флот вторжения. Американцы и новую стратегию придумали – литоральную. То есть прибрежную.

 

Как пишет Пентагон в докладе Клинтону, будущее флота изложено в докладе «Вперед с моря» и в «Оперативной концепции ВМС». И что же? Серьезных противников у флота США нe осталось: русские океанские силы распадаются, а ВМС Китая и Индии слишком слабы. В этих условиях адмиралы янки исповедуют полное господство на море. Более того, флот США должен «проецировать свою силу на сушу», иными словами – сметать огнем и наземные цели. По литоральной стратегии американские эскадры подходят, практически, вплотную к берегам намеченной жертвы, буквально окружая их. И уже оттуда наносят сокрушительные удары волнами крылатых ракет и налетами палубной авиации, действуя в тесной связке с аэрокосмическими корпусами.

Флот США продолжит выполнять глобальные задачи (принцип «стратегического сдерживания»), обладая возможностью стратегических перебросок и быстрого, передового присутствия в тех районах Мирового океана, в которых янки углядят угрозу своим интересам.

 

Флот Америки будет вести «сетецентричные боевые действия» – то есть соединять рассредоточенные на большом пространстве корабли в единые системы с разведывательными датчиками и централизованным управлением. Эскадры превратятся в огромные «боевые существа» с сотнями глаз и смертоносных жал, в любой момент готовые нанести точные удары по избранным целям. Сотни ударов на нескольких обнаруженных целях. Принцип боя здесь тот же, что и у АЭФ: «увидел – поразил».

Всеобщую защиту ВМС США обеспечат информационно-космическое превосходство, господство в воздухе и на море, системы интегрированной противовоздушно-противоракетной обороны морских соединений, системы противолодочной и противокорабельной обороны, противоминные операции, ведение убийственно точного огня пушками и ракетами кораблей.

Увеличения числа кораблей янки не хотят: им гораздо выгоднее совершенствовать компьютерные сети и аппаратуру разведки. Высокоточное оружие кораблей позволит наносить удары по целям в тысяче шестистах миль от берега.

Доклад Пентагона сообщает о флотской концепции «Кольцо огня». И снова мы видим интеграцию разных систем разведки с созданием такой системы управления, которая автоматически определит самые важные цели, распределит очередность их расстрела и определит оптимальный набор оружия для этого. Уже проведены учения 7-го флота США с кодовым названием «Дельта», где концепция «Кольца огня» проверялась на деле. Отрабатывались удары по берегу, в которых янки применяли установки вертикального пуска ракет LAWS. Они тренировались проводить совместные действия корабельных систем «Иджисс», уничтожающих крылатые ракеты и самолеты, вертолетов сухопутных войск и артиллерийских частей.

Однако флот будет взаимодействовать и с высадившимися на берег отрядами американской морской пехоты, которая тоже пойдет вперед с датчиками разведки и средствами спутниковой связи. Во время учений «Эхо» отрабатывалась методика захвата с моря целых городов, в ходе которых группы морпехов США вызывали огонь кораблей по обнаруженным узлам сопротивления. Данные разведки на корабли поступали не только от спутников или от морских пехотинцев, но и с беспилотных самолетов-шпионов, а также с борта пилотируемых летательных аппаратов.

 

Соответствующим будет и новое вооружение ВМС янки. Атомные субмарины класса «Вирджиния» строятся специально для действий в прибрежных водах. Они будут вести разведку в прибрежных водах и уничтожать в этих водах корабли противника. Они же смогут бить крылатыми ракетами вглубь чужой территории, скрытно высаживать разведывательно-диверсионные группы.

Эсминцы DD-21 – тоже детища литоральной стратегии. Янки в 2005-2015 годах намерены построить 32 таких корабля, затратив на то свыше тридцати миллиардов долларов. Каждый из эсминцев понесет на борту от 126 до 256 вертикальных пусковых установок крылатых ракет типа «Томагавк» с дальностью боя в 1500 морских миль (то есть 2780 километров). Именно эти ракеты смогут какое-то время барражировать в воздухе в заданном районе, выбирая наиболее важную цель. Вообще-то называть эти корабли эсминцами трудно – это уже корабли-арсеналы, плавучие ракетные батареи.

Знаете, что могут эти DD-21? Стреляя «томагавками» из западной части Черного моря, они могут поражать нас до Питера и до Урала, простреливая практически всю европейскую часть РФ. Особенно если другие корабли такого же класса начнут обстрелы со стороны Кольского полуострова или вовсе из Белого моря. А уж Китай или Индия открыты для действий этих ракетных батарей полностью.

Кстати, те цели, что лежат в 200-300 милях от берега, DD-21 смогут поражать ракетами типа ALAM. А уж для совсем ближнего поражения предназначены две 155-миллиметровые пушки, которые кидают снаряды на сто миль.

Никуда не денутся и старые добрые авианосцы. Просто при литоральных действиях они уйдут во второй, сильно защищенный эшелон. Им тоже придется громить противника на суше, поскольку на море у них соперников не останется. Их авиация прикроет с воздуха действия и лодок класса «Вирджиния», и новых эсминцев-арсеналов. Когда те уничтожат остатки флота противника и разгромят позиции его противовоздушной обороны атаками крылатых ракет, с палуб плавучих авиабаз поднимутся истребители-бомбардировщики. США получат новый авианосец класса CNNX-1 – с цифровой интегрированной системой управления, с электромагнитными, а не паровыми катапультами для запуска самолетов, с ядерным двигателем.

И авианосцы, и DD-21 прикроют от атак чужой авиации и противокорабельных ракет крейсеры типа «Тикондерога» и эсминцы «Орли Берк», оснащенные системами «Иджисс». Эти встретят атакующих сотнями быстрых противоракет, облаками ложных целей, снопами электромагнитных помех. Эти крейсеры и эсминцы выдвинутся вперед, став завесой противовоздушной и противоракетной обороны. Заметим, что противоракеты системы «Иджисс» SM-2 (Блок 4А) смогут сбивать даже баллистические ракеты, когда они идут еще на разгоне, на высотах до 30 километров, a SM-3 – поражать «баллисты» уже на высоте до 80 км, причем даже те, которые идут на цель с неработающим двигателем. Чтобы защитить флот, янки вооружаются противоракетным оружием сразу по двум программам – обороны театра военных действий (TBMD) и расширенного военно-морского театра (NTW)…

 

Военно-морские силы Североатлантиды пополнятся великолепными подводными крейсерами. Миновали те времена, когда подводные лодки делились на ракетные платформы, «убийцы городов», и на субмарины-истребители, которые прикрывали этих гигантов. Теперь США создают лодки, которые с равным успехом могут топить надводные корабли, разить торпедами себе подобных и крушить высокоточным оружием наземные цели. И одновременно новые лодки пятого поколения выступают как первоклассные, сверхбесшумные разведчики.

После гибели Советского Союза ВМС США, казалось бы, навсегда лишились самого грозного противника – русского флота. Одно время в Вашингтоне поговаривали о сокращении числа своих ядерных субмарин на сорок процентов – до полусотни вымпелов. Однако очень скоро адмиралы США потребовали нарастить подплав до 62-70 лодок, и, скорее всего, они своего добьются.

Что это будут за корабли? Как пишет «Независимое военное обозрение» (№ 9, 2000 г.), такие лодки мирового господства понесут на борту двенадцать 533-миллиметровых торпедных аппаратов с запасом в сто «рыбок», отряды морских диверсантов, крылатые ракеты для ударов по береговым мишеням. Но самое главное – каждая лодка будет иметь на борту несколько подводных роботов типа «Манта». Обтекаемые треугольные аппараты с водометным движителем, эти «манты» сумеют вести разведку вокруг большой лодки, искать и поражать мины, атаковать и топить обнаруженные субмарины противника.

Против кого все это разрабатывается? Против Китая, что ли? Его атомные лодки столь шумны и несовершенны, что янки сравнивают погоню за ними с преследованием слепого человека, движущегося через залитую ярким солнцем площадь. С китайским флотом американцы еще десятки лет могли бы успешно справляться морским оружием времен холодной войны. Это делается против Индии, подводный флот которой еще более слаб? Нет, эти крейсеры глубин, носители «мант», делаются, прежде всего, против русских. Мы видим лишь одну главную цель этих скатов-роботов. Они должны всегда следить за немногими оставшимися у русских ядерными подлодками, убийцами американских городов. В час, когда начнется операция против России, американские подлодки с такими вот «мантами» в считанные минуты перетопят наш небольшой подводный флот в Атлантике и на Тихом океане. Наше морское «ядерное жало» окажется выдернутым быстро и беспощадно.

Янки знают о том, что у ограбленной России просто нет денег для постройки лучших субмарин – крейсеров «проекта 955» или многоцелевых лодок «проекта 885». Ведь «885-е», самые бесшумные русские лодки, например, несут торпеды, управляемые по тонким проводам или наводящиеся на цель по ее кильватерному следу, крылатые противокорабельные «ониксы», крылатые РК-55 и РКБ-500 – для разгрома противника на суше.

И, знаешь, читатель, вполне вероятно, что скоро у нас начнут по неизвестным причинам пропадать лодки. Только на больших глубинах, нежели та, на которой погиб «Курск». И нам будут увлекательно рассказывать о взрывах неисправных торпед в их носовых отсеках…

 

США готовят отличный, очень сильный флот вторжения. Его цель – суша и только суша. Акула готовится взять верх и над медведем, и над драконом, и над волком пустыни. Такова суть морской литоральной стратегии.

Что ждет обшарпанные, изношенные остатки русского флота в случае столкновения с этой новой силой?

В 2003 году Тихоокеанский флот погибнет от нищеты. Открываем «Новые Известия» за 15 июля 1999 года. Уже в 1999-м из восьми подводных крейсеров ТОФ на ходу лишь один-два, против которых стоят девять американских субмарин класса «Огайо». Как и на Черном море, парализованы без аккумуляторов все дизель-электрические лодки типа «Варшавянка». Прикована к берегу ударная атомарина проекта 949 «Красноярск», которая должна охотиться на авианосцы США. Против 17 ракетных крейсеров США на этом театре у ТОФа формально остались лишь два крейсера – «Варяг» и «Адмирал Лазарев». Последний уже покрыт ржавчиной и семь лет никуда не ходит. На бумаге считается, что он – в резерве второй категории, и его можно привести в порядок за 20 дней. Но бумага все стерпит. А ведь «Лазарев» – это тяжелый атомный ракетоносец постройки 1984 года, охотник на авианосные эскадры США. Его ПКР «Гранит» способны разить врага за полтысячи километров, его бортовой комплекс С-300 позволяет крейсеру в одиночку отбить налет 25 вражеских воздушных целей на дальности в сто километров…

Одновременно флот ослеплен. Практически выведен из строя корабль «Маршал Неделин», который получал телеметрическую информацию со спутников системы морского целеуказания. Готовится к списанию «Урал», устаревшее разведоборудование которого, однако, позволяло отслеживать взлеты вражеских самолетов за несколько тысяч километров.

Пополнять флот нечем. В «обновленной России» более 70 заводов свернули производство продукции для ВМФ. Подводные силы ТОФа сокращены втрое, его ударная авиация – вдвое. Во всем этом наши «демократы» до боли напоминают большевиков, точно так же уничтоживших русский флот в 1919-1923 годах. Допустим несбыточное: то, что к 201… году все-таки удастся сохранить хотя бы нынешний состав ТОФ и не пустить под нож его главные корабли. Допустим даже, что их успеют снабдить тактическими ядерными зарядами, чтобы хоть как-то уравновесить подавляющее превосходство флота США. Допустим даже, что тихоокеанцам удастся вовремя уйти от пирсов и не погибнуть от удара «томагавков».

Камчатка, главная база войск и сил Северо-Востока России. На весну 2000 года здесь из сорока девяти ядерных субмарин осталось только двадцать одна. Да и те – почти с исчерпанным моторесурсом, с изношенными силовыми установками. Им уже не хватает ядерных стержней для реакторов, и скоро наши лодки окажутся прикованными к берегу, где превратятся в беспомощные мишени для крылатых ракет и АЭФ с высокоточным оружием. Моряки нищи: вице-адмирал с тридцатилетней выслугой, командующий всеми силами Северо-Востока России получает в 2000 г. чуть более девяти тысяч рублей в месяц. Меньше, чем сопливый недоучка из газеты «Московский комсомолец». Да и сама Камчатка, брошенная на произвол судьбы Москвой и разворованная продажными чиновниками, уже давно истерзана постоянным энергетическим кризисом. Люди, вынужденные готовить пищу на кострах и жить в темных, холодных домах, уже называют Камчатку «самой нищей резервацией нищей России». Еще немного – и они сами призовут американских оккупантов под флагом «сил ООН»…

В случае войны против ВМС США в бой выйдут уже устаревшие корабли с экипажами, давно растерявшими остатки боевых навыков. Ведь учений в нищей стране не проводится. Американцы попросту не подпустят наши корабли к своим на дистанцию ракетного залпа – они перетопят их подлодками и атаками авиации. Пара авианосцев решит все дело.

Но ведь у нас еще недавно был свой «непотопляемый авианосец» – остров Сахалин, гигантской узкой «рыбой» вытянувшийся на север от Японии. Он прикрывает подходы к главной базе ТОФ во Владивостоке, он перерезает самые выгодные трассы для авианалетов на важнейшие центры русского Дальнего Востока. С него можно, в случае начала вооруженных действий против нас, нападать на военные базы США в Южной Корее и Японии!

Июнь 1999 года. Мы едем с хорошим мужиком – бурятом Петей – из Корсакова в Южносахалинск. Петя на чем свет стоит кроет Ельцина. «Первый президент России» в 1992-м, решив выказать свое миролюбие, убрал с Сахалина всю истребительную авиацию. Стоявшую тут целую армию превратил в кадрированный корпус, существующий только на бумаге. А на дворе – июнь 1999-го, и за все эти годы США даже не подумали о сокращении своих военных сил поблизости. Более того, они в тот месяц проводили крупные, совместные с японцами учения на острове Хоккайдо, отрабатывая захват Сахалина и Курил!

…К началу этого века Россия подошла с почти развалившимся флотом. У нее нет не только денег – у нее отсутствует даже понимание того, какой флот ей нужен.

А в США все строго распланировано и определено. Удар массы крылатых ракет с моря дополнит удар АЭФ с воздуха. Разве «томагавки» и «фастхоки», которые взлетают с кораблей, не могут так же убийственно поражать Россию и ее ядерные силы?

Литоральная стратегия… Флот против суши. Гигантская акула против раненого медведя…

 

Глава 11

Войска вторжения

 

Но Североатлантида получит и новый корпус морской пехоты. Этим родом войск янки гордятся издавна. Именно морпехов президент США имеет право бросать в бой без всякого согласования со своим Конгрессом-парламентом. Без всякого объявления войны. Что будет с «маринз» Америки к 2010 году?

Они превратятся в прекрасные войска вторжения. В основу мобильных сил локального действия для глобальных операций.

 

Сила под названием «морская пехота США» будет построена по доктринам «Оперативный маневр с моря» и «С корабля – к объекту». Янки считают: в будущей войне морпехам придется брать большие города. А главное в том, что амфибийные силы янки будут осуществлять метод загоризонтной высадки – действовать с ходу.

Поясним. Исстари и до последних дней морские десанты высаживались по одному и тому же сценарию. Корабли подходили к берегу, открывали по нему огонь и выбрасывали с транспортов свои войска. Десант закреплялся на побережье, создавая плацдарм, рыл окопы. И только закрепившись, десант мог принять на него новые грузы и свежие резервы, и потом перейти в наступление, получив подкрепления с моря.

Так высаживались англо-французские войска в Крыму в 1855 году. Так западноевропейцы пытались захватить турецкое Галлиполи в 1915 году. Так десантировались англо-американцы в Нормандии летом 1944-го. Так планировались русские морские десанты вплоть до гибели Империи в 1991 году. Так обучены действовать и остатки советской морской пехоты, которым на рукава нашили бело-сине-красные шевроны.

Но у этой тактики есть недостатки. Пока морпехи создают плацдарм, их враг мог оправиться от неожиданности, перегруппироваться, окружить высадившихся полукольцом своих укреплений, стянуть свежие войска к месту высадки и мощным контрударом сбросить десант обратно в море. Был еще один недостаток морских высадок: чтобы морпехи не разбились на разрозненные, лишенные связи и центрального командования группки, которые можно легко уничтожить поодиночке, приходилось массировать десанты на небольших отрезках побережий. А это позволяло простреливать плацдармы артиллерийским огнем обороняющихся, концентрировать на них удары авиации.

Именно поэтому провалилась высадка на Галлиполи. Именно поэтому, планируя в 1945 году высадку своих войск в Японии, американцы намечали ее на 1946 год, ожидая чудовищных потерь в 2 миллиона человек. Вчетверо больше, чем США потеряли за всю Вторую мировую войну в боях с немцами и на островах Тихого океана. Несмотря на то, что янки уже сожгли атомными бомбами Хиросиму и Нагасаки, они знали: японцы намерены драться. Только быстрый разгром русскими главной сырьевой базы Японии, Квантунской армии в Северном Китае за август 1945-го, избавил янки от этой тяжелейшей операции. Самураи капитулировали.

 

Морская пехота США 2010 года будет лишена этих недостатков. Ей не нужны будут ни плацдармы, ни «оперативная пауза» в действиях. Пользуясь тем, что Штаты полностью господствуют в космосе, в воздухе и на море, обладая прекрасной разведкой в реальном времени и переносными терминалами получения данных, морская пехота высаживается с кораблей сразу на широком фронте небольшими группами, бросаясь к намеченным объектам. При этом группы, прекрасно связанные друг с другом спутниковыми каналами, в то же время действуют независимо друг от друга.

Независимо друг от друга они движутся по поверхности воды на своих машинах-амфибиях, самостоятельно выбирая удобные места для выхода на берег. Их противник до последнего не знает, где они выйдут на сушу. Небольшие группы морпехов сами определяют самые слабые места в линии обороны неприятеля – ведь на своих дисплеях они видят все уязвимые точки, давно обнаруженные со спутников, самолетов и беспилотных аппаратов разведки. Никаких плацдармов – американские амфибийные силы быстро и решительно движутся вперед к намеченным рубежам, постоянно координируя свои действия друг с другом, вызывая на узлы сопротивления врага огонь с кораблей и налеты авиации.

В классическом бою враг мог прорвать тонкую цепь боевых групп десанта. Но теперь, когда враг слеп по сравнению с янки, их группы движутся как растянувшаяся стая волков, загоняющая стадо копытных, а если говорить англосаксонской терминологией спецопераций – астероидными группами. Быстрота натиска не позволяет жертве агрессии опомниться, осмотреться и перегруппироваться для контрудара. Залог успеха – тактическая и оперативная внезапность. Разведка вскрывает обстановку по силам противника на всем боевом пространстве. Последний вынужден распылять свои силы для обороны огромных участков побережья, расходовать их неэффективно.

Новым оружием морской пехоты становятся компьютерные системы управления и контроля, планшеты всемирной навигационной системы JPS и два средства высадки: конвертоплан V-22 «Оспрей» и «умный» бронетранспортер-амфибия AAAV.

Конвертоплан – это самолет с двумя турбовинтовыми двигателями, расположенными на концах поворотных крыльев. Он может лететь со скоростью пассажирского самолета, неся десант, в нужном месте развернув крыло вверх так, чтобы пропеллеры его работали как вертолетные винты. «Оспрей» может сеть как вертолет, высадить группу, да еще и поддержать ее огнем мощных бортовых пушек.

Плавающий броневик AAAV вообще напоминает танк космических десантников, сошедший со страниц фантастических романов. Обтекаемой формы, он сможет двигаться по воде со скоростью 46 км/ч. Сделанный из титана, керамики и композитов, оснащенный активной броней (ящичками со взрывчаткой), по защите от бронебойного оружия он не уступит танку третьего поколения. Обладая массой в 33 тонны, БТР с экипажем в три человека понесет в себе 18 десантников. По суше этот супертранспортер может мчаться на скорости в 73 км/ч, ведя огонь из автоматической 25-миллиметровой пушки и пулемета, ставя дымовые завесы из специальных гранатометов. Его запас хода по земле – 480 километров.

Каждая машина сможет бить цели с ходу и в любое время суток. Каждая будет оборудована унифицированным узлом связи, единой для морских пехотинцев и сухопутных войск. Активная зашита броневика-амфибии должна иметь искусственный интеллект – она сможет обнаруживать запуск противником противотанковых ракет, включая в ответ лазерную или инфракрасную станцию постановки помех. А то и выстреливая навстречу вражеской танкобойной ракете маленькую ракету-перехватчик.

Каждая группа машин будет связана защищенными каналами со штабным БТРом. Каждый бронетранспортер получит систему управления, связи и разведки, позволяющую вести бой в автоматическом режиме. Штабные машины еще и обеспечат связь каждого подразделения с вышестоящим командованием – вплоть до Вашингтона. Ориентировку на местности амфибии будут вести с помощью спутниковой навигационной аппаратуры. Производство AAAV начнется в 2007 году, и всего янки хотят иметь 1400 таких транспортеров. (Описание этой машины взято из книги «Оружие будущего» В. Соколова, изданной в 1998 году минским издательством «Литература»).

Кроме того, корпус «маринз» должен получить перспективный истребитель-бомбардировщик JSF с вертикальным взлетом, 155-миллиметровую буксируемую гаубицу с компьютерным управлением и десантный катер на воздушной подушке LCAC. К 2010 году морская пехота США будет иметь 12 универсальных десантных кораблей типа «Тарава» и «Уосп», столько же десантных вертолетоносцев класса «Сан-Атонио», 12 судов докового типа. Все вместе это даст янки возможность держать двенадцать амфибийных соединений трехкорабельного состава с сорока тысячами десантников.

 

Новую тактику загоризонтной высадки янки уже отрабатывали на учениях 1998 года, передавая данные тактической обстановки из Чарльстона в Южной Каролине на базу морской пехоты в Кэмп-Леджене (Северная Каролина). Учения шли по программе «Городской воин», где отрабатывалась тактика уличных боев, а разведывательная информация доводилась уже до командиров взводов.

Смотрю я на это, читатель, и думаю. Ведь у нас есть много важных центров, которые можно взять с моря с налету. Севастополь и Новороссийск. Туапсе. Владивосток и Петропавловск-Камчатский. Петроград и Кронштадт. Мурманск, Печенга и целая россыпь баз ядерного подводного флота на Кольском полуострове. Сейчас практически все они остались без защиты.

 

(Его название в переводе на русский означает что-то вроде «Хозяина планеты»). Эта реактивная машина дальнего полета может издали засекать работу радаров ПВО и обходить позиции зенитно-ракетных средств. Пользуясь развалом русской зенитной обороны и громадными «дырами» в радиолокационном поле Россиянии, «глоубмастеры» способны загодя выбросить у нас диверсионные группы, которые наведут на цели налеты АЭФов, подсветят цели лазерными «указками». А то и нападут на наши подвижные пусковые установки ядерных ракет.

Использование воздушно-десантных войск США тоже походит на новую тактику морской пехоты. Здесь опять-таки ставка делается на небольшие мобильные группы, которые оснащены прекрасной связью, и которые могут окружать целые дивизии врага, парализуя их согласованными ударами со всех сторон, вызывая воздушную поддержку для разгрома целых танковых и механизированных колонн. Этакие, знаете, высокотехнологичные партизаны-парашютисты получаются. Правда, иногда подобные группы могут высаживаться и с вертолетов, как во время войны с Ираком в 1991-м.

Некоторые источники говорят о том, что янки работают над оснащением бойцов-десантников внешними металлическими «скелетами» с сервомоторами и гидравликой, которые позволят в десятки раз повышать физическую мощь десантника. И еще – над ранцевыми ракетными двигателями, с помощью которых десантник сможет перепрыгивать через здания, рвы или завалы, высаживаться на крыши домов или на господствующие высоты. Новинки генной инженерии дадут американским солдатам особую «биосталь», которую получают от коз с внедренными в их организм генами пауков. Из «козьей паутины» получаются легкие и прочные, мягкие доспехи с пулестойким эффектом.

А еще будет солдатский камуфляж, способный менять окраску под цвет окружающей местности. И особые голографические аппараты, которые будут сбивать стрелков противника с толку, создавая ложные образы американских бойцов.

 

К новой тактике амфибийных сил США добавим-ка и новости с фронта воздушного десанта. Ведь воздушные десантники тоже выступают частью единых мобильных сил Вечного рейха.

Во-первых, Пентагон сообщает президенту США об успешных работах над десантным самолетом «Глоубмастер».

А пока все это готовится, наш солдат до сих пор воюет со старым «Калашниковым». В 70-х годах какие-то «стратеги» в Минобороны додумались уменьшить его калибр с 7,62 миллиметров до 5,45. Да еще и мощность патрона ослабили. А тем временем американцы стали оснащать свою пехоту легкими панцирями-бронежилетами и кевларовыми касками, которые уже и не всякий автомат-то возьмет. А на вооружении у них будет новейшая винтовка М-4 с двумя стволами. Один, обычный, стреляет обычными же боеприпасами пехотного калибра. Другой бьет 20-миллиметровыми снарядами, которые благодаря встроенной в винтовку компьютерной системе будут разрываться на заданном расстоянии. Так, чтобы осколки этих снарядов поражали бы солдат или партизан противника, укрывшихся за оградами и стенами или засевших в окопах.

При столкновении с такими солдатами уже сегодня русские бойцы не смогут убивать американцев. Русские солдаты вынуждены воевать безнадежно устаревшим оружием, в дурацком и примитивном камуфляже, с перетяжеленной и грубой до ужаса амуницией, с отсталыми бронежилетами. Снаряжение пехотинца РФ 2000-х годов гораздо хуже амуниции гитлеровского солдата 1940-х, и это, как говорится, медицинский факт. В бою же с западниками 2000-х наши воины уподобятся дикарям каменного века, которые попробуют деревянными стрелами с кремневыми наконечниками обстреливать закованных в сталь рыцарей.

А что будет завтра? А завтра мобильные силы США смогут брать города и с налету захватывать наше ядерное оружие, брать с наскока наши центры управления и связи.

Помните: телеграф, почта, мосты, вокзалы?..

 

Глава 12

Силы спецопераций США: опасность в зеленых беретах

 

Что сегодня Россия? Это всего лишь громадная и малонаселенная территория с полумертвым населением. Структуры ее внутренней безопасности поломаны настолько, что хорошо оснащенные группы диверсантов могут ходить по ней вдоль и поперек. Для всего мира мы сегодня превратились буквально в проходной двор.

Знаешь, читатель, а ведь главные ракетно-ядерные силы России сегодня как раз и расположены в малолюдных районах. Специальные охранные части ракетных войск стратегического назначения, подготовленные для борьбы с диверсантами, нынче расформированы ради экономии средств. И если против русских начнут внезапную войну, то ракеты наши будут уничтожать еще на земле не только с воздуха или из космоса. В ход пойдет еще одно сильное оружие Вечного рейха – многочисленный американский спецназ. Силы специальных операций – ССО – если быть уж совсем точными.

Не так давно в газете «Завтра» вышла любопытная статья Саши Брежнева, которую я без колебаний привожу здесь практически полностью. Это очень важно.

 

«Соединенные Штаты вползают в новый век, прогибаясь под тяжестью собственных военных программ. Казалось бы, давно им пора переложить все тяготы и лишения воинской службы на машины и компьютеры. Пусть врага бьют ракеты, спутники и самолеты – солдату можно отдохнуть.

Не тут-то было. Обливаясь потом, теряя сознание на марш-бросках, тренируются в американских лагерях бойцы спецназа в зеленых беретах. Кто они, «зеленые береты», зачем Америка тратит сегодня такие большие деньги на их содержание и обучение? Декоративная голливудская армия – дань недавней истории? Необходимая, наравне с новейшим оружием, сила? Какова роль спецподразделений в войнах нашего времени? Ответить на эти вопросы в беседе с корреспондентом «Завтра» согласился известный в своем кругу специалист – полковник, не одно десятилетие изучавший спецподразделения армий стран вероятного противника. В настоящее время он продолжает службу в Российской армии, в связи с чем не оглашает своих имени и фамилии. Много теперь говорят о важности Ракетных войск. Они, мол, – самое главное. Они могут решать исход глобальных противостояний, могут одним ударом отключить важнейшие элементы вражеского государства. Находятся люди, которые наивно верят: можно вообще отказаться от остальных видов Вооруженных сил, сократить сухопутные войска и флот, оставить только ракеты, укрывшись ими, надежными и сокрушительными, высокоточными и сметающими все с лица земли. Тогда можно будет и в армии не служить, и налогов платить меньше

Полковник А.

Если бы так оно и было, умные и бережливые, как сам Рабинович, Соединенные Штаты давно бы отказались тянуть лямку финансирования таких огромных вооруженных сил. Вместо этого Вашингтон уделяет с каждым годом все больше внимания силам, вроде бы не относящимся к стратегическим. Так, в числе прочих, ни на один день не прекращается подготовка в лагерях спецназа, где обучаются боевики отрядов американских ССО – Сил специальных операций, так называемые «зеленые береты». Эти отряды вполне могут сравниться с межконтинентальными ракетами и авиацией в точности, разрушительности и неотразимости удара. При этом отряд «зеленых беретов» способен уничтожать пункты управления войсками, пусками ракет. – Как много существует сейчас таких отрядов в США, насколько они действительно являются грозной силой?

– Таких отрядов в США – больше трехсот. Эта сила может при правильной организации дела вывести из строя управление РВСН противника и, таким образом, решить стратегический исход войны без массированной ракетно-ядерной дуэли. По всей видимости, понимал соизмеримость отрядов спецназа с ракетами и Ельцин. Он, разоружая Россию, вместе с ракетами сокращал и все виды оставшихся от СССР спецназов. Разогнаны «Альфа», «Вымпел», подверглись уголовному преследованию бойцы спецназа ВДВ.

Это ослабляло страну не меньше договоров вроде СНВ.

США не только наращивают авиацию, флот и ракетный комплекс, но и спецподразделения. Все эти подразделения, именуемые в простонародье спецназом, входят в состав Сил специальных операций ВС США. Эти ССО выделены, практически, в отдельный вид вооруженных сил, наподобие традиционных военно-морского флота или военно-воздушных сил. Само это положение сил спецопераций говорит о том значении, которое уделяет Пентагон их деятельности, и о том, на какую широкую ногу поставлены подготовка и осуществление спецопераций американцами.

Как и всякий другой вид американских вооруженных сил, ССО включает в себя постоянный состав регулярных войск и закрепленный за спецназом контингент резервистов из запаса. На суше внутри США с ССО обязаны взаимодействовать отряды Национальной гвардии (что-то вроде нашего ОМОНа). Всего в ССО заняты больше сорока тысяч военнослужащих, из которых почти тридцать тысяч призваны «работать» на суше против наземных объектов противника.

Кто-то может сказать, чего, мол, бояться – горстка отморозков. Напомню, что число профессионалов в отрядах чеченских сепаратистов вряд ли когда-нибудь превышало пять тысяч. Серьезные акции вроде Буденновской или Кизлярской вообще осуществлялись сотнями бойцов. Поэтому надо понять, что даже совсем небольшая группа хорошо подготовленных бойцов способна при правильной организации и обеспечении на очень многое. Выключить важнейшие узлы связи, взорвать центр управления и даже решить исход войны. – Что кроется под понятием «правильной организации и обеспечения»?

– В упомянутых правильных организации и обеспечении как раз и кроется главная сила ССО. В их штатный состав входят целые части в принципе небоевого предназначения, которые, тем не менее, играют едва ли не ключевую роль в подготовке и проведении спецоперации. Сюда можно отнести 96-й батальон связи с местной гражданской администрацией, четыре отдельных штаба, которым подчиняются двадцать четыре роты резервистов для связи с местным населением и администрацией. В одной упряжке с ними работают 4-я группа психологических операций и двадцать семь рот психологических операций резервистов.

Все эти силы должны обеспечить максимально комфортные условия для боевиков при выполнении их основной задачи. «Околдовать», обмануть местное население, нагнать страх или «пофигизм» на солдат и офицеров противника. Подкупить местное начальство, широко использовать все проамерикански настроенные силы, проживающие на территории подготавливающегося теракта. Именно эти подразделения подкупом, обманом и шантажом чиновников делают возможным внезапное появление вооруженных диверсионных групп в центре вражеской страны. Они-то и делают славу американского спецназа, пропагандой и баксом (фальшивым!) прокладывая дорогу боевикам в любой регион мира. Из сорока тысяч военнослужащих, занятых в ССО, не более пяти тысяч человек имеют дело с оружием, как и положено настоящему «Рэмбо», каким его показывает миру Голливуд. Все остальные занимаются именно подкупом, распускают слухи, пугают на базарах баб и легковерных, обижают детишек, одеваясь в форму местной армии. В общем, дорогу пяти тысячам «доблестных „зеленых беретов“ – сорвиголов и настоящих ковбоев» – прокладывают десятки тысяч подонков, выстилая ее зелеными купюрами. – То есть сначала работают доллары специального назначения, а потом солдаты?

– Конечно! Ни один Рэмбо не сдвинется с места, если не будет уверен, что воевать ему особо не придется, что вражеские начальники подкуплены, солдаты разоружены, а оружие украдено и распродано.

Вообще под специальной операцией Пентагон понимает действия сил ССО в интересах группировок войск США и их союзников на театре военных действий. Это – рейдовые операции, стратегическая разведка, партизанские действия и другие важные для строительства «нового мирового порядка» компоненты.

Рейдовые операции проводятся на территории противника, связаны с уничтожением важнейших оборонно-стратегических объектов. Разрушение пунктов управления, складов боеприпасов, мостов и транспортных узлов, аэродромов и ракетных шахт, АЭС, подрыв экосистемы в тылу противника. Отряды спецназа могут взрывать все эти и другие объекты сами, а чаще всего наводят на них удары авиации или ракет, например, как это, вероятно, делалось при ударах по Ираку…

Эти же отряды, совместно с «психологами» и «специалистами по связям с местной гражданской властью», организуют на территории противника партизанские действия. Чем бы ни занимался оперативный отряд – уничтожением ли югославской системы ПВО, вооружением ли чеченских террористов или подготовкой вторжения в Северную Корею, в его состав, обычно, входят двенадцать – четырнадцать человек, составляя группы прикрытия, отсечения помощи врагу и, конечно, штурмовую группу и группу уничтожения или захвата. Один отряд действует в квадрате тридцать на тридцать километров. На базе одной американской группы спецназа развертывается до шести десятков описанных оперативных отрядов. – И как много у США этих групп?

– Выходцев из Индокитая, Японии и Кореи набирают в 1-ю группу, которая работает «в направлении» Китая, КНДР и других вероятных противников могущества США в этом регионе. Негры формируют 3-ю группу, предназначенную для борьбы за права американского человека в Африке. 5-я группа обрабатывает Ближний и Средний Восток, включая арабские страны Африки, 7-я – Центральную и Южную Америку.

Для нас, само собой, особенно любопытна 10-я группа, работающая в Европейской зоне. Сюда активно вербуются лица славянских национальностей, способные смешаться с толпой в Восточной Европе или России. Зачастую это – потомки русских эмигрантов всех поколений.

Почти все силы ССО постоянно базируются на территории США, покидая ее только «по делу». Только один батальон 7-й группы стоит постоянно в Панаме, неподалеку от стратегически важного канала. Один батальон 10-й группы находится в Германии в Бад-Гельце и Берлине. Один батальон 1-й группы размешен на острове Окинава и одна рота желтолицых бандитов развернута в Южной Корее, вероятно, готовя козни против народа Северной Кореи. – Вы не могли бы назвать какую-нибудь акцию, где себя проявили эти группы?

– Это очень профессиональные люди. Так же, как сложно доказать участие в какой бы то ни было операции советского спецназа, трудно указать пальцем в какое-то событие и утверждать, что здесь приложили руку ССО Вооруженных сил США.

Само собой, «зеленые береты» не любят оставлять после своих «подвигов» в чужих странах улики и свидетелей. Поэтому трудно сказать, где именно они применяются в данный момент и против кого. Но мы знаем, что они есть, что они заняты делом постоянно. Можно лишь отмечать в деятельности различных формально неамериканских групп характерные черты, присущие ССО США, и предполагать их участие.

Почерк многих отрядов, совершавших спецоперации в Косово и Югославии, в Ираке, Пакистане, Афганистане, Таджикистане и Чечне, очень похож на почерк «зеленых беретов». Трудно с уверенностью обвинять специалистов американских ССО в подготовке Буденновской акции Басаева. (Речь идет о захвате летом 1995 года родильного дома в городке Ростовской области группой чеченских террористов. Эта акция переломила ход первой Чеченской войны из-за капитуляции Кремля. – М.К.). Можно только отметить, что примененная тогда басаевцами тактика полностью соответствует всем канонам организации и осуществления спецопераций, принятых в ССО ВС США. – Где может быть применена подобная тактика в будущем?

– Где угодно. Везде, где американцы столкнутся с сопротивлением их гегемонистским замыслам. Думаю, надо в ближайшем будущем ждать «зеленых беретов» в Северной Корее. КНДР, после Ирака и Югославии, однозначно относится большинством экспертов к наиболее вероятной жертве следующей агрессии НАТО. Северная Корея обладает очень хорошей армией, наверное, с этим связано развертывание дополнительных подразделений ССО ВС США в Южной Корее. Само собой, не исчезнет интерес Штатов и к нашим российским просторам. Сегодня, с сокращением наших РВСН по договору СНВ-2, наши ракетные части стали более уязвимыми для диверсионных отрядов. Югославия, опять же, еще не разгромлена, продолжает оставаться головной болью для НАТО.

 

В данном случае надо не хвататься за голову, лежать-бояться и ждать прихода «всесильных зеленых беретов». Надо просто быть менее наивными и доверчивыми, более бдительными. Ну и главное – не терять совести, не покупаться, не пособничать врагу. Ведь вся сила этих беретов в нашей слабости, в первую очередь – моральной слабости. Наши трусость, жадность, легковерие – это и есть их основное оружие. Ими они используются первым делом, ну а самолеты с бомбами и спецназом идут в ход потом…».

 

Интересно?

А главное – недвусмысленно. Нынешнее время вообще можно считать эпохой «covered actions» – скрытных операций. Когда-то знамением эпохи был лихой рубака-гусар, бросавшийся на врага в открытом бою. Знак дней нынешних – боец в маске или с камуфляжной раскраской на лице, боец без лица, убийца-тень, диверсант-призрак.

Сформировались не только особое оружие и снаряжение «скрытых бойцов», но и свой язык, целая культура спецназа, его мифология и героика. Появились особые люди, несущие совершенно особые навыки. Развитие боевых спутниковых систем, орбитальной связи и компьютерных сетей наделяет западных спецназовцев невиданной силой. К их услугам – высокоточное оружие, колоссальная система воздушно-космической разведки и самолеты-невидимки. И если им придется действовать в ослабленной, лишенной ПВО, нищей и деморализованной России, то результат может быть страшным.

Американские ССО создали как отдельный род войск в 1987-м. На 2001 год Силы специальных операций США представляли собой прекрасно организованную силу со штабом объединенного командования на авиабазе Мак-Дилл во Флориде. Пятьсот человек штабного персонала разделены на командования спецопераций сухопутных сил, ВВС и флота. Тесную связку разных отрядов спецназа обеспечивает командование совместных спецопераций, подчиненное объединенному штабу и расположенное на авиабазе Поуп в Северной Каролине. Особо отметим общую службу разведывательного обеспечения в вирджинском Форт-Бель-вуаре. Всего в ССО США на 2001 год служили 46 тысяч человек. Это, примерно, столько же, сколько было штыков в отрядах талибов. Из каких же частей состоят эти специальные силы американцев?

Спецназ сухопутных сил США включает в себя пять групп специального назначения, 75-й полк рейнджеров, 160-й полк армейской авиации особого назначения, части психологических операций, формирования по работе с гражданским населением, оперативный отряд «Дельта» и части боевого обеспечения. Примечательно, что части психологических операций в случае чего даже помогают создавать временные органы власти на оккупированных американцами землях.

Спецназ ВВС сформирован из самолетных и вертолетных эскадрилий спецназначения, из эскадрильи специальной тактики, эскадрильи оказания помощи иностранным правительствам в обеспечении их внутренней безопасности и боевой метеоэскадрильи.

ССО ВМС США вобрали в себя разведывательно-диверсионные отряды, части специальных надводных кораблей для переброски особых групп, подразделения легких вертолетов и дрессированных морских животных – дельфинов и морских львов.

ССО финансируются по особой статье расходов бюджета Соединенных Штатов. У них все свое: и закупки вооружения, и программы обучения, и разработка доктрины. Эти силы универсальны. Бороться с наркобизнесом и партизанами, проводить «гуманитарные» операции и диверсии, обезглавливать противников США и охотиться на ядерное оружие – они готовы ко всему. В последнее время ССО США готовятся и к информационной войне. Защитить информационные каналы США – это одна задача. Другая состоит в том, чтобы обмануть противника и поразить его ключевые носители информации. Третья – в том, чтобы оперативно подключиться к существующим инфосетям и быстро вбросить через них нужную информацию – через Интернет, спутники, телевидение, радио и все иные масс-медиа.

 

Когда наблюдаешь за прогрессом ССО США, за развитием Специальной авиадесантной службы (САС) Англии и иных подобных отрядов стран НАТО, то снова убеждаешься: они готовятся к войне. И не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы понять – кто будет их противником. И что перво-наперво эти призраки атакуют остатки наших ядерных арсеналов, подлодки у причалов, аэродромы и командные пункты русских Вооруженных сил.

Уже сегодня западные парашютисты обладают огромными возможностями для тайного проникновения в обреченные страны и ведения самых эффективных диверсионных операций. Самолеты могут сбрасывать их с высоты в 12 километров – облаченные в радионевидимые скафандры солдаты Североатлантиды способны на своих парашютах – гибких крыльях – планировать почти сорок километров, выходя на цель с помощью приемников глобальной навигационно-космической системы и компасов. Самолеты способны сбрасывать их, даже не входя в зону действия нашей ПВО и даже не нарушая государственной границы. Приземлившись, эти парашютисты способны охотиться на подвижные ракетные комплексы, взрывать железнодорожные мосты, атомные электростанции, обезглавливать наши дивизии нападениями на их штабы, захватывать аэродромы стратегической авиации.

Вот-вот появятся вертолеты-невидимки, на которых спецназ США сможет высаживаться в сотнях километров от нынешних границ РФ. То есть – уже под самой Москвой.

Бой с ними станет кошмаром даже для многочисленных подразделений. Потому что наш военно-экономический развал привел к тому, что русскому солдату и даже спецназовцу придется воевать по-старинке, почти вслепую, рассчитывая на собственные глаза и уши. Поединок с ССО янки превратится в неравный бой, в котором более малочисленный враг будет видеть все наши движения и бреши в боевых порядках, а мы его видеть не сможем. Я уж не говорю о том, что снаряжение и оружие западного спецназа совершенствуется день ото дня, становясь все легче, удобнее и убийственней. Тогда как наши ребята вынуждены воевать с амуницией 1980-х годов. Пугающе быстрый прогресс боевого снаряжения НАТО видели наши добровольцы, несколько лет воевавшие на югославской земле.

Спецназ станет одной из главных ударных сил будущей войны Запада против русских. Сами войны новой Подлой Эпохи будут непохожи на привычные нам образы Великой Отечественной. Перевернув массу литературы по этому поводу, мы знаем: не будет никакого объявления войны официально. По-прежнему продолжат летать пассажирские самолеты, продолжат свободно шастать корреспонденты западных СМИ. Просто где-то там, в ночи, произойдут скрытные высадки людей в камуфляже, которых выбросят либо с вертолетов-невидимок, либо – с подлодок, либо – с конвертопланов «Оспрей». Или с самолетов «Глоубмастер», способных с помощью электронных датчиков уклоняться от радаров и проникать в огромные дыры, которыми зазияла наша противовоздушная оборона после расчленения Советского Союза. И пока политики будут разбираться, что к чему, одни группы уничтожат наши штабы, а «невесть кем» наведенные на цель бомбардировщики-невидимки накроют «умными» бомбами позиции и стоянки наших стратегических ракет. Там, где для разгрома чужой страны раньше требовались десятки дивизий, скоро можно будет обойтись несколькими сотнями диверсантов. Спецназ США – это прямое продолжение их плана «Единая перспектива-2010», продолжение планов мирового господства с помощью воздушно-космических сил.

 

Что может делать современный спецназ, показала война в Ираке 1991 года. Там диверсанты отлично справились с наведением воздушных налетов на цели. Я могу дополнить нашего полковника: у ССО США есть резерв в виде «спецназовцев второго сорта», подготовленных уже здесь, из бандитов, националистов и отщепенцев. Мне случалось держать в руках секретные материалы нашей разведки, где указывалась численность диверсионно-разведывательных групп, которые уже подготовлены из чеченцев и крымских татар на Южном направлении. Уверен, что есть такие группы и из числа западно-украинских националистов. В свое время их деды славно служили Гитлеру. Нынешние бандеровцы опасны втройне – ведь они ничем не отличаются от другого славянского населения. Им слиться с толпой в России проще простого.

Вот так, читатель. Угроза «войны спецназначения» со стороны Запада растет. Нам придется делать очень многое, чтобы этому противостоят!..

Спецназ обеспечивает смычку между сетевыми и роевыми «странными» войнами, о которых мы подробно рассказали в 1-й части книги, и почти «обычными», т. е. привычными нам, войнами. А в целом получаются комплексные войны новой формации, в которой армия РФ окажется не только в основе своей армией старой, отжившей формации, но и армией не победы, а поражения.

 

Глава 13

Сухопутные войска XXI века: утрата русского преимущества

 

Наверное, и у нас, и у вас, друзья, сложилось стойкое впечатление. Дескать, если враг и нападет на нас, то до сухопутного вторжения на нашу землю дело не дойдет. А зачем? Ведь все самое важное окажется разбитым и захваченным с помощью аэрокосмических корпусов, ВМС США, десантов и операций спецназа.

Но все же старая истина гласит: окончательно победу обеспечивают именно сухопутные части. Быть может, после сокрушительного удара оружием нового поколения, в России года этак 201… все же уцелеют разрозненные группировки сухопутных войск. Пусть у них останется только старое оружие и какие-то жалкие остатки ПВО – все равно они могут оказать сопротивление и стать ядрами для восстановления русской государственности. Их тоже надо уничтожить. Тогда, быть может, на нашу землю вступят и американские сухопутные части.

 

 

Оперативная информация

 

По программам «Армейская перспектива-2010» и «Армия на отдаленную перспективу (до 2025 года) новые сухопутные войска США должны получить легкое и надежное вооружение, передовые информационные системы, что вкупе дает возможность легкой переброски войск в любую часть света. Они получат легкие и простые в обращении датчики, процессоры и боевые системы. Новые сухопутные части приобретут более гибкие организационные структуры. Всего же их будет четыре механизированных дивизии.

 

Это будут малочисленные, но очень грозные враги. Космическо-информационное превосходство неузнаваемо меняет лицо даже такой привычной вещи, как полевая артиллерия. Если только лишь снабдить дисплеями глобальной навигационно-спутниковой системы GPS-HABCTAP командиров батарей и посты корректировщиков стрельбы, то с теми же старыми орудиями губительность огневых налетов вырастает вчетверо. Только за счет того, что пушкари будут точно знать свое положение на карте, а их корректировщики сумеют дать им координаты цели с аптекарской скрупулезностью. А вот если еще изменить и сами снаряды…

Например, Англия, этот «шакал Табаки» при Америке, после войны в Югославии решила с 2005 года принять на вооружение системы дальнобойного огня космического наведения. Говоря проще – 152-миллиметровые пушечные снаряды, которые после выстрела постоянно поддерживают связь с высокоорбитальными спутниками США той самой системы GPS-HABCTAP. Ну, не прямо, а через компьютерный комплекс пушки, конечно, – ведь приемники и системы радиоуправления вмонтированы в каждый снаряд. Благодаря спутникам англичане будут знать точную траекторию выпущенного снаряда и точку, в которой он находится в каждое мгновение полета. Снаряд будет буквально гнаться за жертвой. Команда – и он, открыв рули-элероны, спикирует на вашу голову почти отвесно, произведя страшные опустошения. (Снаряд вообще наиболее страшен при почти отвесном падении, когда все его осколки не уходят, частично, в небо или в землю, а идут параллельно поверхности, разя все и вся).

Этот снаряд невозможно обмануть, как удавалось обманывать бомбы и ракеты с тепловым и лазерным наведением, разжигая костры или заволакиваясь дымовой завесой. Да и дешевле такой снаряд всех этих штучек раз в сто. Но вы представляете себе, скажем, столкновение русской дивизии, пусть даже с честью прошедшей бои в Чечне, с противником, который имеет такой вот пушечно-космический комплекс? Враг, имея терминал связи со спутниковой системой разведки США или только «мазнув» камерой беспилотного самолета-разведчика по далеким боевым порядкам наших войск, с расстояния в 36 километров обрушит на нас страшный огневой налет, в котором каждый снаряд не знает промаха.

В считанные минуты, не успев развернуться, будут разбиты наши батареи. Колонны бронетехники окажутся расстрелянными, взлетят на воздух подвижные комплексы ПВО, машины с торчащими над кузовами «хлыстами» радиоантенн и длинные тягачи с тактическими ракетами. Наши просто не успеют поднять в воздух самолеты-разведчики, которым надо еще долететь до района разведки, привезти ее данные с штаб, где их должны обработать и передать дивизии. Вот что такое информационное превосходство, в условиях которого одна пушка натовцев натворит столько же, сколько сто наших!

Но ведь как известно, «британские слоны – младшие братья американских слонов». Неужели вы думаете, что янки не имеют ничего подобного?

 

Возьмем «Долг чести» Тома Клэнси, триллер 1996 года, где описывается вероятная война США с бронетанковыми армадами ирано-иракцев, которые после воссоединения обоих государств вторгаются в Саудовскую Аравию. У американцев очень мало сил в этих далеких пустынях, пугающе мало против лавины из полутора тысяч танков Т-80 и Т-72 русского производства. Иранцы и арабы воюют по канонам нашей тактики 1970-1980-х годов: их артиллерия открывает бешеный, массированный огонь по позициям врага, и вослед за катящимся огневым валом, за этой стеной разрывов, не давая врагу опомниться, на полном ходу мчатся танковые бригады, чтобы яростным броском сбить врага с позиций, смять его, навертеть на гусеницы. В отличие от остатков нынешней россиянской армии части Ирано-Иракской Исламской державы отлично снабжены, накормлены и напоены, и кажется, будто натиск объединенной армии несокрушим. Однако янки оснащены высокоточным оружием, которого нет у исламских армий. У них есть мощнейший космический эшелон и немыслимая разведсеть. И вот…

Спутники и незаметные для радаров беспилотные самолетики «Рэптор» полностью вскрывают боевые порядки броне-дивизии Объединенной Исламской республики. Задействованы все виды разведки, а особенно – электронная, воздушная. Та, что действует на низколетящих вертолетах, напичканных сложнейшей техникой. Американцы быстро обнаруживают гигантское сосредоточение чужой артиллерии.

Артиллерия США наносит упреждающий удар. Их «катюши» MLRS выпускают двести ракет М-77. Вослед рвут воздух залпами 155-миллиметровые самоходные орудия. Факелы летящих снарядов превращают ночь в день. Заметив зловещие приближающиеся огни, иракские танкисты прячутся в свои машины. Но их артиллерия сделать этого не в силах. Их пушки стоят открыто, и неподалеку от них – грузовики с заготовленными снарядами.

Начиная падать на линии иракских батарей, М-77 на высоте нескольких километров раскрывают свои боеголовки, и каждая ракета высыпает 644 полуфунтовые бомбочки. Почти семьдесят тысяч их накрывают вспышками разрывов около восьмидесяти гектаров площади, в клочья разнося людей, поднимая на воздух грузовики с боеприпасами. За ними начинают часто падать 155-миллиметровые снаряды самоходок «Паладин». «…Это был самый механизированный способ уничтожения живой силы. Орудия убивали людей, а люди обслуживали орудия. Артиллеристы не видели результатов своего огня, а в этом случае у них даже не было выдвинутых вперед корректировщиков, но они уже знали, что при наводке орудий с помощью Глобальной спутниковой навигационной системы (GPS. – М.К.) этого и не требовалось…» После такого ураганного налета янки просто сметают неприятельскую бронедивизию атакой своих танков «Абрамс» и БМП «Брэдли». Всего одним полком они наголову громят вчетверо превосходящего их врага. Тем паче, что все американские машины снабжены ИССЭ – спутниковой интегральной системой информации и разведки.

«…На экранах его командного М-4 высвечивались полученные данные, и прежде всего – данные о расположении каждой машины, входящей в состав полка. Каждый танк или бронетранспортер полка, в свою очередь, выступал в роли источника и получателя информации. С помощью Глобальной спутниковой навигационной системы все они имели представление о расположении друг друга с точностью до метра, что полностью исключало вероятность случайного взаимного обстрела. Простым нажатием кнопки Хэмм узнавал о местонахождении всех своих боевых машин, причем на фоне карты с самым подробным рельефом местности…» Все данные разведки поступают в ИССЭ с пылу с жару – через несколько секунд. ИССЭ неузнаваемо меняет работу командира – теперь ему не надо материться в рацию, принимать доклады подчиненных об их координатах и лихорадочно шарить по огромной карте с цветными карандашами, судорожно ища решения для всего полка. Теперь и сержанты видят все, что известно их полковнику, и теперь могут, не дожидаясь приказа из штаба, бить по врагу, реагируя на его попытки прорывов, засад или накапливания сил.

 

Благодаря спутниково-информационным технологиям военное дело претерпевает революцию даже в самой грубой, сухопутной войне. Теперь не надо наступать огромными плотными массами людей и техники. Теперь можно создавать огромные, распыленные «туманности» из небольших групп или танков, между которыми будет расстояние в километр и больше. И удар этих «туманностей», бьющих по всему живому иль механическому с убийственной меткостью, окажется страшнее, чем натиск старых «тяжелых» дивизий времен ливанской войны 1982 года. Или времен, когда Европа 1960-1980-х годов в страхе ждала мотоброневых лавин русских.

Скоро редкая цепь из десяти американских танков, каждый снаряд которых летит в цель с губительной точностью, будет куда более убийственной, чем полк наших машин, воюющих по старинке, в классическом треугольном строю. Еще десять лет назад никто и помыслить не мог о том, чтобы легкие бронетранспортеры с «картонной» броней могли уничтожать тяжелые танки. С появлением спутниковых систем даже автомобили с противотанковыми ракетами превращаются в опаснейшего врага.

А ведь американские танки «Абрамс», британские «Челленджер», германские «Леопард-2» и «Леклерк» лягушатников – намного тяжелее наших Т-80 и Т-90, не говоря уж о Т-72. Их пушки мощнее и дальнобойнее наших танковых орудий, их броня сильнее, их запас хода больше. И у них есть спутниковые инфосистемы. В случае войны они пройдут через наши необъятные просторы, словно наземные корабли. Русские лишаются того, что спасало их много веков – огромных пространств, на которых терялись армии старого типа.

 

Именно такие силы расколошматят остатки русских сухопутных частей, которые умудрятся уцелеть после порывов воздушно-космической бури. Да и было бы что громить…

 

 

«Двухмиллионной армии Китая противостоит российская „группировка“ численностью около восьмидесяти тысяч человек. А Центральный экономический район (пять областей от пограничного Смоленска до Воронежа) защищает воронежская армия численностью… аж пятнадцать тысяч человек! Но это еще ничего. Всю Карелию, после сокращения здесь армейского корпуса, защищает целая бригада…пограничных катеров.

Нам противостоят в общей сложности более чем 40 дивизий и 60 бригад стран НАТО и 87 дивизий Китая».

(Владислав Шурыгин. Реквием по мечте. 2002).

 

 

Наверное, наши сухопутные силы (вернее, остатки таковых войск СССР) не получат ни малейшего шанса вступить в боевое соприкосновение с наземными войсками НАТО. Скажем, в том самом реальном варианте, когда американцы работают в воздухе, а по земле наступают их союзники. Интересно будет смоделировать судьбу наших сухопутных частей в условиях войны с противником, который вооружен высокоточным оружием хотя бы на уровне 1990-х годов. Мы собрались это сделать, как вдруг обнаружили – это сделал писатель-монархист Роман Злотников в книге «Армагеддон».

Итак, по учебной тревоге поднимается обычный российский мотострелковый полк. Ему нужно покинуть свое расположение уже через два часа, взяв с собою все необходимое – ведь противник намерен смести старое место дислокации ударом тактической ядерной боеголовки. Подвоза тоже не будет: при господстве в воздухе враг разрушит коммуникации, и потому придется воевать автономно. Да, на марше полку придется считаться с возможными действиями чужих диверсионных групп, с высадкой тактических авиадесантов.

Звучит сирена: пошли! Секундомеры пущены. Тотчас оказывается, что начштаба полка условно убит: его уничтожила вместе со штабом высокоточная вражеская ракета. Вместе с ним погибают все пакеты с планами действий полка в чрезвычайных ситуациях, с расчетами сил и средств, проектами приказов. Приходится импровизировать на ходу.

За два часа полк не успевает сняться с места. Погрузка всех припасов запаздывает: ленивые прапорщики на складах и толстомордые солдаты из роты материального обеспечения, вместо того, чтобы начать таскать мешки и ящики, ждали, пока им дадут бойцов из боевых подразделений. Двигатели изношенных БТРов глохнут, едва только машины выходят из парка.

Не успев выйти из-под удара, полк теряет треть своего состава. Но и во время марша проверяющие выводят из строя еще пятнадцать процентов: ведь колонна движется с зажженными фарами, и потому подвергается трем налетам авиации. Только когда командир догадывается отделить отвлекающую колонну и увести полк на другой маршрут, намечается проблеск. Хотя демонстрационная колонна погибает под ударами с воздуха, она на шесть часов оттягивает на себя самолеты противника, и поредевший полк все же идет к намеченному рубежу обороны. Но вот беда: на пути попадается речка, а единственный на сорок километров ее течения автомобильный мост оказывается уничтоженным. С громадным трудом начинается переправа.

В итоге часть выходит на намеченный рубеж с двухсуточным опозданием. То есть, противник уже прорвался.

А потом устраивают настоящую проверку личного состава части по тактике, огневой подготовке, защите от оружия массового поражения, физической подготовке. Результаты, как вы понимаете, самые плачевные.

Если брать во внимание мизерность сухопутных войск нынешней РФ, то набросанный Злотниковым сценарий более чем реален. Подобным образом можно уничтожить и Воронежскую армию (на самом деле – всего одну усиленную дивизию), и всю группировку на Дальнем Востоке, и части Северо-Кавказского округа. Так что сухопутной армии после «всех застоев и перестроек» у русских сегодня нет.

 

Глава 14

Охваченные кольцом огня

 

Теперь вы можете представить себе, какой удар сможет обрушить на обреченную страну вся огромная военная машина Соединенных Штатов после 2010 года. Если подытожить все сказанное в докладе Пентагона за 1999 год, то в общем-то ничего архифантастического в американской технике нет. Нет никаких суперсолдат, палящих по врагу из атомных пистолетов и бластеров, прозрачных защитных полей или бронированных космических крейсеров, единым махом выжигающих из космоса целые города. Нет, тут совсем иное дело: информационные системы могут связывать, казалось бы, привычные образцы оружия в единые разведывательно-ударные комплексы. Разнородные силы и средства – в один сверхорганизм для поражения, в эффективнейшую человекоубойную индустрию. Весь секрет их революции – в этой информационной связи, в разведке и целеуказании, от которых обычные истребители, пушки или крылатые ракеты удваивают или утраивают свою ударную мощь.

 

Еще при жизни Советского Союза этот процесс не грозил нам никакими роковыми последствиями. У нас у самих были разработки, которые позволяли стране, чуть ли не втрое сократив танковые силы, снабдить их своими инфосистемами. У нас были свои ответы на американские усилия, да еще какие. Так что если бы не горбостройка и не последующие «реформы», все могло быть иначе.

Пока русские полтора десятка лет топтались на месте и погибали в дьявольской мельнице «революционных преобразований», США вырвались далеко вперед по части такого вот информационного обеспечения. И что толку, что наши пушки могут стрелять точнее и дальше американских, если их артиллеристы будут точно знать, где их цели, а наши – блуждать в потемках? Если их пушки смогут действовать в едином комплексе с кораблями и самолетами, тогда как у нас эти силы окажутся разобщены?

 

Вкратце наш вывод таков: если одна страна получает подавляющее военное преимущество над другими и не скрывает намерений установить в мире свой порядок, то, как учит история, такая держава обязательно пускает свое преимущество в ход при первой удобной возможности. Если ружье заряжают, то оно обязательно выстрелит.

Такой момент наступит, когда Россия по недоумству и продажности своих «политиков» останется без ядерного оружия, без горючего для атомного флота, без ПВО и авиации.

План возможной войны против нас тоже ясен, если, конечно, думать своей головой, а не верить бездарным и, в целом, враждебным россиянским и западным СМИ.

Главное – это отнюдь не противоракетная оборона. Главное – это аэрокосмические ударные соединения и тучи крылатых ракет, которые должны смерчем пронестись над нами, разбив и уничтожив все. А ПРО – это дело второе. Она только дострелит то, что успеет взлететь после этого вихря.

Эта война грозит русским, если они не захотят умирать и дробиться на части сами. Если они сами не отдадут свои природные ресурсы Западу. Но с тем же успехом такая агрессия угрожает и тем, кто потенциально опасен для США, – Китаю, Индии, Ирану, Индонезии. Когда же и эти препятствия самовластию Запада рухнут, он примется за уничтожение таких беспокойных, плодовитых и воинственных мусульман. Ведь они не хотят становиться жвачными, похотливыми скотами, млеющими от «культуры» и «ценностей» западников.

 

Нынешняя сила Запада действительно черпается из черной пустоты космоса, из каббалистики компьютерных программ. И эта орбитально-информационная революция имеет множество следствий.

Еще в 1991-м году русские и американские армии при множестве частных различий стояли все-таки на одном уровне. Если сравнить сражения тех времен с гигантской шахматной доской, то командующие-шахматисты были вынуждены играть, не видя огромной «доски». И русский, и американский генерал должны были, сидя в своих штабах, принимать тысячи докладов по радио, нанося положение своих «фигур» на карту-доску по донесениям самих этих «фигур», и слать в эфир множество приказов. Штабы превратились в огромные хозяйства с сотнями связистов, офицеров управления, шифровальщиков, топографов, бюрократов. Каждый штаб оброс множеством радиомашин с демаскирующими «прутьями» и «рамами» антенн.

Теперь американцы рвутся вперед. И если нашему (китайскому, индийскому, иранскому) генералу по-прежнему приходится играть вслепую, вычерчивая «шахматную доску» по докладам своих «фигур», то командиры-янки получают дар видеть эту «доску» самим, глазами спутников и самолетов.

Неамериканские командующие превращаются в постоянно отстающих – ведь нужно немалое время, чтобы осмыслить поступающие донесения и нанести их на карту. Зато янки получают возможность, не тратя времени на борьбу с танками и пехотой неприятеля, развернуть станции электронной разведки и бить прямо по чужим штабам, выдающим себя массой радиограмм и переговоров. Они смогут обезглавливать нас, превратив русские дивизии в неуправляемые, не связанные между собой, ослепшие скопища людей и техники. Зачем чертить огромные карты, когда перед тобою есть карта электронная, на которой положение каждой машины или даже солдата высвечивается автоматически и почти мгновенно? Столкновение прежней армии из эпохи «войны моторов» с армией информационно-космической эры превратится с массовое избиение наших машин.

Потрясающе мобильные, способные действовать множеством небольших групп американские силы просто-напросто парализуют крупные войсковые соединения, лишив их всякой возможности передвигаться. Для этого достаточно поднять на воздух мосты, уничтожить склады горючего и колонны наливных грузовиков, разбомбить железнодорожные узлы. С высокоточным оружием и космической наводкой такие операции становятся все более и более простой вещью.

А если учесть все остальные слагаемые новой американской стратегии, то можно видеть: за спинами разгромленной армии останется страна разгромленных инфраструктур, с уничтоженными центрами управления, с разорванными транспортной и энергетической системами, пораженная холодом, тьмой и голодом, распадом социальных структур.

Становятся бесполезными все укрепления в стиле «линии Маннергейма» с их бетоном и сталью. Доты, бункеры и блиндажи янки щелкают, словно семечки, вгоняя в них бомбы и ракеты с космическим наведением, накрывая «космизи-рованной» артиллерией. Уходят в прошлое партизанские армии вроде армий югославов под командованием Тито в 1941-1944 годах или соединения отважного малоросса Сидора Артемовича Ковпака, который бил гитлеровцев не только на Украине, но и ходил рейдами в Польшу, Венгрию и Словакию сквозь Карпаты. Теперь воздушно-космическая разведка янки засечет такие крупные партизанские отряды по огням костров на привалах, по выбросам тепла, просто увидит их объективами своих аппаратов и разнесет их на атомы ударами кассетных бомб.

Тяжело это осознавать, но опыт самой страшной войны в истории, войны с Гитлером, слава Рокоссовского, Черняховского и Жукова, героизм танкового сражения на Курской дуге, классическая стройность массированных ударов Великой Отечественной – все это уходит в историю. В музей. Теперь враг не позволит повторить что-то подобное контрудару под Сталинградом или операции «Багратион». Уже никогда больше не удастся скрытно выдвинуть на рубежи атаки танковые корпуса и огромное число пушек, создавая концентрацию в сотню стволов на километр фронта. Невозможно будет тайно скопить в ближнем тылу сотни тысяч тонн снарядов, горючего, провианта и запасных частей, развернуть полевые госпитали и ремонтные мастерские.

Идет эпоха совершенно иных войн.

Я очень люблю нашу армию. Я знаю, что хотя во время Второй Чеченской кампании, когда русский солдат вновь вернул России веру в себя и показал всему миру, что чеченских бандитов можно бить, мы все-таки воевали с другим врагом. Русских войск в Чечне больше, чем боевиков. И у чечен нет ни аэрокосмических ударных формирований, ни спутников разведки, ни самолетов, ни танков, ни беспилотных разведчиков…

А самое главное – армию эпохи тотальной информатизации можно делать маленькой. Такой, чтобы ее части быстро и легко перебрасывались в любое место планеты на кораблях или тяжелых самолетах. И пара тысяч американских вояк с несколькими сотнями танков, прикрытые с неба воздушно-космическими флотами, смогут громить армии противника в сотни тысяч штыков…

Война меняется кардинально. Если вы откроете книги по истории Второй мировой, то поразитесь тому, сколько воюющим державам пришлось выпустить всякой боевой техники. Сотни тысяч танков, орудий и самолетов, десятки миллионов тонн бомб и снарядов. Весь смысл прежней войны сводился к тому, чтобы уничтожить как можно больше вражеских танков, авиации, живой силы. Сама мысль о том, что исход ожесточенной схватки могут решить несколько сотен или даже десятков машин показалась бы человеку эпохи невысокоточного оружия дикой и нелепой. То было время господства количества над качеством.

 

Так было вплоть до 1990-х годов. В основе своей армии Востока и Запада оставались только сильно усовершенствованными ратями времен Второй мировой. Грянувшая революция отныне требует совсем другого. Не надо поражать тысячи целей на полях битв – теперь достаточно разгромить лишь сотню-другую важных объектов. Разгром нефтеперерабатывающего завода, газопровода или важного моста в тылу противника стоит больше, чем тысяча сожженных танков. Уничтожение узлов связи и командных пунктов весомее Сталинградской победы. И там, где раньше требовались армады боевых машин, теперь судьбу войны могут решить десяток-другой новейших кораблей, бомбардировщиков или крылатых ракет.

Возвращаются времена Средневековая. Ведь тогда, не в пример более поздним эпохам, в битвах участвовали подчас всего несколько сотен рыцарей, способных избивать многотысячные массы плохо обученных и вооруженных пехотинцев. Иногда перевес в одно-два копья клонил чашу весов в пользу победителя. Вот и нынче для войн поистине глобального размаха противникам потребуются всего несколько именно таких, а не иных, самолетов. Пара именно таких спутников. Или кораблей. Иногда решающей «гирей» может стать даже пара ракетоносцев-невидимок, успешные действия нескольких диверсионных групп, уничтожение одного-двух узлов связи и управления. Такие войны станут куда более опасными для вождей государств. Ведь если Сталин, Гитлер или Черчилль могли погибнуть, только если бы вражеские войска ворвались в их столицы, то теперь информационно-высокоточное оружие начнет охоту за всей командной верхушкой – президентами, премьер-министрами, генералами и адмиралами. Янки будут уничтожать любой подозрительный бронетранспортер или автомобиль, бункер или поезд, штабной самолет или особняк. Это будет эпоха обезглавливающих, уничтожающих знать государства войн. Наступает эра полного господства качества над численностью…

 

Давайте все-таки понадеемся на то, что Господь услышит наши молитвы, и к 2020-м годам нам удалось сохранить целостность страны, но даже избежать нападения НАТО.

Допустим многое. Скажем, нам не только удастся спастись от угрозы энергетического кризиса из-за физического умирания нефтепромыслов, энергостанций и газовой промышленности. Пусть мы ухитрились даже построить двести новых ракет после умирания и демонтажа прежнего ядерного потенциала. Допустим даже то, что у путинского режима получилось добиться десятилетнего роста производства в четыре процента ежегодно, и рост этот не захлебнулся в изношенном оборудовании, не обновлявшемся с советских времен.

Что мы будем иметь? Страну, чей промышленный потенциал только-только приблизится к показателям 1990 года – но не СССР, а всего лишь одной республики из его состава, РСФСР (для тех, кто молод, напомню: РСФСР – это Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика).

Но ведь за это время Запад может уйти вперед. И, несмотря на угрозу кризиса «по Туроу», уйдет. У него еще есть запас времени и гигантские накопления военно-гражданских технологий, сделанные в 1960-1980-е годы. И тогда мы столкнемся с еще более сильной угрозой. Что придет на смену плану «Единая перспектива-2010»?

В 1996 году английская «Файненшл Таймс» опубликовала статью «Они будут безрассудно быстрыми» – о вооружениях и войнах будущего. У нас ее перепечатали «Новости разведки и контрразведки».

 

«…Спутники-шпионы, разведывательные самолеты высокого класса, летательные аппараты-автоматы, способные сфотографировать поле боя с небольшой высоты, будут в таком сочетании взаимодействовать с разведывательными вертолетами и установленными на самолетах радарами, что сумеют воспроизвести в цифровом виде полную картину „поля боя“.

Эти карты могут быть направлены электронной связью командующим высокого ранга для принятия стратегических решений, или же их соответствующие части посланы полевым командирам, чтобы дать им точную информацию о силах, которые они атакуют. Соединенные Штаты уже испытали первые варианты такой системы под кодовым названием «Форс XXI» и проведут в ближайшие два года учения в составе полной дивизии численность в 10 тысяч военнослужащих.

Первые результаты испытаний системы «Форс XXI» оказались разочаровывающими: солдаты должны были нести на себе свыше сорока фунтов (около 20 кг. – Прим. ред.) дополнительного электронного снаряжения без существенного повышения результативности. Но это только начало.

Другим препятствием к совершенствованию управляемого поля боя станет необходимость поразить цель, как только она будет обнаружена и до того, как успеет передвинуться. Лазерные лучи являются очевидным средством нанесения немедленного удара на больших расстояниях, и США работают над лазерами большой мощности, устанавливаемыми на самолетах «Боинг-747С», которые будут способны сбивать ракеты, как только они покинут свои пусковые шахты.

Эта технология может иметь и другое применение, и созданный учеными образ лазеров высокой мощности, лучи которых скользят по залитому кровью полю боя, может стать гораздо ближе к реальности.

(Это надо еще раз почитать нашим генералам и политиканам, которые думают, будто бы ракеты и записанное в доктрине право России первой применять ядерное оружие автоматически обеспечивают безопасность страны. А между тем в 2001 году Пентагон потратил на лазеры воздушного базирования 148 миллионов долларов. 6 июня 2000 года на полигоне в Нью-Мексико лазерная пушка-зенитка, похожая на короткий толстый телескоп, уничтожила небольшую ракету типа «Град». И это только начало. Лазерные самолеты когда-нибудь смогут поражать не только самолеты и ракеты, но и корабли, и танки щелкать, как семечки.

У нас же работы над лазерным оружием после гибели Империи прекращены. Хотя русский боевой лазер, создававшийся группой Николая Поляшева в ЦКБ «Алмаз», еще в начале 1980-х на испытаниях срезал крылья беспилотному самолету-мишени. Однако теперь бюджет «Алмаза» – всего около 14 миллионов долларов. Спасибо великому «возрождению России»!

Скоро янки смогут косить нас смертоносными лучами, словно траву. Но попробуйте найти в политике Путина хотя бы намек на будущую лазерную угрозу!)

Ученые также работают над сверхскоростными ракетами, способными лететь в пять раз быстрее самолета «Конкорд». При такой скорости ракете не нужна взрывающаяся боеголовка – сила удара достаточна для разрушения даже самой укрепленной цели.

Сочетание визуального, инфракрасного и радарного изображений наряду с лазером и высокоскоростными ракетами сделает бой неистовой судорогой. Семидневная война может стать нормой и, вероятно, приведет к ужасным потерям.

Частично продолжится, как результат этого, давнишняя тенденция к меньшему сосредоточению войск на поле боя. Войска также должны уменьшить свою видимость. Такие технологии, как «стелс», направленные на снижение возможности обнаружения радаром или инфракрасными датчиками, приобретут жизненно важное значение.

Могут быть также убиты некоторые из «священных коров» военных. Недалеко то время, когда в воздухе будут летать истребители без пилотов на борту. Налетчиков приходится половина текущих расходов на современный истребитель. Но люди ограничивают способности боевого самолета. Большинство существующих истребителей могли бы летать быстрее, если бы их пилоты выдерживали резкое ускорение. Конструкторы заявляют о том, что возможно сделать самолет, на 40 процентов меньший по размеру и менее дорогой, если не учитывать физические ресурсы пилотов. США уже работают над такими прототипами. (Как вы понимаете, управлять самолетами-роботами можно либо с земли, либо с борта тяжелого самолета-оператора. В том и другом случае ВВС США прежде всего потребуются спутники связи. – М.К.).

На суше основная боевая машина, танк, может, уже исчерпала свой эволюционный период развития. Вес танка беспощадно возрастал по мере того, как его броня должна была становиться все толще и сложнее. Танк реально применим для боевых операций уже только в Европе, на Ближнем Востоке и в некоторых районах Африки. Большая часть остального мира слишком гориста или болотиста.

Даже в Европе существует абсолютное ограничение веса танка, примерно, семьюдесятью тоннами, иначе половина континента не станет для него непроходимой. Американский танк «Абрамс M1A1» уже весит свыше 65 тонн. Как заметил один видный британский ученый, работающий на оборону, «с философской точки зрения танк, кажется, направляется в тупик».

Большинство других систем, как, к примеру, военные корабли, постарались сбросить вес и стать более маневренными. Упор в них делается не на том, чтобы, прежде всего, достичь цели, а скорее на то, чтобы остановить то, что направлено против них самих».

«Танкам грозит опасность стать подобием средневековых рыцарей: все более защищенные броней, они, в конечном счете, оказались не в состоянии двигаться на своих лошадях», – добавил этот ученый. (Британец ошибается. Скорее, дело идет к созданию легких танков с относительно тонкой броней, главную защиту которых составят навешенные на корпус системы, способные сбивать летящие в машину снаряды, гранаты и ракеты. – М.К.).

…Неприятно большое число 16-летних подростков проникло в компьютеры Пентагона. Это, как утверждают военные, – результат скорее отсутствия должного порядка в содержании компьютеров, чем уязвимость систем. Но люди небрежны, особенно когда находятся под воздействием стресса тотальной войны. К тому же самонадеянность ученых напоминает уверенность Германии в своей кодовой системе «Энигма» во время Второй мировой войны, тайна которой оказалась раскрытой союзниками.

Боязнь возможности того, что военная информационная сеть подвергнется разрушению, является одной из причин, по которой Пентагон интенсивно разрабатывает в течение последних десяти лет программу исследований проблем «информационной войны». (Закончит разрабатывать – сможет применить ее против нас, напичкавших все и вся импортными компьютерами штатовского образца. – М.К.).

Чем в большей степени гражданская жизнь и военная деятельность в США попадают в зависимость от компьютера и переданной информации, тем уязвимее они становятся при потере этих систем. Такой удар действительно был бы привлекателен для небольших государств, неспособных позволить себе состязаться с мощью США в средствах военного обеспечения.

Военные плановики, кажется, уверены в том, что могут противостоять таким ударам. Они указывают на рассредоточение большинства крупных компьютерных систем, что означает, что одни и те же данные накапливаются в ряде мест и могут передаваться разными путями. Любое широкомасштабное вторжение, утверждают они, было бы обнаружено на ранней стадии, и защитные меры ограничили бы наносимый урон. Однако планирующие органы в действительности путает не то, что информация может быть уничтожена, а что она может быть искусно искажена так, что ее пользователь не знал бы, что она недостоверна. Даже ученые-компьютерщики, кажется, не уверены в том, как это могло бы работать, но цель в том и состоит, чтобы создать полную неразбериху, в условиях которой компьютеры оставались бы пригодными, но ненадежными.

Информационная война может помочь равновесию между первостепенными и третьеразрядными мировыми державами в военных действиях XXI века, но мало кто сомневается в том, что большинство тенденций благоприятствуют усилению господствующей роли индустриально развитых государств надо всеми остальными. Войны могут быть страшно дорогостоящими, но, как показали в конечном счете войны в районе Залива и в Югославии, применение военной мощи Запада оказывается решающим фактором даже против крупных армий…»

Английская газета обеспокоена тем, что эпоха новых видов «быстрого» оружия, войн-судорог в сочетании с ядерным разоружением ведет мир к новой опасной черте. С одной стороны, развитие «быстрого оружия», способного нанести страшные разрушения и убить тысячи людей без неприятных последствий ядерного нападения, можно считать фактором, который сдерживает развитые державы от нападения друг на друга. Но с другой стороны…

«К сожалению, эта максимальная отстраненность была бы ужасно неустойчивой, учитывая, что быстрый и массированный первый удар с целью ослепления и выведения противника из строя вполне может оказаться эффективным.

Неустойчивое равновесие сохранялось во времена «холодной войны» частично потому, что ядерное оружие столь невообразимо разрушительно. Новые виды оружия могут обладать несомненной хирургической точностью, что сделает их применение политически приемлемым. Невероятно, чтобы этой проблемы можно было бы избежать путем соглашения о том, чтобы не развивать такие технологии: история учит тому, что если оружие изобретено, оно должно войти в мировые арсеналы. Если эти новые виды вооружений следуют тому же принципу, то политикам придется привыкать к ведению войны с молниеносной быстротой.

Такая скорость вызовет реальную проблему для политического контроля за ведением войны. Нынешние методы дипломатии и смягчения напряженности пока что больше обязаны временам Бисмарка и Пальмерстона, чем эре информации, и уже плохо подходят к быстро нарастающему кризису в будущем.

Если дипломатия в старом стиле потерпит неудачу, то будущие политики могут оказаться перед выбором – уступить требованиям своих оппонентов или спустить с цепи своих быстрых псов войны без каких-либо к тому ограничений. Политики могут потерять контроль над военными действиями в деталях, ибо не будет времени диктовать темп нарастающему конфликту. У политических лидеров больше не будет удовольствия вести праздные разговоры об атаке на этот мост или на тот бункер, или даже о том, можно ли использовать тот или иной вид вооружений. Не будет у них и возможности временного затишья в боевых действиях, чтобы предъявить условия мира сильно потрепанному противнику.

Войны, даже ограниченные, региональные, вероятно, должны быстро и БЕСПОЩАДНО доводиться до конца, а политики, казавшиеся пленниками логики, должны быстро закончить начатую войну или оказаться побежденными. Длинная тень ядерной войны и взаимно гарантированного уничтожения, кажется, отступила, однако вскоре станет необходима новая философия контроля за военными действиями. Самое страшное в этой опасности потерять политический контроль состоит в том, что мировые политики, кажется, согласны игнорировать эту опасность».

 

Эта статья не только подтверждает прежнюю нашу главу, но и наши выводы.

Как однозначно формулируют все ведущие военные теоретики и практики мира, именно категория времени и способность к молниеносному бою определяют в настоящее время фактический уровень военной культуры и мощи.

Гонка вооружений ведет к появлению такого оружия, которое просто обязывает установить диктатуры в странах, которые им овладеют. «Быстрое оружие» требует жуткой скорости действий, оно не оставляет времени на говорильню в парламентах-конгрессах, политических споров и всей прочей демократической возни. Вот почему я все глубже укореняюсь во мнении насчет того, что США на наших глазах превратятся в совершенно другую страну, отбросив всякую драпировку в виде свободных выборов.

Статья подтверждает и другой наш вывод о том, что мы еще вспомним эру ядерного противостояния США и СССР как благостные дни. Ведь тогда ядерные силы действительно обеспечивали мир. Угроза всеобщей гибели, а не «гуманизм демократии» и тяга к «правам человека» хранили мир в 1950-1990 годах. Теперь ядерное оружие уничтожается. Стремясь страстно угодить Вашингтону, высшее руководство страны обрекло на уничтожение наш ядерный щит, и мне слабо верится в то, что В. Путин, при нынешней-то экономической политике в стиле «и нашим, и вашим», сумеет создать новый стратегический потенциал. Ядерное разоружение чревато пароксизмом новых войн – теперь судорожных и безрассудно быстрых. И ничто отныне не будет удерживать агрессоров от нападений. Ничто!

 

Истории свойственно повторяться. Вся эта эйфория по поводу высокоточных, воздушно-космических, информационных войн весьма схожа с эйфорией Запада 1930-х годов. Ведь тогда тоже на глазах одного поколения творилась немыслимая революция в военном деле. Люди, которые видели армии 1914 года – с их тяжеловесными полками, массами «пушечного мяса» в шинелях и с винтовками, с драгунами и гусарами, с примитивными пушками, которые тащили конские упряжки – те же люди в 1930-х стали свидетелями настоящих чудес. Один человек с удобным, легким снаряжением и с автоматом заменил собой шестьдесят пехотинцев с громоздкими винтовками в длинных шинелях. Теперь боец моторизован и движется в несколько раз быстрее солдат Первой мировой. Танки стали быстрыми – и теперь могут продвигаться на десятки километров за день. Угловатые, тихоходные аэропланы наконец-то превратились в хищные, металлические, скоростные самолеты, оснащенные радио и радионавигационной аппаратурой. Эскадрильи пикировщиков смогут громить узлы сопротивления врага, штурмовики – бить с воздуха танки и батареи, а эскадры тяжелых бомбардировщиков – растирать в пыль города и заводы в самом глубоком тылу противника.

Это раньше пеше-конные армии вынуждены были годами ожесточенно перемалывать друг друга в тесных мясорубках европейских фронтов. В 1930-е военные планируют операции с выходом в Африку и на Ближний Восток, экспансию на острова южных морей, рейды авианосцев, парашютные десанты и глубокие танковые прорывы.

Чем кончилась вся эта эйфория? Правильно – кошмаром Второй мировой войны, которая д